Старинное : Древнеевропейская литература : История бриттов с комментариями : Ненний

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

Ненний (лат. Nennius) - валлийский историк VIII-IX века, автор «Истории бриттов» (лат. Historia brittonum), где описывается история Британии от заселения острова до эпохи короля Артура (VI в.) и приводятся отдельные данные по более поздним периодам.

Имя и биография уэльского ученого Ненния спорны: в предисловии он называется себя учеником епископа Эльводуга (Эльвода), о кончине которого в 809 году сообщают валлийские анналы. «История бриттов» дошла в нескольких редакциях: пространной, краткой с предисловием и краткой без предисловия.

Произведение Ненния остаётся одним из основных письменных источников по истории раннесредневековой Англии. «История бриттов» повествует о римском владычестве, набегах пиктов, скоттов и саксов и их борьбе с бриттами, появлении германских племен (англов и саксов) в Британии, англосаксонском завоевания Британии. Фактически «История бриттов» является компиляцией из Иеронима, ирландских и англосаксонских анналов, эпических поэм бриттов; кроме того, она содержит одну из ранних версий истории о происхождении ирландцев, которая позднее была разработана в «Книге захватов Ирландии». Повествование бессистемно, мало достоверно. Впервые появляется легенда о «короле Артуре», которого Ненний называет римским именем Арторий, считая его вождем бриттов, одержавшим двенадцать побед над германцами. Последняя среди них - при горе Бадон. Легендарная традиция связывает Артория с Амброзием Аврелианом. Ненний подробно рассказывает предание о Хенгесте и Хорсе. Кроме того, в «Истории бриттов» изложена генеалогия англосаксонских королей до 796 г. Средневековый ирландский перевод Ненния (так называемая Lebor Breatnach) также является ценным историческим источником.

Ненний История Бриттов (Historia Brittonum)

(пер. А. С. Бобовича)

Текст воспроизведен по изданиям: Гальфрид Монмутский. История бриттов. Жизнь Мерлина. М. 1984


Известно более 30 рукописей «Истории бриттов». Наиболее ранние датируются IX или Х в., самые поздние – XIII или даже XIV в. В ряде рукописей авторство приписано Гильдасу. Ненний как автор этого сочинения называется редко. Перед нами, видимо,- компиляция. В тексте можно выделить ряд интерполяций и добавлений, автором которых был, скорее всего, Ненний, Первоначальный текст до нас не дошел, но существует его ирландский перевод XI в.

В 1884 г. «Историю бриттов» опубликовал Т. Моммзен, в 1929 г. – Э. Фараль.

Настоящий перевод сделан с латинского текста, опубликованного известным французским медиевистом Ф. Лотом в его книге «Nennius e.t l'Historia brittonum». P., 1934). В основу публикации Ф. Лотом были положены рукописи, хранящиеся в Лондоне, в Британском музее («Harleianus 3859» и «Cotton, Vesp. DXXI-«Н», «К»); добавлены «предисловие» Ненния и стихи из одной поздней рукописи (Cantabrigensis, Corpus Christi college, N 139).

Известен перевод «Истории бриттов» на английский язык: «Six Old English Chronicles/Ed. by J. A. Giles. L., 1848.


Наикратчайшее описание острова Британии[1]каковое составил Ненний, ученик Эльводуга

Я, Ненний, ученик Эльводуга[2], постарался записать некоторые известия, каковыми пренебрегла косность народа Британии, ибо не обладая никаким опытом в этом, ученые мужи нашего острова не оставили в своих книгах ни малейшего упоминания о происходившем на нем. Я же собрал все, что нашел, как из анналов римлян[3], так и из сочинений святых отцов, то есть Иеронима Евсевия[4], Исидора[5], Проспера[6], равно как и из анналов скоттов и саксов[7], а также из изустного предания наших предков, о чем уже пытались, но безуспешно, написать многие ученые мужи и хранители книг; не знаю, какие препятствия помешали им в этом, то ли бесконечно частые моровые поветрия, то ли бедствия бесчисленных войн. Смиренно прошу, пусть всякий читатель, который прочтет эту книгу, снисходительно отнесется ко мне, каковой после столь многих осмелился писать о столь многом, уподобляя себя щебечущей без умолку птице или какому-нибудь недобросовестному судье. Уступаю дорогу тому, кто в таких делах более сведущ и более опытен, нежели я.

Стихи Ненния к Самуилу, сыну наставника его Беулана[8], священнослужителя, мужа великой набожности, для коего он, Ненний, и написал эту историю:


Добрых радетель трудов, учитель с пленительной речью.
Радость тебе и почет в католической церкви святой.
Молимся все мы: да твой не иссякнет ручей животворный.
Матери и отцу Самуил был дарован Христом.
Мать пусть хвалу вознесет, вместе с сыном, слугою навечно.
Пусть будут здравы они долгие годы с тобой. Стихи того же Ненния:
Грешник, писавший тремя, как подобает, перстами,
Да сохранит он глаза и прочие члены свои.
«Эу» он зовется и «бен», всего лишь пять букв, всем известных.
О шести веках мира[9]

1. От сотворения мира до потопа – 2242 года. От потопа до Авраама[10]- 942 года. От Авраама до Моисея[11]- 640 лет. От Моисея до Давида – 500 лет.


2. От Давида до Навуходоносора[12]- 569 лет.

От Адама до возвращения из вавилонского пленения[13]- 4879 лет.


3. От возвращения из вавилонского пленения до Христа – 566 лет. От Адама до Страстей Христовых – 5228 лет.


4. От Страстей Христовых миновало 796 лет. От Рождества его – 831 год.


5. Итак, первый век мира – от Адама до Ноя[14].

Второй – от Ноя до Авраама.

Третий – от Авраама до Давида.

Четвертый – от Давида до Даниила[15].

Пятый – от Даниила до Иоанна Крестителя.


6. Шестой – от Иоанна Крестителя до суда, на который придет господь наш Иисус Христос судить огнем живущих и мертвых и все сущее на земле.


7. Постараюсь, следуя преданию древних, описать остров Британию. Остров Британия назван так по имени Бритта[16], сына Изиокона[17], который был сыном Алана[18]из рода Иафетова[19], или, как говорят другие, по имени Брута[20], римского консула. Этот остров, находясь западнее северной Африки, простирается в длину на восемьсот миль, в ширину – на двести. На нем существует двадцать восемь городов и бесчисленное множество высоких мест с бесчисленными замками, построенными из камня и кирпича, и на этом острове обитают четыре народа: скотты, пикты, саксы и бритты[21].


8. Близ него расположены три больших острова, один из которых лежит против Арморики и называется инис Гвейт[22]; второй расположен посреди моря между Ибернией и Британией и его название Эвбония или Манау[23]; третий расположен у северных пределов Британии за страной пиктов и называется Орк[24]. Когда заходит речь о судьях или королях, то обычно употребляют старинное выражение: «Он правил Британией с тремя островами».


9. На острове Британия существует множество рек, каковые текут в разные стороны, то есть на восток, на запад, на юг и на север, но две реки превосходят известностью все прочие реки, а именно Темза и Сабрина, которые являются как бы двумя руками Британии и по которым испокон века приплывали суда с ценными грузами ради торговли. Бритты испокон века считали, что они населяют весь остров от моря до моря.


10. Если кто пожелает узнать, в какое время после потопа был заселен наш остров[25], то на этот счет я располагаю противоречивыми сведениями. В летописях римлян сказано так: после троянской войны Эней с сыном Асканием прибыл в Италию и, одолев Турна, взял себе в супруги Лавинию, дочь Латина, сына Фавна[26], сына Пика, сына Сатурна, а после смерти Латина стал властителем царства римлян. Асканий основал Альбу. Эней же, войдя к жене своей, породил сына по имени Сильвий[27]. Сильвий взял за себя жену, и она зачала. Когда Энею стало известно, что невестка его беременна[28], он послал гонца к своему сыну Асканию, дабы тот направил своего прорицателя осмотреть жену Сильвия и выяснить, что у нее во чреве, младенец мужского или женского пола. Прорицатель осмотрел женщину и возвратился; он сказал Асканию, что дитя в чреве женщины – мальчик и что будет он «сыном смерти», ибо убьет своего отца и свою мать и станет ненавистен всем людям. За это прорицание Асканий убил прорицателя. Случилось так, что мать мальчика умерла в родах; его взрастили и нарекли Бриттом.

Вот родословная этого ненавистного Бритта[29], к которому мы, бритты, восходим, сколько бы скотты, коим происхождение их неизвестно, ни утверждали, будто он их прародитель. Итак, Бритт был сыном Сильвия, сына Аскания, сына Энея, сына Анхиза, сына Капена, сына Асарака, сына Троса, сына Эрехтония, сына Дардана, сына Юпитера из рода Хама[30], который был проклят отцом своим Ноем, так как взирал на него и смеялся над ним. У Троса было два сына Илий и Асарак. Илий основал город Илион[31], а перед тем породил Ламедона, каковой был отцом Приама. Асарак породил Капена, каковой был отцом Анхиза. Анхиз породил Энея, а Эней был отцом Аскания.

Для тебя, Самуил, чадо моего наставника пресвитера Беулана, написал я на этой странице то, что было мной найдено. Но эта родословная не записана ни в одной книге бриттов, была же она записана в мыслях писавшего.

Спустя долгое время после предвещания прорицателя Бритт, играя с другими детьми, не намеренно, а случайно убил стрелою своего отца, и, изгнанный из Италии, стал скитальцем. Он добрался до островов Тирренского моря, но был изгнан греками из-за убийства Турна, которое совершил Эней. Наконец, Бритт прибыл к галлам и там основал город туронов, который ныне называется Турн[32]. Позднее он прибыл на этот остров, получивший название от его имени, то есть на остров Британию, заселил его своим семенем и там обитал. С того самого дня и посейчас Британия обитаема.


О царствовании Энея, Аскания, Сильвия, Бритта и Постума

11. Что до Энея, то он три года был царем у латинов; а Асканий тридцать семь лет; после него двенадцать лет царствовал у них сын Энея Сильвий и тридцать девять лет – Постум[33]. По имени Сильвия цари альбанов прозываются Сильвиями. Бритт был братом Постума. В пору царствования Бритта в Британии первосвященник Илий[34]судил в Израиле, а именно тогда чужестранцы завладели кивотом Завета[35]. Брат Бритта Постум царствовал у латинов.


12. По прошествии многих лет – не менее девятисот – прибыли пикты и заняли острова, называемые Оркадскими; позднее, устраивая набеги с названных островов, они разорили многие области на северном побережье Британии и их захватили. Они остаются там и поныне, владея третьей частью Британии.


Об испытанном скоттами или о том, когда они завладели Ибернией

13. Последними прибыли скотты в Ибернию из испанских земель[36]. Первым с тысячей мужчин и женщин прибыл сюда Партолом, и численность этих скоттов возросла до четырех тысяч, но потом напала на них моровая язва, и все они в одну неделю погибли, так что никого не осталось в живых. Вторым прибыл в Ибернию некий Нимет, сын Агномина, который, как говорят, плыл по морю полтора года. Но так как его ладьи были разбиты, он высадился на сушу в Ибернии и пребывал там многие годы. Но снова пустившись со всеми своими в плаванье, он возвратился в Испанию. Затем сюда прибыли три сына испанского воина. У них было тридцать циул[37]с тридцатью женами на каждой циуле, и они оставались тут в течение года. Впоследствии они увидели посреди моря стеклянную башню[38]и, разглядев на башне людей, пытались вступить с ними в беседу, но те упорно хранили молчание. И они поспешили в море на всех циулах своих вместе со всеми женщинами, чтобы осадить эту башню, оставив на берегу лишь одну циулу, разбитую бурями, на которой находилось тридцать мужей и столько же женщин. Остальные суда отплыли, чтобы захватить башню, но когда они высадились на сушу, которая ее окружала, на них хлынуло море, и все они утонули, и ни единый из них не спасся, а потомками тех, чья циула, будучи поврежденной, не последовала за остальными, и поныне полна вся Иберния. Позднее, прибывая понемногу из испанских земель, скотты заняли тут многие области.


14. Наконец прибыл сюда Дамхоктор и поселился здесь со всем своим родом, который и посейчас обитает в Ибернии. Исторет, сын Историна, овладел со своими людьми Дальриетой[39]в Британии, а Буилк со своими – островом Эвбонией и другими островами поблизости от нее. Сыновья Льетана[40]захватили земли в стране деметов и в других областях, а именно Гухир и Цетгвели[41], и владели ими, пока их не изгнали из всех бриттских земель Кунеда и его сыновья.


15. Если кто пожелает узнать, когда или в какие времена Иберния пребывала необитаемой и пустынной, то наиболее сведущие из скоттов сообщили мне следующее. Когда по Чермному морю шли чада израилевы[42], гнавшиеся за ними египтяне, как повествует Писание, были поглощены его водами. Был у египтян муж знатный из Скифии[43]с многочисленной родней и множеством слуг, который, будучи изгнан из своего царства, пребывал в Египте в то время, когда египтяне были поглощены разверзшимся морем, но он не отправился вместе с ними преследовать божий народ. Уцелевшие египтяне порешили изгнать его из Египта, дабы он не захватил их страну и не подчинил ее своей власти – ведь всех их могучих мужей поглотило Чермное море, и они изгнали его. И он сорок два года странствовал со своими по Африке; миновав Озеро Солеварен, пришли они к Филистинским Алтарям и, пройдя мимо Рузикады и гор Азарских, миновали реку Мальву[44]и, перейдя Мавританию, достигли Геркулесовых Столбов[45]. Пустившись оттуда в плаванье по Тирренскому морю[46], они добрались до Испании, где и жили долгие годы; здесь они невероятно как размножились и расплодились, и численность их народа во много раз возросла. Впоследствии они приплыли в Ибернию – это произошло через тысячу и два года после гибели египтян в водах Чермного моря; в земли Дальриеты они прибыли в те времена, когда римлянами управлял Брут, вручивший власть консулам[47], а также народным трибунам и диктаторам. И консулы в течение четырехсот сорока семи лет правили государством[48], которое прежде было подчинено царской воле.

Бритты достигли Британии в третьем веке божьего мира[49]; скотты же завладели Ибернией в четвертом[50]. Скотты, которые обитают на западе, и пикты, поселившиеся на севере, объединившись, дружно и непрерывно нападали на бриттов, ибо те жили, обходясь без оружия. Спустя долгое время римляне завладели всем миром.


16. С того года, как саксы прибыли на остров Британия и до четвертого года царствования короля Мермина[51]насчитывают четыреста двадцать девять лет; от Рождества Господа нашего до прибытия к скоттам Патрика[52]- четыреста пять[53]. От смерти Патрика до кончины святой Бригиды – шестьдесят[54]. От рождения Колумбы[55]до смерти Бригиды – четыре года.

Обоснование исчисления: двадцать три круга по девятнадцати лет[56]от Воплощения Господа до прибытия Патрика в Ибернию составляют четыреста тридцать восемь лет[57]; от прибытия Патрика до девятнадцатилетнего круга, в котором мы пребываем, миновало двадцать два круга, то есть четыреста двадцать один год[58], ибо мы прожили два года из нового круга и ныне живем в третьем году.


17. Другие сведения о вышеупомянутом Бритте[59]я почерпнул в древних книгах наших предков.

Три сына Ноя разделили после потопа весь земной круг на три части. Сим свои пределы распространил в Азии, Хам – в Африке, Иафет – в Европе[60]. Из рода Иафетова первым прибыл в Европу Алан с тремя сыновьями, имена коих были: Хессицион, Арменон и Ногве[61]. У Хессициона было четыре сына, а именно: Франк, Роман, Бритт и Аламан. У Арменона было пять сыновей: Гот, Валагот, Гепид, Бургунд и Лангобард. У Ногве было три сына: Вандал, Саксон, Богвар. От Хессициона произошли четыре народа: франки, латины, аламанны[62]и бритты. От Арменона – пять: готы[63], валаготы[64], гепиды[65], бургунды[66]и лангобарды[67]. От Ногве – четыре: богвары[68], вандалы, саксы и туринги[69]. Эти народы расселились по всей Европе. Алан, как говорят, был сыном Фетебира[70], сына Оугомуна, сына Тоя, сына Боиба, сына Самсона, сына Маира, сына Этаха, сына Ауртаха, сына Эктета, сына Ота, сына Абира, сына Ра, сына Эзры, сына Израу, сына Боата, сына Иобаата, сына Иована, сына Иафета, сына Ноя, сына Ламеха, сына Матузалема, сына Еноха, сына Иарета, сына Малалееля, сына Кайнана, сына Эноса, сына Сета, сына Адама, сына бога живого. Эти сведения я отыскал в преданиях наших предков, тех, что были первыми обитателями Британии.


18. Бритты происходят от Бритта. Бритт был сыном Хессициона, Хессицион – Алана, Алан был сын Реи Сильвии[71], Рея Сильвия – дочерью Нумы Помпилия, сына Аскания[72]; Асканий был сыном Энея, сына Анхиза, сына Троса, сына Дардана, сына Флиза, сына Иувана, сына Иафета[73]. У Иафета было семь сыновей: первого звали Гомером, и от него произошли галлы, второго – Магогом, и от него – скифы и готы; третьего – Мадаем и от него – мидян[74]; четвертого -Иуваном и от него -греки; пятого -Тубалом, и от него -иберы[75], испанцы и италы: шестого- Мозохом и от него -каппадокийцы[76]; седьмого -Тирасом и от него- фракийцы[77]. Все они сыновья Иафета, сына Ноя, сына Ламеха.

Теперь я вернусь к тому, от чего отступил.


19. Подчинив своему господству весь мир, римляне отправили к бриттам послов, дабы те получили с них дань и заложников, подобно тому, как Рим их получал от всех стран и от всех островов. Бритты, однако, будучи своевольными и надменными, пренебрегли настояниями римских послов. Тогда Юлий Цезарь, который первым получил в свои руки единоличную власть[78], сильно разгневался и, прибыв в Британию на шестидесяти циулах, вошел в устье Темзы, где его суда были внезапно разбиты бурей, пока он сам воевал с Долобеллом[79], который был военачальником короля бриттов, коего звали Беллином, и сыном Миноканна[80], захватившего все острова Тирренского моря. И Юлий, потеряв воинов и разбитые бурей суда, возвратился, так и не добившись победы.


20. Спустя три года он вторично с многочисленным войском прибыл сюда[81]на трехстах циулах и вошел в устье реки, что зовется Темзой. Там римляне вступили в сражение с бриттами, в котором погибло великое множество коней и воинов Цезаря, потому что названный выше военачальник бриттов вбил на речных отмелях железные колья и подстроил прочие военные хитрости, то есть цетилоу[82]. Эти невидимые ловушки нанесли большой урон римлянам. Не добившись мира, они и на этот раз удалились. В третий раз сражение произошло близ места, которое называется Триновантом, и Цезарь стал властвовать над бриттским народом за сорок семь лет до Рождества Христова[83], а от сотворения мира в пять тысяч двести пятнадцатом году.

Итак, Юлий первым из римлян прибыл на остров Британию и покорил королевство и народ бриттов. Римляне распорядились переименовать в его честь месяц Квинтилий и называть его впредь Июлем[84]. А в мартовские иды Гая Юлия Цезаря убивают в сенате[85]и властью надо всем миром овладевает Октавиан Август. И он один, как говорит Вергилий[86], получил дань с Британии.

Пурпурный занавес вверх британнами тканными вздернут[87].


21. Вторым после Цезаря прибыл на остров Британию император Клавдий и в сорок восьмом году по Рождестве Христовом его захватил[88]. Тут он вступил в ожесточенную битву, в которой пролилось много крови, не без урона для его воинов, но все же нанес поражение бриттам. Отплыв затем на циулах, он овладел Оркадскими островами, подчинил их и наложил на них дань. В его время Британия перестала выплачивать римлянам дань, каковую вернули бриттским властителям[89]. Царствовал Клавдии тринадцать лет и восемь месяцев. Памятник ему показывают в Моганции у лангобардов; там, направляясь в Рим, он и умер[90].


22. Спустя сто шестьдесят семь лет после Рождества Христова король бриттов Луций со всеми вождями народа бриттского принял крещение от послов, направленных к нему императором римлян и римским папою Эваристом[91].


23. Третьим, кто переправился к бриттам, был император[92]Север; задавшись целью обезопасить подвластные ему области от нашествия иноземцев, он возвел оборонительную стену и насыпал вал[93]от моря до моря во всю ширину Британии протяженностью в сто тридцать две тысячи шагов, который на языке бриттов называется гвауль. Он повелел соорудить их между бриттами и пиктами, а также скоттами из-за того, что скотты с запада, а пикты с севера, ибо между ними был мир, совместно нападали на бриттов[94]. Немного спустя Север, возвратившись в Эборак, был там убит[95]вместе со своими военачальниками.


24. Четвертым прибыл сюда насильственно захвативший власть полководец и злодей Кариций[96], который совершил злодеяния и в Британии. Отплачивая за убийство Севера и всех римских военачальников, каковые вместе с ним были в Британии, Кариций предал смерти всех бриттских князьков, беспощадно отметив за Севера, и увенчал себя короной Британии.


25. Пятым прибыл в Британию Константин, сын Константина Великого. Он тут и умер[97]и его могилу, на надгробном камне которой начертана надпись, оповещающая, что он в ней покоится, показывают близ города Каир Сегейнт[98]. Он зарыл в землю, на которой построен город, как зарывают семена, три клада – золотой, серебряный и медный, дабы в этом городе, носящем также название Минмантон, никогда не было ни одного бедняка.


26. Шестым царствовал в Британии император Максим[99]. После него римской державой стали управлять консулы[100], и отныне их больше не величали цезарями. В царствование Максима прославился своими знамениями и чудесами святой Мартин[101], который беседовал с названным императором.


27. Седьмым в Британии царствовал император Максимиан[102]. Вместе со всеми бриттскими воинами он отплыл из Британии и, убив Грациана, повелителя Рима, подчинил себе всю Европу[103]. Воинов, последовавших за ним, он не пожелал отпустить в Британию к их женам и детям, а также владениям, но отдал им многие земли, простирающиеся от озера, что находится на верху горы Юпитера, вплоть до города, который называется Кант Гвик и до мыса на западе, то есть Крук Окидиент[104]. Это – армориканские бритты, и они по сей день не вернулись на родину. И именно по этой причине чужестранцы захватили Британию и обрекли ее жителей на изгнание, пока бог не придет им на помощь.

Согласно сообщениям наших предков семь римских императоров царствовали в Британии. Римляне утверждают, однако, что их было девять. Восьмым был якобы некий второй Север, который порой жил в Британии, порой отправлялся в Рим, где и скончался; девятым, как они утверждают, Констанций[105]. В Британии он царствовал в течение шестнадцати лет и на семнадцатом году своего правления умер тут же в Британии, в Эбораке.


28. До того римляне властвовали над бриттами четыреста девять лет[106]. После названного Констанция, сбросив с себя ярмо римской власти, они перестали выплачивать дань и принимать поставленных Римом властителей, дабы те правили ими, и римляне не посмели вернуться в Британию, чтобы господствовать тут и впредь, ибо бритты убили их полководцев.


29. Необходимо снова повести речь о самодержавном злодее Максимиане. Грациан с братом Валентинианом царствовал шесть лет[107]. Медиоланский епископ Амброзии[108]прославился своим ревностным служением католической вере. Валентиниан с Феодосием царствовал восемь лет[109]. На Константинопольский собор, осудивший все ереси[110], съехалось триста восемнадцать священнослужителей. Тогда вифлеемский пресвитер Иероним прославился на весь мир[111]. Пока Грациан правил всем миром, Максим, возглавил в Британии мятеж воинов, провозгласил себя императором и вскоре переправился в Галлию. Из-за предательства своего военачальника Мероблауда Грациан потерпел поражение под Паризием и, обратившись в бегство, был схвачен в Лугдуне[112]и убит. Максим назначил своим соправителем сына Виктора. Турский епископ Мартин[113]прославился превеликими чудесами. Спустя долгие годы по повелению Валентиниана и Феодосия, консулов[114], Максима хватают у третьего мильного камня от Аквилеи, срывают с него императорские одежды и предают казни[115]. Сын его Виктор в том же году, то есть в лето пять тысяч шестьсот девяностое от сотворения мира был убит в Галлии сановником Арбогастом.


30. Бритты трижды умерщвляли в Британии римских правителей[116]. Когда бриттов начинали теснить чужеземцы, а именно – скотты и пикты, они просили о помощи римлян. Тогда к ним отправляли послов; те в траурных одеяниях, посыпав головы пылью, представали пред римскими консулами и подносили им дары превеликой ценности во искупление коварных убийств римских правителей. Консулы принимали от них дорогие дары, и послы клятвенно обещали, что бритты безропотно возложат на себя ярмо римских законов, сколь бы тягостным оно ни было.

Римляне прибывали на помощь бриттам с сильнейшим войском и ставили в Британии своих властителей; поставив правителей, войско покидало бриттскую землю и возвращалось в Рим. Так бывало неоднократно на протяжении трехсот сорока восьми лет[117]. А бритты вследствие непомерной тяжести римского гнета снова убивали римских правителей, и затем снова обращались за помощью к римлянам. Те снова прибывали в Британию, дабы восстановить свою власть над нею, оказать бриттам помощь и покарать виновных, разграбив остров, они возвращались с великим триумфом в Рим со всем награбленным золотом, серебром, медью, драгоценной одеждой и медом.


31. Случилось так, что после вышеупомянутой войны – которая произошла между бриттами и римлянами[118]и в которой полководцы римлян были убиты – а также убийства захватившего самодержавную власть Максима и прекращения римского господства в Британии, бритты в течение сорока лет жили в страхе[119]. В Британии царствовал тогда Гвортигирн и, пока царствовал, трепетал пред пиктами и скоттами, страшился Амброзия и римлян[120]. Между тем прибыли три циулы с находящимися на них изгнанниками из Германии, среди коих были два брата, Хоре и Хенгист[121], сыновья Гвиктилса, сына Гвнкты, сына Гвехты, сына Водена, сына Фрелафа, сына Фрейдульфа, сына Финна, сына Фодепальда, сына Геты, который, как говорят, был сыном бога. Но это не бог богов – аминь – не бог воинств, а один из тех идолов, которым они поклонялись.

Гвортигирн принял их благосклонно и отдал им во владение остров, который на их языке называется Танет[122], а на языке бриттов Руим. Саксы были приняты Гвортигирном в правление Грациана Второго с Эквицием в году от Страстей Господних триста сорок седьмом[123].


32. При Гвортигирне прибыл в Британию святой Герман[124]ради проповеди слова Господня и прославился среди бриттов множеством явленных им чудес, причем многие люди были им спасены, а очень многие от него погибли.

Я решил, что надлежит сообщить о некоторых чудесах, сотворенных через него Господом.

Первое чудо из явленных им чудес. Был некий неправедный король и беспощадный злодей, которого звали Бенли. Святой пожелал его посетить и поспешил к неправедному королю, дабы пронять его словом Господним.

Когда божий человек со своими спутниками подошел к городским воротам, к ним вышел привратник и поздоровался с ними, и они послали его к королю, но король передал им суровый ответ и, произнеся клятву, сказал: «Пребывай они у ворот и оставайся там полный год, им все же никогда не попасть внутрь города». Пока они дожидались привратника, дабы он сообщил им сказанное самовластным злодеем, день начал склоняться к вечеру, близилась ночь, и они не знали, куда им направиться. Между тем из города вышел один из королевских слуг, поклонился божию человеку и, передав ему и его спутникам слова властелина, пригласил их в свою хижину. Они последовали за ним, и он радушно их принял. У него не было никакой живности, кроме коровы с теленком, и он заколол теленка, изжарил его и поставил пред ними. Святой Герман повелел не переламывать телячьих костей, что и было исполнено. И наутро теленок был обнаружен рядом со своей матерью здравый и невредимый.


33. Встав поутру, святой Герман со спутниками снова направился к городу, дабы обратиться к злодею. И когда они молились и дожидались у ворот крепости, они увидели некоего поспешно бегущего мужа, с головы до ног залитого потом. Он преклонил колена перед ними, и святой Герман его спросил: «Веруешь ли в святую Троицу?», и тот ответил: «Верую». Святой Герман его окрестил, облобызал и сказал ему: «Иди с миром, в сей же час ты умрешь, и ангелы господни дожидаются тебя в небесах, дабы ты вместе с ними предстал перед Господом, в коего ты уверовал». И этот муж радостный вошел в крепость, и начальник стражи его задержал и связал; его привели пред очи злодея, и он был умерщвлен, потому что у этого гнусного злодея было в обыкновении убивать всякого, кто являлся ему служить в крепости не до, а после восхода солнца. Святой Герман и его спутники оставались весь день у городских ворот, и им все же не удалось проникнуть к злодею.


34. Как и в предшествующий день, вышеупомянутый слуга предстал пред святым Германом, и тот обратился к нему с такими словами: «Остерегись, чтобы хоть кто-нибудь из твоей семьи остался на эту ночь в крепости». И слуга воротился в крепость и вывел оттуда своих сыновей, которых было у него девять, и все они вместе со святым вернулись под вышеупомянутый кров. И повелел им святой Герман поститься и, заперев дверь, молвил: «Бдите, и буде что произойдет в крепости, не обращайте на это внимания, но непрерывно молитесь и взывайте к Господу вашему». Спустя немного тою же ночью на крепость пал небесный огонь и испепелил ее[125], а также всех пребывавших со злодеем; и до сего дня их больше не видели, а крепость не отстроена и поныне.


35. Назавтра приютивший святого Германа муж, имя коего было Кателл, уверовал в Господа и со всеми сыновьями своими был окрещен, вслед за чем крещение приняла и вся область. Святой Герман благословил его, после чего сказал: «Не быть тому, чтобы семя твое не породило короля» – был это Кателл Дурнлук – «да и ты с нынешнего дня станешь королем». Так и вышло и исполнилось сказанное пророком: «Из праха подъемлет. Он бедного, из брения возвышает нищего[126]посаждая его с вельможами – и престол славы дает им». По слову святого Германа слуга стал королем, и все сыновья его стали королями, и властители от семени их доныне правят всей областью Поуис[127].


36. Случилось так, что после поселения саксов на вышеназванном острове Танет, король Гворитгирн пообещал вдосталь снабжать их съестными припасами и одеждой. И им это пришлось по душе, и они обязались храбро сражаться с его врагами. Но когда эти чужеземцы размножились, бритты больше не смогли их кормить. А они продолжали требовать продовольствие и одежду, как им было обещано, и бритты так ответили им:

«Мы не можем больше поставлять вам продовольствие и одежду, ибо число ваше умножилось; оставьте нас, ибо в помощи вашей мы не нуждаемся». И саксы вместе с возглавлявшими их порешили нарушить мир.


37. Будучи мужем сведущим, коварным и хитрым, Хенгист, убедившись, что король бездеятелен, а народ его безоружен, замыслил предательство и обратился к королю бриттов с такими словами: «Нас немного: если хочешь, мы пошлем гонцов на родину нашу и призовем воинов из нашего края, дабы выросла численность сражающихся за тебя и за твой народ». И Гвортигирн повелел, чтобы они так поступили, и саксы послали гонцов. Посланные переправились через хлябь Фетиды[128]. Они возвратились, приведя с собою шестнадцать циул, в коих прибыли отборные воины, а на одной из этих циул прибыла дочь Хенгиста, девушка очень красивая и весьма статная. После прибытия этих циул Хенгист устроил пир Гвортигирну, его воинам и его толмачу, которого звали Керетиком. Он приказал дочери поднести им вино и сикеру[129], и они досыта наелись и перепились. И когда они так пировали, в сердце Гвортигирна вселился сам сатана, возжегший в нем вожделение к девушке, и царь через своего толмача потребовал ее у отца себе в жены, сказав: «Чего бы ты с меня ни спросил, будь то хоть половина моего королевства, все будет твоим». И Хенгист, посовещавшись со своими старейшими возрастом, приплывшими вместе с ним с острова Оггуль[130], чего ему потребовать у короля за девицу, с общего согласия потребовал область, которая на их языке называется Кантургворален, а на нашем Кент. И Гвортигирн отдал этот край саксам, хотя там тогда правил Гвойрангон, которого, ко всему, не уведомили, что его королевство передается язычникам, и он сам тайно отдан в их руки. Вот так дочь Хенгиста была выдана за Гвортигирна, и он спал с нею и очень ее любил.


38. И сказал Хенгист Гвортигирну: «Я – твой отец и советчик; ни в чем не отступай от моего совета, и ты более не будешь страшиться, что тебя когда-нибудь одолеет кто-либо или какой-либо народ, ибо народ мой несокрушим. Я призову, кроме того, моего сына и его двоюродного брата – и тот и другой отменные воины – дабы они сразились со скоттами, а ты предоставь им области, расположенные на севере близ стены, что зовется Гвауль»[131]. И Гвортигирн повелел, чтобы Хенгист их призвал, и тот призвал Окту и Эбиссу с сорока циулами. Проплывая вдоль берегов пиктов, они разорили Оркадские острова, а, высадившись на сушу, заняли многие земли по ту сторону Френесикского моря[132]вплоть до пределов пиктов, обитающих между нами и скоттами. А Хенгист продолжал мало-помалу призывать к себе циулы, так что на тех островах, откуда пришли саксы, жителей совсем не осталось. И когда пришельцы возросли в числе и окрепли, они подступили к вышеупомянутому городу кентцев.


39. Ко всем своим мерзким делам Гвортигирн добавил еще и то, что взял свою дочь себе в жены и от нее родил сына. Когда это стало известно святому Герману, он прибыл к Гвортигирну со всем духовенством бриттов, дабы его осудить. И когда собралось великое множество священнослужителей и мирян, король уговорил свою дочь предстать пред собранием, перепоручить сына попечению святого Германа и сказать, будто он – отец мальчика. И женщина поступила так, как ее подучили. Герман ласково встретил ребенка и произнес: «Я буду твоим отцом и тебя не оставлю до тех пор, пока мне не вручат нож, щипцы и еще гребень, а ты передашь их плотскому твоему отцу». Мальчик повиновался и направился к деду, плотскому своему отцу Гворитгирну и, обратившись к нему, сказал:

«Отец мой, остриги меня и причеши волосы на моей голове». Но тот промолчал и, безмолвствуя, не пожелал ответить на обращение мальчика; он поднялся со своего места и сильно разгневанный удалился с глаз святого Германа, проклятый и осужденный святым Германом и всем собранием бриттов.


40. После этого король призвал своих колдунов, дабы они указали, что ему надлежит предпринять. И те сказали: «Направься в крайние пределы твоего королевства и построй мощную крепость, в которой ты сможешь себя защитить; ведь народ, который ты поселил в твоем королевстве[133], ненавидит тебя и коварно с тобою расправится, а после смерти твоей захватит любимые тобою земли вместе со всем народом твоим». И он ушел с колдунами на поиски места для упомянутой крепости, и они обошли множество областей и краев. Но так ничего и не найдя, в конце концов, добрались до области, которая прозывается Гвинед[134]. И там, обследуя Херерские горы[135], они на одной из гор нашли место, пригодное для возведения на нем крепости. Здесь колдуны сказали королю: «Построй крепость на этом месте, ибо здесь она будет навеки наинадежнейшим для тебя укрытием от чужеземцев». Гвортигирн собрал отовсюду работников, а именно каменщиков, и свез туда бревна и камень. Но после того, как было заготовлено потребное для постройки, однажды ночью все заготовленное бесследно исчезло, и он трижды приказывал снова собрать все необходимое, но ничего не добился. И Гвортигирн, опять призвав к себе колдунов, спросил у них, в чем причина этой напасти и что здесь происходит. Они на это ответили: «Пока ты не отыщешь ребенка, у которого нет отца, и этот ребенок не будет убит, а земля, на которой ты собираешься возвести крепость, окроплена его кровью, крепость никоим образом никогда не будет построена».


41. И, вняв их совету, он по всей Британии разослал гонцов, дабы те разыскали ребенка, у которого нет отца. Обойдя множество областей и краев, они добрались до равнины Эллети[136], которая находится в области носящей название Глегвиссинг[137]. Здесь они заметили играющих в мяч подростков. Между двумя из них внезапно вспыхнула ссора, и один прокричал другому: «О человек, у которого кет отца, не взять тебе верх надо мной!» Тогда гонцы тщательно расспросили мальчика и всех остальных и стали допытываться у его матери, есть ли у ее сына отец. На это она ответила отрицательно: «Я и сама не знаю, как он был зачат в чреве моем, я знаю только одно, что во всю мою жизнь я не познала мужчины». И она им поклялась, что отца у мальчика нет. И гонцы Гвортигирна взяли с собою мальчика и доставили его пред лицо короля.


42. Наутро стеклась толпа, дабы присутствовать при умерщвлении мальчика. И мальчик, обратившись к королю сказал: «Для чего твои люди меня привели к тебе?» Король ответил: «Дабы ты был умерщвлен, и твоя кровь окропила землю, и на ней можно было возвести крепость». На это мальчик сказал королю: «Кто тебе объявил об этом?» Король ответил:

«Так возвестили мне мои колдуны». Тогда мальчик промолвил: «Пусть их призовут ко мне». Колдунов привели, и мальчик обратил к ним такие слова: «Кто вам объявил, что эта крепость должна быть окроплена моей кровью, а если не будет окроплена моей кровью, ее вовек не построить?» Колдуны ничего не ответили, и мальчик, снова возвысив голос, произнес:

«Пусть знает тот, кто указал на меня, что я разъясню все лишь тебе одному, о король, и открою истину, а твоих колдунов я спрашиваю: «Что сокрыто в этом месте под землей? Пусть они укажут тебе, что находится здесь под землей». Но колдуны ответили: «Мы не знаем». На это мальчик сказал: «Под слоем земли находится водоем; подите, раскопайте ее, и вы его обнаружите». Они пошли и стали раскапывать землю, и она провалилась. И мальчик спросил колдунов: «Укажите, что находится в водоеме?» Они промолчали, ибо ничего не могли сказать ему. Тогда он сказал:

«А я вам это открою; там два чана, и вы их обнаружите». Они подошли и увидели их. «А что в этих закрытых чанах? – спросил у колдунов мальчик. Они и на этот раз промолчали. Тогда он объявил: «Внутри них находится холст; откройте их, и вы его обнаружите». Король повелел открыть чаны, и в них были обнаружены свернутые холсты, как и предсказал мальчик. И он снова спросил колдунов: «А что сокрыто внутри холстов, теперь расскажите об этом». Им это также было неведомо. Мальчик им разъяснил: «Здесь пребывают два змия, один белый, другой багряный; разверните холсты». Холсты развернули и в них обнаружили двух погруженных в сон змиев. И мальчик сказал: «Подождите и посмотрите, как эти змии поступят». А змии принялись гнать друг друга[138]; белый всем туловищем старался оттеснить багряного на середину холста, и они трижды вступали в борьбу. Багряный змий, который вначале казался более слабым, а как выяснилось позднее, превосходил силою белого, прогнал того прочь с холста. Тогда они, друг друга преследуя, очутились вне водоема, и холст исчез. Мальчик снова спросил колдунов: «А что означает дивное это знамение, явленное только что на холсте?» Те произнесли: «Мы не знаем». И мальчик молвил: «Сия тайна открыта мне, и я вас к ней приобщу: холст-образ твоего королевства, о король; два змия, то два дракона; багряный дракон – твой, а водоем образ нашего мира. Белый дракон – дракон народа, что захватил в Британии множество областей и подчинил себе множество обитающих в ней народов, и он будет властвовать в ней почти от моря до моря. Но в последующем поднимется наш народ и вышвырнет народ англов за море[139]. Ты же ступай отсюда, ибо тебе не построить здесь крепости, и обойди многие земли, дабы обрести для себя безопасное обиталище, а я тут останусь». Тогда король обратился к подростку с вопросом: «А как твое имя?» Гот ответил: «Мое имя Амброзии, или, говоря по-иному – Эмбреис Гулетик»[140]. Еще король спросил мальчика: «А какого ты рода-племени?», на что получил ответ: «Мой отец- консул и происходит из римлян»[141]. И король отдал ему во владение место, где собирался построить крепость, вместе со всеми княжествами западного побережья Британии, а сам с колдунами отправился на северное ее побережье и достиг области, которая называется Гвунесси[142]и построил там город, названный по его имени Каир Гвортигирн.


43. Между тем Гвортемир, сын Гвортигирна, упорно сражался с Хенгистом и Хорсом и их соплеменниками и прогнал их на вышеназванный остров Танет и, трижды заперев их на нем, осаждал, разбивал, уничтожал и устрашал саксов. И они послали гонцов, призывая из-за моря циулы с огромным количеством храбрых воинов, после чего сражались с королями нашего племени; иногда они побеждали и распространяли свои пределы, иногда их побеждали и прогоняли.


44. Гвортемир ожесточенно сразился с ними в четырех битвах: первая битва произошла на реке Дергвентид[143], вторая -у брода, что называется на их языке Эписфорд[144], а на нашем – Ритергабайл, где пал Хорс с сыном Гвортигирна, которого звали Категирн: третья разразилась на поле близ камня с могильною надписью на берегу Галльского моря[145]; в ней чужеземцы были побеждены, а Гвортемир вышел из нее победителем, тогда как они были обращены в бегство, тонули, добирались до своих циул и трусливо укрывались в них. Спустя короткое время Гвортемир умер. Перед смертью он обратился к своим соратникам, наказав им предать его тело земле на берегу моря в гавани, из которой саксы ушли: «Я на этом настаиваю; пускай владеют они гаванью в какой-нибудь другой части Британии – здесь уже им вовеки не бывать». Соратники пренебрегли, однако, его приказанием и не погребли его там, где он велел.


45. Чужеземцы возвратились в большом числе, так как Гвортигирн из-за своей жены был их другом. И не было никого, кто бы отважно дерзнул их отразить – ведь они захватили Британию не благодаря своей доблести, но по воле господней. А кто может противиться воле господней и против нее устоял! Чего пожелает господь, то он и творит, властвуя над всеми народами и управляя ими.

После смерти Гвортемира, сына короля Гвортигирна, и возвращения Хенгиста и его полчищ, саксы возымели коварный умысел завлечь обманом Гвортигирна со всем его войском. И они отправили к Гвортигирну послов, дабы те заключили с ним мир, и между ними установилась бы нерушимая дружба. Гвортигирн, созвав своих старейших возрастом на совещание, обсудил с ними, как следует им поступить, и все единодушно решили, что надлежит заключить мир с саксами. После этого послы возвратились к своим, и было решено на совете, чтобы бритты и саксы сошлись без оружия в назначенном месте, дабы установить между собою прочную дружбу.


46. Хенгист повелел своим телохранителям и приближенным спрятать ножи в подшивке обуви и добавил: «Когда я обращусь к вам и крикну:

«о саксы, энимит саксас»[146], вынимайте тотчас же ваши ножи и бросайтесь на бриттов, и отважно их бейте, но короля их никоим образом не умерщвляйте, потому что я отдал в жены ему мою дочь, а захватите живым; так будет выгоднее для нас, ибо, когда он окажется в наших руках, ему придется позаботиться о своем выкупе».

Итак, саксы отправились на встречу с бриттами, и, сойдясь в назначенном месте, сели по-дружески вперемешку с ними за пиршественные столы и затеяли оживленную беседу, тая, однако, в душе, наподобие лис, предательский замысел. Хенгист, как предупреждал об этом заранее, возгласил условленные слова, и все триста знатнейших приближенных короля Гвортигирна были тут же заколоты. Он один был схвачен живым и брошен в оковы и вынужден был отдать, как выкуп за свою жизнь, несколько областей, а именно Эстсакс[147], Сутсакс[148]и Мидельсекс[149].


47. Между тем святой Герман убеждал Гвортигирна вернуться к господу и пресечь свою преступную связь[150], но тот трусливо бежал до той области, которая по его имени получила название Гвортигирниаун[151], дабы скрыться там со своими женами. Но святой Герман вместе со всем духовенством бриттов прибыл туда вслед за ним и там оставался сорок дней и сорок ночей, молясь на скале и пребывая день и ночь напролет на ногах. А Гвортигирн и на этот раз бесславно пустился в бегство и добрался до крепости Гвортигирна, что находится в краю деметов[152]у реки Тейби[153]. Святой Герман, по своему обыкновению, со всеми своими священнослужителями двинулся вслед за ним, и они, постясь пребывали там, по повелению свыше, три дня и три ночи, а на четвертую около полуночного часа крепость, объятая внезапно ниспосланным с неба огнем, рухнула и обратилась в прах. Вместе со всеми бывшими с ним, а также со своими женами Гвортигирн погиб. Таков был конец Гвортигирна, как я обнаружил в книге святого Германа[154].


48 Другие по иному рассказали об этом. После того, как Гвортигирна возненавидели за грехи все его соотечественники, как могущественные, так и немощные, как рабы, так и свободные, как монахи, так и миряне, как малые, так и великие мира сего, он, перебираясь с места на место, стал блуждать по стране, пока его сердце не разорвалось, и он умер бесславно. Рассказывали и так: в ночь, когда сгорела твердыня короля, разверзлась земля и его поглотила – вот почему не нашли ни королевских останков, ни останков тех, кто вместе с ним сгорел в крепости.

У Гвортигирна было три сына: первый – Гвортемир, который, как мы выше сказали, сражался с чужеземцами; второй – Категирн; третий- Пасцент, царствовавший после смерти отца в двух областях Буелт[155]и Гвортигирниаун, дарованных ему Амброзием, верховным среди бриттских властителей. Четвертым был Фавст[156], рожденный им от своей дочери; святой Герман его окрестил, взрастил и воспитал. Этот Фавст основал крупное поселение на реке, которая зовется Ренис[157], и оно существует поныне. У Гвортигирна была одна дочь, чьим сыном и был святой Фавст.


49. Вот родословная Гвортигирна, если проследить ее вспять – до истоков: Фернмайл ныне царствует[158]только в двух областях Буелт и Гвортигирниаун, он – сын Теудубра. Теудубр, царь Буелтской области, был сыном Пасцента, сына Гвоидканта, сына Мориуда, сына Элдата. сына Элдока, сына Паула, сына Мепурита, сына Бриаката, сына Пасцента, сына Гвортигирна Гвортенеу[159], сына Гвитаула, сына Гвитолина, сына Глова. Три брата Бонус, Паул, Паурон были сыновьями Глова, который построил большой город на берегу реки Сабрины, на бриттском языке прозывающийся Каир Глов, а на языке саксов Глоецестер. О Гвортигирне и его роде достаточно. После смерти Гвортигирна святой Герман вернулся на родину.


50. Святой Патрик был в то время пленником скоттов[160]; его господина звали Милху, и у этого Милху он был свинопасом. На семнадцатом году жизни он возвратился из плена и волею божией постиг Священное писание и, достигнув Рима, долгое время там пребывал, стремясь прочитать и проникнуть в божественные тайны священных книг. Спустя семь лет после его прибытия в Рим по повелению папы римского епископа Целестина[161]был впервые направлен к скоттам для обращения их в веру Христову епископ Палладий. Но господь бог, наслав сильные бури, не попустил его выполнить это – ведь никто на земле не может достигнуть чего-либо, если это ему не будет даровано свыше. И, отвернув от Ибернии, вышеназванный Палладий прибыл в Британию и скончался там в земле пиктов.


51. Узнав о смерти епископа Палладия, папа римский Целестин и ангел божий, коего звали Виктором, по совету и настоянию святого Германа, епископа, в царствование императоров Феодосия и Валентиниана, отправляют для обращения скоттов в Христову веру второго посланника, то есть Патрика. Вместе с ним Герман послал к главному епископу, весьма достойному человеку, проживавшему поблизости от короля Аматея, также старца Сегера. Там святой, заранее зная обо всем, что ожидает его, был возведен в царствование Аматея в епископский сан и наречен Патриком – ведь прежде его звали Мауном. Ауксилий, Изерин и другие одновременно с ним были рукоположены и облечены не столь высоким священным саном.


52. Приняв благословения и совершив все подобающее во имя святой Троицы, он взошел на готовое отплыть судно и прибыл в Британию, где проповедовал немногие дни, после чего, преодолев все превратности плаванья, при попутном ветре с превеликой быстротой переправился через Ибернское море. Груженное заморскими товарами и сокровищами духовными судно достигло Ибернии, и святой Патрик окрестил тамошних жителей.


53. От сотворения мира до крещения ибернцев насчитывается пять тысяч триста тридцать лет. Проповедь истинной веры Патрик начал на пятый год царствования короля Лойгара.


54. Таким образом святой Патрик в течение сорока лет проповедовал чужестранцам христово евангелие, совершал апостольские чудеса, возвращая слепым зрение, а глухим -слух, исцелял прокаженных, изгонял из тел человеческих одержавших их бесов; он воскресил девять покойников, выкупил на свои средства множество пленников обоего пола, составил триста шестьдесят пять или даже больше молитвословов. Основал столько же, то есть триста шестьдесят пять церквей. Рукоположил триста шестьдесят пять или даже более епископов, в коих обитал дух божий. В священнический сан он возвел около трех тысяч человек и обратил в веру христову и окрестил лишь в области Конахта[162]двенадцать тысяч; кроме того, в один день Патрик окрестил семерых королей, сыновей короля Амолгита. Сорок дней и сорок ночей постился Патрик на вершине холма Эйле[163], то есть Круахан Эйле, где, находясь под открытым небом, смиренно обратился к всевышнему с тремя мольбами о тех ибернцах, которые приняли святую веру. Первая его мольба, как говорят скотты, состояла в том, чтобы всякий, хотя бы подойдя к пределу жизни своей, покаялся; вторая, чтобы никогда не истребляли их чужестранцы; третья, чтобы никто из ибернцев не дожил до суда божьего, но ради святого Патрика окончил жизнь за семь лет до этого дня. Патрик благословил народы Ибернии, находясь на том же холме, на который взошел, дабы помолиться за них и узреть плоды своих трудов им на пользу. И слетелись к нему неисчислимые многоцветные птицы, дабы он благословил также и их, и это обозначает, что все святые обоего пола родом из ибернцев в день страшного суда предстанут ему, своему отцу и наставнику, чтобы последовать за ним на судилище. Позднее в благостной старости он вознесся туда, где ныне вкушает и вовеки будет вкушать безмятежную радость. Аминь.


55. В жизненных обстоятельствах Моисея и Патрика четырежды отмечается полное сходство, это – беседа с ангелом, вещавшим из неопалимой купины[164], второе – пост на горе в течение сорока дней и сорока ночей[165], третье – оба они достигли ста двадцати лет[166], четвертое – никто не знает, где их могилы[167], ибо погребены они были скрытно от всех. Пятнадцать лет проведя в плену, Патрик на своем двадцать пятом году королем Аматеем назначается святым епископом и восемьдесят пять лет проповедовал в Ибернии слово господне. Надлежало бы подробнее рассказать о святом Патрике, но ради краткости изложения я пожелал сократить мой рассказ.


56. В это время саксы возрастали в численности и усиливались в Британии. После смерти Хенгиста, его сын Окта передвинулся с левой стороны Британии к королевству кантов[168], и от него происходят короли последних. В те дни сражался с ними военачальник Артур совместно с королями бриттов. Он же был главою войска. Первая битва произошла в устье реки, которая называется Глейн[169]. Вторая, третья и четвертая, равно как и пятая – у другой реки, носящей название Дубглас[170]и находящейся в области Линнуис[171]. Шестая – у реки, именуемой Бассас[172]. Седьмая битва произошла в Целидонском лесу[173], иначе Кат Койт Целидон. Восьмая битва состоялась у стен замка Гвиннион[174], и в ней Артур носил на своих плечах изображение святой непорочной девы Марии; в этот день язычники были обращены в бегство и по изволению господа нашего Иисуса и святой девы Марии, его родительницы, великое множество их здесь было истреблено. Девятая битва разразилась в Городе Легиона[175]. Десятую битву Артур провел на берегу реки, что зовется Трибруит[176]. Одиннадцатая была на горе, которая называется Агнед[177]. Двенадцатая произошла на горе Бадона[178]; в ней от руки Артура пало в один день девятьсот шестьдесят вражеских воинов, и поразил их не кто иной, как единолично Артур. Во всех упомянутых битвах он одержал верх. А саксы, так как во всех этих битвах были повержены, запрашивая из Германии помощь, непрерывно возрастали в числе и призывали к себе королей из Германии, дабы те царствовали над ними в Британии, и так продолжалось вплоть до того времени, в которое царствовал Ида, сын Эоббы: он стал первым королем Земли Беорники[179].


57. Воден породил Бельдега[180], породил Беорнека, породил Гехбронда, породил Алузона, породил Ингвека, породил Эдибрита, породил Оссу, породил Эоббу, породил Иду.

У Иды от королевы Беарнох было семь сыновей, имена коих: Адда, Элдрик, Декдрик, Эдрик, Деотер, Осмер и Эалдрик.

Эалдрик породил Эдльфрида то есть Эдльфреда Флезаура. У него тоже было семь сыновей: Анфрид, Освальд, Осви, Осгид, Осгуд, Ослаф, Оффа. Осгид породил Алкфрида, Элфгвина и Эгфрида. Эгфрид повел войну против своего двоюродного брата по имени Бирдей, который был королем пиктов, и пал в ней со всем цветом своего войска, а пикты со своим королем одержали победу и со времени этой битвы, именуемой Гвейт Лин Гаран[181], саксы амброны никогда не оправились в такой мере, чтобы потребовать от пиктов выплаты дани. У Осгида было две жены, из коих одна звалась Риммелт, дочь Ройта, сына Рума, другая – Энфлед, дочь Эдвина, сына Элле.


58. О родословной королей Кантии. Хенгист породил Окту, породил Оссу, породил Эорморика, породил Эадлберта, породил Эадлбальда, породил Эркумберта, породил Эгберта.


59. О происхождении королей восточных англов.

Воден породил Кассера, породил Титинона, породил Тригила, породил Родмунта, породил Риппана, породил Гвиллема Гвеху, который первым царствовал в Британии над народом восточных англов. Гвеха породил Гуффу, породил Тидила, породил Экни, породил Эдрика, породил Алдула, породил Элрика.


60. О родословной мерсийцев[182].

Воден породил Гведолгейта, породил Гвеагона, породил Гвитлега, породил Гвердмунда, породил Оффу, породил Онгена, породил Эамера, породил Пуббу. У Пуббы было двенадцать сыновей, из коих двое мне известны более остальных, это Пенда и Эва.

Эадлрит сын Пенды, Пенда сын Пуббы.

Эадлбальд, сын Алгвинга, сына Эвы, сына Пенды, сына Пуббы.

Эгфрид[183], сын Оффы, сына Думинферта, сына Эандульфа, сына Оссульфа, сына Эвы, сына Пуббы.


61. О королях Дейры[184].

Воден породил Бельдейга, Бронд породил Сиггара, породил Себалда, породил Зегулфа, породил Соемила, который первый отделил Дейру от Берники. Соемил породил Сгвертинга, породил Гвилглиса, породил Усфреана, породил Иффи, породил Улли, Эдгвина.

Осфрид и Эадфрид были сыновьями Эдгвина и вместе с ним пали в битве при Мейцене[185], и после этого королевство никогда больше не восстанавливалось, так как в этой битве никто из его рода не уцелел, но все были истреблены войском Катгублауна[186], короля страны Гвинед.

Осви породил Эгфрида – Эгфрида Элгвина[187],- породил Ослаха, породил Алуна, породил Адлсинга, породил Эхуна, породил Ослафа.

Ида породил Эдрика, породил Эгульфа, породил Лиодгвальда, породил Эату – Эату Улинмаура – породил Эадбрита и Эгберта[188], епископа, который был первым епископом из их народа.

Ида, сын Эоббы, владел областями по северному берегу Хумбрского моря в продолжение двенадцати лет и объединил крепость (то есть Дин) Гвейрм[189]и Гурд Бернейх, которые до того были двумя различными областями, в одну единственную, то есть Деур а Бернейх, на языке англов – Дейра и Берника.


62. Дутигирн в это время ожесточенно сражался с англами. Тогда прославились своими стихами Тальгерн Татагвен[190], и Анейрин[191], и Таллиессин[192]и Блухбард[193]и Циан[194], который прозван Гвеинт Гваут; все они в одно время прославились своими стихами на языке бриттов.

У бриттов, то есть в области Гвинед, царствовал великий король Майлгун[195], ибо его прапрадед, а именно Кунедаг со своими сыновьями, коих было у него восемь, передвинулся сюда с левой стороны[196], то есть из области, что называется Манау Гвотодин[197], и царствовал он за сто сорок лет до Майлгуна. Нанеся скоттам жесточайшее поражение, они изгнали их из этого края, и те никогда больше не возвратились, чтобы снова здесь поселиться.


63. Сын Иды Адда царствовал восемь лет. Сын Адды Эдлрик царствовал четыре года. Сын Иды Деодрик царствовал семь лет. Фриодолгвальд царствовал шесть лет. В его время королевство кантиев приняло святое крещение от посланцев папы Григория[198]. Гусса царствовал семь лет. С ним сражались четыре короля, а именно Урбген[199]и Ридерхен[200], а также Гвалаук и Морган. С этим Урбгеном храбро сражались Деодрик и его сыновья – в то время иной раз одолевали враги, иной раз – воины Деодрика. Урбген загнал их на остров Метхауд[201]и держал их там три дня и три ночи, но, выступив в поход, был заколот убийцей, коего подослал Морган из-за зависти к Урбгену, так как тот превосходил всех королей доблестью в упорных боях. Эдльфред Флезаур[202]царствовал двенадцать лет в Бернике и еще двенадцать в Дейре; таким образом, в обоих королевствах он царствовал двадцать четыре года. Жене своей, которую звали Бебба, он отдал во владение Дин Гварой, который по имени его жены стал называться Беббанбург[203]. Эдвин, сын Элле, царствовал семнадцать лет; он захватил Элмет[204]и изгнал короля этого края Цертика. Энфлед, дочь Эдвина, и вместе с нею огромное число как мужчин, так и женщин, приняли крещение на двенадцатый день после праздника Троицы; таким образом она была первой, принявшей крещение. Эдвин же был окрещен позднее[205], на следующий год на пасху и вместе с ним в тот же день было окрещено еще двенадцать мужей. Если кто пожелает узнать, кто же их окрестил, что мне сообщили епископ Ренхид и самый святой из епископов Эльбобд[206], что это был Рун меп Урбеген, иначе говоря – архиепископ Павлин Эборакский[207]; окрестив их, он в течение сорока дней не прекращал крестить весь род амбронов, то есть альдсаксов[208], и, вняв его проповеди, многие уверовали в Христа.

Но так как мой наставник, то есть пресвитер Беулан[209], счел излишними родословные саксов и прочих народов, я не стал их составлять, но написал о дивах дивных Британии, как описали их писавшие до меня.


64. Сын Эдльфреда Освальд – Освальд Ламнгвин[210], царствовал девять лет. Он убил Катгублауна, короля области Гвинед, в битве при Катскауле[211], нанеся сокрушительное поражение его войску. Осви, сын Эдльфреда, царствовал двадцать восемь лет и шесть месяцев. В его царствование напало на людей моровое поветрие, и от него погиб Катгуалатр[212], царствовавший у бриттов после своего отца. Этот Осви убил Пенду на поле Гай[213]- и теперь все еще вспоминают о резне на поле сражения Гай; здесь были убиты короли бриттов, выступившие с королем Пендой в поход на город, который называется Иудеу[214].


65. Именно тогда Осгид передал все богатства, какие были у него в городе, то есть атбрет Иудеу, в руки Пенды[215], а Пенда распределил их между королями бриттов. Лишь один Катгабайл, король Гвинеда, улизнув ночью, спасся со своим войском, почему и получил прозвище Катгабайл Катгвомед[216].

Сын Осви Эгфрид царствовал девять лет; именно в его время епископ святой Кудберт[217]скончался на острове Медкаут. Этот Эгфрид воевал с пиктами и погиб в бою.

Пенда, сын Пуббы, царствовал десять лет. Он первый отделил царство мерсийцев от царства Нортумбрии. Он коварно убил Онну, короля восточных англов, и святого Освальда, короля нортумбрийцев. Он сразился в битве при Кокбой[218], где пали Эва, сын Пуббы, который был братом короля мерсийцев, и Освальд, король нортумбрийцев. Этот Пенда победил, прибегнув к дьявольской хитрости. Он не был окрещен и никогда не веровал в бога.


66. От сотворения мира до Константина и Руфа насчитывается, как установлено, пять тысяч шестьсот пятьдесят восемь лет.

От двух близнецов Руфа и Рубелия до консула Стилихона[219]насчитывается триста семьдесят три года.

От Стилихона до Валентиниана, сына Плациды, и царствования Гвортигирна прошло двадцать восемь лет.

От царствования Гвортигирна до ссоры Гвитолина с Амброзием, а именно до Гволоппа, то есть до Катгволопа, миновало двенадцать лет.

Гвортигирн начал править в Британии в консульство Феодосия и Валентиниана[220], и на четвертом году его царствования в Британию прибыли саксы, что произошло в консульство Феликса и Тавра в четыреста первом году от Воплощения Господа нашего Иисуса Христа[221].

От года, в который саксы прибыли в Британию и были приняты Гвортигирном до Деция и Валериана[222]насчитывается шестьдесят девять лет.


66а[223]. Вот названия всех городов, какие существуют в Британии и которых всего двадцать восемь:[224]


1. Каир[225]Гвортигирн,

2. Каир Гвинтгвик,

3. Каир Минцип,

4. Каир Лигзалид,

5. Каир Мегвайд,

6. Каир Колун,

7. Каир Эбраук,

8. Каир Кустоейнт,

9. Каир Каратаук,

10. Каир Граут,

11. Каир Маунгвид,

12. Каир Лундем,

13. Каир Кейнт,

14. Каир Гвирагон,

15. Каир Перис,

16. Каир Даун,

17. Каир Легион,

18. Каир Гурикон,

19. Каир Сегейнт,

20. Каир Легион гвар Узик,

21. Каир Гвент,

22. Каир Бритой,

23. Каир Лерион,

24. Каир Драйтоу,

25. Каир Пенса или Койт,

26. Каир Урнарк,

27. Каир Целемион,

28. Каир Луит Койт.


О дивах дивных Британии

67. Первое диво – это озеро Ломонд[226]. На нем насчитывается шестьдесят островов, где обитают люди, и его окружают со всех сторон шестьдесят утесов и на всяком из них по орлиному гнезду, и в это озеро впадают шестьдесят рек, а из него в море течет только одна, которая называется Лемн[227].

Второе диво – это устье реки Траханнон[228], ибо оно в пору прилива заливается высокой, словно гора, волной, которая затем отступает, как и все море.

Третье диво – пруд с теплой водой[229], который находится в области Хвикке[230]; он со всех сторон окружен стеною из кирпича и камня, и в любое время года люди приходят сюда помыться, и всякий купается здесь по своему желанию, как ему будет угодно; если он захочет того, вода будет холодной, ну а если теплая вода ему более по душе, она будет теплой.


68. Четвертое диво: в той же области[231]существуют соленые родники, из воды коих выпаривают соль; этой солью солят съестные припасы, я родники эти не у моря, но бьют из земли.

Другое диво -это Дуо риг Хабрен, то есть два царя Сабрины: когда в пору прилива море наводняет устье Сабрины, вырастают по отдельности два пенных холма, и наподобие двух баранов они сшибаются в схватке, накатываются друг на друга и бьются, и то один из них отступает, то они снова сближаются, и это при каждом приливе. Так они ведут себя от сотворения мира по нынешний день.


69. Еще одно диво – это Опер Линн Ливан[232]- эта река впадает в Сабрину, и когда Сабрина широко разливается в пору прилива, море равным образом заливает устье упомянутой выше реки, и озеро, образовавшееся в ее устье, поглощает воду, словно пучина, и море не переполняет его и берегов реки не покрывает, и, пока Сабрина разливается в пору прилива, эти берега остаются сухими, но, когда море и Сабрина устремляются вспять, тогда озеро Ливан изрыгает все то, что поглотило из моря, и эти берега заливаются, и озеро растекается и захлестывает их волной высокою, точно гора. И если бы тут собралось все войско той области, где находится озеро и стало лицом к волне, она, вымочив одежды всех воинов, смыла бы их своей силой, как смыла бы равным образом и коней. Но если войско станет спиной к волне, она ему нисколько не повредит, и когда море отступит, все берега, что были покрыты водой, опять обнажаются и море возвращается в свое лоно.


70. Существует другое диво в области Цинлипиук[233]; это – источник, прозывающийся Финнаун Гуур Хелик[234]. Ни один ручей не течет из него или в него. Люди приходят сюда ловить рыбу; одни входят в воду источника со стороны востока и вытаскивают рыбу в этой части водоема, другие с южной стороны, иные с северной или западной и в любой части его вытаскивают рыбу, и в каждой части его ловится своя особая рыба только одной породы. Большое диво, что в источнике водится рыба, когда в него не втекает ни одна речка и ни одна из него не вытекает! В нем водится рыба четырех видов, и его водоем отнюдь не обширен и не глубок; глубиною он по колено, а в длину и ширину по двадцати футов; со всех сторон у него высокие берега.


70а. У реки, что называется Гвой[235], в высящемся над ней лесу растут на ясене яблоки. Этот ясень находится близ устья реки.


70б. Существует еще диво в области, которая называется Гвент[236]там есть яма, из которой во всякое время суток непрерывно вырывается ветер. И в летнюю пору, когда совсем не бывает ветра, он все же непрестанно дует из этой ямы, и никто не может его стерпеть, стоя вблизи, еще и потому, что он очень студеный. Эта яма на языке бриттов носит название Вит Гвинт, а по-латыни Флацио венти, что означает Дующий ветер. Великое чудо, что из земли дует ветер!


71. Есть другое диво в Гвире[237]- это алтарь, находящийся в месте, именуемом Лоингарт[238], каковой, по воле господней, ни на что не опираясь, стоит над землей. Мне кажется, что скорее следует рассказать о происхождении этого алтаря, чем уклониться от такого рассказа. Случилось так, что когда святой Ильтуд[239]молился в пещере у моря, каковое омывает сушу у вышеназванного места – пещера открыта со стороны моря – он увидел плывшую по морю ладью и двух направлявших ее мужей, а также тело усопшего святого, бывшее вместе с ними в ладье, и еще алтарь, который по воле господней держался в воздухе над его ликом. Божий человек вышел навстречу новоприбывшим и нашел в их ладье тело усопшего святого, а алтарь все так же держался в воздухе над его ликом. Вышеупомянутые мужи сказали святому Ильтуду: «Этот божий человек поручил нам доставить его к тебе и вместе с тобою предать его погребению, но имя его не открывай никому, дабы люди им не клялись». Они погребли покойника, и после его погребения оба мужа возвратились к себе на ладью и отплыли. А святой Ильтуд возле могилы святого покойника и алтаря выстроил церковь, и алтарь, повисший в воздухе по воле господней существует доныне. Однажды сюда прибыл какой-то князек, дабы осмотреть этот алтарь. Он принес в руке гибкий прут, обвил им алтарь и, ухватившись обеими руками за оба конца прута, потянул их к себе и таким образом удостоверился в истинности того, что слышал, но после этого он не прожил и полного месяца. Другой человек заглянул под алтарь; этот потерял зрение и завершил свою жизнь тоже по прошествии неполного месяца.


72. Есть еще одно диво в вышеназванной области Гвент. Тут существует родник близ вала Путей Моурик[240]и там, где вытекает вода, лежит бревно. Люди моют здесь руки и лица и, умываясь, стоят на бревне – я сам видел это и стоял на бревне. Но когда море разливается, и Сабрина в пору прилива, затопив и покрыв морское побережье своими водами, добирается до родника, ее вода заполняет его и уносит бревно в открытое море, целых три дня швыряет его на волнах, но на четвертый день бревно снова оказывается в этом же роднике. Случилось как то, что некий крестьянин ради испытания закопал это бревно в землю, но на четвертый день его снова нашли в роднике, а крестьянин, который его убрал и зарыл, умер меньше чем через месяц.


73. Есть еще диво в области, которая называется Буелт; там находится груда камней и поверх этой груды поставлен камень со следами собачьих лап. Когда Кабал, пес Артура воина, гнался за вепрем Тройнтом[241], он оставил на камне следы своих лап, и Артур сложил груду камней, возложив на нее камень со следами своего пса, и эта груда носит название Карн Кабал. Люди приходят сюда и уносят упомянутый камень, но по миновании дня и ночи камень снова оказывается поверх этой груды.

73а. Есть еще одно чудо в области, именуемой Эркинг[242]; там рядом с источником существует надгробие, которое прозывается Ликат Анир[243]- Аниром звали погребенного под ним мужа; он был сыном воина Артура, который на этом месте его убил[244]и предал земле. Приходящие сюда люди измеряют длину могилы и у них всякий раз получается по-иному: то шесть футов, то девять, то двенадцать, а то и пятнадцать. Сколько бы ты ни намерил, вторично ты столько же не насчитаешь. И я самолично проверил это.


74. Есть еще диво в области, носящей название Церетикаун[245]- это гора, прозываемая Крук Маур[246]на вершине которой существует могила, и всякий человек, приходящий к ней и укладывающийся возле нее, сколь бы малого роста он ни был, оказывается одних размеров с могилою: если этот человек малого роста и коротышка, то и длина могилы укорачивается соответственно его росту; если же высокий и статный, будь он даже в четыре локтя[247], могильный холм удлиняется по его росту. И всякий пришлый человек, томимый тоской, трижды преклонив колена перед этой могилой, до самой смерти избавится от своей тоски, и она никогда больше не будет его томить, куда бы он один-одинешенек ни забрел, будь то даже на краю света.


О дивах дивных острова Моны[248]

75. Первое диво – это морское побережье без моря.

Второе диво – это гора, которая, не покидая своего места, трижды в году проделывает полный круговой оборот.

Третье диво – это существующая там речка, которая в пору морского прилива разливается, а когда на море отлив, убывает.

Четвертое диво – камень, в ночное время кочующий по долине Цитейн[249]. Брошенный как-то в морскую пучину Церевус, которая находится посреди моря, носящего название Мен[250], он назавтра оказался на краю названной выше долины, и это не подлежит никакому сомнению.


О дивах дивных Ибернии

76. Там существует озеро, носящее название Лухлейн[251], которое окружено четырьмя кольцами: первое кольцо вокруг этого озера оловянное, второе – свинцовое, третье – железное, четвертое – медное. В этом озере находят много жемчужин, и ими украшают себе уши короли.

Тут есть еще одно озеро, в котором дерево превращается в камень. Люди вырезают деревянные чурки и, придав им различный облик бросают в озеро, и они остаются там целый год, а по истечении года эти изделия становятся каменными. Это озеро называется Лух Эхах[252]



Содержание:
 0  вы читаете: История бриттов с комментариями : Ненний  1  Использовалась литература : История бриттов с комментариями
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap