Старинное : Мифы. Легенды. Эпос : Вера и любовь : Шалва Амонашвили

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  88  89

вы читаете книгу
Посвящается моей супруге Валерии Гивиевне Ниорадзе, по настоятельной просьбе которой, была создана эта книга. Автор

Дай жизнь своим берегам

Притчи, сказки, рассказы

Как к нам пришла Улыбка

Это было давно, очень давно, когда люди еще не умели улыбаться…

Да, было такое время.

Жили они грустно и уныло. Мир был для них черно-серым. Блеск и величие Солнца они не замечали, звездным небом не восторгались, не знали счастья любви.

В эту незапамятную эпоху один добрый ангел на Небесах решил спуститься на Землю, то есть воплотиться в тело, то есть родиться и испытать земную жизнь.

«Но с чем я приду к людям?» — задумался он.

Ему не хотелось прийти к людям в гости без подарка.

И тогда он обратился к Отцу за помощью.

— Подари людям вот это, — сказал ему Отец и протянул маленькую искру, она светилась всеми цветами радуги.

— Что это? — удивился добрый ангел.

— Это Улыбка, — ответил Отец. — Положи ее себе в сердце и принесешь людям в дар.

— И что она им даст? — спросил добрый ангел.

— Она принесет им особую энергию жизни. Если люди овладеют ею, то найдут путь, по которому утверждаются достижения духа.

Добрый ангел вложил удивительную искру в сердце свое.

— Люди поймут, что рождены друг для друга, откроют в себе любовь, увидят красоту. Только им нужно быть осторожными с энергией любви, ибо…

И в это самое мгновение спустился добрый ангел с Небес на Землю, то есть воплотился в тело, то есть родился, и он не дослушал последнего слова Отца…

Новорожденный заплакал. Но не потому, что испугался темной пещеры, угрюмых и еле различимых лиц людей, с недоумением глазевших на него. Заплакал он от обиды, что не успел дослушать: почему людям надо быть осторожными с Улыбкой.

Он не знал, как быть: подарить людям принесенную для них Улыбку или утаить ее от них.

И решил: извлек из сердца лучик искры и посадил его в уголке своего ротика. «Вот вам подарок, люди, берите!» — мысленно сообщил он им.

Мгновенно пещеру осветил чарующий свет. Это была его Первая Улыбка, а угрюмые люди увидели Улыбку впервые. Они испугались и закрыли глаза. Только угрюмая мама не смогла оторвать глаз от необычного явления, сердце ее зашевелилось, а на лице отражалось это очарование. Ей стало хорошо.

Люди открыли глаза, их взгляд приковала к себе улыбающаяся женщина.

Тогда младенец улыбнулся всем еще, еще, еще.

Люди то закрывали глаза, не выдерживая сильного сияния, то открывали. Но, наконец, привыкли и тоже попытались подражать младенцу.

Всем стало хорошо от необычного чувства в сердце. Улыбка стерла с их лиц угрюмость. Глаза засветились любовью, и весь мир для них с этого мгновения стал красочным: цветы, Солнце, звезды вызывали в них чувство красоты, удивления, восхищения.

Добрый ангел, который жил в теле земного младенца, мысленно передал людям название своего необычного подарка, но им показалось, что слово «улыбка» придумали они сами.

Младенец был счастлив, что принес людям такой чудодейственный подарок. Но иногда он грустил и плакал. Маме казалось, что он голодный, и она спешила дать ему грудь. А он плакал, потому что не успел дослушать слово Отца и передать людям предупреждение, какую им нужно проявить осторожность с энергией Улыбки…

Так пришла к людям Улыбка.

Она передалась и нам, людям настоящей эпохи.

И мы оставим эту энергию последующим поколениям.

Но пришло ли к нам знание: как нам нужно относиться к энергии Улыбки? Улыбка мощь несет. Но как применять эту мощь только во благо, а не во зло?

Может быть, мы уже нарушаем некий закон этой энергии? Скажем, улыбаемся фальшиво, улыбаемся равнодушно, улыбаемся насмешливо, улыбаемся злорадно. Значит, вредим самим себе и другим!

Нам нужно немедля разгадать эту загадку, или же придется ждать, пока не спустится с Небес наш добрый ангел, несущий полную весть об энергии Улыбки.

Лишь бы не было поздно.

Улыбка мощь несет

Сказал однажды Бог: «Сделаю так, чтобы все люди Земли улыбнулись одновременно. Может быть, поймут они тогда, какую энергию жизни Я им подарил!»

И сделал Он так: все люди Земли, все-все исключительно, вдруг воззрели на Небо и, не ведая почему, послали сердечные улыбки в Беспредельность.

В тот же миг по всей планете зазвучала Музыка Сфер, раскрылось Небо, и каждый воззрел воочию Царство Небесное.

Последовало изумление, восхищение и страх людей.

«О-о-о!», — разнеслось в пространстве.

И сразу все прошло: Музыка Сфер прекратилась, и Небо закрылось.

«Что это было?!» — недоумевали люди, но не находили ответа.

Никто не связывал чуда, свидетелем которого стал, с улыбкою, которую направил в Беспредельность. Они искали ответ далеко-далеко от себя, но не в себе, в своей искренней улыбке.

Только младенец, который тоже улыбнулся вместе со всеми и узрел чудо, собрал все свои будущие дарования и мысленно воскликнул: «Моя улыбка мощь несет, она открыла Небо!»

Младенец залепетал, но мама не обратила на него никакого внимания.

Но что было бы, если она даже услышала бы, о чем глаголил младенец?

Впрочем, все знают давным-давно, что устами младенца глаголет истина, но взрослые младенцам не верят, потому что им не понятна и не нужна истина.

Хоть бы быстрее подросли младенцы и не забыли о своих истинах.

Жгу свою проказу

Собрал прокаженный хворост и прямо на площади разжег костер.

— Что ты делаешь? — спросили собравшиеся, стоя поодаль от прокаженного.

— Жгу свою проказу! — ответил он.

Взял с земли колючую ветку, отломал одну колючку и бросил в костер.

— Превращайся в пепел, моя улыбка подлости!

Так отламывал он колючки, бросал в огонь и приговаривал:

— Превращайся в пепел, моя улыбка ненависти!

— Превращайся в пепел, моя улыбка зависти!

— Превращайся в пепел, моя предательская улыбка!

Сжег он свои улыбки хамства, равнодушия, злорадства, вожделения.

Из глаз прокаженного лились потоки слез.

Наконец, бросив в костер последнюю колючку, воззрел к Небу и торжественно и с великой мольбою произнес:

— Боже, верни мне Улыбку Сердца!

И с этими словами сам бросился в костер.

— О-о-о… — с ужасом воскликнули собравшиеся.

Спустя мгновение над пылающими языками пламени возвысился прекрасный юноша с сияющей Сердечной Улыбкой.

— Смотрите, Бог очистил меня! — произнес он торжественно. — Огонь примет и ваши пороки. Очиститесь, кто хочет!

Но хочет ли кто?

Улыбки, которые сжигал прокаженный, можно назвать оскалом тьмы. Всякий, кто победит в себе оскал тьмы, достоин таких же почестей, как тот, кто идет к людям с Улыбкою Подвига.

Улыбка просветления

Седая учительница, в очках, с кипой тетрадей для контрольных под мышкой, рассеянная, стояла между двух сосен и мучительно рассматривала каждую пядь земли.

Так делала она каждый день с тех пор, как впервые пошла в школу, и по пути, который пролегал через этот лес из двух сосен, вдруг почувствовала, что потеряла что-то очень важное. Она так и не поняла, что именно. Но сердце подсказывало: без него в школе ей будет трудно.

Вот и на этот раз приостановилась она по пути в школу и продолжила свои поиски.

Ученик, тоже идущий в школу вслед за учительницей, приостановился. Он и раньше замечал свою учительницу, что-то ищущую на корточках между соснами.

Прежде он не осмеливался подойти к ней, но теперь рискнул.

— Что вы делаете? — робко спросил он.

— Ищу! — хмуро ответила учительница, не взглянув на него.

— Что вы ищете?

— А тебе какое дело? — возмутилась учительница. — Иди в школу!

— Давно потеряли? — опять робко спросил ученик.

— Давно, давно, как стала учителем! А теперь иди и не мешай мне! — приказала она ему.

Но ученик не ушел.

— Вы уверены, что потеряли именно здесь?

Учительница была на грани взрыва.

— Да, да, в этом лесу, где же еще я могла потерять? — разозлилась она, как будто ученик был виноват в ее беде.

— Хотите, помогу? — осторожно предложил ученик.

— Как ты поможешь, когда сама не знаю, что ищу! — гневно обратилась она к мальчику.

Ей захотелось заплакать от досады.

— Почему? — не унимался ученик. — То, что вы ищете, должно быть, уже в землю ушло!

Он присел у первой сосны, пальцами выгреб яму и достал оттуда маленький ларчик.

— Вы это искали? — и он протянул ларчик учительнице.

Учительница с изумлением уставилась на необычный ларчик.

— Может быть… — пробормотала она растеряно.

Мельком взглянула она на улыбающегося ученика. «Должно быть, он мой ученик, хочет угодить мне, хитрец!» — подумала она.

Она открыла ларчик и вынула из него обрывок древнейшего пергамента. На нем были написаны некие таинственные знаки. Учительница призвала все свои познания в языках и наконец на санскритском вычитала слова. С недоумением перечитала их несколько раз.

— А что там написано?.. Оно секретное?.. Очень, очень важное для вас? — спрашивал ученик. Но учительница так погрузилась в разгадку смысла слов, что забыла об ученике. Она даже не заметила, как ученик собирал разбросанные на земле тетради для контрольных.

Лицо учительницы постепенно менялось. Ученику показалось, что она становилась красивой и доброй.

«Говорю тебе на ухо, ибо открываю тайну: Мощь Улыбка несет».

Она повторяла эти слова в душе, в сердце, в уме…

И, наконец, ее осенило.

Она улыбнулась. Улыбнулась так, как улыбается поэт своему озарению перед сотворением шедевра.

Ученик, заметив сияние улыбки на лице учительницы, радостно воскликнул:

— Я же всем говорил, что она умеет улыбаться, но мне никто не верил… Теперь-то поверят! — и с этой радостной вестью побежал к друзьям.

Вслед за ним поспешила учительница, неся на лице Улыбку Просветления. Слезы радости, как жемчужины, окрашивали ее Улыбку.

«Пришла ко мне Мудрость Улыбки, и начнется сегодня моя истинно учительская жизнь!» Шагала она с этими мыслями и не замечала, что ногами своими топтала тетради для контрольных, которые выпали из рук бежавшего впереди ученика. Они выстраивались в тропинку, ведущую к школе.

Как люди потеряли улыбки

Высоко в горах было глухое селение.

Глухое не потому, что жители глухие. А потому, что остальной мир был глухим к нему.

Люди в селении жили как единая семья. Младшие почитали старших, мужчины почитали женщин.

В их речи не существовало слов: обида, собственность, ненависть, горе, плач, печаль, корысть, зависть, притворство. Не знали они этих и подобных слов потому, что не было у них того, что можно было бы назвать ими. Они рождались с улыбкою, и с первого дня до последнего сияющая улыбка не сходила с их лиц.

Мужчины были мужественными, а женщины — женственными.

Дети помогали старшим по хозяйству, играли и веселились, высоко лазали на деревья, собирали ягоды, купались в горной речке. Взрослые учили их языку птиц, животных и растений, и дети от них узнали очень многое. Почти все законы Природы им были известны.

Старшие и младшие жили с Природой в гармонии.

По вечерам все собирались у костра, посылали улыбки звездам, каждый выбирал свою звезду и разговаривал с ней. От звезд они узнавали о законах Космоса, о жизни в других мирах.

Так было у них с незапамятных времен.

Однажды объявился в селении человек и сказал: «Я учитель».

Обрадовались люди прихожему. Доверили они ему своих детей в надежде, что учитель научит их более важным знаниям, чем давали им Природа и Космос.

Только недоумевали люди: почему учитель не улыбается, как это так — его лицо без улыбки?

Учитель приступил к обучению детей.

Шло время, и все заметили, что дети явно менялись, скорее всего, их как будто подменяли. Они становились раздражительными, потом появилось озлобление, дети все чаще ссорились между собой, отнимали вещи друг у друга. Научились они насмешкам, кривым и лукавым улыбкам. С их лиц стиралась прежняя, обычная для всех жителей села улыбка.

Люди не знали, хорошо это или плохо, ибо самого слова «плохо» тоже не было у них.

Они были доверчивыми и считали, что все это и есть новые знания и умения, которые принес их детям учитель из остального мира.

Прошло несколько лет. Дети повзрослели, и изменилась жизнь в глухом горном селении: люди стали захватывать земли, оттесняя с них слабых, оградили их и назвали своей собственностью. Стали они недоверчивыми друг к другу. Забыли о языках птиц, животных и растений. Каждый потерял свою звезду на небе.

Зато в домах появились телевизоры, компьютеры, сотовые телефоны, выросли гаражи для автомобилей.

Люди потеряли свои сияющие улыбки, но усвоили грубый хохот.

Смотрел на все это учитель, который так и не научился улыбаться, и гордился: в глухом горном селении приобщил он людей к современной цивилизации…

Поздно?

Создал Творец людей, дал им слова для общения и мышления, поселил в плодородной долине у подножья гор, одарил каждого долголетием и стал наблюдать: как они устремятся к совершенствованию.

Шло время, но люди не развивались.

Ноги их не шли дальше окрестностей своего села и не поднимались в горы. Глаза их не взирали на небо и не заглядывали в Сердце.

Так они и постарели.

Решил Творец выяснить: в чем дело?

Сделался Он человеком и пришел к ним как путник.

Перед заходом Солнца собрались люди на площади поговорить с путником.

Рассказал он, какая жизнь за горизонтом, и предложил им:

— Хотите, поведу вас туда, и вы посмотрите, как там живут люди?

— Эх, — ответили они грустно, — поздно уже, мы постарели…

— Тогда пойдемте со мной в горы, взглянем на мир с вершины!

— Эх, — вздохнули они, — поздно уже, у нас нет сил…

— Взгляните на небо, — сказал им путник, — и я расскажу вам о жизни в Царствии Небесном!

И опять ответили они:

— Уже поздно, наш разум не поймет твой рассказ…

Путник опечалился. Захотел развеселить людей.

— Давайте споем песню! — сказал он и собрался первым запеть, но люди заметили, что Солнце зашло.

— Поздно уже, — сказали они, — пора спать… — И разбрелись по своим хижинам.

Путник закричал им вдогонку:

— Люди, когда жизнь беспредельна и непрерывна, не будет поздно ни для какого достижения!

Но они не обернулись на зов.

Тогда сказал про себя Творец:

— Отниму-ка я у людей все слова ограничения: «поздно», «нельзя», «невозможно», «далеко», «высоко», «трудно», «не поймем», и вселю в их сердца радость беспредельности. Может быть, постигнут они Закон Мой: ничего никогда не поздно, ибо нет конца, а только начало!

Он так и сделал и дождался утра: изменятся ли люди и пойдут ли они с Ним в горы?

Мысль на Сердце

— Дедушка, что ты шепчешь? — спросил я, заметив, что он перед сном что-то про себя бормочет.

— Я кладу мысль на Сердце, сынок… — ответил он.

Я удивился:

— Что это значит?

Мудрый дедушка сказал мне:

— Не хочу поссориться с соседом, который подвел меня, а как быть, не знаю. Вот и положу мысль на Сердце и засну, а утром Сердце подскажет, что делать…

— Откуда Сердце знает, дедушка?

— Сердце все знает, сынок, я всю жизнь учусь у него. И тебе советую: когда ищешь ответ на сложный вопрос, когда что-то бывает непонятно, положи перед сном мысль на Сердце, а наутро откроются тебе ответы… Только делай это с верою…

Так сказал дедушка, когда мне было девять лет. И я познал в жизни очень многое о своем педагогическом искусстве, кладя мысль на Сердце перед сном.

Мне повезло с дедушкой

А вам?

Царство желаний

Молодой царь, только что взошедший на трон, увидел во сне ангела, который сказал ему:

— Выполню твое одно желание.

Утром позвал царь своих трех советников:

— Ангел обещал мне выполнить одну просьбу. Хочу, чтобы мои подданные жили счастливо. Скажите, какое царство им нужно?

— Царство желаний!.. — сразу воскликнул один советник.

Второй и третий тоже хотели что-то сказать, но не успели: молодой царь закрыл глаза и в своем воображении вызвал ангела.

— Хочу, чтобы любые желания всех моих подданных выполнялись. Пусть будет мое царство Царством желаний…

С той минуты во всем царстве начались странные события. Многие мигом разбогатели, хижины некоторых преобразились во дворцы, кое у кого выросли крылья, и они начали летать; другие помолодели.

Люди убедились, что их желания тут же выполняются, и каждый начал желать больше другого. Но вскоре они обнаружили, что не хватает самих желаний, и начали завидовать тем, у кого желания еще остались.

Потому алчно похищали желания у соседей, у друзей, у детей, у друга.

Многих одолела злоба, и они желали другим что-нибудь плохое. Дворцы рушились на глазах и опять возводились; кто-то становился нищим и тут же посылал бедствие другому. Кто-то стонал от боли и тут же злорадствовал, что посылает более мучительные страдания остальным людям. В Царстве желаний исчезли мир и согласие. Люди враждовали, посылали друг на друга стрелы злобы, недоброжелательства. Один превзошел других своим коварством: пожелал себе опасную болезнь и поспешил своими объятиями, поцелуями, рукопожатиями заразить ею как можно больше людей.

Первый советник тут же свергнул молодого царя с трона и объявил себя царем. Но вскоре он был свергнут другим, а потом тот — еще одним, и вокруг трона началась схватка тысячи беспощадных желаний.

Молодой царь убежал из города и на окраине царства встретил старика.

Он пахал землю и пел песню.

— У тебя нет никаких желаний? — спросил он старика с удивлением.

— Есть, конечно… — ответил тот.

— А почему не исполняешь их сразу, как другие?

— Чтобы не потерять счастье, как потеряли его все твои подданные.

— Но ты же бедный, а можешь стать богатым, ты старый, а можешь помолодеть!

— Я самый богатый, — ответил старик. — Пашу землю, сею и так выстраиваю жемчужную тропинку от Сердца своего к Богу своему… Я и моложе тебя, ибо душа моя — как у ребенка.

Царь произнес с сожалением:

— Был бы ты моим советником, я бы не допустил ошибки..

— Я и есть твой советник, которого ты не послушал, — сказал старик без чувства упрека и продолжал пахать землю.

Царство разума

Другой молодой царь тоже увидел сон, и тот же ангел обещал выполнить одну его просьбу.

Созвал царь наутро своих трех советников и спросил:

— Какое царство нужно моим подданным, чтобы они жили счастливо?

— Царство желаний! — воскликнул один, не задумываясь.

— Царство разума! — произнес другой, почесав затылок.

Третий тоже хотел что-то посоветовать молодому царю, но тот поспешил к ангелу — закрыл глаза и призвал его в своем воображении:

— Сделай мое царство Царством разума…

С той же минуты во всем царстве начались странные явления. Все подданные, дети и взрослые, разом преобразились в философов и начали обсуждать любой пустяк. Они сомневались во всем, спорили, критиковали все вокруг, всему искали объяснения и доказательства, научное обоснование. Ученые проводили бесконечные дискуссии с целью, чтобы никто ни с кем не соглашался. Умствовали по поводу того, можно ли погасить Солнце, если все люди вместе будут дуть на него. Или по поводу того, что произойдет, если все песчинки в пустыне вдруг превратятся в муравьев. Или если все колодцы, речки и реки, моря и океаны вдруг иссякнут…

Во всем люди искали железную логику, доказательства, факты. Неверие стало нормой жизни. Разум сделался холодным, подозрительным, недоверчивым, расчетливым и, наконец, неразумным.

Люди все дотошно взвешивали, мерили, оценивали, переоценивали, сравнивали и опять начинали все сначала. Взвешивали и оценивали даже любовь, даже доброту, даже радость, даже зло и даже рождение и смерть.

На все взирали стеклянными глазами, и каждый ставил на всем продажную цену.

Жизнь в царстве замедлилась, стала она хмурой, грустной, тревожной. Исчезла вера, пропало доверие. Зато повсюду разгуливало подозрение. Распалось единение, и восторжествовали самость и разобщенность.

Сколько царь ни призывал народ образумиться, ничего не поучалось.

Находясь в отчаянии, он покинул дворец и на окраине царства встретил старика. Тот сеял хлеб на вспаханном поле и пел песню.

— Бог тебя не одарил разумом? — спросил царь.

— Почему? Разум мой всегда жил и живет по сей день в моем Сердце, — ответил тот.

— При чем тут Сердце?! — удивился царь.

— Разум без Сердца перерождается в тупость и безрассудство.

— Как же ты живешь разумно, когда только и знаешь пахать-сеять и не обновляться?

— Пашу и сею я для Бога, а тебе отдам зерно. Так каждый день выстраиваю я ступеньки от разума Сердца до Бога, и каждая ступенька во мне — обновление жизни.

Молодой царь погрустнел.

— Эх, был бы ты моим советником, не допустил бы я ошибку… — произнес он с чувством раскаяния.

— Я и есть твой советник, которого ты не дослушал, — сказал старик и продолжил сеять хлеб.

Царство Сердца

А теперь о третьем молодом царе. Он тоже увидел сон, и ангел обещал ему выполнить одну его просьбу.

Созвал царь утром своих трех советников.

— Какое царство нужно моим подданным, чтобы они жили счастливо?

— Царство желаний! — воскликнул один, не задумываясь.

— Царство разума! — произнес другой, почесав затылок.

Молодой царь был умен и терпелив, потому обратился к третьему советнику:

— А ты что скажешь?

— Царство Сердца! — сказал тот.

Молодой царь закрыл глаза и вызвал ангела.

— Сделай мое царство Царством Сердца…

Ангел замешкался.

— Бог уже дал каждому свое Сердце, надо зажечь его…

— Так зажигай…

Ангел опечалился.

— Не могу. Бог велит людям самим зажигать свои Сердца и помогать друг другу!

— Тогда скажи, как зажигать?

— Воспитанием… — и ангел исчез.

Царь открыл глаза.

Советники ждали, что он скажет.

— Займемся воспитанием Сердца! — сказал царь и назначил третьего советника попечителем воспитания Сердца — Учителем!

Кто поспешит, тот свершит

Кучер добрый!

Где твоя повозка с ценным грузом?

Где лошади твои?

Запряги их в повозку и быстрее в путь!

Дорога длинная — на всю жизнь, она трудная и опасная — она в горы.

Надо доставить — срочно! срочно! — куда-то — спасение, куда-то — весть, куда-то — радость, куда-то — мудрость, куда-то — любовь, куда-то — сострадание, куда-то — восхищение…

Щедро разбрасывай по пути груз свой, не жалей!

И не спрашивай, понял ли кто, откуда пришла помощь.

Ты — сеятель, а не жнец.

Важно доставить, ибо нехватка груза твоего велика.

Твой груз бесценен.

А лошади твои чуют дорогу, доверяйся им, дай свободу.

Но они сильные и могут сорваться. Крепко держи удила в своих мудрых руках и тяни их на себя.

Хорошо, что завязал им глаза. Незачем видеть им, как на лугах и полях злорадствует стадо взбесившихся лошадей, топча копытами свои повозки и свой груз бесценный и гонясь за своими хозяевами, чтобы растерзать их.

Гони лошадей своих, но не кнутом и руганью, ибо лошадям может быть больно, и они могут обидеться. Устремляй их мысли к Высшему Благу, к красоте, преданности, мужеству.

Они умные, они поймут тебя.

Гони, поощряй их сердечным словом, добрый кучер!

Пусть торжествуют, пусть гордятся они, что спешат неся, а не унося.

Кто сказал, что спешить не надо — «тише едешь, дальше будешь»? Это о черепахах, об улитках, которые никому ничего не несут и получать ничего не хотят.

Тише едут, когда хоронят.

А тебе надо воскресить, оживить, порадовать, вдохновить, спасти, успокоить.

Ибо нет ни дня, ни часа, ни минуты, когда кто-то не нуждался бы в грузе твоем.

Кто поспешит, тот свершит.

А пустым едешь — до места не доедешь.

Гони лошадей!

И если уж случится, что на крутом повороте лошади сошли с пути и повозка перевернулась, а груз рассыпался, то знай, что достиг ты своей вершины.

…Нужны пояснения?

Так вот:

добрый кучер — доброе Сердце,

удила — это разум Сердца,

лошади — это чувства,

повозка с бесценным грузом — это дары Духа,

доставить бесценный груз — смысл жизни.

А если кучер не добрый, а злой? И разум, занятый самостью, тоже злой?

Какими станут чувства и что они сотворят, если к тому же знаем, что чувства всегда, — всегда! — одерживают верх над разумом?

Учитель и ученики

— Из тебя человека не выйдет! — с гневом швырнул учитель свое «пророчество» ученику.

— А из вас уже вышел учитель? — спросил ученик с грустью.

* * *

Привели в школу нового ученика, уже выгнанного из трех школ.

Зашел на урок один учитель, взглянул на него и подумал: «Откуда только такие берутся…»

Пришел другой учитель. Увидев нового ученика, произнес раздраженно:

— Тебя еще не хватало…

Пришел на урок третий учитель.

— У нас новенький? — порадовался он.

Подошел к новенькому, пожал руку, посмотрел в глаза, улыбнулся и сказал:

— Здравствуй!. Я ждал тебя!..

* * *

Старая женщина умоляет учителя:

— Я одна со своим внуком, родители бросили его… А он меня не слушается… Попадет в дурную компанию… И что же тогда будет… Берите его под ваше наблюдение, Бог отблагодарит…

Учитель прерывает старую женщину:

— У меня и без вашего внука много забот… — и уходит прочь.

Ищет бабушка другого учителя, опять умоляет.

Учитель объясняет ей:

— А знаете, сколько в школе таких?… Как я могу угнаться за всеми!..

Бабушка в отчаянии. Плачет.

Проходит мимо молодой учитель. Останавливается.

— Вам помочь? — спрашивает сочувственно.

Бабушка рассказывает молодому учителю о своем горе.

— Не плачьте, бабушка! — говорит ей молодой учитель. — Внук у вас хороший… Хотите, стану его наставником?

В поиске учителя

«Пора моего ангелочка определить в школу», — подумал ангел.

Взял он его, и влетели они прямо из открытого окошечка в огромное здание.

«Надо выбрать учителя от Сердца и с ангельским терпением, ибо ангелочек мой еще вовсе не ангел, он неугомонный шалун со строптивым характером…»

Заглянул он на урок к одному учителю и ужаснулся, — тот кричал на ученика и ругал его:

— Я бы сбросил тебя, такого бессердечного, с пятого этажа… Вон из класса…

«Жестокий… Не от Сердца он…»

В другой классной комнате учительница сидела перед учениками, заложив ногу на ногу, и любовалась своими ногтями, на каждом из которых умело было нарисовано маленькое сердечко. Но она в то же время юрко следила за учениками, выполнявшими контрольную работу, и павлиньим криком пресекала всякую попытку списывания друг у друга.

«Ханжа… Не от Сердца она…»

В следующем классе ученик записывал на доске предложение, которое диктовал ему учитель:

«Самого главного глазами не увидишь, зорко только Сердце».

Ученик ошибся и написал «Серце». Учитель разозлился:

— Сколько раз тебе объяснять… Дай дневник… «Два»…

Ученик заплакал.

«Невежда… Не от Сердца он…»

Заглянул ангел в следующий класс — там учитель вел урок математики.

— Сосчитайте, сколько раз постучит Сердце в течение суток, если за одну минуту оно стучит 56 раз…

Один ученик, не считая, сразу выкрикнул:

— 80640 раз… А в неделю — 564480 раз… А в месяц… А в год…

Дети ахнули. А учитель грубо прервал ученика:

— Как ты смеешь выкрикивать с места, да еще без моего разрешения…

«Грубиян… Не от Сердца он…»

Следующий класс жужжал, как улей: учитель и ученики терпеливо и любовно собирали знания, помогая друг другу. Голос и забота учителя сливались в единую музыку и радость познания.

«Вот учитель от Сердца и с ангельским терпением…» — подумал ангел и сказал своему ангелочку:

— Будешь учиться у него. Внимай каждому слову учителя.

Улетая из школы, ангел грустно подумал: «Все поминают Сердце, но жить Сердцем не хотят… Нужно вывести всех „сердечных“ фигляров, чтобы они не причиняли боль и не калечили сердца своих учеников».

Но ангел не знал, как это сделать.

Сделает ли это современная аттестация учителя?

Дайте мне дар ваш

Провели учителя совещание и пришли к выводу: чтобы сеять добро в учениках, надо чтобы те открыли им свои Сердца.

Но как добиться этого?

— Может быть, наука нам поможет? — сказали они и направились на курсы повышения квалификации.

Там профессора объяснили им принципы, методы, формы обучения, говорили о целях и методах воспитания, рассказали о стандартах образования, о реформах и концепциях. Потом выдали свидетельства о повышении квалификации и сказали: «Дерзайте!»

Применили учителя полученные знания на практике, но ученики не открыли им свои Сердца.

— Не хватает нам психологических знаний! — решили они.

И поспешили получить вторую специальность.

Наполнили свой ум массой психологических понятий и приступили к практике.

Но ученики все же не дали им заглянуть в свои Сердца.

— Наверное, поможет Запад!

И пригласили из-за океана специалистов по «новым технологиям образования». Те приняли менторскую позу и научили их неким туманным «интерактивным технологиям», которые, как они уверяли, сверхсовременные или даже из будущего.

Но эти сверхновые технологии тоже не сработали.

Опечалились учителя, не могут найти путь к Сердцам своих учеников, чтобы сеять в них семена добра.

— Может быть, спасет Мудрость? — сказали они.

И нашли Мудреца, сидевшего в пещере.

— О, Мудрец, — взмолились они, — укажи нам путь к Сердцам наших учеников, чтобы сеять в них зерна добра, иначе поколение становится жестоким!

Сказал им Мудрец:

— Дам вам путь к Сердцам ваших учеников, но отдайте мне взамен дар ваш!

Учителя переглянулись: какого дара от них требует Мудрец?

Тогда Мудрец сказал:

— Если у кого есть раздражение,

Дай мне раздражение.

Если у кого есть гнев,

Дай мне гнев.

Если у кого есть жестокость,

Дай мне жестокость.

Если у кого есть грубость,

Дай мне грубость.

Если у кого есть сомнение,

Дай мне сомнение.

Если у кого есть ненависть,

Дай мне ненависть.

Если у кого есть злоба,

Дай мне злобу.

Если у кого есть страх,

Дай мне страх.

Если у кого есть предательство

Дай мне предательство.

Если у кого есть суеверие,

Дай мне суеверие.

Если у кого есть саранча мыслей,

Дай мне саранчу мыслей.

А если дадите пригоршню дурных привычек,

Я приму и эти пыльные погремушки.

Но не забудьте, чего достоин тот,

Кто отнимет однажды подаренное.

Итак, я принял все пороки вашего Сердца,

И оно становится чистым.

И открываю Вам Мудрость:

Путь к Сердцу ученика есть чистое Сердце учителя.

Кто нас спасет?

Прожили мы жизнь неразумную и подошли к пропасти. Дальше — гибель!

— Как же нам быть, кто нас спасет? — забеспокоились мы. Пришли к мудрецу.

— С восходом Утренней Звезды придет Путник Вечности. Он спасет вас! — сказал нам мудрец.

Мы всю ночь стояли у дороги и ждали восхода Утренней Звезды; надо было встретить Путника Вечности.

— Не он… И этот не он… И тот не он… — говорили мы, видя ранних спешащих.

Один не был облачен в белые одежды — значит, не он. У второго не было длинной белоснежной бороды — тоже не он. Третий не держал в руках посох и не выглядел усталым — значит, и тот был не он.

Но вот взошла Утренняя Звезда.

Мы уставились на дорогу — где Путник?

Где-то запел жаворонок.

Где-то заплакал ребенок.

А Путника Вечности на дороге мы не увидели.

Пришли к мудрецу с жалобой:

— Где же обещанный Путник Вечности?

— А вы плач его не услышали? — спросил мудрец.

— Но это был плач новорожденного! — ответили мы.

— Он и есть Путник Вечности! Он ваш спаситель!

Так мы увидели тебя — надежду нашу.

* * *

Но какую надежду мы могли возложить на тебя, на существо беспомощное? Опять пожаловались мудрецу.

— Не ошибся ли ты? Нам нужно спастись сейчас, а он, смотри, какой!

Мудрец взял тебя на руки и как бы взвесил.

— Он вам от Бога! — сказал мудрец.

Посмотрел тебе в глаза.

— В нем законное начало дела! — произнес он.

Приложил ухо к сердцу твоему и прислушался.

— Оно бьется будущим! — сказал он.

Ощупал темечко твое.

— Чувствую серебряную нить с Небесами!

Потрогал твои плечики.

— Чувствую крылья!..

— Но он же беспомощный… — возразили мы мудрецу.

Он как бы не услышал нас. Прижал тебя к груди, закрыл глаза и надолго утих. Мы ждали.

— Он все может! — произнес наконец мудрец.

И мы почувствовали всю мощь твою, всю безграничность твою, все могущество твое — и изумились.

* * *

И тогда мы спросили у мудреца:

— Что же нам делать? Ждать, пока он подрастет и спасет нас? Будет уже поздно!

— Он уже спасает вас! — ответил мудрец.

— Но мы не видим от него никакого спасения! — удивились мы.

— Забота о нем и есть путь вашего спасения!

— И как же нам о нем заботиться? — спросили мы.

И мудрец сказал нам:

— Учите его летать высоко!

— Но мы сами не умеем летать, как же его научим? — возразили мы.

— Тогда не будет вам спасения! — ответил мудрец.

И мы поняли: путь наш — в тебе.

Крылья

Сидит старик у обочины и смотрит на дорогу. Видит: идет человек, а за ним еле поспевает маленький мальчик. Человек остановился, велел ребенку подать старику воды и дать кусок хлеба из запасов.

— Что ты тут делаешь, старик? — спросил прохожий.

— Жду тебя! — ответил старик. — Тебе ведь доверили этого ребенка на воспитание?

— Верно! — удивился человек.

— Так бери с собой мудрость:

Если хочешь посадить человеку дерево, посади плодовое деревцо.

Если хочешь подарить человеку лошадь, дари лучшего скакуна.

Но если доверили тебе ребенка на воспитание, то верни его крылатым.

— Как я это сделаю, старик, если сам не умею летать? — удивился человек.

— Тогда не бери мальчика на воспитание! — сказал старик и направил взор на небо.

Прошли годы.

Старик сидит на том же месте и смотрит в небо.

Видит: летит мальчик, а за ним — его учитель.

Они опустились перед стариком и поклонились ему.

— Старик, помнишь, ты велел мне вернуть мальчика крылатым. Я нашел способ… Видишь, какие выросли у него крылья! — сказал учитель гордо и с лаской обвел крылья своего воспитанника.

Но старик дотронулся до крыльев учителя, приласкал их и прошептал:

— Меня больше радуют твои перышки…

Человек с саквояжем

Черные тучи сгустились над городом. Страшные молнии рассекали небо. Гремел гром. Поднялся ветер, с огромной силой вырывая деревья и ломая их, а с домов срывал крыши. Хлынул холодный ливень с градом. Сметая все на своем пути, потоки горной рекой хлынули по улицам. Перепуганные люди скрылись в домах.

Трехлетняя девочка сидела у окна и с ужасом смотрела на бушующую природу.

Вдруг увидела: из переулка вышел человек с саквояжем в руках. Идет он против ветра, града и ливня. Силы природы отбрасывают его назад, град бьет по лицу. Но он упорствует. Люди, укрывшиеся в подъездах домов, зовут его, но он их не слышит.

— Мама, мама! — закричала испуганная девочка. — Человек на улице!

Мама подошла к окну.

— Вот неразумный! — сказала она с усмешкой. — Хочет показать, какой он герой?

Подул ветер, и человек с саквояжем упал в бушующий поток.

— Мама! — вскрикнула испуганная девочка. — Он утонет… утонет… Надо спасти!..

Сердце девочки сжалось от боли.

— Видишь, что может произойти с глупым!.. Почему не хочет переждать в подъезде, как все… — наглядно объяснила мама дочке.

Человек с саквояжем с трудом выбрался из воды и вновь пошел против ливня и ветра.

— Встал… Устоял… Идет дальше! — порадовалась девочка и хлопнула в ладоши.

— Запомни, доченька, неразумного на каждом шагу ждет беда! — наставляла мама.

— Он же спешит куда-то, разве не видишь? — сказала девочка с грустью.

— Поспешишь — людей насмешишь! — последовало мамино нравоучение.

Сердце девочки возмутилось.

— Мама, а если он врач и спешит к больной девочке, чтобы спасти ей жизнь… А если эта девочка — я?

Два ручейка

На вершине горы, в снегах поднебесья, родился ручеек.

В нем была вся будущая жизнь, и была сокровенная тайна: напоить мир.

Ручеек с лепетом младенца устремился вниз.

На пути споткнулся он об выступ скалы и раскололся на две части: одна потекла направо, другая — налево.

Та, которая текла направо, прошла через редкие минералы и слизнула их. Они облагородили ее и превратили в целебный источник.

Люди с благоговением приникали к нему, пили, исцелялись и благословляли его.

Ручеек был рад и счастлив.

Его счастье длится до сих пор.

Та часть ручейка, которая потекла налево, прошла через другие породы минералов и тоже слизнула их. Они отравили и озлобили ее, сделали ее источником смерти и болезней.

Люди, поняв, что источник несет им отраву, проклинали его, избегали и предупреждали других не прикасаться к нему.

Так сокровенная тайна его превратилась в смертельный яд, и жизнь источника наполнилась злорадством.

И так — до сегодняшнего дня.

Источник, что направо, и источник, что налево, не знают, что у них единое начало, но расколол их выступ скалы.

Найдется ли скалолаз, который поднимется до той высоты и своей киркой отломит выступ скалы, чтобы весь младенческий ручеек потек направо?

Летать надо, чтобы прославлять Творца

Идите сюда, что мы вам покажем!

Из открытого окошечка к нам на веранду залетели ласточки и под потолком, прямо на абажуре строят гнездо!

Что будем делать?

Конечно, пусть строят!

А мы не будем включать свет — это создаст им неудобства.

Будем ходить по веранде бесшумно, спокойно, чтобы не напугать их. Под гнездом на полу постелем бумагу.

Разве ласточки помешают нам?

Нет!

Они только помогут нам: мы научимся быть заботливыми.

А раз так, понаблюдаем еще, как они у нас будут жить!

* * *

Как ласточки наши умудрились строить гнездо прямо на абажуре!

Смотрите, какая необычная архитектура: наш цилиндрообразный абажур получается как подвешенная башня с великолепным овальным балкончиком!

Красота!

А построили они гнездо из самого простого и дешевого материала — из грязи.

Мы хотели помочь им и для уюта положили в гнездо куски стерилизованной белоснежной ваты.

Но они подняли шум — рассердились, что ли? — и выбросили все на пол.

Они предпочли пушистые перья птиц и сухую траву.

Мы не смеем больше подниматься на стремянку, чтобы заглянуть в гнездо. Они не одобряют наше любопытство.

Потому не знаем, сколько яичек отложила мама-ласточка за эту неделю.

Мы поняли, наблюдая за ними: все живое знает, что ему надо делать.

* * *

Третья неделя заканчивается.

Мама-ласточка высиживает яйца. А папа-ласточка дает нам примеры заботливости и нежности: всегда рядом с ней спит, сидит над башней-абажуром и зорко следит, бережет ее спокойствие.

Иногда же сядет у краешка гнезда и клювом ласкает свою возлюбленную.

При этом испускает тихие звуки и шепот, от которых у нас по всему тему мурашки бегают.

Мы поняли: Любовь действительно есть Истина.

Мы научаемся птичьему языку.

* * *

Сегодня праздник!

Сегодня день рождения первого птенца.

Об этом мы узнали по двум признакам: по торжественному громкому пению ласточек-родителей, их танцу вокруг гнезда, и по двум малюсеньким половинкам скорлупы от яйца, которые мы нашли на полу под гнездом.

А вылупившегося птенчика пока не видно.

Папа-ласточка суетится.

Сел он на электрический провод недалеко от дома и важно зачирикал: возвестил всей своей стае ласточек о новом пополнении.

В нашем дворе стая ласточек устроила великое торжество.

И мы поняли: Радость есть особая Мудрость.

* * *

Смотрите, какое чудо!

Птенчиков всего три.

Они пока не пушистые, они голые.

Но могут поднять головки, и мы видим, какие у них длинные шейки.

Не открывая глазки, они широко открывают клюв, как только мама-ласточка или папа-ласточка подлетают к гнезду, неся пищу.

Все вместе начинают пищать, пищать!

Но родители строги: сколько бы птенец ни пищал, лишнего не получит.

Мама-ласточка часто садится в гнездо, берет птенцов под свои крылышки и о чем-то тихо воркует.

Не колыбельную ли поет?

Не сказки ли рассказывает?

Нет-нет!

Мы чувствуем их язык.

Мама-ласточка им молитву читает.

Мама-ласточка учит их мудростям жизни.

Мама-ласточка раскрывает в них Божью тайну.

Время же не терпит!

И мы видим: мудрость воспитания дарится каждому сущему, лишь бы придерживаться ее.

* * *

Смотрите, смотрите!

Нашим птенчикам уже не сидится в гнезде!

Они уже наряжены во фраки с бабочками на белых рубашках.

Какие они прекрасные!

Они то и дело выскакивают из гнезда и садятся на свою башню.

Потягивают крылышками и машут ими.

Родители-ласточки долго сидят рядом с ними и поют, поют!

Поют то вдвоем, то в одиночку.

А птенчики не пищат, как прежде, а слушают.

Мы понимаем их язык: это у них уроки, наставления, приготовления.

Родители говорят птенцам о Небе, о Полете, о Красоте, о Любви, о Творце, но ни звука о себе.

И мы поняли: мы растим детей своих, думая о себе, они растят своих птенцов, думая о Творце.

* * *

Радуйтесь! Поздравьте!

Они уже вылетели из гнезда!

Надо превратиться сейчас в такого же птенца, чтобы понять, что есть счастье полета!

Они не летят пока далеко, но все глядят в Небо.

Мы уже научились их языку и можем говорить с родителями-ласточками.

Мы спрашиваем:

— Для кого вы воспитали ваших птенцов?

Они отвечают:

— Для Неба!

Мы спрашиваем:

— Чему вы их научили?

Они отвечают:

— Летать!

Мы спрашиваем:

— А если они вас покинут?

Они отвечают:

— Не улетят дальше Беспредельности!

Мы спрашиваем:

— Дети ваши прославят вас?

Они отвечают:

— Прославят Творца!

И мы поняли: летать надо, чтобы прославить Творца.

Но осталось для нас загадкой: все живое знает Истину воспитания, но почему же так трудно познать ее нам?

Человек опять сошел с Пути

Два ангела — один молодой, другой постарше — смотрели с Седьмого Неба на Землю и наблюдали за жизнью людей. Старший ангел был назначен наставником для младшего.

— Зачем Бог сотворил человека? — спросил молодой ангел у своего наставника.

— Чтобы он мыслил, — ответил наставник.

— Зачем человеку мыслить?

— Чтобы творил он Культуру.

— Что есть Культура?

— Она есть Путь к Богу.

— Зачем человеку Путь к Богу?

— Чтобы совершенствоваться и тоже стать ангелом.

Молодой ангел был любознательный.

— Покажи мне Культуру!

Старший ангел указал ему на один из больших городов земли.

— Смотри, это есть столица государства. Там есть музеи, театры, концертные залы, художественные салоны… Все, что в них хранится и происходит, называется Искусством.

— Искусство, — повторил младший ангел, чтобы запомнить.

— Видишь, мчатся автомобили и поезда, летят самолеты и космические ракеты, люди изобрели телевизоры, компьютеры, информационную паутину… Делает все это Наука…

— Наука, Искусство… — повторил молодой ангел.

— В тех зданиях, в которые входят и выходят дети, происходит их Образование…

— Образование, Наука, Искусство…

— А вот те красивые сооружения с золотыми куполами есть Храмы. В них люди молятся Богу. Это есть Религия…

— Религия, Образование, Наука, Искусство… Все это Культура?

— Да, Культура, она и есть Путь к Богу, — ответил ангел-наставник.

Он гордился достижениями человека и хотел рассказать еще о многом.

Но в это время произошло что-то очень страшное.

Буквально из ниоткуда вдруг с оглушительным ревом над городом повисли ракеты и самолеты, и огромный город погрузился в адский огонь, пламя которого вознеслось до Седьмого Неба.

Молодой ангел ужаснулся.

— Зачем человек взорвал свою Культуру?

А ангел-наставник заплакал: «Человек опять сошел с Пути!»

Радуга — символ Пути к Богу

Наполнилась Земля злодеяниями — всякая плоть извратила путь свой.

Разгневался Бог.

Сказал Ною, человеку благочестивому: «Сделай себе ковчег».

Сделал Ной ковчег, как научил Бог. Ввел туда свою семью, а также по паре мужского пола и женского от всякой плоти.

Потом устроил Бог потоп и истребил все, что имело дыхание духа жизни в ноздрях своих.

От тех, кто остался в живых через Ноев ковчег, заново населилась земля.

Так была спасена Культура — Путь к Богу.

И дал Бог завет живым: «Не будет больше истреблена всякая плоть водами и потопом». А знаком знамения завета Своего Он положил Радугу: «И когда Я наведу облако на землю, то явится Радуга в облаке, и Я вспомню завет Мой».

Как прекрасно: Радуга — символ Пути к Богу, символ Культуры!

Но помним ли мы, что означает появление Радуги на небе?

К сожалению, первым забыл о Радуге один из трех сыновей Ноя — Хам. Увидев, как пьяный отец спит голым, он позвал своих братьев, чтобы посмеяться над отцом. Однако те проявили благоразумие и накрыли отца, не взглянув на его голое тело.

Тем не менее, нам досталась беда — антикультура в виде хамства.

Вавилон

Сколько бед натворила в нашей жизни история Вавилона.

Это был период ускоренной цивилизации: вместо камней для строительства люди изобрели кирпичи и вместо извести начали применять земляную смолу.

Людьми овладела самость, гордыня, жажда славы. И начали применять свое изобретение не для строительства храма, чтобы прославить Бога, а для первого небоскреба на Земле — башни, высотою до Небес.

Вавилоняне первыми стали возвеличивать цивилизацию и унижать Культуру. Цивилизованное бескультурье — вот на чем строилась башня.

Возмутился Бог хамством вавилонян и, чтобы пресечь их неразумный порыв, единый для всех язык смешал так, что один не понимал речи другого.

Так человечество потеряло общий для всех язык.

Это была первая культурная катастрофа, от которой оно до сих пор не может оправиться.

Может быть, разгадаем тайну, почему люди свой город назвали Вавилон, что в переводе означает Врата Бога?

Два брата

Было два брата — добрый и злой.

И было у них поле. Решили посеять пшеницу.

Встал добрый брат утром рано, взял из амбара мешок зерна и, восхваляя и благословляя песнею землю, посеял. Поняла земля песню человека и приняла каждое зернышко.

После полудня злой брат тоже взял мешок зерна, ибо не знал, что брат уже посеял и, проклиная землю и труд крестьянина, разбросал в поле семена. Земля не приняла злобу и неблагодарность человека и отвергла каждое семя.

Настало время, пришли братья в поле и увидели богатый урожай.

— Это мой посев! — с гордостью воскликнул злой брат.

Но добрый брат ничего не сказал, он был рад богатому урожаю.

Закон о правах свободы в лесу

Два волка из разных кустов одновременно набросились на заблудившегося барана.

— Я напал первым, баран мой…

— Не ты, а я напал первым, потому он мой…

— Первым был я…

— Нет, я…

— Спросим у него, пусть сам скажет…

— Хорошо… Скажи, баран, кто из нас набросился на тебя первым?

Смертельно перепуганный баран начал душераздирающе блеять.

— Видишь, он говорит, что я…

— Не ты, а я…

Услышал шум в лесу царь-лев.

— Что здесь происходит! — испустил он раскатистый рев, — кто обижает это невинное дитя природы?! Кто нарушает мой закон?!..

Теперь уже насмерть перепугались волки.

— Он напал на барана и хотел растерзать его…

— Не я, а он набросился на него первым… Я хотел защитить барана от него…

— Замолчите… — заревел царь. — Он сам мне скажет… — лев взял барана, наложил на него лапу и сказал ласково, по-отечески. — Не бойся, дитя мое, они уже не посмеют тебя обидеть. Только скажи, кто на тебя набросился первым?

Ласковое слово успокоило барана и он жалобно заблеял.

— Барашек говорит, что напал на него ты… — сказал он грозно одному из волков и обратился к другому,

— Велю тебе строго его наказать…

Волк набросился на волка исполнить волю царя.

Лев же прижал к себе барана и сказал:

— Пойдем со мной, дитя мое, я защищу тебя…

Баран, радостный, что спасся от растерзания на куски, последовал за своим спасителем.

…Вечером лис и лисица, один — шеф-повар, другая — служанка, подавали царю во дворце жареную и пареную баранину, сами же глотали слюнки, ибо в лесу свирепствовал закон о правах свободы каждого живого существа.

Закон Творца

Могущественный горный поток реки вышел в долину, замедлил ход и оглянулся. Увидел речку-красавицу и влюбился с первого взгляда.

— Давай сольемся! — сказал он ей с жаром.

— Хорошо! — шепнула она застенчиво и пробила себе дорогу в сторону могущественного горного потока реки.

Слияние доставило им блаженство и счастье.

Так они понеслись дальше, не зная, куда. Для них впереди была вечность.

Но вот увидел горный поток в долине другую речку. Захотелось слиться с нею.

— Я полюбил другую, нам надо разойтись… — сказал он речке-красавице.

Заплакала речка-красавица: ради любви к могущественному речному потоку она была готова жертвовать собой, но:

— Не могу… — сказала она.

— Почему?! — удивился горный поток. — Вот сколько места в долине, направляйся, куда хочешь…

— Это люди могут так расходиться, потому что считают себя вторыми половинками или супругами друг для друга, но мы же слились воедино, а развестись уже не можем…

— Вот увидишь, сам уйду от тебя… — рассердился могущественный поток и начал пробивать путь в другую сторону.

Но как только подумал, что уже расстался с речкой-красавицей, тут же почувствовал, что он с ней и там, в прежнем русле, и здесь, в новом.

Тогда опять отделился и оставил вдали маленькую полосочку реки. «Вот и развелись», — подумал он. Но скоро опять почувствовал, что ничего не получается: он только мельчит свою душу на клочья, и принуждает мельчить душу и речке-красавице. Она сейчас текла и там, и там, и там, и всюду им становилось все грустнее и больнее.

Задумался могущественный поток: «Вот какой закон у Творца — слияние рек может быть только на всю жизнь. Почему так? Это наказание?» Но скоро понял, что Творец не наказывает его, а хочет, чтобы он научился любить и быть преданным.

У кого ему учиться.

У маленькой речки-красавицы, с которой он уже един и которая вдохновляет его.

Они вернулись в прежнее русло, по пути собирая клочья своих разбитых душ и восстанавливая их. И чувствовали, как возвращались к ним обновленное счастье и блаженство,

«Ты создан для подвига, сверши его!» — шептала речка-красавица любимому.

Они устремились дальше, пока не хлынули водопадом и не слились с морем…

Люди смотрели на водопад завороженно.

— Какое могущество! — удивлялись мужчины.

— Какая красота! — восхищались женщины.

Но познать в водопаде понятие «слияния», — причину могущества и красоты, — они были не в состоянии. Ибо многие из них, насладившись зрелищем, спешили к юристам оформлять «разводы», не понимая, что можно расходиться, но слившимся разводиться нельзя.

Таков закон Творца.

Единственная красота

Мальчик размечтался перед сном.

«Вот скоро стану взрослым, и что я сделаю для людей? — подумал он. — Давай подарю всем жителям Земли что-то самое прекрасное, чего никогда не было и не будет».

И начал он перебирать, какую такую Красоту подарить людям.

«Построю великолепный Храм».

Но сразу передумал: храмов прекрасных очень много.

Подумал еще: «Сочиню необыкновенную Песню!»

Но опять замешкался: песен тоже много.

«Лучше изваяю нерукотворную Скульптуру!»

И снова отбросил мысль: скульптур нерукотворных много.

И он загрустил.

Так и заснул с этой мыслью.

И увидел сон.

Пришел к нему Мудрец.

«Ты хочешь подарить людям нечто самое прекрасное?» — спросил он.

«Да, очень хочу!» — с жаром ответил мальчик.

«Так подари, чего медлишь?»

«Но что? Все уже сотворено!»

И начал перечислять: «Хотел построить Храм, но все храмы уже построены…»

Мудрец прервал его: «Не хватает одного единственного Храма, который можешь построить только ты…»

Мальчик продолжил: «Хотел сочинить Песню, но их тоже много…»

Мудрец опять прервал его: «Людям не хватает одной единственной Песни, и ее можешь сочинить только ты и спеть ее в Храме том…»

«Думал изваять великолепную Скульптуру, но разве осталось что-либо не изваянное?»

«Да, — сказал Мудрец, — не изваяна одна единственная Скульптура, которая так нужна людям, и можешь изваять ее только ты и украсить им Храм твой».

Мальчик удивился: «Ведь все уже сделано!»

«Да, но всей той Красоте мира не хватает только одного великолепия, творцом которого можешь стать ты», — сказал Мудрец.

«И что это за Красота, которая выпала на мою долю?»

И произнес Мудрец волшебным шепотом: «Храм есть ты, сделай себя великолепным и благородным. Песня есть душа твоя, утончай ее. Скульптура есть твоя воля, изваяй свою волю. И получат планета Земля и вся Вселенная Красоту, которую еще не познал никто».

Мальчик проснулся, улыбнулся Солнцу и шепнул самому себе: «Теперь я знаю, какую Красоту могу подарить людям!»

Кто из них Светоносец?

Из источника знаний напились семеро юношей.

И что мы видим?

Один превратился в сейф.

Второй торгует на базаре.

Третий хвастается на площади.

Четвертый разгуливает с поднятым носом.

Пятый ликует перед учеными.

Шестой воображает свой памятник.

Седьмой же ходит с учениками.

Среди них один — Светоносец.

Мне жалко людей?

Дорогие Коллеги!

Предложу вашему вниманию восточную притчу, может быть, даже не одну.

Они о…

В общем, сами поймете, о чем.

* * *

Три мыши приблизились к отшельнику.

Он сказал каждой из них:

«Ты поселилась в муке. Хотя запасов ее хватит на весь род твой, но от этого ты не стала добрее…

Ты избрала местожительство в книгах и перегрызла немало их, но ты не стала образованнее…

Ты поместилась среди священных предметов, но не стала возвышеннее…

Право, мыши, вы можете стать людьми. Как люди, вы посрамляете данные сокровища».

* * *

Знаете, что я сделал, дорогие Коллеги? Прочел эту притчу детям и спросил: «Что скажете?»

И я еще раз убедился: дети приходят в этот мир, чтобы помочь взрослым вернуться на Путь Истины.

Вот что они мне сказали: «А вы воспитывайте нас так, чтобы мы не стали, как мыши».

Хочу, чтобы вы тоже убедились в моем предположении.

Вам понравилась эта притча? Расскажу другую.

* * *

Три льва пришли к отшельнику.

Он сказал каждому:

«Ты только что умертвил путника, спешащего к семье…

Ты похитил единственную овцу у слепого…

Ты уничтожил коня вестника важного…

Можете, львы, стать людьми. Наденьте страшную гриву и начните войну. Не удивляйтесь, что люди окажутся более жестокими, нежели вы».

* * *

Тоже прочел детям и сказал: «Говорите, что сердце подскажет».

Все говорили, обсуждали, осуждали взрослых, возмущались.

Одна девочка только слушала и молчала. А в конце расплакалась.

«Почему плачешь?» — обеспокоились мы.

И она сказала нам: «Мне жалко людей…»

* * *

Подарю еще одну восточную притчу. Только прочтите, пожалуйста, ее детям и послушайте, какие наставления они дадут нам.

* * *

Три голубя прилетели к отшельнику.

Он сказал каждому:

«Ты клевал чужое зерно и счел его своим…

Ты вытащил целебное растение и почитаешься священной птицей…

Ты прилепился к чужому храму и во имя суеверия заставил кормить себя…

Право, голуби, пора вам стать людьми. Суеверие и ханжество славно прокормят вас».

* * *

Вот так Восток объясняет нам, как мы можем выглядеть, потеряв Культуру.

Образ солдата

В военный госпиталь приехал ансамбль песни и пляски сельской школы, чтобы подбодрить раненых.

«Ааа-са… оо-па…» — кричал бодро самый маленький танцор. И так как не все раненые могли встать и выйти в коридор, где происходил концерт, мальчик в папахе вбежал в палату, кружась и размахивая кинжалом.

И, воткнув кинжал в пол, сорвав с головы папаху, бросился на колени перед недвижно лежавшим солдатом. Потом встал и низко ему поклонился. Тот посмотрел на мальчика заворожено, пальцем подозвал к себе. В глазах у него были слезы. Он взял руку мальчика и вложил в нее кусок сахара.

«Спасибо!» — прошептал он.

Крупные слезы медленно пробирались по его щекам.

Думал ли тогда тяжело раненый солдат о воспитании маленького танцора, или вспоминал он своих детей?

Шли десятилетия. Мальчик стал взрослым. Но постоянно прокручивал в душе это явление жизни, осмысливая его с разных сторон. Думал то о куске сахара, то о слезах, то о его жизни, то упрекал себя, что не спросил имени.

Образ солдата никогда не покидал его, принимал скромное, ненавязчивое участие в его духовной жизни. Но он каждый раз все расширялся, вбирал в себя, как в фокусе, другие явления жизни и наполнялся особым смыслом. Образ этот не раз уравновешивал его взрослую жизнь, звал к состраданию, сочувствию, к пониманию красоты человеческой души.

Мальчик-танцор был я, а произошло это жизненное явление в 1942 году.

Духовный мир каждого из нас неугомонен. Жизнь в нем течет в тысячу раз быстрее, чем жизнь внешняя. И хотя мы владеем сознанием и волею, тем не менее, лучшие побуждения остаются незамеченными или улавливаются с трудом. Но если мы твердо будем верить, что они есть и посещают наш внутренний мир, и настроим наши сердца принимать их и следовать им, то этот незримый процесс движения к самосовершенствованию будет непрерывным.

Пока не наступила тьма

— Дети, дети, куда вы нас тащите?

— К Свету!

— А где он?

— Мы вам дорогу покажем!

— Это далеко? Может быть, не надо?

— Следуйте за нами, надо спешить, пока не наступила тьма!

* * *

— Дети, дети, это еще что?

— Метла!

— Зачем она нам?!

— Чтобы выметать!

— Что?

— Мусор из души!

* * *

— Дети, дети, что вы ищете в сундуке?

— Следы!

— Следы чего?

— Культуры!

— Зачем вам они?

— Так мы сократим дорогу к Свету!

* * *

— Дети, дети, здесь много развлечений!

— Развлечение не есть устремление!

— Мы устали, нам нужен отдых!

— Отдых не есть созидание!

— Что же нам дальше созидать? Все уже создано!

— Созидать нужно самих себя!

* * *

— Дети, дети, что вы нашли в нашем сундуке?

— Книгу. Откуда она здесь?

— Она нам досталась от прадеда!

— Вы читали ее?

— Зачем? Она старая!

— Как может быть книга старой, если в ней Благая Весть?

* * *

— Что за непослушные дети!

— Что за непонятливые взрослые!

* * *

— Дети, дети, что вы нам принесли?

— Зрение!

— А что нам надо узреть?

— То, что внутри вас!

— А что внутри нас?

— Безобразие!

* * *

— Дети, дети, там опасно!

— Но надо пройти!

— Вы можете упасть в пропасть!!

— Но надо пройти!!

— Вы не боитесь?

— Но надо пройти!!!

— Тогда пустите нас вперед!

— А вы не боитесь?

— Но надо же пройти!

* * *

— Взрослые, взрослые, вы знаете мудрость, как ходить над пропастью?

— Как?

— Красиво!

— Почему?

— Чтобы забыть о страхе. Да еще ходить нужно с верою.

— Почему?

— Чтобы выросли крылья. Да еще смотреть нужно не в пропасть, а в небо.

— Это еще зачем?

— Чтобы в случае чего взлететь ввысь!

* * *

— Дети, дети, что это?

— Факел!

— Зачем он нам?

— Чтобы хорошо видеть!

— Что видеть?

— Свет во тьме!

* * *

— Дети, дети, запомните, это — ненависть!

— Покажите нам красоту Любви!

— Это — предательство!

— Покажите нам красоту Преданности!!

— Это — вражда!

— Расскажите о красоте Единения!!!

— Послушайте, дети, надо же знать все?!

— Дайте все, только от Прекрасного!

* * *

— Дети, дети,

мы видим восход Солнца!

— Значит,

у вас открываются глаза!

— Дети, дети,

мы радуемся Радуге!

— Значит,

пробуждается Разум ваш!

— Дети, дети,

мы чувствуем запах Звезд!

— Значит,

вы прозреваете!

— Дети, дети,

мы плачем!

— Значит,

вы орошаете зародыш зерна Культуры!

— Дети, дети,

что нам дальше делать?

— Воспитывайте нас!

Школа для Адама и Евы

Из каких глубин тысячелетий идут корни Школы, которая Скале, что в переводе означает «лестница»?

Мое воображение рисует следующую историю.

Один из правнуков Адама, запутавшись в лабиринте жизни в поиске пути к Создателю, взмолился:

— Господи, дай мне лестницу, чтобы хоть чуть-чуть приблизиться к Тебе!

И услышал голос:

— Найдешь ее в первом встречном!

— Кто этот встречный? — спросил правнук Адама.

— Наречен он Мною Учителем! — сказал голос.

Встретился правнук Адама с человеком старым и сказал:

— Учитель, дай мне лестницу, чтобы приблизиться к Создателю!

— Ты — правнук Адама и сам тоже Адам, названный так в честь своего прадеда?

— Да, — ответил правнук Адама, — меня тоже зовут Адам!

— Следуй за мной! — сказал Учитель.

И повел он правнука Адама по лабиринтам жизни.

Путь преградил им бушующий огонь.

Учитель пять лет учил правнука Адама, как пройти через огонь, и наконец сказал:

— А теперь иди!

— Огонь ведь сожжет меня! — возмутился правнук.

— Огонь сожжет не тебя, а страх в тебе, а ты обретешь смелость.

И прошел правнук Адама через огонь и обрел смелость.

Пошли дальше, и вот другая преграда: болото, у которого не было видно края.

Учитель пять лет учил, как нужно пройти через болото, и сказал:

— Иди!

— Болото же без края и затянет меня! — воскликнул правнук.

— Но ты обретешь волю и терпение, в которых почерпнешь великую силу!

И правнук Адама, который сам был тоже Адамом в честь своего прадеда, прошел через болото и обрел волю и терпение.

Пошли дальше, и опять преграда: непреодолимая стена.

— Как мы через стену переберемся? — спросил правнук Адама у Учителя.

— Садись на этот камень, подумай и поищи способ! — ответил Учитель.

Сел на камень правнук Адама и палкой стал чертить на песке свои мысли и воображения. А Учитель ходил вокруг начертанного, то и дело стирая его ногой. Тогда ученик начинал все сначала. Так прошло пять лет.

— Нашел выход! — воскликнул он наконец. — Можно в стене высечь ступеньки и постепенно подняться вверх!

— Значит, разум твой расширяется. Так высекай ступеньки в стене!

— Но я могу упасть и разбить себе голову!

— Возможно. Но взамен обретешь предупредительность!

И они преодолели стену.

А там перед ними сразу три пути.

— По какому пути идти? — воскликнул правнук Адама.

— А ты спроси у своего сердца и выбирай! — сказал Учитель.

Правнук Адама погрузился в себя. Пять лет он задавал вопрос сердцу своему: «Скажи мне, какой путь выбрать»? Наконец твердо сказал Учителю:

— Надо идти по среднему пути!

— Значит, ты научился говорить со своим сердцем!

В конце пути перед ними возникли высокие ворота.

Учитель открыл их, и правнук Адама увидел за воротами другой лабиринт жизни, более сложный и запутанный.

— Дальше пойдешь сам! — сказал Учитель.

— Как?! — удивился правнук Адама. — Я шел с тобой двадцать лет, чтобы получить лестницу для приближения к Создателю! А там лабиринт, где я могу запутаться и потеряться!

— Ты сам уже лестница и для себя, и для других. А более высшие ступеньки ищи в любом встречном, ибо каждый для тебя будет Учителем, и сам будешь для каждого Учителем.

— Тогда дай мне напутствие!

— Запомни:

Вера в Творца будет собирателем твоих сил.

Любовь ко всему станет вершиной твоей лестницы.

Сердце твое будет обителью твоей мудрости.

Так живи.

Правнук Адама, который тоже был назван Адамом в честь своего прадеда, глубоко поклонился Учителю, и когда поднял голову, то перед ним не было ни Учителя, ни лабиринта, из которого он только что вышел. А в душе услышал голос:

— Иди, тебя ждут!

— Это был Ты моим Учителем?! — изумился правнук Адама.

Но ответ не последовал.

Он повернулся и шагнул в более сложный и запутанный лабиринт жизни.

Первыми встречными оказались мальчик и девочка.

Правнук Адама, имя которому тоже было Адам в честь прадеда, узнал в мальчике самого себя. «Это же я! Это же мое детство двадцатилетней давности!» — удивился он.

А дети, увидев его, порадовались.

— Учитель, мы ждали тебя! Дай нам лестницу, чтобы хоть чуть-чуть приблизиться к Господу! — взмолились они.

— Дети, кто вы будете? — спросил правнук Адама.

— Я — Адам! — ответил мальчик.

— Я — Ева! — ответила девочка.

— Вас назвали в честь ваших прапрадеда и прапрабабушки?

— Да! — ответили они.

«Значит, я — Учитель своего детства, то есть — самого себя, а мое детство — Учитель мой! Так ли, Господи?» — но ответ не последовал.

— Следуйте за мной! — сказал он Адаму и Еве и смело повел детей в непознанный ими лабиринт жизни.

Истина Школы ожидает в приемной

Жила-была Истина Школы.

Чистая, полная, Богом сотворенная.

Она обслуживала школы всех планет Вселенной и всюду несла Божью Мудрость.

«Помогу землянам», — сказала она и спустилась на планету Земля.

Прилетела к директору первой земной школы, с надеждой, что ей порадуются.

— У меня мало времени, — предупредил директор, — скажите коротко, что вам надо?

Он был погружен в бумаги и не взглянул на Истину, ее обаяние не задело его.

— Я — Истина Школы, примите меня…

Но директор грубо оборвал ее.

— Какая еще Истина… У нас тут своя истина! — загремел он и, не поднимая головы, указал Истине на дверь.

Огорчилась Истина. Не ожидала такого.

Полетела она к директору второй земной школы.

Тот мельком взглянул на нее, ибо остановить взор на ней не смог.

— Что вам нужно? — спросил он подозрительно.

— Я — Истина Школы, примите меня! — попросила она умоляюще. — Я могу…

— Истина Школы?! Впервые слышу о такой профессии… Какое у вас образование? Какой опыт? Хулиганов держать в руках умеете?

— Но я же Истина, во мне опыт миллионов лет… Берите мою мудрость…

— Знаю вашу мудрость, — перебил директор раздраженно, — любить детей, ведь так?

Истина кивнула головой:

— Так, но…

— Быть к ним справедливыми, не так ли?

— Так, но…

— Какое еще «но»! Воспитывать их гуманно, так ведь?

— Так, но… — проговорила Истина смущенно.

Она хотела сказать: «Так, но нужна вера в Творца».

Директор не дал ей высказаться.

— Поработайте с вашей мудростью где-нибудь в другом месте, приходите потом, может, примем!

И разговор закончился, директор спешил на совещание: «Борьба против того, чего хотят ученики». Обиделась Истина. Прилетела она к директору третьей земной школы.

— Я — Истина Школы!.. Примите меня!..

Директор готовил отчет для аттестации школы.

— И чего нам от вас ждать?

Он посмотрел на нее и почему-то покраснел. Истина произнесла все святые слова и закончила:

— Бог… Вера… Гуманность…

Директор хитро прищурил глаза, задумался. Потом приказал:

— Пиши заявление!

Счастливая Истина тут же написала заявление.

Директор наложил резолюцию и вызвал заместителя по хозяйственной части:

— Выполняй! — приказал ему и передал заявление.

Заместитель по хозяйству забрал Истину, поместил ее в большую красивую рамку и вывесил на стене на самом видном месте.

Приходили родители, знакомились с Истиной Школы.

— Мда… — говорили они и отдавали своих детей в эту школу.

Приходили проверяющие, читали и перечитывали Истину Школы, вывешенную на стене.

— Мда… — говорили они задумчиво.

И писали о школе хвалебные слова.

То и дело подходили к вывеске учителя, грустно глядели на Истину.

— Ну и ну! — проговаривали они смущенно и отходили.

Однажды заметили Истину Школы дети.

— Какая красота! — восхитились они. — Как было бы здорово, если бы у нас все было бы так, как она!

И только их чуткое сердце и тонкое зрение увидели, что Истина плачет.

— Ей здесь плохо… — сказали они. — Давайте отпустим ее на волю, раз в нашей школе ей грустно… Может быть, найдет другую школу, где ей будет хорошо!

Они сняли со стены раму, разбили стекло и сказали Истине:

— Лети… Если не нам, может быть, достанешься другим!

Истина полетела к директору четвертой, потом пятой, потом шестой школы.

А директор третьей школы объявил вознаграждение тому, кто выдаст правонарушителя, сорвавшего со стены собственность школы, а самому правонарушителю обещал строгое наказание.

Истина Школы в это время сидела уже в приемной директора седьмой земной школы.

Предстанет она, наконец, перед ним, произнесет все святые слова и закончит: «Бог… Вера… Вера в Творца…» Однако поймет ли директор, что незримое присутствие Бога в духовной сущности образования есть Истина Школы? Или же посадит он эту Истину в клетку как экзотическую птичку и передаст в кабинет биологии, чтобы ученики любовались ее красотою?

Истина в приемной, но директор не спешит ее принимать, он пока занят.

* * *

Но это же Седьмая земная Школа!

Директор этой школы, стало быть, иной мыслитель.

Сам ищет Истину.

И вот она у него в кабинете.

Он сперва растерян.

Потом сосредоточивается.

Перебирает каждое святое слово Истины.

Потом раскаивается.

Потом собирает в себе все свое мужество, волю, все свои духовные силы и устремляется к свершению Истины Школы.

Где завучи?

Соберите всех учителей!

Соберите всех учеников — всех, всех!

Соберите всех родителей!

Поймите Истину Школы! Начнем жить в Истине Школы!

Кто порадовался и остался рядом с директором.

Кто возмутился и покинул его. Может быть, станет врагом.

Кто не понял, но чувствознание подсказало: будь рядом!

А ученики — все, все, все — восхитились красотой Истины и мужеством директора.

Истина сложила в Школе Педагогический Ансамбль.

Начались репетиции.

Приходите через семь лет — на торжества Истины Школы!

Книга жизни

Была у людей дарованная Богом Книга Жизни — Голубиная Книга.

Она покоилась в Храме Знаний.

Книга была чудотворная: каждый день в полночь в ней появлялась новая страница, на которой были записаны новые знания.

И был у людей Мудрец, которому были доверены Храм и Книга.

С наступлением полуночи он с трепетом ждал мгновения, когда ниоткуда возникала новая страница. Потом до восхода Солнца с упоением изучал новые знания. А с восходом Солнца выходил на площадь и сообщал о них народу — и взрослым, и детям, и мужчинам, и женщинам, всем, всем, всем.

Люди, воодушевленные мудрецом, в тот же день претворяли в жизнь новые знания, и жизнь их становилась краше, радостнее, умнее и светлее.

Это движение к Свету называли они эволюцией.

Творчество и устремленность облагораживали каждого.

Люди не забывали о Творце, восхваляли Его и были щедры и добры ко всем.

Но вот однажды, когда Мудрец молился у алтаря перед Книгой Жизни — Голубиной Книгой, и с трепетом ожидал появления новой страницы, откуда ни возьмись возник перед ним лукавый в облике ангела.

И он сказал Мудрецу строго:

— От имени Бога запрещаю тебе впредь давать людям знания из новых страниц!

Он положил камень на только что появившуюся страницу.

Мудрец обеспокоился.

— Что же тогда я буду говорить людям?!

Ответил лукавый в образе ангела:

— Говори только о знаниях, которые записаны на страницах, открывшихся до сегодняшнего дня!

— До каких пор так будет? — успел спросить Мудрец.

— Пока не будет снят запрет! — и лукавый исчез.

Опечалился Мудрец.

Но подчинился запрету, ибо, как он поверил, запрет был от Бога.

Шло время, шли годы.

Страниц под камнем стало во много раз больше, чем страниц, дозволенных для чтения.

Мудрец, как и прежде, встречал в полночь появление новой страницы. И страстное любопытство заставляло его отодвигать камень и постигать новые знания. Они были чудесными и восхитительными и могли бы продвинуть жизнь людей дальше. Потом опять клал камень на место, выходил с печальным лицом на площадь и нудно повторял людям старое.

Со временем, отдалившись от новых знаний, люди становились безликими. Жизнь для них помрачнела и погрустнела. Цветы, которые расцветали в их душах, увяли и покрылись зарослями. Сорняками покрылась и жизнь. Люди быстро начали стареть и рано умирать. И с детьми тоже происходило что-то неладное: они взрослели не как дети, а как старики, и были недоумками.

Книга Жизни — Голубиная Книга, дарованная от Бога, была забыта. Было забыто и имя Бога.

И вот однажды, войдя в полночь в Храм Знаний, Мудрец увидел у алтаря Книги Жизни маленького дряхлого мальчика. Сбросив камень с Книги, он с упоением и самозабвенно вчитывался в запретные страницы. По тому, как он читал, с него сходила преждевременная старость; дочитав только что появившуюся свежую страницу, перед Книгой Жизни — Голубиной Книгой стоял двадцатилетний одухотворенный молодой человек.

Он обернулся и увидел Мудреца, напуганного тем, что нарушен запрет.

— Мудрец, — сказал молодой человек, — я слушал тебя десять лет и, слушая, не рос, а старел. Для моего роста мне нужна была свежая пища для духа, а ты давал мне и другим пищу негодную! Почему ты положил камень на эти чудесные страницы?

Мудрец опустил голову и виновато сказал:

— Не я положил камень, а посланник от Бога!.. Он запретил…

Но юноша не стерпел:

— Мудрец, Бог не мог такое допустить, ибо Сам подарил людям Книгу Жизни — Голубиную Книгу!.. Запрет этот от лукавого, и он в тебе самом!..

Юноша подошел к Мудрецу, взглянул ему в глаза и сказал с мольбой и надеждой:

— Мудрец, народ страдает и гибнет, надо спешить… Ну как, пойдешь со мной на площадь, чтобы объявить людям о новых знаниях, или ты будешь ждать снятия запрета?


Это о нас, учитель!

Дождемся ли, пока армия спасения принесет нам весть о снятии запрета, или, не медля, расскажем своим ученикам о горизонтах познания?

Какой нужен ученикам учитель?

Нужен учитель, который идет новыми путями, и каждое слово его, каждый поступок несут печать незабываемой новизны — это есть Истина Школы.

Учитель

Увидел Бог, что множились пороки людей и порочными становились всякие их помыслы, и Он сказал: «Сотру с лица земли человека, которого сотворил Я». Но сжалился Он над людьми, ибо любил их, созданных Им по образу и подобию Самого Себя.

Но люди возомнили о себе, и мысли и дела их не стали менее порочными и грешными.

Созвал Бог Высоких Духов и сказал: «Люди потеряли путь. Как быть?»

Один Высокий Дух посоветовал: «Навеем на каждого человека вещий сон и покажем, какой скрежет зубовный могут навлечь на себя люди, ведя себя таким образом».

Но Бог сказал: «Люди могут оставить сон во сне и, проснувшись, ничего не помнить, и если даже будут помнить, то не поверят ему».

Другой Высокий Дух предложил: «Пошлем людям манну небесную, пусть увидят они, как милостив Бог и как Он их любит».

Но Бог сказал: «Люди могут принять милость Бога как должное».

Третий Высокий Дух посоветовал: «Осушим все реки, все родники, все колодцы, и пусть каждый жаждущий получает глоток воды от Бога».

Но Бог сказал: «Так люди превратятся в стадо баранов, толпящихся у водопоя».

Тогда сказал четвертый Высокий Дух: «Господи, Ты вложил в них Свой Образ. Но увидеть Его в себе они сами не могут. Вложим теперь в каждого жажду к познанию и дадим Учителя».

И сказал Бог: «Да будет так».

Выбрал Он одного Высокого Духа и направил к людям: «Будешь людям Учителем, и наречешься Моисеем, и принесешь им Закон Мой».

Потом послал Он другого Высокого Духа: «Будешь людям Учителем, и назовешься Буддой, и принесешь им тайну о восхождении Духа».

Затем послал Он Сына Своего Единородного Иисуса Христа: «Будешь людям Учителем и откроешь им тайну Царствия Небесного».

Потом послал Великого Духа: «Будешь Учителем, и назовешься Мухаммедом, и утвердишь в них Мое Всемогущество и Мою Милостивость».

Но видел Бог, что в учителях нуждаются не только взрослые, но и дети. Собрал Он всех светлых ангелов и сказал им: «Будьте учителями для детей. Несите им Мой Свет и помогите узреть в себе Мой Образ. Устремите их стать такими же совершенными, как Я. И запомните: нет Моей Воли, чтобы погиб один из малых сих».

С тех незапамятных времен рождаются на земле ангелы как обычные дети, взрослеют и спешат к детям. И называются учителями.

Это — мы.

Но мыслитель предупредил: «Не думайте, что скоро утвердится значение учителя. Тысячелетия пройдут, но учитель не будет признан».

А другой мыслитель изрек: «Братья мои! Не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большому осуждению…»

Четыре ангела

Позвал Бог ангелов, вернувшихся на Небеса после служения учителями на Земле.

«Покажите, с чем вы вернулись».

Положил первый ангел у ног Господа ордена, медали, премии, дипломы и сказал: «Я прославился».

Взглянул Бог на доказательства славы у Своих ног и испепелил их. И сказал ему: «Ты прославился на весь мир, но не в душе мальчика, который попал в беду и нуждался в твоей незамедлительной помощи. Ты же, находясь в погоне за наградами, не поспешил стать для него убежищем, и он погиб. Иди и пожинай теперь сам беду брошенного учителем ученика».

И Он сделал его учеником, попавшим в беду, и дал ему учителя, ослепленного наградами и почестями.

Положил другой ангел у ног Господа груду программ, учебников, методических пособий, длинный список научных трудов и сказал: «От простого учителя вырос я до профессора».

Взглянул Бог на всю эту науку у Своих ног и испепелил ее.

И сказал ему: «Не для самости и затуманивания Истины я посылал тебя учителем, но для заботы о талантливой девочке, судьба которой ушла в песок твоей науки. Иди и пожинай страдания погубленного таланта».

И наделил Он его талантом и сделал учеником учителя, увлеченного творением бездетной педагогики.

Третий ангел перечислил Богу по пальцам имена бывших учеников, ставших в обществе известными людьми: учеными, поэтами, художниками, министрами, бизнесменами, спортсменами, и положил у Его ног гордость за них.

Взглянул Бог на его гордость и испепелил ее.

И сказал ему: «Не для гордости посылал я тебя учителем. Почему не гордишься мальчиком, которого ты выгнал из школы как неуспевающего и увеличил армию обездоленных и бродяг. Иди и пожинай теперь трагедию беспризорного ребенка».

И сделал его подростком, только что выброшенным из школы.

Предстал перед Богом четвертый ангел, бросился к Его ногам и взмолился: «Господи, не жди от меня даров, ибо я опустошен. Судьба забросила меня в Богом забытую школу, и я отдал своим ученикам весь Свет, что был во мне от Тебя. И спешу к Тебе с мольбой: дай мне побольше Света и отправь обратно, ибо ученики ждут меня, а я без них не мыслю свою ангельскую жизнь».

Тогда сказал Бог: «Отдавший Свет умножит его в себе».

И сделал его Бог Великим Духом и отправил обратно в Богом забытую школу.

Два учителя, два принципа

Пришли в школу два молодых учителя.

Один сказал своим ученикам:

— Пойдем в гору, будем познавать через трудности.

Сказал другой свои ученикам:

— Умный в гору не пойдет, будем познавать от легкого.

Учитель первых не отступил от своего принципа, водил своих учеников в горы, все более трудные, скалистые, неприступные и высокие. И так десять лет.

Учитель вторых тоже не отступил от своего принципа, обходил вместе со своими учениками те же самые горы и всюду искал для них легкость и удобство. И так десять лет.

Первые закалили знания жизнью, и сложился у них Дух вершинный, стало естественно для них многомерное мышление.

Вторые упражняли знания в уме, и сложился у них дух равнины, а мышление у них стало трехмерным.

Первые научились летать.

Вторые научились копать.

Первые научились видеть все вокруг.

Вторые научились видеть лишь перед носом.

Трудно ли будет догадаться: какую построят жизнь вокруг себя первые, и какую — вторые?

Сказано: творите героев.

Учитель, который воспитывает учеников своих героями Духа, сам уже есть герой Духа.

«Мама»

Пришла женщина в детдом усыновить шестилетнего мальчика.

Мальчик все годы ждал, что придет мама и заберет его с собой.

Он любил маму, ни разу ее не видя.

Женщина была красиво одета. У нее были длинные светлые волосы. Красивые ресницы, румяные щеки. На шее висела цепочка с большим крестом с драгоценными камнями.

Она улыбалась. Ее ласковые слова пленили мальчика.

Она держала в руках цветную коробочку с конструктором.

— Я твоя мама! — сказала она мальчику ласково. — Ты пойдешь со мной?

— Да… — сказал мальчик. В его «да» звучали радость и тревога — а вдруг мама передумает. А мама у него самая красивая в мире.

— Зови меня мамой…

— Да, мамочка!

Привела она домой мальчика.

Оставила с игрушкой в комнате, а сама поспешила в ванную. Сняла с головы парик с длинными светлыми волосами, сдернула прекрасные ресницы, смыла румянец, переоделась в балахон, выплеснула изо рта ласковый голос и так предстала перед ребенком.

Мальчик не узнал ее и закричал в страшном испуге: «Мамочкаааа!..» — и спрятался под столом.

А «мамочка» как хищница надвигалась на него и рычала:

— Займусь я теперь твоим воспитанием, паршивец… Выходи из-под стола…

— Мааамааа… — кричал мальчик и пытался вырваться из когтей хищницы, но не мог.

Маму он потерял насовсем.

Беда, когда ребенок теряет маму, но трижды беда, когда он теряет веру в маму.

Родители из небоскреба

Пришел Мудрец в большой город и остановился у небоскреба. «Здесь помощь нужна», — подумал он. Вошел в лифт и поднялся на сотый этаж. Из квартиры мудрец услышал крик отца. Открыла дверь молодая мама и грустно улыбнулась.

— Чего тебе, старик? — спросила она.

Опять послышался крик отца.

Женщине стало неловко.

— Экран телевизора одурманивает нашего Ребенка, вот и требует отец, чтобы тот выключил телевизор, — извинилась она.

Мудрец произнес:

— Наполняй его светом и экран поблекнет перед ним.

— Что?! — удивилась молодая мама. — Тогда компьютер поглощает его!

Мудрец проговорил:

— Наполняй Ребенка культурой и компьютер станет для него вроде пенала для необходимых вещей или полочки для книг.

— Да?! — переспросила мама. — А если он весь день шатается по улицам, как быть тогда?

Сказал Мудрец:

— Зароди в нем понятие смысла жизни, и он направится на поиски своего Пути.

— Старик, — сказала молодая мама, — я чувствую твою мудрость. Дай мне наставление!

Ответил Мудрец:

— Проверь в себе полноту света, проверь в себе свою жажду к культуре, проверь в себе свой Путь.

Мама была умная и добрая женщина, потому подумала: «Жить на сотом этаже небоскреба недостаточно, чтобы познала я в себе свет, культуру, путь. Мне нужно погрузиться в глубины своей души, чтобы разобраться, кто же я для своих детей и кто мне они!»

Но была бы она неумной, то сказала бы старику: «Ты для того поднялся на сотый этаж, чтобы просить кусок хлеба или давать мне глупые наставления?» Но она сказала:

— Спасибо, старик!

На шум вышел муж с недовольным видом.

— Что происходит? — спросил он жену. — Кто он?

— Он — мудрец, — ответила жена. — Спроси, как воспитывать наших детей, он тебе скажет!

Мужчина бросил на старика испытующий взгляд.

— Хорошо, — сказал он, — назови мне три качества для воспитания сына!

Ответил Мудрец:

— Мужество, преданность, мудрость.

— Интересно… Назови три качества для воспитания дочери!

Сказал Мудрец:

— Женственность, материнство, любовь.

— О, — воскликнул муж женщины, — это прекрасно! Дай мне наставление, старик!

Мудрец улыбнулся.

— Вот тебе три заповеди: будь братом для своих детей, будь убежищем для них, умей учиться у них.

Отец был умным и волевым, потому решил для себя: «Значит, мне надо изменить свое отношение к сыну и дочке, и я это сделаю».

Но был бы он неумным, подумал бы: «Господи, что этот старичок несет — мужество, женственность, любовь… Кому нужны в нашем мире эти покрытые плесенью понятия? И чему я должен учиться у своих детей — глупостям и дерзостям?.. Это есть педагогика первого этажа, а не педагогика для тех, кто живет на сотом этаже небоскреба».

— Спасибо, старик! — сказал отец и обратился к жене. — Дай ему что нужно!

Но Мудрец не нуждался в дарах, вошел в лифт и нажал на кнопку вниз. Он спешил.

«Не паниковать»

Тамусики три месяца. Дедушка держит ее спиной к себе и гуляет по саду, где много роз. Тамусики вдохновила дедушку: он поет ей песенки, читает стихи, придумывает развлечения, снимает видео. Заботы дедушки о внучке нежные.

Дедушка подходит к розам. Для малышки сейчас пора, чтобы набрать как можно больше впечатлений. Она долго присматривается к раскрытым и разноцветным розам.

Оказалось, осы обустраивали свое гнездо на стебле одного куста. Когда куст шевельнулся, рой ос злобно зашипел. Они нанесли несколько укусов дедушке, но одна из этих злобных ос успела ужалить в ножку Тамусики. Малышка закричала и горько заплакала.

Не суетиться!

Но никто об этом не вспомнил. Мама взяла Ребенка у дедушки и начала бегать взад-вперед, не зная, как успокоить Дитя. Прабабушка из ужаленного вспухшего места выдавливала яд. Тамусики стало еще больнее, она заплакала еще громче. Гости из Москвы давали советы, как помочь Ребенку, но советы были разные. Тетя начала звонить главному педиатру районной детской поликлиники.

И знаете, что та сказала?

— Ой, — сказала она, — это очень опасно, я ничего не смогу сделать, ко мне Ребенка приводить не надо, срочно отвезите его в стационар.

Паника растет.

Прадедушка стоит в стороне и тихо плачет.

Звонят знакомому врачу: так вот и так, говорят ему, младенца укусила оса. Что делать?

— Ой, — говорит тот по телефону, — немедленно намажьте такой-то мазью, сделайте такие-то уколы! Это очень опасно, могут быть осложнения!

Врач не сказал: не паникуйте, успокойтесь.

Наоборот: паникуйте как можно больше!

А Тамусики продолжает плакать!

Мама бегает взад-вперед.

— Срочно едем в Тбилиси, — говорит она, — заведи машину.

А как место укуса?

Распухло? Не распухло?

Но дедушка, которого тоже ужалили осы в восьми или девяти местах на руках и на ногах, не чувствует боли. Он чувствует только боль Ребенка и свою вину: ведь он держал Ребенка, он подошел, как нарочно, к этому злосчастному кусту роз. Конечно, он виноват!

Боль малышки и боль сердца дедушки!

Как это пережить?

Никто не говорит: не паникуйте, ничего страшного не происходит, скоро все пройдет.

Дедушку осеняет мысль позвонить в Тбилиси соседу — главному врачу детской больницы.

Он усиливает звук телефонного аппарата.

Все слышат, что говорит врач.

— Оса ужалила? Посмотрите, место укуса опухло?

— Нет, не опухло, — отвечает дедушка. — Но один врач сказал нам, что Ребенка немедленно надо везти в стационар, другой же назначил уколы и мази.

— А вы сделали укол? Слава Богу, что нет, — говорит врач, и все слышат, что он говорит. — Как можно такие уколы делать трехмесячному младенцу! И никакой мази! Никакой стационар тоже не нужен!

И только он по мобильному телефону озвучивает главные слова:

— Не паникуйте! Ребенок, наверное, уже успокаивается…

В самом деле, Тамусики уже не плачет.

— Если даже вспухнет ужаленное место, это вовсе не опасно. Через полчасика пройдет…

Каждый смотрит на укушенное место: там только малюсенькая красная точечка, больше ничего. Каждый целует эту точечку.

Спустя полчаса звонит врач:

— Ну как? Вот видите… Не надо везти Ребенка в Тбилиси, здесь такая жара… Отдыхайте.

И повторяет золотые слова:

— Не паникуйте!

Ох, как труден для молодой мамы путь набирания опыта спокойного воспитания!

Но зачем ждать опыта, когда есть Мудрость!

Не будем паниковать, иначе сердце дедушки такого второй раз не выдержит.

А этим двум врачам…

А этим двум врачам стыд и срам!

Дай жизнь своим берегам

Женщина увидела Мудреца, проходившего мимо ее двора, и пригласила отдохнуть под сенью орехового дерева. Во дворе играло много ребятишек.

Спросил Мудрец женщину:

— Почему тут так много детей?

— Я усыновила и удочерила тридцать беспризорных детей. А брошенных и обездоленных — тысячи, и у меня болит сердце за них. Хочу усыновить и удочерить всех, но не знаю, как это сделать! — грустно сказала женщина.

Спросил Мудрец:

— Среди этих детей нет твоих?

— Есть один…

Спросил Мудрец:

— Какой из них?

— Любой… — ответила женщина.

Мудрец преклонил голову перед женщиной и произнес:

— Дарю тебе притчу.

Текла речка по пустыне. Она была маленькая, но возле ее берегов процветала жизнь: распускались цветы, шуршала трава, пели птички, ивы опускали свои длинные ветви и ласкали ее. Речка радовалась жизни вокруг себя, и ей казалось, что всюду все было так же чудесно. Однажды ночью подползла к ней змея и прошипела:

— Ты тут радуешься, а чуть поодаль от твоих берегов все гибнет от зноя…

Была бы змея эта доброй и мудрой, она сказала бы речке: «Какая ты хорошая, что не жалеешь свою влагу и спасаешь от гибели хотя бы часть цветов, трав и деревьев в этой выжженной от зноя пустыне».

Но она была не такая, а злая и завистливая. Речка опечалилась.

— Как мне помочь пустыне?

— Спроси у человека… — ответила змея.

Утром человек выслушал речку.

— Хорошо, — сказал он, — я знаю, что делать…

Был бы человек этот мудрым и заботливым, он бы сказал речке: «Ты и так делаешь все, что можешь».

Но он не был таким, а был бездушным и халатным.

Взял он кирку и, недолго думая, прорыл от берегов речки множество канав по пустыне. В них вода от речки ушла в песок, а по берегам, где она уже не могла течь, все высохло.

Еще больше опечалилась речка.

Прилетела к ней райская птичка.

— Что с тобой? — спросила она.

Рассказала ей речка о своей печали.

Тогда сказала райская птичка:

— Ты не для того родилась, чтобы орошать всю пустыню. Это тебе не под силу. Вернись в свое русло и дай жизнь своим берегам.

— Но меня печалит пустыня…

— Ты радуйся жизнью своих берегов, но печалься из-за выжженной пустыни. Радость укрепит твои силы, а печаль твоя притянет людской взор, и народ, увидев жизнь твоих берегов, поймет, как можно оживить всю пустыню. Вот твое предназначение…

Потекла речка опять по своему руслу, и понесла с собой радость, что дает жизнь своим берегам, и печаль, что не может оживить всю пустыню.

Слушая рассказ Мудреца, женщина с умилением смотрела на всех своих ребятишек, играющих во дворе, и с болью в сердце размышляла о тысячах обездоленных.

А Мудрец мыслями вслух помогал ей разобраться в ее чувствах: «О, Великодушная ты Женщина! Дари радость воспитания стольким детям, брошенным и обездоленным, на скольких хватает у тебя сил, а для остальных, которым не досталась эта радость, храни свою святую печаль и слезы, ибо они спасительны! О, Великодушная ты Женщина! Свята Мать, которая через одного своего Ребенка видит в себе Матерь всех детей Земли, а в каждом Ребенке видит своего единственного Ребенка! Свята Мать, которая воспитывает этого своего одного с чувством, что воспитывает всех остальных!

Да поможет тебе Бог!»

Педагогика джунглей

Шел Мудрец через деревню на Восток. Люди окружили его.

— Скажи, правильно ли мы воспитываем наших детей?

Тогда он ответил им:

— Послушайте притчу.

Царь джунглей Великий Лев объявил конкурс на лучший учебник по воспитанию детей, чтобы заменить им старый.

Конкурсанты прибежали сразу.

Сказал им Царь:

— Мне нужно знать об основной идее, о цели и о методах воспитания, которые вы утверждаете в ваших учебниках.

Первым предстал Осел. Он привез свой учебник воспитания во вьюке; бросил его у ног Царя и уверенно прокричал:

— Главная идея: «Безропотно таскай груз своего повелителя, но крепко стой на своем, если даже попадешь ему в пасть». Цель воспитания личности осленка — упрямство. Методы воспитания — ослиные крики, прутья, испытания в выносливости, многократное, до отупения, повторение одного и того же.

Сделала шаг вперед Обезьяна. Она держала свой учебник подмышкой. Бросила его у ног Царя и произнесла праздно и с кривляньем:

— Основа моего учебника: «Смеши своего повелителя, подразнивая его, чтобы тот забыл, какие у него были намерения по отношению к тебе». Цель воспитания личности маленькой обезьянки — искусное гримасничанье, а методы — жеманство, кривлянье, подсказки, зубрежки.

Выступила Лиса. Она держала свой учебник в зубах. Бросила его у ног Царя и, прищурив глаза и изображая наивность, пропела:

— Вот идея моего учебника по воспитанию: «Хитростью и ловкостью, — чтобы всегда выходить из воды сухим, — присваивай чужое, и львиную долю своей добычи преподноси своему повелителю и всячески ему угождай». Цель воспитания личности лисенка — это коварство, а методы — притворство, надувательство, тесты, проверки, экзамены.

Предстал козел. Его учебник был написан на двух листах виноградной лозы, нанизанных на рога. Козел бросил два листа у ног Царя и замекал:

— Вот какая у меня идея: «Живи, как попало, и не горюй ни о чем, если даже угодишь в пасть своего повелителя». Цель воспитания личности козленка — беспечность, а методы — меканье, боданье, технологии глупостей.

Царь джунглей внимательно выслушал всех участников конкурса и грустно произнес: «Мдаа!» Потом, недолго думая, объявил:

— Оставляю в силе старый учебник по воспитанию, написанный Человеком, ибо в нем лучше, чем в ваших, обобщаются все педагогические идеи джунглей.

Мудрец умолк.

Люди осмыслили притчу и ужаснулись: в педагогике джунглей они узнали свой опыт воспитания детей.

Педагогика Божественная

Люди опять обратились к Мудрецу:

— Нам не нужна педагогика джунглей. Расскажи нам о другой педагогике.

Сказал Мудрец:

— Послушайте тогда другую притчу.

Объявил Царь царей конкурс на божественную Педагогику. Пришли к нему мудрейшие мужи из разных стран и эпох. Сказал им Царь царей:

— Достопочтенные мужи, скажите мне о трех вещах своей педагогики: об основополагающей идее, о главной цели и о главных методах воспитания.

Сказал Марк Фабий Квинтилиан:

— О, Царь царей! Вот моя главная идея воспитания: «Отец, как только родится у тебя сын, возложи на него самые большие надежды». Цель же — развитие души, ибо она у нас небесного происхождения. Методами я провозглашаю: заботу, естественность, игру.

Удивился Царь царей мудрости Квинтилиана:

— Истинно, это есть Божественная Педагогика!

Предстал перед ним Ян Амос Коменский.

— О, Царь царей! Основополагающую идею моей педагогики я извлекаю из сердца: «Ребенок, пойми, что ты микрокосмос, способный объять макрокосмос». Цель воспитания Ребенка — воспитание в нем разума. Методы же — природосообразность и мудрость.

Восхитился Царь царей:

— Истинно, тоже Божественная Педагогика!

Преклонил свою голову перед Царем царей Иоганн Генрих Песталоцци:

— Послушай, о, Царь, главную идею моей педагогики: «Глаз хочет смотреть, ухо — слышать, ноги — ходить, а руки — хватать. Но также и сердце хочет верить и любить. Ум хочет мыслить». Цель же в том, чтобы развить в ребенке ум, сердце и руки в их единстве. Методами я предлагаю: природосообразность, доверие, сострадание.

Царь царей зааплодировал:

— Поистине, ты тоже даришь нам Божественную Педагогику!

Поклонился Царю царей Константин Дмитриевич Ушинский и произнес:

— В основе моей педагогики заложена мысль: «Воспитание должно просветить сознание человека, чтоб перед глазами его лежала ясная дорога добра». Целью я ставлю воспитание духовно и нравственно возвышенного человека. Методы мои — народность, общественное воспитание, жизнь и устремленность.

Царь царей торжественно произнес:

— Признаю твою Педагогику Божественной!

Перед Царем царей преклонил свою голову Януш Корчак и грустно произнес:

— Вот вам моя вера: «Нет детей — есть люди, но с иным масштабом понятий, иными источниками опыта, иными стремлениями, иной игрой чувств». Цель моя — воспитание радостного человека. Методы мои идут от сердца моего: романтика воспитания, непосредственность, преданность и самопожертвование.

Царь царей преклонился перед Янушем Корчаком:

— Свою Божественную Педагогику ты защитил своей жизнью!

Перед Царем царей предстал Василий Александрович Сухомлинский. Он приложил руку к сердцу и произнес:

— Основание моей педагогики есть моя вера: «Имея доступ в сказочный дворец, имя которому — Детство, я всегда считал необходимым стать в какой-то мере ребенком. Только при этом условии дети не будут смотреть на вас как на человека, случайно проникшего за ворота их сказочного мира». Цель, к которой я стремлюсь, — это воспитание гражданина, духовно и нравственно чистого. Методами воспитания я признаю: любовь, воспитание сердцем, творчество и радость.

Царь царей пожал руку Сухомлинскому. Он провозгласил:

— Каждая Педагогика, преподнесенная вами, Божественная. Дадим их народам нашего царства, пусть люди сами выберут, по какой Божественной Педагогике хотят воспитывать своих детей!

Мудрец умолк.

Молчание людей затянулось.

Смотрел Мудрец на них и с грустью думал: «О, человек, ты не осилишь проблему воспитания до тех пор, пока не осилишь самого себя, ибо она в тебе, а не в Ребенке. Пока ты полагаешь, что сам уже воспитан, Ребенок твой много раз пострадает от твоих воспитательных оплошностей».

Десять раз в день в течение десяти лет

В деревне появился Мудрец.

Женщина подала ему кувшин с водой.

Пожаловалась:

— Глаза моего Ребенка ослепли, не видят родительскую заботу.

Сказал Мудрец:

— Помажь глаза Ребенка слезинкой твоей в день десять раз в течение десяти лет.

— Ожесточилось у него сердце.

Сказал Мудрец:

— Окуни сердце его в море добра в день десять раз в течение десяти лет.

— Ребенок глух к моим наставлениям.

Сказал Мудрец:

— Говори с ним в духе в день десять раз в течение десяти лет.

Спросила женщина:

— Почему говоришь: десять раз в день в течение десяти лет?

Ответил Мудрец:

— Ибо в полноте родительских деяний растет Дух Ребенка.

Животная любовь

Видит Мудрец: мама сильно прижимает Ребенка, чмокает его — то в щечки, то в шею, то в подмышки, облизывает, кусает и приговаривает со страстью:

— Ой, ты жизнь моя… Моя любовь… Мое солнышко… Мое счастье… Моя радость…

А ребенок мучается, плачет, утирает ладонями облизанные места, старается высвободиться, отбивается кулаками, кричит, ругает маму.

— Отпусти, отпусти, сумасшедшая… Оставь меня… Какая ты вредная…

И, вырвавшись, наконец, из жадных объятий матери, убегает от нее подальше, оборачивается и высовывает язык.

Спросил Мудрец у матери:

— Почему ты так мучила своего Ребенка?

— Я не мучила его, — ответила она, — я его люблю, а он не позволяет ласкать себя.

Тогда сказал ей мудрец:

— Послушай притчу.

В большом аквариуме плавали разноцветные рыбки. Среди них была одна маленькая рыбка гуппия. У нее разросся и почернел животик, пришло время рожать. Мама-гуппия выплыла в центр аквариума, ее окружили все рыбки и с любопытством начали наблюдать, как она будет рожать.

Гуппия напряглась и из животика выбросила малюсенькую точечку. Мама обернулась, чтобы посмотреть на своего детеныша, но он мгновенно раскрылся и спрятался в водорослях.

Гуппия выбросила вторую точечку, но и та ускользнула от матери.

— Какие они шустрые! — смеялись рыбки-зеваки.

Вот появилась и третья точечка.

На этот раз мама-гуппия догнала ее и проглотила. Рыбки удивились.

Гуппия проглотила и следующую точечку. Рыбки ужаснулись.

И когда мама проглотила третьего детеныша, рыбки возмутились.

— Что ты делаешь?! — закричали они.

— Разве не видите, — рожаю, — ответила гуппия.

— Но ты съедаешь своих детенышей!

Мама-гуппия искренне удивилась:

— А разве вы не любите своих детенышей?

— Причем тут любовь? — удивились рыбки.

— Я их так люблю, что готова съесть каждого… Но, видите ли, некоторые успевают ускользнуть от меня, и я не могу удовлетворить свое материнское чувство… — ответила мама-гуппия.

Мудрец умолк.

Мама мальчика глубоко задумалась, а мудрец мысленно помогал разобраться в ее чувствах.

«Пойми, женщина, — размышлял он, — мать с животной любовью к своему ребенку — первый враг для него. Воспитание Ребенка с чувством животной любви к нему матери похоже на пожирающий огонь, в котором эта любовь превращается в пепел. Воспитание Ребенка с любовью сердца и умом матери готовит его к любви творящей».

Воспитание палкой

Видит Мудрец: два мужика ранним утром, каждый на своем дворе, бьют палками своих сыновей.

Спросил он у мужиков:

— В чем они провинились?

— Ни в чем, — ответили оба.

— Тогда зачем избиваете их?

— День долгий… Чтобы не провинились.

— Вы делаете это каждое утро?

— Да. Причем я секу его правым концом палки, чтобы сильным стал.

— А я секу своего сына левым концом, чтобы он добрым стал.

Сказал им Мудрец:

— Так у вас воспитание не получится. Из твоего сына вырастет мальчик на побегушках, ибо ты выбиваешь из него всю волю. А из твоего сына получится злодей, ибо ты вбиваешь в него злобу. Потому уберегите палки: они пригодятся, чтобы секли самих себя.

Не послушались мужики.

Но получилось так, как сказал Мудрец: один стал игрушкой в руках других, ибо с ним никто не считался, другой же приводил в ужас людей, ибо стал разбойником.

А по утрам мужики выходили во двор и теми же палками секли самих себя.

Сказал тогда Мудрец: «Палка о двух концах, но с какого конца ни секи Ребенка, конец воспитания будет один — горе».

Мама-кукушка и мама-пеликан

Проходит Мудрец мимо одного дома. Видит: во дворе собралась толпа женщин, одна рвет волосы у другой, та кричит, остальные шумят — пытаются их разнять. Заметили они Мудреца и подозвали к себе. Помоги, говорят, а то случится беда.

Мудрец подошел к ним, и те рассказали ему:

— Вот эта женщина, которую мы впервые видим в нашей деревне, — они показали на особу, которая вцепилась в волосы другой, — говорит, что 12 лет тому назад бросила своего младенца у порога этого дома. Хозяйка, мудрая и великодушная женщина, подобрала его и воспитывает его со всей любовью родной матери. Растет добрый, вежливый и талантливый мальчик, которого любит все село. А теперь объявляется эта и требует вернуть Ребенка… Это справедливо?

Обратился мудрец к женщине:

— Ты бросила младенца, потому что он тебе мешал жить свободно?

— Да… — нехотя ответила женщина.

— А сейчас зачем он тебе, прошло ведь 12 лет?

— Хочу дать ему воспитание, — сказала она.

— Но ведь он воспитывается в добром нраве?

— Я перевоспитаю его.

Тогда сказал Мудрец женщинам:

— Послушайте притчу.

Кукушка тайком снесла свои яйца в гнезде Пеликана. Мама-Пеликан высиживала их вместе со своими яйцами, а когда птенцы вылупились, она воспитывала пеликанчиков вместе с кукушатами, не различая их друг от друга и любя всех материнской любовью. И когда маме-пеликану не хватало пищи для всех, она раздирала свое сердце и кормила птенцов собственной кровью. Птенцы оперились, выросли и вылетели из гнезда, думая, что все они пеликаны.

Вот тогда Кукушка решила собрать кукушат, воспитанных пеликаном, считая себя их родной матерью, и провела им урок нравственности. Посадила кукушат на ветку дерева, сама уселась повыше и начала оттуда говорить:

— Дети мои, вы уже входите в большую жизнь мира птиц и животных. Запомните, кем вам не надо быть, чтобы не осрамить наш великий род…

— Кто ты? — спросил один кукушонок. — Мы уже знаем, как живут пеликаны!

— Я ваша родная мать…

— А кто же тогда наша мама-Пеликан?

— Она украла вас у меня… Она, давая вам пить свою кровь, заставляла вас забыть обо мне… — и Кукушка прослезилась. — Она вам не дала воспитание, даже слова не вымолвила о том, кем вам не надо быть, чтобы жить в лесу честно…

Кукушата, воспитанные Пеликаном, расчувствовались.

— Бедная мама… — сказала одна.

— Родная мама… — сказала другая.

— Милая мама… — сказала третья.

— Послушаем мамочку, чтобы знать, кем не надо нам быть… — сказала четвертая.

— Не будьте, дети мои, Мартышкой, не будьте Хамелеоном, не будьте Свиньей, не будьте Ослом, не будьте Козлом…

— Кто они, мы их еще не видели? — спросили кукушата.

— Вы их увидите, таких много в лесу. Не будьте ими!

— А Пеликаном?

— Забудьте о Пеликанах, они злые и бесчувственные!

— Кем же тогда нам быть? — хором спросили кукушата.

— Только Кукушкой, настоящей, как я! — сказала им мама.

И еще не познавшие мир кукушата поверили своей родной маме.

— Зачем, действительно, раздирать сердце, чтобы кормить своей кровью птенцов, если не хочешь им навредить? Мы чуть было не забыли о своей маме Кукушке… Вот какая она — настоящая мама, свободная и красивая, не то, что мама-Пеликан… — сказали кукушата друг другу.

Разлетелись они в разные стороны с мыслью, что отныне они настоящие кукушки, а пеликанами не будут никогда. И вскоре гнездо Пеликана заполнилось яйцами новых кукушек.

Мудрец умолк. Женщины осмысливали притчу, а Мудрец помогал им своими размышлениями вслух: «Воспитание мамы-Кукушки есть педагогика джунглей. Воспитание же мамы-Пеликана есть педагогика Божественная».

И Мудрец поспешил по дорогам Мира.

Соблазн

Зашел Мудрец в парк и сел на край скамеечки.

Ждет.

Пришел мальчик, сел на той же скамеечке и погрузился в грустные мысли.

Мудрец мысленно обращается к нему: «Спроси, и я отвечу».

— Старичок, скажи мне что-нибудь! — сказал вдруг мальчик.

Мудрец ответил:

— Хорошо, послушай правдивую историю.

Увидел сатана отца и сына, играющих вместе в мяч. Они смеялись, обращались друг с другом, как братья.

«Хороший мальчик, — подумал сатана, — давай отобью его у отца и сделаю из него первоклассного чертенка!»

И приставил к нему одного черта. Тот преобразился в подростка, ровесника мальчика и, как будто случайно, познакомился с ним в клубе для компьютерных игр.

— Давай играть вместе, — предложил он мальчику и потянул к игровому автомату, — это хорошая азартная игра, убиваешь и убиваешь…

И увлек мальчика игрой: они много стреляли и многих убивали.

— А теперь давай поиграем в ту игру, — и они переместились к другому автомату.

Там играли они в грабителей банка и, конечно, убивали всех, кто пересекал им путь.

— Пойдем теперь к тотализатору, я знаю, как выманить у него деньги.

Действительно, с первой же попытки автомат шумно высыпал гору монет.

— Бери, все твое, мы же друзья! — сказал мальчику новый «друг». — Приходи завтра, еще веселее будет.

Мальчик довольный вернулся домой.

— Откуда деньги? — спросил отец.

И он рассказал, в какие хорошие игры играл и какого нового «друга» приобрел.

Отец нахмурился.

— Сынок, не нравится мне это. Пожалуйста, больше не ходи туда, а эти деньги отдадим бедным.

Мальчик обиделся, но послушался отца.

Сатана приставил к мальчику другого черта.

Он сделался красивой девушкой и пошел кататься на роликах в парк, где катался и мальчик. Вдруг в нескольких шагах от него девушка подвернула ногу и упала. Он помог ей подняться, посадил на скамейку. Они разговорились. Вскоре девушка начала его нежно ласкать.

— Ты умеешь целоваться? — спросила она. — Конечно, умеешь, ты же мужчина! Давай поцелуемся!

По телу мальчика пробежали мурашки.

Потом она достала из сумочки, привязанной к поясу, травку.

— Мы же взрослые, давай покурим, пока вокруг никого нет.

Мальчик смутился, но ради красивой девушки и ради того, что она сказала: «Мы же взрослые», затянулся вместе с ней. У него закружилась голова, но было приятно, как шептала ему на ухо девушка: «Ты мужчина, я тебя люблю!» Потом она назначила ему свидание на том же месте и исчезла.

Отец догадался, что с сыном произошло что-то неладное, и предупредил его:

— Прошу тебя, больше не ходи в тот парк!

Мальчик не послушался отца, продолжал встречи с «девушкой» и баловался вместе с ней. «Она» его называла своим мужчиной, бойфрендом.

Отец, видя, что сын становится замкнутым и что-то от него скрывает, в конце концов, обнаружил следы его увлечений и немедленно повел к врачам. Им пришлось потрудиться, чтобы вылечить мальчика, и тот понял, что встречаться с «девушкой» ему опасно.

Тогда сатана поручил третьему черту заманить мальчика. Тот стал тренером по дзюдо в том же спортивном клубе, где занимался мальчик. Он делал все, чтобы понравиться мальчику. Брал его на соревнования, хвалил. А однажды, после тренировки, он оставил его вместе с двумя другими учениками, угостил рюмочкой водки и, как бы невзначай, все они стали играть в кости на деньги.

Так произошло несколько раз, и мальчик, который вначале выигрывал, оказался в долгу перед своим тренером. Тот потребовал от него или заплатить, или выполнить одно его поручение.

Теперь мальчик в тяжких раздумьях — как же ему быть?

Придет ли он к отцу, как блудный сын, на исповедь, порвет ли связь с тьмой, украдет ли деньги у кого-либо, или же, наконец, выполнит страшное поручение своего «тренера»? Есть еще один выход, о котором он помышляет: кончить жизнь самоубийством.

О, если бы дети знали, какая идет борьба из-за них между силами Света и силами тьмы!

Если бы они поняли, что отец и мать — их светлые ангелы-хранители!

Мудрец закончил.

Мальчик проговорил сквозь слезы:

— Это же я!

Мудрец промолвил:

— Все в твоих руках!

Отцы и матери всего рода человеческого

Сидит Мудрец на камне.

Собрались вокруг него жители села и пожаловались на своих предков:

— Надо же им было думать о будущем, когда строили мост! Сто лет не выдержал! Сегодня он провалился и чуть было не погибли дети, которые возвращались из школы!

Спросил Мудрец:

— Кто есть для вас дети, о которых вы заботитесь?

— Как кто? Наши сыновья и дочери, наши внуки; кому повезет — и правнуки…

Спросил опять Мудрец:

— А ваши пра-пра-пра-правнуки тоже вам дети? Вы заботитесь о них?

Люди засмеялись.

— Какие они нам дети! Мы их не увидим и знать не будем! И зачем нам о них заботиться? У них будут свои родители, пусть они и заботятся о собственных детях.

Сказал Мудрец:

— Послушайте притчу.

Пришел к людям пророк и объявил:

— Я — пророк.

— Тогда скажи нам пророчество, — сказали люди.

— Я пришел, чтобы сообщить вам: ровно через триста лет на этом же месте будет большой потоп. Он будет неожиданным для людей, нагрянет ночью и сметет поселение. Погибнут все, в том числе и дети. Но вы можете их спасти, если построите высокие дамбы у моря…

— Ты нам лучше скажи, что будет с нами спустя три дня, а не что будет с какими-то людьми спустя триста лет… Какое нам дело до них… Тогда никого из нас, из наших детей и внуков, не будет в живых… — стали роптать люди.

— Но они ведь будут вашими потомками, продолжателями вашего рода! Позаботьтесь о них, чтобы они спаслись! — настаивал пророк.

— У нас и так много забот… Пусть они сами позаботятся о себе…

И люди не построили дамбы. Они обрекли на гибель своих отдаленных потомков.

Мудрец умолк.

Люди, собравшиеся вокруг него, задумались.

Один из них сказал:

— Мудрец, объясни нам притчу!

Ответил Мудрец:

— Мосты будут рушиться и впредь и до тех пор, пока вы не поймете, что каждый из вас есть родитель не только собственного Ребенка, но всего рода человеческого. И детей своих надо воспитывать с чувством заботы о будущих поколениях.

Божий человек

Был в мире божий человек — умеющий отдавать дары своего духа, не требуя взамен ничего. И люди удивлялись ему. «Вот чудак, — говорили они, — как можно быть таким добрым в этом хищном мире?!»

На него сердилась и жена. «Нельзя так, — причитала она, — видишь, какая в семье нищета. Дочку замуж нечем выдавать… Живи, как все… дают, бери… Вот сосед, ничего не делает, а богат… Твой труд нам только нищету несет…»

Дочка, видя, как мама взволнована и плачет, тоже нападала на отца: «Из-за тебя молодые люди обходят меня стороной… Не люблю тебя такого…»

Говорит им с грустью божий человек: «Успокойся, жена… Успокойся, дочка… Не могу я по-другому жить… А чем моя доброта не есть богатство семьи? Бог милостив, дает все, что нам нужно…»

Но опять мать с дочерью гневно возмущались, опять на соседа показывали: «А почему Бог дает ему больше?»

Ушел божий человек из жизни.

Ушел спокойно, любя всех.

Дочку стали мучить угрызения совести: «Любила же я своего отца, но ругала его… В семье он был как отшельник. Как же мне теперь сказать ему, что очень люблю его?»

А жених все не объявлялся, и винила она в этом опять отца.

Однажды, проходя по улице, увидела она красивого молодого человека, который тоже смотрел на нее с удивлением.

Он робко подошел к ней и остановил.

— Девушка, — сказал он застенчиво, — вы похожи на одного человека, которого я знал… Ушел из жизни три года тому назад…

— Да, я его дочь… — ответила девушка.

— Он был божьим человеком… Он был учителем для многих… А мне помог найти в жизни Путь…

«Он весь светится, — подумала девушка, — тоже божий человек». И сердце ее застучало.

— Наверное, вы такая же добрая, как ваш отец… — сказал молодой человек.

Девушка покраснела.

А он, тоже покраснев, произнес взволнованно и искренне:

— Прошу вас, станьте моей женой… Я буду вас любить всю жизнь и преданно…

Девушка заплакала. «Отец, ты помог мне найти свою любовь… Спасибо тебе, отец…» — шептала она, и обильные слезы раскаяния обмывали ей душу.

Молодой человек нежно обнял ее, и они пошли по улице, похожей на луч Солнца.

Только одно

В предрождественскую ночь на улице у стены стояла старая женщина, согнутая в плечах, с болезненным лицом. Она качалась, вот-вот упадет.

Шел снег, было холодно.

Глаза женщины с мольбой обращались на прохожих, ладони были протянуты вперед, а губы ее шептали:

— Одно… Больше не надо… Будьте добры… Только одно…

Надежда ее таяла, как снежинки на ее ладонях. Вдруг перед ней остановился молодой человек и в спешке протянул ей монету.

— Нет-нет… Мне денег не надо… — прошептала женщина.

— А что вам надо, бабушка? — спросил молодой человек.

— Не найдется ли у вас для меня одно, только одно доброе слово?

— Доброе слово?! — удивился молодой человек.

В его памяти всплыл образ любимой бабушки, которая в детстве читала ему молитвы, а потом ушла из жизни. Он долго скучал по ней. «Не моя ли бабушка вернулась?» — подумал он.

Он взял ее худые и замерзшие ладони в свои, минуты две держал и согревал их. Потом нежно поцеловал ладони и промолвил:

— Бабушка моя, я люблю тебя…

Лицо женщины засияло от счастья.

— Спасибо, сынок, этого мне надолго хватит… — прошептала она и пошла прочь.

Тайна воскресения цветка

На подоконнике в комнате Димы мама поставила два горшка с цветами.

— Поливай, и они порадуют тебя! — сказала мама.

Но Дим


Содержание:
 0  вы читаете: Вера и любовь : Шалва Амонашвили  1  Как к нам пришла Улыбка : Шалва Амонашвили
 3  Как люди потеряли улыбки : Шалва Амонашвили  6  Царство разума : Шалва Амонашвили
 9  Дайте мне дар ваш : Шалва Амонашвили  12  Человек опять сошел с Пути : Шалва Амонашвили
 15  Мне жалко людей? : Шалва Амонашвили  18  Школа для Адама и Евы : Шалва Амонашвили
 21  Учитель : Шалва Амонашвили  24  Не паниковать : Шалва Амонашвили
 27  Педагогика Божественная : Шалва Амонашвили  30  Соблазн : Шалва Амонашвили
 33  Куда уходят дедушки : Шалва Амонашвили  36  Сон правды : Шалва Амонашвили
 39  Тайна врачевания : Шалва Амонашвили  42  Дар небес : Шалва Амонашвили
 45  Хуже убийства : Шалва Амонашвили  48  О Совершенном человеке : Шалва Амонашвили
 51  Кодекс учительского Сердца : Шалва Амонашвили  54  Все исправимо : Шалва Амонашвили
 57  Урок информатики : Шалва Амонашвили  60  Вариации о заботе : Шалва Амонашвили
 63  Совесть : Шалва Амонашвили  66  Учиться Любви : Шалва Амонашвили
 69  Слезы познания : Шалва Амонашвили  72  Учитель : Шалва Амонашвили
 75  Совесть : Шалва Амонашвили  78  Учиться Любви : Шалва Амонашвили
 81  Слезы познания : Шалва Амонашвили  84  Учитель : Шалва Амонашвили
 87  Живу предчувствием : Шалва Амонашвили  88  Владыка! : Шалва Амонашвили
 89  Живу предчувствием : Шалва Амонашвили    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap