Справочная литература : Искусство и Дизайн : Led Zeppelin : Андрей Беспамятнов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу

Подробнейшая история великой группы с момента создания и до распада. Аннотации к каждой композиции из выходивших альбомов. Иллюстрированная дискография, включающая список песен каждого альбома, список дат, связанных с творчеством Led Zeppelin.

Андрей Беспамятнов

Led Zeppelin

Пролог

 Весной 1975 года в музыкальном мире Европы и Великобритании происходили удивительные события. В какой-то степени даже характерные для того момента музыкальной истории. Дело в том, что на гастроли в Старый Свет из Соединенных Штатов прибыл мастер ужасов и основатель шок-рока Элис Купер. Купер в тот отрезок времени являлся весьма заметной величиной в мире рок-музыки, а если учесть, что его представления всегда обещали некую непредсказуемость и изрядную долю кошмаров и садизма, то и величиной значимой, в какой-то степени — определяющей моду.

Элис молниеносным смерчем пронесся по континентальной Европе, где ему сопутствовал грандиозный успех, и готовился к подобному «блицкригу» на Британских островах. Поскольку уже практически вся Европа сдалась без боя, — сразу в восьми национальных хит-парадах альбомы Купера возглавляли списки популярности, — то большинство обозревателей и исследователей музыкального рынка предполагали, что и Британия долго сопротивляться тоже не будет. Купер, будучи самоуверенным до крайней степени и совершенно успокоенным благоприятными прогнозами, накануне двух своих лондонских концертов дал обширное интервью сразу нескольким ведущим британским музыкальным изданиям. Речь «Самого Выдающегося Рок-Маньяка 20 века» (по качеству постановки шоу Мэрилин Мэнсон по сравнению с ним — просто многообещающий мальчик) сводилась приблизительно к следующим программным пунктам: 1) Лучшие Люди живут в Америке; 2) Лучшие Музыканты живут там же; 3) Лучший хард-рок играют только Лучшие Музыканты (см. пункт 2); 4) Англичане, хоть и являются близкими по языку, культуре, духу и т. д., все равно в подметки не годятся Лучшим Людям на свете. Господин Купер позволил себе кратко и безжалостно — словно патологоанатом — диагностировать состояние британской хард-роковой сцены, и сделал безапелляционный вывод, что Ему, Великому и Ужасному, конкурентов нет, и быть не может. Что он и докажет на ближайших выступлениях.

Сказать, что британцы возмутились, значит не сказать ничего. Страна просто взорвалась! Англичане и так болезненно реагируют на то обстоятельство, что Великобритания уже не империя, а тут еще столь беспардонный «наезд» на музыку, которая, по глубокому убеждению англичан, родилась именно в их стране, и мир должен быть просто благодарен за это подданным Ее Величества. Дело дошло до того, что газета «Daily Mirror» на своей первой полосе поместила следующий заголовок: «Купер — пошел к черту!». Ха-ха, занятная шутка, учитывая тематику шоу несравненного Элиса.

Однако ущемленное национальное достоинство островитян никак не повлияло на настроение публики. Концерты Купера проходили с огромным успехом, и часть ангажированной английской печати тут же начала восхвалять Элиса и американскую музыку, попутно не слишком уважительно отзываясь о земляках. Однако большинство газетчиков были настроены решительно и требовали проучить американского выскочку (к тому же французского происхождения), продемонстрировав величие британского хард-рока. Естественно, речь шла о каком-либо музыкальном мероприятии. Как водится, стали перебирать рок-звезд, выбирая достойного «бойца», способного в некотором роде «нокаутировать» Купера, перекрыв показатели его гастролей и тем самым ликвидировав крен пошатнувшегося национального самосознания. И тут оказалось, что на роль реального кандидата годится только «Led Zeppelin», так как остальные «звезды» находились в разной степени разобранности, удаленности и депрессии…

…Зеппелины всего месяц назад завершили очередные триумфальные гастроли по США, и нежились в лучах славы и финансового успеха. Они и не предполагали, что обстоятельства сложатся таким образом, что им придется вновь выходить на сцену, однако случилось именно это.

Английская пресса не просто просила — она требовала от Зеппелинов подняться на сцену и сделать хоть что-нибудь. Такого единения у журналистов не было никогда! И Зеппелинам было очень странно и удивительно читать про себя, что они —

«…замечательные, выдающиеся музыканты…», что их «…каждое представление — это не просто рок-концерт, это событие…», что «…мы давно знали, что в мировом хард-роке есть один истинный лидер — это наши мальчики из «LedZeppelin»…» и т. д., и т. п.

Учитывая, что за семь лет своей карьеры Зеппелины успели наслушаться и начитаться про себя столько всякой всячины, трудно было предположить, что они ответят согласием. Тем не менее, это произошло: они блестяще отыграли пять концертов в самом большом зале Великобритании — «Earl's Court». В первый же вечер к радиоприемникам приникла без преувеличения вся страна — настолько всех «зацепила» бурная дискуссия в прессе, а все ведущие издания (причем не только музыкальные) направили в Лондон своих представителей. После финального концерта страна разразилась шквалом аплодисментов — «звезда» Led Zeppelin взошла в этот момент столь высоко, что трудно было представить, удастся ли кому-либо в ближайшее столетие перекрыть их успех.

Впрочем, семь лет назад все начиналось не столь радужно, и, даже несмотря на почти мгновенный взлет к славе, Зеппелинам пришлось пережить немало трудностей В том числе и на родине пришлось пройти через непонимание, а моментами даже через откровенное высмеивание. С другой стороны, ни одна из великих групп не может похвастаться тем, что у нее не было проблем. A «Led Zeppelin» без всякого сомнения являлись великой группой Группой выдающейся во всех смыслах этого слова

Может показаться, что рецепт создания великих групп прост и даже примитивен. Надо либо собрать в один коллектив великих музыкантов, либо создать такую обстановку, в которой хорошие музыканты создадут выдающийся музыкальный продукт. Но только те, кому удалось подняться по лестнице музыкальной популярности хотя бы на несколько ступенек, знают, что для создания по-настоящему Великой Группы необходимо выполнение слишком многих условий плюс немного удачи.

В нашем случае вместе собрались удивительно талантливые музыканты, и в самом начале совместной деятельности они сумели создать настолько уникальный музыкальный стиль, что уже в конце первого (!!!) года карьеры группы коллеги по цеху иначе как «гениальными» их и не называли. Впрочем, для Джимми Пейджа, лидера и основателя группы, это было скорее вполне заслуженное признание Всю свою жизнь он стремился Именно к этому, регулярно отказываясь от даруемых судьбой упитанных синиц ради парящего в голубой вышине эфемерного журавля.

Джимми был и остается ярко выраженным интравертом, человеком, который не слишком много и не слишком складно говорит. Зато, когда в его руки попадает гитара, он преображается, превращаясь в эдакого Демона, чей образ он достаточно долго и абсолютно сознательно эксплуатировал. До тех самых пор, пока не понял, что подобной игрой запутал не только всех окружающих, но и сам уже не понимает своего местоположения на шкале между реальным и иррациональным. Вероятно, именно в момент подобного прозрения внутри Пейджа прервался некий таинственный «нерв» или сломалась какая-то очень важная «шестеренка», и он перестал быть Гениальным Композитором, одним из лучших в XX веке. Зато остался просто классным исполнителем.

Впрочем, прежде чем подняться до высот Гения, Пейджу пришлось пройти через определенные испытания.

* * *

Джеймс Патрик Пейдж (James Patrick Page) родился 9 января 1944 года в Хестоне, графство Миддлсекс.

В семье он был единственным ребенком, и, как всякий «одиночка», вырос в определенной степени эгоистом. Когда Джимми исполнилось восемь лет семья переехала в Майлз Роуд, где и произошло его первое знакомство с гитарой. Спустя некоторое время Джимми рекрутировали в местный школьный хор, где он неожиданно для учителей (а учился Пейдж неважно) зарекомендовал себя весьма положительно. С этого момента музыка стала интересовать Пейджа все сильнее и сильнее. В 1957 году произошло ключевое событие — родители Джимми, правильно оценив интересы сына, подарили ему достаточно приличную гитару. С занятиями в школе, да и вообще с образованием, с этого дня было покончено. После того как Джимми услышал песню Элвиса Пресли «Baby Let's Play House» с альбома «А Date With Elvis» (эта вещь до сих пор одна из любимых у Пейджа), за образец себе он взял игру гитариста Элвиса — Скотти Мура (Scotty Moore). Джимми стал просто одержимым, стремясь найти себе подходящий ангажемент, при этом он не прекращал многочасовых ежедневных тренировок, стремясь совершенствовать свое мастерство. Практически все более или менее заметные соло, записанные на альбомах, которые были доступны тинейджерам в те времена, Джимми успешно «снял», и уже через какое-то время играл их на память.

Подобные феноменальные способности просто не могли остаться не замеченными, и вскоре Пейдж образовал дуэт с поэтом-битником Роистоном Эллисом. Парочка выступала на сцене следующим образом Эллис читал стихи, а Пейдж пытался подобрать соответствующее сопровождение — чем не импровизация? Спустя некоторое время Джимми несколько раз играл на танцах с группой «Red E.Lewis And The Redcaps». А в 1961 году Пейдж был приглашен в состав оркестра «Neil Christian And The Crusaders», аккомпанировавшего певцу Нилу Крисчену и исполнявшего девственно чистым негритянский рок-н-ролл. Приглашение с радостью было принято, и вскоре Пейдж стал активно концертировать с оркестром. При этом он неплохо зарабатывал, что окончательно убедило его в бесполезности образования.

Нил Крисчен был интересным человеком, и Пейдж многому у него научился. В первую очередь, Нил являлся одним из инициаторов «блюзового взрыва», который потряс английскую сцену в начале шестидесятых. Исполняя вещи в основном из репертуара Бо Дидли (Во Didley) и Чака Берри (Chuck Berry), Нил сумел в короткое время завоевать расположение слушателей, и выступления его группы сопровождались повышенным интересом публики. Юное дарование Пейдж также оказался в эпицентре внимания, так как он начинал все больше солировать, достаточно глубоко проникая в блюзовые разработки. Вскоре «Neil Christian And The Crusaders» отправились в небольшое турне по Британии, где Пейджу удалось проявить себя в полной мере. Но довести гастроли до победного конца Джимми не удалось: в Шеффилде вследствие нервного переутомления, осложненного воспалением гланд, он потерял сознание, и оказался в постели в родном доме. Однако соответствующую репутацию Пейдж вce же успел заработать. Во всяком случае одноклассник Джимми Джефф Бек (Jeff Beck), ставший впоследствии известным гитаристом, отзывался о его игре в это время с восхищением.

Пейдж болел довольно долго, и оправился в полной мере лишь спустя три месяца. А вот к музыкальной деятельности он вернулся намного позже. Дело в том, что у Пейджа кроме гитары существовала и другая страсть — рисование. Джимми без особого труда поступил в художественный колледж и проучился в нем почти полтора годa. Надо сказать, что художественные способности нашли свое отражение и в его последующей музыкальной жизни — почти все обложки альбомов «Led Zeppelin» своим графическим решением обязаны Джимми. Между тем, не афишируя среди коллег-студентов свой талант гитариста, Пейдж продолжал свои тренинги на гитаре, периодически устраивая совместные домашние джэмы с Джеффом Беком и другими музыкантами.

В процессе обучения Пейдж посещал ритм-энд-блюзовые клубы, вторые в это время вырастали как грибы и были крайне популярны.)днажды Бек сообщил Пейджу, что в клубе «Twickenham» будет играть группа «Cyril Davies' Rhythm & Blues All Stars» и можно договориться поиграть с ними вместе. Поскольку из рядов этого коллектива вышли такие «звезды» тех лет, как Ники Хопкинс (Nicky Hopkins), «Долговязый» Джон Болдри (John Baldry), Пейдж решил — это его шанс. Правда, после первого выступления ничего не изменилось. После второго — тоже. И лишь через месяц на Пейджа обратил внимание продюсер Майк Линдер (Mike Linder). Именно он пригласил Джимми поработать сессионным музыкантом на записи альбома «Diamonds» дуэта Тони Миэна и Джетта Хэрриса (Тоnу М & Jett Harris). Во время этой работы Пейдж познакомился с Глином Джонсом (Glyn Jones), который впоследствии станет звукорежиссером «Led Zeppelin». Участие Пейджа в проекте оказалось продуктивным, и Джимми предложили стать постоянным сессионным гитаристом. В то время в Лондоне был всего один подобный сессионный гитарист — «Большой» Джим Салливан (Jim Sallivan). Так что работы у Пейджа стало предостаточно. Следующими значимыми заданиями для Пейджа стали записи пластинок с бит-группой Микки Финна (Mikkie Finn) и группой «Carter Lewis & The Southerners». На каждой из этих записей Пейдж играл на губной гармонике и ведущей гитаре, и после окончания работ репутация Джимми стала непререкаемой. Предложения посыпались одно за другим — Барт Баккарак (Burt Bakkarack), Джонни Дэнкворт (Johnny Dunkworth), «The Who», «The Rolling Stones», «Them» и «The Kinks». С последними была связана одна неприятная история (первая, но не последняя в жизни гитариста). Дело в том, что как-то одно музыкальное издание взяло у Пейджа интервью. Речь в основном шла об усилителях, педалях, медиаторах, «квакерах» и т. д., и т. п., одним словом о профессиональной специфике работы сессионного гитариста. Характеризуя одну из «примочек», Джимми вскользь сказал, что именно благодаря ей ему удалось сочинить такой блестящий рифф к песне «You Really Got Me». Что тут началось! Братья Дэвисы, основатели «The Kinks», неделю «охотились» за Пейджем, стремясь отучить «малолетку» говорить гадости и попутно страстно обличая Джимми во лжи. Много лет спустя Дэвисы признают авторство Пейджа…

Студийная работа Пейджа продолжалась почти три с половиной года. За это время он удосужился даже выпустить первый (и единственный) свой сингл «She Just Satisfies» / «Keep Moving» для фирмы Fontana. Тогда же он создал дуэт с певицей Джекки Де Шеннон (Jackie De Shannon), которая, по утверждению многих, была первой настоящей и сильной любовью в жизни Джимми. Примерно в это же время Пейдж познакомился с Эриком Клэптоном (Eric Clapton), который стал его близким другом. Однако отношения были вскоре испорчены (и надолго), после того как Эндрю Олдхэм (Andrew Oldham), в то время менеджер «Rolling Stones», являвшийся шефом звукозаписывающей компании «Immediate Records», где тогда трудился Пейдж, опубликовал запись совместного музицирования Клэптона и Пейджа, на квартире у последнего, без какой-либо договоренности с Эриком.

К лету 1966 года Джимми стал значимой величиной в лондонском музыкальном мире, но по большому счету известен он был только профессионалам. Широкая публика не имела понятия о выдающихся способностях Пейджа, так как имя сессионного музыканта не так уж часто указывается на конверте пластинки. Естественно, Джимми постепенно осознавал, что в качестве студийного музыканта прославиться почти невозможно, и настоящая слава может ждать его лишь в наполненном публикой концертном зале Поэтому, когда ему поступило предложение присоединиться к группе «Yardbirds», он согласился не задумываясь, даже несмотря на то, что звали его в качестве бас-гитариста.

Справедливости ради стоит заметить, что впервые предложение от «Yardbirds» поступало к Джимми еще год назад. Но тогда он отказался, вместо себя порекомендовав Джеффа Бека (Полный благодарности Бек тогда презентовал Пейджу редкую гитару). На этот раз Джимми стал полноправным членом группы. Пришел он на место Пола Сэмвелла-Смита (Paul Samwell-Smith), который покинул коллектив ради карьеры продюсера, то есть именно ради той работы в студии, от которой так стремительно избавлялся Пейдж.

«The Yardbirds» были заметным явлением на британской ритм-энд-блюзовой сцене. С момента своего основания в 1963 году они были стабильно популярны, особенно после того как стали регулярно выступать в клубе «Crawdaddy» в Ричмонде, где когда-то выступали «The Rolling Stones». На первом этапе карьеры в состав группы входил Эрик Клэптон, чья игра доводила фанатов до исступления и чьи версии американских блюзовых стандартов до сих пор вызывают чувство восхищения у меломанов. Кроме Клэптона в группе тогда выступали Кит Рельф (Keith Relf) — вокал, Пол Сэмвэлл-Смит — бас, Джим Маккарти (Jim McCarty) — барабаны и Крис Дреджа (Chris Dreja) — ритм-гитара. Однако спустя почти полтора года «Yardbirds» стали исполнять более коммерческую музыку, используя в качестве исходного материала композиции Грэма Гоулдмэна (Graham Goldman). Популярность группы стремительно пошла вниз, Клэптон выразил свой протест, и в феврале 1965-го покинул состав. Именно тогда Пейдж получил первое приглашение. Пришедший на место Клэптона Бек сумел на какое-то время поднять интерес к группе. Но к лету 1966 года «Yardbirds» катастрофически нуждались в свежих идеях. Именно Пейдж и стал их генератором. Уже первый сингл «Happenings Ten Years Time Ago»/«Psycho Daisies», записанный при участии Джимми и выпущенный в ноябре 1966-го, продемонстрировал перспективную гитарную связку Пейдж — Бек. Джимми играл на соло-гитаре, создав прецедент игры двух соло-гитар, что несколько позже станет фирменным атрибутом и будет усиленно эксплуатироваться такими монстрами хэви-метал, как «Judas Priest» и «Iron Maiden».

Кстати, и в фильме Микеланджело Антониони «Blow Up», который и по сей день считается классикой поп-арта и где в эпизодической роли снимались «Yardbirds», Пейдж играет на той же ведущей гитаре. Сам эпизод с участием Пейджа оказался весьма занимательным. Главный герой фильма — профессиональный фотограф — заходит в клуб, где выступают «Yardbirds». В середине песни у Бека начинаются проблемы с усилителем, он начинает его крутить, дергать за шнуры, потом просто стучать рукой. Из зала приходит помощь в виде некого очкастого «ботаника», который также оказывается бессилен. Тогда Джефф с размаха разбивает свою гитару об усилитель и бросает обломки в зал. Толпа, которая до этого вела себя достаточно спокойно, мгновенно взрывается и вступает в яростную схватку за обломки. Фотографу «везет» — он выхватывает кусок грифа со звукоснимателем и выбегает на улицу. Ровно через минуту он выбрасывает «приз» за полной ненадобностью. В этой сцене абсурд граничит с реальностью и абстракцией в равной мере — такое уж тогда было время.

Подобные штучки Бек проделывал не только в кино и не только на сцене. И связано это было вот с чем. Первое выступление Пейджа с «Yardbirds» состоялось в клубе «Marquee» после единственной двухчасовой репетиции. Через некоторое время группа отправилась в турне, и Бек «приболел» после очередной попойки. Пейджу пришлось в одиночку его заменять. Именно тогда в качестве сюрприза Джимми использовал скрипичный смычок при исполнении сразу трех вещей. Публика была не просто удивлена — она была сражена наповал! Для тех «продвинутых» лет, когда любая свежая идея имела право на жизнь, это была не просто находка, а почти революция в гитарном звукоизвлечении. Когда Джефф «восстановил здоровье», Пейдж уже прочно занимал место соло-гитариста в составе, а ритм-гитарист Крис Дреджа был передвинут на бас. Беку это жутко не понравилось, и в какой-то момент он не смог сдержаться…

Джимми Пейдж:

«Я несколько задержался после концерта, разговаривая с одним своим старым знакомым. Поэтому я зашел в гримерку позже всех и застал следующую сцену Кит сидел на табурете и, видимо, только что сказалчто-то нелицеприятное Джеффу. Бек занес над головой гитару, намереваясь ею со всей силы заехать по голове Рельфа. Тот сидел и спокойно смотрел на него. В этот момент вошел я. Бек быстро повернулся, и мне показалось, что гитара вот-вот рухнет на меня. Но Джефф шмякнул ее на пол так, что в стороны полетели переключатели, а почти все струны порвались. Это был уже полный абзац!..

Последние пару месяцев Бек вел себя просто кошмарно. Ему все не нравилось — и не так поем, и не так играем, и не хотим записывать его песни. Поэтому его уход был совершенно нормальным и логичным.

Перед уходом Джефф подошел ко мне и сказал: «Я ухожу, а как ты?». Я ответил, что остаюсь. Бек смертельно на меня обиделся. Он продолжал обижаться на меня даже тогда, когда после его ухода из группы я помогал ему записывать его первый сольный сингл».

Однако проблема с Беком была только частью трудностей, с которыми столкнулась группа. В момент прихода Пейджа менеджмент группы в лице Джорджио Гомельского (Giorgio Gomelski) совсем потерял «нюх», и заработки группы резко упали, даже несмотря на наличие хита № 1 (все тот же «Happenings …») и участие в съемках фильма. Тем не менее, невзирая на все трудности, «Yardbirds» оставались заметным коллективом (в первую очередь благодаря «живому» исполнению) на британской рок-сцене, и первые же для Джимми гастроли они начали в славной компании с «Rolling Stones», «Peter Jay & The Jay Walkers», Айком и Тиной Тернер (Ike & Tina Turner). Первое выступление состоялось 23 сентября 1966 года в «Royal Albert Hall». Это был тот самый знаменитый концерт, который закончился натуральным погромом на сцене во время выступления «Стоунз». Из Англии компания почти на два месяца перебралась в Штаты, где и произошло расставание с Беком. На короткое время на вахту менеджера заступил Саймон Напьер-Белл (Simon Napier Bell). Однако и у него дела не пошли, даже после того как группа записала несколько рекламных заставок для телевидения. И лишь только после того как у руля встал Питер Грант (Peter Grant), дела пошли на лад.

Поскольку Питер Грант имеет для нашего повествования огромное значение, невозможно не остановиться на этой колоритной личности. Питер заслужил титул «Пятого Зеппелина» и «Man Who LEAD Zeppelin» (англ. — человек, который управляет Zeppelin) совершенно не зря. Более того, какие-либо сравнения с Брайаном Эпштайном (Brian Epstain), менеджером «The Beatles», не выдерживают никакой критики — Эпштайн оставил после своей смерти дела в запустении, а Грант сделал Зеппелинов мультимиллионерами в те времена, когда за 100 тысяч долларов можно было купить больше, чем сегодня за миллион.

Питер Грант родился в 1935 году. Он сам признавал, что плохо помнит своих родителей, которые куда-то исчезли, когда Питеру было три или четыре года. Воспитанием Питера занимались родственники, в разное время — дяди и тети, бабушки и дедушки, короче: он был не нужен никому. Грант не получил никакого образования, и был вынужден начать работать в самом раннем возрасте. В 13 лет он устроился сценическим рабочим в лондонский «Croydon Theatre», откуда его вскоре выгнали за прогулы. Далее в трудовой биографии Питера значится сталелитейный завод. Пять недель — и увольнение за прогулы и систематическое пьянство на рабочем месте. Наконец Грант получил более или менее постоянную работу посыльным в агентстве новостей «Рейтер», где впервые соприкоснулся с миром «звезд» шоу-бизнеса. Именно тогда Питер Грант понял, что деловая сторона шоу-бизнеса ему интересна. Грант не поленился и приобрел несколько книг по управлению финансами и основам финансового менеджмента. Вскоре он последовательно меняет несколько мест работы — управляющий обеденным залом в отеле, управляющий летнего лагеря, менеджер по развлечениям и культурной программе в одном из отелей на острове Джерси (через несколько лет Питер купит весь отель), швейцар в престижном баре в Сохо (именно там он познакомился с Мики Мостом, который работал вышибалой в соседней пивнушке) и, наконец, швейцар в модном кабаре «Murrey's Club». Нетрудно заметить, что Питер начинал с самых низов и достаточно последовательно продвигался по «лестнице» империи развлечений. Тем не менее, денег катастрофически не хватало, и Грант в течение полутора лет подрабатывал, участвуя в рестлерских поединках. Там его заметили, и вскоре он стал дублером актера Роберта Морли в нескольких фильмах, а также получил несколько собственных маленьких ролей в сериалах, идущих на телеканале ВВС. Вершиной кинокарьеры Питера стала эпизодическая роль в фильме «The Guns Of Navarone», но карьера киноактера не понравилась Питеру — в съемочные дни приходилось вставать в шесть утра, а это, по его мнению, было слишком.

Наконец Питер добился того, чего хотел: он стал работать тур-менеджером у Джина Винсента (Gene Vincent), когда тот приехал на гастроли в Англию. Сотрудничество с ним оказалось настолько успешным, что по рекомендации Джина Винсента свои гастрольные дела в Британии Питеру доверили Литтл Ричард (Little Richard), «Everly Brothers» и Джерри Ли Льюис (Jerry Lee Lewis) Интересно что спустя несколько лет в период расцвета «Led Zeppelin» Литтл Ричард столкнулся в одном из отелей с Грантом. Как он впоследствии вспоминал, на него двигалась огромная туша в сопровождении пяти-шести вышибал мордоворотов. Литтл Ричард хотел посторониться, но не тут-то было Грант телом (точнее пузом) прижал артиста к стене и пыхнув сигарным дымом прямо в лицо поинтересовался как у него дела. Ну чем не колоритный кадр из фильма!

Настал день когда Грант обратил свои взор и на британские труппы. И первыми, кого он «зацепил», оказались «The Alan Price R & В Combo» из Ньюкасла, позже влившиеся в состав «The Animals» Про дюсером у этой группы в это время стал Мики Мост, и два старых приятеля создали компанию «RAK Music Management». Парочка оказалась весьма удачливой — скоро в ТОР-20 британского хит-парада входили четыре альбома подопечных Гранта и Моста.

Питер занялся делами Терри Рейда (Terry Reid), но продал этот бизнес год спустя, то есть до того как Терри получил приглашение стать вокалистом «Led Zeppelin». Затем Грант принял под свое могучее крыло сольную карьеру Джеффа Бека. Именно при записи уже упоминавшегося сольного сингла Бека Грант и познакомился с Джимми Пейджем Джимми собрал на эту запись неплохой состав клавишник Ники Хопкинс, барабанщик «The Who» Кит Мун (Keith Moon) и давний знакомец Пейджа бас-гитарист Джон Пол Джонс (John Paul Jones), впрочем близкими друзьями они тогда еще не являлись. На первую сторону сингла записали песню «Hi Но Silver Lining», на вторую — композицию Пейджа «Beck's Bolero». Я не оговорился — это вещь Пейджа Это тем более интересно, что позже многие обвинят Пейджа в плагиате — зеппелинновская композиция «Dazed & Confused» считалась «содранной» именно с «Болеро». Кроме того, по слухам, именно во время той сессии Кит Мун «отмочил» свою шутку по поводу создания группы с названием «Lead Zeppelin».

Однако вернемся к Гранту. В начале 1967-го года он приобрел акции и права на администрирование «Yardbirds», и сразу же организовал им очень эффективное турне по Австралии Так как Грант уже был знаком с Пейджем то он быстро смекнул, на кого именно в со ставе группы следует делать ставку.

Правда, «Yardbirds» с определенного момента перестали быть группой в полном смысле этого слова. Перманентное пьянство Кита Рельфа сочеталось с периодическими «отъездами» Джима Маккарти. В таком полуразобранном виде группа умудрилась записать еше один хит сингл № 1 и выпустить два альбома — "Little Games" и первый официальный концертник. К этому времени группа практически стала квартетом а в студии им помогали пришлые пианисты и гитаристы. В последний период истории «Yardbirds» состоятись не сколько гастрольных туров по Австралии США и в Сингапур. Грант творил чудеса и его подопечные начали неплохо зарабатывать — куда больше чем при прежнем менеджменте. И хотя Грант смог договориться о концертных турне 1968 года по Америке (весной) и Скандинавии (осенью) внутренние проблемы коллектива усугубились до крайней степени Необходимо было искать какой то эффективный выход. Этим и занялись Пейдж с Грантом.

Большинство специалистов до сих пор спорят о том какую дату считать отправной в истории «Led Zeppelin». To ли день, когда Пейдж привез Планта в свои лондонский дом, то ли другой июльский день, когда весь квартет собрался вместе в одной студии, чтобы впервые помузицировать вместе, то ли первый концерт под титулом «The New Yardbirds» в сентябре, а может и какой-то другой день. Одним словом исследователи когда-нибудь ответят на этот вопрос (а заодно и на такой — почему именно 1968 год стал годом рождения огромного количества замечательных рок групп). Впрочем для данного повествования это не столь важно.

К весне 1968-го стало ясно что дни «Yardbirds» сочтены. Пейдж и Грант осознавали это достаточно четко. Последние американские гастроли в марте-апреле проходили на фоне явною творческого упадка коллектива, сопровождались существенными организационными накладками, доходившими порой до скандалов. После возвращения в Англию Кит Рельф и Джим Маккарти заявили о выходе из состава группы и создании акустического дуэта. Крис Дреджа вроде бы уходить не собирался, но и его в роли значимого персонажа Пейдж не воспринимал. Тем более, что вскоре Крис подался «на сторону» и решил попробовать себя в фотографии. (Единственной стоящей его работой оказалось фото «Led Zeppelin» для обложки их первою альбома). 15 июля в колледже города Лутон состоялось последнее публичное выступление группы «Yardbirds». После этого Пейдж и Грант остались вдвоем с контрактом на осенние скандинавские гастроли. Все! Больше ничего не было. Неустойка по контракту составляла сумму примерно в 10 тысяч фунтов стерлингов, поскольку «Yardbirds» являлись «раскрученной» группой и имели два хита занимавших первую строку в списке популярности. Пейдж был близок к отчаянию и готов был часть денег отдать из собственных средств, но Большой Питер посоветовал собрать для этих гастролей новую группу. Благо вокруг было много свободных талантливых (и просто хороших) музыкантов. Подумав, Джимми согласился. Поскольку времени было в обрез, Джимми обратился к хорошо знакомым людям, точнее к тем, с кем он познакомился во время работы сессионным музыкантом. Однако один звонок опередил гитариста. Звонил ему бас-гитарист Джон Пол Джонс (настоящее имя — Джон Болдуин). Джонси, как его называли близкие друзья, был знаком Пейджу по сессионной работе, и сотрудничали они не однажды. Более того, именно эта парочка почти полностью записала один из альбомов группы «Herman Hermit's» в 1965 году: на их счету были все (!!!) аранжировки, почти все инструментальные партии и пара композиторских решений. Позже Пейдж столкнулся с Джонсом при записи альбома «Their Satanic Majesties Request» группы «Rolling Stones» (именно Джонсу принадлежит блестящий проигрыш на клавишных в песне «She's The Rainbow») и первого сольного сингла Джеффа Бека. Поскольку в среде музыкантов слухи распространяются достаточно быстро, то Джонс уже на второй день знал, что Пейдж ищет музыкантов для нового состава группы. Джимми был несказанно удивлен и обрадован звонком старого знакомого, и ни секунды не колебался — Джонс принят!


Джон Болдуин (John Baldwin) родился 3 января 1946 года в Сид-капе, графство Кент. Его отец был профессиональным музыкантом — пианистом и аранжировщиком, в прошлом работал с большими джазовыми оркестрами. Джон Пол начал учиться музыке с трех лет, прошел курс углубленного изучения теории музыки и гармонии.

Вскоре он стал регулярно играть на органе в местной протестантской церкви. Поскольку мальчик показал себя талантливым музыкантом, отец периодически привлекал его к выступлениям (в виде семейного дуэта) на вечеринках, свадьбах и т. д. Через какое-то время Джона особо заинтересовали басовые партии аранжировок, и он до максимума выкручивал регулятор басового тембра на радиоприемнике, внимательно вслушиваясь в басовые ходы, которые потом старательно имитировал. В 13 лет мальчик уговорил отца купить ему бас-гитару, овладеть которой в свете уже имеющихся у него музыкальных знаний было не так уж сложно…

Джон Болдуин поступил в христианский колледж, находившийся в Блэкенхите. Надо заметить, что вырос он в весьма религиозной семье, был приверженцем семейных ценностей, и это нашло свое отражение во время некоторых событии, происходивших в «Led Zeppelin». В колледже Джон увлекся вошедшим в моду рок-н-роллом, и предпринял первые попытки музицирования в составе рок-группы. Поскольку клавишные тогда были не в моде, Джону пригодилось умение игры на бас-гитаре, более того — он показал себя в полном смысле виртуозом. Однако наибольшее удовольствие ему доставляло создание аранжировок известных хитов для собственного коллектива, а потом он начал создавать и свои собственный материал. Самостоятельная жизнь Джона началась в тот момент, когда в 1963 году он перебрался в Лондон. Ему посчастливилось познакомиться с двумя бывшими участниками группы «Shadows» — Тони Миэном и Джетом Хэррисом, которые быстро оценили талант юноши и пригласили его на гастроли. Именно в это время он взял себе сценический псевдоним Джон Пол Джонс. Почти полтора года мотался по стране Джонс, пока группа не развалилась. Тони Миэн стал продюсером звукозаписывающей компании «Decca» и привлек к работе Джонса. Джон Пол стал зарабатывать по 40 фунтов в неделю (средний английский рабочий зарабатывал около 10 фунтов), снял себе квартиру, и вскоре превратился в заметного музыканта и аранжировщика. Между 1964 и 1968 годами он работал не только с упомянутыми выше группами, но и с Лулу, «Animals», «Dave Clark Five» и многими другими. В апреле 1964 года Джонс даже реализовал собственный сингл, но реакция на него оказалась столь вялой, что Джон Пол вернулся к студийной деятельности. Вскоре он стал музыкальным директором у Микки Моста, что означало дальнейший карьерный рост и прибавку к жалованью. При работе над альбомом «Yardbirds» «Little Games» Джонс вновь пересекся с Пейджем, и оба остались довольны проделанной работой. К лету 1968-го Джонс превратился в респектабельного джентльмена, имеющего собственный автомобиль, дом и семью — жену с дочерью (вскоре у него будет трое детей). Однако он был совершенно не известен публике, а Джонсу очень хотелось славы, и желательно — мировой. Именно в этот момент он позвонил Пейджу и предложил себя в качестве бас-гитариста для нового музыкального проекта Джимми, о котором он где-то слышал.

Пейдж, окрыленный полученной поддержкой и фактом приобретения столь ценного кадра, вплотную занялся поисками вокалиста и барабанщика, поскольку за образец для подражания он решил взять формат группы «The Who», совершенно не подозревая, что копия очень быстро по всем показателям опередит оригинал.

Поиски велись сразу во всех возможных направлениях, и первым кандидатом на роль вокалиста стал Терри Рейд. Первоначально сам Терри дал согласие, но его менеджмент воспротивился, так как надеялся «раскрутить» его в качестве сольного исполнителя, для чего Терри был отправлен в концертный тур. Рейд хотел было эти гастроли отменить, но менеджеры пригрозили санкциями, а Пейджу пообещали сломать руку (правую!). Джимми отступил, а тут ему принесли пленку с записью Криса Фарлоу (Chris Farlowe). Встреча с Крисом прошла успешно, но Гранта смутила склонность Фарлоу к алкоголю, и он предложил продолжить поиски, а в случае чего они еще успеют вернуться к кандидатуре Фарлоу. Наконец, в одном из разговоров с Чэсом Чэндлером (Chas Chandler), директором бирмингемской группы «Slade», Грант услышал о неком Роберте Планте. Дело в том, что Чэс также подыскивал вокалиста для своих подопечных и в компании с Нодди Холдером (Noddy Holder) и Джимом Ли (Jim Lea) ездил в Бирмингем («Slade» к этому моменту базировались уже в Лондоне) на выступление Планта в какой-то местной школе. Троице Плант не понравился — он больше танцует, чем поет. Роберта это так задело, что спустя несколько лет, уже будучи звездой мирового масштаба, на одном из концертов «Led Zeppelin» он сделал в адрес «Slade» выпад, обозвав их «худшей» бирмингемской группой. (Ради справедливости отметим, что подобный выпад Роберта не делает ему чести). Так вот, Грант заинтересовался новым персонажем, и вскоре на пару с Пейджем они отправились послушать нового кандидата. Пейджу Плант понравился настолько, что Джимми пригласил его к себе в гости в Лондон. Приглашение было принято.


Роберт Энтони Плант (Robert Anthony Plant) родился 20 августа 1948 года в Вест Бромвиче, графство Стаффордшир (всю свою жизнь Роберт болеет за футбольный клуб «Вест Бромвич Альбион»). Родители Роберта не разделяли увлечения сына современной музыкой, более того — это стало почвой для многочисленных конфликтов. В итоге Роберт покинул дом в восемнадцать лет, переселился к своей подружке Мориин, индуске по происхождению, и стал предпринимать попытки к осуществлению собственной музыкальной карьеры. В то время почти все, кто его слышал, отмечали его великолепный голос. Вскоре Роберт и сам в это поверил. Его основные интересы вращались вокруг блюза или в пограничных с блюзом областях. Поэтому создаваемые группы (а также те группы, в которые его приглашали) принадлежали, в основном, к блюзовому направлению. В одной из этих групп — «Band Of Joy» — Плант выступал в течение двух лет. В ней же играл его друг детства Джон Бонэм (John Bonham). Впрочем, подробно о Бонэме мы поговорим чуть позже. К лету 1968 года Роберт не имел постоянного ангажемента, хотя на протяжении 1967-го умудрился подписать контракт с фирмой CBS на выпуск двух синглов. Увы, как и в случае Джон Пол Джонса, соло-проект остался незамеченным, и Роберт продолжил работу с «Band Of Joy». На личном фронте у Роберта намечалась свадьба, поскольку его подруга Мориин к лету 1968 года находилась на пятом месяце беременности. Поскольку Мориин была индуской по происхождению, то перспектива кровавой вендетты со стороны ее многочисленных натурализированных родственников не очень вдохновляла Роберта. Поэтому и ему слава нужна была позарез. Хотя бы для того, чтобы были деньги на свадьбу.

Финансовое положение Планта иногда становилось настолько шатким, что ему приходилось хвататься за любой заработок — как-то он даже трудился в дорожной бригаде, занимавшейся асфальтировкой дороги. Как видим, Роберту приходилось крутиться.

14 июля 1968 года Роберт Плант переступил порог лондонской квартиры Пейджа. Роберт робел и был немногословен, и Джимми постарался дать провинциальному гостю возможность почувствовать себя, что называется, «в своей тарелке». Он сразу же завел разговор о музыке, и оказалось, что интересы новых знакомых поразительным образом совпадают! Именно в тот момент возник не только творческий дуэт, но и родилась дружба двух музыкантов, явившаяся прочной основой существования будущей группы. В итоге Роберт сразу дал согласие на работу в новой группе. Более того, он сообщил, что имеет на примете великолепного барабанщика. Речь шла, как вы догадываетесь, о Джоне Бонэме. Кстати, кандидатом № 1 на место за ударной установкой в тот момент являлся Барри Вильсон (Barry Wilson) из «Procol Harum».


Джон Генри Бонэм родился 31 мая 1948 года в Реддите, графство Ворчестершир, в семье плотника. В поисках лучшей доли семья перемещалась по стране, и зачастую маленький Джон был предоставлен сам себе, не особо ощущая родительскую опеку. Когда Джону было восемь лет, он познакомился со своим ровесником Плантом. Как известно, дружба с детства имеет глубокие корни, и так просто не проходит. Оба наших героя остались верны ей до самых последних дней Бонэма. Кстати, свое странное прозвище — Бонзо — будущий барабанщик получил в детстве за любовь к герою мультфильма — собаке с такой кличкой. В возрасте десяти лет Бонзо обнаружил тягу к музыке, и его кумирами стали барабанщики — особенно те из них, кто извлекал мощные и громкие звуки. Джон начал тренироваться, отстукивая по всему, что попадалось под руку. Мама будущего барабанщика всячески поддерживала его увлечение и подарила ему на день рождения настоящую барабанную установку. Вскоре после окончания школы (Джон был твердым троечником) отец попытался втянуть сына в собственный строительный бизнес, но… Джон был уже членом «Band Of Joy» и вместе со своим закадычным дружком Плантом наяривал на школьных танцульках. В двадцать лет Бонэм женился на своей подруге Пэт, которая была старше его. Пэт оказалась девушкой неглупой и, разглядев неординарный музыкальный талант мужа, занялась деловой стороной его увлечения. В результате этого ни один контракт Бонзо не подписывал без ее согласия. Репутация Джона как барабанщика была столь высокой, что к моменту возвращения Планта от Пейджа Бонэм имел целый ряд выгодных предложений. Он уже устроился в гастрольную группу Тима Роуза (Tim Rose), к тому же в данный момент выбирал между двумя еще более заманчивыми предложениями — Джо Кокера (Joe Cocker) и Криса Фарлоу. И тут появляется Плант с интересным, но пока еще ничем не подкрепленным предложением. Однако сразу отказываться Бонзо также не собирался. На первую встречу с Грантом и Пейджем Джон отправился вместе с Пэт…

1968

24 июля квартет Пейдж — Джонс — Плант — Бонэм собрался в одной из лондонских студии. Грант и Пэт присутствовали тут же, но держались в стороне. Пейдж оглядел всю команду и предложил сыграть композицию «Train Kept A Rollin'» из репертуара «Yardbirds». Он назвал тональность, и музыка разорвала тишину. Когда отзвучал финальный аккорд, все присутствующие осознали: только что родилась новая группа, и именно в этом составе она способна добиться очень многого. 

Джимми Пейдж:

«После того как мы сыграли вместе первый раз, меня охватили странные чувства. Мне показалось, что в этот момент жизнь моя изменилась — обо всем, что было раньше, можно было забыть. Когда стихли последние аккорды, я не мог оторвать взгляд от троих остальных. Наверно, выражение лиц у всех нас было приблизительно одинаковым, и в музыкальном плане мы будто стали единым целым. А поскольку музыка для нас была в одинаковой степени делом всей жизни, то вопрос возникновения личных привязанностей и дружбы был лишь вопросом времени».

 Практически сразу Пейджу стало понятно, что его мечта играть более мощную и качественную музыку, чем в «Yardbirds», близка к осуществлению. Интересы Джимми концентрировались в области «тяжелого» блюза, то есть в том же направлении, в котором работал Джими Хендрикс (Jimi Hendrix). Но Хендрикс тяготел к классическому блюзу, и из-за этого многим его композициям, на мой взгляд, не хватало скорости и напора, хотя виртуозность Хендрикса никто под сомнение не ставит. Пейдж же склонялся к более революционной и скоростной манере, с «выдвинутой» на первый план ритм-секцией, оставляющей большее пространство для импровизации. Многие специалисты считают, что материал «Led Zeppelin» первых двух лет целиком построен на том, что делал Пейдж в «Yardbirds», то есть звучание то же, а люди другие. Мне кажется, что это не совсем так. Несомненно, наличие такого виртуозного музыканта, как Джон Пол Джонс, достаточно сильно изменило музыкальную палитру, и «Led Zeppelin» выступал скорее как совершенно новый коллектив, чем последователь «Yardbirds».

Почти две недели репетиций материала из репертуара «Yardbirds» пролетели незаметно, а затем участники группы подписали соглашение с Грантом на ведение им дел группы. Кроме того, Пейдж, по совету Гранта, зарегистрировал издательскую фирму для работы с сочинениями новой группы — ныне это известная компания.

«Superhyre Music». Вот только названия у группы не было. Пока не было. И еще один важный момент. Считается, что к записи первого альбома группа приступила только в октябре. На самом деле это не так. По крайней мере четыре опуса — «I Can't Quit You Babe», «You Shook Me», «Dazed & Confused» и «How Many More Times» — были отрепетированы уже в августе, так как вместе с «Train Kept A Rollin'» они составили концертную программу группы в первом турне.

7 сентября группа с названием «The New Yardbirds» (хотя в соответствии с гастрольным контрактом заявлены они были как «Yardbirds») впервые предстала перед публикой в концертом зале «Gladsaxe» в Копенгагене, начав то самое турне по Скандинавии, что еще недавно дамокловым мечом висело над Пейджем и Грантом. Интересен и тот факт, что группа добиралась в Данию самолетом, а Бонэм до этого никогда не летал! Вот была умора, когда его в салон почти насильно затаскивал Питер Грант.

24 сентября турне было завершено, а уже 28-го группа засела в «Olympic Studios» для записи первого альбома! Пейдж торопился, чувствуя, что он находится на пороге гигантского прорыва в своей жизни. Такого прорыва, который бывает только один раз.

Интересно, что запись альбома велась без заключения контракта с каким либо конкретным издательством, но Грант заверил Пейджа, что по этому вопросу волноваться не следует, и он все устроит в лучшем виде. С 28 сентября по 10 октября будущие Зеппелины за тридцать часов студийного времени записали двенадцать композиций — результат, заслуживающий больше чем просто уважение. Кстати, запись стоила всего 1.782 фунта, а принесла группе в будущем доход в 5,5 миллионов долларов.

15 октября в университете графства Суррей «The New Yardbirds» впервые выступили на родной британской земле. На этот раз материал выступления целиком состоял из только что записанных песен.

Спустя еще десять дней, — 25 октября, — и снова в университете графства Суррей появилась афиша, на которой впервые стояло словосочетание «Led Zeppelin» По-видимому, именно этот день можно считать днем рождения.

Самое забавное произошло на следующий день — во время выступления «Led Zeppelin» в Бристоле. Перед Зеппелинами играла гpyппa «The Deviants». Мероприятие проходило в неком боксерском клубе (по типу нашего «Спортлэнда» на Новом Арбате). В гитариста группы «разогрева» Стива Бишопа (Steve Bishop) кто-то бросил пивную кружку. Тот не остался в долгу, и бросил в зал бутылку, попавшую одному из зрителей в голову. Поднялся гвалт и шум. «Разогреватели» быстро слиняли, а ничего не подозревающие Зеппелины вышли на сцену. Они не смогли отыграть и десяти минут! В зале вспыхнула грандиозная драка — на сцену полетели кресла, стулья, бутылки, люди и прочие предметы интерьера.

Двумя днями позже Питер Грант с мастер-лентами первого альбома и проектом обложки (с названием группы) вылетел в Америку на встречу с руководством звукоиздательской фирмы «Atlantic Records». Прежде чем мы узнаем, чем эта встреча закончилась, несколько слов по поводу названия.

Легенда (опять она, но куда от нее денешься!) гласит, что название (только не Led, a Lead) придумали Кит Мун и Джон Энтуистл (John Entwistle), соответственно барабанщик и басист группы «The Who». Как-то, находясь в компании Гранта и Пейджа, уставшие от постоянных трений с лидером «The Who» Питом Тауншендом (Pete Townshend) и певцом Роджером Далтри (Roger Daltry), Мун и Энтуистл стали то ли в шутку, то ли всерьез обсуждать перспективу создания собственной группы, куда они позовут Джимми Пейджа и вокалиста группы «Small Faces» Стива Мариотта (Steve Mariott). Тут-то и предложил большой любитель розыгрышей Кит Мун окрестить эту мифическую группу «Lead Zeppelin».

Данное словосочетание имеет сразу несколько значений. Буквальное — «свинцовый дирижабль», переносное — «тяжелый, но летает», а кроме того в английском языке существует идиома «свинцовый воздушный шарик» (lead baloon), означающая шутку, поставившую сказавшего ее в неловкое положение.

Такова версия Энтуистла, утверждавшего, что он якобы придумал и обложку альбома — гибель дирижабля «Гинденбург» возле Эйфелевой башни.

Пейдж согласен с этой историей в той части, что касается названия, оставляя за собой приоритет на изъятие буквы «а» из первого слова (с целью неповторимой индивидуализации). А вот в отношении обложки Джимми все инсинуации отвергает и утверждает, что графическое решение — его собственная оригинальная мысль. Справедливости ради стоит заметить, что обложка первого альбома «Led Zeppelin» оказалась самой идеологически примитивной в истории группы, самой неамбициозной. Поэтому червь сомнения гложет беспокойную душу, оставляя вопрос открытым.

Впрочем, вернемся к Гранту. Руководство американской фирмы «Atlantic Records» было подготовлено к серьезному разговору хотя бы тем фактом, что Грант «пустыми» проектами не занимается. А Питер сразу же взял быка за рога, поведя себя напористо и решительно. Шеф «Atlantic Records» Ахмет Эртеган (Ahmet Ertegun), прослушав фонограммы, быстро оценил потенциал новой группы и согласился на двухлетний контракт с выплатой аванса в 30 тысяч долларов. Контракт предусматривал выпуск трех альбомов, то есть еще двух, не считая уже представленного. Это были отличные условия, но тут Грант огласил свои условия: контракт на пять лет, выпуск пяти альбомов, аванс в 200 (!) тысяч долларов. Самое удивительное, что после двухчасовых дебатов эти беспрецедентные для только что образованной группы условия были приняты. Полностью! Спустя много лет Питер Грант признался, что решающим аргументом стал ею намек на немедленный визит в конкурирующую фирму «Columbia» прямо из офиса «Atlantic». Это был блеф чистой воды, но он сработал. По поводу выпуска синглов, как рекламного продукта для «раскрутки» новых альбомов, в контракте ничего не говорилось. Что и говорить, не любили Зеппелины синглы. Справедливости ради стоит отметить и следующий факт. Заключение контракта с «Led Zeppelin» со стороны «Atlantic Records» было весьма логичным: перед этим лейбл в течение уже двух лет издавал таких звезд утяжеленного ритм-энд-блюза, как «Vanilla Fudge», «Cream» и «Iron Butterfly». Этим, кстати, и объясняется соседство «Led Zeppelin» в первом американском турне с двумя из трех упомянутых команд. А группа «Cream» к этому моменту уже перестала существовать.

Когда подробности переговоров просочились в печать, многие обозреватели, критики и музыканты были просто ошеломлены величиной гонорара «Led Zeppelin». Практически сразу их окрестили «капиталистической» группой, невольно сделав тем самым отличную рекламу.

Джимми Пейдж также был потрясен заключенным контрактом, хотя это было потрясение со знаком плюс. Остальные музыканты взирали на открывающиеся перспективы, не веря в столь быструю удачу.

Однако Грант на этом не остановился и немедленно начал переговоры с целым рядом британских промоутеров на предмет организации гастролей. Окружение Зеппелинов позднее утверждало, что на родине недооценили группу и отказали в стабильном ангажементе. На самом деле, как утверждают злые языки, Питер Грант сознательно не желал гастролей в Англии. Практически с первой репетиции он понял, что команда играет мощно, предпочитая громкое и даже забойное исполнение. Поэтому его не сильно интересовали небольшие английские залы. Подтверждение этой своей мысли он получил 10 декабря, когда после концерта в лондонском клубе «Marquee» менеджер клуба Терри Эллис посоветовал вывезти команду на американские просторы. Тем не менее, и эти отдельные британские концерты не остались незамеченными. На середину декабря Мик Джаггер и группа «Rolling Stones» наметили (и осуществили) съемки документального фильма «Rock 'N' Roll Circus». В качестве одного из кандидатов этого сборного концерта рассматривались и Зеппелины, но в последний момент «роллинги» остановили свой выбор на «Jethro Tull» — группе, на их взгляд, менее энергетичной, а значит более управляемой.

Заручившись поддержкой «Atlantic», Грант договорился о начале первого тура по Америке в конце декабря 1968 года. При этом конечная дата гастролей оставалась открытой.

В Америку вылетели 25 декабря. Незадолго до этого, 9 ноября, состоялась свадьба Планта, а уже 16 ноября Роберт стал отцом: Мориин родила дочь, которую нарекли Кармен Джейн.

26 декабря в зале «Auditorium» города Денвер состоялся дебютный концерт «Led Zeppelin» в США, стране, где они добьются наибольшего успеха.

1969

Никогда после в своей истории Зеппелины не подвергались столь интенсивным нагрузкам, как во время первого турне по Соединенным Штатам. Играли почти каждый день, а бывало и по два раза в день. Гастроли проходили под патронажем ведущего американского рок-агентства «Premier Talent», постаравшегося создать максимально положительный эффект от выступления группы. Да и Грант, побывавший до этого в Америке с «Animals» и «Yardbirds», прекрасно понимал, в каких городах и в каких залах следует выступать, чтобы сделать группе соответствующее паблисити. Правда, Зеппелины демонстрировали недюжинный потенциал и прекрасную сыгранность практически с первых выступлений.

Оригинального материала, записанного в студии, на всю программу катастрофически не хватало, поэтому по ходу гастролей приходилось изворачиваться всеми возможными способами. Музыканты пускались в длительные импровизации, но не ограничивались и этим. В репертуар постепенно стали входить старые проверенные блюзовые и рок-н-ролльные стандарты, кроме того Пейдж, после небольшого совещания с Джонсом, решил завершать выступления мощным попурри. Это нравилось публике, и очень скоро слава о новой замечательной рок-группе разнеслась по всему Западному побережью, где, в основном, и играли Зеппелины в первом турне. Пик пришелся на три выступления в Сан-Франциско в знаменитом (ныне, увы, разрушенном) зале «Fillmore West». Поскольку в первом турне «Led Zeppelin» больше чем на «подогревателей» не тянули, то и в этот раз они выступали перед знаменитой американской группой «Country Joe & The Fish». Для начала Зеппелины устроили почти двухчасовой марафон, вызвав фантастическую реакцию публики, а во второй день и вовсе заставили зал скандировать название своей группы во время выступления хедлайнеров.

Тем временем 17 января первый альбом с простым названием «Led Zeppelin» был выпущен одновременно в США и Канаде. Благодаря достаточно эффективной и продуманной рекламной кампании число предварительных заказов достигло 50 тысяч. По какой-то злой иронии судьбы в день релиза первого альбома Зеппелины выступали в Детройте и на афише были указаны как «Led Zeppelin».

LED ZEPPELIN

Наивысшее место в хит-параде Великобритании: 10

Количество недель в ТОР-10: 2

Наивысшее место в хит-параде США: 7

Количество недель в ТОР-10: 3

Дата релиза компакт-диска: апрель 1987 года.

1. Good Times Bad Times (Page — Jones — Bonham)

Мощное начало как для дебютного альбома, так и для появления новой достойной рок-команды! Вещь исполнена на хорошем энергетическом уровне, вместе с тем продемонстрирован высокий музыкальный интеллект. В середине композиции Бонзо выстукивает просто потрясающий ритмический рисунок, что вызвало восхищение известного джазового барабанщика Бадди Рича (Buddy Rich). Гитарное соло Пейджа великолепно. Несмотря на совпадение названий, эта песня не имеет ничего общего с песнями «Rolling Stones» и Линды Ронстад (Linda Ronstad). На концертах Зеппелины играли ее достаточно редко — в основном как часть попурри «Whole Lotta Love». Последний раз — 29 сентября 1971 в Осаке.

2. Babe I'm Gonna Leave You (Page)

Именно в этой вещи композитор и группа демонстрируют свой главный козырь: нежный, до глубины души печальный, акустический запев взрывается трагической бурей, которая так же внезапно прервется, оставив ностальгическую грусть, и эта смена состоянии случится неоднократно. В этой композиции Пейдж впервые использовал ставший впоследствии фирменным прием — изменение темпа внутри песни. Сам Джимми утверждал, что любого начинающего композитора учат азам: темп внутри песни менять нельзя, а он это как раз стал делать, считая венцом своих экспериментов «Stairway To Heaven». Постоянный концертный номер на раннем этапе творчества группы. Последний раз на концерте исполнялся 7 ноября 1969 года в четвертом американском турне. На ремастированных CD, выпущенных в 1990 году, в качестве авторов указаны Anne Bredon/Page. Пейдж в качестве исходной использовал версию Джоан Баэз (Joan Baez), прообразом которой в свою очередь была песня пресловутой Bredon. Отметим, что Пейдж испытывал симпатию не только к песне: говорят, одно время он испытывал нежные чувства и к самой Джоан Баэз.

3. You Shook Me (Willie Dixon arr. by Page)

Классический блюзовый стандарт, который Пейдж долгое время не желал признавать «чужим». Откровенно говоря, оригинальная вещь Диксона совсем не похожа на то, что сыграла здесь группа. Тем не менее, Диксон достаточно упорно судился с «Led Zeppelin», но похоже, что он так ничего и не добился. В этой композиции Джонс весьма впечатляюще дебютировал на клавишных Постоянный концертный номер в период 1969 — 71 годов, причем музыканты варьировали версии Джонси играл как на бас-гитаре, так и на клавишных

4. Dazed And Confused (Page)

На этой трагической и монументальной вещи можно смело поставить персональный знак Пейджа, как клеймо мастеров в старину. Полностью его личная композиция, в средней части которой он играет смычком. Некоторые критики утверждают, что Пейдж «содрал» ее с одной композиции «Yardbirds» времен Джеффа Бека, но это не соответствует действительности На самом деле в какой-то степени основой для этой вещи послужила акустическая композиция Джека Холмса (Jack Holmes). Все остальное — плод творческой фантазии Джимми. Единственную аналогию в репертуаре «Yardbirds» может навеять композиция «I'm A Man», в которой Пейдж тоже использовал смычок. Этот номер в полной мере отражает фирменное звучание «Led Zeppelin» на ранней стадии их карьеры. Средняя часть вещи выполнена с уклоном в психоделию, но это скорее дань моде того времени. Номер был настолько любим публикой, — естественно, из-за игры смычком, — что оставался в репертуаре вплоть до последних дней существования команды. На американских гастролях 1977 и концертах 1979 и 1980 годов Пейдж перестал играть ее целиком, а исполнял лишь соло со смычком. В «золотые» годы композиция превратилась в настоящий «марафон» (продолжительность ее на американских концертах 1975 года, скажем 21 марта в Сиэтле или 25 марта в лос-анжелесском «Форуме», достигла 45 минут), который состоял из десятков вкраплений, фрагментов и фрагментиков композиций как «Led Zeppelin», так и других групп. Иногда эту вещь называли «Led Zeppelin Greatest Hits».

5. Your Time Is Gonna Come (Page — Jones)

Уникальный талант Джонса как композитора, аранжировщика и клавишника в этом номере проявился в полной мере. Для вступления к этой вещи он использовал «Токкату Ре-минор» Иоганна Себастьяна Баха, зато потрясающий переход к акустической гитаре — это полная заслуга Пейджа. Очень неплохая в целом композиция, но в концертный репертуар она не попала — наверно, из-за своей слож-ности. Единственное ее исполнение отмечено в попурри «Whole Lotta Love» 24 сентября 1971 года в Токио.

6. Black Mountain Side (Page)

Инструментальный номер Пейджа и Бонэма с небольшой, но очень эффективной помощью индийского музыканта Вирама Яссани (Viram Jasani), сыгравшего на табле. В какой-то степени и этот номер — дань тогдашней моде, моде на «рага-рок». На концертах Пейдж играл его обычно в связке с другим инструменталом — «White Summer», который был записан в ту же сессию, но планировался на второй альбом Обычно эта связка выступала самостоятельным но мером, позже — как вступление к другим номерам Например к «Kashmir».

7. Communication Breakdown (Page — Jones — Bonham).

В этом номере полностью отразился взгляд Пейджа на хард-рок или, как он называл, «утяжеленный блюз». Почти идеальное сочетание мелодии, драйва и энергетики. Можно спорить до бесконечности, кто из двух гитаристов — Джимми Пейдж или Джими Хендрикс — первым изобрел тяжелый рок, но одно вполне очевидно столь логически законченного номера, олицетворяющего наступающую эру хард-энд-хэви, не было ни у Хендрикса, ни у «Cream», ни у «Free», ни у кого-либо вообще. Постоянный номер на протяжении всей карьеры группы, после 1973 года перешел в раздел игры на бис, что совершенно не сказалось на его прелести и очаровании.

8. I Can't Quit You Baby (Willie Dixon arr by Page).

Высококлассно исполненный блюз, без сомнения лучшая версия данного классического произведения, где аранжировку Пейджа можно смело считать соавторством. Очередной повод для судебных разбирательств с Диксоном. Интересно, что обе ссылки на авторство Вилли-Блюза появились только много лет спустя на переизданных виниловых пластинках и вновь изданных cd. На оригиналах выпуска 1969 года этого нет, а стоит лишь фамилия «Пейдж». Также постоянный номер на ранней стадии карьеры, последний раз был сыгран 2 апреля 1973 года на концертах в Европе.

9. How Many More Times (Page — Jones — Bonham).

Вновь Джимми Пейдж использует смычок, и вновь это приходится ко двору. Вступление к этому номеру многим напоминает лучшие номера «black sabbath», но… Но в этот момент никакого «Саббата» и в помине не было, поэтому утверждения о причастности Оззи и С° к рождению хард-рока, мягко говоря, выглядят сомнительными. Этот номер тоже состоит как бы из нескольких частей, ключевая роль в нем принадлежала песне «the hunter». На ранней стадии эта композиция выступала в качестве заключительной, а затем была изъята из репертуара осенью 1971 года. Затем вдруг вернулась в сет-лист на американских концертах 1975 года. Поводом к такому come-back'y послужили следующие обстоятельства. Во время турне Пейдж травмировал правую руку, защемив ее в вагоне метро (что он вообще в метро делал — непонятно, как будто лимузинов мало). В результате этого исполнение «dazed and confused» стало временно невозможно. Но композиция со смычком — это же часть шоу, «крючок», на который клюет рыба, то бишь публика. Поэтому Джимми решился играть «how many more times», хотя и в существенно упрощенном варианте.


Несколько комментариев к альбому.

Во-первых, в исходных данных альбома в авторах совсем не значился Роберт Плант, хотя совершенно точно известно, что он написал ряд текстов. Причина была очень проста когда Плант подписал в 1967 году контракт с CBS на выпуск синглов, то действие данного соглашения должно было завершиться лишь в июне 1969 года. Роберт по наивности или незнанию скрыл этот факт от Гранта, что вызвало не совсем приятные разбирательства с Большим Питером (может быть, Плант вообразил себе, что по этой причине его могут из группы удалить).

Во-вторых, во время сессии были записаны следующие композиции, которые на альбом не прошли «Tribute To Robert Burns», «Babe Come On Home», «Train Kept A Rolhn'» и «White Summer». Последнюю композицию предполагали включить на второй альбом.

В-третьих, в списке ТОР-100 самых продаваемых альбомов в мире (имеются в виду все стили и направления) альбом «Led Zeppelin» с тиражом в 13 млн экземпляров занимает 86-е место. Не так уж и плохо, если учесть, что ни одного альбома «Black Sabbath» или «Deep Purple» в этом списке вообще нет.

В целом реакция критиков на альбом оказалась довольно неоднозначной — мало кто хвалил, а большинство ругали. К счастью, Пейдж и С° обращали мало внимания на критику, а продолжали играть, считая это единственным действенным способом доказать свою правоту в сложившейся обстановке. С другой стороны, было вполне очевидно дебютный альбом, сыгранный столь ярко и неординарно, сулил команде прекрасные перспективы, в нем не было обычных для дебюта издержек, шероховатостей и недоработок. Он попросту получился великолепным

В середине января группа перебралась на Восточное побережье и, в основном, гастролировала по Новой Англии. В этом регионе Пейдж был не так хорошо известен, как на Западном побережье, где он не раз выступал в составе «Yardbirds» Тем не менее, не прошло и двух недель, как о «Led Zeppelin» и здесь заговорили в восторженных тонах. Особенно после двух совместных концертов с группой «Iron Butterfly». Точнее состоялся всего один, где Зеппелины играли на «разогреве», во второй раз им пришлось играть самим все два с половиной часа, так как «Iron Butterfly» выходить на сцену отказались сославшись на болезнь своего гитариста Майка Пинеры (Mike Pinега). Вся пикантность ситуации заключалась в том, что на тот момент «Iron Butterfly» являлись самой «крутой» «тяжелой» группой в США (что для американцев означает лучшей в мире), а их альбом «In-A-Gadda-Da-Vida» достиг «платинового» статуса и занимал первое место в хит-парадах. Поэтому «Butterfly» предпочли столь оригинальным способом избежать прямого сопоставления себя с каким-то неизвестным британским квартетом. Впрочем, те, кто знаком с творчеством «Iron Butterfly», согласятся, что «Led Zeppelin» был на порядок мощнее, быстрее и разнообразнее как в отношении исполняемого материала, так и в отношении самого поведения на сцене. В недрах американской рок-сцены зрел другой монстр — «Grand Funk Railroad», но об этом в свое время.

26 января состоялся легендарный концерт в Бостоне, продолжительностью в четыре с половиной часа (!!!). Публика никак не хотела отпускать музыкантов, и они вначале сыграли все, что только приходило в голову, а потом — все, что вообще могли сыграть вместе. Фанаты начали биться головой о сцену, и пораженный этим зрелищем Джон Пол Джонс позже признался, что никогда такого больше не видел.

Вместе с ростом популярности и повсеместным признанием быстро росли и заработки группы если за первые выступления музыканты получали около 500 долларов, то к концу турне эта сумма увеличилась в пять раз, перевалив за 2 500 долларов.

Турне предполагалось закончить 1 февраля, но ввиду успеха было продлено, и завершилось на две недели позже серией концертов во Флориде.

Группа вернулась в Англию в ореоле американской славы, после чего вопрос об организации гастролей на родной земле внушал оптимизм.

1 марта в Лондоне стартовал первый британский тур, который продлился до середины апреля. Британская пресса со сдержанным интересом отнеслась к выступлениям коллектива, так как многие были свято убеждены, что «Led Zeppelin» — группа американская, а отнюдь не английская. Тем не менее, успех состоялся и на родине 3 марта в «Playhouse Theatre» состоялась первая запись для радио, она транслировалась 23 марта 1969 года в передаче «John Peel's Top Gear». (Еще одна запись — в «Maida Vale Studio» — состоится 19 марта, ее ВВС-1 будет транслировать 14 апреля в программе «Rhythm and Blues».) 14 марта в британском турне наступил небольшой — на четыре дня — перерыв, который не являлся перерывом для группы, и Зеппелины отправились в короткий тур по Скандинавии. 17 марта стало знаменательным днем в истории команды: в небольшой студии в Копенгагене, где присутствовали всего 60 — 70 человек, Зеппелины впервые записывались на телевидении. Исполнили всего четыре вещи — «Communication Breakdown», «Babe I'm Gonna Leave You», «Dazed And Confused» и «How Many More Times». Несмотря на столь незначительное количество публики, группа отыграла очень профессионально — энергично и со вкусом. Я думаю, что, если бы в помещении сидел даже один человек, ничего бы не изменилось. Играли музыканты в большей степени для себя — верный путь для тех, кто не собирается подстраиваться под вкусы публики, а призван вести ее за собой.

В этот же день в Великобритании поступил в продажу первый альбом «Led Zeppelin». Большинство критиков отозвались о нем с восторгом, подчеркнув, что британская рок-сцена не видела столь яркого дебюта со времен Джими Хендрикса. Уже через четыре дня телекомпания ВВС организовала первые съемки группы. Правда история получилась несколько курьезной. На канале ВВС-1 существовала регулярная передача «How Late It Is», и в этот день планировалось участие группы «The Flying Burrito Brothers», но Грант «подсуетился», использовал свои связи и эффект от только что вышедшей пластинки, и в результате «Летающие… братья» воистину «пролетели»…

25 марта состоялась еще одна (вторая) запись для британского телевидения. На этот раз в Стейнс снимали передачу «Supershow». Это было первая в истории английского телевидения цветная трансляция из непрофессиональной студии. Зеппелины выступали в середине программы, за две-три позиции от «хедлайнера». Решили исполнить «Dazed And Confused». Публика принимала группу неплохо, но поначалу доминировало чувство любопытства, не более того — до тех пор пока Пейдж не взял в руки смычок. Практически мгновенно после «запила» композиция убыстрилась и перешла в драматическо-психоделическую коду. Из-под ударной установки повалил бутафорский дым, и на этом фоне Пейдж с Плантом начали свой гитарно-вокальный поединок! Фантастика! Создалось полное ощущение, что ребята прилетели с другой планеты. Впечатление полной нереальности усиливала гитара Пейджа, на корпус которой был нанесен эффектный психоделический рисунок. Именно с этой гитарой будет связана одна забавная история, которую вы узнаете чуть позже.

Едва закончился британский тур, как 24 апреля стартовало второе американское турне. На этот раз продолжительность его была чуть менее полутора месяцев, за это время предполагалось выступить 28 раз. В преддверии тура, 18 апреля, «Led Zeppelin» выступили на престижнейшем «New York Univercity Jazz Festival», имеющем почти полувековую историю. Группа выступила на одной сцене с Дюком Эллингтоном (Duke Ellinghton), Эллой Фитцджеральд (Ella Fitzgerald) и Рэем Чарльзом (Ray Charles). С точки зрения сегодняшнего дня, когда все хит-парады и музыкальные «тусовки» имеют четкую градацию по жанрам, соседство вышеперечисленных музыкантов с нашими героями выглядит несколько искусственным, но такие уж тогда были времена.

После Нью-Йорка Зеппелины совершили без преувеличения настоящий «налет» на Калифорнию. Наши друзья распоясались по полной программе. Именно после этого турне за группой закрепилась слава «самой хулиганствующей» рок-группы мира. Прекрасные концерты чередовались с дикими выходками: Зеппелины разносили номера в гостиницах, где проживали, заливали водой бунгало, где селились во время гастролей, ломали и сбрасывали с верхних этажей мебель (а команда селилась всегда как можно выше — чтобы при выбрасывании мебели достигался наибольший звуковой эффект). Особенно в этом усердствовали Плант и Бонзо, «слава» о последнем вообще опережала его самого, и, когда Грант вносил в регистрационные книги отелей имя «Джон Бонэм», администрация приходила в трепет. Впрочем, не исключено, что все это также являлось частью продуманной скандальной «раскрутки» группы. Подтверждением данного факта явилась заметка в «Los-Angeles Times», где, ссылаясь на одного неназванного управляющего отелем, было сказано, что Грант якобы заранее оплачивал предполагаемый ущерб, который могли нанести его подопечные. Более того, по предварительно достигнутой договоренности, музыкантов и технический персонал группы заселяли в номера, где в самом недалеком будущем предполагалось провести ремонт.

Бог с ними, со слухами, но две проблемы более реального характера действительно возникли перед Грантом Поскольку Зеппелины были недурны собой, то количество фанаток, передвигающихся вслед за группой, в этом турне возросло неимоверно. Если во время первого турне все посягательства на свою честь Джонс, Плант и Бонэм отвергали с порога (Пейдж по прошлому опыту был уже со всем этим знаком), то сейчас вся троица (женатая троица, к слову) с головой погрузилась во весь этот разгул, сопровождавшийся почти беспробудным пьянством. Так что траектория группы «Led Zeppelin» представляла собой не только освоенные концертные площадки и разгромленные гостиничные номера — следом за ними тянулся длинный шлейф пустых бутылок и разбитых женских сердец. Был момент, когда Плант даже попросил помощи у Гранта, чтобы разобраться в своих сердечных делах: он любил — так он утверждал — сразу двух фотомоделей из Лос-Анджелеса и всерьез собирался разводиться с Мориин.

В свете этого совсем не удивительно, что путь группы по Новой Англии во второй части турне сопровождали газетные заголовки типа «Варвары на марше! Спасайся кто может!».

Впрочем, на качестве концертов все подвиги вне сцены никоим образом не сказывались. Поэтому неудивительно, что фанаты просто души не чаяли в своих кумирах, которые были не только героями скандальной хроники, но и покорителями хит-парадов. 

Роберт Плант:

«Мне кажется, что именно во втором турне люди стали интересоваться всеми нами, а не только Джимми Пейджем, который и так был достаточно хорошо известен в Америке. Пожалуй, тогда нас перестали воспринимать как группу сопровождения, а оценили как самостоятельных личностей (еще бы, один Бонэм чего стоил! — прим. автора). Надо отдать должное Пейджу — он был искренне рад этому, считая, что это только помогает нам всем в нашем деле… Девушки? Большинство из них подходили после концерта сказать нам «спасибо». Как они потом оказывались в наших номерах, я, откровенно говоря, не помню. Может, их вообще там не было?..».

Большой Питер к этому моменту уже окончательно поверил в светлое будущее своих подопечных, поэтому поднажал на Пейджа по вопросу записи второго альбома. Поскольку выступления практически не прекращались, пластинку приходилось записывать либо по ходу гастролей, либо в короткие перерывы. Одна из подобных пауз пришлась на 6–9 мая, когда команда впервые приступила к пробным записям второго альбома в «Mirror Sound Studio», располагавшейся в американском городе Мемфисе.

31 мая турне закончилось концертами в Нью-Йорке. Несколько финальных выступлений Зеппелины проводили уже в качестве хед-лайнеров — играть у них на «разогреве» теперь становилось модно и престижно.

1 июня «Led Zeppelin» в полном составе вошли в помещение «Morgan Studio» (Лондон) — Пейдж и Грант решили следовать пословице «куй железо, пока горячо». Жены и подруги в этом процессе были совершенно не нужны, поэтому ни Бонэм, ни Плант, ни Джонс домой даже не заглянули.

А уже 8 июня в Ньюкасле стартовал британский тур. Слава о наших героях, а особенно об их подвигах в Америке вне сцены, разнеслась по всей Европе, и теперь к Гранту стояла очередь не только английских промоутеров, но и европейских. Большинство эмиссаров с континента начинали с вопроса: «А правда, что вы можете разломать несколько гостиниц?».

Однако с европейскими гастролями Питер Грант решил пока обождать, дав лишь согласие на участие в одной французской передаче. Зато Англию окучивали обстоятельно.

Правда, наши друзья несколько разочаровали родную публику. Нет-нет, на концертах они играли блестяще, а вот хулиганить вне сцены перестали — может, потому, что с ними в турне отправились жены с детьми?

19 июня гастроли были прерваны, и последовал короткий марш-бросок через Ла-Манш для участия в вышеупомянутой передаче «Tous En Scene» на французском ТВ. Программа по своей сути оказалась сборной — в ней участвовали клоуны, цирковые артисты, известные французские киноактеры. И на всем этом фоне — как какая-то экзотика — появились наши друзья. Сыграли «Communication Breakdown» и кусочки «Dazed & Confused». Но как! К концу выступления «Led Zeppelin» создалось ощущение, что зал взлетит на воздух: столько мощи и энергетики вложили музыканты в исполняемый материал.

По ходу турне состоялись три сеанса аудиозаписи для ВВС, в том числе полная радиотрансляция выступления 27 июня в «Playhouse Theatre» в Лондоне.

28 июня организаторы традиционного фестиваля в Бате пригласили «Led Zeppelin» в качестве участника — но не хедлайнера — своего мероприятия. Выступали за две позиции до конца программы. В том году на фестивале блистали «Ten Years After». Джон Мэйолл (John Mayall), «Fleetwood Mac» и «The Nice».


За время английского тура группа несколько раз работала в студии, записывая новые композиции Некоторые из них — такие, как «Travelling Riverside Blues» и «The Girl I Love She Got Long Black Wavy Hair», попали в эфир радиостанции, но не попали на второй альбом.

5 июля «Led Zeppelin» начинают третье в 1969 году большое американское турне Эти гастроли стали впоследствии хрестоматийными для команды великолепные концерты сопровождались дикими загулами, грандиозными пьянками, блестящий успех на многочисленных летних рок-фестивалях сочетался с драками, задержаниями полицией, оргиями в гостиницах со ставшими уже традиционными — куда уж деться — погромами в номерах. Пейдж дважды был задержан органами правопорядка, Плант — однажды, Бонэм — пять раз! Из них два — совместно с Грантом. Перечень «преступлений» Бонзо радовал глаз приятным разнообразием к выбрасыванию телевизоров и шкафов с энного этажа добавились избиение официанта за двухминутное опоздание с подачей бокала пива, вождение автомобиля в пьяном виде и попытка прыгнуть с моста — на спор с гастрольным администратором группы Ричардом Коулом (Richard Cole), проявившим исключительные способности в организации алкогольно-эротических мероприятий.

В этом турне Зеппелины отыграли на целом ряде престижных рок-фестивалей 5 июля на «Atlanta Pop Festival», 6 июля на «Newport Jazz Festival» (на одной площадке с «Jethro Tull»), 11 и 12 июля на Балтиморском и Филадельфийском джаз-фестивалях, вновь совместно с «Jethro Tull». Между двумя коллективами очень быстро возникли приятельские отношения, и целый ряд концертов группы отыграли совместно, чередуясь в роли хедлайнеров 19 и 20 июля в Чикаго, 9 августа в Анахайме и 10 августа в Сан-Диего.

Как бы это ни показалось удивительным, но во всей этой суматохе Зеппелины находили время и для записи нового альбома. К моменту последнего концерта американского турне у «Led Zeppelin» было полностью готово все — девять композиции были смикшированы, сведены и готовы к «употреблению». Но в репертуар они не входили — команда опиралась лишь на старый проверенный материал, который принес успех двум первым турне по Америке.

Все было бы прекрасно, если не досадное недоразумение, произошедшее с Пейджем в Торонто 18 августа группа давала там сразу два концерта в один день. После первого выступления, как водится, слегка «поддали», и у Пейджа кто-то «увел» ту самую гитару, которую мы упоминали в связи с изображенной на ней психоделической композицией Джимми к этому моменту уже поймал конкретный «звездняк» и отказался выходить на сцену без украденной гитары. Еле-еле уговорили.

По ходу турне Зеппелинам вновь пришлось выступать с «Iron Butterfly» (которых вновь «опустили»), а в Сиэтле играть на площадке с Джимом Моррисоном и «Doors». Кое-кто предполагал что на этот раз демонический Джим затмит английских выскочек. Не тут-то было! После Зеппелинов публика едва не развалила спортивный зал, где проходил фестиваль.

Самым забавным оказалось последнее выступление в турне — 11 ав густа на «Texas International Pop Festival» в Далласе, на одной площадке с «Grand Funk Railroad» и «Creedence Clearwater Revival» Зеппелины начали бодро с «Tram Kept A Rollin'», и уже после второй вещи — а это была «I Can't Quit You Baby» — публика начала просто бесноваться, что впрочем, было обычным явлением для того турне. Зеппелины поднимают накал страстей еще выше в марафоне «How Many More Times». Пейдж начинает играть риффы будущей «Whole Lotta Love». Далее группа переходит к игре на бис — «Communication Breakdown». И тут Бонзо решил почудить — во время исполнения этого номера он умудрился раздеться до, пардон, трусов, не прерывая игры. Огромный автодром, на котором проходило выступление, зашелся в радостном реве. Поскольку любое выступление «Led Zeppelin» входило в категорию повышенной опасности, то полиции вокруг было немерено. Два наиболее бдительных копа обратили внимание на Джона, и решили «свинтить» Бонзо за подобный стриптиз, а потому рванули к сцене. С противоположного края площадки это же зрелище наблюдал Питер Грант. Он тоже стартовал в том же направлении. Несмотря на свою стадвадцатипя-тикилограммовую комплекцию, Большой Питер сумел выиграть забег и перехватил пошатывающегося Бонзо (ибо они были «слегка выпимши») прямо под носом у полицейских. Взвалив Джона на плечо, Грант гем же аллюром скрылся в толпе под одобрительный гогот. Шестое задержание Джона Генри Бонэма за одно турне не состоялось.

Сентябрь оказался первым месяцем отдыха для всей команды, но только не для Пейджа и Гранта. Оба остались в Нью-Йорке. Визит в штаб-квартиру «Atlantic Records» с материалами второго альбома оказался очень успешным. Много позже Ахмет Эртеган признал, что когда он услышал мастер-ленты второго альбома, то был просто сражен наповал «Ты создал настоящего «монстра»! — обратился он к Пейджу. Достаточно быстро был утвержден проект обложки и сроки выпуска альбома.


Тем временем Плант, Джонс и Бонэм наслаждались отдыхом в семейном кругу и не желали ничего слышать о концертах — при одном слове «выступление» им становилось плохо. С другой стороны, троица с удовлетворением отметила, что их кошельки существенно пополнились.

10 октября Грант с Пейджем снова призвали свою армию под знамена — Питер решился-таки встряхнуть старушку-Европу. Группа отправилась на единственное выступление в Париж. Все прошло по обычной программе беснующийся зал, многочисленные девицы за сценой, пьяный дебош в гостинице «Георг V», с последующим задержанием Бонзо и водворением его в участок. Французские полицейские отказались принимать какие-либо залоги, и Бонзо «чалился на нарах» всю ночь. Пейдж с Плантом решили не бросать друга в беде — в два часа ночи они приехали к участку и стали кидать в окно камеры, где, по их расчетам, находился Бонэм, банки с пивом. Утром выяснилось, что это было окно комиссара участка.

12 октября группа выступила в лондонском «Lyceum Ballroom» Дело в том, что на 17 октября группу пригласили выступить в нью-йоркском «Carnegie Hall». Для того чтобы попасть в этот престижный зал, потенциальные участники должны пройти отбор специальной комиссии, а потому Пейдж решил предварительно размяться. Разминка удалась на славу. Журнал «Rolling Stone» послал своего корреспондента в Лондон, и вот что тот написал:

«Концерт сопровождался беспрецедентным успехом. Вопящая аудитория из нескольких тысяч тинейджеров и не менее вопящая группа из четырех прыгающих и скачущих «обезьян» (справедливости ради «прыгали» и «скакали» только три «обезьяны» — четвертая сидела за барабанами — прим автора). Окончание представления превратилось в настоящий бедлам — публика почти весь концерт бросала на сцену цветы, и музыканты играли едва ли не по колено в букетах. Нет никаких сомнении — Пейдж собрал супергруппу, и мы еще о ней вспомним. И не раз.»

17 октября четвертый за год американский тур стартовал в Нью-Йорке «Led Zeppelin» стали первой рок-группой, выступавшей в «Карнеги Холл» после 1964 года, когда там выступали «The Rolling Stones». На этот раз тур оказался непродолжительным — всего восемнадцать выступлений, и 8 ноября тур закончился тремя выступлениями в Сан-Франциско. Усталость стала сказываться на всех членах команды, поэтому последние выступления оказались несколько вяловатыми. По меркам «Led Zeppelin», естественно.

22 октября — в США и 31 октября — в Великобритании альбом «Led Zeppelin II» поступил в продажу. Предварительные заказы на него в США составили 400 тысяч экземпляров, а в Англии — 56 тысяч. 

LED ZEPPELIN II

Наивысшее место в хит-параде Великобритании 1

Количество недель в ТОР-10 22

Наивысшее место в хит-параде США 1

Количество недель в ТОР-10 34

Дата релиза компакт-диска март 1987 года 

1. Whole Lotta Love (Page — Plant — Jones — Bonham).

Выход данного альбома, по мнению музыкальных критиков всего мира, открыл совершенно новую эпоху в развитии рок- и поп-музыки — эру «тяжелого» рока, эру, которая, по большому счету, продолжается до сих пор. Эта композиция оказалась достойным предвестником нового времени — словами совсем нелегко передать весь драйв и мощь этого опуса. Средняя часть, построенная по большей части в психоделическом ключе, поднимает адреналин в крови за счет умелого «раскачивания» звука из канала в канал. Причем адреналин поднимается не только у простых смертных, но и у таких классиков, как Оззи Осборн. После прослушивания этой вещи Оззи, наконец, выбрал путь для «black sabbath». Для версии, транслировавшейся по радио, как, впрочем, и для двух американских синглов, на которых была издана эта вещь, среднюю часть подвергали безбожной редакции, что сказывалось на качестве всей композиции. Постоянный концертный номер, но адекватного воспроизведения альбомной версии на сцене Зеппелины добиться не смогли, поэтому пускались в 20-30-минутные импровизации, создавая многослойные попурри. На мои взгляд, единственное стоящее концертное исполнение продемонстрировал Роберт Плант во время своей сольной карьеры на фестивале в Монтре в 1993 году, при этом po6epт использовал на сцене сразу четырех (!) гитаристов. К сожалению, и эта вещь стала поводом для судебных разбирательств. На этот раз обидели Хаутинга Вулфа (howling wolf) — он посчитал, что весь текст заимствован у него. На эту песню были сняты два клипа один в середине 80-х, а второй — относительно недавно, в 1997 году. Первый представляет собой образчик весьма примитивного толкования творчества группы — в нижней части экрана играет группа, а над ними танцуют полностью обнаженные девицы Кадры, отдаленно напоминающие вступления к фильмам «бондианы». А вот второй клип можно смело назвать произведением искусства — достаточно умело смонтированы кадры выступлении группы с 1969 по 1980 год собранные со всех на иболее значимых концертов. Выражаясь на сегодняшнем емком сленге «полная чума»!

2. What Is And What Should Never Be (Page — Plant)

Великолепная композиция, к которой я до сих пор испытываю малообъяснимую слабость. Достаточно сложно передать ее очарование и прелесть. Даже трудно представить себе, что вещь «собирали» по кусочкам и в разное время настолько гармоничной и законченной она выглядит. Постоянный концертный номер до 1973 года.

3. The Lemon Song (Page — Plant — Jones — Bonham)

Пейдж с большой долей вкуса использовал свои фирменный прием — смену темпа. В средней части композиции Пейдж с Плантом организуют вокально-гитарный поединок, «подсмотренный» у черных блюзменов. Над композицией работали тоже довольно долго — почти два месяца записывали и микшировали. Под названием «Killing Floor» исполнялась еще во время первого американского турне. Затем ее вовсю играли в Европе в 1973 году, и еще два раза в Америке в 1975-ом. Последнее исполнение состоялось 3 февраля 1975 года (Madison Square Garden, New York).

4. Thank You (Page — Plant)

В этой вещи Плант дебютировал как композитор и посвятил ее своей жене Мориин. Джонс прекрасно стилизовал звучание органа под церковный инструмент, и в композиции возникла атмосфера святости, что для «Led Zeppelin» абсолютно несвойственно. Композиция достаточно сложная для исполнения «вживую», тем не менее эта вещь исполнялась неоднократно, несколько раз — на бис.

5. Heartbreaker (Page — Plant — Jones — Bonham)

Второй гимн хард-рока и второе прочтение нового звучания для Пейджа на этом альбоме. «Живьем» эта композиция исполнялась постоянно — или в основном сет-листе, или на бис. Свой проигрыш в средней части вещи Пейдж иногда растягивал на несколько минут, вставляя туда фрагменты разных композиции. Самой любимой для него была «Bouree» Иоганна Себастьяна Баха. Ее, кстати, очень любил и использовал на концертах Ян Андерсон (Ian Anderson) из «Jethro Tull».

6. Living Loving Maid (She's Just A Woman) (Page — Plant)

Абсолютно забойная и драивовая вещь, которую почему-то никогда не играли на концертах полностью — лишь частями или фрагментами. Несколько необычное название посвящено некой чересчур услужливой горничной в одном из отелей Нового Орлеана

7. Ramble On (Page — Plant)

История создания этой композиции не может не вызвать улыбку — настолько она типична для Зеппелинов. Дело было в бунгало в одном из лос-анджелесских мотелей. Пьяная ватага человек эдак 15–20 гуляла до утра. Где-то в третьем часу Плант вывалился из номера прямо на пляж (благо бунгало находилось прямо на берегу океана). Пейдж вышел ему «помочь», и друзья заснули прямо на берегу. Утреннее пробуждение от холода совпало с созерцанием фантастической по красоте картины восхода солнца над океаном. Остальное являлось делом техники. Плант в то время увлекался Толкиеном — отсюда и некоторые заимствования в тексте песни. Однако главным героем я бы назвал Джонса — игра басиста не просто впечатляет, а потрясает. Джон Пол моментами «тащит» основную тему, да так, что дух захватывает. В «живом» репертуаре отсутствует — просто рук не хватало. Несколько раз краткие фрагменты этой композиции звучали в попурри разных лет. Зато Плант, выступавший соло, а позже и проект Плант — Пейдж очень даже любили играть опус. На концертах количество рук участвовавших музыкантов такую возможность уже давало.

8. Moby Dick (Page — Jones — Bonham)

Фирменная композиция Джона Бонэма, его брэнд, его коронный концертный номер иногда Бонзо солировал до получаса! Исполнение данной композиции в конечном итоге обросло множеством легенд и слухов. Блестящий образец «тяжелого» рока! На первом американском туре Бонэм исполнял свое соло в вещи «Pat's Delight», но мелодическое построение этой вещи ничего общего с «Moby Dick» не имеет.

9. Bring It On Home (Page — Plant)

Дань блюзовым увлечениям Планта и Пейджа — Роберт впервые использует губную гармонику, и делает это весьма успешно. Пейдж использует другой свой фирменный прием — достаточно спокойное течение композиции вдруг сменяется каскадом пронзительных и возбуждающих звуков. Несколько позднее Пейдж использовал аккорды этой песни в качестве вступления к «Black Dog». Как самостоятельный номер исполнялась часто во время гастролей 1970 года последний раз — в «Форуме» летом 1972-го.


Выпуск данного альбома стал настоящим прорывом не только для «Led Zeppelin», но и для всего хард-рока в целом. Это направление стало модным почти на целое десятилетие.

В первую же неделю продаж альбом дебютировал на 15 месте в ТОР-100 журнала «Billboard». Еще через неделю он переместился на 3 место — впереди были только «Abbey Road» группы «Beatles» и «Let It Bleed» их «исторических» конкурентов из «Rolling Stones». Всего в мире на сегодня реализовано 24 миллиона экземпляров альбома — он занимает 36 место в списке ста самых продаваемых в мире альбомов.

20 декабря в лондонском отеле «Савой» Зеппелины в полном составе присутствовали на знаменательном событии. Мистер Гвинет Данвуди, председатель парламентской комиссии по внешней торговле, прибыл лично поблагодарить группу за их вклад в «дело экспорта английской продукции». Что и говорить — конкуренты отдыхают.

27 декабря «Led Zeppelin II» поднимается наконец на вершину хит-парада и смещает «Beatles» и «Rolling Stones» на ступень ниже. Многие увидели в этом не только простую смену одного альбома другим на верхней ступени пьедестала, — такое постоянно происходило и раньше, — а сумели разглядеть смену двух музыкальных эпох. На смену «бурным» шестидесятым пришли «ревущие» семидесятые. Десятилетие, когда британский рок во главе с «Led Zeppelin» достиг невиданного могущества и популярности, доминируя на всех континентах. Зеппелины вступали в декаду не просто в роли пионеров, они выступали в качестве символа десятилетия, олицетворения эпохи. Не случайно именно об этом времени один из критиков сказал: «…«LedZeppelin» — это «Beatles» семидесятых»…

Зеппелины прожили нелегкий, но счастливый год. Выпустили два альбома, дали 161 концерт в Англии и США, побывали в драках, полицейских участках, выпили целое море алкоголя — короче говоря, стали главной надеждой британского рока, что и признал музыкальный журнал «Melody Maker». К концу года в США было реализовано 5,5 миллионов (в Англии — 100 тысяч) экземпляров их альбомов, а группа «Led Zeppelin» стала одной из самых значимых величин на звукозаписывающем рынке, и в мировой рок-музыке вообще, а также — первооткрывателем хард-рока.

1970

Грант не позволил своим подопечным долго отдыхать. Питер твердо решил теперь покорить Англию. Для этого он договорился с Элистером Адамсом (Alister Adams), одним из видных британских промоутеров того времени, о коротком, но значимом турне по стране. Значимым, с точки зрения мест выступлений. В качестве ключевого мероприятия предполагалась так называемая «Презентация в Лондоне», а именно выступление в самом престижном зале «Roayl Albert Hall».

После нескольких репетиций группа начала турне 7 января в родном для Планта и Бонэма Бирмингеме. На сцене в качестве полноправного элемента сценического реквизита теперь присутствовал электроорган, и Джонс все чаще и чаще обращался к нему. Например исполнение такого номера, как «Thank You», или совершенно нового, только что отрепетированного «Since I've Been Loving You», требовало от Джонса демонстрации его музыкального таланта в качестве клавишника. С другой стороны, и партия бас-гитары не помешала бы. Пейдж с Джонси (а тогда все музыкальные вопросы они решали вдвоем) после длительной дискуссии пришли к выводу, что пятый член команды явно не помешает. Питер, поставленный перед подобной проблемой, вынужден был заняться опросом знакомых и незнакомых менеджеров на предмет свободных музыкантов соответствующего профиля. Первым на глаза попался Крис Сквайр (Chris Square), басист группы «Yes», с менеджером которого Брайаном Лэйном (Brian Lane) Грант контактировал почти неделю. Кроме того, по слухам, в поле зрения Гранта находился клавишник Кит Эмерсон (Keith Emerson). Честно говоря, трудно себе представить, как Пейдж и Эмерсон смогли бы ужиться в одной команде и поделить роли на сцене, но, к счастью как для «Led Zeppelin», так и для «Emerson Lake & Palmer», сотрудничества с Эмерсоном не случилось. Возникновение этих слухов годом позже привело к не очень приятной ситуации, но об этом в свое время.

В конечном итоге идея с пятым членом коллектива так и не была реализована, зато Грант нашел в Лондоне замечательного инженера Яна Найта (Ian Night). Яну в будущем будет принадлежать заметная роль в выдающемся успехе, которого добилась группа. Дело в том, что он занялся постановкой светового шоу группы, параллельно занимаясь вопросами спецэффектов. Именно Найт впервые додумался использовать на сцене лазерные установки, поднимающиеся и опускающиеся звуковые колонки, управляемые с пульта дистанционного управления, огромные неоновые надписи и множество других специфических новаций, которые в конечном итоге сделали представление группы самым передовым в техническом отношении на долгие годы. Но это будет в скором будущем, а пока Найт получил задание попроще. Грант объяснил суть проблем, с которыми Зеппелины сталкивались на сцене. В голове Найта, этого британского Кулибина, после долгих бесед с Джонсом родилась идея усовершенствовать стандартный меллотрон. Этот инструмент Джонс заказал себе как раз перед британским туром. Путем нехитрых манипуляции Найт сумел добавить еще одну педаль, благодаря которой Джонс, играя на клавишном инструменте, имитировал звук бас-гитары с достаточно большой степенью достоверности. Надо ли говорить, что подобная игра — практически одновременно на двух инструментах — требовала от Джонса просто феноменальных музыкальных способностей. Впрочем, люди с другими способностями в «Led Zeppelin» не играли. Со временем Найт изобрел специализированную студийную установку, использующую сдвиг сигнала во времени, и это позволило обеспечить исполнение на сцене сложно построенных композиций. Одним словом, знания и интеллект этого человека оказались востребованными в полной мере, хотя еще в январе 1970 года он был обычным безработным и еженедельно ходил отмечаться на биржу труда.

Всю прелесть изобретения Найта Джон Пол Джонс оценил уже в первом турне этого года, и остался в полном восторге.

Для этого тура стали характерными не только игра Джонса, но и следующий момент — Зеппелины полностью отказались от «разогревателей», в полной мере полагаясь на свои силы и считая, что они сами в состоянии дать полноценное представление публике. По тем временам это был очень рискованный шаг, но он себя в конечном итоге оправдал.

После выступления в Бирмингеме последовал концерт в Бристоле, и наконец группа прибыла в Лондон. Грант использовал в максимальной степени свои связи, и сумел затащить на концерт почти всех ведущих музыкальных журналистов — как репортеров газет, так и диджеев с радио.

Это выступление оказалось одним из лучших в истории группы — по эмоциональному накалу с ним можно сравнить только игру на фестивале в Бате и «Earl's Court». Зеппелины появились на сцене достаточно вызывающе — Пейдж, Бонзо и Плант вышли с сигаретами — и выглядели несколько расслабленными. Но с первыми аккордами «We're Gonna Groove» расхлябанность улетучилась. Группа играла потрясающе — даже трудно было вообразить, что на инструментах на сцене играют всего три человека, настолько плотный и насыщенный звук выдавала команда. Трудно утверждать, чем «закинулись» Зеппелины, но состояние очевидной истеричности внушало некоторое опасение — выдержат ли до конца? Выдержали! И еще выдали потрясную игру на бис — с двумя мощными попурри. По ходу дела Плант выдал такую сентенцию: «В течение трех месяцев мы подарим вам новый альбом — называться он будетLedZeppelin19».

За кулисами находились Роджер Далтри с женой Хитер и французская модель Шарлотта Мартин (Sharlotta Martin), прилетевшая из Парижа с целью поздравить Пейджа с его 26-летием. В будущем Шарлотта станет матерью единственного ребенка Джимми — дочери Скарлетт (Scarlett).

Блестящее выступление не оставило равнодушными никого, лондонская пресса была переполнена восторженными рецензиями, а сразу два издания — «New Musical Express» и «Disc» — направили своих корреспондентов сопровождать группу в турне.

Но Зеппелины не были бы Зеппелинами, если бы с ними что-нибудь не произошло. На сей раз отличился Роберт Плант, открыв в истории группы такую «славную» страницу, как автомобильные происшествия. Трудно понять, почему в этом разделе биографии наших героев видят столько мистического и иррационального. Ведь все достаточно легко объяснимо — Зеппелины постоянно водили транспорт в нетрезвом состоянии, поэтому рано или поздно с ними должно было что-то произойти. Вот и сейчас: Роберт на своем «Ягуаре» спешил в Эдинбург, где на следующий день должно было состояться очередное выступление. Плант не справился с управлением, разнес свою машину вдребезги и попал в госпиталь в Киддерминстере с легким сотрясением мозга и несколькими ушибами. На вопрос полицейских, кого он знает и хотел бы оповестить о происшествии, Плант ответил, что нужно ввести в курс дела единственно близкого ему человека — Джеймса Патрика Пейджа. Запомните, дорогие друзья, это признание.

Отмененный концерт в Эдинбурге состоялся после того, как Роберт вполне восстановил свои кондиции. За время вынужденного простоя группа лишь слегка поработала над новым альбомом, к которому уже были готовы три номера. Заодно Роберт переписал текст к «Since I've Been Loving You» — слишком примитивным он был в первых версиях этой песни.

24 февраля «Led Zeppelin» начали свои первые полномасштабные гастроли по Европе. Открыли турне в Скандинавии, затем перебрались в Центральную Европу, играя, в основном, в Германии. 28 февраля в Копенгагене группа была вынуждена временно заменить название: пожилая графиня Ева Фон Цеппелин, родственница знаменитого конструктора дирижаблей, заявила, что использовать знаменитую фамилию без разрешения она никому не позволит. А тем более «шайке пьяных и вопящих волосатых обезьян». Свое отношение к престарелой аристократке и ее требованию группа выразила, взяв «подменное» имя «The Nobs», в определенных лондонских кругах обозначавшее мужской половой орган.

7 марта по приглашению известного швейцарского промоутера Клода Нобса (Claude Nobbs) Зеппелины выступили в «Казино» в Монтре. С этого момента с Клодом установились многолетние дружеские отношения. Группа, а позже и Плант, и Пейдж, и даже Джон Пол Джонс не раз использовали возможность выступить в Монтре, где их всегда ждал теплый прием.

В Германии Зеппелинов ожидали трудности следующего плана.

Концерт во Франкфурте был отменен и перенесен в Гамбург, так как внутренности зала оказались полностью разрушенными после выступления накануне «Jethro Tull». Кроме того, огромную проблему создавали анархисты, которые в тот год расплодились в Европе в огромном количестве. Практически любое выступление они сопровождали достаточно обидными выкриками в адрес музыкантов.

12 марта концертом в Дюссельдорфе европейская кампания была завершена, а уже через девять дней, 21 числа, группа играла в канадском Ванкувере, открыв свое пятое турне по Северной Америке.

В Америке тоже не все было в порядке — после убийства четырех студентов Университета Кент (штат Огайо) страна просто бурлила, и политическая обстановка была далека от идеальной. На бытовом уровне любой молодой человек, имеющий длинные волосы, воспринимался полицией как потенциальный революционер и бузотер, протестующий против войны во Вьетнаме. Грант вынужден был взять в турне восемь телохранителей — видимо, по два для каждого из своих подопечных. А Питер был сам себе охранником. Это подтвердил один эпизод в Атланте. Зеппелины прилетели туда на самолете из Шарлотта. Пока имела место обычная суматоха с багажом, трансферами на автобус и т. д., Плант и Бонзо заглянули в небольшой бар в аэропорту. Не успели они пригубить виски, как к ним подрулили два разбитных морячка с вызывающе короткой стрижкой на голове. Последовали вопросы на тему, что это себе «обезьянки (бедные приматы — если бы они могли сказать что-нибудь в свою защиту!) позволяют развлекаться в таком почтенном городе», и т. п. Плант и Бонзо робко молчали, поскольку у одного из морячков из кармана торчал пистолет Тут в баре появился Грант «Что за проблемы у тебя, затр…ный Папайя?» Последовал могучий удар — и первый морячок на несколько секунд ощутил себя пилотом сбитого реактивного истребителя. Не успел он приземлиться, как следом из распивочной вылетел его напарник. В Питтсбурге музыканты вообще прекратили выступление и ушли со сцены, когда полиция начала дубинками месить толпу перед сценой. В штате Джорджия несколько посети телей отеля остановили Пейджа и поинтересовались у него — ты девушка или нет? В Мемфисе их принял мэр города и сделал почетными гражданами города (кроме Зеппелинов этого удостоились в свое время только Элвис Пресли (Elvis Presley) и Карл Перкинс (Carl Perkins)), а вечером на концерте по его же приказу во время первой игры на бис в зале вырубили свет. Одним словом, и смех и грех.

Зеппелины старались не обращать внимания на подобные инциденты, и в целом турне стало очередным триумфом группы в Америке — почти 1 миллион 200 тысяч долларов сборов с концертов при полной раскупаемости билетов на все представления тура. 27 марта впервые они были приглашены выступить во втором по значимости американском зале — «The Forum» в Инглвуде (первый — «Madison Square Garden» пока был еще не доступен). На сцене Джимми вовсю использовал одно из последних изобретений Найта — прибор «теремин» (theremin), который нашел свое применение в попурри «Whole Lotta Love», создавая просто невероятные звуковые эффекты. (Впервые «теремин» был применен Пейджем 26 апреля 1969 года на концерте в «Winterland Ballroom», San Francisco).

Окончание турне намечалось на 19 апреля, но его пришлось завершить на день раньше 18 апреля в Аризоне Плант потерял голос, и концерт пришлось отменить. После шоу Роберт вообще потерял сознание, врачи констатировали сильное истощение организма. Ничего удивительного — Зеппелины находились беспрерывно в турне с осени 1968 года. Питер Грант срочно транспортировал группу на родину и дал долгожданный отпуск до середины мая. За это время только Джимми Пейдж появился на телевидении, поучаствовав 26 апреля в программе «Julie Felix Show» телекомпании ВВС Джулия Феликс была очень популярной американской фолк-певицей и близким другом (именно другом!) Джона Пола Джонса. Кроме того, ее дела в Англии вела компания RAK.

По ходу телепредставления она анонсировала появление Джимми Пейджа как одного из наиболее виртуозных музыкантов из известных ей. Пейдж исполнил на акустической гитаре постоянный концертный номер группы «White Summer — Black Mountain Side», который, по совпадению или нет как раз после этого из сет-листа и выпал.

В середине мая Джимми Пейдж и Роберт Плант собрав в кучу подруг, детей, собак и прочую домашнюю живность перебрались в Уэльс, в коттедж «Bron'Yr'Aur», который впоследствии дал название двум композициям группы. Основная цель поездки была проста — отдохнуть, но не возбранялось и поработать с материалом для следующего альбома. Именно тогда авторский дуэт Плант — Пейдж в полной мере оформился как самостоятельная величина. Роберт уже чувствовал себя вполне здоровым и снова «рвался в бой». В конце мая в коттедж подтянулись Джонс и Бонзо — также с семьями и собаками. И началась уже настоящая работа — практически весь материал новой пластинки был готов. Записанных номеров было даже с избыт ком. Интересно, что на некоторых мастер-лентах сохранились крики детей, возня и лай собак. Одним словом — хиппистская коммуна.

В середине июня в адрес Питера Гранта поступает сразу два предложения на участие в фестивале в Шептон Маллет (известный «Фести валь Прогрессивной музыки в Бате») от Фредерика Баннистера (Frederic Bannister) и участие в «Atlanta Pop Festival» от Билли Грэма (Billy Graham). В обоих мероприятиях — группа в качестве хедлаинеров. Даты выступлений — 28 июня и 5 июля соответственно. При этом Грэм гарантировал заработок в 250 тысяч долларов, а Баннистер — почет и славу. Первоначально Пейдж склонялся к Америке, но Грант настоял на Англии. Питер считал, что отношения с родной прессой далеки от идеальных, а потому необходимо закрепить успех на родине.

Трудно утверждать, но похоже, что в очередной раз чутье не подвело Гранта. На фестивале в Атланте, где среди участников числился Джими Хендрикс, просто блистательно выступили «Grand Funk Railroad». Именно с этого момента Зеппелины на американском рынке стали испытывать жесточайшую конкуренцию со стороны этого хард-рок трио (позже — квартета). Достаточно часто по итогам ежегодных американских опросов, либо «Led Zeppelin» опережали «Grand Funk» в категории «лучшая группа» — но альбом американцев оказывался выше в категории «лучший альбом» — либо Фарнер (Mark Farner) опережал Пейджа в опросах на титул лучшего гитариста, либо Бонзо оказывался выше Дона Брюира (Don Brewer) либо Мел Шачер (Mel Schacher) признавался лучшим басистом, а Джонс уступал ему совсем немного и т. д. Это к весьма больному вопросу постоянно обсуждаемому в российской прессе кто, когда и сколько был популярным, крутым, могучим и т. д. в те годы. Поскольку достаточно долго наша страна была отделена информационным «железным занавесом» от Европы и Америки, то, соответственно это дало повод для различных импровизаций, зачастую далеких от истины. Так вот вплоть до 1976 года основным конкурентом «Led Zeppelin» — как самой крутой группы 70-х — на американском рынке оставался «Grand Funk». Имеются в виду сборы от концертов, продажи альбомов, места в хит-парадах и опросы журналистов. Других критериев «крутизны» пока не придумано. Несколько позже к Фарнеру и «Grand Funk» присоединился Элис Купер, а начиная с 1976 — 77 годов и «Kiss». На британском рынке в 1972 году эру расцвета пережили Марк Болан (Mark Bolan) с «ТRex» и Дэвид Боуи (David Bowie). Двумя годами позже Британия сходила с ума от «Slade» и «Sweet», но при этом Зеппелины были как бы над схваткой, то есть вне конкуренции. Фоном для глэм-рока являлись периодически поднимающиеся и опускающиеся в списках популярности арт-рок группы — такие, как «Yes», «Genesis», «Jethro Tull» и «Emerson, Lake & Palmer». Очень мощно в начале семидесятых выглядели «Pink Floyd», а в 1975-ом, после выхода альбома «Sabotage», очень неплохо набирали очки «Black Sabbath». Такие монстры шестидесятых, как «The Who» и «The Rolling Stones», скорее были заняты вопросами адаптации к новым условиям и существенно ужесточившейся конкуренции. Таким образом, друзья, легенда о «создателях» хард-рока в виде троицы — «Led Zeppelin», «Deep Purple» и «Black Sabbath» (иногда добавляют еще «Uriah Heep») — не более чем легенда в рамках одной взятой страны. Нашей страны. «Deep Purple» НИКОГДА не являлись конкурентами для «Led Zeppelin» (по крайней мере в годы их существования). В тот момент они были просто еще одной хорошей группой, не имевшей ни одного альбома № 1 в хит-парадах как Англии, так и США. Такова грустная для «пепломанов» правда. Можно, естественно, взять за основу не американо-английский рынок, а, например, японский или австралийский. Тут ситуация может приближаться к той, какой ее изображают некоторые доморощенные «специалисты», но эти рынки никогда не были определяющими. Кстати, в Австралии очень популярны Нет, не угадали те, кто подумал, что это — «AC/DC». Даже «Beatles» — неверный ответ. Никогда не догадаетесь, что это «Sweet»! Группа, о которой мало кто сейчас помнит. Вот так!

Однако, вернемся к нашей теме. Как только было принято решение об участии в Батском фестивале, Пейдж стал лихорадочно искать площадку для того, чтобы после долгого перерыва сыграть «вживую» Такое место — по совету Планта — было найдено и Исландии. Причина была проста. Роберт всерьез засел за историю древней Британии (что в будущем скажется при создании текстов для целого ряда новых композиции) и где-то вычитал, что в Исландии есть масса следов бриттов Таким образом совместили приятное с полeзным. Попутно отмечу — еще ни одна рок-группа не забиралась так далеко на север.

28 июня «Led Zeppelin» выступили на фестивале, оказавшись в компании Фрэнка Заппы (Frank Zappa), Карлоса Сантаны (Carlos Santana) и «Jefferson Airplane». Но, прежде чем приступить к описанию этого судьбоносного для наших героев события необходимо сделать следующее пояснение. Фестиваль в тот год продолжался два дня, и накануне, 27 июня, выступали «Pink Floyd». Причем не просто выступали — «Pink Floyd» устроили премьеру своей пьесы «Atom Heart Mother», где использовался симфонический оркестр в составе почти пятидесяти душ. Это стало тогда событием с большой буквы. В наше время подобные мероприятия — уже не редкость а тогда это стало сенсацией, и «Pink Floyd» провозгласили открытием года. Теперь вы можете себе представить, как надо было играть на следующей день, чтобы о «Pink Floyd» просто забыли!

Зеппелины поднялись на сцену около половины девятою (в те времена «хедлайнер» выступал в так называемый прайм-тайм, а сама программа фестиваля завершилась только в половине седьмого утра 29 июня) и порадовали своих поклонников, стартовав с совершенно нового номера — «Immigrant Song» (текст этой песни был навеян недавней поездкой в Исландию). Далее последовала энергичная и даже «забойная» программа, исполненная практически non-stop, и через полтора часа толпа бушевала, как огромное море в дикий шторм. И тут последовал сюрприз номер два — на сцену вынесли четыре стула и Зеппелины впервые в своей карьере сыграли акустический сет. Он правда состоял всего лишь из одной композиции — «That s The Way» заявленной в тот день как «The Boy Next Door». Сама идея акустического сета, возможно, не отличалась принципиальной новизной, так как после Зеппелинов даже на этом фестивале с акустическими связками отметились сразу две группы — «The Byrds» и «Dr. John», но вот мысль о введении акустической части в шоу оказалась настолько удачной, что стала фирменным знаком «Led Zeppelin».

После Зеппелинов эту идею подхватили такие авторитеты, как Пол Маккартни & «Wings», «U 2», «Def Leppard», и многие другие. A MTV вообще придумало целую программу «Unplugged», то есть «обесточенные».

Батский триумф, с пятикратным (!!!) вызовом на бис, не замедлил сказаться на продажах альбомов группы в Великобритании. Наступил момент, когда в музыкальном журнале «Record Collector» второй альбом группы занимал первое место, а первый — второе. Но самое главное было в другом — этот успех позволил «Led Zeppelin» встать на один уровень с «The Who» и «The Rolling Stones», то есть занять место в «высшей лиге» британского рока.

Уже две недели спустя Зеппелины были снова в дороге. На этот раз отправились в короткое — всего недельное — турне по Германии. В этом туре журнал «Record Mirror» предложил Джону Бонэму вести дневник. Бонзо продемонстрировал всему миру свое чувство юмора и индивидуальность — над его смешными и непосредственными заметками смеялись до слез. Правда, утверждают, что их редактировал Питер Грант.

Второй концерт в Кельне не обошелся без неприятностей — почти тысяча немцев, оставшихся без билетов, высадили в зале все окна и двери. Перед последним концертом в Берлине группа в полном составе отправилась на экскурсию к Берлинской Стене, но ее вид вызвал у всех чувство депрессии.

На концертах музыканты выглядели столь экзотично в своих сценических костюмах, что немецкая пресса, отдавая должное их мастерству, описывала их следующим образом: Плант — златокудрый викинг, Пейдж — священнослужитель эпохи друидов, Бонзо — Синдбад-Мореход, а Джонс — хоббит, шныряющий вокруг со своей бас-гитарой.

После германских гастролей Пейдж отправился в Нью-Йорк с мастер-лентами семнадцати композиций нового альбома. Его цели были просты — закончить все и передать пластинку в производство. Естественно, что такого количества композиций с лихвой хватало на альбом, поэтому Пейджу опять предстояла нелегкая задача отбора.

Новый альбом вновь не имел собственного названия, и по взаимному согласию должен быть назван «Led Zeppelin III». Появиться в качестве винилового диска альбом мог намного раньше, если бы не сгенерированная Пейджем идея оформления с вращающимися картинками.

8 августа «Melody Maker» анонсирует начало шестого американского турне — 15 августа в Нью-Хэйвене, штат Коннектикут. В некоторых изданиях, правда, промелькнула информация, что группа должна была начать турне 5 августа и что первые девять концертов, намеченные на стартовую декаду (до 14 августа), перенесены или отменены.

И вновь на долю группы выпали хвалебные отзывы и блестящие рецензии, подтверждавшие тот факт, что команда находилась в великолепной форме. Акустический сет был встречен с большим воодушевлением, и теперь включал две композиции — добавилась «Вгоn-Yr-Aur Stomp». Даже несмотря на то, что ситуация в Америке практически не изменилась с весны и вновь возникло много проблем с организацией концертов, турне проходило успешно.

Во время тура группу настигла трагическая весть — умер отец Джона Пола Джонса. Басист немедленно покинул Штаты, и концерт 26 августа в Милуоки был перенесен на 31-ое число. После того как Джонс вернулся, тур был продолжен.

Одним из самых запоминающихся представлений стал концерт 4 сентября в «Форуме», Лос-Анджелес. Команда играла потрясающе, и к концу — двух с половиной часов! — выступления была уже изрядно уставшей. Далее происходит приблизительно следующий диалог с залом:

Пейдж: Ребята, мы устали, давайте попрощаемся.

Зал: Нет!( Крики, свист).

Пейдж: Ну, ребята… Мы пойдем уже… (Тихо) Да?

Зал: Нет!

Пейдж: Да!

Зал: Нет!!

Пейдж: Да!!!

Зал: НЕТ!!! ЗЕП-ПЕ-ЛИН!!! ЗЕП-ПЕ-ЛИН!!!

Пейдж: Черт с вами! Получите!

Попурри «Communication Breakdown» с битловской «I Saw Her Standing There»! Но и это еще не все — снова на бис «Blueberry Hill» и «Out The Tiles». Толпа дошла до исступления, и после концерта перегородила улицы вокруг «Форума». Все ждали появления музыкантов. Грант стал лихорадочно искать выход из ситуации. Тут до Ричарда Коула дошло, что можно всех четверых переодеть женщинами и вывести через боковой вход, так как у запасного выхода тоже собралась огромная толпа. Зал удалось покинуть относительно быстро, но на улице кто-то опознал Бонэма по его красному носу. Последние двадцать метров до машин Зеппелины бежали, весело постукивая каблучками.

Сразу после концерта Зеппелины отправились (предварительно, естественно, переодевшись) в клуб «Troubadour». В клубе в ту ночь выступала группа «Fairport Convention», записывавшая в Америке свой «живой» альбом. Квартет Зеппелинов присоединился к ним, и обе команды исполнили шесть композиций, в том числе и вещь Пресли «That's All Right Mama». Этот джем был записан на передвижную студию, а мастер-ленты по окончании изъяты Питером Грантом. С тех пор эти записи никто не слышал.

Концерт в Филадельфии 17 сентября был отменен по весьма уважительной причине. 16 сентября группа в полном составе, плюс неизменная глыба жира по фамилии Грант, прибыли в лондонскую гостиницу «Савой» на церемонию награждения, проводимую журналом «Melody Maker» по результатам опросов своих читателей. «Led Zeppelin» были признаны лучшими в категории «Лучшая Британская Группа» и «Лучшая Группа мира», Роберт Плант стал «Лучшим Вокалистом мира», а альбом «Led Zeppelin II» — «Альбомом года». Британские средства массовой информации немедленно напомнили своим читателям, что год назад «The Beatles» были последний раз признаны группой года (вторыми тогда стали «Jethro Tull»), и теперь похоже на то, что эпоха «Beatles» завершена и наступает эра «Led Zeppelin», — как в воду глядели.

Группа вернулась в Штаты на последние два концерта в Нью-Йорк. Теперь им впервые предстояло выступать в «Мэдисон Сквер Гарден». Два концерта в этом зале принесли группе почти 130 тысяч долларов. На вечернем шоу Плант почтил память умершего накануне Джими Хендрикса.

Неделю спустя журнал «Billboard» огласил результаты опросов своих читателей: «Led Zeppelin» — Лучшая Группа мира! Было отчего крыше поехать! Подобный дубль, — по опросам «Melody Maker» и «Billboard», самых уважаемых и профессиональных музыкальных изданий в то время, — до этого удавался только «The Beatles» (трижды). Учитывая, что Зеппелинам удастся повторить такой трюк еще раз в 1975 году, становится ясным и понятным их перманентное сравнение с «Битлз». Кстати, ни одной группе мира больше никогда не удалось повторить достижение этих британских коллективов.

5 октября, после многочисленных проволочек и задержек, «Led Zeppelin III» поступил в продажу одновременно на британском и американском рынках.

LED ZEPPELIN III

Наивысшее место в хит-параде Великобритании: 1

Количество недель в ТОР-10: 12

Наивысшее место в хит-параде США: 1

Количество недель в ТОР-10: 22

Дата релиза компакт-диска: сентябрь 1987 года. 

1. Immigrant Song (Page — Plant)

Блестящая композиция, полная внутреннего напряжения и энергии. Плант как основной текстовик группы отразил в ней те свои впечатления, которые были навеяны историей древней Британии. «Валхалла», о которой говорится в тексте, — место захоронения древних викингов, а поскольку хоронили викингов, как правило, в воде, то «Валхаллу» следует позиционировать где-то в Северном Море. Напряжение композиции придает некая атмосфера депрессивности, которая стала характерной для всего альбома. Номер дебютировал на фестивале в Бате и оставался открывающим шоу до середины 1972 года, пока «Rock And Roll» не заменил его в этой роли. Соответственно, песня из трэк-листа после этого была изъята.

2. Friends (Page — Plant)

Полуакустический номер, один из тех, из-за которых на Зеппелинов обрушилась волна критики с обвинениями в смягчении звучания. Очень интересная вещь, со значительным психоделическим потенциалом. Атмосфера некой подавленности присутствует и здесь, тем не менее и эта вещь — безусловный шедевр Зеппелинов. Редко присутствовала в трэк-листах. Точнее один раз — в Японии в 1971 году.

3. Celebration Day (Page — Plant — Jones)

Типичный хард-рок, в значительной мере характерный для Джимми Пейджа, с несколько «придушенным» звучанием гитары, но от этого он только стал лучше, так как блестяще вписался в общую атмосферу альбома. Постоянный концертный номер, начиная с американского турне 1971 и 1973 годов. После американского турне 1973 года из сет-листа выпал и эпизодически исполнялся на бис.

4. Since I've Been Loving You (Page — Plant — Jones)

Блестящий блюз и один из самых любимых публикой номеров. В зависимости от того, как исполняется этот номер, можно было безошибочно определить, в какой форме находится Джимми Пейдж: его соло в этой вещи просто бесподобно. Игра всей команды вызывает восхищение, однако отдельных комплиментов заслуживает игра Джона Пола Джонса на органе и меллотроне, которая для данной композиции значит ничуть не меньше гитарных откровений Пейджа. (К слову, в проекте «No Quarter» во время исполнения этой песни призванный под флаги Пейджа и Планта марокканский оркестр в полном составе имитировал клавишные партии Джонса.). Постоянный концертный номер на протяжении всей карьеры. Выпал только во время турне по Америке в 1975-ом и концертов в Англии в том же году.

5. Out On The Tiles (Page — Plant — Bonham)

Хорошая заводная и забойная вещь, но не более того. В сет-лист впервые попала на концерте в Лос-Анджелесе 4 сентября 1970 года. Далее исполнялась эпизодически, чаще на бис. Начальные аккорды этой вещи нашли свое применение в качестве вступления к «Black Dog». В таком виде и просуществовала до 7 июля 1980 года — последнего шоу в Европе.

6. Gallows Pole (Trad. arr. by Page — Plant)

Пейджу в полной мере удалась аранжировка этой народной американской песни, но в сет-лист эта вещь попала считанное число раз, несколько попыток ее сыграть «вживую» были неудачными, и команда оставила эту затею. Зато в полной мере это удалось сделать проекту Плант — Пейдж, но там им помогали сразу пять музыкантов.

7. Tangerine (Page)

Почти половина композиций этого альбома составили основу акустического сета «Led Zeppelin». He стал исключением и этот номер, который стабильно занял свое место во время первого турне по Японии, осеннего британского турне 1971 года, австралийского и американского турне 1972-го. В качестве электрического номера в сет-лист эта вещь вернулась во время английских концертов 1975 года.

8. What's The Way (Page — Plant)

Среди акустических номеров этот — самый постоянный и любимый у группы. Начиная с фестиваля в Бате присутствовал в программе каждого выступления, выпав только во время британского турне 1972 — 73 годов, когда его заменяли другие композиции, и во время американских турне 1973 и 1975 годов, когда вообще акустическая часть шоу отсутствовала.

9. Bron-Y-Aur Stomp (Page — Plant — Jones)

Еще один «стойкий оловянный солдатик» акустической части программы. Единственный номер, постоянно присутствовавший во время акустического сета. Во время турне 1977 года по Америке группа заканчивала его исполнение криками «Страйдер!», в память о псе Роберта Планта, который своим назойливым присутствием так досаждал всем в 1970 году в Уэльсе.

10. Hats Off To (Roy) Harper (Trad. arr. by Charles Obscure)

Эту вещь, посвящение большому другу Зеппелинов Рою Харперу можно назвать авангардным и экспериментальным блюзом, настолько необычно и неприглаженно звучит эта композиция. «Вживую» не исполнялась никогда.


Предварительные заказы на альбом составили 700 тысяч в Америке и 60 тысяч в Великобритании, что гарантировало ему титул «золотого». Тем не менее, у этого альбома самые плохие показатели продаж, если 8-миллионный тираж расценивать как плохой показатель. Во время подготовки альбома семь композиций были отбракованы, и среди них великолепная «Hey Hey Wha


Содержание:
 0  вы читаете: Led Zeppelin : Андрей Беспамятнов  1  Пролог : Андрей Беспамятнов
 2  1968 : Андрей Беспамятнов  3  1969 : Андрей Беспамятнов
 4  1970 : Андрей Беспамятнов  5  1971 : Андрей Беспамятнов
 6  1972 : Андрей Беспамятнов  7  1973 : Андрей Беспамятнов
 8  1974 : Андрей Беспамятнов  9  1975 : Андрей Беспамятнов
 10  1976 : Андрей Беспамятнов  11  1977 : Андрей Беспамятнов
 12  1978 : Андрей Беспамятнов  13  1979 : Андрей Беспамятнов
 14  1980 : Андрей Беспамятнов  15  После 1980 : Андрей Беспамятнов
 16  Альбомы : Андрей Беспамятнов  17  Сборники и компиляции : Андрей Беспамятнов
 18  Бутлеги (Bootlegs) : Андрей Беспамятнов  19  Альбомы : Андрей Беспамятнов
 20  Сборники и компиляции : Андрей Беспамятнов  21  Бутлеги (Bootlegs) : Андрей Беспамятнов
 22  Видеография : Андрей Беспамятнов  23  Альбомы : Андрей Беспамятнов
 24  Альбомы : Андрей Беспамятнов  25  Альбомы : Андрей Беспамятнов
 26  Альбомы : Андрей Беспамятнов  27  Альбомы : Андрей Беспамятнов
 28  Альбомы : Андрей Беспамятнов  29  Альбомы : Андрей Беспамятнов
 30  Альбомы : Андрей Беспамятнов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap