Приключения : Приключения: прочее : Глава шестая : Нина Демина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7

вы читаете книгу




Глава шестая


Была в нашей газете рубрика 'Калейдоскоп событий', так вот этот калейдоскоп я ощутила на себе. Максимовский, услышавший мои жуткие вопли в притоне, тут же позвонил знакомой бригаде омоновцев, мало того, стал ломиться внутрь и грозить охране, упоминая притом, что задерживаемая ими гражданка очень известная в узких кругах журналистка. Все это он рассказал потом, а в тот момент я просто перестала соображать, было очень страшно.

Едва в отдалении раздался шум и возбужденные голоса, амбал, крепко державший мои руки, втолкнул в маленькую комнатку, при ближайшем рассмотрении оказавшуюся гримеркой. На меня изумленно уставились уже одевшаяся Глафира и еще какая-то девица, видно редко бывали женщины на их специфических представлениях.

В замке щелкнул ключ, и ненадолго наступила тишина. Совсем ненадолго – не прошло и двух минут, как за дверью зашумели, раздался грохот падающей мебели, крики и мат.

Мы с девицами переглянулись – похоже, им, как и мне было не по себе, и на всякий случай отошли подальше от двери. И не зря – внезапно раздался грохот, дверь рухнула, и я увидела бледного, несмотря на загар, Максимовского.

Роман схватил меня, и затряс, спрашивая:

– Цела? Они тебя не тронули? Травмы есть? Да что ты молчишь?!

От шока я онемела, только разводила руками и мотала головой.

Потом нас долго держали в отделении, выясняли, какого черта меня понесло в этот подвал. Пришлось сослаться на расследование, и предъявить журналистское удостоверение. Макс все время был около меня, принес водички, держал за руку.

Тима я так и не видела, поэтому не знала, задержали его или нет.

Когда же нас отпустили, Максимовский не разрешил мне ехать домой, привез к себе.

– Тебе одной нельзя, – объяснил он, – да и ехать к подружке тоже. Пришлось бы ей рассказать все, а это под запретом, так что твоей подружкой сегодня буду я. А завтра, утречком, в редакцию – отчитаемся, потом статейку набросаем, пока Плавный одобряет анонс.

И я согласилась. Приехали, выпили вина, Роман настоял, сказал надо стресс снять.

Я сразу вспомнила свой сон, потом события произошедшие ночью, от запоздалого страха меня замутило, оказывается, все это время я находилась в шоке и только сейчас осознала то, что мне угрожало. Меня рвало в ванной комнате, а Максимовский стучал в дверь и требовал, чтобы я открыла, потом требования сменились просьбами и ласковыми уговорами. Я умылась, приняла душ и вышла к не на шутку встревоженному напарнику в естественном обличье – без следа косметики, влажными, собранными в хвост волосами, и в белом, обернутом вокруг тела полотенце.

– Ну, наконец-то! – Макс подхватил меня на руки, и понес в заранее приготовленную постель. В этой ситуации наше сближение было чем-то само собой разумеющимся, как будто по-другому и быть не могло. Мы скрепляли наш союз сумасшедшими объятиями, горячими поцелуями и нежными ласками.

Проснулась я резко, чьи-то руки обнимали меня, но глаз не открыла, прислушиваясь к чужому частому дыханию. Роман прижал меня к себе, обнаруживая свое желание. Ну, вот и добилась, дорогая, теперь ты возглавляешь список Максимовского.

Выпив приготовленный заботливым Романом кофе, я заявила, что мне необходимо переодеться – не могу же я появиться в мега-холдинге в одежде, не предназначенной для рабочего дня. Мы подъехали к дому в одиннадцать часов утра, еще не было слишком жарко, и местные старушки, сидевшие на скамейке, с любопытством рассматривали моего кавалера. Я попросила Максимовского подождать меня в машине, но нет, поплелся за мной, теперь весь дом будет знать, что 'воображала Парамонова, из второго подъезда' встречается сразу с двумя парнями.

Недолго повозившись с заедающим замком, мы вошли в квартиру. Я сразу обратила внимание на духоту, хотя, уехав на свидание с Тимом, оставляла открытой балконные окна и дверь. 'Может родители приезжали? – подумала я. – Мама боится воров и грозовых ливней, и еще неизвестно, кого больше'. Но с другой стороны мои давно бы позвонили, и спросили, почему дочка не приехала домой ночевать.

Я вошла в комнату, и замерла от удивления – в центре, на полу, стояла пятилитровая банка, в которую было засунуто что-то похожее на большой кулек мятой серой бумаги. В кульке что-то шевелилось… я подошла ближе, как вдруг из банки начали вылетать осы, и теперь я увидела, что они были везде! Истошно завопив, я рванула к выходу, чуть не сбив с ног обалдевшего Максимовского. Он моментально сориентировался, вытолкнул меня из квартиры и захлопнул дверь. Я бежала вниз, только мелькали лестничные пролеты, и сзади слышался топот ног Максимовского. Старушки на лавочках зашушукались с удвоенной силой, когда мы пулей вылетели из подъезда.

– Укусы есть? – едва переведя дух, спросил Роман.

– Н-не знаю, в-вроде нет, – заикаясь ответила я.

Внешне Максимовский был не напуган, а скорее удивлен оперативности наших недругов.

– Сейчас экстерминаторов вызову, – сказал он, дотронувшись до моих похолодевших пальцев. – Можешь отдать кому-нибудь ключи от квартиры?

– В п-принципе могу…

– Объясни ситуацию, – посоветовал он, – мол, так и так, приедут, обработают квартиру от насекомых, а ключи заберешь потом.

Я кивнула, и пошла к старушкам. Бабульки оживились, стали расспрашивать, и с удовольствием согласились помочь – хоть какое-то развлечение на целый день.

Лишь только мы появились на пороге нашей редакции, сразу из-за перегородок вылезли любопытные головы, и раздались приветственные возгласы.

– Привет, привет!

– Парамонова, уже наслышаны о том, как ты накрыла притон!

Неужели мы с Максимовским так долго отсутствовали? Скорей всего новости просочились от тех, кто работает с городским криминалом. Представляю, какие были у них лица, когда они узнали, что скандал спровоцировала не в меру любопытная журналистка.

Пробираясь к моему рабочему месту, мы вдруг услышали громкие возмущенные крики:

– Опять Парамонова! Как же надоела эта льстивая сучка! Все ей, и расследования, и гонорары повышенные! А что мне? Мне анимэшная вечеринка 'Кос-плей' в парке Рокосовского, да меня уже тошнит от всех этих анимэ, эмо и готов!

При нашем появлении наступила полная тишина, возмущавшаяся несправедливостью Шварева, а это была именно она, будто поперхнулась своими словами.

– Чем тебе не угодили представители этих славных субкультур, Ликочка? – спросил Максимовский, крутя на пальце ключи от автомобиля.

Шварева быстро поменялась в лице – секунду назад бледная от праведного гнева, сейчас она зарозовелась, расплылась улыбкой и сексуальным голосом проворковала:

– Максик, сладкий мой, какими судьбами? Неужто ко мне зашел?

А меня словно и не было, вроде как я прозрачная, ни привета, ни ответа. Ну что ж, беседуйте… Бросив Романа, не ожидавшего от меня такого маневра, и гордо подняв голову, я направилась к своему загончику. Навстречу торопился Лопатин, по его лицу было видно, что новости он уже слышал.

– Ну, Алка, ты даешь! У новостников шум до небес, накрыли элитарный притон, уйму народища повязали, их регалии даже шепотом не стоит произносить… А кто развалил подпольный развлекательный бизнес? Кто бы вы думали? Наша Парамонова! Я чуть кофе не подавился…

У себя за спиной я почувствовала присутствие Максимовского, его запах окутал меня, проник под кожу, заставил прикрыть глаза, осторожно втягивая тонкий аромат ноздрями. Череда странных событий не помешала мне превратиться в самку…

– Поздравляю, – ревниво произнес Лопатин, обращаясь к Роману, – о вас говорят во всех редакциях холдинга. Герои дня.

– Спасибо, – мой любовник отреагировал на похвалу коллеги захватом моей руки, и я почувствовала его дыхание в моих волосах. Он тоже обнюхивал меня, вот до чего довел нас основной инстинкт – мы становимся животными.

– Я смотрю у вас все в порядке… – пробормотал Лопатин, и откланялся, – пойду, дел много.

Посмотрев вслед уходящему эрзацу, я устало опустилась в кресло, и включила системный блок. Максимовский пристроился рядом, молча положив ладонь на мое колено.

– Перестать демонстрировать всем, что спишь со мной… – строго сказала я.

– Неужели выглядит демонстративно? – наигранно удивился Роман, поглаживая мое бедро. – А я ведь искренне рад, что с нами это произошло.

Как же приятны были мне его слова, только ни в коем случае не следует показывать мою радость. Я украдкой вздохнула, и, решив не обращать внимания на нечаянные ласки Максимовского, открыла папку с расследованием.

– Ну, скажи, наконец, что ты обо всем этом думаешь? – спросила я напарника.

– Думаю, таким незатейливым образом тебя хотели предупредить, чтобы помалкивала, – тут же отозвался Роман, – и не совала нос в дела сводни.

– Соглашусь, – его слова подтвердили мои мысли. – И что мы делать будем?

Максимовский оживился.

– Во-первых, тебе нельзя возвращаться домой. Поживешь у меня, – я окинула его подозрительным взглядом, и он оговорился, – какое-то время. Ну, пойми, это только начало, а уж как статья выйдет… Я нужен тебе, Парамонова.

– Кто бы возражал против такого соседства, – усмехнулась я, – но у меня есть родители, так что я вполне могу переждать тревогу на даче.

– Я уверен, что в первую очередь искать тебя будут там, – сказал Максимовский.

– Ну, в принципе, ты прав.

– Так что, решено? – снова спросил он.

– Давай дальше.

А дальше Максимовский расписал все преимущества совместного проживания, это и завершение статьи, и моя безопасность, и, конечно, любовные упражнения в уютной Максовой постельке. Если скажу, что живописание показалось мне не привлекательным, то погрешу против истины – Роман мне безумно нравился, да что там, я была влюблена. Влюблена! Впервые, после того, как благодаря Никите Вересову, разочаровалась в сильной половине человечества. Даже нашествие ос на мою квартиру не вывело меня из любовного состояния, страх только увеличил его, а мой спаситель стал еще более желанным.

Но оставался еще один важный момент – в моей квартире остался ноутбук, для подстраховки я скидывала все на электронный адрес рабочего компьютера, но мой проверенный товарищ был мне просто необходим. Да и одежда мне нужна, откровенно клубный наряд будничным днем смотрится немного вызывающе. Об этом я и сказала Максу.

– Ключи надо забрать, и проверить, как обезвредили квартиру, – произнесла я. – Как думаешь, а трупики ос они за собой убрали? Или придется…

Видя ужас в моих глазах, и мурашки, покрывшие обнаженные предплечья, Максимовский спросил:

– Неужели ты их так боишься?

– Ужасно боюсь, с детства их не любила, а после фильма, где юного Макколея Калкина насмерть закусали пчелы, я стараюсь избегать с ними встреч.

– Интересная информация, – скрестил длинные пальцы Роман. – А кто из твоих знакомых знал о твоей фобии?

– Университетские подруги… и все те, кто бывал у нас на даче. Там я становлюсь наиболее уязвимой.

Максимовский задумался, изредка поглядывая на меня. Я тоже хмурила брови, стараясь вспомнить, мои последние столкновения с насекомыми. Недавно совсем, на даче… я прыгаю и машу руками, а рядом…

– Костик! – завопила я, словно на меня сошло озарение.

– Кто такой?

– Персонаж один, причем очень подозрительный. И как я могла забыть о нем?!

– Чем подозрительный, Парамонова? – обнял мои плечи Роман.

Я перевела дыхание, собираясь выложить все свои подозрения.

– Сейчас расскажу, – начала я. – Познакомилась с ним после первого свидания купленного у сводни. Я тогда сбежала от претендента, выскочила из ресторана, да неудачно, упала – сломала каблук, ободрала колени. Вот тут он меня и подобрал.

– Подобрал?

– С асфальта поднял, – пояснила я, – в машину посадил и домой отвез. Правда я и от него сбежала.

– Хм, а почему?

– Представь, он решил, что я проститутка! – возмутилась я. – Ну, я ему и подыграла, так он стал ко мне в сутенеры набиваться.

– Прямо так и заявил? – переспросил Макс. – Типа, хочу стать сутенером?

– Нет, прямо не заявлял, – ответила я, – но сказал, что хотел бы присматривать за мной, чтоб не обидели.

– И все? – удивился напарник. – Чего ж здесь подозрительного – парень хотел деньжат подзаработать. Разве нет?

– А вот и нет. На следующий день я снова 'случайно' сталкиваюсь с ним, и снова после того, как сбегаю от нового знакомого из альбома сводни.

Максимовский заинтересовался совпадением:

– И чем закончилась ваша встреча?

– Ну, как обычно… – замялась я.

– А как обычно?

– Я от него сбежала!

– Блин, Парамонова, вроде не маленькая, – улыбнулся Максимовский, а я залилась румянцем.

– Это еще не все, – продолжила я. – Помнишь, в первый день нашей совместной работы, ты проводил меня до дома?

– Помню, – рассмеялся мой любовник. – Ты ловко ускользнула тогда от меня, но я еще не знал, что это твоя привычка!

Он притянул меня к себе, наш поцелуй был страстный, но не продолжительный.

– Слушай, – я мягко отстранила Романа, и выложила остальное, – Костик, ждал меня у подъезда, и предложил подвезти на дачу. Я ему телефон свой начеркала на бумаге, а там написано – Парадиз. А я как раз из Парадиза! И решила, разузнаю у него, зачем шпионил, да толком ничего не узнала, он все жениховством меня пугал…

– Подозрительно, да, – согласился Роман, – но осы тут причем?

– Так вот, на даче он узнал, что я боюсь ос.

Максимовский нахмурил брови, о чем-то задумался на минуту, потом спросил:

– Это было в тот день, когда я приехал за тобой?

– Да, – ответила я, ощущая себя глупой девчонкой.

Макс недовольно фыркнул, с подозрением посмотрел на меня, в тот момент я могла поклясться, что на языке у него вертится вопрос: а не спала ли я с Константином?

– Какая ты неразборчивая, тащишь в дом малознакомых людей с улицы! – услышала я.

– И как тебе такое пришло в голову?

Я обрадовалась, что он не скатился к банальной ревности, и не стал мучить меня неприятными вопросами.

– Ну, вроде он нормальным мне показался, – мяукнула я.

– Показался… драть тебя некому, Парамонова, – любовно произнес Максимовский, чувствовалось, что он готов взять эту миссию на себя.

– Иногда ошибаюсь в людях, – призналась я, в том, что со мной действительно случалось – две мои лучшие подруги сначала были мне неприятны, мы ссорились и откровенно враждовали, но время расставило все по местам.

– А со мной ты ошиблась? Я ведь чувствовал, что ты относишься ко мне с настороженностью.

И было за что! Я тут же хотела огласить список его любовных побед, но не смогла…

Говорящая голова ненавистной Шваревой появилась над моей перегородкой.

– Парамонова, – прокуренным контральто запела Лика, – ты что, забыла накраситься?

Я тебя сразу и не узнала.

– Дома не ночевала, а у любовника еще нет моей косметички, – легко ответила я, вдруг позеленевшей от злости Шваревой.

А вот с ней, моей заклятой подружкой Ликой, сначала были неразлучны, как одноименные попугайчики. Мы были ровесницами, вкусы наши сходились, даже сейчас это видно, стоит только взглянуть на Максимовского, интересы были взаимными, и мы много времени проводили вместе. Но очень быстро акулья хватка моей приятельницы дала о себе знать, и у меня стали пропадать парни, темы, деньги…

От слепоты я излечилась быстро, стоило только заикнуться Лике, что я знаю о ее хитростях, как она оскалила зубы, и заявила, что ненавидит меня, ух, как ненавидит! С тех пор так и повелось, весь мега-холдинг знал о нашей неприязни, и когда нашему отделу засветила отличная международная командировка, то Шварева разбилась в доску, чтобы получить ее. Увы, я осталась с носом, но была рада, что Шварева на какое-то время исчезла с моего горизонта.



Содержание:
 0  Приключения Аллы Парамоновой, журналистки и девицы на выданье : Нина Демина  1  Глава вторая : Нина Демина
 2  Глава третья : Нина Демина  3  Глава четвертая : Нина Демина
 4  Глава пятая : Нина Демина  5  вы читаете: Глава шестая : Нина Демина
 6  Глава седьмая : Нина Демина  7  Глава восьмая : Нина Демина



 




sitemap