Старинное : Античная литература : Парод

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12

вы читаете книгу




Парод

Тригей


Всяк скорей бери лопаты, и канаты, и кирки!
Потрудиться предстоит нам, всем на радость, в добрый час!

На орхестру выходит хор из поселян, разделенный на два полухория. С ним множество всякого народа, представители греческих городов и т. д.


Предводитель хора


Смело, други, поспешите, избавленья близок день.
О всеэллинское племя! Друг за друга встанем все,
Бросим гневные раздоры и кровавую вражду!
Светит нам весенний праздник, букам-ламахам назло!

(Тригею.)


Объясни теперь, что делать, главарем в работе будь!
Все мы твердо порешили: не уйдем домой, пока
Бечевою, рычагами вновь на землю не вернем
Величайшую богиню, покровительницу лоз.

Хор шумно пляшет.


Тригей


Помолчите ж! Пляской вашей, громко, радостно крича,
Там внутри разворошите вы Раздор, и вспыхнет он.

Предводитель хора


Веселимся мы и рады, услыхавши от тебя,
Что еды на трое суток призывным не надо брать.

Хор продолжает плясать.


Тригей


Тише, чтобы в преисподней Кербера не разбудить,[15]
Чтобы гомоном и гамом, словно в городе у нас,
Он сладчайшую богиню нам спасти не помешал.

Предводитель хора


Ну уж нет! Ничто на свете не отнимет Тишину.
Только бы она досталась в руки нам! Хо-хо-хо-хо!

Хор продолжает плясать.


Тригей


Все погубите вы. Стойте! Если будете орать,
Враг прискочит и растопчет все тяжелою ногой.

Предводитель хора


Пусть бушует, сколько хочет, пусть грохочет и стучит!
Не оставим мы веселья в этот расчудесный день!

Хор продолжает плясать.


Тригей


Вот беда! Сбесились, что ли? Бросьте, ради всех богов!
Нашу славную затею пляской сгубите вконец.

Предводитель хора


Не хочу плясать я вовсе. Но от радости, гляди,
Хоть стою на месте, ноги сами ходят ходуном.

Пляшут.


Тригей


Но и этому не время. Бросьте, бросьте танцевать!

Предводитель хора


Вот уж бросили мы, видишь.

Продолжают плясать.


Тригей


На словах. А пляс идет.

Предводитель хора


Ну, еще разок вприсядку! Скоком-боком хоть разок!

Продолжают плясать.


Тригей


Ну, еще разок – и хватит. Перестаньте же скакать.

Предводитель хора


Если пляс наш делу вреден, мы не будем танцевать.

Продолжают плясать.


Тригей


Вижу, пляшете вы все же!

Предводитель хора


Зевс свидетель! Раз еще
Ногу правую поднимем и притопнем – и конец!

Пляшут.


Тригей


Напоследок позволяю, чтобы не ругаться нам.

Предводитель хора


Левая нога за правой в пляску просится сама.
Счастлив я. Свищу, ликую, и кряхчу, и хохочу.
Словно злую старость сбросил, так я рад, что кинул щит.

Пляшут.


Тригей


Рано, рано веселитесь! Не дался еще успех.
Вот когда спасем богиню, смейтесь, веселитесь все!
И вопите и орите!
Будет нам заботой – дрыхнуть,
Обжираться, обниматься
И по ярмаркам шататься,
Напиваться, наряжаться,
Волочиться
И кричать: «Хо-хо-хо-хо!»

Первое полухорие

Строфа


Как увидеть я хочу
Этот долгожданный день!
Сколько вынес я невзгод,
На соломе жесткой спал,
Как железный Формион.
А теперь судьей не буду
Черствым, сумрачным и злым.

Тригей


Нрав сердитый умягчивши, вы не будете ворчать?

Первое полухорие


Буду ласков, весел, мил,
Буду снова молодым,
Позабыв тревоги войн.
Сколько лет уж мучат нас
Все походы да походы,
Гонят нас туда, сюда,
То в Ликей, то из Ликея,[16]
Со щитом, с копьем в руке.

Предводитель полухория


Расскажи же, что нам делать, чем нам другу услужить!
Господином и владыкой дал тебя нам добрый рок.

Тригей


Куда свалить нам камни, погляжу сейчас.

(Идет к пещере.)


Из ворот дворца появляется Гермес.

Гермес


Наглец, негодник, что ты делать думаешь?

Тригей


Да ничего худого. Словно Килликон.[17]

Гермес


Погибнешь, шаромыжник!

Тригей


Если жребий даст.
Но с жеребьевкой ловок ты мошенничать.

Гермес


Конец тебе: подохнешь!

Тригей


Завтра к вечеру?

Гермес


Сейчас же.

Тригей


Ничего я не купил себе,
Ни сыра, ни муки. Не приготовился.

Гермес


Считай себя избитым!

Тригей


Почему ж это
Такого я блаженства не почувствовал?

Гермес


Но знаешь разве, смерть назначил Зевс тому,
Кто даст свободу Тишине.

Тригей


Наверное,
Мне, значит, надо умереть?

Гермес


Уверен будь!

Тригей


Тогда на поросенка дай мне драхмы три!
Принять хочу пред смертью посвящение.

Гермес


О Зевс, метатель молний!

Тригей


Ради всех богов
Не выдавай же, господин, молю тебя.

Гермес


Молчать не стану.

Три гей


Вспомни о говядинке,
О жертвах, что тебе я приносил, любя!

Гермес


Чудак! Да Зевс угробит самого меня,
Когда не буду горло драть, орать, кричать.

Тригей


Гермесик, горла не дери, прошу, прошу!

(Хору.)


Что же с вами сталось, други, что стоите, очумев?
Ну, кричите же, лентяи, чтобы он не закричал!

Второе полухорие

Антистрофа


Ни за что, Гермес владыка, ни за что! Ни-ни-ни-ни!
Сладкую, сочную
Поросятину в подарок принимал ты от меня.
Вспомни о былых угодьях в нашей нынешней беде.

Тригей


Слышишь, чтут тебя и славят, милосердный государь!

Второе полухорие


Не гневись на нас, умильных богомольцев!
И дозволь
Дать свободу Тишине.
О щедрейший из богов,
К людям благосклоннейший!
Если ты Писандра шлемы ненавидишь и щиты,[18]
Шествия священные,
Жертвоприношения,
Праздники великие
Обещаем вечно мы тебе.

Тригей


О, снизойди к их голосу, молю тебя!
Они сейчас смиренней, чем когда-либо.

Гермес


Нет, вороватей нынче, чем когда-либо.

Тригей


Тебе открою тайну очень важную,
Всем божествам большой бедой грозящую.

Гермес


Ну, говори! Быть может, убедишь меня.

Тригей


Луна-Селена и мошенник Гелиос
Давно уж против вас готовят заговор,
Предать хотят они Элладу варварам.

Гермес


Но почему же?

Тригей


Потому, свидетель Зевс,
Что мы приносим жертвы вам, а варвары –
Луне и солнцу. Потому, естественно,
Они хотят нас всех замучить до смерти,
Чтоб у божеств отнять все посвящения.

Гермес


Крадут они давно уж наши праздники
И гложут дни, катясь без толку по небу.

Тригей


А потому, любезнейший Гермес, возьмись
За дело с нами, помоги добыть ее!
И в честь тебя Панафинеи справим мы
И все другие празднества великие,
Мистерии, Диполии, Адонии.[19]
И государства прочие, уйдя от бед,
Молить Гермеса будут, избавителя.
Получишь много всяческих угод. И я
Тебе дарю вот этот золотой кувшин!

Подносит ему подарок.


Гермес

(любуется подарком)


Как жалостлив я сердцем к золотым вещам.

(Отходит в сторону.)


Тригей

(хору)


Дело, граждане, за вами! В ход лопаты и кирки!

Предводитель хора


Поскорее, веселее, оттащите камни прочь!
За работу мы возьмемся, ты ж, мудрейший из богов,
Будь в артели нашей старшим. Приказанья отдавай
И увидишь: будем скоро и прилежно работать.

Тригей


Проворней чашу протяни мне! Чашу мы
Винцом наполним и богам помолимся!

Гермес

(с золотым кувшином в руках)


Возлиянье! Возлиянье!
Все молчите! Все молчите!

Предводитель хора


Мы, возлияя, молимся, чтоб радостей
Началом стал для эллинов идущий день.
И кто сегодня за канат хватается,
Пусть не возьмется больше никогда за меч.

Тригей


О нет! Пусть в мире сладком он проводит жизнь
У камелька с веселою подружкою.

Гермес


А кто войну не может разлюбить никак…

Тригей


Пусть вечно тот занозы копий острые,
Кряхтя, из ребер тащит, с божьей помощью.

Гермес


А кто к походам страстью одержим, тебя,
Владычица, мешает воскресить на свет…

Тригей


Пусть с ним случится в битве, что с Клеонимом.

Гермес


А тот кольчужник или продавец щитов,
Кто мира враг, а друг своей лишь прибыли…

Тригей


Пусть у разбойников в плену жрет хлеб сухой.

Гермес


И кто, гонясь за властью полководческой,
Не тянет с нами, раб, побег замысливший…

Тригей


На колесо поднять его и выстегать!
А нам пускай поможет сребролукий Феб!

Гермес


Про лук не надо! Феба одного зови!

Тригей


Приди, приди к нам! Феба одного зову
И с ним Харит, Гермеса, Афродиту, Ор.[20]

Гермес


Но не Ареса?

Тригей


Нет!

Гермес


Не Посейдона?

Тригей


Нет!

Гермес и Тригей возлияют жертву. Хор и Города хватаются за канат и приготавливаются отвалить камень от пещеры, где скрывается Тишина.


Предводитель хора


За бечеву возьмемся и потянем, эй!

Гермес

Строфа


Еще раз!

Хор


Сама пойдет!

Гермес


Потянем!

Хор


Еще разок!

Гермес


Потянем! Потянем!

Тригей

(подходит к тянущим)


Почему же, ребята, не тянете вы,
За канат не схватились? Надулись чего?
Чтоб подохли вы все, беотийцы!

Гермес


Еще раз!

Тригей


Еще разок!

Предводитель хора


Но вы оба не тянете также?

Тригей


Я ж тяну, как могу, налегаю вовсю,
Запрягаюсь в канат, выбиваюсь из сил.

Предводитель хора


А работишка все же ни с места.

Тригей


Эй, Ламах, ты мешаешь, зря расселся здесь!
Нам ни к чему, дружище, это пугало!

Гермес


Аргивяне нисколько не усердствуют,
Они смеются над трудами нашими.
Сосут двух маток, хлеб едят у двух господ.

Тригей


Зато лаконцы, милый, тянут здорово.

Предводитель хора


Но знаешь что? Из них одни колодники
Вовсю хлопочут. Только не велит кузнец.

Гермес


Нет толку и в мегарцах. Тянут врозь они,
Точь-в-точь щенки, вцепившиеся в кости хрящ.
Они от голодухи обессилели.

Тригей


Так ничего не сделать вам! Смелей, друзья,
Единым духом все возьмемся сызнова!

(Тянут за канат.)


Гермес

Антистрофа


Еще раз!

Тригей


Потянем!

Гермес


Подернем!

Тригей


Еще разок!

Гермес


Понемногу идет!

Тригей


Дело дрянь! Никуда!
Эти тянут вперед, а другие назад!
Эй, аргивяне! Будете биты!

Поселяне и Города снова принимаются тянуть.


Гермес


Еще раз!

Тригей


Еще разок!

Предводитель хора


Затесались предатели, видно, меж нас!

Тригей


Но хоть вы, ведь по миру давно вас свербит,
Хорошенько возьмитесь, тяните дружней!

Предводитель хора


Тянем мы. Да другие мешают.

Гермес


Эй вы, мегарцы, убирайтесь к воронам!
Богиня ненавидит вас. Ей помнится,
Вы чесноком ее натерли первые.
Вам говорю, афиняне: схватились вы
Не так, как надо, и без толку тянете.
Судить-рядить – одно лишь вы умеете.
Когда богиню воскресить желаете,
Податься ближе к побережью надо вам.

Гермес и Тригей разгоняют Города и другой пришлый народ. Остается один хор поселян, который берется заново за канат.


Предводитель хора


За дело примемся одни! Эй, други-земледельцы!

Принимаются тянуть.


Гермес


Работа спорится у вас. На лад идет отлично!

Предводитель хора


Сказал он: «спорится»! Дружней! Пусть напряжется каждый!

Тянут.


Тригей


Одни лишь земледельцы мир вам возвратить сумеют.

Хор


Раз еще потяни!

Гермес


Немного остается!

Хор


Не отставать! Еще разок!
Потянем здорово! Наддай!

Гермес


Покончено! Готово!

Хор


Еще разок! Пойдет, пойдет!
Сама пойдет! Сама пойдет!
Еще, еще, еще разок!

Тянут. Камень отвален. Из пещеры подымается богиня Тишина, с нею – нимфы Жатва и Ярмарка.


Тригей


Подательница лоз! О, что скажу тебе,
Где взять мне слово тысячекувшинное,
Чтобы тебя приветить: в доме нет таких!
Здорово, Жатва! Ярмарка, тебе привет!
Как ты красива, Ярмарка любезная!
Как веет от тебя на сердце сладостно –
Концом походов, миром и маслинами.

Гермес


А заодно солдатским ранцем, может быть?

Тригей


На воинскую сбрую я плевать хочу.
Воняет чесноком она и уксусом.
Здесь – Жатва, угощенье, Дионисии,
Софокла песни, флейты, соловьиный свист,
Стишонки Еврипида.

Гермес


Замолчи! Не лги
На госпожу. Не может ей понравиться
Поэт сутяг, певец судейской кляузы.

Тригей


Здесь плющ, овец блеянье, виноградный сок,
В поля идущих женщин груди круглые,
Разлитые ковши, служанки пьяные,
Других утех без счета.

Гермес


Но гляди сюда!
Друг с другом кротко Города беседуют,
Смеются радостные, примиренные,
Хотя в ужасных синяках, в царапинах,
С продавленными головами, в ссадинах.

Тригей


Теперь взгляни на зрителей! Написано
У них на лицах ремесло.

Гермес


И верно ведь.

Тригей


Сидит там, видишь, мастер оружейных дел
И рвет в печали волосы.

Гермес


А рядом с ним
Мотыжник плюнул в рожу оружейнику.

Тригей


Ковач плугов, ты видишь, как доволен он,
В ребро он двинул мастера копейного.

Гермес


Скажи же поселянам, пусть домой идут!

Тригей


Услышь, народ! Велим мы земледельцам всем,
Орудья снарядивши, выходить в поля.
Бросьте щит скорей, и дротик, и проклятое копье!
Дышит воздух весь чудесной плодоносной Тишиной.
Все спешите на работу в поле с песнями, вперед!

Предводитель хора


День счастливый, день желанный для хозяев-поселян!
Увидав тебя, с весельем я встречаю сад родной.
Вижу смоквы, что когда-то я мальчишкой посадил.
Вас приветствовать я счастлив после долгих-долгих лет!

Тригей


Други милые, богине мы помолимся сперва,
Той, что нас освободила от султанов и горгон.
На дорогу купим вкусный полоточек балыка
И отправимся в веселье восвояси по домам!

Гермес


Посейдон свидетель, славной собрались вы здесь толпой!
Встали густо, встали плотно, словно праздничный пирог.

Тригей


Видит Зевс, блестит мотыга навостренным лезвием
И на солнышке сверкают вилы зубьями тремя!
Как чудесно, как нарядно выстроились их ряды!
Как мне хочется вернуться поскорей на хутор мой
И перекопать лопатой залежалый чернозем!
Братья, вспомните, как прежде
Мы живали под покровом
Тишины богини милой!
Вспомните о тех вареньях,
Об изюме, черносливе
И о соке виноградном,
О фиалках у колодца.
О серебряных маслинах,
Ненаглядных,
А за это все богине
Вознесите похвалу!

Первое полухорие

Строфа


Здравствуй, здравствуй, дорогая,
Славен будь твой приход!
Стосковались по тебе.
Страсть томила нас давно
Возвратиться на поля.
Ты – наш клад, богатство наше, золотая Тишина!
Свет и счастье ты для всех,
Кто боронит, сеет, жнет!
Всяким изобилием,
Милостью, щедротами
Нас благословила ты!
Ты – спасенье земледельца, каши ячневой горшок!
Низко кланяются лозы и смоковные побеги,
Все, что зреет, все, что зеленеет на земле,
Тебе шлет привет
И смеется!

Предводитель хора


Только где ж она скрывалась столько долгих тяжких лет?
Ты, среди богов добрейший, расскажи нам, научи!

Гермес


К вам, хозяевам, почтенным земледельцам, речь моя.
Слушайте, чтоб знать и помнить, как погибла Тишина.
Начал Фидий злополучный, первый он нанес удар,[21]
А затем Перикл. Боялся он невзгоды для себя.
Ваших прихотей страшился, ваши зубы злые знал.
Чтобы самому не сгибнуть, в город он метнул пожар.
Бросил маленькую искру – о мегарянах закон.
И раздул войну такую, что у эллинов глаза
Выжег дым до слез горючих. Плакал здесь народ и там.
Услыхав про это, лозы грозно начали шуметь,
В гневе бочки застучали, друг на дружку наскочив,
И конца не стало сваре. Так погибла Тишина.

Тригей


Слов таких, клянусь я Фебом, не слыхал ни от кого.
Не догадывался даже, что якшался Фидий с ней.

Предводитель хора


Не слыхал и я доселе. Значит, потому она
Так красива, что в родстве с ним. Многого не знаем мы.

Гермес


Вам подвластные тотчас же услыхали города,
Как, ощерив яро зубы, вы грызетесь меж собой.
Стали строить злые козни, испугавшись податей.
Тяжким золотом лакейских подкупили вожаков.
Те – бесчестны и корыстны, лицемерные друзья –
Подло выгнали богиню, жадно подняли войну.
Но и там богатых прибыль стала злом для поселян!
За отместкой полетели стаи наших кораблей
И сожрали у безвинных смоквы спелые в садах.

Тригей


Поделом! Повырубали смоквы и в моем саду.
Посадил я их, взлелеял, вырастил своей рукой.

Предводитель хора


Поделом, дружок, по праву! Ведь каменьями они
Шестиведерную бочку у меня разбили в щепь.

Гермес


А когда собрался в город, кинув нивы, сельский люд,
Невдомек, что продают их здесь и там одной ценой.
Сад растоптан виноградный, и маслин родимых нет, –
И на болтунов с надеждой стал глядеть бедняк. А те
Знают, что для них находка – нищий и без сил народ,
И дрекольем двуязычным прочь прогнали Тишину.
Та частенько возвращалась, нашу родину любя,
А они купцов союзных, словно яблоню в саду,
Обколачивали палкой с визгом: «Он Брасиду друг!»
Вы ж бросались на опадки и скулили, как щенки.
Побледневший, изможденный, город в ужасе поник,
Жадно клевету любую проглотить он был готов.
А союзники, увидев, как терзают их и бьют,
Стали золотом червонным засыпать горланам рот.
Страшно те разбогатели. Обнищала вся страна.
Ничего-то вы не знали. А кожевник был во всем
Виноват.

Тригей


Гермес владыка! Помолчи, не называй!
Под землей, куда ушел он, не тревожь его, оставь!
Он уж стал теперь не нашим, он тебе принадлежит.
Все, что про него ты скажешь,
Что плутом он жил негодным,
Болтуном, лгуном, пройдохой,
И задрыгой и задирой, –
Это все сейчас ты скажешь
Про клеврета своего.

Хор пляшет.

(Обращаясь к Тишине, стоящей неподвижно.)


Но ты-то почему молчишь, владычица?

Гермес


Не подарит она ни слова зрителям:
За муки все она на них разгневана.

Тригей


Так пусть с тобой поговорит хоть чуточку!

Гермес


Что думаешь о них, скажи мне, милая,
Красавица, Доспехов Ненавистница!

(Как бы перешептывается с Тишиной.)


Так, слышу, слышу. Жалуешься? Понял все!
Узнайте, почему она так сердится:
Сама она пришла к вам после Пилоса
С котомкой, договоров полной доверху.
Над ней в собранье трижды насмеялись вы.

Тригей


Мы согрешили, верно. Но уж ты прости!
Ушел у нас весь разум в кожу в те поры.[22]

Гермес


О чем сейчас меня спросила, слушайте!

(Как бы пошептавшись с Тишиной.)


Из здешних кто ей самый беспощадный враг
И кто ей друг и битв противник яростный?

Тригей


Всех больше ненавидит Клеоним войну.

Гермес


А в деле боевом слывет каким у вас
Вот этот самый Клеоним?..

Тригей


Душою храбр,
Зато не сын он вовсе своего отца.
Подкидыш он, чуть попадет в сражение,
Подкидывает щит свой обязательно.

Гермес


Еще о чем меня спросила, слушайте!

(С тою же игрой.)


На Пниксе кто сейчас владеет кафедрой?

Тригей


Гипербол свил гнездо себе на месте том.
Но что с тобою? Вертишь головой зачем?

Гермес


Да, отвернулась. Ей презренен город ваш
За то, что проходимца вожаком избрал.

Тригей


За ним никто и не идет. Но город наш
Сейчас остался без опеки, сир и гол,
И с горя проходимцем препоясался.

Гермес


А городу какая ж в этом выгода?

Тригей


В Совете нам полезен он.

Гермес


Но как, скажи?

Тригей


Да, видишь: ламповщик он.[23] До него в делах
Порой впотьмах блуждали мы и ощупью,
Сейчас же все решаем в чадном дыме ламп.

Гермес

(как бы пошептавшись с Тишиной)


Ого-го!
О чем сейчас велела мне спросить.

Тригей


О чем?

Гермес


О многом старом, что она оставила.
Во-первых, о Софокле. Как он здравствует?

Тригей


Здоров. Но с ним творятся чудеса.

Гермес


А что?

Тригей


Да из Софокла вдруг он Симонидом стал.[24]

Гермес


Как Симонидом?

Тригей


Старец и дряхлец, пошел
Он за наживой в море на соломинке.

Гермес


А жив Кратин хитрейший?[25]

Тригей


Умер он в тот год,
Как был набег спартанцев.

Гермес


Умер как?

Тригей


Да так!
Свалил удар. Разбилось сердце старое,
Когда с вином бочонок стали в щепы бить.

(Обратившись к Тишине.)


А сколько бедствий город испытал других!
Нет, никогда с тобой мы не расстанемся!

Гермес


Так что же. В жены Жатву ты возьми себе,
На хуторе живи с ней, чтоб росли у вас,
Цвели и зрели грозди виноградные!

Тригей

(обнимает Жатву)


Так подойди ж и дай поцеловать тебя,
Красотка! Вредно, думаешь, Гермес дружок,
Поспать мне будет с Жатвой после долгих лет?

Гермес


Нет, коль запьешь настойкою полынною.
Возьми с собой и Ярмарку. И отведи
Ее в Совет. Там место ей законное!

Тригей


Совет, блаженство ждет тебя с женой такой!
Какая будет выпивка трехдневная,
Жратва какая: почки, пышки, потрохи!
Гермес дражайший, будь здоров!

Гермес


И ты, прощай!
Дружок, будь весел и не забывай меня!

Тригей

(собираясь в путь)


Эй, жук! Сюда! Пора лететь домой, домой.

Гермес


Нигде жука не видно.

Тригей


А куда ушел?

Гермес


Впряженный в колесницу Зевса, молнии
Влачит.

Тригей


Бедняга! Чем же он прокормится?

Гермес


Сыт будет Ганимедовой амвросией.[26]

Тригей


А как мне вниз спуститься?

Гермес


Не робей! Вот здесь
Сойдешь, с самой богиней рядом.

Тригей

(Жатве и Ярмарке)


Милые!
Сюда за мной скорей идите! Многие
Вас ждут, желаньем налитые сладостным.

Тригей и нимфы спускаются вниз и покидают орхестру. Хор остается один.


Содержание:
 0  Тишина  1  Пролог
 2  Эписодий первый  3  Эписодий второй
 4  вы читаете: Парод  5  Парабаса
 6  Эписодий третий  7  Эписодий четвертый
 8  Малая парабаса  9  Эписодий пятый
 10  Эписодий шестой  11  Эксод
 12  Использовалась литература : Тишина    



 




sitemap