Детективы и Триллеры : Боевик : Глава 2. Этап : Владимир Типатов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  106  107

вы читаете книгу

Глава 2. Этап

… Погрузка, наконец, закончилась. Вагон, снаружи очень похожий на почтово-багажный и прозванный в народе «столыпиным», рывком тронулся с места и покатился, вздрагивая и покачиваясь из стороны в сторону на стрелках, резко остановился, потом опять медленно покатился к вокзальному перрону, где был подцеплен к пассажирскому поезду сообщением Хабаровск — Комсомольск-на-Амуре.

— А теперь, я думаю, пора бы уже и червячка заморить, — сказал Граф после того, как поезд, наконец, тронулся и все устроились на своих местах.

— Морить-то его почти нечем, — сказал Руфат. — Кроме хлеба, сахара и селёдки ничего нет.

— Живы будем — не помрём. Может, у малолеток что-нибудь со стола упало, — улыбнулся Граф.

В камере-купе засмеялись. Все знали о чудачествах малолеток, их многочисленных «подлянах».

— Дуркуют пацаны, сигареты в красной пачке — западло, со стола пайка упала, не поднимают, колбасу не едят, — вклинился в разговор молодой этапник, который, по всей видимости, сам недавно только перешёл из колонии для малолеток на «взросляк». — У них на эту тему даже стих есть:


— «Сало, масло «западло»,
Сигареты «Прима» тоже,
Колбаса на хуй похожа»,

и так далее…

— Дети — они и в лагере дети, — грустно усмехнулся Граф. — Наслушались рассказов о блатной романтике, напридумывали себе всякого…

— Ничего, на взрослую зону придут, закончатся мамины передачки и посылки, сразу все «подляны» забудут, — авторитетно заявил Горби. — На голой пайке долго не подуркуешь.

— Эй, пацаны! — крикнул молодой этапник и постучал в перегородку между камерами-купе. — Если есть чего вкусненького, то подогрейте соседей. У нас в хате авторитет постится!

— Сейчас сделаем, — отозвались детские голоса за стенкой. — Будь спок.

— Ну вот, братва, сейчас раскумаримся чем-нибудь, — удовлетворённо хмыкнул молодой этапник, заискивающе заглядывая в глаза старшим по возрасту, да и по рангу.

«Вот так становятся «шестёрками»», — подумал Граф и, скользнув по молодому парню презрительным взглядом, отвернулся.

…На вечернюю оправку в туалет первыми стали выводить женщин. Как сквозь строй проходили они по узкому коридору вагона, ловя на себе жадные, голодные взгляды истосковавшихся по женским телам, мужчин. Большинство прямо прилипли к решётчатым дверям камер-купе.

— Милая, «пульни сеанс»! — крикнул кто-то проходившей по коридору молодой женщине.

— С картинками, в натуре! Век свободы не видать! — поддержал просителя сосед по камере.

— Трусики покажи! — закричали в другой камере.

— А ещё чего показать? — не поворачивая головы, спросила женщина.

— Ковырялка! — звонкими голосами кричали малолетки. — Попробуешь пальчика — не захочешь потом мальчика!

— Сопли утрите, — бросила малолеткам на ходу молодая, красивая женщина, потом снисходительно улыбнулась и, чуть замедлив шаг, подняла подол платья до пояса, оголив не только стройные ноги, но и бёдра, поражая этапников, прильнувших к решётчатым дверям камер-купе, мимо которых она проходила, белизной и размерами своих ягодиц.

Восторженный, одобрительный рёв одновременно вырвался из нескольких десятков мужских глоток.

— Что за шум? — грозным голосом спросил выскочивший из своего купе начальник конвоя с погонами старшего лейтенанта на плечах.

— Да вон, стриптиз устраивает, — кивком головы указал на женщину выводной конвоир.

— По просьбе зрителей, — добавил второй конвоир.

— Ну-ка прекрати мне здесь шоу устраивать! — заорал начальник конвоя на женщину. — Будешь безобразничать, до самого Комсомольская на оправку больше не выйдешь!

— Да ладно, гражданин начальник, пусть мужики порадуются, — засмеялась женщина. — От меня, ведь, не убудет.

— От тебя не убудет, — усмехнулся начальник конвоя. — А они сейчас начнут дрочить все разом и от качки вагон перевернётся.

Стоявшие в коридоре солдаты дружно захохотали.

— Вот гады, ещё издеваются! — закричал кто-то истошным голосом. — Сами по ночам шворют этих баб во все дырки, а нам даже «сеанс» словить не дают!

Теперь грохнул хохот в камерах. Начальник конвоя с остервенением сплюнул на пол, витиевато выругался и ушёл в своё купе.

Ближе к ночи в вагоне стало душно и жарко, и это не смотря на то, что снаружи стояла довольно прохладная погода — всё-таки ноябрь месяц. Давало о себе знать большое скопление людей в ограниченном замкнутом пространстве.

— Окна откройте, дышать невозможно! — раздавались истошные крики то из одной, то из другой камеры.

Конвоиры на эти крики не обращали никакого внимания, только злобно огрызались, когда изнывающие от духоты и мокрые от пота этапники материли их на все лады.

Постепенно крики прекратились. Да и что толку зря кричать? Горло сорвёшь да душу злобой растравишь и только.

Сокамерники Руфата, да и он сам, уже приготовились ко сну, когда за стенкой, в соседней камере кто-то негромко запел:


«Чередой за вагоном вагон,
С мерным стуком по рельсовой стали,
Спецэтапом идёт эшелон,
Из Ростова, в таёжные дали.
Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня,
Я вернусь раньше времени,
Дорогая, клянусь!
Как бы ни был мой приговор строг,
Я приду на родимый порог,
И тоскуя по ласкам твоим,
Я в окно постучусь…»

Простые, незамысловатые слова песни тронули душу Руфата и, несмотря на усталость после трудного и насыщенного событиями дня, спать ему расхотелось.

Так и пролежал он на спине, закинув руки за голову, с открытыми глазами до глубокой ночи.

А поезд мчался вперёд, мерно постукивая по рельсовым стыкам колёсными парами и мягко покачивая из стороны в сторону железные вагонные ящики, увозя всё дальше и дальше от центра страны едущих в этом поезде пассажиров…

…Пассажирский поезд сообщением Хабаровск — Комсомольск-на-Амуре, прибыл в пункт назначения ранним утром.

Минут пятнадцать тащился состав от границы станции до вокзального перрона, все, замедляя и замедляя ход пока, наконец, не остановился.

— Приготовиться на выход с вещами! — крикнул появившийся в коридоре начальник конвоя и быстрым шагом прошёл в тамбур. Вслед за ним шёл здоровенный прапорщик с кипой папок в руках. Началась выгрузка этапников из вагона.

— Первый пошёл! — зычным голосом крикнул конвоир, открывая одну из камер.

— Второй пошёл!

— Третий…

В Комсомольске-на-Амуре произошла уже тщательная сортировка этапников и распределение их по «воронкам». Малолетки и подследственные поехали в СИЗО, осужденные — в колонии по режимам.

Ехали долго. Дорога — врагу не пожелаешь: рытвины, ухабы, резкие подъёмы и такие же резкие спуски.

Машину подбрасывало на ухабах, клонило то в одну, то в другую сторону на крутых виражах и каждый раз испытывающие крайние неудобства, запертые в тёмном, железном ящике зэки, поливали отборным матом и шофёра машины, и конвой, и всех начальников вместе взятых.

А тут ещё ко всему, один из конвоиров, молодой солдат оказался любителем художественного свиста и всю дорогу от самой станции упражнялся в этом жанре искусства, насвистывая мелодии из репертуара знаменитых эстрадных исполнителей.

— Слушай, начальники, сколько нам ещё болтаться в этом ящике? — не выдержав, спросил кто-то из заключённых, обращаясь к конвоирам.

— Долго, — коротко бросил один из конвоиров, с сержантскими лычками на пагонах.

— Ну а всё-таки? — не унимался решивший «пообщаться» с сержантом. — Столько же, сколько уже проехали?

— Столько, полстолька и четверть столько, — ухмыльнулся сержант.

— Козёл долбанный, — злобно огрызнулся этапник. — Сказать, что ли, трудно? Нацепил три сопли на пагоны и считаешь себя большим начальником?

— Прекратить разговоры! — повысил голос сержант. — Расшлёпался тут, смотри у меня!

— Не гони «жуть», здесь пугливых нет, — сказал с усмешкой всё тот же голос из-за решётчатой двери. — Лучше скажи своему напарнику, чтобы прекратил свой концерт, всю душу вымотал.

— Пусть свистит, мне не мешает, — пожал плечами сержант и, откинувшись на спинку сиденья, закрыл глаза, может, задремал, а может, притворился спящим, чтобы не вступать больше в полемику с ушлыми, острыми на слово, этапниками.

— Один вот так же всё свистал — его поебли, и он перестал, — не в силах терпеть больше соловьиные трели конвоира, крикнул кто-то из темноты автозака. Одобрительный дружный громкий хохот поддержал остряка.

— Кто это сказал? — прервав своё выступление, грозным голосом спросил любитель художественного свиста, услышав сказанное в свой адрес.

— Все говорят, — отозвался из темноты всё тот же задорный голос. В «воронке» опять одобрительно засмеялись.

— Да я вас всех тут сейчас выебу! — сорвался на крик, побелевший от злости конвоир, и угрожающе передёрнул затвор автомата.

— Сначала ебалку отрасти, — не сдавался остряк из темноты. — И ружьишком не балуй.

— Уроды!!! — вышел из себя уже не владеющий собой молодой конвоир. — Да я вас!.. При попытке к бегству!

— Чего ты вяжешься с ними? — лениво приоткрыв один глаз, спросил молодого конвоира сержант, которому уже порядком надоела пустопорожняя перепалка солдата с этапниками. — Подначивают тебя, салагу, а ты…

Молодой посмотрел на него затуманенным взглядом и тут же остыл, словно вылили на него ушат холодной воды, медленно сел на своё место, поставил оружие на предохранитель и замолчал. Затихли и этапники, но ненадолго.

— Сергей Фёдорович, а ты знаешь, куда нас везут? — тихо спросил Руфат и замер в ожидании ответа.

— Естественно, — усмехнулся Граф. — Если я еду в этом «воронке», значит в наш райский уголок.

— Далеко ещё? — вступил в разговор Горби?

— Часа три ещё пилить по такой дороге, не меньше.

— Мать их…, - выругался Горби, и надолго замолчал.

— Может, на зону к ужину успеем, горячего похлебать не мешало бы, — мечтательно вздохнул кто-то.

— Это вряд ли, — авторитетно заявил Граф. — Пока доедем, пока одно начальство договорится с другим, пока примут, пройдёт не мало времени.

— Значит, ещё сутки давиться сухомяткой? — разочарованно протянул кто-то в темноте.

— Не стони, — недовольно поморщился Граф. — Утром в карантинке пожрёшь.

— Какая она, хоть, эта зона?

— Клёвая.

— Чем же она клёвая? — спросил кто-то в «воронке».

— Тем, что не промотная. Жилые и бытовые помещения новой постройки, каждая бригада живёт в отдельном кубрике, есть телевизор, кормёжка приличная, есть дополнительное питание — после смены пол-литра молока дают, на «ларь» всегда отстёгивают.

— Курорт, — засмеялся Горби. — Так может, мы едем в Сочи?

— Нет, парень, это не курорт и тем более, не Сочи, — с усмешкой возразил Граф. — Зимой здесь морозы и ветра такие, что сопли замерзают.

— А кто смотрящий на зоне?

— Крест. Знаешь такого?

— Лично не знаю, но слышал, что он вор авторитетный.

— Ещё бы, — усмехнулся Граф. — Его сам Монарх короновал.

— Беспредельщики на зоне есть?

— Как везде.

— Значит, есть, — тяжело вздохнул кто-то рядом с Руфатом и в машине опять замолчали.


Содержание:
 0  Мутанты. Время собирать камни. : Владимир Типатов  1  Часть первая ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ : Владимир Типатов
 2  Глава 1 На пересылке : Владимир Типатов  3  вы читаете: Глава 2. Этап : Владимир Типатов
 4  Глава 3. Прибытие на зону : Владимир Типатов  6  Глава 5. В отряде : Владимир Типатов
 9  Глава 8. Промзона : Владимир Типатов  12  Глава 11. Завещание Графа : Владимир Типатов
 15  Глава 14. За всё надо платить : Владимир Типатов  18  Глава 17. Командировка : Владимир Типатов
 21  Глава 20. Толковище для Цезаря : Владимир Типатов  24  Глава 23. Сильвестр против Лютого : Владимир Типатов
 27  Глава 26. Вторая капля : Владимир Типатов  30  Глава 29. Я куплю тебе новую жизнь : Владимир Типатов
 33  Глава 32. Аудитор из Израиля : Владимир Типатов  36  Глава 35. Фиаско Литвиненко : Владимир Типатов
 39  Глава 38. Дом в Барвихе : Владимир Типатов  42  Глава 41. Неожиданная союзница : Владимир Типатов
 45  Пролог : Владимир Типатов  48  Глава 3. Прибытие на зону : Владимир Типатов
 51  Глава 6. В камере ШИЗО : Владимир Типатов  54  Глава 9. Граф : Владимир Типатов
 57  Глава 12. На воле : Владимир Типатов  60  Глава 15. Король крыс : Владимир Типатов
 63  Глава 18. Стрелки с чеченцами : Владимир Типатов  66  Глава 21. Спаси меня от одиночества : Владимир Типатов
 69  Глава 24. Беспредел : Владимир Типатов  72  Глава 27. Возвращение : Владимир Типатов
 75  Глава 30. Расправа с проституткой : Владимир Типатов  78  Глава 33. В сибирской глубинке : Владимир Типатов
 81  Глава 36. На Канарах — лучше, чем на нарах : Владимир Типатов  84  Глава 39. Мальцевы : Владимир Типатов
 87  Глава 42. Торговцы смертью : Владимир Типатов  90  Глава 2. Генеральская дочь : Владимир Типатов
 93  Глава 5. Рыцарь на белом коне : Владимир Типатов  96  Глава 8. Если друг оказался вдруг… : Владимир Типатов
 99  Глава 2. Генеральская дочь : Владимир Типатов  102  Глава 5. Рыцарь на белом коне : Владимир Типатов
 105  Глава 8. Если друг оказался вдруг… : Владимир Типатов  106  Глава 9. Объявляю вас мужем и женой! : Владимир Типатов
 107  Использовалась литература : Мутанты. Время собирать камни.    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap