Детективы и Триллеры : Детские остросюжетные : Прикольная история : Дмитрий Щеглов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу




Не у каждого мальчишки есть такое сокровище, как у Максима, – большой, мощный, ну просто замечательный бинокль. И до чего же здорово забраться с ним на чердак, взять с собой лучших друзей и обозревать окрестности, словно с капитанского мостика. Так классно все видно: река, дома, соседский двор, сам сосед… Что такое? К одинокому нелюдимому старику приехал какой-то рыбак, передал ему самого обыкновенного карпа и получил взамен… Полный чемодан денег! «Что же это за золотая рыбка такая?» – недоумевают ребята и начинают до упора следить за таинственным соседом. Вот тут-то он и достает из рыбьего брюха…

Глава I. Ставки сделаны

К деду с бабкой на все лето в старинный русский городок Киржач на этот раз я приехал один. В Москве мать меня проводила до автовокзала, посадила в автобус и не отходила от окна до тех пор, пока автобус не тронулся, да еще наказала водителю приглядывать за мной. Я закончил шестой класс, вытянулся за последний год, немного подкачался и смотрелся старше своего возраста.

– Да он уже большой, вон какой вымахал, с меня ростом. Довезу, не беспокойтесь, – успокоил мать водитель.

Дорогу автобус покрыл за три с небольшим часа, и в десять часов я был уже на центральной площади городка. Здесь и начались мои приключения. У дома культуры стояла небольшая группа ребят и смотрела, как играют в настольный теннис. Я подошел к ним. Одним из играющих был мой приятель Данила. Я не видел его с прошлого года. Он еще больше потолстел, но подобно ртути был стремителен и подвижен. Противником его был высокий, долговязый парень лет восемнадцати-двадцати, чем-то смахивающий на цаплю или журавля.

Класс игры у Данилы был ничуть не ниже, чем у соперника. Видно было, что уж очень хочется ему выиграть, но суетился он напрасно: Данила каждый раз попадался на одну и ту же уловку – сильно закрученную подачу – и проигрывал ее.

– Кто это? – толкнул я мальчишку, стоявшего недалеко от стола, и показал на долговязого парня.

– Фитиль! Местная шпана. На деньги играют. Ставка сто рублей, – зашептал мальчишка в ответ и зло сплюнул, – зря он с ним связался, у Фитиля никто выиграть не может.

Данила ошибся еще несколько раз и проиграл партию. Положив на край стола смятую сторублевку, он подошел ко мне. Мы поздоровались.

– Когда приехал?

– Сегодня.

– На все лето?

– Ага.

В это время Фитиль, увидев новую жертву, окинул меня оценивающим взглядом снизу доверху, от новых кроссовок до фирменной футболки с рекламой «Спартака», и предложил:

– Может, партийку сыграем?

Я неопределенно пожал плечами.

– Только я играю на интерес, – уточнил Фитиль, – ставка сто рублей.

Я вытащил из кармана купюру пятьсот рублей, ту, что дала мне мать на карманные расходы на все лето. Показывая, что мельче нет, и желая отказаться от игры, я сказал:

– Мелких нету.

У Фитиля алчно загорелись глаза. Он, не отрываясь, смотрел на деньги.

– Идет! – Фитиль сделал вид, что не понял меня и, отслюнив пять сторублевок, помахал ими в воздухе.

– Да ну его, – потянул меня за рукав Данила, – не играй, все равно проиграешь.

Я закинул за спину рюкзак и отрицательно покрутил головой.

– Как-нибудь в другой раз.

– Что, испугался? – подначил он меня.

– Кто, я? – и я остановился.

Мальчишки притихли, с сожалением глядя на меня как на очередную жертву. Данила тянул меня за рукав.

– Что ты его тянешь, – прикрикнул Фитиль на Данилу, – может, человек сыграть хочет.

– Подержи, Данила, – и я передал приятелю рюкзак.

Взяв в руки ракетку, я встал к столу.

– Разыграем подачу? – спросил я.

Фитиль бросил теннисный шарик на стол, я неловко его отбил, и подача перешла к нему. Фитиль стал подавать. Первая подача была прямой и сильной в левый угол стола, но чуть-чуть высоковатой. Не сходя с места, я ее сильно отбил Фитилю тоже под левую руку. Расслабленный выигрышем, Фитиль не был готов к приему и прозевал ответный удар. Счет стал один – ноль в мою пользу. Вторая подача была его коронной. На ее приеме и проиграл Данила. Фитиль сильно закрутил: шарик, сделав два подскока по причудливой кривой, готов был второй раз приземлиться на моей половине, но я, почти лежа на столе, успел дотянуться до него и, хоть задел ракеткой стол, все же успел нанести ответный удар. Шарик, зацепив сетку, на мгновение остановился на верхней ее кромке, немного подумал, куда ему падать, и, правильно выбрав сторону моего противника, соскользнул по сетке вниз.

Счет стал два – ноль в мою пользу. Мальчишки придвинулись ближе к столу.

– Новичкам везет, – небрежно бросил Фитиль.

– Кому повезет – у того и петух снесет.

Данила и тот мальчишка, с которым я разговаривал, злорадно засмеялись. Я почувствовал, что симпатии ребят, окружающих игровой стол, на моей стороне.

– Ах ты остряк-самоучка! Ну, держись, москвич!

Фитиль, видимо, посчитал проигранное второе очко за случайность и снова сильно подал в тот же левый угол. Шарик попал в край стола. Он не ожидал, что я возьму этот трудный мяч, и не был готов к приему. Третье очко было снова моё. Мальчишки зашушукались. На лице Фитиля отразилось недоумение. Как же так, я даже ракетку держал неправильно, по-китайски, как ручку или карандаш, и выиграл три очка. Не мог же Фитиль знать, что я в спортивном зале нашей школы целый год выступал спарринг-партнером учителя физкультуры. Он меня учил не только играть, но и преподал азы психологии противника. Фитиль по его квалификации попадал в группу самоуверенных и неумных противников. С такими надо играть не в полную силу, а очко в очко, и только в конце партии, создав небольшой перевес, надо выигрывать с минимальным преимуществом, оставляя кое-что на следующую партию. Две следующие подачи я бездарно отбил и дал ему возможность выиграть два очка. Фитиль посчитал меня слабым игроком, самоуверенно улыбался и стал принимать мои подачи. Все пять подач я несильно, без закрутки, как форменный «чайник», подал в центр стола. Аккуратно отбиваясь, я выиграл еще три из пяти очков. Фитиль играл небрежно, решив, что я действительно «чайник». Впереди была почти вся партия, и он на своей подаче собирался выйти вперед. На его лице это читалось без всяких очков. А счет был шесть – четыре в мою пользу. Чтобы Фитиль до конца поверил, что имеет дело со слабым противником, я даже высунул кончик языка и все время подпрыгивал на месте, изображая излишнюю готовность к приему подачи. Меняя углы атаки, Фитиль подавал хитрыми кручеными или сильными ударами – он явно собирался выиграть все пять мячей. Три первых подачи я пропустил нарочно, а две, изображая неимоверную старательность и неловкость, все-таки отбил. Счет стал восемь – семь в мою пользу. Ни Фитиль, ни Данила, ни мальчишки не догадывались, что я играю классно и вожу противника за нос. Данила весь испереживался. Я собрался подавать, и тут Данила громко предложил:

– Может, не надо на деньги играть, Макс? Может, закончите?

– Отвали, пацан, видишь, человек выигрывает, – замахнулся ракеткой на Данилу Фитиль.

«Ну, погоди, пижон, – подумал я, – еще не вечер, долго будет тебе икаться эта партия».

Из следующих пяти подач две я подал в сетку, проиграв два очка, а из оставшихся трех две тоже достались Фитилю. Счет стал одиннадцать – девять в пользу моего противника. Фитиль расцвел, принял вальяжную позу, посчитав, что дело сделано, и небрежно подал чуть ли не под облака. Простить ему такое не мог даже начинающий игрок. Мой удар был разящим, не берущимся. Разрыв в счете сократился до одиннадцати – десяти пользу Фитиля. Но больше таких непростительных ошибок Фитиль не допускал. Я мог бы оставшуюся часть партии выиграть у него с разгромным счетом, но не стал этого делать, а довел ее в таком же рваном темпе до конца. Подачи мои были просты и наивны. Фитиль не играл со мной, а забавлялся и не очень следил за счетом. А счет с небольшим отрывом был все время в его пользу. Тринадцать – двенадцать. Затем шестнадцать – четырнадцать. И наконец девятнадцать – шестнадцать. Осталось выиграть два очка – и партия его. На тех прямых и высоких подачах в центр стола, к которым я его приучил, выиграть Фитилю оставшиеся два очка не составляло никакого труда. Фитиль счастливо улыбался. Его зеленые наглые глаза победно оглядывали мальчишек. Подача перешла ко мне. Но перед тем как подать, я демонстративно вытащил пятисотрублевую купюру из нагрудного кармана рубашки и переложил ее поглубже в карман джинсов. Фитиль заметил это движение и, ехидно улыбнувшись, сказал:

– Зря так далеко прячешь, сейчас петух снесется.

– А как же, снесется, – ответил я и съязвил: – готов к приему акушер?

– Готов, готов. Подавай.

Данила отвернулся, он считал, что моя песенка спета, да и мальчишки потеряли интерес к концовке партии и о чем-то разговаривали. Фитиль, пренебрежительно сунув руку в карман брюк, ждал медленной и аккуратной подачи в центр стола. Когда и как я из-под руки подал теннисный шар, он не успел заметить и поздно среагировал. Разрыв сократился. Счет стал девятнадцать – семнадцать в его пользу. Следующую подачу я сильно послал ему под левую руку, это была его слабая сторона. Хотя он и дотянулся до шарика, но отбил его в сетку. Возникшее подозрение согнало у него улыбку с лица.

– Разница в одно очко, – громко отчеканил я. И тут же, быстро, чтобы Фитиль не успел переварить два проигранных очка, сильно подал в правый угол. Фитиль подачу принял, но дал свечу. Шарик подскочил и завис в метре над столом. Я всадил шар в «половину поля противника» с такой силой, что он пролетел потом еще метров двадцать.

– Девятнадцать – девятнадцать, – объявил я счет и посмотрел на Данилу. Мне показалось, что он шепчет молитву. Мальчишки тоже притихли и, сгрудившись в кучу, напряженно ожидали развязки. Фитиль вдруг заволновался: то ли денег ему стало жалко, то ли не хотел проигрывать при мальчишках. А толпа пацанов, ежедневно обыгрываемых им, молчаливо болела за меня, и он это знал. Фитиль отошел подальше от края стола, приготовившись всерьез принять мою подачу. Но отошел он слишком далеко. Я первый раз за всю партию закрутил шар, да так удачно, что он, ударившись у самой сетки на его половине стола, собрался перескочить обратно ко мне. Стараясь до него дотянуться, Фитиль поскользнулся и грохнулся на стол.

– Двадцать – девятнадцать, – даже не улыбнувшись, хладнокровно объявил я. – Не разбился? – посочувствовал я Фитилю.

Послышались сдержанные смешки. Громче смеяться ребята, видно, не смели.

– Подавай, – зло сказал Фитиль. А счет для него стал не только скользким, но угрожающим. Я твердо посмотрел Фитилю в глаза и спросил:

– Готов к приему?

– Готов.

Данилу колотил озноб. Незнакомые мальчишки тоже притихли, надеясь на чудо. Фитиль пригнулся, готовясь принять подачу. Он думал, что подача будет или сильная и прямая в один из углов, или крученая, но я подал шарик прямо по центру. Пятая, отшлифованная долгими тренировками подача была последней в этой партии. Сильно посланный шарик попал Фитилю в ракетку и, отскочив под сеткой, перекатился на мою сторону.

– Фу! – выдохнул Данила, облизывая пересохшие губы.

– Партия! – сказал я, кладя на стол ракетку, и протянул руку. – Давай деньги, петух снесся.

Фитиль вытащил из кармана отдельно положенные пять сторублевок и нехотя протянул мне одну из них.

– А еще четыреста? – задохнулся я от такой наглости. Хотя я тоже хорош: нет чтобы отдать деньги на хранение мальчишкам – как лопух, попался на дешевый трюк.

– Мы играли партию сто рублей, – ухмыляясь, навис надо мною Фитиль.

– Он всегда жулит, пойдем, не связывайся с ним, – протягивал мне рюкзак Данила. Я понял, что Фитиль нагло обманул меня, причем мне еще «повезло»: ведь если бы проиграл я, то он стребовал бы все пятьсот рублей.

– А ну, гони остальные, мы так не договаривались!

Фитиль внимательно посмотрел на меня: похоже, в таком тоне никто из местных ребят не смел катить на него бочку.

– Что?

– Дед Пихто, деньги отдавай, – сказал я твердо.

Фитиль, протянув свою длинную, как грабли руку, схватил меня за воротник и несильно толкнул.

– Пошел вон, пока я не разозлился!

Слезы готовы были закипеть у меня на глазах, мне было стыдно перед мальчишками и Данилой, что меня так легко провели. Я попер на Фитиля и тут же получил затрещину в ухо. Руки у него и правда были длинные. Думая, что на этом я остановлюсь, он схватил меня за шиворот и держал на вытянутой руке.

– Ну как, успокоился? – спросил он и вдруг с силой сдавил мне шею.

Я собрался с духом и, не очень хорошо видя, куда бью, резко ударил его ногой в пах. Фитиль согнулся пополам и отпустил мою шею. Такого поворота событий никто не ожидал. Жульничество Фитиля всегда сходило ему с рук. Мальчишки стояли, разинув рты.

– Бежим! – крикнул Данила.

Но от такого длинноногого разве убежишь, вмиг догонит.

«В крайнем случае сегодня же вернусь в Москву», – мелькнула у меня мысль. И я, не теряя ни секунды, схватил Фитиля за руку и заломил назад указательный палец, да так, что этот жулик вмиг забыл о прежней боли. Однако свободной рукой он успел, сбив кепку, схватить меня за куцый чубчик. Я еще сильнее выгнул ему палец. На глазах у Фитиля выступили слезы, и он отпустил мои волосы. Упав на колени, он завизжал:

– Отдам… отдам… только пусти, козел!

– Кто козел? – не отпускал я палец.

Скрючившись в три погибели и встав на колени, он свободной рукой полез в карман, вытаскивая деньги.

– На-а-а! – заорал он.

Я взял причитающиеся мне четыре сотни и, отпустив палец, отскочил от него. Фитиль приходил в себя от болевого шока. Он встал с колен. На глазах у него блестели слезы. Мальчишки со страхом смотрели на меня. Никто никогда на их глазах так не унижал Фитиля. Взяв у Данилы протянутый мне рюкзак, боковым зрением я увидел, как Фитиль бросился на меня сзади. Я не побежал, а чуть присев подался назад. Фитиль ожидал другой реакции и повис у меня на спине. Я поймал его руку, резко привстал и, как волк барана, перебросил его через плечо. Фитиль, кувыркнувшись в воздухе, приземлился мягким местом. Послышался шлепок и нечленораздельное мычание. Пока он сидел на асфальте и приходил в себя, я вытащил из рюкзака бинокль и, раскрутив его за ремешок как пращу, пригрозил:

– Подойдешь – пожалеешь!

Это ли его успокоило, или он очень сильно ударился, но когда он встал, посыпались только угрозы:

– Мы с тобой еще встретимся, сопляк!

Я промолчал. Пусть последнее слово останется за Фитилем. Бог с ним. Когда вдвоем с Данилой мы отошли подальше, я вытащил из кармана сто рублей и отдал их приятелю.

– На и больше никогда не играй на деньги.

– А сам?

– А я не играл, я делал вид, что играю.

Никакого удовольствия от выигрыша у меня не было. Я понимал, что унизил Фитиля и тем нажил себе на все лето смертельного врага. Надо было подумать, как не попасться ему на глаза в темном переулке.

– А кто он? – спросил я Данилу.

– Шестерка. Нашел с кем связываться, – бубнил всю дорогу Данила, – он же хулиган. Не работает. Недавно пятнадцать суток отсидел. Держись от него подальше. Он тебе этого не простит. Давай от дома никуда отходить не будем, – нашел выход Данила.

– Я согласен.


Содержание:
 0  вы читаете: Прикольная история : Дмитрий Щеглов  1  Глава II. Где находится Пиккадилли? : Дмитрий Щеглов
 2  Глава III. Вид с чердака : Дмитрий Щеглов  3  Глава IV. Хиросима в бассейне? : Дмитрий Щеглов
 4  Глава V. Поездка в мерседесе : Дмитрий Щеглов  5  Глава VI. Спи, моя радость, усни… : Дмитрий Щеглов
 6  Глава VII. Не клюет… : Дмитрий Щеглов  7  Глава VIII. Странные рыбаки : Дмитрий Щеглов
 8  Глава IX. Горилла на крючке : Дмитрий Щеглов  9  Глава X. Кругом пятьсот : Дмитрий Щеглов
 10  Глава XI. Улов Фитиля : Дмитрий Щеглов  11  Глава XII. На земле и под водой : Дмитрий Щеглов
 12  Глава XIV. Эх, Данила-мастер… : Дмитрий Щеглов  13  Глава XV. Всем оставаться на местах : Дмитрий Щеглов
 14  Глава XVI. Обыск : Дмитрий Щеглов  15  Глава XVII. Ловись, рыбка, большая и маленькая : Дмитрий Щеглов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap