Детское : Детская литература: прочее : Анаконда : Орасио Кирога

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Орасио Кирога

Анаконда

I

Десять вечера; душно и жарко. Пасмурный воздух висит над сельвой - ни дуновения. Угольное небо прогрохочет время от времени, надтреснутое молнией от края и до края горизонта, но свистящий ливень Юга еще не близок.

По заросшей тропе, в белоцветье испанского дрока, движется Копьеголовая, лениво и медленно, как все Гадюковые. Это красавица змея, длиной в полтора метра, и черные зубцы на ее боках уложены аккуратно, пилочкой, - чешуя в чешую. Она продвигается, осторожно ощупывая землю перед собою языком, который всем ее родичам служит не хуже, чем нам пальцы. Она охотится...

Приблизясь к месту, где одна тропа встречается с другой, она задержалась, долго и старательно сворачивая свое тело, еще минутку подвигалась, приноравливаясь, и, опустив голову на свои кольца, прижалась к ним подбородком и стала ждать.

Минута, за ней другая, третья... она прождала пять часов. И в начале шестого часа оставалась все так же недвижна. Дурная ночь! Уж скоро вспыхнет рассвет, и она собралась было в обратный путь, но внезапно передумала... На свинцовом небе востока вырезалась гигантская тень.

"Приблизиться бы к Дому, - сказала сама себе Копьеголовая. - Уж сколько дней слышу шум какой-то... Тут осторожность нужна..."

И направилась к гигантской тени - с осторожностью. Дом, чья близость смутила Копьеголовую, представлял собою старинное одноэтажное строение, обнесенное галереей и выбеленное. Вокруг возвышались два-три небольших барака. Дом пустовал, казалось, извечно... А сейчас вырывались из него какие-то странные шумы, удары чем-то железным... и вроде бы лошадиное ржание - в общем, то, что за версту выдавало пришествие Человека. Вот незадача... Беда...

Но необходимо, однако, лично убедиться... И Копьеголовой привелось убедиться много раньше, чем хотелось бы самой.

Непреложный звук донесся до ее ушей: дверь отворилась. Змея вздернула голову и, покуда вглядывалась в холодный рыжий проблеск на горизонте, предвещающий рассвет, заметила узкую тень, высокую и плотную, которая надвигалась на нее. Услышала она и шум шагов - удары крепкие, ровные, такие невыносимо чуждые, которые, тоже за версту, предупреждали о приближении врага.

"Человек!" - задрожала Копьеголовая.

И, быстрая, как молния, свернулась и напряглась, ожидая.

И вот уже тень надвинулась на нее. Огромная стопа тяжело упала возле, и змея, во всем неистовстве броска, могущего стоить ей жизни, метнула голову в то, что рядом, и резко вобрала назад, вернувшись в прежнее положение.

Человек остановился: он почувствовал, что об его высокие сапоги словно ударилось что-то. Оглядел, даже не ступив ни шагу, густые дикие травы вокруг, но не заметил ничего во тьме, едва пробиваемой зыбким рождением дня, и продолжал свой путь.

Но Копьеголовая поняла, что Дом начинает, на сей раз реально и неопровержимо, Человечью жизнь. И она печально заскользила назад, в свою нору, унося с собой убежденность в том, что этот ночной случай явился не чем иным, как началом трагедии, которая в скором времени развернется в ее родных местах.

II

Назавтра, едва пробудившись, Копьеголовая задумалась об опасности, грозящей из-за близости Человека ее обширному Семейству. Человек и Гибель извечно составляют одно для всего Племени Животного. А для Змеиного ужас катастрофы несут с собой два издавна знакомых чудища: острый тесак, снующий повсюду, ворошащий само чрево леса, и огонь, вмиг поглощающий целую чащобу, а с нею - самые сокровенные норы.

Нужно было предотвратить беду. Копьеголовая дождалась темноты, чтоб начать свои действия. Без особого труда нашла двух сообщниц, сразу же и забивших тревогу. Она же, в свою очередь, сумела побывать в целом ряде мест - тех, какие сочла самыми подходящими для нужных встреч, и так в этом преуспела, что уже к двум часам пополуночи Змеиное Сборище если и недосчитывалось еще кого-то, во всяком случае, было представлено числом родов и видов достаточным, чтоб обдумать, как быть дальше.

Внизу каменистого откоса, метров в пять вышины, в самой что ни на есть чащобе, была одна пещера, полускрытая густым папоротником, почти загородившим вход. Она давно уж служила логовом Лютой - гремучей змее, древнейшей из всех старух, хвост которой насчитывал целых тридцать две гремушки. Длина ее, правда, составляла всего метр сорок, зато толста она была, как бутыль. Превосходный экземпляр: вся в желтых ромбах, мощная, выносливая, могущая хоть семь часов провести в одном месте в виду врага, всегда готовая метко направить свои клыки с каналом внутри, которые, как известно, хоть и не более крупны, но более хитроумно устроены, чем у других ядовитых змей.

Пещера была глуха и мрачна, и вот именно там, в предвидении грядущей опасности и под началом упомянутой гремучей змеи, и собрался Совет Змей. Прибыли на него, кроме Копьеголовой и Лютой, и другие их родичи, живущие в том краю. Была тут малютка Лисичка, самая балованная из всего Семейства, с острым рыльцем и огненно-рыжей полосой по обоим бокам. Рядом другая растянулась в ленивой неге, словно и не думала выставлять напоказ великолепные кофейно-белые извивы на фоне длинных густо-розовых полос своей спины, - стройная Нейвид, названная так в честь естествоиспытателя, описавшего этот образчик несравненной красоты. Явилась и Крестоноска, смелая, мощная, не уступающая самой Нейвид в красоте рисунка. За нею - Свирепая, чье прозвание не требует пояснений; и последней - Златозарная, застенчиво сокрыв в самой глубине пещеры свои сто семьдесят сантиметров черного бархата, косо пересеченные сверкающими золотыми лентами.

Следует заметить, что между разными видами собравшегося здесь могущественного рода, к которому принадлежали все, кроме Лютой, существует извечный спор: чей рисунок и чей цвет красивее. И правда, мало кого природа разукрасила так богато!

Среди змей установлено правило, что виды, мало представленные в данной местности и не имеющие здесь большого влияния, не должны возглавлять ассамблей Империи. Потому-то Златозарная, смертоносная красавица, не часто, однако, встречающаяся, на подобную честь и не рассчитывала, и не возразила против гремучей змеи в качестве председательницы - силы в ней поменьше, но зато попадается на каждом шагу...

Так что большинство голосов было обеспечено, и Лютая торжественно открыла совещание.

- Сестры! - так начала она. - Все мы, собравшиеся сейчас в этом гроте, извещены, благодаря усилиям Копьеголовой, о роковом для нас присутствии Человека на нашей земле. Полагаю, что раскрою чаяния всех присутствующих, если скажу, что мы приложим все силы для спасения Империи нашей от набегов врага. Есть лишь один способ сделать это, ибо давно доказано опытом, что тот, кто оставляет поле боя, ничего не добивается. Этот единственный способ - вы все прекрасно знаете - объявить Человеку с сегодняшней же ночи войну не на жизнь, а на смерть, в которую все наши виды, роды и семейства внесут свою лепту. Мне лестно при подобных обстоятельствах уведомить наш Собор, что я готова забыть разряд, в какой определили меня люди, и примкнуть к вашему главенствующему роду. Могущественный род, действующий под черной эгидою Смерти! Все мы есть не что иное, как Смерть, сестры мои! А пока что пусть кто-либо из присутствующих представит нашему Собору свои соображения по поводу будущей кампании.

Не было в Империи змеи, которая не понимала бы, что если у Лютой жало самое длинное, то ум самый короткий. Впрочем, она и сама это сознавала и, не способная по этой самой причине иметь хоть какие-нибудь соображения, сохраняла достоинство престарелой королевы, не предлагая никогда ничего...

Тогда Крестоноска, расправляя ленивые кольца, молвила:

- Я поддерживаю суждение Лютой и считаю, что, пока у нас не будет хорошо разработанного плана действий, мы ничего не должны да и не можем делать. Вот чего мне жаль, так это того, что здесь не присутствует наша родня без яда - из семейства Удавовых, например, или Ужовых... Без них наш Конгресс неполон.

Ответом ей была тишина... Полная... Стало абсолютно ясно, что Гадюковым вовсе не по нутру упомянутые семейства. Крестоноска улыбнулась как-то неопределенно и продолжала:

- Сожалею, что осталась непонятой... Однако хочу напомнить присутствующим: если мы все вместе приналяжем на одного удава, то одолеем ли его? Нет. Больше мне добавить нечего.

- Если ты имеешь в виду, что этому твоему удаву не страшен наш яд, небрежно бросила из своего укромного угла Златозарная, - то я одна, своими собственными силами, берусь всех вас в этом разубедить.

- Не о яде речь, - раздраженно отозвалась Крестоноска. - Я бы тоже одна кое с кем справилась... - тут она как-то искоса взглянула на смертоносную красавицу. - Я хотела лишь напомнить об их мощи, искусности, силе их мускулов... называйте как хотите. Такие бойцовые черты, без сомнения, свойственны этим нашим родичам. Думаю, тут мне никто не возразит. И подчеркиваю: в той кампании, какую мы хотим предпринять, они окажутся для нас незаменимы; более того, без них нам ни в коем случае не справиться!

Но все по-прежнему оставались недовольны.

- И зачем нам эти семейства? - недоумевала Свирепая. - Мерзость, да и только.

- Глаза, как у дохлых рыб, - добавила Лисичка и надулась.

- Они внушают мне отвращение, - презрительно произнесла Копьеголовая.

- Боюсь, что они внушают тебе нечто иное... - пробормотала Крестоноска, взглянув на нее как-то пытливо.

- Это мне-то? - со свистом взвилась Копьеголовая. - Вот ты, восхваляя этих червяков, просто смешна, уверяю тебя!

- Если б Ловцы слышали, как ты их тут называешь... - с тихой насмешкой заметила Крестоноска.

Но при звуке этого гордого имени "Ловцы" вся Ассамблея разволновалась.

- Незачем говорить такое! - закричали все разом. - Черви они, и все тут!

- Они называют друг друга Ловцами, - пояснила суховато Крестоноска. - И мы здесь на заседании, в конце концов!

Кстати сказать, издавна между змеями поговаривают, что две из них находятся в постоянной вражде: Копьеголовая, родом с крайнего Севера, и Крестоноска, чья область распространяется далеко на Юг. Кичатся каждая своей красотой и все не решат, кто лучше, - так, по крайней мере, утверждают Ловцы.

- Спокойствие, спокойствие! - вступила в общий спор Лютая. - Пускай Крестоноска разъяснит, в чем нам могут быть полезны эти змеи, поскольку они не являют собою саму Смерть, как мы. Зачем же?

- А вот зачем, - отозвалась Крестоноска, - нам важно разведать, что делает Человек в Доме, а для этого надо кого-то туда направить. Теперь вот что: предприятие это не из легких; хоть наше знамя - Смерть, но знамя Человека тоже Смерть, и от его руки она быстрей и внезапней, чем от нашего яда! Те змеи, о которых я упомянула, значительно превосходят нас в проворстве. Каждая из нас может на такое дело пойти, конечно. А вот воротится ли? Я думаю, лучше всего поручить это Шустрой. Она день-деньской шныряет по лесу и сможет, вползя на крышу, подглядеть и подслушать, что нам нужно, и, воротясь, все в подробностях рассказать, покуда не рассвело.

Такое предложение явилось настолько убедительным, что вся Ассамблея тут же его поддержала, не слишком, впрочем, охотно.

- А кто отправится на поиски Шустрой? - раздались голоса.

Крестоноска разжала хвост, которым обвивалась вокруг обрубка ствола, и скользнула к отверстию пещеры.

- Я сама и отправлюсь, - сказала она, - я недолго...

- Вот-вот, - прошипела ей вслед Копьеголовая, - это ведь одна из твоих подопечных, так что ты ее мигом разыщешь!

Крестоноска улучила еще время повернуть голову в сторону говорившей и выбросить вперед свой длинный раздвоенный язык-ссора обещала быть долгой...

III

Крестоноска увидела Шуструю, когда та влезала на дерево.

- Эй! Шустрая! - с тихим присвистом позвала она.

Шустрая услыхала, как произнесли ее имя, но предусмотрительно воздержалась от ответа, покуда ее не окликнут вторично.

- Шустрая! - повторила свой зов Крестоноска с присвистом на полтона выше.

- Кто-то меня звал? - послышалось сверху.

- Это я, Шустрая, я - Крестоноска!..

- Ах, так! Родственница... Тебе чего, душенька?

- Не до шуток теперь. Шустрая!.. Ты слыхала, что творится в Доме?

- Да. Человек объявился... Дальше!

- А до тебя дошло известие о нашем Собрании?

- Это нет, этого я не знала! - откликнулась Шустрая, соскальзывая вниз головой по тонкому стволу так невозмутимо, будто двигалась по горизонтальной плоскости. - Раз все собрались вместе, то, верно, дело нешуточное... А что случилось-то?

- Ничего еще не случилось; но мы как раз для того и собрались, чтоб помешать чему-нибудь случиться. Короче: известно, что в Доме теперь Человек... Несколько их... и они никуда отсюда подаваться не собираются. А для нас это погибель.

- А я-то считала, что вы сами для всех погибель. "Мы - Смерть, мы Смерть!" Вы кричите это направо и налево! - с иронией возразила собеседница.

- Ну ладно, будет тебе! Мы нуждаемся в твоей помощи. Шустрая!

- Вот как? А я-то тут при чем?

- Как тебе сказать... К сожалению, по наружности ты нам во многом подобна и вполне можешь сойти за ядовитую змею. Так что наши беды и тебя касаются, и помогать нам в твоих же интересах.

- Вот теперь понимаю, - ответила Шустрая после минуты раздумья, успев взвесить всю сумму опасных случайностей, каким может подвергнуться из-за такого подобия.

- Так как же? Примешь участие?

- А в чем оно должно выражаться?

- В малом. Ты тотчас же поспешишь к Дому и постараешься подсмотреть и подслушать как можно больше из того, что там делается.

- Ну, тут особого труда нет! - беззаботно ответила Шустрая и потерлась головой о дерево. - Одна только загвоздка, - прибавила она, - у меня там, на верхних ветвях, вкусный ужин... Дикая индюшка, понимаешь ли, еще позавчера вбила себе в глупую башку, что тут подходящее место для гнезда...

- Ну, может, что другое попадется, - мягко утешила Крестоноска.

Родственница бросила на нее косой взгляд.

- Ладно, двинулись... - Крестоноска уже настаивала. - Заглянем для начала на наш Конгресс...

- О нет, ни в коем случае! - запротестовала Шустрая уже в пути. - Что нет, то нет! Я согласилась выполнить ваше поручение, а остальное меня не касается! Загляну на ваше Собрание, когда вернусь... если вернусь, то есть... Но чтоб так, здорово живешь, любоваться на сморщенную шелуху Лютой, бандитские буркалы Копьеголовой и мерзкое рыло этой идиотки Коралловой - нет уж, увольте!

- Коралловая не присутствует.

- Не имеет значения! Тех, кто присутствует, мне с лихвой хватит!

- Да что ты расходилась? - Крестоноска не хотела подливать масла в огонь. - Однако если ты и дальше так шустро понесешься, я намного отстану.

И верно, даже стараясь изо всех сил, Крестоноска не могла сравняться в беге - медленном, по мнению самой Шустрой, - со своей родственницей.

- А ты задержись у своих, тебе ведь уже недалеко, - порекомендовала та.

И понеслась, как стрела, в одно мгновение оставив далеко позади свою ядовитую сестру.

IV

Через четверть часа Ловчиха была уже у цели. Там, внутри, в Доме, еще бодрствовали. Из распахнутых дверей выходил сноп света, и еще издали Шустрая могла различить фигуры четверых мужчин, сидящих вокруг стола.

Чтоб добраться благополучно, надо было преодолеть лишь одно препятствие: возможную встречу с собакой. А может, тут и нет собак? Шустрая очень опасалась, что все-таки есть. Потому-то она стала пробираться внутрь Дома с крайней осторожностью, особенно усилив ее, когда достигла галереи.

Тут она задержалась, чтоб осмотреться. Ни у входа, ни в правом, ни в левом крыле никаких собак не замечалось. Но поодаль, за приоткрытой задней дверью комнаты, которая просматривалась вся насквозь из-под стола, между парами человечьих ног, дремала, вытянувшись, черная собака.

Так что подступы к крепости были свободны. Поскольку с того места, где находилась, она могла расслышать, но отнюдь не разглядеть говорящую картину с людьми, Шустрая решила поискать укрытие где-нибудь поближе и, бросив взгляд наверх, в одно мгновение обрела желаемое. Тихонько вползла по приставной лестнице, оставленной у стены, и устроилась в узком пространстве между стеной и крышей, поместившись на перекладине. Но и при всех принятых ею мерах предосторожности она нечаянно смахнула забытый кем-то, заросший пылью гвоздь, и сразу же один из мужчин взглянул вверх.

"Все кончено!" - беззвучно шепнула Шустрая, не дыша. Другой мужчина последовал примеру первого.

- В чем дело? - спросил он, вглядевшись.

- Сам не знаю, - отозвался первый. - Словно что-то черное там.

- Крыса, может быть?

"Человек не понял", - беззвучно сказала Шустрая, сама себя успокаивая.

- Или какая-нибудь шустрая змейка!

"Другой Человек понял", - беззвучно вскричала Шустрая, вся сжавшись и изготовясь к бою.

Но мужчины снова занялись беседой, и Шустрая подсматривала и подслушивала с добрых полчаса...

V

Дом, составляющий предмет заботы всего леса, стал не так давно приютом для научно-исследовательского центра огромного значения. Уже многие годы было известно о необыкновенном богатстве змеиного царства в этом глухом углу, и правительство страны приняло решение об открытии здесь специального института, где приготовлялась бы сыворотка для лечения от змеиных укусов. Основное преимущество выбранной местности составляло не только разнообразие, но и обилие здесь ядовитых змей, ибо всем известно, что главная трудность состоит в том, чтобы найти их в достаточном количестве для получения яда - тогда можно наладить систематическое приготовление сыворотки.

Новое учреждение могло бы начинать свою работу прямо сейчас, потому что уже обзавелось двумя лошадьми и мулом, которым был сделан ряд прививок, так что они были на пути к полной невосприимчивости к яду. Удалось также оборудовать лабораторию и серпентарий. Последний обещал вскоре обогатиться самым сказочным образом, хотя институт привез с собою немало ядовитых змей они-то и послужили для опытов с упомянутыми животными. Но если учесть, что одной лошади, чтоб стать нечувствительной к змеиному яду, для последних прививок нужно не меньше шести граммов, то легко понять, какое же множество змей нужно такому институту для постоянной работы.

Трудные хлопоты, естественные для начала деятельности любого учреждения в дремучем лесу, заставляли руководство института бодрствовать порой до глубокой ночи, ломая голову над всевозможными проблемами. Так было и сегодня...

- А как нынче наши четвероногие? - спросил мужчина в черных очках, выглядевший начальником над другими.

- Да что-то упали духом, - отозвался другой. - Если за два-три дня не будет хорошего сбора...

Шустрая, недвижная на своей перекладине, вся - зрение и слух, начинала успокаиваться.

"Сдается мне, что ядовитые родственники зря впали в панику, - подумала она. - Навряд ли стоит так уж бояться этих людей..."

И, выдвинув вперед голову настолько, что ее рыльце высунулось за перекладину, она собралась попристальней приглядеться к говорившим.

А те продолжали делиться новостями.

- У нас вообще сегодня был плохой день, - стал рассказывать один из мужчин. - Пять пробирок для опытов разбилось.

И Шустрая чувствовала себя все более склонной к состраданию.

"Бедненькие! - вздохнула она. - Сколько у них чего-то разбилось!"

И она намеревалась уже оставить свое укрытие, чтоб продолжать осмотр этого безопасного Дома, когда до нее донеслось:

- Зато змеи здесь великолепны... Местность словно создана для них.

"Мы-то при чем? Что сказал этот лысый в белом костюме?" - заволновалась Шустрая, резко выбросив свой язык и раздраженно им шевеля.

А лысый меж тем продолжал:

- Для них здесь полное приволье... А нам они срочно нужны, и нам, и нашим четвероногим.

- Ну, с охотой на змей нам, мне думается, повезет в этом краю. Это какая-то страна змей...

"Ай, ай, ай!.. - опечалилась Шустрая, свертываясь на своей перекладине сколько возможно. - Что-то я начинаю видеть многое в новом свете... Хороши, нечего сказать!.. Нет, рано мне еще с вами прощаться... Тут, пожалуй, еще много чего наслушаешься..."

И она и правда такого тут наслушалась, что когда через полчаса хотела уж удалиться, то от избытка впечатлений сделала один неверный поворот, и добрая половина ее туловища соскользнула с перекладины, хлопнувшись о дощатую стену. И она упала головой об пол, но в одно мгновение распрямилась и направила свой вздрагивающий язык в сторону стола, за которым сидели люди.

Змеи ее вида бывают до трех метров длиной, и они бесстрашные, пожалуй, самые бесстрашные из здешних змей. Они могут выдержать упорную атаку со стороны человека, такого огромного по сравнению с ними, и всегда противоборствуют ему до конца. Поскольку сознание своей храбрости заставляет их думать, что один их вид внушает страх, то наша немножечко удивилась, увидев, как люди, разобравшись, что к чему, рассмеялись.

- Это неядовитая змея... Пускай побудет у нас, она нам дом от мышей очистит.

- От мышей?! - просвистела Шустрая.

И поскольку она не меняла своей воинственной позы, один из мужчин поднялся наконец со стула.

- Может, она и безопасная, и мышей ловит, но ползучий гад все-таки... Как-нибудь ночью ей придет в голову половить мышей у меня под одеялом...

И, взяв с пола первую попавшуюся деревяшку, он с силой метнул ее в змею. Деревяшка, как стрела, пролетела над самой головой задиры и с громоподобным стуком ударилась об стену.

Нападения бывают разные. Вырванная из родной среды, в узком пространстве комнаты, Шустрая растерялась. И она понеслась прочь отсюда, энергично применяя второе свое дарование - быстроту бега.

Подгоняемая лаем собаки, долго еще бежавшей по ее следу, она достигла наконец пещеры. Пронеслась прямо по телам Копьеголовой и Свирепой и свернулась в уголке, полумертвая от утомления.

VI

- Вот и она! - обрадовались все, устремляясь к лазутчице. - А мы уже решили, что ты у своих дружков навсегда поселилась...

- Ну вот еще! - проворчала Шустрая.

- Так что ты нам расскажешь? - последовал вопрос Лютой.

- Следует опасаться облавы со стороны людей?..

- Или лучше не обращать на них внимания?..

- Пожалуй... не обращать внимания... Но на всякий случай переправиться на другой берег... - Шустрая пыталась ответить на все вопросы сразу.

- Почему?.. Зачем?.. - заволновались все разом. - Как это взбрело тебе в голову?

- Да вы послушайте...

- Говори, говори!..

И Шустрая описала собравшимся все увиденное и услышанное: Институт, его задачи, приготовление сыворотки, решение поймать всех ядовитых змей, какие только здесь водятся.

- Поймать?! - вспылили разом Златозарная, Крестоноска и Копьеголовая, достоинство которых больно задело это унизительное слово. - Нас нельзя поймать! Убить только можно!

- Да не хотят они вас убивать! Поймать хотят, поймать! Держать взаперти, давать обильную пищу и за это каждые двадцать дней извлекать ваш яд. Сладкое житье, а?

Ассамблея просто обомлела от этого рассказа. Цель извлечения яда была ясна... Но способ?! Каким способом они собираются его извлекать?

Подумать только: противозмеиная сыворотка!.. Это значит, что все укушенные животные станут нечувствительны к укусам и обязательно поправятся! То есть всему Семейству предстоит умереть от голода в своем же собственном лесу!

- Верно, верно! - поддержала Шустрая. - Только и всего!

Шуструю предстоящая опасность не очень-то страшила. Что было им, племени Ловцов, - им, кто ловил силою мускулов, чистым зубом, - до того, будут или не будут чувствительны к яду животные?! Было, правда, одно слабое место в этих рассуждениях: иной раз самая ядовитая змея так походит на простого ужа, что возможны роковые ошибки... Поэтому Шустрой тоже было бы спокойнее без этого проклятого Института.

- Я предлагаю первой начать кампанию... - сказала Крестоноска.

- Какова же твоя идея? - оживилась Лютая, отличавшаяся стойким отсутствием своих идей.

- Идей нет. Просто завтра, после полудня, я, будто случайно, натолкнусь на кого-нибудь...

- Смотри в оба! - сказала ей Шустрая назидательно. - Там несколько клеток пустует... Да, кстати, совсем забыла! - добавила она. - Когда я оттуда спасалась... Там собака есть, черная, косматая такая... Кажется, мастерица выслеживать Гадюковых... Так что сама понимаешь, не зевай...

- Ну, это уж как сложится... Но я прошу, чтоб завтра, как стемнеет, ваш Конгресс собрался снова. Будьте все. Если не будет меня, значит, дело плохо...

Меж тем Ассамблея переходила от одного испуга к другому.

- Собака? Мастерица выслеживать нас? Ты точно знаешь?

- Почти точно. Берегитесь этой собаки, она для нас опаснее каждого из этих людей и всех их, вместе взятых!

- Уж я о ней позабочусь! - вскричала Лютая, радуясь тому, что может наконец (без каких-либо упражнений ума) продемонстрировать мощь своих желез, полных яда...

И вот каждая змея приготовилась распространить весть о предстоящей кампании в своей округе, и Шустрой, великой лазунье, поручено было вознести призыв к бою на деревья - любимое местопребывание всех ужеподобных.

К трем часам ночи Ассамблея была распущена. Змеи, возвращенные к привычной своей жизни, удалились по всем направлениям, забыв уже друг про друга, немые и сумрачные, в то время как в темном углу пещеры Лютая, плотно свившись, недвижная, вонзила свои ледяные, стеклянные глаза в неясную мечту о тысяче окаменевших от яда собак.

VII

Час пополудни... По поляне, словно объятой огнем, под защитою кустиков испанского дрока скользит Крестоноска в сторону Дома. Ей пока что не пришло в голову ничего иного (да она и не желала, чтоб что-либо иное пришло), кроме одного: убить первого встретившегося на пути Человека. Вот она достигла Дома, вползла на галерею и, свившись клубком, стала ждать. Прошло с полчаса. Удушливый зной, воцарившийся еще три дня назад, начинал уже давить ей на глаза, когда внезапно глухое дрожание надвинулось на нее из комнаты. Дверь стояла настежь, и перед змеей, сантиметрах в тридцати от самой ее головы, оказалась собака, черная, косматая собака, щурившаяся от недавнего сна.

"Проклятый зверь!.. - сказала про себя Крестоноска. - Лучше бы уж человек..."

В это мгновение собака остановилась, вынюхивая что-то, и обернулась... Слишком поздно! Подавив вырвавшийся у нее визг удивления и боли, она отчаянно замотала головой.

- Ну, эта, кажется, вне игры... - пробормотала Крестоноска, снова укладывая свои кольца.

И когда собака, опомнившись, намеревалась уже наброситься на змею, то услыхала шаги своего хозяина и отступила с громким лаем, ощетинясь. Человек в черных очках возник возле Крестоноски.

- Что там? - спросили откуда-то из комнат.

- Ага... Крестовая змея. Ярко выраженные признаки... Обычно их легко спутать с близкими из их рода, - задумчиво говорил меж тем человек в черных очках.

И прежде чем змея успела принять оборонительную позу, она почувствовала, что ее сдавили чем-то вроде щипцов, укрепленных на конце какой-то палки.

Она чуть не треснула от обиды, что с нею так поступили; стала хлестать своим телом направо-налево, тщетно пыталась напрячься и обвиться вокруг проклятой палки. Ничего не вышло: ей не удалось упереться хвостом во что-то твердое, а всем известно, что без точки опоры даже такая богатырская змея, как удав, постыдным образом теряет всю свою силу.

И человек так и понес пленницу подвешенной на палке, и так была она заброшена в серпентарий.

Представлял собою этот последний не что иное, как обыкновенную площадку, обнесенную оцинкованной гладкой стеной, за которой, в немногих установленных на голой земле клетках, было помещено тридцать-сорок змей. Крестоноска шлепнулась оземь и так с минуту и оставалась, свернувшись комом и поджариваясь под огненным солнцем.

Помещение было по всем приметам временное: неглубокие, но просторные смоленые лохани служили змеям купальнями, а расставленные там и сям деревянные домики или сложенные шалашиком камни предлагали убежище гостьям этого кустарно сработанного рая.

Через несколько минут новенькая была уже окружена и полузадавлена пятью-шестью перелезавшими через нее подругами, которые интересовались, кто она и из какого семейства.

Крестоноске все они были известны; но вот вовсе не знакома была одна огромная змея, купавшаяся в этот момент в своей высокой запертой клетке из толстой проволоки. Кто это, а? Никогда в жизни она Крестоноске не встречалась... Любопытствуя, как раньше другие, она медленно приблизилась. Настолько вплотную, что незнакомка так и взвилась. Крестоноска подавила невольный свист, когда, пораженная, сжимаясь в клубок, приготовилась защищаться. Потому что большая змея на ее глазах вдруг надула свою шею, да так чудовищно, что приобрела прямо-таки престранный вид - словно широкополую шляпу на затылок надела.

- Ты кто? - спросила испуганно Крестоноска. - Из наших ли?

Это означало: из ядовитых. Неизвестная, поняв, что к ней приблизились без дурных намерений, опустила поля своей шляпы.

- Из ваших, - отвечала она. - Но не из этих мест... издалека... очень... из Индии.

- Как твое имя?

- Кобра... Шляпная змея... Очковая... Дриада Джунглей... Королева Змей... у меня много имен.

- А я Крестоноска.

- Могла и смолчать, и так вижу крест на макушке. Я здесь уже со многими твоими сестрицами перезнакомилась... Когда поймана?

- Недавно... Не смогла его убить...

- Лучше бы тебя саму убили... Для тебя же лучше бы...

- Но с собакой я расправилась.

- С какой собакой? Которая тут живет?

- Ну да.

Королеву Змей это почему-то страшно рассмешило. Но тут Крестоноску ждал новый удар: косматая собака залаяла где-то совсем рядом...

- Удивляешься, да? - сердито бросила Очковая. - Не тебе одной пришлось здесь так удивляться.

- Но я ж ее в голову... - шептала Крестоноска, все более поражаясь происходящему. - Весь яд до капли выпустила! Все из нашего рода в один укус весь яд пускают. Пустая осталась... - заключила она растерянно.

- А собаке наплевать, пустая ты или полная!

- Бессмертная она, что ли?

- Не бессмертная, но от нас с тобой ей смерти не будет. Она нечувствительна к яду... Да ты все равно не поймешь!

- Нет, я понимаю! - с живостью отозвалась Крестоноска. - Нам Шустрая рассказывала!..

Королева Змей попристальней вгляделась в свою собеседницу.

- Похоже, что ты сообразительная...

- Да уж по крайней мере не меньше тебя! - обиделась Крестоноска.

Шея азиатки сразу же опять расширилась, и новая пленница насторожилась во второй раз.

Змеи сосредоточенно посмотрели в глаза друг другу, и кобра медленно подобрала свой треух.

- Да и храбрая, - пробормотала она. - Тебе можно довериться. Слыхала ли ты когда-нибудь наше особое родовое имя?

- Дриада Джунглей, наверное.

- Или Большая Найя... или Щитоносная... А точнее: Королева Змей. Мы рядом с обычными кобрами Индии, все равно что ты рядом с червяками... А слыхала, что нам в пищу идет?

- Не-ет...

- Змеи из вашей Америки... В основном... - заключила Королева, раскачиваясь совсем близко...

Крестоноска быстро оценила размеры иностранки-змеееда.

- Два с половиной, что ли?.. - спросила.

- Два метра шестьдесят... шестьдесят... так-то, маленькая, - отозвалась та, успев проследить взгляд новой подруги.

- Хороший размер... Той же длины (капельку побольше, может) моя двоюродная сестра, Анаконда ее зовут. Догадываешься, какую она пищу предпочитает?

- Ну?

- Вот именно: змей из вашей Азии!

И она в свою очередь бросила выразительный взгляд на Дриаду Джунглей.

- Быстра на слово! - отвечала та, снова начав раскачиваться. И, ополоснув голову в лохани, протянула томно: - Двоюродная, значит?

- Ну да.

- Яда не имеет?

- Не имеет. Потому так и увлекается ядовитыми иностранками.

Но азиатка уже не обращала на нее внимания, занятая своими мыслями.

- Послушай! - начала она снова. - Меня уже мутит от людей, собак, лошадей и всей этой глупой и злой нечисти! Ты одна здесь способна понять меня, потому что те, кто нас окружает в этих стенах, по правде сказать... Меня уже полтора года в клетке держат, словно я крыса какая, да еще и терзают, пытают всячески. И, что хуже всего, унижают, таскают туда-сюда, как лоскут какой-то... И кто? Жалкие людишки. И я, кому достанет яду, чтоб разом покончить с ними со всеми, принуждена сдавать яд на выработку сыворотки против яда! Нелепость! Ты не можешь и вообразить, как одна мысль об этом бьет меня по самолюбию! Смекаешь, к чему веду? - И Королева многозначительно заглянула в глаза новой знакомке.

- Кажется, - отозвалась последняя. - Чем могу я помочь делу?

- Одним лишь: у нас есть один лишь способ защиты и мести... Подползи-ка еще, а то вдруг услышат... Ты ведь знаешь: чтоб развернуться в полную силу, нам нужна точка опоры. Иначе мы гибнем. Если ты поможешь мне обрести ее в нужный момент, это может стать началом всей кампании. Только вот...

- Ну? Ну?

Королева внимательно так взглянула на Крестоноску:

- Не исключено, что ты при этом умрешь.

- Только я?

- Нет, разумеется, не только ты! Они, некоторые из людишек, умрут с тобою вместе...

- Но я же именно к этому и стремлюсь! Продолжай, пожалуйста!

- Ладно, но ты еще подползи... Не бойся...

Разговор после этого перешел на шепот, и Крестоноска вынуждена была чуть ли не приклеиться к королевиной клетке, так что всю чешую о проволоку ободрала. И вдруг кобра рванулась к ней и три раза подряд ужалила. Другие змеи, которые давно уже следили за этой таинственной беседой, разволновались.

- Ну вот! Она ее все-таки прикончила! Коварная!

Крестоноска, три раза подряд ужаленная прямо в шею, с трудом отползла немного в сторону по травке. Но вскоре осталась недвижимой, и это на нее наткнулся сотрудник Института, когда, три часа спустя, зашел в серпентарий. Человек взглянул на змею и, перевернув ее ногой, словно потерянный кем-то ремень, грустно уставился на ее белесое брюхо.

- Мертва, никакого сомнения... мертва... - произнес он. - Но как это случилось? - И он склонился над змеей, чтоб осмотреть ее получше.

Исследование было кратким: на шее, возле самой головы, он обнаружил неоспоримые следы укусов.

- Вот так так! - удивился человек. - Это дело Дриады Джунглей и никого другого... Вон она как свернулась плотно и смотрит на меня, словно я - вторая крестовая змея и меня тоже надо... Двадцать раз я директору докладывал, что эта проволочная сетка для нее не годится. Редкая слишком. Вот и доказательство... Ну что ж, - заключил он, взяв Крестоноску за хвост и бросая ее по ту сторону ограды, - за этой уж в оба глядеть не придется!

И вскоре доложил директору:

- Ваша Дриада укусила крестоносную змею, которую мы недавно поймали. Теперь у нее яда, наверное, уж немного осталось.

- Как досадно, - огорчился директор. - А нам как раз нужно сегодня побольше... У нас сыворотка почти кончилась. Умерла крестовая-то?

- Умерла, я ее за ограду бросил... Так нести Дриаду-то или как?

- Несите, что ж делать. Но для второго сбора яда, часа так через два-три.

VIII

Она чувствовала себя сломанной, конченной, без сил. В рот набилась земля с кровью. Не понимала, где она.

Плотный туман, застилавший ей глаза, начинал рассеиваться, и Крестоноске удалось различить, что поблизости. Она увидела - вернее, смутно узнала оцинкованную стену, и вдруг все недавнее ясно представилось ей: черная собака, палка со щипцами в руках человека, чудовищная азиатская змея со своим хитроумным замыслом, для осуществления которого она, Крестоноска, должна была рисковать жизнью. Хитроумный замысел... Теперь она понимала: три укуса подряд, ровно столько, чтоб парализовать ее на определенное время... Чтоб она могла вернуться в нужный момент... "Чем могу я помочь делу?" - вспомнила она свой вопрос. Теперь она знала чем. Не опоздала ли?..

Она сделала попытку пуститься в путь. Тщетно: тело ее волнообразно изгибалось по земле, но все на том же месте. Так прошло еще какое-то время...

"Надо же, ведь близко совсем, и тридцати метров не будет, - печально думала Крестоноска. - Мне бы сил хоть на две минуты, на одну даже, и я успела бы, успела!"

И, сделав новый рывок, она сдвинулась наконец с мертвой точки и заскользила, заспешила по тропинке, ведущей к отсеку Дома, где разместилась лаборатория.

Вползла во внутренний дворик, пронеслась через него и очутилась у раскрытых дверей лаборатории.

Такая картина предстала ей: уже знакомый нам сотрудник Института двумя руками с трудом держал на весу тяжеленное тело Дриады Джунглей, в то время как человек в черных очках засовывал ей в рот часовое стекло. Еще мгновение - и его рука надавит на ядоносные железы, и яд начнет стекать в специальный сосуд, а она, Крестоноска, еще у двери...

"Опоздаю!" - подумала она с ужасом.

Последним усилием бросила она свое тело через порог, и... пробелов мгновение в воздухе, клыки ее вонзились в босую ногу служащего. Почувствовав, что его словно прокололи горячей иглой, человек громко закричал и затанцевал на месте. Это длилось всего несколько секунд, но их оказалось довольно для того, чтоб провисшая громада Дриады Джунглей заколебалась в воздухе и, скользнув к ножке стола, сжалась вокруг нее в тугие кольца. Имея теперь точку опоры для тела, Королева резко выдернула голову из рук служащего и воткнула по самый корень свои ядоносные клыки в левую руку человека в черных очках - точно в вену, на сгибе.

Все! Еще не смолк первый крик раненого, а уже обе, азиатская Королева и Крестоноска, стремительно мчались прочь, и погони за ними не было.

- Точка опоры! - хрипела азиатка, во всю прыть ускользая по мягкой траве прочь от Дома. - Только ее я и хотела получить. И получила-таки!

- Да-а... - мчалась Крестоноска возле нее, очень еще измученная. - Но в такие игры я больше не играю...

...А там, в Доме, недвижно сидел человек в черных очках, и с его запястья свисали две тягучие струйки черной крови. Инъекция в вену, если произведена Дриадой Джунглей, - вещь слишком серьезная, чтоб какой-либо смертный долго еще мог оставаться с открытыми глазами... И глаза человека в черных очках ровно через четыре минуты сомкнулись. Навсегда.

IX

Конгресс заседал. Явились все, кого ждали и кого не ждали. Не считая Лютой и Шустрой, а также кузин Златозарной. Лисички, Нейвид, Свирепой и Копьеголовой, присутствовала на сей раз и Коралловая - та самая, кого Шустрая обозвала идиоткой, что не мешало той славиться среди всех талантом жалить особенно больно. Притом она была красива, вне всякого сомнения красива, вся в красных и черных кольцах.

Поскольку красота, как известно, больное место каждой змеи, Коралловая втайне радовалась тому, что здесь нет ее брата Аспида, чьи широкие черные кольца, с двух сторон отделенные узкими белыми ободками от пламенной киновари остальной окраски, ставят его на высшую ступень красоты среди всех пресмыкающихся.

Представителей от Ловцов было немало. Явился Древесный Уж, которого почему-то путают с одной ядовитой лесной змеей, хоть по виду и привычкам он, скорее, сродни удаву. Стройная Лиана, прославившаяся ловлей птиц, сверкала всеми оттенками зеленого цвета - от мягкого оливкового до бурого с прожелтью. Болотная, маленькая и темная, впервые, верно, в жизни оставила свою любимую стихию, чтоб присутствовать здесь.

Большой Полоз расположился средь других, застыв недвижно и вплотную прижавшись к земле, как обычно делал в минуту опасности. Плетевидка (тоже из коралловых), очень тоненькая, подобно всем ее приятельницам-древолазкам, была также тут. И последним появился Эскулапов Уж, чей род предания почитают священным и связывают с именем бога врачевания Эскулапа, - добродушное животное, встреченное, однако, недоброжелательно и с недоверием.

И все-таки представители целого ряда видов не явились, и неявку их здесь следует разъяснить специально.

Заметив выше, что явились все, кого ждали и кого не ждали, мы говорили лишь о тех видах, которые представляют, так сказать, правящую династию. Еще первый Конгресс Змей постановил, что лишь самые многочисленные виды имеют право решающего голоса. Потому-то мы и сказали, что явились все, хотя весьма досадным упущением была неявка Немого Кротала, которого почему-то недопекались. Тем досаднее, что этот змей, достигающий порою трех метров, влиятелен не только в Америке: он является Змеиным Императором обоих полушарий, и лишь одна взяла над ним верх размером и ядовитостью- Дриада Джунглей.

Еще кое-кого недосчитались (о Крестоноске речь не идет), но все присутствующие всячески старались показать, что этого не замечают.

И вдруг все вздрогнули от неожиданности: из-за густых папоротников показалась чья-то голова и большие глаза весело глянули на собравшихся.

- Не помешаю? - раздался голос.

Все змеи разом подняли головы, словно их током ударило.

- Что тебе здесь нужно? - громко спросила Копьеголовая в величайшем раздражении.

- Тебя, кажется, не звали! - сонно, но с пафосом протянула Златозарная, в первый раз за все время доказав, что она еще жива.

- Убирайся! Убирайся! - раздались там и сям ядовитые возгласы, выдающие волнение и беспокойство.

Однако Лютая свистом ясным, хоть и дрожащим, призвала Ассамблею к порядку:

- Сестры и братья! Не нарушайте установленных правил: на Конгрессе Змей могут быть гостями все змеи. Вход свободен. Никакого насилия. Добро пожаловать в наш грот. Анаконда.

- Хорошо сказано! - бросила Шустрая с глухой насмешкой. - Благородно. Наша Королева блюдет интересы всех своих подданных. Добро пожаловать в наш грот, Анаконда!

Точеная голова с живостью раздвинула папоротники, влача за собою два с половиной метра молодого, упругого, в темных переливах тела. Новоприбывшая заскользила через пещеру на виду у всех и, многозначительно переглянувшись с Шустрой, устроилась возле самой Лютой с легким, веселым свистом. Старуха невольно вздрогнула.

- Я тебя стеснила? - любезно осведомилась Анаконда.

- Что ты, ни капельки! Меня мой собственный яд стесняет, слишком много накопилось...

Анаконда обменялась быстрым шутливым взглядом с Шустрой, и обе стали серьезны. Для столь явной недоброжелательности по отношению к новенькой было, как вы сейчас поймете, некоторое основание.

Вообще говоря, анаконда - самая прославленная из всех змей, какие только есть на земном шаре, и даже грозные питоны Старого Света не заслужили того смешанного со страхом уважения, какое она внушает. Сила ее неизмерима, и нет животного, могущего противостоять страшному ее объятию. Когда она медленно тянет на землю из густой листвы все десять метров своего гладкого оливково-бурого, в крупных, черного бархата, пятнах, тела, все в сельве содрогается и стынет от страха. Однако анаконда слишком сильна, чтоб питать вражду к кому бы то ни было, и понимание своей мощи побуждает ее быть всегда в добрых отношениях с человеком.

Гнев свой она обращает на одних только ядовитых змей: вся ее натура возмущается против них. Теперь вам понятно, почему эти последние так разволновались, увидев любезную юную Анаконду.

Наша Анаконда, однако, была не из этих мест. Носясь по пенным водам могучей реки Параны, она доплыла сюда вместе с бурным разливом и как-то прижилась здесь, весьма довольная природой и окружением, в хороших отношениях со всеми, а особенно с Шустрой, с которой очень подружилась.

Была она в те времена совсем еще юной, и ей еще много не хватало до десяти метров, каких счастливо достигает старшее поколение. Но те два с половиной, какие она могла предъявить, стоили, вообще-то, двойной длины, если принять во внимание силищу великолепного удавьего рода, чьи отпрыски способны, просто ради развлечения, пересечь в теплых сумерках вплавь широчайшую из рек Амазонку, высунув из воды не только голову, но и добрую половину тела.

...Однако Лютая решила восстановить порядок, нарушенный разладом из-за Анаконды.

- Полагаю, мы можем, наконец, приступить... - начала она. - Но сначала необходимо добиться каких-либо сведений о Крестоноске. Она дала обещание вернуться в кратчайший срок.

- Она дала совсем другое обещание, - перебила Шустрая, - а именно: вернуться, как только сможет. Надо ждать.

- К чему это? - вмешалась Копьеголовая, не снизойдя до того, чтоб обернуться на слова какой-то безъядной.

- Как так "к чему"? - взвилась последняя. - Надо действительно иметь вместо головы копье, чтоб молоть подобную чепуху!.. На этом Конгрессе одну дичь порют! Хватит уж! Наслушались! Со стороны может показаться, что ядовитые представляют весь Отряд Змей! Одна эта, - и она сердито указала хвостом на Копьеголовую, - еще не уразумела, что от того, что нам расскажет Крестоноска, зависит ход всей кампании. К чему ее ждать... Додумалась! Далеко мы пойдем, если нами станут крутить и вертеть такие гениальные мыслители!..

- Зачем так резко? - упрекнула Лисичка.

Шустрая обернулась:

- А тебя-то кто за жало тянет?

- Не надо так резко, - произнесла малютка серьезно и не сдаваясь.

Шустрая посмотрела задумчиво на совестливую капризницу... и смирилась.

- Справедливо сказала малышка, - заключила она уже спокойно. - Извини, пожалуйста, Копьеголовая.

- Очень мне нужно! - отозвалась та, все еще сердясь.

- Нужно тебе или нет, а я извинилась!.. Но тут как раз, по счастью, Коралловая, все это время караулившая снаружи, со свистом метнулась в пещеру:

- Ползет! Ползет!

- Дождались! - возликовала Ассамблея. Но громкое ликование обратилось в немой испуг, когда вслед за старой знакомой глазам всех предстала вползающая в пещеру исполинская змея, никем дотоле не виданная.

Покуда Крестоноска вытягивалась устало подле Свирепой, непрошеная аккуратно, не торопясь, сложила свои кольца на самой середине пещеры и осталась неподвижна.

- Лютая! - сказала Крестоноска. - Почему ты не приветствуешь ее? Она из наших.

- Мы сестры по крови! - поторопилась высказаться председательница, бросив на новую сестру тревожный взгляд.

И все змеи, прямо-таки умирая от любопытства, поползли рассматривать новоприбывшую.

- Ядом тут и не пахнет, - обронила одна пренебрежительно.

- Какой там яд... - добавила другая, - глаза-то, как плошки...

- А хвост-то длиннющий...

- Да и вообще...

Но тут подруги разом онемели, потому что чужачка вдруг так невероятно расширила свою шею, что смотреть страшно. Это продолжалось лишь мгновение, поля чудовищной шляпы сникли и опали, в то время как ее владелица повернулась к Крестоноске:

- Слушай, пусть они лучше не пристают... Раздражают...

- Да не трогайте вы ее! - рассердилась Крестоноска. И добавила: - Она только что спасла от гибели меня, а, возможно, и всех вас.

Этого оказалось довольно. Конгресс смолк и обратился в слух. Крестоноска стала рассказывать... А рассказывать ей было о чем: и о столкновении с собакой, и о человеке в черных очках, и о палке со щипцами на конце, и о дерзком замысле присутствующей здесь Дриады Джунглей, и о глубоком оцепенении, в каком находилось она, Крестоноска, еще совсем недавно, и о том, как...

- Результат, - заключила она, - двое вышли из игры, и притом самые вредные... Теперь уничтожим тех, что остались, и дело с концом!

- Сначала лошадей! - изрекла Дриада Джунглей.

- Лучше собаку! - предложила Шустрая.

- Настаиваю на лошадях, - не сдавалась азиатская Королева. - Привожу мои основания: покуда лошади и мул живы, Человек, даже в одиночку, столько этой сыворотки наготовит, что вся округа станет (как это они говорят?) иммунной к нашему яду. Для всех вас не секрет, что попасть в самую вену удается весьма редко, как, например удалось мне... вчера.. Потому настаиваю: первый удар мы должны направить на лошадей. А там посмотрим... Что до собаки, - заключила она, взглянув искоса на Шуструю, - эта нечисть недостойна нашего внимания!

Ни для кого не осталось в тайне, что между азиатской переселенкой и местной жительницей Шустрой сразу же возникла острая неприязнь. Если первая, по самой своей ядовитой сути, представляла для Ловчихи тип какого-то низшего животного, то последняя своею гибкостью, силой и проворством вызывала у Дриады Джунглей ревнивую зависть. Таким образом, старая вражда между ядовитыми и неядовитыми могла обернуться неожиданным взрывом в ходе Конгресса.

- Что до меня, - отозвалась Шустрая, - то я полагаю, что лошади и люди не должны быть для нас на первом плане. Вам представляется пустячным делом покончить и с теми, и с другими? Положим. Но собаке будет еще проще покончить с нами, когда им придет в голову начать охоту на нас по всей форме, а они ее начнут, будьте уверены, и суток не пройдет... Эта нечувствительная собака, которой не страшен ничей яд, даже вон той госпожи со шляпой на макушке, добавила она, искоса кивнув на азиатскую Королеву, - самый страшный противник из всех, кого нам следует страшиться, в особенности, если принять во внимание, что она натренирована искать наш след. Каково твое мнение, Крестоноска?

Ни для кого не осталась также в тайне и эта странная дружба между одной из ядовитых и одной из безъядных, хотя это, скорее, была и не дружба: просто каждая отдавала дань уму и сметливости другой.

- Я придерживаюсь того же мнения, что и Шустрая, - откликнулась Крестоноска. - Если эта привитая собака возьмется за работу, всем нам крышка!

- А мы выступим раньше! - подала реплику Дриада Джунглей.

- Намного раньше у нас не получится... Я опять-таки склоняюсь к предложению Крестоноски.

- Я не ошиблась в тебе, - с твердостью произнесла последняя.

Для ушей азиатской Королевы этого было более чем достаточно для того, чтоб ее ядовитые зубы наполнились гневом...

- Какую цену может иметь высказывание этой красноречивой ораторши, сказала она, возвращая Шустрой ее недавний взгляд искоса, - если в данной ситуации реальная опасность грозит лишь нам, Ядовитым, на чьем черном знамени начертано "Смерть!" Безъядные же прекрасно знают, что Человек их не страшится по той простой причине, что они решительно не в состоянии внушить кому-либо страх.

- Удачная мысль, - послышался голос, ни разу еще не звучавший. Дриада Джунглей резко развернулась в сторону этого голоса, ибо в мягкой его тональности послышалась ей едва уловимая ирония, и встретила открытый взгляд двух больших ясных глаз.

- Ты ко мне обращаешься?-спросила она свысока.

- Да, к тебе, - неторопливо отозвалась прервавшая ее. - То, что ты сказала, исполнено глубокой правды...

Королева снова ощутила укол легкой иронии и, словно чувствуя, что тут случай особый, незаметно прикинула на глаз размеры своей неожиданной собеседницы, свернувшейся в тенечке.

- Ты Анаконда!

- Угадала! - отозвалась названная, кланяясь.

Но Шустрая решила на сей раз довести дело до конца.

- Одну секунду! - произнесла она резко.

- Не надо! - прервала Анаконда. - Позволь мне, Шустрая. Когда какое-нибудь существо ладно сложено, когда оно сильно, ловко и проворно, оно овладевает своим противником благодаря этим качествам, которыми по праву может гордиться, как все Борцы творения. Так ловят ястреб, тигр, ягуар, все существа благородной структуры. Но когда ты вял, неповоротлив, мало сообразителен и неспособен тем самым открыто бороться за жизнь, тогда-то и необходима пара клыков, чтобы убить изменой. К примеру, как эта импортная дама, которая пытается всех нас здесь ослепить своим роскошным сомбреро!

И в самом деле, Королева, кипя от возмущения, уже расширила свою чудовищную шею, явно намереваясь броситься на обидчицу. Но в свой черед вся Ассамблея разом взвилась при таком обороте дела.

- Потише, ты! - вскричало множество голосов одновременно. - А дипломатическая неприкосновенность?! Не забывай!!

- Шляпу скинь! - метнулась ввысь Свирепая, меча глазами искры.

Дриада Джунглей со злобным свистом повернулась в ее сторону.

- Шляпу скинь! - ринулись со своих мест Златозарная и Копьеголовая.

Дриада Джунглей на мгновение чуть не задохнулась от гнева и обиды, подумав, как легко могла бы она прикончить своих оппоненток одну за другой. Но, ввиду воинственной активности всей Ассамблеи, сочла за лучшее свернуть гигантские поля своей шляпы.

- Договорились! - просвистела она. - Подчиняюсь большинству. Но когда Конгресс закончится, то я... то вы... то не приставайте ко мне...

- Никто и не пристанет! - обронила Анаконда.

Королева обернулась в ее сторону, сдерживая дикую ненависть.

- Ты-то не пристанешь, потому что давно меня боишься!

- Это я-то боюсь?! - подалась вперед Анаконда.

- Мир! Мир! - испуганно возопила Ассамблея. - Мы представляем здесь жалкое зрелище! Пора принимать решение!

- Да, уж время, - изрекла Лютая. - Собранию предложено два плана действий: один Шустрой, другой нашей гостьей. Так как же? Начнем с собаки или двинемся всем отрядом против лошадей?

Грозный вид, внушительная длина и неожиданный ум, проявленный ядовитой азиатской союзницей, уже склонили многих на ее сторону. Был еще на памяти у всех ее замечательный замысел по изничтожению персонала Института, и безотносительно к тому, представлялся ли выполнимым ее теперешний план, все уже знали, как она умеет расправляться с людьми. Надо добавить к этому, что, кроме Шустрой и Крестоноски, уже кое-что испытавших на себе, никто из присутствующих и вообразить не мог, какая великая опасность таилась в таком враге, как собака, нечувствительная к их яду и наученная их выслеживать. Становится понятно, отчего все под конец склонились к плану, предложенному азиатской Королевой.

- Тогда приступим! - заключила Лютая. - Никто не желает ничего добавить?

- Никто ничего... - вскричала Шустрая, - кроме того, что вы еще пожалеете...

Хотя ночь начинала уже бледнеть, но когда речь идет о жизни и смерти, медлить не приходится, и решено было ринуться в атаку, не теряя ни минуты.

И вот целая река ядовитых и неядовитых, быстро увеличивающаяся в объеме благодаря особям разных пород, все прибывающим и прибывающим из пещеры, устремилась в сторону Института.

- Погодите, я хочу сказать... - послышалось последнее предостережение Лютой, - что пока длится кампания, Ассамблея не считается распущенной, так что неприкосновенность одних для других сохраняется. Договорились?

- Ладно, ладно, довольно договоров, - раздался в ответ общий свист.

Азиатская Королева, угрюмо взглянув на спешившую мимо Анаконду, бросила на ползу:

- Там разберемся...

- Обязательно! - с живостью отозвалась Анаконда, стрелой уносясь к авангарду змеиного войска.

X

Персонал Института дежурил у постели работника, лежавшего в беспамятстве после укуса Крестоноски. Один из служащих выглянул в окно, через которое вливалась в комнату теплая ночь, и ему показалось, что он слышит шум со стороны бараков. С минуту он напряженно прислушивался, потом сказал:

- Похоже, что в конюшне... Проверь, Фрагосо.

Посланный взял фонарь, поспешно зажег его и ушел в темноту, в то время как оставшиеся ловили встревоженным слухом каждый звук.

И полминуты не прошло, как со двора послышались торопливые шаги, и Фрагосо появился на пороге с побелевшим лицом, запыхавшийся:

- Вся конюшня полным-полна змей! - только и сумел он вымолвить.

- Как так? - всполошился новый директор. - Что за чудо?

- Сам не пойму...

- Посмотрим...

И все кинулись из помещения.

- Боксер! Боксер! - стал новый директор поспешно кликать собаку, сонно постанывавшую под кроватью, на которой лежал больной. И все бросились к конюшне.

Там, в неярком свете фонаря, они смогли разглядеть обеих лошадей и мула, которые яростно лягались, защищаясь от целой реки змей, буквально затопившей тесную конюшню. Было их тут не меньше семидесяти, а, может быть, и восьмидесяти. Животные издавали испуганное ржание и копытами подбрасывали вверх кормушки; но змеи, словно их направляла какая-то высшая воля, ухитрялись всякий раз увернуться от копыт и жалили без пощады.

Люди, не сразу сдержав свой стремительный бег, оказались среди них. Сноп света ударил резко, и нападающие замерли на мгновение, но сразу же опомнились и с еще более громким свистом ринулись в новую атаку, уже неизвестно против кого, не различая, где люди и где мечущиеся меж ними лошади...

Персонал Института оказался окруженным со всех сторон змеями. Фрагосо ощутил удар по высокому голенищу почти под коленкой и со всего размаха опустил свой прут - крепкий и хлесткий, какие всегда найдутся в домах, стоящих в глухом лесу, - на какого-то увертывающегося противника. Новый директор рассек пополам другого увертывающегося противника, а один из лаборантов успел в последнее мгновение раздробить на спине у Боксера голову какой-то огромной змее, только что с лихорадочной быстротой зажавшей собаку в кольцо.

Всего в какие-нибудь десять секунд произошли все эти события. Пруты взвивались, с отчаянной силой обрушивались на змей, которые все надвигались и надвигались, жалили голенища, стремясь вползти по ним и достичь живой плоти. И под лошадиное ржание, людской крик, собачий лай и змеиный свист сражение становилось все неистовей, как вдруг Фрагосо, бросившись на какую-то исполинскую змею, словно уже виденную ранее, споткнулся о чье-то стремительно скользящее тело и упал, и его фонарь, разбившись на тысячи осколков, погас.

- Отступайте! - отчаянно крикнул директор. - Боксер! Боксер!

И все отпрянули назад, во двор, сопровождаемые собакой, счастливо выпутавшейся из плотного змеиного клубка.

Бледные и запыхавшиеся, люди взглянули друг на друга.

- Прямо нечистая сила... - с трудом выговорил начальник. - В жизни ничего похожего не видал... Что тут у вас за змеи? Нигде больше таких не встретишь. Вчера этот двойной укус-можно подумать, что те две наперед условились... А сегодня... Хорошо, хоть, что им невдомек, что своими укусами они нашим лошадям лишнюю прививку сделали... Ничего, скоро рассветет, и будет совсем другой коленкор...

- По-моему, я там нашу кобру заметил... - обронил Фрагосо, пытаясь потуже перетянуть вывихнутую кисть правой руки.

- Мимо меня она тоже мелькнула, - подтвердил другой служащий. - А Боксер-то как?

- Да изжалили всего... Но ничего, ему и миллион укусов не страшен.

И все возвратились туда, где лежал больной, дышавший теперь ровнее, но буквально утопавший в поту.

- Светает вроде бы... - произнес директор, высунувшись в окошко. - Вы, Антонио, останьтесь с ним. Мы с Фрагосо вдвоем управимся.

- Веревки возьмем?-осведомился Фрагосо.

- Не надо! - замотал головой директор. - Других змей мы поймали бы в петлю в одно мгновение. С этими не получится. Они особенные какие-то... Надо взять пруты и, пожалуй, тесак - вдруг что-то непредвиденное...

XI

Не особенные, а те, что под угрозой огромного бедствия воплотили в себе ум и опыт всех змеиных родов и видов, - таков был враг, угрожавший Институту.

Внезапная темнота, последовавшая за падением Фрагосо, разбившего фонарь, послужила нападающим предостережением, напомнив о близкой опасности большого света, который принудит их к большему напряжению сил. И уже проникала снаружи предрассветная сырость, предвещавшая мощное пришествие дня.

- Если мы останемся здесь еще мгновение, - вскричала Крестоноска, - нас отсюда не выпустят. Поспешим!

- Поспешим! Поспешим! - раздался общий клич. И, наталкиваясь одни на других, переползая одни через других, они ринулись прочь. Они мчались беспорядочным скопом, в панике, с замешательством замечая, как вдалеке уже прорывается день.

Уже минут двадцать продолжалось их отступление, когда внезапный лай, отчетливый и громкий, хоть и дальний еще, обрушился на измученную колонну.

- Стойте! - вскрикнула Златозарная. - Проверим, сколько нас, и решим, что в наших силах.

И при неверном свете подступавшего утра они оглядели свое поредевшее воинство. Под копытами лошадей и мула остались восемнадцать их мертвых соратников и соратниц, среди которых были и сестры Коралловые. Свирепая была разрублена надвое тесаком Фрагосо, а Древесному Ужу проломили голову, когда он, вообразив себя удавом, душил собаку. Не было Лисички, Болотной, Большого Полоза. В общем, недосчитались двадцати трех. А из оставшихся в живых не нашлось никого, кто не был бы страшнейшим образом помят, побит, потоптан, перепачкан кровью и грязью.

- Таков успех нашей кампании, - печально промолвила Шустрая, задержавшись на мгновение у большого камня, чтоб растереть об него ушибленную голову. Поздравляю, Дриада Джунглей!

Однако то, что случайно слышала, ускользая последней, когда дверь конюшни уже захлопывалась, она сохранила в тайне: вместо того чтоб убить, они спасли лошадей и мула, поскольку те хирели именно из-за недостатка яда!

Известно, что для жизни лошади, которой делают прививки с целью добиться иммунитета, яд становится не менее нужен, чем вода, и нехватка его ведет к смертельному исходу.

Вторично лай собаки, идущей по их следу, послышался где-то неподалеку.

- Нам угрожает великая опасность! - вскричала Лютая. - Что предпримем?

- В грот! В грот! - раздался общий испуганный клик, и все заскользили к знакомой нам пещере.

- Да вы обезумели! - попыталась удержать остальных Шустрая. - Вас всех передавят! Вы на смерть ползете! Послушайтесь моего совета: разделимся!

Ускользающие прервали свое бегство в сомнении. Сквозь все их замешательство что-то подсказывало им, что разделиться было единственной мерой, могущей их спасти. И в полной растерянности они смотрели вокруг себя и друг на друга. Один бы еще голос, один лишь - и они решились бы...

Но азиатская Королева, униженная, побежденная в своем повторном порыве к власти, кипящая ненавистью к стране, которая для нее теперь навек заказана, решилась лучше пропасть, но только чтоб с нею вместе пропали и все эти, чужие...

- У Шустрой помутилось в голове! - вскричала она грозно. - Если мы разлучимся, мы беспомощны, нас убьют одну за другой... Всем в грот!!

- В грот! В грот! - нестройно отозвалась перепуганная колонна.

Видя, что творится, Шустрая поняла, что они спешат навстречу своей смерти. Но, злые, жалкие, раздавленные, охваченные паникой, Ядовитые, однако, готовы были пожертвовать собою во имя своей Идеи! И, надменно дернув раздвоенным языком, она, которая могла бы в одно мгновение очутиться далеко отсюда благодаря своему дару быстроты, двинулась вместе с другими напрямик к Смерти.

Вскоре ощутила она прикосновение чьего-то тела и с радостью узнала Анаконду.

- Вот видишь, - сказала она приветливо, - во что нас вовлекла эта азиатка!

- Гадина... - тихонько отозвалась Анаконда, стараясь держаться поближе.

- А сейчас тащит их за собой, чтоб всех их вместе прикончили!..

- Ей-то, по крайней мере, не удастся это увидеть... - зловеще предсказала Анаконда.

И обе, прибавив быстроты, догнали колонну. Прибыли...

- Слушайте все! - подалась вперед Анаконда с горящими глазами. - Вам это неведомо, но я знаю твердо, что через десять минут ни одной из вас не будет в живых. Так что Ассамблея распалась, и ее законы недействительны. Правду я говорю, Лютая?

Наступила долгая тишина.

- Правду, - подавленно вздохнула Лютая. - Все распалось...

- Тогда я хотела бы, - продолжала Анаконда, словно ища кого-то взглядом, перед смертью... Ну, сама судьба... - заключила она твердо, заметив азиатскую Королеву, медленно ползущую в ее сторону.

Да, это не был идеальный случай для сведения счетов. Но с тех пор как мир есть мир и земля есть земля, ничто, даже направленный на них нож Человека, не могло быть препятствием в личной распре между Ядовитой и Безъядной.

В первой схватке преимущество было на стороне азиатской Королевы: ее ядовитые клыки по корень врезались в шею Анаконды. Но последняя, прибегнув к сложному маневру, известному лишь удавам, - в стремительном броске сжимать жертву смертельным объятием, - махнула своим телом, как хлыстом, и крепко сковала им Дриаду Джунглей, которая в одно мгновение почувствовала, что задыхается. А Анаконда, словно вся ее жизнь зависела сейчас от силы обхвата, обвивала одно стальное кольцо вслед другому... Но и кобра все не выпускала своей добычи... Был момент, когда Анаконда почти услышала хруст собственного черепа в пасти Дриады Джунглей. Но у нее хватило мужества на последнее отчаянное напряжение, и этот надрыв склонил судьбу на ее сторону. Пасть кобры, уже полузадушенной, раскрылась, бессильно слюнявясь, и освобожденная голова Анаконды упала на тело Дриады Джунглей.

Тогда, уверившись в прочности страшного объятия, каким сковала противницу, Анаконда стала тянуться вдоль ее шеи, вонзая зубы резкими, короткими ударами, в то время как кобра могла только отчаянно трясти головой. Девяносто шесть острых зубов Анаконды кололи все выше и выше, достигли шляпы, продолжали проколы, коснулись горла, зашуршали дальше, пока наконец не воткнулись в голову врага, пробив ее с глухим и долгим треском.

Все было кончено.

Анаконда расслабила кольца - и тяжелое тело азиатской Королевы медленно расправилось на земле...

- Теперь я удовлетворена... - успела еще выдохнуть Анаконда, упав без признаков жизни на это мертвое тело.

И в это самое мгновение остальные услышали менее чем за сто метров от них резкий собачий лай.

И они, которые лишь десять минут назад растерянно толклись у входа в пещеру, ощутили, как их глаза наливаются кровавым пламенем великой борьбы в защиту всей бескрайней сельвы.

- В грот! - раздалось еще несколько несмелых голосов.

- Нет, умрем на месте! - заглушил их единый свист. И, прижавшись к каменистому утесу, отрезавшему им всякую возможность отступления, высоко вытянув шеи и напрягши головы над свернутыми кольцами тел, блестя угольками глаз, они стали ждать...

Кратким было их ожидание. В свете раннего дня, еще мутно-лиловом, увидали они, как на черном фоне деревьев возникли два высоких силуэта: один принадлежал новому директору, другой - Фрагосо, сдерживавшему на ремне собаку, которая, дрожа от ярости, изо всех сил тянула вперед.

- Кончено! Теперь уж кончено! - проговорила Шустрая, прощаясь этими четырьмя словами с жизнью довольно счастливой, которую так недавно решила принести в жертву.

И в дерзком порыве ринулась навстречу собаке, уже спущенной с ремня и с белой от пены пастью наступавшей на них. Животное отпрянуло назад и наткнулось на Лютую, но не успело кинуться на нее, как та проколола ему морду клыками. Боксер отчаянно замотал головой, потрясая в воздухе впившейся в него змеею, но она не отпускала...

Этим мгновением воспользовалась Нейвид, чтоб вонзить клыки собаке в бок; но случилось, что в это же мгновение над ними возникли люди. И в следующее мгновение Лютая и Нейвид лежали мертвые с перебитой спиной.

Златозарная была рассечена пополам, и та же участь постигла Лиану. Копьеголовая впилась было в язык собаки, но через несколько секунд, четвертованная двойным ударом, уже лежала мертвая рядом с мертвым Эскулаповым Ужом.

Сражение, или, вернее, уничтожение, продолжалось с бешеным натиском, под змеиный свист и собачий лай. Охрипший Боксер был одновременно повсюду... Они пали одна за другою, без пощады - которой и не просили - растерзанные зубами собаки, раздавленные ногами людей... Возле самой пещеры, служившей местом последнего их Конгресса, кончилась недолгая бойня. Крестоноска и Шустрая стали последними ее жертвами.

И уже не оставалось ни одной... Измученные люди сели прямо на землю, устремив взгляд на обширное кладбище племени, могущественного еще недавно. Боксер, с высунутым языком часто дышал у их ног, выказывая несмотря на все прививки все же некоторые признаки отравления. Он был ужален шестьдесят четыре раза.

Когда поднимались уходить, люди в первый раз обратили внимание на Анаконду, начинавшую, кажется, оживать.

- А удав-то что тут делает? - изумился новый директор. - В этой местности не водятся удавы... Похоже, что он сводил какие-то счеты с этой ужасной коброй... Что ж, он на свой лад отомстил и за нас с вами. Мощная анаконда... Если б нам удалось ее спасти... Боюсь, что она смертельно отравлена... Давайте возьмем ее. Может, когда-нибудь она спасет нас от всей этой ядовитой нечисти...

И они направились к своему Институту, неся на толстой палке, взваленной на плечи двоих мужчин, израненную, полуживую Анаконду, которая, бессильно качаясь, вспоминала Шуструю, чья участь, если бы не ее надменный нрав, могла бы быть совсем такой же.

Нет, она не умерла, Анаконда. Она провела среди людей целый год, любопытствуя по углам и все примечая, но как-то ночью, внезапно решившись, покинула свой приют, чтоб отправиться в длинный путь на долгие месяцы по пенным водам могучей реки Параны в край, откуда приплыла однажды вместе с разливом...


Содержание:
 0  вы читаете: Анаконда : Орасио Кирога    



 




sitemap