Справочная литература : Искусство и Дизайн : Монтаж : Майкл Рабигер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Майкл Рабигер

Монтаж

Перевод А.Лыковой

Реферативное изложение главы из книги

Майкла Рабигера

"Режиссура документального кино"

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ*

Обзор монтажно-тонировочного периода*

Монтаж на бумаге: работа над созданием структуры*

Монтаж: первая сборка*

Монтаж: процесс усовершенствования*

Монтаж: последний этап*

Монтажные проекты*

Повторение главного*

ЗАКЛЮЧЕНИЕ*

Учебное пособие

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мы можем только сожалеть, что ни одно солидное отечественное издательство за последние полвека не посчитало необходимым выпустить книгу, подобную той, которую написал известный американский режиссер и педагог Майкл Рабигер. Учебник "Режиссура документального кино" не раз переиздавался, переведен на несколько языков. В Европе и Америке его покупают студенты, работники телевидения и все, кто учится делать фильмы и передачи.

В учебнике девять частей. В настоящем издании мы публикуем только выдержки из шестой части, которая называется "Постпродакшен". В англо-американской терминологии так именуется этап работы над фильмом после окончания съемок, в русской - монтажно-тонировочный период или период монтажа и озвучания.

Пожалуй, главным достоинством публикуемой работы можно считать подробное и доходчивое изложение технологии творческого процесса на этом этапе создания экранного произведения. Рабигер скрупулезно описывает организацию работы режиссера и монтажера и дает мягкие рекомендации по основам этих профессий. Для опытного режиссера здесь нет особых творческих открытий, но доходчиво изложенный систематизированный подход к творчеству делает учебник неоценимым пособием для начинающих

Уже в начале профессионал обратит внимание на принципиальное различие во взглядах на монтаж (на употребление этого термина в отечественной и западной школах). Со времен Льва Кулешова, с его легкой руки и пера российская теория кино, а следом за ней и российская теория телевидений подра-зумевают под емким словом "монтаж" не только и не столько сборку фильма или передачи из отдельных кадров в целостное произведение. За этим терми-ном стоит и "сборка" мыслей автора в сценарий, и "сборка" режиссером пла-стических и звуковых образов в его воображении, и разработка постановочного проекта, и умение профессионалов монтировать фильм до съемок на внутрен-нем "экране" сознания.

Л. Кулешов не только первым в мире заявил, что в основе всех монтаж-ных действий лежит принцип сопоставления, но неоднократно эксперимен-тально подтвердил этот вывод и даже провел аналогию между кино, музыкой и живописью. Глобальность участия принципа сопоставления во всех проявле-ниях осмысленной человеческой деятельности и плодах этой деятельности обосновали его последователи. Принцип сопоставления безраздельно и еди-нолично охватывает человеческое мышление и все процессы приема и выдачи информации нашим сознанием. Люди способны выражать и воспринимать речь и мысли друг друга только потому, что они рождаются в сопоставлении слов. Вы, произнося слова, монтируете их во фразы, а ваш друг, оказывается, точно так же умеет, воспринимая слова, монтировать их. И только поэтому он спосо-бен понимать вашу радость и ваше горе.

По своей сути монтаж - это действие и его результат, выполненные по методу сопоставления. Он проявляется во всем. Он - в образе, он - в сочета-нии образов, он - в кадре, он - в сопоставлении кадров, он - в сложении сцен, он - в построении драматургии и композиции произведения, он и в самом творческо-технологическом процессе монтажа фильма.

На такое понимание сути и функций монтажа Рабигер не претендует. Он рассматривает только завершающий этап работы режиссера, раскладывает его "по полочкам" режиссерской кухни и советует, как лучше создателям экранного произведения достичь своей цели.

Рекомендуем тем, кто собирается войти в самостоятельное творчество, читать книгу не по диагонали, а изучить и запомнить последовательность и ме-тоды эффективной организации труда, предлагаемые Майклом Рабигером. А мы своими комментариями поможем вам в них разобраться.

Американцы неоспоримо правы в том, что "время - это деньги". И Раби-гер помогает их экономить.

Обзор монтажно-тонировочного периода

Монтажно-тонировочный период - это этап создания кино- или ви-деоленты, на котором отснятым кадрам придается окончательный вид - та-кой, в каком фильм предстанет перед зрителями. Эта работа осуществляет-ся в основном монтажером и группой звукового оформления (если имеется в наличии монтажная группа в полном составе) и включает следующие этапы:

Демонстрацию на экране отснятых кадров с тем, чтобы режиссер ото-брал нужный материал.

Подготовку монтажных листов.

Индексацию отснятого материала.

Подготовку "бумажного" варианта - плана монтажа.

Монтаж первой черновой копии.

Монтаж окончательного варианта.

Запись дикторского текста (если таковой имеется).

Запись музыки (если это необходимо).

Устранение дефектов записи диалогов и их сведение на меньшее коли-чество дорожек для последующего выравнивания.

Подготовку к монтажу таких компонентов, как звуковые эффекты, атмо-сферные шумы и музыка.

Микширование (сведение) этих элементов звукозаписи на одну дорож-ку.

За этим следуют другие этапы работы, также выполняемые под руко-водством монтажера. При работе с кинолентой монтаж ведется на проек-ционном столе, в то время как монтаж видеофильма осуществляется на аппаратуре линейного монтажа или при помощи компьютера. Там же делает-ся чистовой звук и окончательный вариант фильма, пригодный для веща-ния.

Роль монтажера и его обязанности

Перечень обязанностей монтажера документального фильма указы-вает на то, сколь важна его роль в создании фильма. Хорошо известно, на-сколько значительным может быть участие в создании фильма монтажера, если он творчески подходит к делу. А так как структура документального фильма, а также собственно авторская интерпретация во многом форми-руются именно на стадии монтажа, монтажер документального фильма по праву считается вторым режиссером.

Если, бюджет фильма невелик, то функции монтажера и режиссера может выполнять один человек, особенно если режиссер не хочет ни с кем разделять ответственность. Но такой подход ошибочен, так как монтажер, творчески подходящий к делу, на этом этапе работы оказывается очень по-лезным. Ведь режиссер обременен знанием всех деталей, связанных с соз-данием фильма, в то время как монтажер непредвзято подходит к материа-лу и более реалистично оценивает его возможности.

В процессе создания фильма встреча монтажера и режиссера проис-ходит в тот напряженный и полный неопределенности момент, когда лента уже отснята, но фильму еще предстоит приобрести свое неповторимое ли-цо. Режиссеры, какими бы самоуверенными они ни казались, по большей части очень хорошо осведомлены о слабых сторонах фильма и зачастую испытывают нечто вроде послеродовой депрессии. Если монтажер и ре-жиссер как следует не знают друг друга, они будут вести себя насторожен-но и формально: оба они отдают себе отчет в том, что в руки монтажера попадает "дитя" режиссера. Монтажер должен быть понимающим, спокойным, организованным, открытым для экспериментирования и в то же вре-мя дипломатичным в стремлении сделать все по-своему.

На этом этапе режиссер может представить монтажеру план монта-жа, которого следует придерживаться. В другом случае режиссер может рассказать, какие задачи ставили перед собой создатели фильма, когда шла съемка, и дать возможность монтажеру самому найти лучший способ их разрешения. Режиссер может также поинтересоваться тем, что, по мнению монтажера, является сильной стороной представленного материала, спро-сить о мнении по поводу всех наиболее интересных и значительных эпизо-дов и так далее. Работа с таким монтажером будет основываться на общих замыслах и оценках. И если действительно стремиться найти в монтажере доброго соратника, то уго в дальнейшем оправдает себя практически в любом из перечисленных типов взаимоотношений режиссера и монтажера.

Монтажер принимается за работу и составляет первый черновой ва-риант фильма. Благоразумные режиссеры в этот момент оставляют монта-жера одного: они хотят оценить его работу свежим взглядом Беспокойный же режиссер будет постоянно заглядывать в монтажную и пытаться руко-водить всеми действиями монтажера. И уже от монтажера зависит, пойдет ли это на благо всему делу. Одни любят делиться своими соображениями по ходу работы, другие, интроверты по характеру, предпочитают, чтобы их оставили в покое и дали возможность самостоятельно разобраться в том, что же они хотят создать из вороха отснятых кадров.

Вы прочитали всего несколько абзацев, а уже требуется комментарий. В современном отечественном производстве фильмов и солидных передач ре-жиссер никогда не устраняется от работы над монтажом (Если, конечно, он "не наломал дров" во время съемок, как это случилось у М. Ромма на его пер-вом фильме "Пышка", когда ему разрешили самому сделать пересъемки и но-вый монтаж).

Практика, предлагаемая М. Рабигером, широко распространена в запад-ном кинопроизводстве художественных картин. В истории кино есть блиста-тельные примеры, когда один снимает, а другой монтирует без участия перво-го. В результате такого содружества были созданы фильмы, ставшие призера-ми и лауреатами многих международных фестивалей.

В отечественной документалистике такой подход не нашел себе места по многим причинам. Не станем их разбирать, а только подчеркнем, что первые свои работы следует монтировать самому или с инженером, который будет беспрекословно выполнять ваши желания. Монтируя, вы учитесь снимать, мон-тируя, вы познаете свои ошибки, допущенные на площадке, познаете, может быть, не сразу, но навсегда.

Цифровой (или нелинейный) монтаж позволил намного ускорить черновую монтажную работу. Раньше этот этап создания фильма представ-лял собой кропотливую работу, заключавшуюся в компоновке, подгонке и поиске новых вариантов монтажа отснятых кадров и звукозаписи. И если линейный видеомонтаж свел работу монтажера к простому поиску допус-тимых сочетаний, то нелинейный видеомонтаж соединил в себе преимуще-ства обоих подходов.

Но какой бы путь ни был выбран, каждая деталь требует проработки. Каждый эпизод, каждый кадр тщательно рассматриваются, изучаются и взвешиваются. Это происходит в тесном контакте с режиссером, и монта-жеру часто приходится, хоть и в деликатной форме, противостоять разно-образным предрассудкам и немотивированным на его взгляд пожеланиям в связи с отснятым материалом, которые бывают у любого режиссера.

Но какие бы формы ни приобретало это сотрудничество, профессио-нально мыслящий режиссер всегда попадает в зависимость от того, как ра-ботает монтажер. Коллегиальная работа, которая, в отличие от того, что делает один человек, предполагает многообразие подходов к делу, способ-ствует созданию содержательно более насыщенной и в то же время гармо-ничной по форме ленты.

Начало монтажа: просмотр кадрового материала

Хотя съемочная группа, возможно, частично и просматривала гото-вый материал по окончании съемок, в интересах дела будет полезно пока-зать на экране всю работу целиком. Это лучше делать в несколько прие-мов, поскольку даже наиболее подготовленные к этому профессионалы не в состоянии смотреть и критически оценивать киноленту дольше четырех часов подряд. А так как общий просмотр неизбежно влечет за собой бур-ные обсуждения, то смотреть ленту нужно отдельно от монтажера.

В отечественной практике чаще всего процесс работы над монтажом фильма (особенно, если он снимается долго и его будущее экранное время превышает полчаса) начинается после начала съемок Это позволяет опера-тивно вносить коррективы в съемку и делать досъемки по ходу работы.

Какой же режиссер удержится не посмотреть материал, который ему удалось снять Если это кинопленка, то переживаешь и с нетерпением ждешь, когда она выйдет из проявки. А если это видео, то смотришь тут же, как только предоставляется такая возможность

Более того, чтобы сократить время монтажного периода, параллельно со съемкой должна проводиться сортировка материала по сценам и эпизодам. Этот процесс называют черновой подборкой Из первоначально собранной сцены выбрасывают только откровенный брак и явно неудавшиеся куски, но не подрезают начала и концы кадров

Подобранный по сценам и эпизодам весь материал, просматриваемый в начале монтажного периода, производит большее впечатление на сценариста и режиссера, вызывает более точные мысли, комментарии, эмоции, нередко позволяет именно на этом просмотре увидеть будущую модель всего фильма или документальной передачи. Такую предварительную подборку, конечно, может сделать монтажер самостоятельно, если он имеет соответствующие указания режиссера, режиссерский сценарий и отметки на пленке, показываю-щие принадлежность кадров к той или другой сцене.

Но если Ваша экранная работа небольшая или целиком снимается в да-лекой экспедиции, то лучше все-таки сначала собрать материал по сценам и только потом устраивать общий просмотр. А подготовка к нему идет, как прави-ло, с участием монтажера.

Для того чтобы составить свое собственное мнение и подумать о предстоящей работе над кинолентой, монтажеру необходима спокойная атмосфера, в которой он мог бы сосредоточиться. После просмотра каждо-го дубля полезно делать небольшие перерывы: это дает возможность обсу-дить увиденное. Ведь создателям фильма важны не просто факты, но и то, как они будут сочетаться между собой.

Сплошной просмотр материала позволяет оценить значение всех кадров, увидеть все связанные с ними проблемы. Во время просмотра сле-дует записывать все свои наблюдения о том, как можно использовать имеющийся материал. Все, что приходит в голову в этот момент, очень бы-стро забудется и окажется утраченным, если только сразу это не записать.

Я рекомендую фиксировать все возникшие в связи с каждым эпизо-дом, с каждым кадром пожелания и наблюдения. Если при просмотре у вас появится чувство: "Забавно, но неубедительно ", то это следует записать, так как каким бы субъективным вам ни казалось ваше ощущение, его исто-ки наверняка кроются в характере материала, и это чувство будет вам ме-шать при монтировании фильма. То, что подсказывает интуиция, зачастую кажется нам таким беспочвенным, что мы склонны забывать или просто пренебрегать собственными впечатлениями, но ведь то, что их вызвало, останется, и зрители столкнутся с теми же проблемами.

Очень хорошо, если рядом с вами будет кто-то, кто сможет писать под вашу диктовку. Если же такой возможности нет, делайте магнитную запись. Старайтесь ни на минуту не отвлекаться от экрана: вы можете про-пустить что-то важное. По поводу значения отдельных эпизодов или дуб-лей могут возникать споры, причем у членов монтажной группы и у самого монтажера могут сложиться и противоречащие друг другу мнения. Такой диалог следует поощрять, а к высказываемым мнениям прислушиваться. Скорее всего, точно такой же будет и реакция будущей зрительской ауди-тории, так что сейчас можно с пользой для дела проверить свои предполо-жения.

Создание документального фильма - это большой духовный труд. Здесь нужно абстрагироваться от всех столь милых сердцу исходных поже-ланий, освободиться от переживаний, связанных со съемками фильма, и объективно и творчески посмотреть на материал. Ведь для конечного ре-зультата важны только отснятые кадры, "вы должны увидеть свой фильм в отснятом материале, не забывая при этом о своем замысле. И хотя это покажется крайне скучным, я рекомендую делать компьютерную запись каждого произнесенного слова: это полезно и для последующего монтажа, и для понимания действующих лиц вашего фильма. Однако и это еще не все. Все те, кто имел возможность ознакомиться с записями разговоров Никсона, которые он вел из Белого дома, могли убедиться в том, что пол-нота смысла складывается не из слов самих по себе, но также и из того, как эти слова произнесены.

Эта запись не так трудоемка, как обычно считают. Кроме того, она помогает в последующем длительном процессе монтажа, а также обеспе-чивает уверенность в том, что вы не пропустили ни одного из возможных вариантов монтирования.

Опытный педагог, безусловно, прав! Процесс просмотра отснятого мате-риала будущего фильма - процесс глубоко творческий и ответственный. В этот момент у режиссера обычно активно работает воображение, рождаются не-ожиданные идеи, могут появиться мысли о новом ходе рассказа или постановки проблемы, причем более интересные, чем первоначальный замысел. Побуди-телем этого может быть только сам экранный материал, в котором отразилась действительность, проявляя новые, не предусмотренные сценарием стороны.

И второе, в чем абсолютно прав М. Рабигер: все мысли необходимо за-писывать по ходу просмотра; записывать, связывая каждую из них с конкрет-ным кадром или сценой. Иногда в ходе просмотра у режиссера, автора сцена-рия или членов группы вырываются реплики, которые могут стать ярким ком-ментарием какого-то куска или даже неординарным взглядом на события. Важ-но главное: все записи должны вести к систематизации материала, к сокраще-нию сроков монтажа, к четкой и последовательной организации творческого труда группы.

Но если вы не можете примириться с идеей записи всего хоть сколь-ко-нибудь значительного, что имеет отношение к вашему фильму, можно воспользоваться другим, менее трудоемким методом.

Вместо фиксирования реально произнесенных слов вы можете отме-чать затронутые в дискуссии проблемы, общий смысл отснятых дублей или записанных интервью. Это поможет вам выделить тематические группы. что при монтаже позволит без труда обращаться к любому сюжету. Тогда вы сможете принимать решения, просматривая целые разделы своих запи-сей по ключевым словам. Лишить себя этой возможности - значит действо-вать по принципу "скупой платит дважды": в будущем при монтаже вам придется затрачивать гигантские усилия для того, чтобы выделить и ото-брать тематически связанные компоненты.

Возможности систематизации материала, предоставляемые компью-тером, обеспечивают путь к творческому успеху даже самому ленивому человеку. Компьютерная запись позволяет воспользоваться имеющейся в процессоре функцией поиска, что во много раз ускоряет обработку введен-ных в компьютер слов и целых высказываний.

Индексация кадрового материала

Отснятая часть киноленты получает новый номер при каждом новом запуске камеры. Это позволяет монтажеру синхронизировать записанные по отдельности изображение и звуковое сопровождение. При съемке же видеофильма звук и изображение записываются одновременно при помо-щи одного записывающего устройства, так что нумеровать дубли необяза-тельно. Тем не менее, индексация материала должна быть организована так, чтобы в дальнейшем его было удобно использовать. Монтажный отре-зок должен содержать указание на время (или особый шифр) для каждого дубля, сколько-нибудь значительного действия или события. Определения должны быть краткими: ими может воспользоваться только тот, кто знаком с материалом и знает, чего ожидать. Например,

01:00:00мужчина у ткацкого стана.

01:00:30тот же человек: вид через нити.

01:00:49его руки с челноком.

01:01:07его лицо за работой, он останавливается, трет глаза.

01:01:41его руки и челнок.

01:02:09ноги на педалях.

Цифры соответствуют часам, минутам и секундам. Проведите жир-ную черту между монтажными подборками кадров и дайте каждой соот-ветствующее ее содержанию название. Таким образом, если мне понадо-бится что-то, относящееся к ткацкому стану, я прежде всего обращусь к разделу "Ремесла", зная, что материал, связанный с ткацким станом, сни-мался вместе с блоком других материалов, куда входят также "Кузница", "Гончарная мастерская", "Изготовление веников", "Плетение корзин".

Протоколирование монтажных отрезков осуществляется для того, чтобы можно было быстро найти материал, так что любые классификато-ры, индексы и цветовые шифры, какие вы можете придумать, помогут вам в дальнейшей работе и сэкономят время и силы, особенно если материалом для монтажа служат многочасовые записи. Поспешное индексирование не-больших отрезков может потом плохо сказаться: Мерфи (я имею в виду закон Мерфи) любит устраивать засады в непродуманных системах индек-саций и проч. Так что в тот момент, когда вы будете испытывать искуше-ние сделать монтажный кусок очень коротким, я советую подумать о том, что в будущем вам может понадобиться именно данный остаток кадра и его срочно нужно будет найти. И случится это наверняка поздно вечером, нужный кадр окажется затерянным где-то в пленках с пятичасо-вым материалом, а вы будете напрасно скрежетать зубами и разрывать одежды.

Система маркировки и предварительного разбора материала требует дополнительного объяснения. Маркировку следует начинать на съемках - это незыблемая истина. Если фильм снимается на кинопленку, то оператор или его ассистент обязаны на каждом отснятом куске, упакованном в коробку, написать название сцены и дату съемки. С этим названием на коробке к вам вернется материал.

При больших объемах материала лучше снять табличку с названием сцены, как снимают "хлопушку" в игровом кино.

Когда материал снимается на видео, то на кассете необходимо написать названия отснятых сцен в порядке их съемки и хронометраж каждой из них Ес-ли на исходном материале не было таймкода' (' Таймкод - ряд цифр, вынесенный на изображение, который указывает местораспо-ложения данного кадрика от начала кассеты или съемки), как описано у М. Рабигера, то его необходимо нанести на материал в той или другой технологии, которую вы будете использовать при монтаже

Перед монтажом обязательно следует либо сохранить первоначальную маркировку, либо нанести новую. Без нее вы будете плутать по лабиринтам своего материала, теряя драгоценное время, и приписывать исчезновения нужных кадров мистическим силам

Независимо от технологии (кино или видео) до начала сборки картины весь материал полагается рассортировать, разложить по эпизодам и сценам. Лучше, если названия кусков перекочуют из сценария. Тогда у вас появятся новые коробки с наклейками этих названий или компьютерные файлы с подоб-ранным материалом. А для линейного монтажа необходимо еще создать ката-лог с записями на бумаге, указывающими, на какой кассете и на каких минутах этой кассеты или таймкода находятся куски, блоки кадров той или другой сце-ны.

Но в любом случае все словесные фонограммы и интервью подлежат обязательной расшифровке: они должны быть записаны на бумаге слово в слово. Такая предварительная работа с фонограммами обязывает сразу выде-лить основные мысли, высказанные героями фильма. Это дает возможность режиссеру строить воображаемую модель фильма, манипулируя изобрази-тельными сценами и мыслями героев, не прокручивая часами материал на эк-ране.

Подбор фрагментов для черновой копии

Черновой вариант должен состоять из длинных, свободно соединен-ных отрезков. Давайте посмотрим, какие шаги нужно совершить для того, чтобы и на этом этапе подбор делался профессионально.

Шаг А. Вы подготовили монтажные листы, содержащие расшифро-ванные записи (1), и ксерокопию. Поместите их в папку с названием "Ис-ходные монтажные листы", там и держите. Вы будете работать с ксероко-пией (2).

Шаг Б. Просмотрите материал, следя за словами каждого из говоря-щих по ксерокопии монтажных листов (2). Если какой-либо фрагмент при-влечет ваше внимание, сделайте вертикальную отметку на полях. Таким образом, вы будете помечать все то, что вам покажется важным. Что-то вы сочтете интересным в самом тексте, или же вам покажется удачным изло-жение фактического материала; в других случаях вы отметите то, что вы-звало ваше сугубо эмоциональное личное отношение: показалось смеш-ным, трогательным или же рассердило и расстроило. На этой стадии ваша задача - просто реагировать. Не надо анализировать свои чувства: потом у вас будет для этого время.

Шаг В. Теперь, когда у вас есть ксерокопия с вашими отметками на полях напротив всех заинтересовавших вас фрагментов, проанализируйте каждый из них, отмечая начало и конец пассажей квадратными скобками: это позволит выделить предпочтительные начало и конец фрагмента.

Определить, пригодны ли для монтажа в задуманном вами виде вы-деленные реплики, учитывая особую интонацию начала высказывания, вы сможете, лишь вернувшись к звукозаписи. Точно так же может потребовать изменений и предполагаемый конец эпизода в том случае, если высказыва-ние персонажа заканчивается восходящей интонацией: это звучит странно и производит впечатление незаконченности.

На полях против выделенного фрагмента стоит помета "6/Тэд/З", то есть "Магнитофонная кассета б, Тэд Уильямс, фрагмент З". В дальнейшем подобная индексация окажет вам большую помощь: она позволит вам най-ти этот фрагмент в тексте и определить соответствующий ему отрезок ки-ноленты. Какой-либо единой системы индексации не существует, но, как всегда в подобных случаях, вам следует выбрать какую-то одну систему и последовательно ее придерживаться на протяжении всей работы над филь-мом. А при работе над следующим фильмом вы сможете учесть недостатки вашей системы и ее усовершенствовать

Итак, теперь в вашем распоряжении находятся ксерокопии (4) с вы-деленными фрагментами (с отмеченным началом и концом), снабженные индексами. Все это может использоваться при монтировании ленты. Все фрагменты должны быть снабжены описанием их функции, например, "Тэд описывает фермера Уильса".

Шаг Г. Теперь сделайте ксерокопию (5) размеченных вами страниц. Ксерокопию исходных размеченных монтажных листов (4) вы можете от-ложить в сторону. В порядке, соответствующем записи на кассете, помес-тите их в папку под названием "Размеченные монтажные листы" и снабди-те ее индексом - так, чтобы можно было быстро найти любой необходимый вам параметр. При монтаже эта папка вам понадобится.

Шаг Д. Из ксерокопии размеченных монтажных листов (5) следует вырезать ножницами выбранные фрагменты (6), готовые к сортировке и группировке, предшествующей "бумажному" монтажу. Поскольку возле каждого фрагмента вы отметили, о чем там идет речь и для чего он предна-значен, а также снабдили его индексом, вам достаточно взглянуть на него, чтобы понять, что он собой представляет и куда его поместить, а также ка-кому разделу в папке с размеченными монтажными листами он соответст-вует.

Теперь вы достаточно подготовлены к тому, чтобы перейти к чтению следующей главы, где подробно рассказывается о том, как создается пер-вый монтажный вариант на бумаге. Выбранные фрагменты (6) следует в нужной вам последовательности прикрепить стэплером к листам бумаги (7)и поместить их в папку (8), где и будет находиться план первого монтаж-ного варианта вашего фильма.

Эта процедура может показаться слишком сложной, однако поверьте мне, что впоследствии, особенно если вы имеете дело со сложным проек-том, вы будете вознаграждены за время, потраченное в самом начале на организацию работы (составление индексов, графиков, указателей, цвето-вые обозначения и т.д.).

Я убедился в этом на своем опыте во время монтажа документально-го фильма о решающем матче в футбольном турнире на кубок мира. Я ра-ботал с 35-миллиметровой лентой длиной в семьдесят тысяч футов (почти 13 часов), отснятыми с разных точек 17 камерами. Ориентирами могли служить только кадры с изображением часов в начале каждого рулона пленки, содержащего тысячу футов. Целую неделю мы вместе с моим ас-систентом Робертом Жилем работали не поднимая головы над составлени-ем схемы стадиона и индексацией всех сколько-нибудь значительных со-бытий так, как они были отсняты в различных ракурсах. Затем произошло следующее. Из-за нарушения правил (были добавлены дополнительные минуты) матч продолжался дольше положенного времени. Лишь благодаря случайности я обнаружил, что ни одна из 17 камер в эти решающие мгно-вения не работала! Опираясь на спортивные репортажи и намного, более глубокое, чем у меня, знание футбола Роберта, я принялся создавать свою версию эпизода с нарушением правил. Я использовал смежные с этим со-бытием кадры, и никто не догадался о подделке.

Эта работа была кошмаром. И если бы мы в самом начале не потра-тили время на то, чтобы создать позиции для отступления, нас бы просто сравняли с землей.

Работа над фильмом, который снимался 17-ю камерами одновременно, -случай, конечно, исключительный. Но исключение подтверждает правило.

Все рекомендации американского режиссера по расшифровке фоно-грамм на бумаге относятся, в основном, к фильмам, построенным на интервью, беседах, рассказах очевидцев и т. д. Могу сказать, опираясь на свой опыт, что без такой, на первый взгляд, бумажной "волокиты" вам не обойтись. Пытаясь на слух выделить нужные смысловые куски речи героев, вы потеряете себя в материале и не сможете сделать ничего путного. Да еще бездарно потратите столько драгоценного времени и сил, что потом будете вспоминать этот мон-тажный период, как кошмарный сон. Поэтому лучше последовать наставлению многомудрого мастера.

В данном фрагменте М. Рабигер рассматривает организацию работы над монтажом весьма крупного фильма с большим количеством фонограмм, что не всегда бывает рациональным при создании короткометражки

Монтаж на бумаге: работа над созданием структуры

Теперь, когда вы подготовили весь необходимый материал, вы може-те приступить к "бумажному" монтажу. На этом этапе для создания перво-го варианта фильма используются описания кинокадров и монтажные лис-ты. То, что вы имеете дело с текстами, а не с отснятой лентой, имеет боль-шие преимущества. Вы можете как бы с птичьего полета окинуть взором имеющийся материал и оценить его возможности, поразмыслить над тем, как использовать каждый фрагмент. Если вы попытаетесь добиться этого, имея дело с отснятой лентой, вы попросту утонете в материале. Поэтому создание макета фильма на бумаге является поиском внутренней структу-ры фильма и логики фактов, без которых фильм не может существовать.

Почему структура имеет большое значение

Теперь я попытаюсь показать необходимость создания тематически структурированной ленты независимо от того, над каким типом документального фильма вы работаете. Чтобы из непосредственно изображаемой жизни создать захватывающую историю, требуется богатая фантазия, не-малая энергия и твердость духа. Авторы таких фильмов справляются с этим очень хорошо, а заинтересованное отношение к этим фильмам обще-ства говорит о том, что все остальные неспособны вызвать подобный от-клик аудитории.

Ахиллесовой пятой документального фильма является то, что он очень редко поднимается над банальностью отражаемой жизни. Конечно, для этого существуют свои причины. Ведь мы зависим от исполнительских способностей людей, которые не являются актерами и действуют без сце-нария. И большому числу фильмов не удается отразить авторской интер-претации того, что в них изображено. Их внутренняя логика диктуется ско-рее не определенным замыслом, а свободными ассоциативными связями. Сегодняшним же зрителям не нравятся истории, которые не вписываются в общий контекст и не ставят никаких вопросов.

Насколько мне известно, избежать этого можно, лишь разработав действующую рабочую гипотезу, или тематические принципы организации материала. Это помогает определить, как выбрать и инструктировать сни-маемых в фильме людей, чего добиваться, что и как снимать.

Если вы справились со всеми этими задачами и последовательно до-бивались своего на съемках, то монтаж не вызовет сложностей. Но обычно бывает не так. Обычно цели, которые мы ставим перед собой, со временем меняются. В связи с этим тем более очевидной становится необходимость составления плана первого монтажного варианта. Теперь ваша фантазия будет работать над тем, что вы действительно сняли. Монтаж - это ваш второй шанс.

Временные и структурные варианты

Структура и "договор" со зрителями. Создать структуру - это, прежде всего, решить, как вы будете обращаться со временем, так как последова-тельность протекания событий во времени является важнейшим органи-зующим признаком любого повествования. Вы должны решить, в каком порядке будут показаны причина и следствие, определить, что выиграете, если измените естественный или действительный ход событий. Это, безус-ловно, является важнейшей стороной того договора, который вы заключае-те с аудиторией.

Ведь ваши зрители, хотят они того или нет, стремятся именно дого-вориться с авторами - понять смысл, цели и задачи фильма. Идеология фильма может быть выражена в явном виде, но она может заключаться и в самой логике развития событий, отражаемых на экране. Идея фильма мо-жет содержаться в его названии или каких-то сказанных в самом начале фильма словах. Чтобы у зрителей возникло желание смотреть фильм, им необходимо осознание того, что авторы фильма стремятся что-то выра-зить, что у них есть определенные задачи.

Действительно, за рубежом наши коллеги-документалисты иногда рабо-тают так, как описывает М. Рабигер. Но такой метод не является нормой.

Российская школа документалистики имеет прочные традиции со времен Дзиги Вертова. В нашей практике все должно быть решено до съемок: тема, идея, позиция автора, жанр, точка зрения на проблему, характер и пластиче-ский стиль каждого эпизода и каждой сцены. Режиссер обязан знать заранее, что он хочет получить на экране, что донести до зрителя, какие вызвать у него эмоции, под каким углом зрения вести выбор героев, пейзажей, образов обста-новки, какие события в жизни персонажа будут работать на замысел авторов и т.д.. Все перечисленное он должен объяснить (внушить) оператору, догово-риться с ним о методах и приемах работы до начала съемок.

На съемках что-то может получиться как задумано, что-то - превзойти ожидания, а что-то не осуществится. Но неизбежно первоначальный замысел так или иначе, обязательно найдет свое отражение в отснятом материале и послужит отправной точкой для поиска совершенно нового драматургического решения, которое зародилось в ходе съемок и опрокинуло первоначальный план. Именно первый замысел послужит трамплином для нового дерзкого дра-матургического хода.

Иногда случается такое событие, которое нельзя упустить и не снять, писать некогда. И тогда приходится думать на ходу, в машине, в самолете, за-писывать краткий план в блокнот, готовиться к съемкам в пути.

Исключение не заменяет правило в организации творческой технологии монтажа.

После сортировки материала, раскладки по сценам и эпизодам, сначала следует смонтировать каждую сцену самостоятельно в черновом варианте. Перед этим - несколько раз просмотрите материал сцены или эпизода. Оцените удалось или не удалось реализовать замысел. И если "ДА", то можно присту-пать к монтажу по мысленно выстроенному плану. Если материал принес но-вую трактовку сцены и драматургических ходов, то появится потребность ут-вердиться в ней. Снова в своем воображении построить необходимую после-довательность кадров и после этого идти к монтажному столу или в аппарат-ную. Грубо, без окончательных подрезок, собрать задуманную последователь-ность и дать сцене название, выражающее ее смысл. Удержать в памяти кадры и дубли одной сцены, как правило, не составляет большого труда, если тексты написаны на бумаге. Поэтому вам предлагается вариант организации монтажа фильма, осуществляемый по кускам.

Когда будут вчерне смонтированы все сцены, собрать их по эпизодам и им тоже дать ключевое название. Далее предстоит начать работу над бумаж-ным вариантом фильма. Стоит только прочитать на бумаге имя сцены, как в сознании и подсознании творцов сами собой рождаются ассоциации и эмоцио-нальные ощущения, которые в них заложены.

Следующий этап: перепишите на отдельные карточки эти названия. Луч-ше по сценам. Перед вами режиссерские игральные карты. Разложите их в том порядке, в котором первоначально задумывали свою работу, и проанализируйте результат. Постарайтесь представить - что и как будет понимать и пере-живать зритель, воспринимая последовательность изобразительного и сло-весного рядов.

Не нравится? Делайте перестановки сцен, а вместе с ними меняйте ход развития сюжета, логики событий или логики рассказа, конструируйте драма-тургию вашего произведения.

Нашли удовлетворяющий вас драматургический ход? В монтажной собе-рите сцены в черновом варианте и затем в спокойном состоянии просмотрите работу целиком. Чаще всего первый вариант его создателям не нравится. Оцените успехи и просчеты. Если вас вдруг осенило и появились новые идеи, вернитесь к бумажному варианту и проиграйте его в своем воображении. До-пустим, что новый вариант кажется вам идеальным. Переложите сцены в но-вом порядке и снова посмотрите фильм целиком.

Если обуревают сомнения, то приглашайте на следующий просмотр экс-пертов, которым вы доверяете, как себе. А дальше делайте выводы с учетом их точек зрения, но на свой лад и вкус.

Структура фильма должна быть динамичной

Большой проблемой для документалистов является то, что (за ис-ключением тех случаев, когда есть возможность проводить съемки в тече-ние нескольких месяцев и даже лет) динамики развития характеров и собы-тий в документальных фильмах лишь подразумеваются, но явно не показы-ваются, так как создать обеспечивающий это режим съемки можно далеко не всегда. В качестве очень удачного в этом отношении примера я приведу фильм Микаэля Аптеда "Дети взрослеют " (1986): в нем показано, как одни и те же дети на протяжении трех десятилетий сначала растут, а затем взрослеют, причем на каждом новом временном отрезке авторами стави-лась одна и та же задача - показать отношение каждого из этих детей к жизненным ценностям и своему месту в жизни. После выхода на экран этого фильма подобные ленты, съемка которых рассчитана на долгие годы стали делать сразу в нескольких странах.

Иногда проблема, о которой идет речь в фильме, столь обширна и расплывчата, что показать ее можно только на небольших частных приме-рах. Так, например, в то время, когда в Великобритании раздумывали над тем, стоит ли присоединяться к европейскому Общему Рынку, я принимал участие в работе над сериалом, в котором ставилась задача показать жиз-ненные установки ближайших соседей Великобритании. Фильм назывался "Лица Парижа", и различные стороны жизни французской столицы пока-зывались в нем сквозь призму характеров нескольких интересных горожан.

Но тут мы сталкиваемся с известным парадоксом, который можно описать так: чтобы показать Францию, я хочу показать Париж. Но так как эта задача Слишком неопределенна, то, чтобы обеспечить и единство, и динамику действия, я хочу выбрать одного типичного парижанина. Но как выбрать "типичного" парижанина? Чтобы показать общее, мы обращаемся к частному. Однако эта попытка приводит нас к осознанию того, насколько нетипичными являются все частные случаи, и, следовательно, насколько абсурдны наши стереотипные представления о парижанах.

Камера фиксирует только то, что находится перед нею: отвлеченные метафизические материи получают конкретное физическое воплощение. Идеи, которые мы вкладываем в фильм, формируются на основе чего-то внешнего того, что можно увидеть. В отличие от авторов литературных произведений, мы не можем компактно подать какое-то обобщение или отвлеченную идею. Показать что-то отвлеченное, не прибегая к литератур-но-повествовательному дикторскому тексту, очень сложно. Если вы стал-киваетесь с этой проблемой, подумайте о том: не использовать ли вам за-кадровый текст.

Писатели прошлого сталкивались с теми же проблемами. Один из способов их решения состоит в том, чтобы найти какой-то сюжет, который можно использовать как метафору. Так, "Путешествие пилигрима" Беньяна относится к жанру приключенческих романов о путешествиях, однако это сочинение можно трактовать и как аллегорию духовного пути человека. Здесь уместно вспомнить и замечательное произведение братьев Мейслс "Торговец" (1969): это фильм о путешествии по Флориде нескольких биб-лейских персонажей - торговцев, занятых продажей различных товаров. Мы видим, что Павел, который сначала предстает перед нами как наиболее успешный коммивояжер (по его собственным понятиям и по меркам его компании), постепенно отходит от дел. Фильм не только показывает все этапы работы коммивояжера (этим когда-то занимались и сами братья Мейслс). Здесь утверждается то, что ценой борьбы за успех в бизнесе, про-диктованной стремлением ухватить американскую мечту, является нравст-венная деградация и унижение.

Другой знаменитый режиссер-документалист, Фред Вайзман, любит обращаться к аллегорической структуре "предмет в предмете". Он показы-вает какой-то один социальный организм как "вещь в себе", самодостаточ-ный механизм, включенный в более масштабную систему - общество. Так, например, в палате неотложной помощи в "Больнице" (1970) оказываются раненые, испуганные, избитые, принявшие слишком большие дозы нарко-тиков и просто умирающие пациенты. Эти картины представляют собой апокалиптическое видение самоуничтожения, разрушающего жизнь амери-канского города. И как зеркальное отражение общества, как метафора фильм производит огромное впечатление. Тем не менее та же самая струк-тура "социальный организм как вещь в себе", использованная в фильме "Старшеклассники" (1968), кажется чересчур размытой и бессодержатель-ной. Навязчиво выставленные на первый план отношения учителя и учеников слишком маловыразительны, чтобы составить внутренний стержень фильма. Отказ Вайзмана от использования дополнительных приемов, та-ких, как авторский текст или интервью, приводит к тому, что его фильм не отвечает на тот вопрос, который я считаю самым важным: может ли обыч-ная американская школа подготовить детей к активной жизни в демократи-ческом обществе?

Итак, подведем итоги:

Документалист должен быть хорошим рассказчиком: из имеющегося отснятого материала он должен не только составить проблемный рас-сказ, но и суметь донести его до зрителя.

Выбранная вами структура фильма должна не только соответствовать общеизвестным причинно-следственным отношениям: она также должна составлять сюжетную канву и одновременно идею фильма.

Во всех удачно построенных киноисториях показывается объект в его развитии. Даже при условии, что проблемы, о которых идет речь в ва-шем фильме, интересны сами по себе, но если у него нет динамики (эмоциональной, сюжетной или динамики развития характеров), то этот фильм нельзя будет признать удачным.

И не думайте, что современные технологии избавят вас от необходи-мости учиться. Вашими учителями могут быть представители всех облас-тей искусства: возьмите себе за образец Беньяна и Бюнюэля, Брехта, Берг-мана, Брейгеля и Бартока. Посмотрите, как они решали те проблемы, с ко-торыми вы столкнулись, и вы быстро научитесь ремеслу рассказчика.

Окончательный вариант фильма на бумаге

Смонтированный на бумаге фильм - это черновой набросок вашей концепции картины. Для того чтобы ваша лента не состояла сплошь из диалогов, сначала выберите те эпизоды, в которых развивается действие. Иными словами, вам нужно логически выстроить поступки, которые со-вершают ваши персонажи. Составьте список этих сцен и определите об-щую структуру, которая их объединяет. Затем вы можете озвучить разво-рачивающиеся события. Если же вы, напротив, начнете эту работу с мон-тажных листов, дело может кончиться собиранием каламбуров, к которым вы будете подбирать иллюстративный материал из отснятой пленки. Такое использование материала мало похоже на то, как делается кино.

Придерживайтесь той структуры, которую вы выбрали. Если вы сни-маете фильм о провинциальной девушке, отправляющейся в город учиться. следуйте за хронологией (в отличие, например, от показа событий в по-рядке их значительности). Позднее, когда вы лучше будете видеть сильные стороны вашего материала, вы сможете вставить в повествование то, как героиня заканчивала школу, вела разговоры с учителем, спорила с отцом и, наконец, собралась покинуть родной дом, сцены, относящиеся к ее перво-му семестру в колледже, когда она уже стала студенткой и начала учиться актерскому мастерству. Теперь вам придется параллельно рассказывать две истории: о настоящем и о прошлом. Было бы серьезной ошибкой предпо-лагать, что вы сможете добиться этого в один прием.

Сначала рассмотрите события или материал, относящийся к поступ-кам людей, в порядке их естественного следования, так, чтобы рассказ" о них прочно утвердился в вашем сознании. Теперь вы можете набросать ли-нейно выстроенный вариант фильма, начиная с монтажа на бумаге, вклю-чающего речь.

Для этого возьмите выбранные вами разделы монтажных листов о которых говорилось выше. Это полоски бумаги, к которым вы составили индексы (например, "Джейн" для всего, что имеет отношение к Джейн) та-ким образом, чтобы можно было быстро найти соответствующие места в исходных размеченных транскриптах. Они могут выглядеть примерно так:

1/ДжейнЛ1Речь, сказанная на выпускном торжестве.

1/Джейн/2Обед с семьей приятеля.

1/Джейн/ЗРазговор с учителем английского.

2/Джейн1Разговор с отцом.

Кроме того, у вас есть в запасе фрагменты различных событий, кото-рые вы можете вставить в те сцены фильма, которые содержат диалоги. Лучше, если эти фрагменты будут представлять собой не отдельные ста-тичные кадры, а будут отражать развитие действия. Вот, например, три та-ких фрагмента, каждый - на отдельной полоске бумаги, снабженной указа-нием на место на кассете (номер кассеты, минуты и секунды):

1/5:30Вид школы, подъезжают машины.

2/9:11Джейн репетирует одна на сцене.

4/17:38Аэропорт, Джейн ищет автобус.

Разложите полоски бумаги на полу или на большом столе (если тако-вой имеется) и посмотрите, как они будут сочетаться друг с другом. Опре-деленные фрагменты интервью или диалогов будут соответствовать опре-деленным отрезкам изображения: или потому, что они были записаны в одно и то же время, или потому, что одно помогает объяснить другое. Это "объяснение" может быть выражено непосредственно в речи, но лучше, если оно будет следовать из такого сопоставления действия и слов, которое поможет зрителю самому составить мнение о происходящем.

Рассмотрим, например, сцену, когда нашей героине Джейн предстоит произнести -речь по случаю окончания школы перед полным залом, и она очень волнуется. Чтобы показать именно и только это, в сцену репетиции можно вставить произнесенные Джейн позднее слова о том, как сильно она волновалась. Менее буквалистским был бы показ Джейн, репетирующей речь, которую бы прерывали слова матери Джейн о том, что ее дочь всегда была очень уравновешенной и уверенной в себе девушкой. А визуальная передача этого сюжета заключалась бы в показе того, как Джейн нервнича-ет, когда обнаруживает, что микрофон не подходит ей по высоте, как дро-жат ее руки, когда она переворачивает страницы речи.

В чем же здесь разница? Буквальный показ этой ситуации не имеет никаких скрытых смыслов: он однозначно констатирует то, что думает и чувствует Джейн. Менее буквалистский подход интересен тем, что предос-тавляет зрителю противоречивую информацию. Мать Джейн не без зависти полагает, что ее дочь в состоянии справиться с любой ситуацией, однако мы видим, что Джейн очень волнуется. Следовательно, ее мать или пре-увеличивает степень уверенности в себе дочери, или же она просто ничего не знает о характере своего ребенка. Это настораживает нас и заставляет более внимательно отнестись к взаимоотношениям в этой семье. А прямая визуальная подача того же сюжета концентрирует наше внимание на пове-дении Джейн, которое подтверждает, что девушка страдает. Первый вари-ант дает возможность также и зрителю самому осторожно заглянуть во внутренний мир героини.

Таким образом, порядок сопоставления материала имеет важные по-следствия. Способ, каким вы представляете и используете материал, гово-рит о вашем отношении к показанным на экране людям и событиям, а так-же о том, какого рода отношения вы стремитесь установить со зрителями. По сути дела, вы поступаете так же, как адвокат, представляющий улики и свидетельские показания, чтобы определенным образом повлиять на мне-ние присяжных - ваших зрителей. В нужной последовательности выстро-енные показания красноречиво говорят сами за себя и делают ненужными пространные объяснения.

В то же время, осуществляя монтаж на бумаге, не стремитесь к отра-ботке всех деталей. Успех фильма во многом зависит от таких тонкостей которые вы сможете оценить, лишь просматривая фильм на экране. Однако подвижность и гибкость бумажного монтажного варианта позволит вам увидеть скрытые в нем потенции и даст возможность подумать, какую форму придать вашему материалу.

Не следует волноваться из-за того, что бумажный монтажный вари-ант получился слишком длинным и содержит повторы. Это нормально, так как вы сможете что-то решать по частным поводам, лишь экспериментируя с просматриваемым на экране материалом.

До сих пор вы действовали с вырезанными вами полосками бумаги примерно так же, как с компонентами мозаики. Но после того, как вы уста-новите порядок следования имеющегося материала, вы можете прикрепить эти полоски к пронумерованным листам бумаги, а затем поместить их в папку под названием "Монтаж на бумаге". Самую элементарную работу по концептуализации вашего фильма вы уже выполнили. Теперь вы можете отделить друг от друга различные фрагменты и сгруппировать их в отдель-ные сцены. Имея исходный план, вы можете приступить к составлению предварительного монтажного варианта на монтажном столе или на ком-пьютере.

Здесь М. Рабигер изложил несколько вариантов драматургических по-строений фильма.

Но все это, как правило, должно быть решено до съемок!

Если вы сняли и только потом впервые задумываетесь о драматургии и сюжете рассказа, это дилетантизм. Тогда монтаж фильма отнимет у режиссера и монтажера чрезмерно много времени, станет непозволительной роскошью и приведет к неизбежному конфликту с продюсером.

Русская школа документалистики всегда требовала от литературного сценария документального произведения не детального, конечно, но принци-пиального решения драматургической конструкции будущего фильма. При та-ком подходе к литературной основе режиссер становится вооруженным для съемки, для правильного выбора кадров и действий персонажей, у него фор-мируется точка зрения на каждую сцену, на метод ее фиксации' на пленку, на поиск конфликтов, на выражение требуемых настроений и состояний.

Иногда в процессе знакомства с объектами и героями, и даже в процессе самих съемок, у режиссера появляются новые идеи, неожиданные решения отдельных сцен или эпизодов. И это - прекрасно! Творческий поиск не должен останавливаться ни на секунду. Если вы уверены, что новая трактовка или ма-териал вызовут больший интерес, снимайте обязательно. Если невозможно снять, как говорят, взять то, что планировалось, ищите и во что бы то ни стало находите адекватную замену. Но в этом случае новая сцена уже должна быть готова к монтажу в вашей голове, она, считай, смонтирована. Осталось только осуществить это на монтажном столе или в аппаратной. Так и действуйте.

Даже в игровом кино не бывает, что все снимается строго по сценарию, а в документалистике - тем более. Поэтому любую новую сцену первоначально лучше собрать так, как она была предположительно задумана на съемке. А дальше попытайтесь встроить ее в монтажную конструкцию драматургии фильма. Такая у режиссера судьба: мыслить монтажно на всех этапах своей работы.

Наконец-то настал момент, когда все сцены смонтированы, лежат в ко-робках на столе или введены в компьютер. И у вас, конечно, как у каждого опытного режиссера, есть материал, снятый в запас: пейзажи, перебивки, круп-ные планы слушающих партнеров вашего персонажа, характерные детали со-бытий, забытые вещи и т. д. Они вам помогут, когда что-то не будет получать-ся.

Прежде чем складывать сцены в единую конструкцию, не забудьте дать каждой из них активное, действенное название, напишите на отдельных кар-точках и разложите этот "пасьянс" на столе. Не пугайтесь, что их 20, 30, 50... Они все у вас в голове, в памяти. Расположите карточки в Драматургической последовательности и постарайтесь мысленно пережить вместе с будущим зрителем процесс восприятия своей экранной работы. Попробуйте несколько разных вариантов, остановитесь на лучшем, по вашему мнению, и только по-сле этого направляйтесь в монтажную.

Монтаж: первая сборка

Вероятно, уже в процессе создания первого, чернового варианта фильма вы наверняка почувствуете, что сам материал начинает подсказы-вать, как монтировать. Это признак благоприятной и несколько загадочной перемены: ваша роль становится уже не столько активной, сколько пассив-ной. Раньше приходилось затрачивать энергию, чтобы что-то сделать, те-перь же энергия начинает исходить от самого фильма. Скоро единствен-ное, что надо будет делать, это смотреть фильм, воспринимать его в каче-стве зрителя и поступать в соответствии с тем, что вы поняли. По мере то-го, как ваше творение обретает жизнь, процесс становится все увлекатель-нее.

Видео: от пленки к цифровой технологии

Видеопроизводство позволяет достичь сильного увеличения съемочного коэффициента (норм расхода пленки и количества снимаемого материала -прим. А. С.) за небольшую дополнительную плату. Но поскольку электрон-ная компоновка трудоемка и требует дорогостоящего оборудования, ре-зультат часто имеет ту же цену за минуту экранного времени, какую он имел бы при съемке старых добрых низкотехнологичных фильмов с низ-ким съемочным коэффициентом. Настоящие документальные фильмы редко дают возможность работать с таким же строгим контролем, который возможен при съемке художественных фильмов, и чтобы иметь возмож-ность подробно снимать, точно не зная, что именно понадобится, незави-симые создатели фильмов, которым не чужда мысль о выходе на общена-циональный уровень, вынуждены обычно работать с видео. Новые цифро-вые форматы видеокамер, например цифровой видеоформат Сони, при-ближаются к уровню Бетакам и дают возможность идеально копировать и переписывать непосредственно на жесткий диск компьютера, причем не-обходимое видеосжатие производится сразу же, когда видеокамера произ-водит запись на свою очень маленькую (6- миллиметровую) пленку.

Если вы предполагаете, что ваш фильм только для узкого круга и бу-дет показываться только на видеокассете, то аккуратного монтажа, пред-ставляющего собой копию с оригинала, может быть более чем достаточно. Но когда кабельное или вещательное телевидение берет даже весьма каче-ственные (в техническом отношении) документальные фильмы, смонтиро-ванные в копии, их с неохотой вынужденыподвергать электронной "правке" в инженерном отделе. Если ваш фильм ждет такая же участь, держитесь подальше от инженеров, когда они будут этим заниматься. Они могут высказать все, что думают о вас.

Оцифровка для нелинейного монтажа

Для монтажа необходимо загрузить материал, оригинал, отснятый на цифровой камере, в компьютер. Если оригинал отснят в цифровом форма-те, то он уже до некоторой степени сжат, иначе говоря, уже обработан с помощью алгоритма, удаляющего повторяющуюся, избыточную информа-цию, которая возникает при наличии множества сходных кадров. Это ре-шает проблему уменьшения огромных объемов видео и звуковой инфор-мации, и, таким образом, удается объять необъятное. Сжатая информация может записываться прямо на жесткий диск, не сжатая же - аналоговые аудио и видео материалы - должны подвергнуться сжатию в формате JРЕG, МРЕG или каком-то другом, в зависимости от того, чем вы пользуе-тесь.

Здесь с документальным материалом возникает специфическая про-блема, связанная с его высоким съемочным коэффициентом. Это означает, что перед вами встает сложный выбор - перевести весь свой материал в цифровую форму с ужасным разрешением или же оцифровать только из-бранные места с более приемлемым разрешением. Какой бы путь вы ни избрали, просматривайте кадры с наилучшим возможным разрешением, чтобы скрытые изъяны не обнаружились в демонстрационной копии прямо перед премьерой.

Большинство компьютерных программ позволяют начать с одним разрешением, а затем с помощью списка монтажных решений автоматиче-ски перевести избранный материал в цифровую форму с более высоким разрешением. Однако это заставляет лишний раз использовать драгоцен-ный оригинал, поэтому разумно делать весь косвенный монтаж на точно синхронизированной копии (jam sуnс сору). Такая рабочая копия делается с оригинала с помощью оборудования, которое точно, кадр в кадр, перено-сит на него временные коды оригинала, как и все остальное...

Эти вопросы важно рассмотреть здесь потому, что в случае, если на этапе чернового монтажа вы вынуждены работать с ограниченным объе-мом памяти на диске, на довольно ранней стадии вам придется удалить ис-ходный материал с диска. Может помочь монтаж на бумаге, но он, воз-можно, не разрешит полностью эту проблему, все зависит от объема ваше-го жесткого диска. Для приблизительной оценки исходите из того, что 50 минут оригинального материала, переведенного в цифровую запись со средним разрешением, займет один гигабайт на жестком диске. Если у вас 9-гигабайтный диск, то беспокоиться не о чем. При малом объеме памяти надо делать работу по частям или же быть готовым к тому, что вы снова будете просматривать весь отснятый материал на более позднем этапе и восстанавливать все позже обнаружившиеся жемчужины. Впрочем, это на-до сделать в любом случае. Но самая насущная задача - принять решение, что именно оцифровывать и как работать.

В описанной ситуации эффективен и предложенный выше российский метод организации работы над окончательным монтажом фильма. Лучше всего условно разделить весь материал на куски, крупные фрагменты по несколько сцен в каждом. Так удобней и для компьютерной, и для режиссерской памяти. Затем материал этих нескольких сцен, имеющий таймкод или какую -либо дру-гую форму кодирования, "перегнать" на компьютер, отобрать нужное и смон-тировать каждую сцену вчерне. После такой операции объем материала дол-жен уменьшиться в несколько раз, и тогда его можно переписать на винчестер. Аналогично следует поступить с остальными фрагментами. А после этого на-чинается игра в бумажный "пасьянс".

Если вы делаете 26-минутный фильм, то объем чернового варианта монтажа не должен превысить 45 -50 минут.

Черновой вариант фильма

Самый волнующий момент в процессе монтажа наступает тогда, ко-гда вы впервые соединили весь материал воедино. На этом этапе не стоит беспокоиться о длине или несбалансированности фильма. При монтаже на бумаге вы попытались наметить темы и извлечь максимум из своего мате-риала. Теперь вы можете в черновом варианте соединить весь материал воедино, как планировали, не мучаясь сомнениями начет того, что из этого получится. Ничего не укорачивайте и не переживайте из-за повторений. Вам надо семь раз отмерить, прежде чем вы действительно поймете, что именно использовать. Имейте в виду, что невозможно полностью продумать фильм заранее на основе знания текущего съемочного материала, как невозможно ехать к морю прямо на доске для серфинга.

Я считаю, что важно как можно скорее увидеть весь фильм, пусть в длинном, рыхлом варианте, прежде чем начать работать над деталями ка-кой-либо его части. Только когда вы просмотрите всю эту несуразную эпо-пею, можно будет принимать решения относительно дальнейшей работы над фильмом. Конечно, у вас будет искушение тут же приступить к работе над каким-нибудь своим любимым эпизодом, но занятие деталями было бы попыткой уклониться от необходимости определить вначале общий облик и смысл фильма.

Очередная выдержка из книги еще раз подтверждает наличие разных подходов к методам организации творчества на этапе монтажно-тонировочного периода.

Возврат к неискушенности

Создание фильма требует периодического возврата к состоянию не-искушенности. Собираясь посмотреть черновой вариант фильма, вы долж-ны целенаправленно абстрагироваться от всего, что вы уже знаете, потому что иначе вы не сможете смотреть фильм глазами человека, впервые его видящего. Это всегда нелегко. Но видеть так, как видит зритель - это самое главное для успешной работы в средствах массовой информации. Лишь обретя такую способность, можно создать фильм, который покажется убе-дительным впервые видящему его человеку, обладающему сходным с ва-шим уровнем интеллекта.

Такой свежий взгляд, подобный взгляду зрителя, необходим каждый раз, когда вы просматриваете свой фильм. Хотя вы и пользуетесь знанием исходного материала для разрешения проблем, но это только одна сторона вашей личности. Всякий раз, оценивая фильм, вы должны становиться другим человеком и смотреть его просто как таковой, как это делали бы зрители, видящие его впервые. Полезно, чтобы присутствовали один-два человека, которые раньше этот фильм не видели. Хотя они могут не про-ронить ни слова, тем не менее, уже одно их присутствие позволит создате-лям фильма посмотреть на него свежим взглядом.

Если после просмотра новой версии возникает внутреннее чувство неприятия, потому что это не то, чего вы ожидали, просмотрите этот новый вариант еще раз с положительным настроем, как его смотрят зрители, пре-жде чем выносить окончательное решение.

После первого просмотра:

решение об оптимальной продолжительности

Этот первый просмотр позволит вам понять много важного о харак-тере, драматургической форме и оптимальной длине фильма, Может быть, у вас уже есть мысли о том, какой должна быть его продолжительность. Телевидение, например, предъявляет весьма строгие требования: на Пи-Би -Эс или Би-Би-Си для 30-минутного "окна" требуется фильм продол-жительностью примерно 28 минут 30 секунд (включая титры), чтобы оста-лось время для анонсов. Почти все телевизионные документальные филь-мы идут в составе сериала, потому что зрители начинают регулярно смот-реть, по-видимому, лишь в том случае, когда определенное время каждую неделю начинает ассоциироваться с определенным типом фильмов. Вот почему профессиональные фильмы чаще всего финансируются пакетами и при совместном производстве.

Если ваш фильм должен показываться по коммерческому телевиде-нию, его надо разделить на части примерно по 5 минут с так называемыми естественными перерывами для рекламы. Таким образом, длина и структу-ра фильма определяются его предназначением. Учебные фильмы обычно бывают 10- или 20-минутными, на телевидении же используются 30-, 40- (в Европе), 60- и 90-минутные окна. Короткие содержательные фильмы име-ют неизмеримо большие шансы быть принятыми где бы то ни было.

Диагностические вопросы

Вы имеете дело с самым черновым вариантом фильма, так что вам хо-чется сформулировать свои собственные преобладающие ощущения. Что-бы оценить вероятную реакцию зрителей, после первого просмотра задайте себе следующие вопросы: Оставляет ли фильм ощущение драматической сбалансированно-сти? Например, если в середине фильма есть волнующий и захватываю-щий эпизод, то остальные части фильма могут показаться скучными и разочаровать. Или может показаться, что фильм долго ходит кругами, прежде чем действительно что-то начинает происходить.

Когда у вас было явное чувство, что сюжет развивается, и когда его не было? Это помогает найти задержки в развитии фильма и заставляет проанализировать, чем они вызваны.

Какие части фильма кажутся достаточно динамичными, а какие затянуты, и почему?

Какие действующие лица больше всего привлекли ваше внимание, а какие меньше всего? Одни могут быть более подходящими или просто лучше выглядеть на пленке, чем другие.

В достаточной ли степени чередовались разные типы материала? Или же однотипный материал идет подряд в трудно перевариваемом ко-личестве? Где у вас получились удачные контрасты и сопоставления? Надо ли их еще добавить? Разнообразие так же важно в рассказе, как и в еде.

Имеет ли зритель слишком много или же слишком мало поясни-тельной информации? Иногда эпизод "не получается" потому, что для него не была должным образом подготовлена почва или он недостаточно контрастирует по настроению с предыдущей сценой.

Нельзя ли дать экспозицию несколько позже? Слишком обширная или слишком ранняя экспозиция снижает степень концентрации внимания у зрителя, устраняя напряженное ожидание.

Какие метафорические аллюзии содержатся в вашем материале? Можно ли сделать, чтобы их стало больше? Они дают возможность от-разить ваши собственные ценности и убеждения. Метафорическая наполненность так же важна для вашего рассказа, как водоем для пастби-ща.

Что делать с неудовлетворительным материалом

После просмотра смонтированного фильма составьте список запомнив-шегося материала. Затем посмотрите по списку эпизодов, составленному при монтаже на бумаге, что вам не запомнилось. Человеческая память вполне целенаправленно отбрасывает то, что нс считает важным. Вы не запомнили все эти прекрасные места потому, что они плохо получились, хоть и замечательно выглядели на бумаге. Это не значит, что они никогда не смогут хорошо получиться, а значит только то, что они не получились сейчас.

Вот несколько частых причин, по которым материал дает осечку:

Какой-то эпизод не добавляет ничего нового по сравнению с другим, уже имеющимся. Повторение не усиливает убедительность фильма, ес-ли при этом нет движения по нарастающей. Выбирайте, что оставить, и выбрасывайте повторяющееся и избыточное.

Кульминация не там, где она должна быть. Вы слишком рано исполь-зуете самый сильный материал, и начинается движение по нисходящей линии.

Создается напряжение, затем оно спадает. Подумайте, нарастает или же снижается в вашем фильме эмоциональный накал; посмотрите, не происходит ли так, что он нарастает, а затем, вопреки вашему желанию спадает раньше, чем надо, не достигнув желаемого пика. Если это так, то реакция зрителей будет гораздо хуже. Иногда перестановка эпизодов творит чудеса.

Фильм вызывает неоправданные ожидания. Фильм или какая-то его часть разочаруют, если зритель склонен ожидать нечто такое, чего он так и не получит.

Хороший материал так или иначе не замечается зрителями. Мы из-влекаем из фильма то, что подсказывает контекст, и если он неверно ориентирует или не подготавливает к правильному восприятию, то и сам материал не производит желаемого впечатления.

Несколько развязок или заключительных частей. Решите, о чем все-таки ваш фильм, и вооружитесь большими ножницами.

М. Рабигер в приведенном фрагменте блистательно, точно и подробно, разбирает возможные варианты просчетов, слабостей и неудач чернового ва-рианта монтажа. Следует принять и использовать в работе все его рекоменда-ции.

Выскажу только одно соображение. Если у вас в режиссерском сцена-рии была запланирована какая-то сцена, то в отснятом материале вы должны найти отражение своих режиссерских взглядов на проблему, характер героя или его поведение - то, ради чего она снималась. В этой же сцене должны быть заложены некие драматические начала, конфликтность, предпосылки кон-траста для контрапункта к какой-то другой сцене. И эти начала уже в черновом монтаже (этой сцены) непременно проявятся Когда каждая сцена смонти-рована под углом зрения будущего драматургического решения, хранящегося в режиссерском воображении, то дальше работать намного проще.

Но, допустим, черновой вариант вас разочаровал. С тяжелым чувством поражения вы ушли с просмотра. Вместе с чувствами вы должны унести и свои записи комментариев увиденного. Целесообразней их записать на диктофон и не отчаиваться. У вас есть бумажная модель фильма с карточками "пасьянса" Дома, не тратя деньги на использование дорогой аппаратуры для просмотра, вы можете создать совсем новый фильм. Надо только понять, пользуясь сове-тами американского режиссера, причины неудачи.

Как только вы начнете перекладывать на обычном столе карточки с на-званиями сцен, заключающими в себе драматические коллизии, вы тут же пре-вращаетесь в драматурга. Впрочем, режиссер - всегда и драматург, только он имеет дело не с печатным словом, а с пластическими, звуковыми и звукозрительными образами, запечатленными на пленке в кадрах. Свобода конструи-рования фильма и его сюжета на карточках для вас не ограничена. Творите! Такая работа дополнительных денег не потребует, а сэкономить позволит дос-таточно много

Создатель документального фильма как драматург

Рассмотрение предыдущей темы похоже на традиционный драматур-гический анализ, потому что таковым и является. Подобно драматургу, ко-торый первый раз смотрит свою пьесу, вы пытаетесь найти недостатки и слабые места с помощью своего драматургического инстинкта. Это трудно, потому что не существует никак объективных критериев. Единственное, что можно делать, это инстинктивно, на ощупь, раскапывать драматургиче-ский выход для своего материала. Если вы позвали зрителей, мнение и вкусы которых вы уважаете, вероятно, обнаружится что-то общее в их ре-акции.

Откуда берется драматургический инстинкт? Похоже, что это чело-веческая константа, которая кроется в нашем коллективном бессознательном, человеческое стремление, существующее с древних времен. Мы ис-пытываем непреодолимое желание рассказывать истории и жаждем слу-шать их. Вспомните множество существующих вариантов легенд о короле Артуре. Они восходят к временам средневековья и, тем не менее, до сих пор переделываются и обновляются, по-прежнему доставляя удовольствие, хотя существуют уже тысячу лет!

Документальное кино, вероятно, является продолжением устной тра-диции; это история, которую кто-то лично пережил и рассказал другим. Чтобы иметь успех, она должна быть связана с эмоциональной и внутрен-ней жизнью современной аудитории. Вас как создателя фильмов должно заботить не просто самовыражение, которое слишком часто оказывается самовлюбленной демонстрацией собственного сознания или чувств, но также занимательность фильма для других и, следовательно, полезность его для общества.

Как сделать видимое существенным

В главе 5 книги "Литература и кино" Ричардсон формулирует самую суть различия тех проблем, с которыми сталкиваются создатели фильмов, с одной стороны, и писатели, с другой: "Перед литературой часто встает проблема, как сделать существенное так или иначе видимым, кинемато-графу же часто приходится стараться сделать видимое существенным".

Как уже было сказано, трудно заставить зрителей взглянуть глубже того, что буквально и материально было снято. Например, сцену , как мать готовит обед для своих детей, можно воспринять просто как таковую. "Ну, и что же?" спросите вы. Матери все время готовят обед своим детям. Но тут есть нюансы: один ребенок никак не может решить, чего же он хочет. Мать пытается подавить свое раздражение. Если получше взглянуть, то видно, что ребенок пытается управлять ситуацией. Еда и обед стали для них театром боевых действий, фронтом, где происходит отстаивание прав. Моральное право матери проявляется в обращенных к дочери словах, что она должна хорошо кушать, чтобы быть здоровой, ребенок же отстаивает свои права распоряжаться собственным телом, проявляя доводящее до бе-лого каления упрямство.

Здесь (и такое очень часто случается в кино) встает проблема, как показать, что обед - это не просто еда, а поле боя. Если сначала мы увидим ребенка и мать в какой-то другой, более явной ситуации отстаивания прав, тогда, вероятно, сцена обеда будет воспринята правильно. Конечно, могут быть и другие способы направить внимание в нужное русло. Но без соот-ветствующего структурного оформления значимость и широкий смысл та-кой сцены легко могут остаться незамеченными Разумеется, все то, что видите вы, создатель фильма, не обязательно будет замечено даже самыми восприимчивыми зрителями, впервые смотрящими фильм, потому что у них нет вашего мировоззрения, вашего знания того, что стоит за этими сценами, и вашего многократного обращения к ситуации, ведущего к бо-лее глубокому ее пониманию. Какой бы сложный путь вы ни прошли, вам надо сделать так, чтобы зрители пришли к тому же самому, но за 30 минут, а не за 30 недель.

Когда рассеялся туман, что же дальше?

После просмотра первого монтажного варианта начинают вставать действительно существенные вопросы. Вы можете увидеть, что сбылись ваши худшие опасения. В фильме минимум три развязки, две - ошибочные и одна планировавшаяся. Ваш любимый персонаж не производит совер-шенно никакого впечатления на фоне других, выглядящих непосредствен-нее и живее. Вы вынуждены признать, что в сцене в танцевальном зале, в съемку которой вы вложили столько сил, есть только одна минута действи-тельно хорошего материала, или что женщина, у которой брали малозначительное интервью, говорит, оказывается, нечто чрезвычайно интересное и затмевает "важное" действующее лицо.

Первый монтажный вариант - это отбор лучшего материала и стар-товая площадка для создания более компактного и сложного фильма. Как зрелище он удручающе плох, потому что очень длинный и сырой, однако именно из-за своей безыскусственности он может быть впечатляющим и увлекательным.

На последующих этапах не пытайтесь исправить все сразу одним ма-хом. Подождите несколько дней и все обдумайте. Затем займитесь только самым насущным. Откажитесь от удовольствия доводить до совершенства мелкие детали, иначе за деревьями вы не увидите леса,

Рабигер как опытный и мудрый педагог общается со своим читателем, оберегая его самолюбие. Но все, что он рассказывает, должно быть известно режиссеру до того, как он возьмется за съемку фильма. Режиссура уникаль-ная, весьма своеобразная и чрезвычайно сложная профессия, требующая глу-бокого специального образования.

Монтаж: процесс усовершенствования

Проблема достижения плавности

После того, как вы два-три раза просмотрите первый вариант монти-руемого фильма, вам все больше будет бросаться в глаза, что он состоит из наваленных глыб материала, между которыми ужасающим образом отсут-ствуют плавные переходы. Сначала может идти какой-нибудь иллюстра-тивный материал, затем несколько частей с интервью, потом смонтирован-ные кадры, затем кусок чего-то еще и так далее. Сцены идут, как вереница платформ на параде, каждая совершенно отдельно от других. Как же достичь той непринужденной плавности, которая видна в фильмах, снятых другими? Вернемся к вопросу о том, как устроено человеческое воспри-ятие.

Как монтаж подражает восприятию

Рассмотрим часто экранизируемую ситуацию, когда беседуют два человека. Когда такую сцену разыгрывают неопытные актеры, при разго-воре они неизменно смотрят друг другу в глаза. Это стереотипное пред-ставление о том, как люди разговаривают, но действительность тоньше и интереснее. Понаблюдайте за собой во время обычной беседы, и вы увиди-те, что вы с вашим собеседником лишь мимолетно входите в зрительный контакт. Продолжительно смотрят друг другу в глаза лишь в особые мо-менты.

При любом взаимодействии - знаем мы это или нет - мы либо воздействуем на другого человека, либо подвергаемся воздействию. В особо важные моменты в обоих вариантах мы бросаем взгляд на лицо собеседни-ка, чтобы понять, что он имеет в виду, или же оценить, какой эффект во-зымели наши слова. В остальное время наш взгляд может быть устремлен на какой-нибудь объект или просто блуждать. Когда внутри нас вдруг что-то происходит, в особые моменты взгляд невольно устремляется на собе-седника. Понимание того, как это происходит, оказывает большую помощь в принятии решений при съемке и монтаже.

Теперь понаблюдайте за двумя беседующими людьми и определите, что заставляет вас переводить взгляд с одного на другого. Обратите вни-мание, как часто то, куда вы переводите взгляд, определяется тем, куда устремляют взгляд они. Их взгляды в ту или иную сторону служат важным сигналом для вашего сознания. Наблюдая за всем этим, вы осознаете не только периодическое изменение направленности их взглядов и причины этого (повороты в развитии самой беседы), но также и то, что в разные мо-менты ваши глаза сами решают, куда смотреть. Значительную часть времени ваше внимание переключается туда или сюда в зависимости от действий и реакций беседующих и оттого, куда они переводят взгляд. Обратите внимание, что часто посреди фразы вы отводите взгляд от гово-рящего, чтобы посмотреть, какое впечатление она производит на слушаю-щего. Инстинктивно, руководствуясь своим жизненным опытом, в такой ситуации мы, образно говоря, "осуществляем монтаж", руководствуясь желанием получше вникнуть в суть дела и пытаясь извлечь из беседы мак-симум подтекста. Это упражнение объясняет, как и почему делается мон-таж.

Направление взгляда и изучение происходящего

В приведенном выше примере в фильме должны были бы чередо-ваться три разные точки зрения: двух участников беседы и наблюдателя. Точка зрения наблюдателя находится вне ограниченного сознания двух со-беседников, он склонен смотреть на них более беспристрастно, с высоты автора. Поэтому в зависимости от того, какое решение было принято при монтаже, зрители могут отождествлять себя с каким-то одним из персона-жей или же с более отстраненной точкой зрения невидимого наблюдателя, который фактически является в фильме рассказчиком. Пока, например, го-ворит персонаж А, наблюдатель (чьими глазами и через призму восприятия которого мы смотрим) может смотреть или на А, или на В, пытаясь понять, что думает А о В или наоборот. Или же фильм может дать возможность зрителю долго смотреть на них обоих.

Эта возможность смены точек зрения позволяет режиссеру не только выбирать географически предпочтительные точки зрения, но также в каж-дый данный момент видеть (и, тем самым, ощущать) то же, что и наблюдатель. Этот исследовательский, аналитический взгляд, конечно же, имеет прототипом процесс бессознательного вникания в какое-нибудь событие. Таким образом, киносъемка подражает стремлению понять суть дела, лежащему в основе наблюдения человека за чем-либо и напрвляющему его взгляд.

В письменном изложении все это может покачаться сложным. В ос-нове фильма и действия человеческого сознания могут лежать сходные сложные правила, но лучшим учителем всегда будет ваше собственное сознание: что вы видите, слышите, что воздействует на ваши чувства и ка-кие мысли это у вас вызывает. Все люди более или менее похожи (иначе не могло бы быть кино), и существует много невербальных знаков - жесты, взгляды, голосовые модуляции и специфические действия - которым мы все придаем одинаковое значение. Огромная польза от документального кино заключается в том, что оно отлично учит всему этому.

Здесь М Рабигер разъясняет читателю азы режиссерской профессии, простейшие принципы монтажной съемки, которыми должен овладеть каждый, кто собрался снимать фильм, но задолго до самих съемок.

Принципов съемки, вытекающих из психофизиологии и психологии чело-века, гораздо больше, чем приведено Рабигером. Ведь и драматургия, и опе-раторское искусство, и звукорежиссура зиждутся на соответствии "механиз-мам" работы человеческой психики Использование этих принципов и состав-ляет основу профессии режиссера

Монтаж и ритмические структуры:

аналогия - музыка

Полезную аналогию беседе двоих людей можно найти в музыке. Есть две разных, но взаимосвязанных ритмических структуры. Во-первых, рит-мическая структура их голосов речь, в которой есть приливы и отливы, которая течет быстрее и медленнее, прекращается, возобновляется, посте-пенно затихает и т. д. На нее опирается, часто руководствуясь речевыми ритмами, визуальный темп, являющийся результатом взаимодействия мон-тажа, композиции изображения и движения камеры. Эти две линии, зри-тельная и звуковая, идут независимо, но они ритмически взаимосвязаны как музыка и движение в танце.

Когда вы слышите говорящего и видите его лицо в момент речи, зву-ковое и зрительное восприятие объединены, образуя гармоническое един-ство. Однако можно нарушить неизменность параллельного видения и слышания одного и того же, отделив изображение и звук и используя их самостоятельно.

Приведу пример. Мы собираемся монтировать сцену, где человек го-ворит о безработице на фоне мрачного городского пейзажа. Сначала в кад-ре говорящий, а затем, пока он еще говорит, мы показываем городской пейзаж, чтобы окончание его речи звучало на фоне вида города. Получает-ся такой эффект: пока наш персонаж рассказывал нам о безработице, мы смотрели в окно и видели все эти простирающиеся внизу дома, пустые ав-тостоянки и холодные трубы закрытых фабрик. Фильм подражает инстинк-тивно брошенному в окно взгляду сидящего там и слушающего человека; изображение служит эффектным фоном для слов говорящего и дает волю нашему воображению при размышлении о бедственности положения, о том, каково жить в одном из этих домов.

Оттенение того, что мы слышим, другим изображением. Этот прием можно использовать по-разному. Его цель, в первом варианте, - просто проиллюстрировать реальность того, о чем словами можно только расска-зать. Текст, где работник пекарни говорит об изнуряющей работе, можно смонтировать со снятыми сквозь мерцающий жар кадрами, на которых рабочие хлебозавода движутся, словно зомби, выполняя свою монотонную работу.

Другой вариант - показать несоответствия. Например, мы слышим, как учитель рассказывает о передовых и притягательных принципах обуче-ния, но видим того же человека, монотонно читающего лекцию, подав-ляющего дискуссию, и его тонущих в море ненужных фактов зевающих студентов. Этот контраст, говоря музыкальным языком, представляет со-бой диссонанс, и зритель остро ощущает необходимость его разрешения. Сравнивая взгляды человека с его поступками, зритель разрешает противо-речия, делает выводы.

Практическое использование оттенения: объединение

материала в единое целое

После того как найдена разумная последовательность подачи мате-риала, вы захотите соединить звук и изображение таким образом, чтобы эффективно воспользоваться методом оттенения. На практике, как уже бы-ло сказано, это означает соединение звука одних из сцен с изображением из других. Чтобы развить предыдущий пример, в котором учитель с пре-восходной теорией преподавания, как выясняется, плохо воплощает ее в жизнь, на экране это можно показать, отсняв два материала: во-первых, ин-тервью соответствующего содержания и, во-вторых, занудствующего на занятии учителя.

При монтаже мы даем эти материалы параллельно. Простой, черно-вой монтаж в данном случае чередовал бы отрывки. Отрывок с интервью, где человек начинает объяснять свои идеи, затем фрагмент преподавания, потом еще кусок объяснений, потом кусок преподавания и так далее, пока мысль не будет донесена до зрителя. Это обычный, хотя и тяжеловесный способ достичь желаемой цели путем монтажа. После непродолжительного чередования отрывков мысль и средства ее выражения становятся предсказуемыми. Я называю это вагонным монтажом, потому что куски идут один за другим, как вагоны по железной дороге.

Вместо того чтобы чередовать два типа материала, лучше объеди-нить их. Начните с показа учителя, объясняющего свои принципы препо-давания, а затем вмонтируйте сцену занятия, приглушив звуки занятия и наложив поверх них продолжающееся объяснение учителя (это называется наложением звука). Когда голос учителя закончил произносить какую-то фразу, мы даем звук сцены занятия с нормальной громкостью. Затем при-глушаем его и снова даем рассказ учителя. После сцены занятия, когда возник интерес к учителю, мы показываем его самого с синхронным зву-ком рассказа (на этот раз не только голос, но и изображение). Затем мы ос-тавляем его голос, но снова показываем сцену занятия - только изображе-ние - где видим скучающих и озадаченных детей. Теперь вместо того, что-бы давать рассказ и реальность по отдельности, рассказ с более ощутимым контрастом сопоставляется с практикой, а идеи - с реальностью.

Это дает много преимуществ. Вся последовательность сцен стано-вится короче и живее. Кадры с "говорящей головой" сокращаются до ра-зумного минимума, а большую часть времени занимает действие - урок, служащий мерилом для оценки идей учителя. Многоплановый показ по-зволяет урезать интервью и придать показываемому материалу плотность и компактность, которых обычно не хватает не монтированному материалу. Сопоставление звучащей теории и реального поведения учителя на уроке становится более прямым и убедительным. Фильм сразу заставляет зрителя задуматься о несоответствии идей этого человека тому, что он реально де-лает.

Оттенение невозможно делать при монтаже на бумаге, но необходи-мо с уверенностью решить, какие материалы можно было бы эффектно скомбинировать при монтаже ленты. Детали может подсказать потом сам материал.

Режиссер представляет своим читателям основные приемы звукозрительного монтажа. Но ценность его рекомендаций для нас особенно актуальна, так как включение в окончательный монтаж фильмов и передач множества "го-ворящих голов" в отечественном кино и на телевидении и построение на этих "головах" целых произведений стало в профессиональном творчестве чуть ли ни единственным современным приемом. Повторение его из фильма в фильм, из передачи в передачу под тем предлогом, что это делает произведение яко-бы особенно объективным, не имеет иных оснований, кроме подлинного отсут-ствия режиссерских знаний Соединение текста с изображением, которое обра-зует контрапункт или диссонанс, лишь усиливает убеждение зрителя в автор-ской правоте.

Зрители как активные участники

Существенно, что такое более сложное переплетение слов и изобра-жения меняет отношения между зрителем и показываемым материалом. Оно подталкивает к активному, а не пассивному участию. Роль зрителя уже не сводится только к восприятию. Вы побуждаете его интерпретировать и взвешивать то, что он видит и слышит. Теперь действие используется в фильме в одних случаях для иллюстрации того, что излагалось и казалось правильным, в других - для опровержения этого. В приведенном выше примере с учителем и уроком зритель должен вынести свое независимое суждение, потому что идеи учителя - это несоответствующие действитель-ности слова на фоне традиционного сухого объяснения.

Но существуют и другие варианты стимулирующего воображение сопоставления и оттенения, при которых традиционная синхронность звука и изображения нарушается. Например, можно показать снятые на улице кадры, в которых молодая парочка заходит в кафе. Мы предполагаем, что это влюбленные. Через окно видно, как они садятся за столик. Мы же оста-емся снаружи и оказываемся рядом с пожилой парой, обсуждающей цену на рыбу, но камера крупным планом снимает окно, так что через стекло нам видно, как молодая парочка нежно и оживленно беседует, но слышим мы пожилую пару. Получается иронический контраст между двумя этапа-ми близости; видим мы стадию ухаживания, слышим же заботы дальней-шей жизни. Минимальными средствами и не без юмора зароняется цинич-ная мысль о браке, которую остальная часть фильма могла бы, в конечном счете, развеять обнадеживающими альтернативами.

Называя описанный прием "оттенением", М. Рабигер очень точно под-черкивает режиссерскую сущность этого приема. К сожалению, в отечествен-ной терминологии подобного емкого названия приема нет. Мы привыкли гово-рить в таких случаях о закадровом голосе на фоне какого-либо изображения.

Единственный комментарий: использование этого приема в той или дру-гой форме необходимо предусматривать до съемок, закладывать в литератур-ный и режиссерский сценарии. Тогда вы будете целенаправленно вести работу на площадке, будете стремиться к тому, чтобы получить в интервью или рас-сказе персонажа именно те мысли, которые вступят в сложные отношения с другим изобразительным рядом. Хотя и на этапе "бумажного" монтажа, и даже чернового монтажа может прийти решение воспользоваться этим приемом. И в этом нет ничего предосудительного.

Наложение при монтаже: диалоговые сцены

Еще одна разновидность контрастирующего монтажа, помогающая скрыть швы между кадрами, называется наложением.

При наложении звук начинается раньше, чем изображение, или же изображение появляется раньше, чем его звук, и, таким образом, удается избежать раздражающего примитивного монтажа, который приводит к "вагонному" эффекту.

Представим разговор между А и В. На экране каждый раз тот, кто говорит. Через некоторое время это становится предсказуемым и скучным. Эту проблему можно несколько смягчить, если вставить кадры с реакцией слушающего.

Теперь взгляните на тот же самый диалог, смонтированный с приме-нением наложения. Начинает говорить А, но когда мы слышим голос В, сам он появляется в кадре лишь после того, как прозвучит какая-то его фраза. Персонаж А перебивает В, и на этот раз прежде, чем в кадре поя-вится А, втолковывающий свою мысль, мы еще некоторое время показыва-ем недовольное лицо В. Поскольку теперь нам интересно растущее раз-дражение В, то прежде, чем А закончит говорить, мы снова показываем покачивающего головой В. Когда А закончил, В довершает дискуссию, и следующую сцену мы присоединяем с помощью простого монтажа.

Как решить, где делать наложение? Часто это делается на более позднем этапе монтажа, но нам нужны принципы, которыми можно было бы руководствоваться. Вернемся на минутку к тому, что служит надежным примером для подражания при монтаже, к человеческому сознанию.

Представьте себе, что вы стали свидетелем разговора между двумя людьми; вам приходится переводить взгляд то на одного, то на другого. Редко удается устремить взгляд на говорящего с первых же его слов - та-кая точность может быть только у всеведущего. Неопытные или плохие монтажеры часто делают переход от одного говорящего к другому с помо-щью бесхитростного и простого соединения, в результате чего создается ощущение, что все заранее спланировано и обдумано, и исчезает иллюзия спонтанности происходящего на экране.

В реальной жизни редко можно предвидеть, когда и даже кто именно начнет дальше говорить. Так что становится ясно, куда смотреть, только когда вновь зазвучит чей-то голос. Если монтажер хочет убедить нас, что разговор происходит спонтанно, наблюдатель/рассказчик должен устрем-лять взгляд на того или другого человека, в основном, не заранее, а после того, как тот заговорил. Монтажер должен воспроизводить несинхронность переключения нашего внимания, выражающуюся в том, что мы обращаем взгляд в сторону звуков уже после того, как услышали их, или же с некото-рым запозданием прислушиваемся к тому, что уже увидели.

Хороший монтаж всегда воспроизводит стремления и реакции на-блюдателя, как если бы он присутствовал при действии сам....

В этом случае мы получаем два дополняющих друг друга впечатле-ния звуковое от речи говорящего и визуальное от реакции слушающего, поскольку слышим того, кто воздействует, и видим того, на кого это воз-действие оказывается. Когда действующие лица меняются ролями и тот, кто слушал, начинает отвечать, мы переводим взгляд на говорившего до этого, чтобы увидеть его реакцию. Бессознательно мы ищем способ понять внутреннюю жизнь героев по выражению их лиц или жестам.

Такой тип монтажа позволяет зрителю не просто слышать и видеть каждого говорящего (что было бы скучно), но также пытаться понять, что происходит внутри каждого из действующих лиц, наблюдая ключе-вые моменты действия, реакции и субъективное восприятие. В терминах драматургии это называется поисками подтекста....

Ни кино, ни телевидение ничего не изобрели принципиально нового. Все, чем они располагают сегодня, все их приемы "от" и "до" заимствованы из природы человека, человеческого мышления и общения. Открытия в экранном творчестве происходят тогда, когда мы вдруг неожиданно сумеем заметить ка-кие-то качества, стороны или методы нашей деятельности, которые до этого не замечали.

Монтаж с наложением: стыки между сценами

Подобным же образом можно делать переходы от одной сцены к другой. Представьте себе сцену, в которой мальчик и девочка разговари-вают о том, чтобы куда-то вместе сходить. Мальчик говорит, что беспоко-ится, отпустит ли ее мама. Девочка говорит: "Насчет нее не беспокойся, я ее уговорю". В следующей сцене мать хлопает дверцей холодильника и твердо говорит своей расстроенной дочери: "Ни за что!".

Простой монтаж был бы похож на быструю смену театральных сцен. Интереснее смонтировать разговор между мальчиком и девочкой со сце-ной, где мать у холодильника, таким образом, чтобы на фоне этой сцены прозвучали слова девочки ".. .я ее уговорю". Когда она договаривает фразу, на экране мы уже видим мать, хлопающую дверцей холодильника. Затем она высказывает свою позицию: "Ни за что!"

Другой способ перейти от одной сцены к другой, чтобы при этом не возникало отрывистости - пустить сказанные сердитым голосом слова ма-тери "Ни за что!" поверх окончания сцены с мальчиком и девочкой, и при этом неожиданное появления нового голоса придаст естественность пере-ходу к сцене с матерью.

Оба этих метода позволяют сделать "стыки" между сценами менее театральными и менее заметными. Иногда возникает желание плавно за-вершить сцену, например, "с затуханием", чтобы затем плавно и постепен-но началась другая сцена, возможно, "из затемнения". Чаще же просто хо-чется делать переходы от одной сцены к другой с сохранением инерции движения. Простой, "одноуровневый" монтаж часто слишком резко пере-носит зрителя в другое место и время, "наплыв" же может органичнее соединить две сцены. Но "наплывы" создают паузы между сценами и могут нарушить инерцию движения.

Эту проблему решит наложение. В этом случае звук не прекращает-ся, продолжая привлекать внимание зрителей, так что переход кажется ес-тественным, и ощущение искусственности не возникает. Вы наверняка ви-дели, как это делают со звуковыми эффектами. Например, заводской рабо-чий нехотя поднимается с постели, затем, пока он бреется и одевается, мы слышим нарастающий шум станков вплоть до появления этого рабочего на экране уже на его рабочем месте. Здесь предваряющий звук заранее при-влекает внимание к следующей сцене. Поскольку наше любопытство тре-бует решения загадки, откуда в спальне звук станков, то смена места дей-ствия на экране кажется естественной.

Возможен и другой вариант наложения, при котором со звуком по-ступают наоборот: после сцены работы на сборочной линии мы показыва-ем того же рабочего, достающего еду из холодильника у себя дома. Оста-точный звук заводского шума постепенно стихает, пока он устало погло-щает свой ужин.

В первом примере настойчивый заводской шум влечет его из спаль-ни; во втором примере шум продолжается, даже когда он пришел домой. В обоих случаях это как бы повествование о психологическом состоянии, по-тому что оба звуковых эффекта вызывают мысль, что шум звучит у него в голове как сознание того, насколько неприятно находиться на его рабочем месте. Дома его мысли поглощены именно этим; после работы этот назой-ливый шум не перестает звучать в голове ни на минуту.

С помощью наложения можно не только сгладить переходы при сме-не места действия, но и добавить подтекст, выразить какую-то точку зре-ния, позволяя понять внутреннее состояние героя. Можно было бы сделать наоборот и наложить домашнюю тишину на начало сцены работы, чтобы мы видели его на рабочем месте, а слышали при этом негромкий звук ра-дио в спальне, пока его не заглушит усиливающийся заводской шум. В конце дня шум станков может смениться смехом, доносящимся из телеви-зора, и тогда в следующей сцене он должен сидеть дома, отдыхать и смот-реть юмористическую передачу.

Творчески используя звуковые и видео переходы, можно обойтись без громоздкой (а при использовании пленки - и дорогостоящей) схемы применения оптических эффектов - таких, как наплыв, плавное выведение и введение изображения, вытеснение. Кроме того, можно многое дать по-нять о внутреннем состоянии и мыслях ваших героев.

Эти приемы монтажа трудно освоить по книге. Ищите примеры их использования в фильмах, которые смотрите, и обращайте внимание на то, как с их помощью воспроизводится совместная работа наших глаз, ушей и разума человека, пытающегося докопаться до скрытого смысла происхо-дящего ...

Помогите! Не понимаю!

Если возникает ощущение, что все это выше вашего понимания, не волнуйтесь .- Чтобы понять, как монтировать фильм, лучше всего взять сложный и интересный отрывок из художественного фильма, и просматри-вая его на видеомагнитофоне по одному-двум кадрам, сделать диаграмму, показывающую, как соотносятся звук и изображение.

Дикторский текст

В наши дни использование "бесплотного" авторитетного дикторско-го текста вышло из моды, и не без оснований. Тем не менее, возможно, вы решили все время давать дикторский текст, если делаете, например, фильм личного или антропологического содержания, в котором ваш голос вполне уместен и нужен для придания общей связанности и объяснения того, что остается за кадром. Необходимость использования дикторского текста мо-жет возникнуть потому, что недостаточно материала для экспозиции или нет четкой сюжетной линии и по ходу фильма нужны пояснения. Диктор-ский текст - это всегда доступное спасительное средство, в использовании которого зачастую нет ничего постыдного или вредного.

Дикторский текст как возможный элемент

Если в процессе съемки вы не забыли получить всю нужную инфор-мацию из уст действующих лиц, то можете смонтировать фильм и убедить-ся, что он не нуждается в помощи дикторского текста. Обычная проблема -начало фильма (экспозиция, говоря в терминах драматургии). Изложение исходных фактов, позволяющее зрителям осмысленно начать просмотр фильма, не должно быть сложным, но иногда кратко его можно дать толь-ко с помощью дикторского текста.

Другая возможная проблема - как сделать, чтобы по ходу фильма все было понятно. Возможно, у вас есть хорошие сюжеты и хорошие сцены, но для перехода от одного сюжета к другому требуется слишком много объ-яснений действующих лиц, которые можно дать гораздо быстрее с помо-щью нескольких хорошо продуманных слов дикторского текста.

Все ваши старания могут не приносить желаемого результата потому, что какие-то моменты ускользают от внимания зрителей. Проверьте это на ком-нибудь: если разочарование фильмом сменяется восторгом после того, как вы что-то дополнительно объяснили, значит, дело было именно в этом. Ясно, что создатель фильма не может каждый раз присутствовать при его показе и давать комментарии. Поэтому все, что вы сказали лично, надо включить непосредственно в фильм...

Отрицательные стороны дикторского текста и вызываемые им ассоциации

...Зрители воспринимают голос диктора как голос самого фильма, поэтому не только содержание дикторского текста, но также сам голос и ассоциации, которые он вызывает, влияют на их суждения об интеллекту-альном коэффициенте фильма и могут создавать предубеждения. По этой причине очень трудно найти подходящий голос. В сущности, -надо найти такой голос, который словами и самим звучанием может заменить выраже-ние автором собственного отношения к данной теме.

Положительные стороны дикторского текста

Несмотря на неблагоприятные ассоциации, которые может вызывать дикторский текст, он не обязательно должен оказаться снисходительным или навязчивым. К тому же, он может быть спасительным средством, мо-жет быстро и удачно представить новое действующее лицо, обобщить про-исходящие события или кратко сообщить важные факты. А сбереженное время позволит включить дополнительный материал, особенно если фильм необходимо вогнать в жесткие временные рамки. Приемлемый дикторский текст, как правило:

Ограничивается изложением полезной фактической информации.

Не манипулирует чувствами.

Избегает оценочных суждений, если только они не доказаны уже самим материалом.

Старается не создавать заранее какой-то определенный настрой у зрите-ля, но может оправданно привлекать внимание к тем аспектам материала зрительным или звуковым - значимость которых может иначе остаться незамеченной.

Позволяет зрителю самому делать выводы.

Дикторский текст может также, следуя традициям баллады и поэзии, чи-таться стилизованным голосом. Во многих фильмах в закадровом тексте есть специфические особенности, например:

Историческая перспектива, как в бесчисленных фильмах об иммиграции, войнах или рабстве.

Нарочитая простота, как в случае с персонажем наивного репортера в фильме Майкла Мура "Роджер и я" (1989).

Предположительность типа "что, если", как в фильме Алена Рене "Ночь и лиса" (1955).

Поэтическое и музыкальное отождествление с предметом, как в фильме Бэзила Райта "Ночная почта".

Сердитая ирония, как у Луиса Бюнюэля в "Земле без хлеба" (1932).

Голос автора некоего текста, обращающийся от первого лица к его кон-кретному читателю, как в случае с письмами с войны в сериале Кена Бернса "Гражданская война".

Голос дневника, как у Хэмфри Дженнингса в "Дневнике для Тимоти" (1946).

Два подхода к созданию закадрового текста

Чтобы быть удачным, любой текст к фильму, будь то дикторский текст в документальном фильме или диалог для актеров, должен быть на-писан ясным языком и так, как говорят в повседневной жизни. Поскольку фильм идет непрерывно, зритель или воспринимает смысл текста, или на чем-то спотыкается. Ниже описываются два способа создания дикторского текста:

Способ 1. Чтение написанного текста. Это традиционный путь, ко-торый очень хорошо применим, если ясно, что в основе фильма в самом деле лежит какой-то текст - письма, дневник и т. л Тогда отработан-ность чтения оправдана. Но когда нужна непосредственность или дове-рительный тон беседы с глазу на глаз, использование заранее написан-ного текста всегда оказывается неудачным. Подумайте, как часто дик-торский текст оказывается единственным элементом, из-за которого фильм становится скучным.

К числу типичных ошибок относятся:

многословие;

тяжелый или книжный язык;

что-то неприятное в голосе диктора (он может быть нудным, снисходи-тельным, самодовольным, слишком доминирующим, нарочито развле-кающим, пытающимся понравиться или вызывающим отвлекающие ас-социации).

Чтение на магнитофон написанного текста неизбежно сопряжено с рис-ком. Сделайте это заранее и синхронно с изображением (как - это описано ниже). Не думайте, 'по это можно отложить на самый последний момент.

Способ 2. Определенный элемент импровизации. Импровизированный текст может создать привлекательную атмосферу неформального общения со зрителем "с глазу на глаз". Его можно использовать, например, в сле-дующих случаях:

Когда в роли диктора выступает кто-то из персонажей фильма.

Когда в фильме-дневнике вы используете свой собственный голос, кото-рый должен звучать непринужденно и не оставлять впечатления напи-санного текста.

Когда вы хотите создать сложный поэтический голос, скажем, японки. проводящей чайную церемонию (чрезвычайно спорная апология люби-мого занятия, которая раньше считалось более приемлемой).

Теперь рассмотрим подробнее, что подразумевает каждый из этих спо-собов.

Заранее написанный дикторский текст

Написание

Прежде всего, диктор должен иметь хороший текст. Приготовьтесь пи-сать и переделывать его хоть двадцать раз. Критерием качества любого текста, в том числе и дикторского текста для фильма, будет то, что вы сможете с успехом прочитать его вслух группе слушателей.

Плохой текст содержит:

страдательный залог (когда субъект подвергается действию - что пагуб-но в жанре, который и так изобилует жертвами);

высокопарные, шаблонные выражения и клише;

длинные предложения;

синтаксис и обороты книжного языка;

пустую цветистость;

жаргонные или другие специфические выражения с целью произвести впечатление;

избыток информации, оставляющий зрителю недостаточно времени для работы воображения или догадок (что постоянно случается в детских фильмах);

изложение того, что и так очевидно;

притворный тон или снисходительный юмор. Для хорошего текста характерны:

простой и ясный язык;

правильный выбор слов;

живой язык;

минимум слов - как в стихах, вмещайте максимум смысла в минималь-ное число слогов;

взвешенность и убедительность;

действительный, а не страдательный залог (например: "Иммигранты здесь водят такси", а не "Такси здесь водятся иммигрантами". Вы не поверите, как много всевозможных текстов злоупотребляют страдатель-ным залогом.) В процессе внесения в фильм корректив оттачивайте свой текст, пытаясь

придать ему силу простоты. Радуйтесь, когда найдете способ сократить

предложение хотя бы на один слог.

Проверка

В процессе написания текста внимательно просматривайте каждую часть фильма и пишите то, что считаете необходимым. Затем прочитайте вслух текст к каждой части. Ваш текст должен находиться в ритмическом соответствии со сменой кадров. То, что вы пишете, должно согласовывать-ся с тем, что говорят в фильме, и иметь подходящую длину, чтобы не при-ходилось ускорять темп речи или же замедлять его для заполнения пустот. Иногда при добавлении дикторского текста приходится подправить начало и конец сцены.

Все, что сказано автором о дикторском тексте, безусловно, справедливо. Необходимо только поделиться несколькими соображениями, связанными с богатейшим опытом родной кинематографии.

У нас немало примеров, которые говорят о том, что как бы ни пытался автор фильма спрятаться за прямые интервью, сделать вид, что он не показы-вает и не навязывает свою точку зрения на предмет, ему это все равно не уда-стся. Сам выбор темы, и еще более ,- отбор фактов, героев и их мыслей уже говорят о его позиции, о его взглядах.

Дикторский текст "как голос самого фильма" - всегда авторский глас. Ес-ли текст создается как один из компонентов произведения, используется как одно из главных выразительных средств, то он непременно окрашен авторски-ми эмоциями, авторской заразительностью, авторской непредвзятостью, если хотите.

Корректировки порядка слов

Иногда полезно изменить порядок слов, чтобы он соответствовал по-рядку восприятия зрителем изображения. Например, если в кадре большое восходящее солнце и маленькая фигурка плетущегося по земле человека, то зритель заметит солнце гораздо раньше, чем человека. В тексте вы сна-чала написали, например: "Она выходит из дома, когда вокруг никого еще нет". Но это сразу же заставляет зрителя искать "ее". Остальная часть фра-зы может остаться не воспринятой, потому что зритель поглощен поиском женщины. Измените порядок слов, чтобы он соответствовал порядку вос-приятия (солнце, земля, женщина), и получится: "Когда все еще спят, они уже уходит". Это дополняет восприятие зрителя, а не плывет против тече-ния.

Вставки звуков

Другой причиной для перефразирования или разделения одного предложения на два может быть необходимость пауз для вставки характер-ных звуков, например, захлопывающейся дверцы машины или зазвонивше-го телефона. Подобные звуки часто служат мощным средством создания настроения и придают логичность последующему тексту, так что не заглу-шайте их речью. Они помогают также маскировать губительный для доку-ментального фильма переизбыток разговоров.

Более чем полувековой опыт российской документалистики сумел сфор-мировать собственные традиции, выявить психологические закономерности восприятия, а следовательно, и норм написания дикторских текстов.

Наверное, вы замечали: если вы увлечены каким-то делом, то в этот момент как бы отключаетесь от окружающего мира и не слышите речь, обра-щенную даже лично к вам. Дело в том, что ваше внимание, которое управляет восприятием, оградило вас от всего лишнего. Образно говоря, человек имеет довольно узкую "трубу" для восприятия звукозрительной информации. Больше предельного количества она не способна пропустить в ваше сознание (ученые называют цифры от 30 до 60 бит в секунду).

Если информация упорядочена, изображение и текст, действие на экра-не и сопровождающие его слова жестко связаны между собой в соответствии с рекомендациями Рабигера, то объем воспринимаемой информации резко уве-личивается вместе с силой воздействия на зрителя

Но и этот верхний предел - не больше 3-х слов в 2 секунды. А зрителю еще необходимо оставить паузы в тексте для осмысления и переживания вос-принятого.

К сожалению, в современном кино и телевизионном вещании эти психо-логические особенности восприятия игнорируются, текст не всегда связывается с действием на экране. В результате зритель теряет способность воспринимать и, тем более, осмысливать сообщаемую ему информацию.

Весомость каждого первого слова

Вот факт, которому не всегда придают должное значение: пер-вое слово, звучащее после появления на экране нового изображения, ока-зывает наибольшее влияние на то, как зритель его истолкует. Например, идут подряд два кадра: первый - фотография художника за работой у мольберта, второй - картина с изображением женщины. Голос за кадром говорит: "Спенсер сначала написал портрет своей жены, а позже дочери своей приятельницы".

Перестановка слов и изображения приводит к изменению смысла, и все дело в том, какое слово звучит первым после появления нового изо-бражения, как это показано на схеме. Текст остается тем же самым, но в зависимости от того, как он расположен на этих трех схемах, зритель мо-жет тремя разными способами отождествить личность человека на портре-те.

Изображение

Художник за мольбертом Портрет женщины Текст Сначала Спенсер написал портрет жены, а позже -знакомой своей дочери

Получается, что мы видим портрет жены

Изображение

Художник за мольбертом Портрет женщины Текст Сначала Спенсер написал портрет жены,..... а позже -знакомой своей дочери

Получается, что мы видим портрет приятельницы его дочери

Изображение

Художник за мольбертом Портрет женщины Текст Сначала Спенсер написал портрет жены, а позже -- знакомой своей .... дочери

В таком варианте можно подумать, что на полотне - портрет дочери

В другой ситуации простое изменение порядка слов может изменить только эмоциональную окраску восприятия изображения, а не понимание того, что именно изображено. Например, вы видите два кадра фильма, в каждом из них скульптура, и слышите голос диктора: "Позже его стиль изменился".

Изображение

Первая скульптура Вторая скульптура Текст Позже его стиль изменился

Изображение

Первая скульптура Вторая скульптура Текст Позже его стиль ......изменился

Изменяя соотношение между текстом и изображением лишь на одно слово, можно охарактеризовать вторую скульптуру или как просто непохо-жую, или как очень непохожую. Таким образом, умение писать и чуткое отношение к порядку слов могут дать вам мощное выразительное средство.

Ключевые слова

До сих пор речь шла о тексте, добавляемом к изображению, но часто можно столкнуться с противоположной ситуацией. К уже имеющемуся за-кадровому тексту или диалогу надо добавить изображение. Есть один ма-лоизвестный ключ, позволяющий делать это хорошо: в любом речевом от-резке есть ударные места и безударные, в которых и должно сменяться изображение. Чтобы принять решение, внимательно прослушайте предло-жение. Говорящий обычно выделяет слова, несущие главный смысл выска-зывания, более сильным ударением. Возьмем текст, который мать может адресовать непослушному подростку: "Я хочу, чтобы ты тут подождал, и не надо никуда уходить. Я поговорю с тобой потом".

Это можно произнести несколькими способами, создавая разный подтекст, но вполне вероятно, что так: "Я хочу, чтобы ты тут подождал, и не надо никуда уходить. Я поговорю с тобой потом".

Каждое выделенное ударением слово выражает ключевое коммуни-кативное намерение говорящего; их можно назвать ключевыми словами. Если бы нам надо было решить, как смонтировать этот текст с изображе-нием, многополосный сценарий выглядел бы следующим образом:

В этой схеме с каждого ключевого слова начинается новое изобра-жение: непреклонность матери и упрямство мальчика усиливаются тем, что новое изображение каждый раз сопровождается несущим на себе ударение ключевым словом

Изображение Звук Общий план, женщина и сын

"Я хочу, чтобы ты тут... Крупный план, непослушное лицо мальчика.

подождал, и

Крупный план: ее рука у него на плече. не надо никуда уходить, (пауза) Я... Крупный план: непреклонное лицо матери.

поговорю с тобой потом".

Данный принцип, касающийся диалогов, применяется при умном монтаже и художественных, и документальных фильмов. Если вам вдруг понравится какая-то сцена, подробно изучите ее на своем видеомагнито-фоне и выясните, какие идеи лежат в основе ее монтажа. Такая работа мо-жет сильно улучшить понимание того, как надо осуществлять режиссуру и монтаж документального фильма...

Дополняйте, но не дублируйте

При написании текста не впадайте в искушение рассказывать о том, что и так видно. Закадровый текст должен служить дополнением к изобра-жению, а не описывать то, что мы видим на экране. Например, никогда не следует рассказывать, что девочка в кадре одета в красный плащ (что во-пиюще очевидно) или что она в нерешительности (что и так можно заме-тить), но, с другой стороны, можно сказать, что ей только что исполнилось шесть лет. Такой факт выходит за пределы того, что мы видим или о чем легко догадаться.

Дополнять изображение содержанием, а не дублировать его текстом -золотое правило документалистики. Когда выше говорилось, что написание текста - это высокое искусство, имелось в виду в том числе и умение выпол-нять это правило.

Проверка: пробная запись

После того, как вы написали текст, сделайте его пробную запись; пусть его прочтет какой-нибудь умелый диктор или вы сами. Вооружитесь пробной записью закадрового текста и изучите ее три-четыре раза как можно более беспристрастно. Вы увидите, как можно улучшить текст, и поймете, какой нужен голос. Вы также сможете определить, какой нужен темп и какая эмоциональная окраска лучше всего подойдет (если она нуж-на). Вы увидите, что в некоторых местах диктор вынужден спешить, так что здесь закадровый текст надо сократить; в других местах текст может показаться слишком кратким и поверхностным, и надо что-то добавить. Теперь вы готовы заняться выбором диктора и записью окончательного варианта закадрового текста.

Мы обычно пользуемся несколько иным методом.

Первое обязательное требование - до написания текста следует сделать монтажную запись собранного варианта произведения, очень близкого к за-вершению Кадр 1-й, крупный план: Лицо Пети - 4 сек. и т. д. До конца.

Вы знаете, что, допустим, первая сцена (5 кадров) длится 23 сек. (сумма хронометража кадров). Вам известно, что на 2 сек. можно уложить не больше 3-х слов. Значит, на 23 сек. изображения можно написать не более 33-х слов, не считая союзы и предлоги. У вас появляются реальные рамки для работы над текстом, канва, по которой можно "вышивать". При таком методе работы удается с точностью до одного слова подогнать текст к последовательности кадров.

Как правило, автор или режиссер, если он сам пишет текст, несколько раз предварительно с монтажной записью в руках просматривает монтаж сво-его фильма. После такого просмотра работа за письменным столом становится организованной и продуктивной. Конечно, в первом наброске текста, который еще предстоит подгонять, или, как говорят профессионалы, укладывать на изо-бражение, можно и написать что-то лишнее, и что-то не дописать, но где-то и преднамеренно предусмотреть паузы в тексте в расчете на достаточность изображения в сочетании с музыкой. Когда текст готов в первом приближении, попробуйте его прочитать еще дома, сопровождая им немой вариант фильма на бытовом плейере.

Убежден, что вам тут же захочется его поправить, уточнить. Первый, сы-рой вариант текста лучше никому не показывать, а самому довести до некото-рой кондиции по вкусу.

Текст для диктора

Для диктора надо подготовить напечатанный через два интервала легко читаемый текст, содержащий только то, что он будет читать. Блоки текста надо отделить один от другого и пронумеровать, чтобы их легко бы-ло найти. Старайтесь, чтобы часть одного блока не переносилась на дру-гую страницу, потому что это может вынудить диктора листать страницы, что будет слышно при записи. Если не удалось напечатать блок на одной странице, положите страницы одну рядом с другой, чтобы их не надо было перелистывать.

Выбор диктора и запись закадрового текста

Не только написание хорошего текста, но и поиск подходящего дик-тора искусство. Даже профессиональные актеры редко могут прочитать дикторский текст так, чтобы не создавалось впечатление, что все заранее подготовлено. Дело в том, что устная речь и чтение вслух - это совершен-но разные вещи. Когда с кем-то разговариваешь, ум занят подбором слов, которые лучше всего донесут идею до собеседника, а при чтении написан-ного текста вы превращаетесь в слушателя своего собственного голоса. Диктору, озвучивающему документальный фильм, читать по бумажке еще труднее, чем подготовленному актеру, даже когда на бумаге его собствен-ные слова или мысли.

Поскольку выбор диктора - это выбор голоса фильма, многие голоса вы отвергнете из-за одних только ассоциаций, которые они могут вызы-вать. Было принято, чтобы текст читал низкий внушительный мужской го-лос, но в наши дни это признак или коммерческой направленности, или сильной примеси сомнительной назидательности. По самым разным при-чинам большинство голосов, которые можно было бы использовать, просто не подойдут. Вы захотите прослушать другие голоса. Как и в любой ситуа-ции выбора, надо записать несколько голосов, даже если вам кажется, что найден идеальный вариант.

Пробы голосов

Чтобы выяснить способности претендентов, дайте каждому из них прочитать что-нибудь показательное. Затем попросите прочитать тот же текст по-другому, чтобы увидеть, насколько диктор в состоянии следовать указаниям режиссера. Один успешно справляется с новой трактовкой, но ему не удается сохранить то, что вы сочли удачным в предыдущем прочте-нии. Другой может очень стремиться угодить, будет выполнять ваши ука-зания, но ему не хватит широкого видения фильма. Это часто случается с актерами, весь опыт которых был связан с телерекламой.

После того, как вы сделали пробные записи, поблагодарите каждого и договоритесь о дате, не позднее которой вы с ним можете связаться. Да-же если вы считаете, что кто-то очень подходит, не говорите этого твердо, пока внимательно не прослушаете остальных. Прослушивание записи го-лоса в отсутствие самого человека часто производит меньшее или просто другое впечатление.

Окончательное решение не должно зависеть от ваших личных при-страстий или чувства признательности по отношению к кому-то из участ-вовавших в пробах, оно должно приниматься исключительно на основании того, какой голос лучше всего подходит для чтения закадрового текста. Покажите выбранному вами диктору фильм и обсудите его содержание.

Запись закадрового текста и указания диктору

Постарайтесь делать запись профессионально, то есть с показом фильма, чтобы диктор мог учитывать при чтении ритм и интонации других звучащих в фильме голосов. Диктору не надо видеть изображение (это де-ло монтажера и режиссера), ему не должна быть слышна регулировка ба-ланса звука, поскольку это будет отвлекать... Записывать "наобум" (т. е. не одновременно с проекцией и не заботясь о синхронизации) крайне риско-ванно, потому что вы можете обнаружить, что грубо ошиблись, что все по-лучилось несинхронно. Но вы обнаружите это, когда отпустите диктора.

Голос, вероятно, удастся хорошо записать, если диктор будет на рас-стоянии примерно 1-2 фута (30-60 см) от микрофона. Запись надо произво-дить в акустически нейтральных условиях (не в замкнутом пространстве, рождающем эхо), где не должно быть отвлекающих посторонних звуков. Слушайте через хорошие наушники или же через динамик в другой комна-те. Чрезвычайно важно извлечь максимум из голоса вашего диктора. Сле-дите, чтобы голос не затихал в конце предложения, чтобы не "смазывались" какие-то звуки - не происходило их искажения из-за пере-модуляции. Здесь помогает выбор расположения микрофона и регулировка уровня записи.

Прочитав блок текста, диктор должен переходить к следующему только тогда, когда будет подан знак (можно слегка хлопнуть его по плечу или подать световой сигнал). Отрепетируйте блок и дайте ему четкие и конкретные указания, объясняя что надо делать, а не почему. Говорите са-мую суть, например: "Чуть больше теплоты в последней части" или "Я хо-чу, чтобы здесь тон был более официальным". Старайтесь называть харак-тер желаемого звучания каким-то конкретным словом. Прорепетировав один блок, запишите его и переходите к следующему.

Иногда возникнет желание изменить логическое ударение во фразе, вы можете захотеть, чтобы что-то звучало ярче, а что-то спокойнее ("Вы не мо


Содержание:
 0  вы читаете: Монтаж : Майкл Рабигер    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap