Справочная литература : Искусство и Дизайн : Лекции по истории культуры (Том 1) : Неизвестен Автор

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Лекции по истории культуры (Том 1)

Лекция первая

Понятие культуры

В этой книге речь пойдет о культуре - предмете, точному определению не поддающемся. Дело в том, что в обычном значении слова "культура" и "культурный" чаще всего связываются с понятием искусства, литературы, театра (когда мы говорим "человек культуры"), а также с понятием "образование, образованный" (когда мы говорим "культурный человек"). Но в научном словоупотреблении культура понимается как способ бытия человека, и этим задается совершенно иное понимание. В известном смысле культура - это человек. Причем самая большая сложность такого понимания состоит именно в глобальности этого понятия. Поскольку человек как бы тождествен культуре, он видит мир сквозь призму культуры, но не ощущая этого, считая свой способ восприятия мира, его осмысления и свое поведение в мире единственно возможным. Даже и не считая сознательно, а просто не думая об этом. И обнаруживает, что принадлежит к определенной культуре только тогда, когда сталкивается с представителями другой культуры. Кстати говоря, проблемы культуры потому и вышли на первый план в ХХ в., что резко возросли контакты людей, принадлежащих к разным культурным регионам.

Приведем один пример. Предположим, сегодня 15 сентября 1994 г., и для нас эта дата совершенно понятна и естественна. Но ведь по существу речь идет не об абсолютной датировке, которой быть не может, а о дате рождения Иисуса Христа (анализ точности определения времени его истинного рождения значения не имеет). Итак, Иисус родился 1993 года назад. Это означает, во-первых, что мы считаем время по-христиански и указание на принадлежность нашей цивилизации к данной церкви, хотим мы этого или не хотим, содержится уже в счете лет. А ведь вполне возможен выбор и других точек отсчета. До Петра 1 наши предки считали года от Сотворения мира, и сейчас, то есть в 1994 г., по этому календарю идет 7502 год. Мусульмане считают год от хиджры - переезда великого пророка Мухаммеда из Мекки в Медину. Поэтому в мусульманских странах сейчас идет 1272 год. В период Великой французской революции существовал революционный календарь, начавший новый отсчет лет. И т.д.

Во-вторых, мы считаем время по годам, а протяженность года и способ счета лет заданы григорианским календарем, установленным в период понтификата главы католической церкви папы Григория XIII в 1582 г. и сменившим юлианский, восходящий к временам Юлия Цезаря (45 г. до н.э.). В силу исторически сложившейся неприязни между католической и русской православной церквями в России григорианский календарь принят не был. Только в 1918 г. он был введен декретом Советского правительства.

Согласно григорианскому календарю, год равен 365,2425 суткам. Но были и другие календари. Юлианский год равен 365,25 суткам. Некоторые народы использовали лунный календарь, где год равнялся 354 суткам. В Древнем Египте год составлял 365 суток и, значит, 1461 египетский год равнялся 1460 нашим. А это означает, что в течение цикла длительностью 1461 год новый год приходится то на весну, то на лето, то на осень, то на зиму, а не начинался в одно время года, как мы привыкли.

В-третьих, слово "сентябрь" кодирует определенный счет месяцев. Он происходит от латинского septem ("семь"), так как древние римляне начинали год с марта, а не с января.

В-четвертых, дата, 1994 год, записана с помощью арабской позиционной системы счисления, начавшей распространяться в Европе с начала XIII в. Это десятеричная система счисления, тогда как в истории культуры известны 60-ричные, пятеричные и др., не говоря уже о непозиционных, как у греков, римлян и египтян.

Можно знать эти особенности календаря, можно их не знать, но не пользоваться ими, живя в нашем обществе, принадлежа к нашей культуре, немыслимо. Такими же условностями, часто имеющими длинную и причудливую историю, пронизаны наши восприятия правильного и неправильного поведения, наши идеалы, наши представления о нормальном образе жизни и т.д. и т.п. Естественно, это все отражается в искусстве, в литературе, в науке и философии, и, что более существенно, в быту, в обыденном поведении. Таким образом, культура оказывается своего рода Целостностью, формирующей и составляющей весь мир человека.

* * *

Слово "культура" (от латинского "cultura" - "возделывание", "обработка") в современной культурологии имеет два значения (как минимум), хотя и пересекающихся между собой, но все же достаточно обособленных.

Во-первых, культура - это все, противостоящее природе. Иначе говоря, окружающий нас мир с определенной степенью условности можно разделить на две части: то, что дано от природы, возникло и развивается само по себе, и то, что создано, оформлено, освоено человеком. Здесь под понятие культуры подпадает техника, архитектурные сооружения, выведенные человеком породы животных, измененные ландшафты, не обусловленные естественными законами правила поведения и многое другое. В этом смысле "культурный" человек, человек образованный, воспитанный, четко соблюдающий нормы общественного поведения, противопоставляется человеку "некультурному" - необразованному, невоспитанному, нарушающему правила поведения. Мир природы развивается по естественным законам, тогда как в мире культуры действуют условности. В основании мира природы лежат естественные законы, в основании мира культуры лежат ценности - предельные, конечные смыслы человеческой деятельности. Именно поэтому в культуре так велика роль разнообразных знаковых систем, символов, условностей, норм.

Во-вторых, культура - как цивилизация. Здесь слово "культура" выступает в таких словосочетаниях, как "культура Древней Греции", "культура Египта", "американская культура" и др. Имеется в виду круг значимых признаков, охватывающих материальную и духовную жизнь определенного народа, жившего или живущего на известной территории на протяжении нескольких столетий или тысячелетий. Только употребляя слово "культура" в данном значении, можно говорить о "взаимодействии культур", о роли отдельных культур в становлении современной западной культуры, о причастности конкретного человека к определенной культуре. И только в этом контексте имеет смысл вопрос о принадлежности России к культуре Запада или Востока.

* * *

На протяжении довольно долгого времени, но особенно ярко в XVIII - начале XX в., наиболее распространенное понимание развития человечества заключалось в представлении о непрерывном прогрессивном поступательном движении от самых примитивных зачатков культурной жизни (выразившихся в производстве простейших каменных орудий труда) к высотам технической мысли. Это понимание строилось по аналогии с эволюцией в животном мире. Все народы и их культуры оказывались расположенными цепочкой от примитивных, таких как ведды Цейлона или австралийские аборигены, к наиболее цивилизованным западно-европейцам и североамериканцам. Это представление и сейчас не утратило своего влияния. Картина роста человечества от полуобезьян к первобытной орде, а от орды - к странам с конституционным строем, картина, где каждая последующая стадия прогрессивней, а следовательно богаче во всех отношениях, нежели предыдущая, кажется очевидной и естественной. В большинстве отечественных работ и соответственно - в учебной литературе господствует марксистская схема исторического процесса: первобытнообщинный строй, рабовладельческая формация, феодальная, буржуазная и, наконец, коммунистическая формации. Каждая из них выше предшествующей (в споры о коммунистической стадии здесь нет смысла вдаваться), поскольку выше производительные силы и, следовательно, вся культурная надстройка. Представление об единстве и поступательном ходе всемирно-исторического процесса лежит в основе концепции одного из самых известных философов XX в. Карла Ясперса. Он делит всю историю человечества на три этапа - доисторию, историю и мировую историю.

На первом этапе происходит становление человека как культурного существа, формируется его язык, складываются расы, начинаются мифология и искусство. История - это период формирования и развития великих культур древности шумерийской, египетской, эгейской, культуры доарийской Индии, культуры долины реки Хуанхэ. Затем в ходе переселений и завоеваний культурные достижения первых цивилизаций усваиваются и обогащаются персами, греками, римлянами и др. Ее зарождение было подготовлено эпохой великих географических открытий. И она будет развиваться как процесс сложного взаимодействия западноевропейской, американской, русской, китайской, индийской и некоторых других культур.

Данные концепции основываются на серьезных аргументах. Это - несомненный прогресс в области производительных сил, это - существенная эволюция религиозной традиции. Характер производительных сил во многом определил количество живущих на земле людей и уровень их жизни. Так, великая революция, произведенная земледелием, помимо того, что она сделала человека менее зависимым от природных катаклизмов, стала причиной возникновения крупных поселений: одному кочевнику для существования необходимо в среднем около 20 кв.км; на этой же площади может жить до 5 тысяч земледельцев. Даже делая поправку в десятки раз, с учетом земель, непригодных для земледелия, можно понять, что возможности простого выживания увеличиваются в сотни раз. Например, на территории современной Франции с ее населением, превышающим 50 млн. человек, в древнекаменном веке (палеолите) кочевало не более 50 тысяч человек.

Люди сейчас защищены от холода и жары, медицина резко увеличила шансы каждого отдельного человека на долголетие. Транспорт, средства связи сделали реальным продуктивное общение людей на всей территории земли.

Теория прогресса основывается и на истории освоения человеком водных пространств. Известный русский географ Л. Мечников в конце прошлого века в книге "Цивилизация и великие исторические реки" разделил историю человечества на три крупных периода: речной, морской и океанический. Он исходил при этом из простого факта, что первые цивилизации возникают в плодородных долинах рек: Египет - на Ниле, Шумер - в междуречье Евфрата и Тигра, индийская цивилизация (культура Хараппы) - в долине Инда, китайская - на берегах Хуанхэ. Затем осваиваются моря. Римская империя сформировалась вокруг средиземного моря, явившись наследницей финикийцев и греков, осваиваются Восточно-Китайское море. Черное и др., вплоть до открытия Америки и морского пути в Индию. С этого момента история вступает в океанический период, когда человечество захватывает весь земной шар.

Прогресс происходит и в нематериальной сфере. Это касается, в частности, науки. Европейская культура, определившая технические достижения современной цивилизации, развивается на основе христианской религии и греческой философии. Рационализм и рассудочность, характерные для европейской цивилизации (и наука, лишь наиболее заметное выражение этих качеств), формируют духовную жизнь общества как прогрессивную, задавая движение к некоему идеалу объективного знания и выстраивая на базе или по образцу науки другие сферы культуры.

Великий немецкий философ Гегель считал, что история развивается как прогресс в сознании свободы. От рабства восточного мира и частичной свободы греко-римского мира человечество в христианской цивилизации Западной Европы приходит к сознанию свободы всех членов общества. Это сознание реализовано в системе прав граждан, в возможностях выбора любой сферы деятельности и т.д.

Итак, теория прогресса человечества как целого, как всемирно исторического явления (и следовательно, прогресса культуры) имеет ряд серьезных аргументов, опирающихся на анализ как материальной, так и духовной жизни.

* * *

Но если мы попробуем поставить вопрос иначе: изменился ли человек как таковой? - а ведь именно человек стоит в центре истории, то окажется, что ответ здесь далеко не очевиден. Стал ли человек лучше? Умнее? Сильнее? Талантливее? На каждый из этих вопросов практически невозможно дать однозначно положительный ответ. Мы не превзошли по совершенству античную архитектуру (если иметь в виду форму, а не технические средства и материалы) - Парфенон (главный храм афинского акрополя) являет собой образец совершенства и поныне. Новая литература, может быть, разнообразней древней, но сказать, что она превзошла по глубине древнегреческую трагедию или "Божественную комедию" Данте - значит взять на себя слишком большую ответственность.

Превосходство моральных качеств еще сомнительнее. Чтобы не обсуждать мораль современного человечества, достаточно вспомнить историю XX в. И это после почти двух тысяч лет развития христианства?

Отдельные спортсмены превосходят, по-видимому, участников древних Олимпийских игр, но в целом Спарта была более спортивной, чем любая из современных стран.

Таким образом, если в качестве критерия прогресса взять человека самого по себе, прогресс оказывается чем-то весьма сомнительным. И непонятно, к тому же, как его измерять. Крайне маловероятно, чтобы коэффициент интеллектуальности учеников Платона и Аристотеля был ниже коэффициента интеллектуальности студентов современных вузов.

Кроме того, уже достаточно глубоко осознан факт, что, двигаясь от одной стадии общественного развития к другой, человек утрачивает нечто важное. Ни одно крупное достижение не бывает без каких-то серьезных потерь. Еще Сократ (в одном из диалогов Платона) сожалеет о том, что развитие письменности отрицательно влияет на память. Развитие электроники и возможность слушать в каждом доме лучших певцов и исполнителей мира приводит к утрате домашнего музицирования, да и вообще семейного общения. Средства массовой коммуникации унифицируют национальные языки и вытесняют диалекты. Человек становится все более защищенным в смысле физического выживания (если иметь в виду медицинские достижения), но часто оказывается беспомощным психически. Кажущаяся легкость и независимость жизни ведет, с одной стороны, к атомизации человеческих отношений, а с другой - к глобальной зависимости и манипулируемости. Ушло истинное ораторское мастерство, утеряно множество древних рецептов и т.д. и т.п.

Соображения о неочевидности критериев прогресса, если иметь в виду человека, и об утрате определенных качеств культуры в связи с приобретением других, заставляет размышлять о культуре с иной, чем всемирно-историческая и прогрессисткая, точки зрения. В центр размышлений выдвигается представление о целостности культуры и, соответственно, о самодостаточности определенных культур-цивилизаций, сменявших друг друга не на шкале прогрессивной эволюции, а как одно дерево, вырастающее взамен другого.

Теорию, учитывающую данные соображения, - а она получила названием "теории локальных культур" - первым выдвинул во второй половине XIX в. русский мыслитель Н. Я. Данилевский. В своей книге "Россия и Европа" он доказывает, что история - это не единый процесс, а набор несвязанных между собой культурно-исторических типов. Их более десяти: 1) египетский, 2) китайский, 3) ассиро-вавилоно-финикийский, 4) индийский, 5) иранский, 6) еврейский, 7) греческий, 8) римский, 9) новосемитический, 10) романо-германский, 11) греко-славянский.

Но Н. Я. Данилевский был в большей мере публицистом, чем историком, поэтому теория локальных культур получила окончательное признание благодаря трудам известных философов и историков культуры О. Шпенглера и А. Тойнби. Их работы "Закат Европы" (О. Шпенглер) и "Постижение истории" (А. Тойнби) сыграли большую роль в обсуждении обозначенного выше круга вопросов, в понимании самоценности и самодостаточности отдельных культур. Вот их список по А. Тойнби: египетская, индская, китайская, минойская, шумерская, майянская, индская, хеттская, сирийская, эллинская, западная, православная, дальневосточная, иранская, арабская, индуистская, вавилонская, юкатанская, мексиканская.

В кратком курсе нет возможности детально разбирать аргументы в пользу каждой из концепций, будь то всемирно-историческая или теория локальных культур. Отметим только, что первая, несомненно, разработана намного лучше. Достаточно сказать, что даже список локальных культур-цивилизаций у Данилевского, Шпенглера и Тайней не совпадает. Но важно другое: когда мы начинаем рассматривать историю мировой культуры всемирно-исторически, мы неизбежно оказываемся во власти хронологического подхода. Здесь надо сделать оговорку. Еще известный философ начала XX в., корифей позитивизма О.Конт выделял два подхода к изучению общества: синхронический, функциональный и диахронический, исторический. Иначе говоря, общество можно рассматривать как целостность и описывать соответствующим образом его существование, его сиюминутное бытие. А можно брать его как исторически складывающееся образование. В первом случае мы будем искать законы функционирования, во втором - законы развития. Учитывая это, можно сказать что сдвиг от всемирно-исторической прогрессисткой точки зрения к концепции локальных культур означает, в частности, осознание ограниченности хронологического подхода. Дело в том, что чисто хронологическая точка зрения, даже с известными поправками, не дает возможности ощутить специфику отдельных культур, их цельность, самобытность и самодостаточность, а значит понять, например, и ценность утраченного. Покажем это, ссылаясь на факты истории Древней Греции.

Рассказывая о древнегреческой цивилизации, мы вспоминаем, что там возникла теоретическая геометрия, архитектурные ордера, понятия демократии и свободы и соответствующие общественные институты, спортивные соревнования, лирическая поэзия и олимпийская мифология. Но вспоминаем лишь то, что органически вошло в нашу культуру. А то, что не вошло, рассматриваем как пережитки, странности или неразвитость. Мифы до последнего времени толковали как сказки, а не как способ мышления о мире. Пифагор для нас - это ученый, математик, а не великий религиозный мыслитель, основатель теократической общины, где "математик" высшая ступень посвящения в тайное общество, но никак не указание на род ученых занятий. Потеряли значимость представления о космосе, о богах. Идеал человека и общества, реально определявший осознание места каждого в семье, государстве и вселенной, имеет лишь историческое значение.

Кроме того, когда история Древней Греции рассматривается хронологически, исчезает представление о культуре в целом. Ведь Древняя Греция как своеобразное этнокультурное и государственное объединением прошла путь более чем в две тысячи лет (если брать в расчет историю крито-минойской цивилизации, если же не брать, то все равно речь идет примерно о полутора тысячах лет). Она была и совокупностью небольших монархий, и множеством крошечных, по нашим меркам, городов-государств (полисов), враждовавших между собой и объединявшихся в союзы, сопоставимые с современными странами. Греки освоили огромные пространства от Гибралтара до Кавказа. В конце IV в. до н.э. значительная часть Древней Греции объединяется под владычеством Македонии. В середине II в. до н.э. она становится провинцией языческой Римской империи, а в IV-V вв. н.э. составляет ядро христианской Византийской империи. До VIII-VII вв. там правили монархи, затем в большей ее части возникают демократические структуры, периодически сменяемые тираниями. Языческая Греция, в которой цвела олимпийская мифология (по названию горы Олимп, где, по представлениям древних греков, жили боги), становится колыбелью православия.

Таким образом в хронологически данной картине течет, размывается и меняет контуры греческая культура.

(И еще одна оговорка. Хронологический подход в обязательном порядке предполагает рассмотрение отдельных сфер жизни: эволюция политических структур берется отдельно от эволюции живописи или философии, ведь они, действительно, во многом автономны. Поэтому и история разбивается на историю литературных жанров, системы образования, науки и т.п. Но это не складывается в целостную картину).

Необходимо обратить внимание еще на одно обстоятельство, которое обязательно принимается в расчет в теории локальных культур и ускользает при ином подходе, неравноценность разных периодов развития. Каждая культура переживает рождение, расцвет и упадок. Говоря о древнегреческой культуре как всемирно-историческом феномене, мы обращаемся в первую очередь к V-IV вв. до н.э. - к периоду ее расцвета, когда сложились основные политические концепции, оформились литературные жанры и виды пластических искусств, достигло высочайших вершин ораторское мастерство и т.д. Образ жизни органически включил в себя все это и оказался в известном смысле образцовым. Пришла полнота культуры, которая самими же греками стала осознаваться как достижение и ценность и противопоставляться другим.

Поэтому с учетом высказанных выше теоретических соображений и задач курса мы будем рассматривать горизонтальные срезы отдельных культур и пытаться постигать их как целостность. Выбор этих срезов ни в коем случае не произволен, напротив, для большинства культур он совершенно очевиден. Для Древней Греции - это век Перикла - вторая половина V в. до н.э. Для Рима - век Августа - рубеж нашей эры. Для Египта - время правления XVIII династии и т.д. Правда, без специально демонстрируемых и анализируемых хронологических связок всемирная история как бы распадается наряд частных историй отдельно взятых культур. Но принимая во внимание их значимость для человечества, можно полагать, что такой подход продуктивнее, чем хронологическое перечисление фактов в рамках заранее известной схемы.

* * *

Культура-цивилизация, даже имея вполне определенные границы в пространстве и во времени, не совпадает с границами определенных государств и временем их существования. Греческая культура развивалась в Римской империи, когда уже Греция перестала существовать в качестве самостоятельного субъекта политики. Китайская культура оставалась живой, несмотря на все завоевания, смены границ и правления этнически чужих династий. Если говорить об индийской (точнее индуистской) культуре, то её границы совпадают с границами Индии как государства. Она распространяется на Индонезийский архипелаг, включая, например, о. Бали, и в то же время сама Индия включает в себя, как часть, мусульманскую культуру.

Вообще, выявление границ культуры во времени и в пространстве - далеко не простое дело. Здесь следует в первую очередь сосредоточиться на тех критических периодах истории, когда государство, осуществляя определенный выбор, оказывается ориентированным на одни страны и культуры и отсеченным от других. Такой выбор Русь осуществила, например, в конце X в., приняв христианство в его византийском варианте. Став наследником Византии, Русь отсекла себя от мусульманского мира (что соответствующим образом выстроило отношения с Золотой Ордой после принятия ханом Узбеком ислама в качестве господствующей религии) и от Западной Европы с ее католическим вариантом христианства. Получается, что в этно-социальном плане Русь принадлежит к славянскому миру, а в культурно-религиозном - к греко-византийскому.

Не вдаваясь в детали, можно обозначить пять глобальных культурных зон, сосуществующих на земле в настоящее время. Это западноевропейское общество (как специфическое культурное образование), включающее Северную Америку. Австралию и некоторые другие регионы. Это православно-христианское общество, расположенное в России и Юго-Восточной Европе. Это исламское общество. охватывающее цепь мусульманских стран от Северной Африки до Великой Китайской стены. Это индуистское общество. И, наконец, дальневосточное общество, тяготеющее к китайской культуре. (В этой классификации мы следуем А.Тойнби).

* * *

Хотя бы условно определившись с внешними пространственно-временными контурами культур-цивилизаций, обратимся теперь к внутреннему содержанию понятия культуры.

В соответствии с научно-ориентированной идеологией XIX в. многие исследователи пытались и пытаются выявить тот главный фактор, который лежит в основе любой культуры. Так, К. Маркс считал, что таким фактором являются производительные силы, то есть ставил все институты культуры в причинное отношение к экономико-материальному базису. М.Мак-Люэн ставил развитие культуры и ее внутреннее наполнение в зависимость от средств коммуникации, к которым относил язык, дороги, деньги, прессу, телевидение и пр. Согласно Й.Хйзинге, все богатство человеческой культуры производно от игры как наиболее яркой формы человеческого самовыражения. А.Тойнби и К.Ясперс производят культуру от духовного фактора, в первую очередь от религии. Э.Кассирер считал, что содержание культуры определяется функционированием символических форм, к которым относятся, в частности, язык, мифология и искусство.

Данное перечисление - а его можно легко умножить - достаточно демонстрирует разнообразие факторов, играющих если и не определяющую, то принципиально важную роль в культуре. Думается, что более других прав М.Вебер, когда он рассматривает культуру как уникальное сочетание ряда факторов. В знаменитой работе "Протестантская этика и дух капитализма" Вебер показывает рождение капитализма как результат неповторимого сочетания рационализма, напряженного религиозного поиска и соответствующих материальных условий.

Необходимо также осознавать, что разные факторы на разных этапах развития культуры могут играть то фундаментальную, то вполне сопутствующую роль. Так, на этапе становления первых цивилизаций, колоссальное значение имели материальные факторы. Без земледелия не смогли бы возникнуть крупные поселения и города, а без последних не сложились бы новые политические отношения, и т.д. Причем цивилизационным фактором стало именно освоение пойм крупных рек (некоторые серьезные данные указывают на то, что земледелие зародилось в горах и лишь через тысячелетия переместилось к низовьям рек) - огромные урожаи на ежегодно удобряемой территории привели к демографическому взрыву и соответствующим этно-политико-культурным следствиям. На этапе же формирования средневековой западноевропейской и византийской цивилизаций определяющую роль сыграла христианская религия.

Поэтому мы будем рассматривать культуру как уникальное переплетение разных факторов - как материальных, так и духовных, каждый из которых может стать на время главным, ведущим.

* * *

Перечислим то, что мы включаем в содержание культуры. Это перечисление не претендует на полноту, но в достаточной мере передает характер взаимосвязей внутри культуры, которая в любом случае остается целостным образованием.

Материальные основания культуры, способ взаимодействия человека с природой. Культуры радикально отличаются друг от друга в зависимости от способа обеспечения жизнедеятельности людей. Первобытная культура - а она занимает самый значительный по длительности период существования человека базируется на присваивающих формах хозяйства, а это собирательство, охота, рыболовство. Размеры территорий, занимаемых первобытными общинами, прямо связаны с возможностями физического выживания и, в свою очередь, задают характер занятий и численность сообществ. Люди всеядны и зависят от преобладающих в разное время года на известных участках обжитой земли источников пищи, будь то моллюски, морские млекопитающие, рыба, дичь, растения, грибы, орехи и т.п. Этим занятиям соответствуют образ жизни, так как, одно дело - охота на крупных животных, что может требовать взаимодействия нескольких общин (в случае облавной охоты, например), и совсем другое - сбор моллюсков, чем могут заниматься все члены общины, независимо от возраста и пола. Уровень жизни прямо зависит от уровня технического оснащения, включая каменный инвентарь, деревянные и костяные орудия.

Появление производящих форм хозяйства - земледелия и скотоводства позволило резко изменить численность проживающих на определенной территории, отказаться от постоянных перекочевок. Возникают города с их культурой, начинается отделение ремесел. Коренным образом меняется характер взаимодействия людей - возникает стабильный товарообмен, и большие области оказываются объединенными в единое экономическое пространство. Рост численности человеческих объединений сопровождается дифференциацией общества на группы с разными правами и возможностями. Формируются политические структуры.

Радикальные изменения в культуру приносит взрывоподобное развитие техники после промышленной революции. Мир становится единым в экономическом отношении. Меняется образ жизни, образ мыслей.

Важный аспект культуры - характер семейных отношений к отношений внутри общины. Моногамная семья, привычная для христианской культуры, радикально отличается от семьи мусульманина с его многоженством. Для некоторых древних цивилизаций обычно объединение моногамных семей в так называемую большесемейную общину, когда несколько семей живет в одном доме или несколько домов группируются вокруг семейного святилища. Различна власть главы семьи. В античных обществах, например, членами семьи считаются также и рабы. Культуры различаются и положением женщины: в одних случаях она участвует во всех занятиях, в других существует жесткое разделение труда; она может владеть собственностью, а может быть лишена этого права; она может получать публичное образование наряду с мужчинами, а может ограничиваться только домашним воспитанием и обучением специфически женским ремеслам. Культуры различаются также отношением к детям, к свободе половых отношений.

Фактором колоссальной важности в становящихся и устоявшихся культурах является способ политической организованности. Монархия в Египте с ее культом фараона - это совершенно не то же самое, что монархия в Междуречье, где царская власть уравновешивалась властью жречества и властью общины. Но еще резче, разумеется, монархия отличается от демократии. В свою очередь, представительная демократическая власть реализуется в разных культурах очень разными способами. Формы политической жизни теснейшим образом связаны с формами собственности и соответственно с соотношением свободных, полусвободных и полностью зависимых групп. Как правило, возможности политического влияния прямо зависят от размеров собственности. Но большую роль может играть и традиция: нередко аристократия пользуется значительно большим политическим весом, чем разбогатевшие выходцы из низших слоев населения. Культуры также сильно отличаются по возможности перехода от одних социальных групп в другие. Так, в одних культурах раб в принципе не мог изменить своего состояния, либо это было редчайшим случаем. И дети его наследовали рабство. В других культурах, например в Древнем Египте, дети рабов в зависимости от способностей могли стать воинами, жрецами и т.д. Наиболее яркий пример непроницаемости социальных перегородок - индийская культура с ее кастами. В христианских же странах, даже в периоды жесткого социального расслоения, у выходцев всех социальных слоев сохранялась возможностъ достигнуть значительных высот власти.

Культура немыслима без определенных этических норм, регулирующих отношения членов сообщества. Всегда существуют нормы, игнорирование которых ведет к наказанию, изгнанию и даже гибели. Терпимость общества к серьезным нарушениям может быть признаком его болезни. Всегда существуют образы людей - реальных или мифологических персонажей, которые олицетворяют традицию, а следовательно нормы и идеалы. Это древнегреческие мудрецы, христианские святые, иудейские пророки и т.п.

Этика, мораль органически связана с религиозной формой сознания, которую А.Тойнби считал стержнем культуры. Религия выступает здесь не только как способ взаимодействия с высшими силами, но и как церковь - организация, отвечающая за точное соблюдение правил этого взаимодействия и за живое осознание идеалов и норм. Нормы морали во всех культурах были освящены авторитетом божественным: это десять заповедей, данных людям богом Ягве через пророка Моисея на горе Синая (по представлениям древних евреев), это законы гостеприимства, за нарушение которых карал Зевс (по представлениям древних греков); это закон "возлюби ближнего своего как самого себя", завещанный христианам Сыном Божиим Иисусом Христом, и т.д.

С религией теснейшим образом связана господствующая мифология - сведения об устройстве мира, о месте в нем человека, о деяниях богов и героев. Именно мифология наполняет содержанием традиции, обычаи, произведения искусства. Причем если в культуре современного Запада мифология оказывается на периферии сознания, то для древних культур - это основной способ мышления о мире, о судьбе, о будущей жизни. С одной стороны, мифология есть способ массового и устойчивого выражения мироощущения и миропонимания человека, еще не создавшего себе аппарата абстрактных обобщающих понятий и техники логических умозаключений (И. М. Дьяконов), с другой стороны - учитывая то, что массовое сознание вовсе не оперирует абстракциями и логическими зависимостями,мифологизация характерна для всех без исключения обществ (подробнее о мифологии пойдет речь в следующей лекции).

Культуры отличаются друг от друга набором господствующих представлений о времени, пространстве, богах, человеке, судьбе, космосе.Так, в античности люди считали, что время движется по кругу, индийцы изображали время в виде колеса, греки считали, что существует так называемый "великий год", который начинается золотым веком, продолжается серебряным, после, медным, железным, а затем (после всемирной катастрофы, например мирового пожара) вновь повторяются названные этапы. Христианство приносит представление о стреле времени, имеющей начало (сотворение мира) и конец (Страшный суд). С экспериментальной наукой в XVI-ХVII вв. приходит образ бесконечного времени, безначального и уходящего в вечность.

В первобытной культуре отсутствует представление об едином пространстве. Образ пространства складывается как совокупность маршрутов, как своеобразная географическая карта, причем центром мира всегда оказывается место обитания данного общества. Затем возникает представление о едином мире и едином пространстве, ограниченном обтекающей мир рекой Океан. Земля долгое время рассматривается как центр Вселенной.

Кардинально отличаются образы Космоса: он шарообразен; он может напоминать веретено, он может казаться симметричным (греки считали, что Олимп и Тартар равно удалены в противоположные стороны от земной поверхности) и несимметричным (шумерийцы считали, что Земля плавает на поверхности Океана и семи небесам соответствует уходящая под землю Великая гора, внутри которой преисподняя). Персы, в противоположность грекам, считали, что сфера звезд ближе к земле, чем сферы Солнца и Луны. И т.д.

Люди, принадлежащие к некоторым культурам, верят в абсолютное предопределение, то есть в то, что судьбу изменить нельзя, и человеку бесполезно и даже вредно пытаться что-либо исправить в своей жизни.

Различны эстетические начала культур. Создавая что бы то ни было, человек вносит элемент искусства - и в отдельные произведения, которые мы специально относим к предметам искусства и помещаем в музеи (кстати, существующие не больше двухсот лет), и в организацию жилого пространства, и в строительство храмов, дворцов, и в изделия бытового назначения. Особенно показательно это для первобытной общины и древних обществ, когда искусство растворено в быту и не имеет отдельного специального существования. Скульптура - это изображение умершего, необходимое для его правильной посмертной жизни, картина, на стене пещеры - часть ритуала, без которого не может быть успешной охоты, и т.д. Зато одежда, посуда, маски для ритуалов иногда сами по себе произведения искусства, с нашей точки зрения. Для разных культур характерны разные наборы видов и жанров искусства. Литература по-разному бытует в культурах устных и письменных.

Огромны отличия в способах времяпрепровождения, куда входят работа и досуг. Основное время громадного большинства населения Земли было занято борьбой за физическое выживание, тяжелым физическим трудом, изредка скрашиваемым праздниками и зрелищами. Настоящий комфорт - привычный нам набор удобств (мягкая мебель и пр.) приходит в Европу только в XIX в. Ключевая чистая вода в Месопотамии была напитком царей. Христиане в первую очередь протестовали против кровавых зрелищ, любимых язычниками.

Практически все названное синтезируется в понятии "образ жизни". В рамках этого понятия через призму отдельного человека - представителя определенной культуры - мы можем рассмотреть все названные факторы, аспекты этой культуры, как материальные, так и духовные. Более того, именно четкое представление об образе жизни позволяет искать некоторые генеральные характеристики, отличающие одну культуру от другой. Так, важнейшей особенностью жизни Древних греков была состязательность, пронизывающая буквально все сферы жизни - политическую (именно здесь расцветает ораторское мастерство - умение убедить как можно большее число людей), спортивную (спорт как выявление лучших характеристик именно для греков), бытовую (состязание трагиков, музыкантов), научную (споры философов).

Состязательность - это демонстративность, умение показать себя и желание это делать. В противоположность грекам для индийцев характерна созерцательность: последователь Будды гораздо больше озабочен своей внутренней жизнью чем впечатлением, которое он производит. И вместо идеала активной жизненной позиции мы обнаруживаем здесь идеал недеяния.

Образ жизни позволяет, с одной стороны, естественно говорить о разных аспектах общественного бытия, а с другой - сохранить осознание их целостности, неразрывности. Ведь понятно, что нельзя соединять элементы образа жизни, присущие людям на разных этапах развития культуры или принадлежащие к разным культурам. Само это понятие соотносится с определенным горизонтальным срезом культуры.

Образ жизни, как систематическая категория, опирается на понятие базовых, исходных, конечных ценностей культуры. Дело в том, что мы видим мир не объективно, не как отстраненные наблюдатели. Мы переживаем происходящее и действуем вполне определенным образом. Осознаем мы это или нет, в основании наших поступков лежит либо традиция, либо действие по образцу, либо свободный выбор, но сделанный по заданным правилам. Как уже сказано, именно культура задает человеку шкалу оценок и образцов, норм и идеалов. И это оказывается стержнем образа жизни в том или ином обществе. Одно и то же действие, например убийство, совершенно по-разному переживается людьми принадлежащими к разным культурам: так, нежные римлянки с удовольствием приказывали добивать поверженных гладиаторов.

И когда в переходные моменты истории этот стержень оказывается сломанным старые мифы не работают и старые боги не помогают, - общество с его культурой переживает трагедию, в результате которой оно либо исчезает вообще, либо обновляется, но уже в другом качестве. Переходные периоды истории характеризуются именно множественностью ценностей, неприятием многими членами сообщества ценностей господствовавших ранее. Соответственно рушится и бывший привычным и казавшийся единственно возможным образ жизни (это четко видно на примерах революций).

Ценности являются тем фундаментом, на котором объединяются патриций и плебей, свободный и раб, мужчина и женщина. Раб не просто хочет стать свободным, он хочет стать рабовладельцем, то есть не хочет менять общество, но хочет изменить свое место в существующем. Ценности остаются незыблемыми, раб продолжает разделять ценности господина.

* * *

Подводя краткий итог, скажем, что культура - это способ бытия человека в мире, рассмотренный сквозь призму образа жизни, базирующийся на фундаменте конечных ценностей. Единая культура человечества предстает как совокупность очень разных культур-цивилизаций.

В данном курсе лекций не ставится, да и не может быть поставлена, задача дать обзор всех известных культур, хотя их число и конечно. Мы рассмотрим некоторые из них, начиная с первобытной культуры. Она, собственно, по определению, не является цивилизацией, но тем не менее без нее невозможно понять некоторые аспекты развитых культур. Кроме того, это период жизни человечества, в несколько сот раз превосходящий по длительности период цивилизованного существования.

В обзор войдут: культура древней Месопотамии, культура Древнего Египта, древнегреческая и древнеримская культуры, культуры Индии и Китая, арабская культура, средневековая культура Западной Европы и культура Византии, западноевропейская культура Нового времени и XX в., культура Руси и России.

Используемая и рекомендуемая литература

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991.

Дьяконов И. М. Архаические мифы Востока и Запада. М., 1990.

Кареев Н.И. Общий ход всемирной истории. СПб., 1903.

Сорокин, Питирим. Человек. Цивилизация. Общество. М.,1992.

Тойнби А.Дж. Постижение истории. М., 1991.

Хёйзинга, Йохан. Homo Ludens: В тени завтрашнего дня. М., 1992.

Шпенгле Освальд. Закат Европы. Новосибирск, 1993.

Яспес К. Смысл и назначение истории. М., 1991.

Лекция вторая

Первобытная культура

Когда мы говорим о культуре-цивилизации и определяем ее как ограниченную во времени и пространстве, возникает естественный вопрос: можно ли сказать, что история человечества - это история цивилизаций? Иными словами, либо с самого начала своего появления на земле человек был представителем некоторой цивилизации - и эти цивилизации сменяли друг друга на протяжении сотен тысяч лет, - либо цивилизации появляются на каком-то этапе развития человеческого общества. Фактически в первой лекции мы ответили на этот вопрос. Кроме того, первая альтернатива отпадает, когда мы видим картину множества небольших групп людей, перекочевывавших по известным им территориям, иногда вступавших в контакты друг с другом, но не образовавших сколько-нибудь серьезных политических, экономических и культурных объединений.

Итак, цивилизация - явление в человеческой истории сравнительно позднее, а на протяжении последних десяти тысяч лет (еще этот период называется "доисторическим"), человек выступал как представитель так называемой "первобытной культуры".

За это время он научился трудиться - упорный настойчивый труд едва ли не самая главная способность человека как вида. Уже скелеты неандертальцев (структура кисти) хранят на себе следы постоянных занятий трудовой деятельностью. Благодаря этому человек смог освоить практически всю территорию земного шара. В этом ему помогли орудия труда, которыми он удлинил свои руки, вооружил их и тем самым на насколько порядков усилил свои физические возможности. Он обрел язык - универсальное и не знающее себе равных средство общения и самовыражения. Человек научился пользоваться огнем.

Что характерно для доцивилизационной культуры и можно ли вообще говорить об единой первобытной культуре человечества? Вопрос достаточно сложный, но мы представим дело так, как будто такая культура есть, что необходимо для простоты изложения и для создания некоторой идеальной картины.

* * *

Понятие первобытности относят обычно к огромному периоду пребывания человека на земле и составляющему примерно два с половиной миллиона лет. На протяжении полутора миллионов лет он известен под именем гомо габилис "человек умелый", затем как гомо эректус - "человек прямоходящий" (название вполне условное, так как гомо габилис и даже его предки несомненно ходили на двух ногах). Примерно триста тысяч лет назад появляется гомо сапиенс "человек разумный" (который включает также и неандертальского человека, не дожившего до нашего времени). Мы будем иметь в виду человека, жившего уже после Верхнего Палеолита (его возраст примерно 40 тыс. лет), хотя многие достижения уходят в более глубокую древность. (По-видимому, как раз в Верхнем Палеолите освоением Америки (через Чукотку и Аляску) и Австралии завершается распространение человека по всей суше).

Специфической, принципиально важной чертой человека, отличившей его от остальной фауны, стала его способность производить каменные орудия. Сейчас этология - наука о поведении животных - показала, что животные пользуются различными подручными средствами вроде палки, камня, кусочка мха, соломинки и т.п. Но только человек создает как орудия из самого неподатливого материала камня, так и орудия для производства орудий. Собственно начало человеческой культуры датируется как раз находками первых изделий из камня. Уже самые древние каменные орудия делят культуру человечества на две половины: одна связана с использованием отщепов - тонких пластинок, отколотых от большого камня, вторая - с использованием более крупных камней с острым краем, от которого эти тонкие пластинки отбиты. Возможно, эта гипотеза и неверна, но во всяком случае за два с половиной миллиона лет человечество прошло путь от первых чопперов (камней с отбитым краем) и отщепов к совершенным каменным топорам, ножам, скребкам, наконечникам копий и т.д., с помощью которых можно было заниматься очень разнообразной деятельностью.

При этом ни в коем случае не надо представлять себе каменное производство как что-то примитивное. Для того чтобы сделать приличное орудие, требовался длительный навык и богатая традиция. (Наиболее способные из студентов, которых обучал производству каменных орудий Дж.К.Кларк, лишь через полгода упорной тренировки более-менее научились тому, что делали неандертальцы). И когда появилась металлургия, медные и даже железные орудия долго повторяли формы каменных орудий. Кроме того, и качество каменных изделий бывало очень высоким. Древние египтяне на протяжении всей своей истории, уже хорошо познакомившись с металлом, пользовались серпами с каменными лезвиями (эти лезвия набирались из геометрически правильных кремниевых пластинок и вставлялись в деревянную оправу, где скреплялись естественным асфальтом).

* * *

Понятно, что присваивающие формы хозяйства предполагают гораздо более сильную зависимость от природных условий, чем хозяйства производящие. Здесь следует отметить, что существуют две генеральные стратегии взаимодействия с природой. Первая предполагает физическое видовое приспособление к природным условиям - изменение конечностей (трансформация лап в плавники при переходе от сухопутного к водному образу жизни), оволосение для выживания в более холодном климате, изменение окраски и т.п. Вторая стратегия - это изменение условий собственного физического выживания в благоприятном для себя направлении: использование огня при продвижении к высоким широтам или освоении горных районов, использование чужих шкур для сохранения тепла; строительство загородок и навесов; и т.д.

Элементы обеих стратегий есть как у животных, так и у человека. Но у животных господствующей является первая, а у человека вторая. Именно поэтому, когда человек многократно усилил свою мощь, освобождая законсервированную энергию биосферы, перекраивая карту и перераспределяя вещество земной коры, он вошел в непримиримое противоречие с природой (отсюда и глобальные экологические проблемы современности).

Но на уровне первобытной культуры человек много теснее взаимодействовал с природой, и на протяжении тысячелетий человеческие общины без существенных изменений жили на одной и той же территории, сохраняя свою численность и не нарушая экологического баланса окружающей природы.

Хозяйство ориентировалось на присваивающие потребительские формы собирательство (растений, ягод, орехов, гусениц и др.), охоту, рыболовство, морской промысел. Как правило, это предполагало полукочевой образ жизни: в зависимости от сезонных циклов община проводила жизнь на разных участках принадлежащей ей территории. Так, огнеземельцы она (одно из самых примитивных племен на земле, так же как и тасманийцы, о которых - чуть ниже) передвигались от побережья в глубь острова и обратно. Осенью и зимой небольшими группами по четыре семьи они рассеивались вдали от побережья. Мужчины охотились на гуанако. Весной и летом они собирались в большие группы - иногда это бывала вся община - до ста человек и более, и охотились на тюленей, в то время как женщины собирали моллюсков и растения. Площадь, принадлежавшая общине, насчитывала до 1000 кв. км.

Тасманийцы кочевали небольшими группами, в стойбищах бывало обычно 30-40 человек. Но в периоды охоты на крупных зверей - это могла быть загонная охота или массовый забой тюленей - тасманийцы собирались группами по 300 и даже 500 человек.

Можно отметить одну закономерность: чем менее благоприятны климатические или физико-географические условия, тем значительнее рассеяние мелких групп (в самые трудные периоды тасманийцы кочевали отдельными семьями, насчитывавшими всего несколько человек), и наоборот: благоприятные условия способствуют сплочению семей, общин и даже племен.

Хозяйственная деятельность не была специализированной. Охота на бизонов могла перемежаться со сбором орехов и рыболовством. Соответственно и орудия использовались многофункционально: с помощью копья били дичь и рыбу и разделывали мясо. В период мезолита (среднего каменного века), 12-10 тыс. лет назад, начинается специализация и формируются так называемые культурно-хозяйственные типы. Так, 20 тыс. лет назад на Русской равнине и в Сибири хозяйство велось однообразно: это была коллективная охота на крупных стадных животных, причем охотились то на лошадей, то на северных оленей, то на бизонов. Найденные жилища показывают, что образ жизни был в основном полуоседлым. Позже происходит дифференциация и специализация хозяйственной деятельности. В центральных районах Русской равнины живут полуоседлые охотники на мамонтов; к западу от Днепра - бродячие охотники на северного оленя; в приазовских степях - бродячие охотники на бизонов. В Сибири специализация привела к выделению бродячих охотников на северного оленя в долине Енисея, бродячих охотников на мамонтов в Якутии и полукочевых охотников и рыболовов в Прибайкалье.

В период мезолита и неолита (нового каменного века) сложились практически все культурно-хозяйственные типы, из которых большинство дожило до нашего времени. Это охотники и собиратели лесов жаркого пояса, охотники и собиратели степей и полупустынь, собиратели урожая в степях и болотистых лесостепях, собиратели и рыболовы побережий умеренного и жаркого поясов, рыболовы и охотники на морского зверя на крупных реках и морских побережьях, охотники и рыболовы таежной зоны, арктические охотники на морского зверя, палочно-мотыжные земледельцы, пашенные земледельцы и скотоводы.

* * *

К периоду Верхнего Палеолита сформировались основные расовые различия между европеоидами, монголоидами и негроидами (хотя вопрос о принципах выделения рас и об их количестве далеко не прост), и физическое строение человека уже не менялось сколько-нибудь существенно.

По-видимому, к мезолиту уже сложились и основные языковые семьи: индоевропейская, афро-семитская, дравидийская, сино-тибетская и другие. Наличие языка радикально отличало человека от остальной фауны: общение стало много богаче и разнообразней, появилась возможность рассуждать о прошлом и будущем (характерно в связи с этим замечание Б.Шаллера, проведшего несколько месяцев в стаде горных горилл, - он обратил внимание на то, что исчезло ощущение времени: вся жизнь свелась к переживанию наличного момента, прошлое и будущее исчезли), язык сделал содержание психической жизни доступным для обсуждения с другими. Естественно, что без языка невозможна была бы организация общин в том виде, в каком они существовали.

А многосемейная община была основной ячейкой первобытного общества. Обычно она насчитывала от 20 до 50 человек. До половины численности общины составляли дети, но при высокой детской смертности (из двух родившихся в лучшем случае выживал один) и высоком уровне смертности среди взрослых (большинство не доживало до 40 лет) количество людей в общине было более или менее постоянным. Если, конечно, не считать каких-либо серьезных катастроф, связанных с войной, эпидемиями, засухами.

Трудно сказать, когда возникает парная семья. Этнографические данные говорят о том, что брачные союзы были не слишком прочными. Обычно мужчина и женщина проходили за жизнь через несколько браков. Девушки обычно выходили замуж раньше юношей на 5-7 лет, а брачный возраст начинался у них в 10-12 лет (но эти цифры у разных племен существенно разнятся). Как правило, муж и жена происходили из разных общин, и это также требовало постоянного взаимодействия между разными общинами. Именно общины были главными экономическими единицами, поскольку малые парные семьи имели гораздо меньше шансов на выживание. Добытое продовольствие делилось по определенным правилам на всю общину. Только взаимоподдержка могла обеспечить выживание. В принципе допускалось многоженство, реже - многомужество.

Надо заметить, что представления о господстве права сильного в первобытной общине не имеют под собой серьезных оснований. Уже неандертальцы заботились друг о друге. Так, при раскопках в пещере Шанидар, в Иране, были найдены останки человека, у которого была ампутирована правая рука, правая сторона его тела была, по-видимому, парализована, он был слеп на левый глаз, хром и имел практически стертые зубы. Тем не менее он дожил до 40 лет, что соответствует нашим 80.

Важная особенность первобытного общества - его четкое деление на возрастные группы. Родившийся человек проходил следующие этапы своего развития и социализации (включения в полноправные члены общины): младенец (до 3-4 лет), ребенок (до 8-10 лет), подросток (до 13-15 лет), юноша (до 17-25 лет), взрослый. Каждый из этапов не условность, но вполне определенно заданный образ жизни: подросток жил не так, как юноша. Младенец проводил время с матерью. (Кстати, когда он рождался, отец мог принять его или не принять. Если не принимал, например, если рождалась девочка, а их в семье уже было достаточно, - она не оставалась жить. Эти обычаи известны также в Древней Греции и Древнем Риме). Как правило, младенец или даже ребенок еще не считались людьми, так как (по некоторым представлениям) они не обладали полноценной душой. Затем мальчик переходил в дом холостяков. Но самым важным бывал переход во взрослое состояние. Он сопровождался очень тяжелым обрядом инициации, включавшем многодневный пост, физические лишения, в это время ему делали татуировку, причем для того, чтобы она хорошо сохранилась, в надрезы втирали известь, он должен был убить крупного зверя или хотя бы одного врага. В обряде инициации ему присваивалось настоящее имя и он знакомился с тайными мифами, как с великой духовной ценностью. Только пройдя инициацию, он становился полноправным человеком.

Инициация, хотя и гораздо реже, бывала и у девочек, и тоже была связана с серьезными испытаниями: так, у горных арапешей (Папуа-Новая Гвинея) девочка постится в течение 5-6 дней, каждый день ее натирают крапивой, делают надрезы на теле, и т.п. И лишь после этого она может выйти замуж.

В связи с тем, что младенец и ребенок не признавались людьми, необходимо заметить, что для первобытного общества вообще очень характерно деление всех на людей и не-людей, своих и чужих. Причем фактически чужие не считаются людьми в полном смысле слова - на них можно охотиться, как на дичь, их можно даже съесть. У папуасов все делятся на людей как таковых (членов данной общины и некоторых родственных общин) и пищу (все остальные). (К подобным представлениям восходит греческий термин "варвар". Так, Аристотель писал, что эллины (греки) прирожденные господа, а варвары (все остальные) - прирожденные рабы).

* * *

Жили первобытные люди посезонно либо на небольших стойбищах, либо в более-менее хорошо устроенных поселках, куда возвращались во время сезонных миграций, причем возраст этих поселков насчитывал иногда тысячи лет (что устанавливается археологами по толщине культурного слоя). Жилищами могли служить естественные убежища - пещеры, которые порой обустраивались изнутри с помощью навесов. Существовало два основных типа жилищ под открытым небом небольшие круглые или овальные хижины диметром до 6 м с одним очагом посредине, а также длинные многоочажные дома. Делали землянки и полуземлянки. Очаги складывались из известняковых плит. Вокруг одного очага располагалась, по-видимому, одна микросемья, поэтому в длинном доме могла размещаться вся община. Рядом сооружались помещения для хранения продовольствия - вяленой или копченой рыбы, сушеного мяса, орехов, желудей, специальных лепешек и пр. В Европе в неолите распространилась культура маглемозе, представители которой жили на искусственных платформах, сооруженных из глины и дерева среди болот, а хижины строились на плотах.

На временных стоянках делали шалаши, а также широко пользовались заслонами от ветра.

Чтобы можно было составить представление об организации населений, приведем два их описания. Первое сделано знаменитым этнологом Б. Малиновским, второе - К.Альбисетти. Деревня Омаракана на Тробрианских островах в Меланезии построена в виде двух концентрических кругов. В центре находится площадь, место собраний и празднеств, там же стоит дом вождя и находится место захоронения. Вокруг площади по кольцу расположены хранилища со священным мясом, здесь же стоят дома для холостяков. Затем идет узкий проход, а за ним внешний круг, состоящий из домов, в которых живут семьи. Участки деревни не равноценны - во внутреннем круге запрещено готовить, там хранится сырая пища, центральная площадь - мужская часть деревни, улица с семейными домами женская; различаются сакральная (священная) и профанная (мирская) части деревни.

В центре селения бороро (на востоке Бразилии) находится мужской дом, жилище для холостяков, куда женщинам заходить нельзя. Вокруг кольцом идет полоса необработанной земли, в середине - утоптанная площадка для танцев, огороженная кольями. Отсюда сквозь кустарник проложены дорожки к семейным хижинам. Хижины расположены по кругу в строгом порядке по семейным кланам. Наряду с делением пространства поселка на сакральное и профанное существует еще деление всех людей на людей верха и низа. Известный антрополог Клод Леви-Строс указывает на любопытное сходство между структурой селения бороро и раскопанным в нижней долине Миссисипи городом, существовавшим в начале 1 тыс. до н.э.

* * *

Хозяйственный и жизненный цикл - основа для восприятия пространства и времени. Для первобытного человека обычным было конкретное и структурное их переживание, а не оценка в абсолютных категориях, привычная для нас. Это означает следующее: территория, освоенная общиной и соседними общинами, представляется не одинаковой в разные стороны (как представляем себе мы, ориентируясь на абсолютные единицы измерения километры, мили, кабельтовы и др.). Расстояние оценивается в зависимости от сложности маршрута. Так, если на восток соседи живут в 20 милях, а на запад в 50-ти, но восточных соседей отделяет большая река или другое серьезное препятствие, расстояние в 50 миль оценивается как меньшее. Западные соседи живут ближе. Соответственно и пространство воспринимается маршрутно: во-первых, оно определяется рельефом и структурируется в зависимости от естественных условий, во-вторых, оно переживается в зависимости от возможности достижения определенных объектов.

То же и со временем. Абсолютные шкалы отсутствуют. Память общины не простирается в прошлое дальше двух-трех поколений, и нет единых точек отсчета. Если, например, какое-то дерево считается возникшим при начале мира, то его возраст будет всегда не более двух-трех поколений, хотя бы это был баобаб, живущий тысячу лет. У племени химба, живущего на территории Намибии в Южной Африке, каждый человек использует до трех сотен различных точек отсчета времени - личных, внутрисемейных, родовых, общинных, - и все это при отсутствии единой абсолютной шкалы! Получается, что человек вспоминает некоторое событие лишь относительно другого события: к примеру, он говорит, что охота на крокодила была незадолго до засухи; а случится новая засуха, и об охоте на крокодила он будет вспоминать иначе.

Все это накладывается на природные циклы - дневной, месячный, годовой. А также на социальные циклы, связанные с переходом человека из одной возрастной группы в другую. Кстати, весьма распространено деление лет на циклы по инициациям определенных групп, проходящим раз в несколько лет. Время и катится и остается на месте, ведь как бы не менялось время, в обществе всегда остаются младенцы, подростки, юноши и взрослые.

* * *

Для того, чтобы сказанное сложилось в некоторую целостную картину, приведем один развернутый пример. Воспользуемся здесь замечательным исследованием Э. Эванс-Причарда, посвященным нуэрам - чернокожему народу, живущему на юге Судана, основным занятием которого является скотоводство.

Хозяйственный годовой цикл нуэров прямо связан с обслуживанием скота (хотя в него вписываются земледельческие работы и рыболовство), так как ни одно из занятий не может уверенно обеспечивать общину продуктами питания. Год делится на две части: сезон дождей, когда нуэры живут в деревнях, спасают скот от насекомых в специальных затонах и питаются молочной пищей, и сухой сезон когда нуэры живут сначала в небольших временных лагерях, затем в крупных лагерях недалеко от реки, питаясь в основном рыбой. В лагерях нуэры пользуются часто заслонами от ветра.

Нуэры наблюдают за движением солнца, луны и других небесных светил, за изменениями ветров, за миграцией птиц, но это все не используется для счета времени. Сезоны определяются теми явлениями, которые прямо связаны с жизнью скота: выпадением дождей и наличием растительности. Время также определяется земледельческими продовольственными ритмами - посевами и сбором кукурузы и сорго, передвижениями рыбы.

Можно отметить существующую наряду с сезонной цикличностью (множественной, как видно из предыдущего) и структурность времени, когда события относят к определенному моменту в жизни той или иной возрастной группы. Перевести такую систему отсчета в абсолютные временные периоды невозможно, так как промежутки между инициациями разных групп различны.

Восприятие расстояния прямо зависит от социальных и экологических условий. Экологические причины понятны: одно и то же абсолютное расстояние можно преодолевать по-разному в зависимости от рельефа, от времени года и т.д. Социальные причины действуют так: если племя нуэров отделено от другого племени нуэров расстоянием в 40 миль, а от племени динка расстоянием в 20 миль, первое расстояние оценивается как меньшее.

Основная, вполне автономная единица, - это деревня (точнее, община, живущая в деревне, так как при переселении в лагеря она сохраняет свою целостность). Деревня делится на усадьбы, которые, в свою очередь, состоят из отдельных домохозяйств. Домохозяйство - это отдельная круглая хижина с очагом, которую занимает женщина с детьми, а иногда и ее муж. Во время дождей и, следовательно жизни в деревне, домохозяйства пасут скот отдельно, отдельно же ведут домашние работы. В засуху наблюдается большая согласованность действий между домохозяйствами, что способствует выживанию.

Поскольку в одной деревне все в той или иной степени родственники, в ней складываются отношения взаимопомощи, конфликты стараются как можно скорее уладить. По отношению же к чужому нуэр считает себя абсолютно свободным от каких-либо обязательств: можно солгать, не помочь даже в элементарном случае и т.д. Для того чтобы доказать, что они уже взрослые, нуэры охотятся на соседних динка. Это и есть один из моментов инициации.

* * *

Относимые к первобытности общества - холодные (термин Клода Леви-Строса), в отличие от горячих - современных. Это означает, что они не ориентированы на какие-либо изменения. В первобытных обществах в принципе нет вопроса отношения отцов и детей. Дети - те, кем были отцы и деды, а последние - те, кем станут дети и внуки. Не бывает социального выбора, столь важного и трудного для нас: нуэр не мыслит себя кем-то, кроме скотовода, воина, побеждающего динка, и т.п.

Наряду с термином "холодные" можно использовать термин "традиционные" общества. Этим подчеркивается их неизменность и значение для них традиций. А в связи с традициями встает вопрос о содержании духовной культуры обществ данного типа, так как традиции - это сознательно поддерживаемые условности (а как говорилось выше, культура отличается от природы тем, что в ее основании лежат условности - символические системы, зафиксированные в языке, в орудиях, в деталях быта и т.п.).

Главная характеристика духовной культуры первобытного общества мифологичность. Она пронизывает буквально все сферы жизни, и осознание любых явлений содержит в себе мифологическую компоненту.

Первобытное сознание представляет себе все существующее разделенным на две сферы - сакральную и профанную. При этом происходящее в профанном мире рассматривается как отражение того, что делается в мире сакральном. Поэтому связи невидимые оказываются гораздо важнее видимых. Л.Леви-Брюль назвал эту особенность первобытного мышления законом партиципации (сопричастия). Одним из ярких примеров действия этого закона можно считать рассказ миссионера Эдельфельта, жившего у народа моту-моту на Новой Гвинее:

"В то время, когда я поселился со своей женой у моту-моту, свирепствовал по всему побережью род эпидемии плеврита... Нас, естественно, обвинили, меня и жену, в том, что мы привезли с собой посланца смерти, и стали требовать громкими криками, чтобы мы, а вместе с нами и учителя полинезийской школы, были подвергнуты смертной казни... Следовало, однако, указать непосредственную причину эпидемии. Сначала обвинили бывшего у меня несчастного барана: пришлось его убить, чтобы успокоить туземцев. Эпидемия не переставала косить людей, и туземцы взялись за двух моих коз, которых, однако, удалось спасти. В конце концов проклятия и обвинения туземцев оказались направленными на большой портрет королевы Виктории, который был прибит к стене нашей столовой. До эпидемии туземцы приходили, иногда даже издалека, чтобы посмотреть этот портрет, и целыми часами глядели на него. Теперь это безобидное изображение нашей милостивой государыни превратилось в причину разрушительной эпидемии... туземцы требовали от меня, чтобы я убрал портрет, но я не соглашался".

Эпидемия, которая воспринимается как наказание, связывается здесь с присутствием необычных людей и необычных предметов у них, хотя ни о какой видимой связи говорить не приходится.

Имея в виду закон партиципации, можно утверждать, что для первобытного сознания нет ничего случайного: любое событие в профанном мире, мире видимом, может быть вызвано и вызывается тем, кто имеет власть в мире сакральном. Поэтому так велика в первобытном обществе роль колдовства и магии. Те сферы духовной культуры, которые у нас определяются наукой, в первобытности определяются религиозно-мифологическими и магическими представлениями (попутно заметим, что мы не различаем здесь религию и мифологию).

Дело еще в том, что мир для мифологического сознания предстает не как безразличное ОНО, как окружающая среда, живущая по естественным объективно данным законам. Мир - это совокупность множества взаимодействующих личных существ, и человек относится к нему как к ТЫ. Если камень упал и стукнул человека, тот рассматривает это как желание камня его ударить. Если человек чуть не утонул в реке, значит, река хотела его утопить. И т.д. Конечно, за этими событиями может стоять и конкретный враг, известный человеку, но в любом случае враг воспользовался камнем и рекой как личными существами, убедил их сделать это.

Подобное представление о мире означает, что солнце светит, река течет, дождь льется, деревья растут в соответствии со своей волей: они могут это делать, а могут не делать. И человек должен делать все, что от него зависит, чтобы они это делали. Этим объясняется, например, тот факт, что египтяне заключали договор с Нилом, вавилоняне разыгрывали праздник Нового года как воспроизведение акта творения мира. Это как бы гарантировало разлив Нила и существование следующего года. Греки считали, что ежедневно проходить по небу - это долг солнца.

Б.Малиновский обратил внимание на один знаменательный факт: чем более сложна и опасна деятельность, тем в большей степени она сопровождается магическими обрядами. Так, ловля рыбы внутри атолла - легкая и безопасная, хотя и очень важная с точки зрения пропитания - не связана ни с какими ритуалами. А ловля акул и рыбы калала и то'улам предваряется магическими ритуалами. Постройка каноэ дело трудное, рискованное и требующее хорошей организации труда - сопровождается очень сложными обрядовыми действиями. А постройка хижины - дело трудное, но не подверженное риску и случайностям идет без каких бы то ни было магических обрядов. Магия позволяет снять эмоциональное напряжение, зарядиться уверенностью, направленной на выполнение определенного практического задания.

Но закон партиципации, оправдывая колдовство, оказывается и причиной постоянных опасений. Любое несчастье может казаться связанным с колдовством. Колдовство понимается очень конкретно: это определенное вещество, которое можно найти в печени колдуна (так считают азанде - соседний с нуэрами, довольно многочисленный народ в Центральной Африке), оно не может проникнуть в человека изнутри и передается только по наследству. Наличие этого вещества заставляет колдуна заниматься доставлением неприятностей ближним, хотя иногда может и не побуждать его к вредоносным действиям. Колдуны собираются вместе для совершения злодеяний, они натираются специальной мазью, чтобы стать невидимыми, бьют в барабаны, обтянутые человеческой кожей, и пр. Когда любой член общества совершает какой-либо проступок, он всегда может сослаться на то, что был околдован. Правда, это не освобождает его от наказания.

Магия, как обычная, так и колдовская основывается на идее, что действуя на некоторый заменитель нужного человека, например на его изображение в виде глиняной фигурки, либо на обрезки ногтей или волос, можно получить тот же самый эффект, что и действуя на самого человека. Можно написать название лекарства на кусочке ткани, сжечь его, и дать больному пепел - эффект будет такой же, как если бы это было само лекарство.

В некоторых первобытных обществах существует институт шаманизма. Шаман это человек, считающийся посредником между мирами. В его функции входит взаимодействие с невидимыми силами с целью изменить ситуацию в благоприятную для отдельного человека или для общины сторону. Во время ритуального действия - камлания - шаман пользуется определенными предметами, главный из которых, по-видимому, бубен. Шаман отвечает за правильное отправление ритуалов, лечит болезни, предсказывает некоторые события. Шаман является хранителем традиции, поскольку владеет всей совокупностью тайного и нейтрального знания.

От колдунов и всяких иных волшебников и знахарей шаман отличается тем, что он с помощью определенных веществ изменяет состояние всего сознания. В этом состоянии, освобождаясь от своей телесности, он совершает путешествия в миры, недоступные для других.

Деление мира на сакральный и профанный и действия знахарей, колдунов и шаманов вызвали к жизни множество табу - всевозможных запретов, нарушение которых сурово карается, иногда даже смертью. Огромное количество примеров табу можно найти в известной книге Дж. Фразера "Золотая ветвь". Вот некоторые из них. Запрет на общение с иноплеменниками: прежде чем разговаривать с чужаком, необходимо произвести соответствующие ритуалы. Когда иностранцы высаживались на островах Онтонг-Джава, колдуны опрыскивали их водой, смазывали маслом, опоясывали сушеными листьями пандануса, одновременно во все стороны рассыпая песок и разливая воду. При въезде Эмина-паши в одно из селений в Центральной Африке кровью двух коз была окроплена дорога, и лишь наступив на кровь, вождь приветствовал Эмина. Существуют табу на обнажение лица, на выход из жилища (это касается правящих лиц: запрещено выходить из дворца правителю Бенина, то же самое относится и к древним правителям Эфиопии), на остатки пищи (если насылатель болезни найдет объедки, например кожуру банана, он может сжечь ее на медленном огне по кусочкам; человек, съевший банан, должен, чтобы не заболеть, откупаться подарками). Существуют табу на правителей, на носящих траур, на убийц, табу на железо, на кровь, на острое оружие. Могут быть табу на определенное место в хижине, куда, скажем, нельзя подходить женщине или ребенку; табу на определенные слова, чаще всего имена собственные. И т.д. и т.п.

Своеобразными чертами первобытной культуры являются анимизм и тотемизм. Анимизм (от anima (лат.) - "душа") прямо связан с представлением об одушевленности всего существующего, то есть основан на вере в то, что человек, животные, растения и даже такие предметы, как палки, камни, горы и пр., имеют души. Причем эти души относительно независимы от их носителя. Этим объясняется, например, загробное существование души после физической гибели тела.

Ритуалы, обставляющие смерть, играют весьма заметную роль в культуре. Именно они относятся к самой седой древности, ведь наличие захоронений указывает на появление абстрактного мышления, на то, что человек становится человеком. Уже у неандертальцев труп укладывался в специально вырытую ямку, ориентированную по сторонам света, могила обставлялась рогами горного козла (как в погребении Тешик-Таш), дно ее украшалось красной охрой, труп засыпался цветами (Шанидар). Ничего подобного животные не знают. (О похоронных обрядах можно говорить очень много, но это отдельная большая тема).

Тотемизм - это вера в родственные отношения с какой-либо группой животных или даже растений, то есть один из моментов буквального переживания родства с природой. Человек, принадлежащий к тотему медведя, волка, крокодила, красного арара, считает себя не только братом этих животных, но прямо может говорить о себе, что он - красный арара. Он изображает этих попугаев во время ритуальных танцев. Он не убивает этих птиц (за исключением специальных торжественных случаев) и т.д. Тотем лежит в основе осознания единства родовой структуры: он осмысливается как предок определенной группы людей и, скажем, птиц. В свою очередь родовая структура очень сложно пересекается с общинной структурой (мы не останавливались на этом вопросе, чтобы не усложнять изложение). Клод Леви-Строс рассматривает тотемизм как один из самых ранних способов классификации мира, так как понятие тотема есть способ группировки определенных разнородных, с нашей точки зрения, явлений в одно и отличия его от всего остального.

* * *

Если говорить о том, что мы называем рациональными знаниями, то необходимо подчеркнуть следующее.

Первобытные охотники и собиратели великолепно знали растительный и животный мир, окружавший их, географические особенности местности, находили скрытую под землей воду и т.д. Австралийские аборигены находят воду и пищу там, где европеец давно погиб бы от жажды и голода. Они прекрасно знают повадки животных, образ жизни рыб. Воспитанный одним из африканских племен знаменитый археолог Л.Лики ловил мелких животных голыми руками, хорошо зная их повадки. Известны свойства сотен видов растений, способы их употребления в пищу. Это особенно важно, когда растение в сыром виде ядовито. Первобытным людям хорошо известны также свойства ядов, и они умеют ими пользоваться на охоте и при рыбной ловле. Так, бушмены (народ Южной Африки) знают и противоядие от всех употребляемых ими ядов.

В первобытной культуре формируется категория числа в рамках представлений о счете. Так, у индейцев Америки было изучено 307 систем счисления. Из них 146 оказались с основой на 10,106 - на 5 и 10 (совмещенные), 35 - с основой на 20, 15 - на 4 или 8, несколько - на 3, остальные - простейшие бинарные. Самый распространенный способ счета - это, конечно, простое соответствие между считаемыми предметами и пальцами. Загадкой остается широкое употребление в первобытной культуре символики, связанной с числом 7.

Довольно значительными были медицинские познания. Первобытные люди знали большое число медикаментозных средств, приготовляемых из растений, определенных органов животных и т.п. Известно, что уже неандертальцы умели производить довольно сложные хирургические операции, в том числе трепанацию черепа.

* * *

Несколько слов об искусстве в первобытном обществе. Практически все общины изготовляли какие-либо украшения. Это могли быть бусы, подвески и пр. На одежду нашивались предметы из раковин, слоновой кости. Тело покрывалось татуировкой и раскрашивалось. Собственно, праздничная, а иногда и бытовая одежда, предметы повседневного быта, предметы, употреблявшиеся в специальных ритуальных действах, бывали произведениями искусства. Но, пожалуй, самое поразительное было открыто в конце прошлого века в пещерах Испании, Швейцарии, Северной Италии. Здесь были найдены удивительные по точности и красоте выполнения рисунки диких животных, их скульптурные изображения. Качество рисунков было столь высоким, что несколько десятилетий выдающиеся археологи отказывались признать, что это не подделка. На стенах пещер изображены бизоны, мамонты, кабаны, олени, лошади и другие животные, а возраст самих рисунков не менее 20 тыс. лет. Эти рисунки выполнены и красками и гравировкой.

В пещерах найдено большое число скульптурных изображений, которые, как полагают, развились из так называемого "натурального макета" - камней, обтянутых шкурой животного. Постепенно от размеров, приближенных к натуре, скульптура уменьшилась до десятков сантиметров. Найдены и глиняные фигурки медведей, росомах. Подобные фигурки резались также из кости, выцарапывались и выбивались на скалах.

Большое значение для первобытного человека имели изображения женщин - их называют иногда "палеолитическими Венерами". Эти изображения стилизованы: в них резко подчеркнуты признаки пола.

Большинство изображений и скульптур связываются с определенной ритуальной деятельностью. Возможно, это была охотничья магия: сначала охота совершалась ритуально, и охотники делали вид, что убивают зверя на стене пещеры, а потом уже шли на настоящую охоту. Во всяком случае, следы магических действий в глубине пещер несомненны. В то же время этнографический материал о бушменах свидетельствует, что они рисовали часто просто для души, изображая удачную охоту, битвы, бытовые сцены и т.п.

* * *

Понятно, что искусство, имеющее символическую природу пронизано мифологией, ведь оно связано с ритуалом и обобщением. Миф заменял первобытному человеку науку, так как давал ему объяснительные схемы. Но эти объяснения носят принципиально иной характер, чем научные. Вместо указания на закон или на проверяемый эксперимент дается конкретный образ некоторого события. Причем в отдельных случаях может быть и другой не менее конкретный образ того же события, но они прекрасно совмещаются в сознании первобытного человека. Приведем один из объяснительных мифов - индейцев племени крик.

Животные устроили собрание, на котором председательствовал медведь Нокози. Решался вопрос об отделении дня от ночи. Некоторые из собравшихся выражали желание, чтобы всегда был день, другие предпочитали вечный мрак. После долгих препирательств бурундук Чу-тлок-чу сказал:

- Посмотрите на Вотко, на енота. У него красивый с кольцеобразной раскраской хвост, на котором темные кольца правильно чередуются со светлыми. Мне кажется, что и ночь должна была бы регулярно чередоваться с днем, как кольца на хвосте Вотко.

Звери подивились его мудрости. Они приняли предложение Чу-тлок-чу и постановили, чтобы и день и ночь следовали друг за другом через одинаковые промежутки времени, подобно кольцам на хвосте Вотко.

Нокози, медведь, позавидовал мудрости Чу-тлок-чу и царапнул его лапами по спине. Поэтому и сейчас еще у всех бурундуков полосатые спинки.

Как видим, здесь вместо объяснения, к которому мы привыкли, дается образ, но такой, усвоив который, индеец крик узнавал, как произошли день и ночь и почему у бурундуков полосатые спинки.

Мифы могут оправдывать определенные действия. Так, нуэры постоянно нападают на соседнее, очень близкое им по языку и обычаям, племя динка. Объясняют и оправдывают они это так. Сыновья бога, нуэр и динка, должны были получить один молодого теленка, другой - старую корову. Ночью динка пришел к загону для скота и, подражая голосу нуэра, выпросил теленка. Когда бог узнал, что его обманули, он рассердился и обязал нуэра мстить за мошенничество: всегда совершать набеги на динка и отнимать у них скот.

Обратим внимание еще на одну деталь: скотоводы нуэры и в мифологии идут от главного своего занятия, в противоположность охотникам - индейцам племени крик.

Отдельные мифы утрачивают сакральное значение и превращаются в своего рода сказки, которые рассказывают те же шаманы (но не во время камлания, разумеется).

Мифы в значительной степени определяют классификацию мира, так как в них человек пытается разрешить противоречия между несовместимыми противоположностями - днем и ночью, сырым и вареным, землей и водой и т.п. Это открытие принадлежит К. Леви-Стросу. Он показал, например, что противоположность между хищниками и травоядными миф снимает образом ворона или койота, питающихся падалью. Они, подобно хищникам, питаются мясом, но вместе с тем, подобно травоядным, не убивают, чтобы жить. Поэтому ворон и койот занимают такое значительное место в циклах мифов Севера Сибири и Америки.

* * *

Мифы предстают в ритуалах, когда разыгрывается пантомима, и в языке. В связи с этим следует обратить внимание на особенности языков, которыми люди пользовались в своей первобытности. Во-первых, это языки "живописующие". Они позволяют очень конкретно и детально представлять действительность. Чтобы сказать: "Человек убил кролика", индеец понка должен выразиться примерно так: "Человек, он, живой, стоя, нарочно убил, пустив стрелу, кролика, его живого, сидящего". Если у нас расстояние условно обозначается двумя словами "здесь" и "там", то в первобытных языках существуют десятки слов для выделения долей пространства. Известны языки, где при отсутствии слова "походка" есть слова для обозначения более четырех десятков видов походок. Но особенно богата бывает лексика, относящаяся к основному занятию племени. Так, у нуэров несколько тысяч слов, связанных со скотом. Нуэр может подробнейшим образом описать корову любой масти, в его языке существуют специальные приставки для обозначения возраста и пола этого животного. Нуэр может называть мужчину-соплеменника как и его любимого быка.

Во-вторых, это языки, в которых отсутствуют абстрактные понятия. Этим, собственно, и объясняется все только что описанное. Вместо сухих понятий люди пользуются образными. Так, шумеры говорили: "дверь толкнуть" (открыть), "женски говорить" (ласково), "голову палкой ударить" (убить), "к матери возвратиться" (освободиться) и т.п.

Именно отсутствие общих понятий, невозможность сказать, например: "свобода есть осознанная необходимость" (поскольку ни слова "свобода", ни слова "необходимость", ни слова "осознанный" ни в одном из первобытных языков быть не могло) заставляли искать выразительные образы, тем самым рождая и мифы.

В-третьих, слово, имя считалось душой вещи. Не иметь обозначения означало не существовать. Огромное значение придавалось настоящему имени человека - его нельзя было называть вслух, кроме как в особых случаях. Считалось, что если оно станет известным врагу, тот сможет причинить владельцу имени любые неприятности. Всем известно начало Библии, где Бог словами творит мир. "И сказал Бог: да будет свет! И стал свет". И т.д. Это ощущение слова, как творческого деятельного начала, свойственное первобытности, хорошо выразил Н.Гумилев в стихотворении. "Слово":

В оный день, когда над миром новым Бог склонял лицо Свое, тогда Солнце останавливалось словом, Словом разрушали города. И орел не взмахивал крылами, Звезды жались в ужасе к луне, Если, точно розовое пламя, Слово проплывало в вышине...

Использованная и рекомендуемая литература

Алексеев В.П. Географические очаги формирования человеческих рас. М., 1985.

Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества. 2-е изд. М.,1980.

Данилова Е.И. Эволюция руки. 2-е изд. Киев, 1979.

Дьяконов И.М. Архаические мифы Востока и Запада. М., 1990.

История первобытного общества": Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза. М., 1983.

История первобытного общества: Эпоха первобытной родовой общины. М.,1986.

Кабо В.Р. Первобытная доземледельческая община. М., 1986.

Кларк Дж.Д. Доисторическая Африка. М., 1977.

Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 1983.

Леви-Брюль Л. Первобытное мышление. Л., 1930.

Липс Ю.П. Происхождение вещей. М., 1954.

Магический кристалл: Магия глазами ученых и чародеев. М., 1992.

Матюшин Г.Н. У истоков Цивилизации. М., 1992.

Мид М. Культура и мир детства. М., 1988.

Мифы народов мира. Энциклопедия в двух томах. 2-е изд. М., 1991.

Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства. М., 1985.

Тайлор Э.В. Первобытная культура. М., 1989.

Франкфорт Г., Франкфорт Г.А, Уилсон Дж., Якобсен Т. В преддверии философии: Духовные искания древнего человека. М., 1984.

Фрэчер Дж.Д. Золотая ветвь. 2-е изд. М., 1984.

Эванс-Причард Э.Э. Нуэры: Описание способов, жизнеобеспечения и политических институтов одного из нилотских народов. М., 1985.

Лекция третья.

Переход к цивилизации

Возникновение древнейших цивилизаций в Месопотамии, Египте, Индии, Китае в V-II тыс. до н.э. связано с радикальными изменениями как в материальной, так и в духовной жизни. К этому времени люди освоили огромные площади земного пространства, заселили Американский континент и Австралию, приспособившись к жизни в тропическом климате и в приполярных регионах. Они научились делать совершенные орудия из камня, изобрели массу способов охоты, рыболовства и собирательства, заготовления впрок разных продуктов. Люди придумали множество религиозно-мифологических сказаний, обыгрывавшихся в ритуалах и магических действах и дававших своеобразное, но глубокое знание о мире и месте в нем человека; воплотили это знание в великолепных фресках и скульптурах.

В конце палеолита и в мезолите сформировались зачатки новых культурно-хозяйственных типов, включавшие элементы земледелия и скотоводства. Но должна была произойти неолитическая революция, прежде чем стали возможными серьезные политические структуры, подобные современным государствам, возникли города и экономическая деятельность стала прочно объединять обширные территории.

Неолит (от греч. neo - "новый", litos - "камень") - новый каменный век пришел на смену мезолиту, среднекаменному веку, обозначив переход от присваивающего хозяйства к производящему. Если говорить точнее, то произошел переход от начальной стадии производства и воспроизводства только орудий к стадии первобытного производства и воспроизводства как орудий, так и продуктов.

(Надо заметить, что все культуры древности описываются серьезной наукой преимущественно в материальном плане - об этом говорит само выделение эпох по орудиям труда: палеолит, неолит, эпоха бронзы, железа... Происходит это потому, что культуры определяются по сохранившимся следам материальной жизни. О внутреннем содержании культуры, об особенностях духовной жизни мы можем лишь догадываться, строить более или менее обоснованные предположения. Причем если брать первые цивилизации, особенно их начальные шаги, ситуация еще хуже, чем для первобытного общества. Дело в том, что племена, живущие в условиях первобытного общества, на Земле есть и сейчас (до недавнего времени еще несколько племен изготовляли и использовали каменные орудия; так, в Африке изучены два подобных племени). А от цивилизаций, существовавших, точнее, формировавшихся семь-восемь тысяч лет назад, остались только могильники, следы хозяйственной деятельности, случайно уцелевшие под многометровой толщей земли остатки ферм и поселков. Письменность же появляется лишь около пяти тысяч лет назад.)

В предшествующей лекции уже говорилось, что в основе трех из четырех культурно-хозяйственных типов лежат элементы производящего хозяйства земледелия и скотоводства. При этом необходимо иметь в виду следующее: земледельческий образ жизни обычно включает в себя элементы скотоводства (тогда как скотоводство возможно и без земледелия), поскольку одомашнивание животных связано с более или менее оседлым образом жизни, то есть чистое скотоводство в принципе вторично, оно выделилось из земледельческих хозяйств.

И еще: за словами "земледелие", "земледельческое хозяйство" лежит не просто появление сохи или мотыги, или даже серпа, но сложнейший комплекс взаимосвязанных элементов. Сюда входят и знания о растениях и циклах их развития в связи с природными условиями определенных местностей. Овладение способами обработки почвы и подготовки семян, их посева, выращивания, сбора урожая. Умение создавать ирригационные сооружения. Изобретение инвентаря, разнообразных орудий и приобретение стабильных навыков их применения. Эти способы длительного хранения зерна и строительства соответствующих сооружений, набор орудий и навыков для превращения зерна в продукт, готовый к употреблению. Словом, это подготовленный многими поколениями образ жизни, который в принципе не может возникнуть как случайное открытие или цепь случайных открытий.

Элементы, подготовившие развитие земледелия в позднем палеолите и мезолите, известны в разных географических регионах. Сюда относятся регулярное использование в пищу дикорастущих злаков, появление огородничества с разведением разнообразных растений (монокультуры появляются позже), возникновение в связи с этим зернотерок, серпов и т.д. В соответствии с теорией знаменитого русского ученого Н. И. Вавилова, на земле существует пять центров форм образования культурных растений, в каждом из которых становление земледелия происходило самостоятельно.

1. Юго-Западная Азия, включая Индию, южный Афганистан и примыкающие к ним области горной Бухары и Кашмира, Иран, Малую Азию, Закавказье. Этот центр дал начало мягким и карликовым пшеницам, ржи, мелкосемянным льнам, мелкосемянным гороху, чечевице, конским бобам, чине, нуту, ряду огородных растений, азиатским хлопчатникам.

2. Юго-Восточная Азия, включая горный Китай, Японию, Непал и примыкающие районы. Здесь сформировались голозерный овес, голозерный ячмень, просо, соя, многие крестоцветные (например, редиска), плодовые деревья.

3. Средиземноморский очаг, охватывающий все побережье Средиземного моря, включая Египет, Палестину, Грецию и др. Здесь окультурены твердые пшеницы, ряд видов овсов, крупносемянные льны, крупноплодный горох, чина, конские бобы, чечевица, сахарная свекла, многие огородные растения и плодовые деревья.

4. Абиссиния (Эфиопия). Здесь сосредоточены разнообразные сорта пленчатого ячменя, фиолетовозерной пшеницы, овса, гороха и др.

5. Мексика и Перу. Это центры формообразования картофеля, земляной груши, кукурузы, фасоли, табака, подсолнечника, американских хлопчатников и многого другого.

Вавилов обнаружил, что центры формообразования культурных видов растений тяготеют к горным районам, откуда они уже дальше спускались в долины и низовья рек.

* * *

Можно отметить некоторые особенности перехода от собирательства к земледелию и самого первоначального земледелия.

Во-первых, земледелие начиналось с огородничества. Засевали огороды одновременно несколькими разными культурами. Это гарантировало более устойчивые урожаи, чем при монокультуре, сохраняло плодородие, позволяло заниматься полевыми работами несколько недель в году, делая переход к монокультурам более плавным. Но, понятно, что такие огороды были только подспорьем, их урожаи - лишь добавкой к диким плодам и злакам и к добытому на охоте. Постепенно огороды стали засевать одной, самой урожайной культурой пшеницей, ячменем, бататом (род картофеля).

Во-вторых, земледелие велось первоначально в гористых местах, но в то же время достаточно увлажненных, болотистых, что естественно вынуждало заниматься дренажными и другими ирригационными работами. Поэтому культурные сорта влаголюбивых видов различных растений предшествуют сухолюбивым.

В-третьих, разные способы земледелия требовали разных наборов орудий. Зернобобовое земледелие требовало палок-копалок, мотыг, топоров, каменных зернотерок, ступок с пестами, жатвенных ножей, потом серпов (в Передней Азии и Египте пользовались серпами с вкладышами-микролитами, в Восточной и Юго-Восточной Азии - цельными серпами). Культивация картофеля требовала палок-копалок, ножей, каменных топоров, иногда мотыг.

В-четвертых, с возникновением земледелия и, следовательно, с усилением оседлости тесно связано появление скотоводства. Оно начиналось с одомашнивания относительно мелких пород животных - овец, коз, свиней и даже морских свинок. Позже были одомашнены корова, гуанако (лама), буйвол и др. Содержание домашнего скота вынуждало земледельцев огораживать поля либо делать загоны, что существенно меняло облик поселений. (Подробнее о них чуть ниже).

В-пятых, в мезолите, а затем в неолите складываются новые отношения собственности. Дело в том, что в первобытной общине все, используемое общиной, принадлежит всем ее членам. Это касается территории, орудий, пищи и пр. Отсутствует понятие наследования. Так, вождь, наиболее богатый член общины (там, где есть институт вождей), не может передать детям свою собственность: в случае его смерти община устраивает праздник, на котором съедается то, что принадлежало вождю, если это скот, либо раздается всем, либо просто уничтожается. В связи с повышением благосостояния формируются отношения собственности. Процесс этот известен не очень хорошо, но можно отметить два этапа. Вначале личная собственность отделяется от общинной. В личную попадает то, что непосредственно сделано конкретным человеком; вещи, относящиеся к этой категории, человек может дарить и передавать по наследству. Затем складывается институт семейной собственности, который в эти отношения постепенно включил и землю.

Эпоху неолита датируют VIII-VI тыс. до н.э. Именно в неолите человечество делает решающий шаг на пути к цивилизации.

* * *

Наиболее известными раскопанными поселениями VIII-VII тыс. до н.э. являются Иерихон и Чатал-Хююк (первый - в Палестине, второй - в Малой Азии). В Иерихоне дома овальные, в Чатал-Хююке - прямоугольные; и те и другие глинобитные. Жители занимались земледелием (найдены остатки культурных злаков и бобовых). В Иерихоне были домашние овцы, в Чатал-Хююке - козы и овцы, причем началось уже разведение крупного рогатого скота. Иерихон был окружен стеной толщиной в 1,7 м и высотой до 4 м, причем предполагается, что стена служила для защиты от наводнений, а не от врагов. Каждая небольшая группа домов в Чатал-Хююке расположена вокруг общего святилища, что, по-видимому, свидетельствует о наличии большесемейных общин. К настоящему времени раскопано менее одной двадцатой всей площади, но найдено около 50 святилищ. Улицы отсутствуют. В дома входили сверху по лестнице. Возможно, это связано с тем, что образцом дома служила полуземлянка. Мебели в домах практически нет, если не считать сделанной из глины широкой плоской кровати вроде топчана.

По характеру изображений, лепных украшений и статуэток из глины и камня можно сделать несколько осторожных предположений о духовной жизни жителей Чатал-Хююка. Ядром, фокусом их представлений был образ женщины-матери. Огромную роль играл и культ быка. В храмах - большое число глиняных голов быка, плоскости украшены бычьими рогами. Люди изображаются ничтожными по сравнению с быками. Найдена сцена: человек прыгает через голову на спине быка. В связи с этим можно вспомнить, что бык почитался практически во всех древнейших цивилизациях: в Шумере один из четырех главных богов Энки говорит о себе, что он - "истинное семя великого дикого быка", в Египте почетом пользовался бык Апис, коров нельзя было убивать, быков и коров хоронили по специальному обряду; в Иране первым человеком считался человеко-бык Гайомарт; в Древней Греции бык считался одним из воплощений верховного бога Зевса (вспомним миф о похищении Европы), в виде быка изображался вавилонский бог Мардук, и т.д.

По аналогии с тем, что нам известно о сказаниях и мифах этих народов, можно уверенно предположить, что в Иерихоне и Чатал-Хююке богам отводилась видная роль в деле создания Земли и космоса. Возможно, все и мыслилось как возникшее из частей огромного быка либо - если учесть, что культ быка связан с появлением земледелия, началом активного преобразования мира - быки мыслились как упорядочивающие вселенную.

В Иерихоне найдены остатки башни диаметром 10 м и высотой 8 м. По аналогии с вавилонской башней, на вершине которой в своем святилище отдыхал, как полагали, бог-бык Мардук, можно думать, что башня Иерихона представлялась чем-то подобным.

Показательна эволюция живописи: яркие, динамичные сцены охоты, цветные объемные изображения, характерные для сравнительно поздних охотников и собирателей, постепенно сменяются условными символическими изображениями, типичными для раннеземледельческих культур.

Материалы раскопок показывают, что ко времени расцвета Иерихона и Чатал-Хююка относится складывание постоянных торговых связей, товарообмена, который существовал у первобытных обществ лишь в зачаточной форме. Жители этих поселений, видимо, обменивали зерно на естественный асфальт, халцедон, бирюзу, самородный металл. Женщины носили красивые украшения и имели даже каменные зеркальца. Кстати, здесь впервые появляются ложки, что свидетельствует о соответствующей культуре принятия пищи.

Иерихон и Чатал-Хююк находятся в центре скоплений небольших поселков, жители которых принадлежали к той же культуре. Следовательно, можно думать, что крупные поселения, вроде названных, могли играть роль административных центров. Но все же это еще не города. Здесь отсутствует разделение труда с присущим ему выделением специальных кварталов, нет сложившейся городской структуры с ее улицами, соответственно ориентированными, нет тяготения к определенным центрам политической и экономической жизни. Все необходимое, в том числе орудия труда, одежду, глиняную посуду, изготавливают в семье или большесемейной общине. Словом, жители поселений, подобных Иерихону и Чатал-Хююку, ведут традиционно деревенский образ жизни.

* * *

Новый этап становления культур-цивилизаций характеризуется возникновением крупных хозяйственных объединений. Естественно, что концентрация людей в определенных местах была прямо связана с достаточным количеством прибавочного продукта, который можно было обменивать на все остальное - рабов, рабынь, скот, сырье, дерево и пр. (У земледельцев Передней Азии и Северной Африки прибавочный продукт - зерно. У перуанцев Мезоамерики - рыба. К этому времени оно совпадает в Перу со временем появления государств в Азии - предки перуанцев освоили элементы земледелия, они возделывали фасоль, бататы, маниоку, приручили викунью и гуанако (одомашенные альпака и лама), но прибавочный продукт давал океан. Изобретение лодок и сетей с поплавками позволило получать устойчивые богатые уловы анчоуса, в результате чего за одно тысячелетие население перуанского побережья возросло в 30 раз).

Крупные поселения, с их богатыми запасами, становились привлекательной добычей для соседних племен, не практиковавших производящего хозяйства. Это заставляло земледельцев теснее селиться в целях обороны, а скопление больших масс людей на сравнительно небольших территориях, во-первых, позволило осуществлять работы, ранее невозможные, а во-вторых, вынуждало создавать соответствующие политические организации. Первоначально центрами таких организаций становились храмы, поскольку жрецы были руководителями больших общественных работ, и именно храмы стали центрами накопления разного рода богатств.

Основными общественными работами стали ирригационные и строительные. Сравнительно хорошо изучена практика крупных ирригационных работ в Шумере и Египте. Способы организации искусственного орошения, естественно, зависели от местных климатических условий и сильно отличались друг от друга.

Так, в Шумере люди строили дамбы, чтобы задерживать паводковые воды, несущие плодородный ил, и несколько раз за сезон пускали эти воды на поля. Строительство дамб и каналов было очень трудоемким делом. Отдельные элементы этой деятельности освоены были, по-видимому, еще в горах, откуда предки шумерийцев сошли в долину между Тигром и Евфратом. Эта долина представляла собой болотистое место, периодически затапливаемое реками, часто менявшими русла. Не было ни камня, ни металлов, ни дерева. Только глина и тростник. Картина подобной титанической работы дошла до нас в шумерской поэме "Сказание об Атрахасисе";

Когда боги, подобные людям, Бремя несли, таскали корзины, Корзины богов огромны были, Тяжек труд, велики невзгоды... Они, небесные Аннунаки, Тяжкий труд положили Игигам. Начали боги выкапывать реки, Жизнь страны, каналы прорыли...

Один из мотивов поэмы состоит в том, что боги создали людей, дабы освободить себя от мучительного многотысячелетнего труда.

Сначала были созданы локальные ирригационные системы на притоках рек. Но по мере своего расширения они соединялись и охватывали значительные территории с многочисленным населением, оказывавшемся волею судеб тесно связанным между собой. Кооперация отдельных общин осуществлялась жрецами, и именно храмы стали центрами наиболее крупных хозяйственных объединений. Естественно, что вся трудовая деятельность осмысливалась в религиозном ключе, и культовая практика составляла, по всей видимости, важнейшую ее часть. Совет общины - а родовые структуры играли большую роль во всех древних обществах - должен был определить свои отношения со жрецами, распределив властные функции. По мере роста необходимости защиты общественного богатства возрастало и значение военного вождя. Таким образом, во главе возникавших государственных объединений в Шумере оказались храм, община и военный вождь.

В Египте ирригация осуществлялась иным путем. С помощью земляных валов люди задерживали илистые воды разливавшегося Нила, и спускали их, когда ил осаждался и земля достаточно увлажнялась, чтобы растения дали всходы и окрепли. В дополнительном поливе необходимости потом уже не было. Но Египет, особенно Верхний - это длинная узкая долина вдоль Нила, прямо граничащая с пустыней. Поэтому первые крупные объединения общин - номы вскоре оказались соединенными в одну непрерывную цепь и не могли сохранить независимость. Поэтому все возглавил один человек, провозглашенный, разумеется, богом (фараоны носили имена, включавшие имя бога Гора), - царь Верхнего Египта. Общинное самоуправление и жречество оказались подчиненными военному вождю, приобретшему деспотическую власть.

В Китае не создавались обширные ирригационные системы, хотя сток рек регулировался с помощью искусственных каналов. "Ван" - военный вождь и верховный жрец - сосредоточивал в своих руках большую власть над обширными территориями. Роль же общинного самоуправления была незначительна.

Вообще говоря, прослеживается следующая закономерность: если характер земледелия требовал крупных общественных работ, как правило, вырастала, роль жрецов; если же экономическое объединение оказывалось вторичным по отношению к военно-политическому - на первый план выходил военный вождь.

* * *

Крупнейшим шагом к цивилизации стало возникновение городов. Некоторые ученые считают, что городская (или "урбанистическая" - от лат. urba - "город") революции оказалась определяющей в становлении цивилизации. Следует иметь в виду, что процесс рождения городов имеет некоторые универсальные черты, и древнегреческие города-государства возникали во многом так же, как, города средневековой Европы и города древнейших цивилизаций.

Один из древнейших центров урбанизации находился в Месопотамии, причем революционно-взрывной характер этого процесса хорошо демонстрируется следующей таблицей:

Таблица возможна только при верстке!!!!

Как видим, за двести лет количество городов, с присущим им городским образом жизни (в отличие от городков, где население продолжает вести вполне сельский образ жизни), возрастает в десятки раз.

Известно, и в общем понятно, что городские поселения появляются рядом с храмами, недалеко от источников воды, в местах, удобных для торговли. (Предполагается, что Иерихон возник на месте одной из древнейших ярмарок). Города служили для защиты общинных запасов от наводнений и врагов, почему они и окружались высокими, крепкими стенами. В городах жители окружающих городков и деревень спасались от нападений кочевников. Когда же города окрепли и стали административными центрами крупных областей, были установлены порядок и контроль над сопредельными территориями, именно наличие городов позволило сельскому населению расселиться далеко за городскими пределами: кочевники понимали, что, нападая на небольшое поселение, они провоцируют действие военной машины, управляемой городским правителем.

В Южной Месопотамии город даже стал предметом поклонения, и люди, жившие в городах, оценивались как культурные, в противоположность варварам, жившим в небольших поселках, не говоря уже о кочевниках. Воюя с народами, имевшими города, ассирийские цари говорят о них как о равных.

Города, как правило, хотя и необязательно, окружались стенами. Но территория, относившаяся собственно к городу, бывала значительно большей. Так, Ниневия, столица Древней Ассирии, занимала территорию, для пересечения которой требовалось три дня пути (об этом говорится в известном библейском сказании о пророке Ионе). Юрисдикции градоправителя подлежали примыкавшие к городу сельские районы. Это справедливо и для хетов, и для древних евреев. Крестьяне были полноправными членами народного собрания в древнегреческих полисах городах-государствах. По-видимому, изначально это определялось правами собственности на землю: горожане, имея дом в городе, как правило, имели еще и участок земли за городом.

По мере развития, в городах возникает определенная внутренняя структура, которая кардинально отличает их от деревень. Это, кстати, не связано прямо с численностью поселения: бывают города с несколькими сотнями жителей и деревни с несколькими тысячами их. Для городов характерно выделение группы людей, занимающихся в основном административной деятельностью. Эта группа складывалась вокруг царской семьи и высокого жречества. Очень знаменательным и далеко не случайным фактом явилось то, что городская революция по времени совпала с появлением письменности. И чиновниками становились умеющие писать писцы.

Ремесло выделяется в качестве самостоятельной деятельности, и ремесленники образуют свои кварталы в городах. Обычно ремесленники делились на две группы зависимые, сдававшие продукты своего труда хозяину и только ему, и свободные, жившие за счет своего ремесла и не подотчетные кому-либо. В городах, как правило, обитало значительное число купцов, людей, живущих за счет торговли. Поэтому в городах проживали иностранцы, приезжавшие по торговым делам и подолгу жившие в этом городе (у древних греков для обозначения иностранцев, живших в полисе, было даже специальное слово - метеки. Заметим, что наличие заметной группы метеков само по себе кардинально отличает город от деревни).

В городах жили зависимые люди, степень подчиненности которых царю, храму или частному лицу бывала очень различной. Количество их также менялось очень сильно, но надо заметить, что большие массы рабов, абсолютно бесправных и подвергающихся бесчеловечному обращению, характерны для весьма незначительных периодов древней истории. Рим с его гладиаторами - исключение, а не правило. Рабы бывали очень дороги и в большинстве случаев рассматривались в качестве членов семьи. (Аристотель в "Политике", говоря о семье, выделяет отношение "господин - раб".)

И, конечно, в городах были святилища с обслуживавшими их жрецами, жрицами и их прислугой. Обычно существовало главное святилище в честь бога покровителя данного города и множество мелких храмов и домашних святилищ, вокруг которых группировалось несколько семей.

В крупных храмовых хозяйствах появилась, а в городах расцвела письменность. Первоначально она использовалась исключительно в целях учета и распределения, то есть для хозяйственных нужд. Поэтому неудивительно, что первыми письменными знаками были бусины, служившие для счета скота. По мере развития письменности, способов организации хозяйственной деятельности в городах появляются школы для профессиональной подготовки чиновников, и лишь довольно поздно школы начинают давать более или менее универсальное образование.

В городах складывается система правильного налогообложения и регулярных государственных повинностей, будь то строительные или военные. Именно в городах - и это отражено даже в русском слове - формируется понятие гражданства (ст. слав, "гражданин" - русск. "горожанин"). В древних обществах оно играет колоссальную роль: в Греции гражданство считалось величайшей ценностью, поскольку только гражданин пользовался всеми политическими правами, а лишение гражданства вело к изгнанию, продаже в рабство и т.п.; история Римской империи - это во многом история борьбы римских провинций за гражданские права.

Хотя общие процессы, приведшие к урбанизации, понятны, о конкретных причинах возникновения тех или иных городов можно говорить только гипотетически (разумеется, здесь не берутся в расчет города, а их немало, основанные завоевателями в чужих землях и выстроенные по уже известным образцам). Изложим поэтому одну из гипотез появления городов, развитую известным исследователем Древней Месопотамии Л.Оппенхеймом.

Существенную роль в появлении городов сыграли, по его мнению, напряженные отношения между оседло жившими рыбаками, земледельцами, садоводами и полукочевниками, переходившими с места на место на определенной территории. Город возникает в силу необходимости защищать оседлых жителей. Возможно, города появляются и на "священных территориях", где встречались жители региона, населенного кочевниками (точнее, полукочевниками). Города не возникают лишь на естественно отделенных от остального мира участках. Ряд городов Месопотамии находится очень близко друг от друга и их территории не разделены естественными границами.

Оппенхейм полагает, что первоначальное население городской общины составилось из земельных собственников, обеспеченных трудом зависимых людей. По мере роста благосостояния эти земледельцы могли строить дома не вблизи земельного надела, сада или реки, а рядом с храмом. Постепенно вокруг храма оказывается целое поселение людей с одинаковым социальным статусом. Старые общинные структуры входят в новые отношения, с одной стороны, с храмом, а с другой - с царем (военным вождем). Поскольку в общину входили люди обеспеченные и равные по социальному статусу, они смогли сохранить серьезный контроль над делами, касавшимися общинников (этот контроль в деспотическом Египте был довольно рано утрачен).

* * *

Каждая культура-цивилизация в своем развитии порождает характерную именно для нее структуру городского поселения, а она, в свою очередь, определяет облик города. Политическая структура определяет доминирование в городе, как бы сейчас сказали, "одной из ветвей власти" и, соответственно, характер господства храма, дворца - резиденции царя или площади для народных собраний. (Становление демократических начал в Древней Греции ознаменовалось резким переходом от господствовавшего территориально и политически дворца к агоре площади для торговли и народных собраний.) В Месопотамии на первом этапе развития возникло относительно равновесное сочетание трех субъектов власти, поэтому в городах политические нити связывали храм, дворец и ворота (каждые из ворот города были центром собрания жившей около них общины).

Численность населения, а значит и площадь городов сильно разнились - от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч жителей.

Естественно, облик города зависел от плана застройки, от формы и размеров зданий. В некоторых древних городах, например в Иерихоне, дома были круглой или овальной формы (от более ранних полуземлянок). Но подобная форма неперспективна, поскольку такие дома трудно дополнять пристройками как вширь, так и вверх. Побеждают прямоугольные формы.

Попробуем теперь пристальнее взглянуть на несколько древних городов Чатал-Хююк, Мохенджо-Даро, Ур.

Чатал-Хююк - это гроздь примыкающих друг к другу вплотную прямоугольных домов площадью примерно в 20-30 кв.м каждый. Улиц нет, в дома входят через крыши по лестницам. Поэтому жители проводят время на крышах и в общественных дворах. Разрушенные дома используются в качестве свалок и уборных. О канализации и говорить не приходится. Население - от 5 до 20 тыс. человек (по разным оценкам).

В индийских городах культуры Хараппы (середина III тыс. до н.э.) строились кирпичные здания в два и даже в три этажа с лестничными пролетами, с глухими внутренними дворами, где находились очаги. Города строились по плану, с прямыми улицами, пересекавшимися под прямыми же углами. Над городом господствовала цитадель, в которой размешались зернохранилище, административные помещения и заведения для торговли. В Мохенджо-Даро обнаружена совершенная система канализации (подобная была на Крите в период расцвета крито-минойской культуры в середине II тыс. до н.э., но отсутствовала в классический период в греческих городах-государствах). Число жителей доходило до 100 тыс. жителей.

Город Ур - один из древнейших городов Южной Месопотамии - был в плане овальным. В нем господствовал главный храм городской общины, к которому примыкал квартал, где жили храмовые служители. Число жителей - не менее 35 тыс. человек. В черте города был порт с примыкавшей к нему площадью, где толпились торговцы и блудницы. На площадях у ворот собирались общинные суды (обычно в городах Месопотамии жило по нескольку самоуправляемых общин). Дома были неправильной формы - трапециевидной, ромбовидной, но ближе к прямоугольной - из-за пристроек, превращавших однокомнатные дома в многокомнатные. Строились дома из сырцового кирпича и сильно различались в зависимости от уровня состоятельности жильцов. В домах бывали внутренние дворики, иногда с бассейном. На уровне второго этажа дворы обносились деревянной галереей. При доме находилось святилище семейных божеств, куда можно было пройти из нескольких соседних домов, составлявших большесемейную общину. В городе строились овечьи хлева. Отдельные улицы на ночь запирались.

Города - это символ цивилизации. Ясно, что они не смогли бы возникнуть без революции в производительных силах, произошедшей в неолите. Но затем само их появление стимулировало развитие разных областей культуры - ремесел (поскольку ими стали, заниматься профессионалы), строительного мастерства; города стали узлами регулярных торговых отношений, а торговля в свод очередь заставила развиваться средства коммуникации, на новый уровень вышли в городах политические отношения, поскольку здесь приходилось согласовывать интересы различных групп весьма неоднородного населения. В духовной культуре городов доминировало жречество, бывшее в то время группой, наиболее развитой в интеллектуальном отношении. Именно в городах появились школы, где обучали чиновников-писцов. Нельзя представить себе гильдию писцов в первобытной общине, а города без таковой немыслимы. Города, как и крупные храмовые хозяйства, не могли бы существовать, если бы не была изобретена письменность. Письмо - один из самых важных признаков цивилизации. Возникнув для нужд чисто хозяйственной деятельности - учета и распределения продуктов, письмо за сравнительно короткий срок, благодаря школам, стало едва ли не стержнем духовной культуры.

* * *

Материалом для письма могли служить глиняные таблички, как в Месопотамии, или папирус, как в Египте. На Севере использовали кость и бересту, в Африке раковины каури, которые нанизывали в определенном порядке, в Южной Америке изобрели так называемое "узелковое письмо". Системы письма, которые ориентированы на столь разнообразные материалы, пиктографические. Пиктография - рисуночное письмо. Оно вырастает из значков, обозначавших целые предложения или предметы, подлежавшие учету. Точнее говоря, пиктографические значки в принципе не позволяют обозначить предложения и слова, поскольку те являются единицами языка. Например, изображается условная фигурка человечка, три лунных серпа, два стилизованных вигвама с поднимающимся над ними дымком. Это пиктограмма. Она обозначает, что ближайшее стойбище находится в трех днях (ночах) пути. Обратим при этом внимание на то, что информация передается совершенно независимо от языка, на котором говорят рисующие. Рисунок - не предложение, а отдельные его элементы - не обозначения слов. Строго говоря, настоящее письмо - это способ фиксации элементов языка. И развитие письма шло от пиктографии (псевдописьма) к иероглифическому и затем фонематическому письму.

Пиктографические рисунки, как правило, напоминают те объекты, которые они обозначают, но с расширенным значением. Так, значок "нога" (рисунок ноги от колена до ступни) обозначал собственно ногу, а также глаголы "ходить", "стоять", "приносить" - в зависимости от контекста. Рисунок колышка для крепления циновки мог быть прочитан еще и как глагол "строить". Рисунок плуга обозначал также действие "пахать" и самого пахаря. Поскольку рисунки не зависели от языка, на котором говорили жители городов, один и тот же рисунок мог быть прочитан на разных языках. Так, изображение левой руки читалось по-шумерски "каб", а по-аккадски - "шумелу". И т.п. Основным содержанием обучения в месопотамской школе были таблицы соответствий шумерских и аккадских обозначений одних и тех же клинописных знаков. Письменные предложения также не соотносились с предложениями грамматическими, так как на письме не фиксировались части слов, союзы, артикли и другие служебные части речи. Фактически текст не читался, а пересказывался.

Пиктография, становясь все более употребительной и все более условной, постепенно преобразуется в иероглифику. Иероглифика - эта система письма, в которой значки соответствуют отдельным словам, поэтому отдельный значок, "иероглиф", иногда называют также "логограммой" (от греч. "логос" - слово). Иероглифика становится письмом в собственном значении этого слова, так как в этой системе обозначаются уже не только знаменательные, но и служебные части речи. Иероглифы условны (их контур вовсе не напоминает контур обозначаемого) и их значение необходимо заучивать. В отличие от фонематического (буквенного) письма, где надо знать несколько десятков условных значков - букв, иероглифика - это десятки тысяч единиц, и их освоение требовало, естественно, серьезного и длительного обучения. Не случайно становление иероглифики - это и становление системы образования. Соответственно этому развитая система письма предполагает и наличие писцов. Надо сказать, что писец - это не просто человек, владевший грамотой, но обычно чиновник, человек, составлявший костяк административной структуры. Писца обучали также и счету, чтобы он мог произвести учет сделанной работы, распланировать ее дальнейшее ведение, составить план здания и квартала, собрать налоги и т.п.

По мере развития иероглифики и становления школьного образования расширяется сфера использования письменной речи: записываются, высекаются в камне договоры с соседними городами; жрецы начинают собирать и фиксировать сведения, необходимые для правильного предсказания будущих событий (некоторые ученые оценивают эти списки как предвестник науки); возникает деловая переписка, в виде договоров оформляются сделки и права собственности; и в конце концов начинают записываться литературные произведения, разумеется, фольклорного характера, поскольку личное авторство - явление относительно позднее.

В связи с развитием профессионального ремесленничества и обособлением касты жрецов развивается искусство и литература - то, что часто называют культурой в узком смысле слова. Ремесленники - они же художники, так как искусство носит исключительно прикладной характер.

Налаженный торговый обмен существенно расширяет возможности мастеровых, осваиваются и применяются новые материалы. Изменившийся масштаб строительных работ ведет к прогрессу в архитектуре.

Обобщая, можно сказать, что основные тенденции эволюции искусства - это движение к условности (мы отмечали уже этот процесс, говоря о переходе к земледелию) и к более четкой функционально-жанровой дифференциации: складываются классические формы храмов, типы орнаментов, украшений, литературных произведений (пока в устных формах). Развитие условностей в искусстве исследователи справедливо связывают с развитием абстрактного мышления, с движением от конкретной образности к понятийным структурам. Интересно, что этот процесс сопровождается п


Содержание:
 0  вы читаете: Лекции по истории культуры (Том 1) : Неизвестен Автор    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap