Детективы и Триллеры : Классический детектив : Он приходил с дождем : Роберт Ван Гулик

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Действие третьего рассказа также разворачивается в Пэнлае, примерно через полгода. За это время в Пэнлай приехали две жены судьи Ди с детьми и разместились в служебных покоях, на задах судебного подворья. Чуть позже к ним присоединилась барышня Цзао. В пятнадцатой главе повести «Золото Будды» детально расписана ужасная история, выпутаться из которой барышне Цзао помог судья Ди. Познакомившись с молодой женщиной, Первая госпожа судьи Ди сразу же полюбила её и пригласила к себе компаньонкой. И вот жаркий дождливым днём в разгар лета случилось загадочное происшествие, рассказанное ниже.


Действие третьего рассказа также разворачивается в Пэнлае, примерно через полгода. За это время в Пэнлай приехали две жены судьи Ди с детьми и разместились в служебных покоях, на задах судебного подворья. Чуть позже к ним присоединилась барышня Цзао. В пятнадцатой главе повести «Золото Будды» детально расписана ужасная история, выпутаться из которой барышне Цзао помог судья Ди. Познакомившись с молодой женщиной, Первая госпожа судьи Ди сразу же полюбила её и пригласила к себе компаньонкой. И вот жаркий дождливым днём в разгар лета случилось загадочное происшествие, рассказанное ниже.


— В этом ящике то же самое! — с отвращением воскликнула Первая госпожа судьи Ди. — Взгляните только на плесень по всему шву этого синего платья! — Она захлопнула крышку платяной коробки из красной кожи и повернулась ко Второй госпоже: — Никогда не видела такого жаркого и влажного лета. А этот ужасный ливень всю прошлую ночь! Я думала, он никогда не перестанет. Поможешь мне?

Судья, сидя за чайным столом у открытого окна просторной спальни, видел, как две его жены поставили на пол очередной платяной ящик и принялись за третий в пирамиде. Барышня Цзао, подруга и компаньонка Первой госпожи, сушила рубахи над медной жаровней в углу комнаты, развешивая их на проволоке над пылающими углями. Жар, мешаясь с клубящимся над сохнущей одеждой паром, делал атмосферу в комнате почти невыносимой, но три женщины, казалось, этого не замечали.

Вздохнув, судья отвернулся и выглянул в окно. Обычно отсюда, с третьего этажа его резиденции, открывался прекрасный вид на изогнутые крыши города, но сейчас всё было окутано густым свинцовым туманом, скрадывающим очертания. Судье казалось, что туман проник в самую его кровь и вяло пульсирует по венам. Сейчас Ди глубоко раскаивался в неудачном порыве, заставившем его по пробуждении потребовать себе серую летнюю рубаху. Это просьба побудила Первую госпожу перетрясти все четыре ящика для одежды, а обнаружив на одежде плесень, она тут же призвала и Вторую госпожу, и барышню Цзао. Теперь все трое с головой погрузились в работу, явно оставив всякую мысль об утреннем чае и позабыв о завтраке. Они впервые переживали изматывающий зной в Пэнлае, ведь прошло всего семь месяцев с тех пор, как господин Ди занял пост здешнего окружного судьи.

Он вытянул ноги, разминая опухшие и отяжелевшие ступни и колени. Наклонившись, барышня Цзао сняла с проволоки белую рубаху.

— Вот эта совершенно высохла, — объявила она и потянулась, чтобы повесить рубаху на вешалку. Судья загляделся на её стройное, прекрасно сложенное тело. Внезапно он спросил у Первой госпожи:

— Нельзя ли поручить всё это прислуге?

— Конечно, — бросила госпожа через плечо. — Но сначала я сама хочу убедиться, каков реальный ущерб. Святые Небеса, взгляни на это красное платье, милочка! — обратилась она к барышне Цзао. — Плесень напрочь въелась в ткань! А ведь ты всегда говорила, что оно так мне идёт!

Судья Ди резко встал. Ароматы духов и затхлой косметики, смешанные со слабым запахом сырого белья, создали в жаркой комнате столь давящую атмосферу, что натянутые нервы судьи не выдержали.

— Я пойду прогуляюсь немного, — сказал он.

— До утреннего чая?! — воскликнула Первая госпожа, не отрывая взгляда от выцветших пятен на красном платье, которое она держала в руках.

— Я вернусь к завтраку, — буркнул судья. — Подайте мне вон ту синюю рубаху!

Барышня Цзао помогла Второй госпоже облачить супруга и заботливо спросила:

— Не слишком ли это плотная одежда для столь жаркой погоды?

— Во всяком случае, сухая, — бросил судья, тут же сообразив с тревогой, что барышня Цзао несомненно права: толстая материя прилипла к влажной спине, будто кольчуга. Он пробормотал слова прощания и спустился вниз.

Быстро миновав полутёмный коридор, судья Ди вышел к задней калитке судебного подворья. Он был рад тому, что ещё не пришёл его старый товарищ — советник Хун. Советник так хорошо знал его, что сразу почувствовал бы дурное настроение судьи и принялся недоумевать, в чём дело.

Судья открыл калитку собственным ключом и выскользнул на влажную пустынную улицу. «Действительно, в чём же дело?» — спрашивал он себя, бредя сквозь перенасыщенный влагой туман. Что ж, он, конечно, разочарован этими семью месяцами пребывания на первой независимой официальной должности. Сначала, конечно, было несколько волнующих дней, а потом случились убийство госпожи Хо и происшествие в крепости. Но далее ничего, кроме отчаянно скучной канцелярской рутины: формуляры, чтобы их заполнять, бумаги, чтобы их подшивать, разрешения, чтобы их выдавать… В столице у него тоже была масса бумажной работы, но то были важные бумаги. Кроме того, этот округ на самом деле не был его безраздельной вотчиной. Вся территория северней реки, будучи стратегическим плацдармом, находилась под юрисдикцией армии. И корейский квартал за Восточными воротами управлялся собственной администрацией. Судья сердито пнул камень и тут же выругался. Торчащую верхушку глыбы Ди принял за валяющийся булыжник и пребольно ушиб палец на ноге. Он должен принять решение относительно барышни Цзао. Этой ночью он делил ложе с Первой госпожой, и она вновь убеждала взять барышню Цзао третьей женой. Обе его госпожи любят её, говорила Первая, а сама барышня Цзао ничего лучшего для себя и не желает. «Кроме того, — добавила Первая госпожа со свойственной ей прямотой, — ваша Вторая — красивая женщина, но малообразованная, так что столь просвещённая и начитанная особа, как барышня Цзао, сделает нашу жизнь куда более интересной». Но что, если готовность барышни Цзао вызвана лишь благодарностью за то, что он вызволил её из кошмарной ситуации, в которой та оказалась? В известном смысле, всё было бы проще, не люби он её так сильно. С другой стороны, честно ли брать жену, если не питаешь к ней самых искренних чувств? Судья вправе иметь четырёх жён, но лично Ди придерживается мнения, что и двух вполне достаточно, разве что обе они бесплодны. Как всё запутанно и сложно! Начался дождь, и судья плотнее запахнул рубаху.

Он вздохнул с облегчением, когда увидел широкие ступени, поднимающиеся к храму Конфуция. На третьем этаже западной его башни была устроена маленькая чайная. Там он и выпьет свой утренний чай, а потом вернётся в суд.

В восьмиугольной комнате с низким потолком неряшливо одетый служка согнулся над стойкой, помешивая железными щипцами в устье маленькой чайной плиты. Судья Ди с удовлетворением отметил, что юнец его не узнал, — сейчас он был вовсе не расположен к поклонам и расшаркиваниям. Заказав чайник и сухое полотенце, судья сел за бамбуковый стол перед стойкой.

Служка подал ему в бамбуковой корзинке не слишком чистое полотенце.

— Пожалуйста, одну минуту, ваша честь. Вода скоро закипит. — Когда судья насухо вытер полотенцем свою длинную бороду, служка сказал: — Раз вы встали так рано, то, наверное, уже услышали о случившейся там напасти. — Большим пальцем он указал в сторону открытого окна и, когда судья помотал головой, с удовольствием продолжил: — Прошлой ночью одного малого разрубили на куски в старой сторожевой башне, там, на болоте.

Судья Ди тут же бросил полотенце.

— Убийство? Откуда ты знаешь?

— Мне рассказал мальчишка бакалейщика, ваша честь. Он доставляет нам товар и поднялся сюда, когда я драил пол. На рассвете он пошёл за утиными яйцами к той дурочке, что живёт в сторожевой башне, и увидел всё собственными глазами. Девчонка ревела, забившись в угол. Он кинулся в город, к блокгаузу военной стражи, и командир стражников отправился к старой башне с несколькими своими людьми. Смотрите, вон они!

Судья Ди подошёл к окну. Отсюда его глазам открывалось обширное зелёное пространство заросших кустарником болот. За испещрённой бойницами городской стеной простирались тростники, а далее на север — теряющиеся в дымке серые воды реки. Мощёная дорога тянулась от северного городского причала прямо к одиноко стоящей посреди болот обветшалой кирпичной башне. Группа солдат в остроконечных шлемах маршировала по дороге к блокгаузу, что находился на полпути от башни к причалу.

— Убитый был солдатом? — быстро спросил судья.

Хотя район к северу от города находился под юрисдикцией военных, все преступления, касающиеся штатских, относились к гражданскому суду.

— Возможно. Дурочка глухонемая, но вполне зрячая. Может быть, солдат явился в башню, чтобы пообщаться с ней наедине, если вы понимаете, что я имею в виду. Ах, вода закипела!

Судья Ди вглядывался вдаль. Теперь два военных стражника поскакали от блокгауза в город; кони их шлёпали по залитому водой участку дороги, на который наступало болото.

— Вот, ваша честь, ваш чай! Осторожно, чашка очень горячая. Я поставлю сюда. Нет, я вспомнил, убитый не был солдатом. Мальчишка из бакалеи сказал, что он узнал мертвеца — это был старый купец, живший у Северных ворот. Ну, военная стража быстро поймает убийцу. Это такие парни! — Он оживлённо пихнул судью локтем: — Вот видите! Я же говорил! Видите малого в цепях, которого они тащат из блокгауза? В грубых рыбацких штанах и куртке. Да, теперь они отправят его в крепость, а потом…

— Ничего подобного! — гневно прервал его судья. Обжигая губы, он торопливо осушил свою чашку. Расплатился и кинулся вниз по лестнице. Когда один штатский убивает другого, это дело гражданского суда, какие могут быть сомнения! Блестящая возможность объяснить воякам, куда им лучше нос не совать! Раз и навсегда.

Всю его вялость как ветром сдуло. На углу судья нанял у кузнеца лошадь, вскочил в седло и поскакал к Северным воротам. Стражники в изумлении уставились на взъерошенного всадника со свисающим с головы ночным колпаком. Но тут они узнали окружного судью и вскочили, приветствуя его. Судья спешился и жестом приказал старшему следовать за собой в караульное помещение за воротами.

— Что означает весь этот беспорядок на болоте?

— В старой сторожевой башне обнаружили мертвеца, ваша честь. Армейские стражники уже схватили убийцу, сейчас они допрашивают его в блокгаузе. Мне кажется, вскоре они отправятся на пристань.

Судья Ди сел на бамбуковую скамью и протянул стражнику несколько медяков.

— Пошли одного из своих людей купить мне пару жмыховых лепёшек!

Жмыховые лепёшки, аппетитно пахнущие луком и чесноком, прибыли с пылу с жару, но судья не получил от них удовольствия, хотя и был голоден. Во-первых, он обжёг язык горячим чаем, а во-вторых, все его мысли были поглощены вопиющим злоупотреблением властью, которое позволило себе армейское начальство. Уныло размышлял он о том, что в столице никогда не пришлось бы решать столь мучительных задач: там детально прописанные правила точно определяют пределы компетенции каждого должностного лица, от низших до высших. Когда судья доел лепёшки, вернулся старшина стражников.

— Сейчас стражники повели арестанта на свой пост на причале, ваша честь.

Судья Ди вскочил:

— Следуйте за мной с четырьмя людьми!

На речном причале лёгкий ветерок разгонял туман. Влажная рубаха судьи прилипла к плечам. «Самая подходящая погода, чтобы изрядно простудиться», — пробормотал он. Часовой в тяжёлой амуниции проводил его в пустую приёмную.

В глубине комнаты за грубым деревянным столом сидел высокий мужчина в кольчуге и остроконечном шлеме военной стражи. Медленными, натужными штрихами кисточки для письма он старательно заполнял формуляр. — Я глава судебной управы Ди, — начал судья. — Я желаю знать…

Внезапно он замолчал. Командир поднял голову. Его лицо было изуродовано ужасным белым шрамом, тянущимся через левую щёку ко рту. Клочковатые усы прикрывали рассечённые губы. Прежде чем судья успел прийти в себя, командир встал. Он браво отдал честь и отрывисто произнёс:

— Рад вашему прибытию, ваша честь. Я как раз закончил адресованный вам рапорт. — Указав в угол, где лежали носилки, прикрытые рогожей, он добавил: — Вот труп, а убийца здесь, в задней комнате. Я полагаю, вы захотите отправить его прямо в тюрьму судебной управы?

— Да. Разумеется, — чуть запнувшись, отозвался судья.

— Хорошо. — Командир сложил лист, на котором писал, и протянул его судье. — Садитесь, ваша честь. Если вы можете уделить мне минуту, я бы сам хотел рассказать вам о деле.

Судья Ди занял табурет у стола, жестом предлагая сесть и военному. Поглаживая свою длинную бороду, судья думал, что всё повернулось совсем не так, как он ожидал.

— Итак, — приступил к рассказу командир, — я знаю эти болота как свои пять пальцев. Та глухонемая девчонка, что живёт в башне, — просто безобидная идиотка, поэтому, когда доложили, что у неё в комнате лежит мертвец, я сразу подумал о разбое и послал моих людей обшарить болота между башней и берегом реки.

— Почему именно там? — прервал его судья. — Точно так же это могло произойти на дороге, разве не так? Убийца же мог позже спрятать труп в башне?

— Нет, ваша честь. Наш блокгауз расположен на полпути между этой пристанью и старой башней. Согласно приказу, мои люди весь день наблюдают за дорогой. Знаете, чтобы не пропустить корейских шпионов, пробирающихся в город или оттуда. А всю ночь патрулируют на ней. Это, кстати, единственный путь через болота. Здесь местность коварная, идущий через болота рискует провалиться в трясину или зыбучие пески. Мои люди застали тело ещё тёплым, из чего мы сделали вывод, что убийство произошло за несколько часов до рассвета. Поскольку никто, кроме мальчишки бакалейщика, мимо блокгауза не проходил, значит, оба, и жертва, и убийца, прибыли с севера. От башни к берегу ведёт тропинка через камыши, так что какой-нибудь малый, хорошо знакомый с местностью, мог проскользнуть там незамеченным из блокгауза. — Командир покрутил ус и добавил: — В том случае, если ему удалось проскочить наши патрули на реке.

— Ваши люди настигли убийцу на берегу?

— Да, ваша честь. Они обнаружили молодого рыбака по имени Вэн Сан-лян, притаившегося на своём судёнышке в тростниках, аккурат к северу от башни. Он старался смыть со своих штанов пятна крови. Когда мои люди окликнули его, он ринулся прочь и попытался выгрести на стремнину. Лучники пустили несколько стрел на бечеве в корпус лодки; Вэн и очухаться не успел, как был притянут к берегу. Он отрицал, что знает о мертвеце в башне, и утверждал, будто собирался отнести глухонемой большого карпа, а штаны запачкал кровью, пока чистил этого карпа. Он якобы дожидался рассвета, чтобы отправиться к ней. Мы его обыскали и вот что нашли в поясе.

Командир развернул на столе маленький бумажный свёрток и показал судье три блестящих серебряных слитка.

— Мы опознали труп по визитным карточкам, которые на нём обнаружили.

Он вытряс на стол содержимое большого конверта. Кроме колоды карт здесь были два ключа, немного мелочи и залоговая квитанция. Показав на неё, командир продолжил:

— Этот клочок бумаги валялся на полу рядом с телом. Должно быть, вывалился из куртки. Убитый — ростовщик Чун, владелец большой ростовщической конторы, что прямо у Северных ворот. Богатый человек. Он увлекался рыбной ловлей. Я считаю, что вчера вечером Чун встретил Вэна где-нибудь на причале и нанял его с лодкой для ночной рыбалки. Потом Вэн под каким-то предлогом завлёк старика в пустынное место к северу от башни и убил его. Он собирался спрятать тело где-нибудь в башне — вы знаете, она наполовину разрушена, а эта девчонка пользуется только вторым этажом, — но глухонемая проснулась и застала Вэна на месте преступления. Поэтому он просто забрал серебро и скрылся. Конечно, вы понимаете, что это лишь предположение, так как из девчонки свидетель никакой. Мои люди пытались что-нибудь из неё вытрясти, но она лишь нацарапала какую-то бессвязную чепуху о духах дождя и чёрных карликах. А затем с ней случился припадок, и она принялась смеяться и плакать одновременно. Несчастная безобидная дурочка.

Стражник встал, подошёл к носилкам и откинул рогожу.

— А вот мертвец.

Судья Ди склонился над сухопарой фигурой, облачённой в простую домотканую рубаху, на груди которой виднелись пятна свернувшейся крови, а на рукавах засохла грязь. Лицо мертвеца было вполне кроткое, но крайне уродливое: с впалыми щеками, крючковатым, чуть свёрнутым набок носом и чересчур большим тонкогубым ртом. С непокрытой головы свисали длинные седеющие пряди.

— Не слишком привлекательный господин, — заметил командир. — Хотя, мне ли говорить! — Судорога исказила его изувеченное лицо. Он взял труп за плечи и, приподняв его, показал судье большое красное пятно на спине. — Его ударили в спину ножом, пронзившим, должно быть, сердце. Он лежал на спине в комнате девчонки, прямо у двери. — Командир опустил тело. — Мерзкий тип этот рыбак. Убив Чуна, он принялся кромсать ему грудь и живот. Именно после того, ведь, как вы видите, раны спереди кровоточили куда меньше, чем можно было ожидать. Ах да, вот моё самое убедительное доказательство! Чуть не забыл! — Он выдвинул ящик стола и развернул завёрнутый в промасленную бумагу продолговатый свёрток. Протягивая судье узкий длинный нож, стражник сказал: — Вот что было найдено в лодке Вэна, ваша честь. Он утверждает, что пользуется ножом для чистки рыбы. На нём нет следов крови. А откуда им быть? Вокруг достаточно воды, чтобы вымыть лезвие после возвращения на судно! Ну вот, похоже, это всё, ваша честь. Думаю, Вэн скоро сознаётся. Мне приходилось встречаться с подобными юнцами. Сначала всё отрицают подчистую, но после допроса с пристрастием раскалываются и начинают говорить, так что не остановишь. Каковы будут ваши указания?

— Прежде всего, я должен сообщить ближайшим родственникам и провести официальное опознание. И по этой причине я…

— Я уделил этому внимание, ваша честь. Чун был вдовцом, а два его сына живут в столице. Только что тело было официально опознано господином Лином, партнёром покойного, с которым они вместе и проживали.

— Вы и ваши люди отлично поработали, — сказал судья. — Распорядитесь передать узника и труп прибывшим со мной стражникам. — Вставая, он добавил: — Я более чем признателен вам за скорые и умелые действия, командир. Дело это чисто гражданское, так что вы могли просто доставить убийцу в окружной суд и забыть о нём. Вы же отвлеклись от своих забот, чтобы помочь мне…

Командир прервал судью умоляющим жестом и проговорил своим странным глухим голосом:

— Ваша честь, я сделал это с огромным удовольствием. Я один из тех, кто служит под начальством старшего командира Мэна. Мы сделаем всё, чтобы помочь вам. Любой из нас, в любую минуту.

Судорога, исказившая изуродованное лицо, подразумевала улыбку. Судья Ди вернулся в караульное помещение у Северных ворот. Он решил прежде всего допросить арестованного, а затем отправиться на место преступления. Если он перенесёт расследование в окружной суд, следы утратят свежесть. Дело казалось вполне ясным, но кто может знать наверняка. Судья уселся за единственный стол в пустом караульном помещении и стал изучать армейский рапорт. В нём было немногим больше того, что рассказал ему командир. Полное имя жертвы — Чун Фан, возраст — пятьдесят шесть лет; девчонку зовут Иволга, двадцати лет от роду, молодому же рыбаку двадцать два года. Судья вынул из рукава визитные карточки и залоговую квитанцию. Карточки утверждали, что господин Чун являлся уроженцем провинции Шанси. Квитанция с большой красной печатью ростовщической конторы Чуна была датирована вчерашним днём и гласила, что госпожа Пей заложила четыре парчовые рубахи за три серебряных слитка с обязательством выкупить их через три месяца под пять процентов в месяц.

Прибыл старшина в сопровождении двух стражников с носилками.

— Поставьте их там, в углу, — распорядился судья Ди. — Вы знаете об этой глухонемой, что живёт в сторожевой башне? Военная стража сообщает только её имя — Иволга.

— Да, ваша честь, именно так её прозвали. Она подкидыш. Старая карга, которая продавала фрукты у этих ворот, вырастила её, научила писать несколько дюжин иероглифов и кое-как объясняться знаками. Когда старуха два года назад умерла, девица ушла жить в башню из-за того, что здесь к ней вечно приставали уличные мальчишки. Там она выращивает уток и продаёт яйца. Люди назвали её Иволгой в насмешку над её немотой, так за ней и осталось это прозвище.

— Ладно. Приведите арестованного.

Стражники ввели крепкого, коренастого парня в запачканных штанах и куртке из небелёной ткани. Его растрёпанные волосы свисали на наморщенный лоб мрачного загорелого лица. Руки были скованы за спиной, тонкая цепь кольцом обвила мощную шею арестованного. Стражники бросили его перед судьёй на колени. Судья Ди некоторое время молча разглядывал юношу, раздумывая, с чего лучше начать. Только шум дождя да тяжёлое дыхание узника нарушали тишину. Судья вынул из рукава три серебряных слитка.

— Откуда у тебя это?

— Это мои сбережения. Чтобы купить настоящий корабль.

— Когда ты впервые встретил господина Чуна?

Юнец разразился потоком грязных ругательств. Стражник, что стоял справа, прервал его, ударив плашмя мечом по затылку. Вэн затряс головой, а затем уныло произнёс:

— Видел его, ведь он постоянно околачивался на причале. — И вдруг вскричал озлобленно: — Если бы я встретил, то убил бы эту грязную свинью, этого обманщика…

— Господин Чун обманул тебя, когда ты что-то заложил у него в лавке? — быстро спросил судья Ди.

— Думаете, у меня есть что закладывать?

— Почему же ты назвал его обманщиком?

Вэн поднял глаза, и судья успел заметить лукавый блеск в маленьких, налитых кровью глазках. Парень вновь понурил голову и угрюмо сказал:

— Потому что все ростовщики — проходимцы.

— Что ты делал прошлой ночью?

— Я уже рассказывал солдатам. Съел миску лапши у лотка на причале, затем отчалил. Когда наловил рыбы, пристал к берегу севернее башни и вздремнул. На рассвете я собирался отнести в башню немного рыбы для Иволги.

Что-то привлекло внимание судьи в интонации, с которой парень произнёс имя девушки. Он медленно проговорил:

— Ты отрицаешь, что убил ростовщика. А поскольку, кроме тебя, поблизости находилась только девчонка, значит, убила она.

Неожиданно Вэн подпрыгнул и бросился к судье. Он рванулся так стремительно, что двое стражников не сразу схватили юношу. Вэн брыкался, но удар по голове повалил его на пол; цепи звякнули о каменные плиты.

— Ты, пёс судейский, ты… — захлёбывался юнец, силясь подняться. Старшина пнул его ногой в лицо, и голова рыбака с глухим стуком ударилась об пол. Парень лежал без движения, рассечённые губы сочились кровью.

Судья встал и склонился над застывшей фигурой. Узник потерял сознание.

— Не смейте истязать заключённого без приказа, — сурово проговорил судья. — Приведите его в чувство и отправьте в тюрьму. На дневном заседании суда я официально допрошу его. Вы, старшина, доставите труп в судебную управу. Доложитесь моему советнику Хуну и передайте ему отчёт командира военной стражи. Скажите Хуну, что я вернусь в управу, как только опрошу нескольких свидетелей.

Он бросил взгляд в сторону окна. Дождь так и не перестал.

— Принесите мне промасленную тряпку!

Прежде чем выйти за порог, судья Ди обмотал голову и плечи промасленной материей, затем прыгнул в седло нанятой клячи. Он поскакал вдоль причала, а потом свернул на дорогу, ведущую к болотам.

Туман слегка рассеялся, и судья с любопытством глядел на пустынную зелёную равнину, расстилающуюся по обе стороны дороги. Узкие извилистые лощины, тянущиеся через тростники, разливались озёрцами, тускло мерцающими в серой дымке. Тут и там из тростников вспархивали маленькие болотные птички; жутко звучали в этих пустынных топях их пронзительные крики. Судья заметил, что вода, поднявшаяся после проливного дождя, не стихавшего всю ночь, теперь ушла с дороги, оставив пятна болотной ряски. Когда Ди проезжал блокгауз, его остановил часовой, но пропустил, как только судья вытащил из-за голенища сапога именную грамоту.

Старая сторожевая башня — неуклюжая квадратная постройка в пять этажей — стояла на возвышающемся фундаменте из грубо обтёсанных каменных глыб. Ставни полукруглых окон были выбиты, а крыша обвалилась. Две большие чёрные вороны сидели на сломанной балке.

Подъехав ближе, он услышал громкое кряканье. Несколько дюжин уток сгрудились на берегу мутной лужи у подножия башни. Когда судья спешился и привязал лошадь к заросшему мхом каменному столбу, утки с негодующим кряканьем забили крыльями по воде.

Первый этаж башни, довольно тёмный и низкий, был пуст, если не считать груды старой сломанной мебели. Наверх вела узкая расшатанная деревянная лестница. Перила отсутствовали, и судья полез на второй этаж, держась левой рукой за сырую стену, покрытую плесенью.

Когда он шагнул в полутёмную голую комнату, что-то шевельнулось под лохмотьями на грубо сработанной из досок кровати, стоявшей у окна. Из-под грязного залатанного одеяла донеслись какие-то сиплые звуки. Поверхностного взгляда было достаточно, чтобы обнаружить, что в комнате не было ничего, кроме деревянного грубо сколоченного стола, треснувшего чайника и бамбуковой скамьи у боковой стены. В углу была печка, сложенная из кирпича, на ней большой котелок, а рядом — плетёная корзина, до краёв заполненная древесным углём. В комнате висел кислый запах плесени и пота. Вдруг одеяло слетело на пол. Полуголая девушка с длинными взъерошенными волосами соскочила с кровати. Завидев судью, она вновь издала этот странный сиплый звук и забилась в самый дальний угол. Там, дрожа всем телом, девушка упала на колени.

Судья Ди понял, что вид его не вызывает большого доверия. Он тут же вытащил из-за голенища именную грамоту, развернул её, ткнув указательным пальцем в большую красную печать окружного суда, и направился к съёжившейся девушке.

Она, видимо, поняла, кто он, ибо приподнялась и уставилась на посетителя большими глазами, в которых застыл животный ужас. На ней не было ничего, кроме изодранной юбки, подпоясанной обрывком соломенной верёвки. Девушка обладала стройным, хорошо развитым телом, и кожа её оказалась неожиданно белой. Круглое перепачканное лицо не было лишено привлекательности. Судья Ди придвинул скамейку к столу и сел. Почувствовав, что успокоить девушку можно каким-нибудь привычным ей движением, он взял чайник и хлебнул из носика, как делают селяне.

Девушка подошла, плюнула на грязную столешницу и указательным пальцем размазала слюну, начертав несколько уродливых иероглифов. Они гласили: «Вэн не убивал его».

Судья кивнул и жестом попросил протереть стол, плеснув на него из чайника. Она послушно направилась к кровати, взяла тряпку и с лихорадочной поспешностью принялась тереть стол. Судья Ди подошёл к печке и выбрал несколько кусков угля. Вернувшись на место, он написал углём на крышке стола: «Кто убил его?»

Девушка содрогнулась. Потом взяла уголь и написала: «Злые чёрные карлики». Она возбуждённо ткнула пальцем в эти слова, а затем быстро нацарапала: «Злые карлики подменили доброго духа дождя».

«Ты видела чёрных карликов?» — написал судья.

Она выразительно закачала головой. Постучав указательным пальцем по слову «чёрные», девушка показала на свои закрытые глаза и вновь покачала головой. Судья вздохнул и написал: «Ты знаешь господина Чуна?»

С пальцем во рту она озадаченно смотрела на появившиеся значки. Судья сообразил, что ей неизвестен сложный иероглиф, обозначающий фамилию Чун. Он зачеркнул его и написал: «Старик».

Она вновь покачала головой. С явным отвращением девушка несколько раз обвела слово «старик» и добавила: «Много-много крови. Добрый дух дождя больше не придёт. Нет больше серебра для корабля Вэна». Слёзы текли по её чумазым щекам, когда она писала дрожащей рукой: «Добрый дух дождя всегда спит со мной». Она показала на своё дощатое ложе.

Судья Ди окинул её пытливым взглядом. Ему было известно, что в местных поверьях духи дождя играли заметную роль, так что вполне естественно их присутствие в грёзах и сновидениях этой вполне созревшей юной особы. С другой стороны, она упоминала о серебре. Судья написал: «Как выглядит дух дождя?»

Её круглое личико зарделось. Улыбаясь во весь рот, она написала большими неуклюжими значками: «Рослый. Красивый. Добрый». Она обвела кругами каждое из этих слов, затем бросила кусок угля на стол и, сжимая свои обнажённые груди, принялась исступлённо хихикать.

Судья отвёл глаза. Когда он вновь посмотрел на девушку, она уже опустила руки и стояла, уставившись прямо перед собой широко раскрытыми глазами. Вдруг выражение её лица вновь изменилось. Стремительным жестом она указала на полукруглое окно, издавая при этом невнятное мычание. Судья обернулся. Бледная радуга расцветила свинцовое небо. Девушка, приоткрыв рот, глядела на неё с детским восторгом. Судья взял кусок угля для заключительного вопроса: «Когда приходит дух дождя?»

Девушка долго смотрела на эти слова, рассеянно перебирая пальцами свои длинные сальные космы. Наконец она склонилась над столом и написала: «Чёрная ночь и много дождя». Обведя кругами слова «чёрная» и «дождь», она дописала: «Он приходил с дождём».

Внезапно она закрыла лицо руками и исступлённо зарыдала. Странные звуки смешались с доносившимся снизу громким кряканьем. Сообразив, что она-то уток не слышит, судья встал и положил руку на её обнажённое плечо. Когда девушка подняла голову, его поразил дикий, полубезумный блеск в её вытаращенных глазах. Судья быстро нарисовал на столе утку и добавил слово «голод». Она прижала ладонь ко рту и бросилась к печке. Судья Ди изучал большие каменные плиты пола у входа. Среди окружающей пыли и грязи они выделялись чистотой. Очевидно, именно там лежал мертвец, и военные стражники очистили пол. Он с горечью вспомнил, как плохо думал о них. Отрывистые звуки заставили его обернуться. Девушка рубила засохшие рисовые лепёшки на примитивной разделочной доске. Озабоченно нахмурив брови, судья наблюдал за тем, как ловко орудует она большим кухонным ножом. Вдруг она вонзила в доску длинное острое лезвие и, радостно улыбаясь судье через плечо, вытряхнула в котёл нарубленные рисовые лепёшки. Он кивнул ей и спустился по скрипучим ступенькам. Дождь кончился, туман низко стелился над болотом. Распутывая поводья, судья сказал расшумевшимся уткам:

— Не волнуйтесь, завтрак уже несут! Он пустил лошадь размеренным шагом. Туман наползал от реки. Облака причудливых очертаний плыли над высокими тростниками, расплываясь длинными, извилистыми силуэтами, похожими на морских чудовищ. Судье захотелось побольше узнать о древних, глубоко укоренившихся верованиях местных жителей. Во многих местах люди всё ещё поклоняются речным богам или богиням, а крестьяне и рыбаки приносят им жертвы у воды. Очевидно, эти суеверия приняли угрожающие размеры в воспалённом разуме глухонемой, неспособном отличить правду от вымысла и сдержать порывы вполне созревшего тела. Судья пустил лошадь галопом.

Вернувшись к Северным воротам, он велел старшине проводить его к дому ростовщика. Когда они подошли к большой и, судя по виду, процветающей конторе, старшина объяснил, что личные покои Чуна расположены прямо за лавкой и выходят на узкую аллею, ведущую в главное здание. Судья Ди сообщил старшине, что тот может быть свободен, и постучал в чёрные лаковые ворота.

Открыл ему сухопарый мужчина в опрятной рубахе сурового полотна с чёрной оторочкой и подпоясанной чёрным же кушаком. Бросив озадаченный взгляд на промокшего бородатого посетителя, он сказал:

— Вам в контору, я полагаю. Я только что пришёл и сейчас приму вас.

— Я глава окружного суда, — нетерпеливо проговорил судья. — Я только что вернулся с болот. Осматривал место, где был убит ваш компаньон. Давайте войдём, я хочу передать вам то, что было обнаружено на теле.

Господин Лин согнулся в глубочайшем поклоне и проводил своего высокого гостя в маленькую, но уютную боковую гостиную, обставленную тяжёлой мебелью чёрного дерева. Он церемонно подвёл судью к широкой скамье в глубине комнаты. Пока хозяин отдавал старому слуге распоряжение насчёт чая и пирожных, судья с любопытством разглядывал большую клетку из медной проволоки, стоящую на пристенном столике. В ней трепыхалось около дюжины птичек.

— Развлечение моего компаньона, — снисходительно улыбаясь, проговорил господин Лин. — Он очень любил птиц, всегда сам их кормил.

На первый взгляд Лин, со своими маленькими седеющими усами и аккуратно подстриженной бородкой, казался вполне заурядным дельцом средней руки. Однако глубокие складки вокруг его тонкого рта и большие печальные глаза выдавали человека яркой индивидуальности. Судья поставил чашку и выразил своё сожаление о потере, понесённой конторой. Затем он вынул из рукава конверт и вытряс из него визитные карточки, мелочь, залоговую квитанцию и два ключа.

— Это всё, господин Лин. Имел ли ваш партнёр обыкновение носить при себе крупные суммы?

Лин теребил бородку, задумчиво глядя на горстку вещей, лежащую перед ним.

— Нет, ваша честь. С тех пор как два года назад Чун удалился от дел, у него не возникало необходимости брать с собой много денег. Но, несомненно, вчера вечером он ушёл, имея при себе больше, нежели эти жалкие медяки.

— В котором часу это произошло?

— Около восьми, ваша честь. После того как мы здесь, внизу, вместе пообедали. Он сказал, что идёт к причалу.

— Часто ли так поступал: господин Чун?

— О да! Он всегда предпочитал уединение, а после того как два года назад скончалась его жена, он отправлялся на долгие прогулки чуть ли не через день и всегда в одиночестве. Еду ему всегда приносили наверх, в его маленькую библиотеку, хотя я живу в левом крыле этого же дома. Впрочем, вчера он спустился пообедать со мной, так как нам надо было обсудить кое-какие дела.

— У вас ведь нет семьи, господин Лин?

— Нет, ваша честь. Не хватает времени, чтобы обзавестись семейством! Мой партнёр обладал капиталом, но основную работу взвалил на меня. А после того как оставил дела, он и носа не казал в нашу контору.

— Понимаю. Вернёмся ко вчерашнему вечеру. Сообщил ли господин Чун, когда собирается вернуться?

— Нет, ваша честь. Слуге было велено его не дожидаться. Видите ли, мой партнёр был заядлым рыбаком. Если на причале ему казалось, что погода хороша для рыбалки, он мог нанять судно и провести всю ночь на реке.

Судья Ди задумчиво кивнул.

— Военная стража сообщила вам, что они арестовали молодого рыбака по имени Вэн Сан-лян. Часто ли ваш компаньон нанимал его лодку?

— Этого я не знаю, ваша честь. Ведь на причале слоняются десятки рыбаков, и почти все они не прочь заработать несколько медяков. Но если мой компаньон нанял лодку Вэна, то меня не удивляет, что у него возникли неприятности, ибо Вэн — отчаянный головорез. Мне это известно, потому что я и сам немного рыбачу и часто слышал, что о нём говорят другие. Грубый, необщительный парень. — Он вздохнул. — Хотел бы я рыбачить так же часто, как мой компаньон, но где взять время… Да, было очень любезно с вашей стороны принести ключи, ваша честь. Какая удача, что Вэн не забрал их! Вот этот, большой, от библиотеки моего бывшего компаньона, а другой от несгораемого сундука, где он хранил важные бумаги. — Лин протянул руку, чтобы взять ключи, но судья Ди сгрёб их и убрал в рукав.

— Господин Лин, — сказал он, — раз уж я здесь, посмотрю бумаги господина Чуна прямо сейчас. Произошло убийство, и пока оно расследуется, все бумаги жертвы, будучи возможными уликами, временно поступают в распоряжение властей. Прошу вас проводить меня в библиотеку.

— Разумеется, ваша честь.

Они поднялись по широкой лестнице, и Лин указал на дверь в конце коридора. Судья отпер её большим ключом.

— Благодарю вас, господин Лин. Я вскоре спущусь к вам.

Судья вошёл в маленькую комнату, запер за собой дверь, а затем настежь распахнул низкое широкое окно. Крыши соседних домов блестели в сером тумане. Судья сел в просторное кресло за письменный стол розового дерева лицом к окну. Бросив взгляд на стоящий на полу обитый железом сундук, он откинулся на спинку кресла и задумчиво огляделся по сторонам. В маленькой библиотеке царила безупречная чистота. Комната была обставлена простой старомодной мебелью. Белёные стены без единого пятнышка были украшены двумя свитками с пейзажами хорошей работы, а на массивном пристенном столе чёрного дерева стояла изящная фарфоровая ваза, в которой увядало несколько роз. Стопки книг в парчовых футлярах были аккуратно сложены на полках маленького книжного шкафчика из пятнистого бамбука.

Судья скрестил на груди руки. Он гадал, какая может быть связь между этой со вкусом обставленной библиотекой, принадлежащей, казалось, скорее учёному, нежели ростовщику, и пустой тёмной комнатой в полуразрушенной сторожевой башне, дышащей тленом, забвением и ужасающей нищетой. Судья покачал головой, наклонился и отпер железный сундук. Содержимое его было вполне под стать скрупулёзной опрятности комнаты: пачки документов, каждая из которых была перевязана зелёной лентой и снабжена этикеткой. Он выбрал те, что были помечены словами «личная корреспонденция» и «счета и квитанции». В первой было несколько важных бумаг, относящихся к вложениям капитала, а также письма от сына, посвящённые большей частью семейным делам, а также просьбам к господину Чуну о советах и указаниях. Проглядывая вторую связку, судья Ди сразу увидел своим намётанным глазом, что покойный придерживался скромной, почти аскетической жизни. Вдруг судья нахмурился. Он обнаружил розовую квитанцию с печатью дома свиданий. Она была датирована полутора годами ранее. Судья быстро пролистал связку и обнаружил ещё полдюжины подобных квитанций; последняя — полугодовой давности. Очевидно, господин Чун после кончины жены искал утешения в продажной любви, но вскоре убедился в тщетности этой затеи. Со вздохом судья открыл лежавший на дне сундука большой конверт с надписью: «Завещание». Документ был составлен год назад и гласил, что всё недвижимое имущество — весьма значительное, а также две трети капитала господин Чун оставляет двум своим сыновьям. Оставшуюся треть и ростовщическую контору он завещал господину Лину «в знак признательности за его долгую и преданную службу».

Судья убрал бумаги в сундук. Потом встал и осмотрел книжный шкаф. За исключением двух словарей с загнутыми страницами, все книги оказались поэтическими сборниками, наиболее полными изданиями самых известных лириков былых времён. Судья просмотрел один из томов. Каждое трудное слово было снабжено комментарием, написанным красной тушью неумелой, довольно неуклюжей рукой. Медленно кивнув, судья поставил книгу на место. Да, теперь всё понятно. Господин Чун вынужден был заниматься делом, не позволяющим проявлять свои чувства, а именно ростовщичеством. На редкость уродливая внешность не оставляла ему надежды на искреннюю любовь. Сердцем романтик, устремлённый к высоким материям, он оставался чрезвычайно застенчивым и робким, когда дело доходило до проявления чувств. Будучи купцом, он, разумеется, получил только начальное образование, а потому упорно старался расширить свои литературные познания, читая со словарём старых поэтов в этой маленькой библиотеке, которую запирал столь тщательно. Судья Ди снова опустился в кресло и вынул из рукава складной веер. Обмахиваясь, он задумался об этом необычном ростовщике. Для внешнего мира единственной чертой, выдававшей чувствительную натуру этого человека, была его любовь к птицам, явленная клеткой внизу. Наконец судья встал. Он уже готов был убрать веер в рукав, как вдруг замер. Некоторое время он рассеянно смотрел на веер, затем положил его на стол. Последний раз оглядев комнату, судья направился вниз.

Хозяин предложил ему ещё чашку чая, но судья Ди покачал головой. Протянув Лину два ключа, он сказал:

— Я возвращаюсь в судебную управу. Среди бумаг вашего компаньона я не нашёл ничего указывающего на то, что у него были враги, следовательно, это дело и вправду таково, каким кажется, а именно — убийство в целях ограбления. Для бедняка три серебряных слитка — это удача. Почему так трепыхаются эти птички? — Он подошёл к клетке. — А, вот в чём дело, у них вся вода высохла. Вам стоит приказать слуге наполнить поилку, господин Лин. Лин что-то пробурчал и хлопнул в ладоши. Судья Ди принялся шарить у себя в рукавах. — Какая небрежность с моей стороны! — воскликнул он. — Я оставил наверху мой веер. Не могли бы вы принести мне его, господин Лин? Как только Лин бросился к лестнице, в комнату вошёл старый слуга. Когда судья сообщил ему, что воду в клетке следует менять ежедневно, слуга ответил, покачав головой:

— Я говорил господину Лину, но он не слушает. Не заботится о птицах. А вот мой хозяин, он любил их, он…

— Да, господин Лин рассказал мне, что вчера вечером даже поспорил из-за этих птиц с вашим хозяином.

— Ну, так и было, ваша честь, оба они были несколько возбуждены. С чего бы это, ваша честь? Я услышал только несколько слов о птицах, когда принёс рис.

— Не имеет значения, — быстро проговорил судья. Он услышал, как господин Лин спускается по лестнице. — Что ж, господин Лин, благодарю вас за чай. Зайдите в управу, скажем, через час с важнейшими документами, касающимися имущества вашего покойного компаньона. Мой старший чиновник поможет вам заполнить официальные формуляры и зарегистрирует последнюю волю господина Чуна.

Господин Лин рассылался в благодарностях и почтительно проводил судью до дверей.

У ворот судебной управы судья Ди приказал стражникам вернуть кузнецу нанятую им лошадь и направился в свои личные покои, что находились за канцелярией. Старый дворецкий сообщил ему, что в кабинете дожидается советник Хун. Судья кивнул.

— Скажи банщику, что я желаю немедленно вымыться.

В примыкающей к бане гардеробной судья поспешно избавился от рубахи, пропитавшейся потом и дождём. Он ощущал грязь и на теле, и на душе. Банщик облил его холодной водой и принялся остервенело тереть спину. Но лишь после того, как судья полежал в бассейне с горячей водой, он почувствовал некоторое облегчение. В завершение банщик помассировал ему плечи, насухо растёр полотенцем, облачил в свежую рубаху голубого хлопка и надел на голову чёрную шапку из тонкой кисеи. В этом наряде судья отправился на женскую половину.

Перед тем как войти в комнату, где его жёны обычно коротали время по утрам, он на мгновение застыл, тронутый представшей перед его глазами безмятежной картиной. Обе его жены, одетые в расписанные цветами платья тончайшего шёлка, сидели вместе с барышней Цзао за красным лакированным столом перед раздвинутыми дверьми, за которыми был виден сад камней, засаженный папоротниками и высоким шелестящим тростником. Всё здесь дышало освежающей прохладой. Это было его тихое убежище от мира жестокого насилия и омерзительных страстей, с которыми он постоянно сталкивался на государственной службе. Тут же он принял твёрдое решение как зеницу ока оберегать свою мирную семейную жизнь.

Его Первая госпожа отложила пяльцы и вскочила, чтобы встретить мужа.

— Мы около часа ждали вас к завтраку! — укоризненно проговорила она.

— Прошу прошения. Дело в том, что у Северных ворот возникли некоторые неприятности, и я тут же отправился туда. Сейчас я вынужден пойти в канцелярию, но к полуденной трапезе вернусь обязательно. — Жена проводила его до дверей. Когда она поклонилась, он тихо сказал: — Кстати, я решил последовать твоему совету в том вопросе, который мы обсуждали прошлой ночью. Пожалуйста, займись необходимыми приготовлениями.

Довольно улыбаясь, она отвесила ещё один поклон, и судья вышел в галерею, ведущую в канцелярию.

Он обнаружил советника Хуна притулившимся в кресле в углу кабинета. Старый наперсник встал и пожелал судье доброго утра. Указывая на лист, который он держал в руке, советник сказал:

— У меня гора с плеч упала, когда я получил этот отчёт, ваша честь, ведь мы так беспокоились из-за вашего долгого отсутствия! Я определил узника в темницу, а мертвеца в покойницкую. Затем я осмотрел труп с судебным медиком, а оба ваших помощника, Ма Жун и Цзяо Тай, поскакали к Северным воротам, чтобы узнать, не понадобится ли вам какая-либо помощь.

Судья Ди сел за стол. Он искоса взглянул на стопку дел.

— Среди поступивших документов есть что-нибудь срочное, Хун?

— Нет, ваша честь. Все эти бумаги касаются обычных административных вопросов.

— Хорошо. Тогда мы посвятим дневное заседание убийству ростовщика Чуна.

Советник удовлетворённо кивнул.

— Из рапорта командира стражников я понял, ваша честь, что дело это совершенно ясное. И поскольку подозреваемый в убийстве надёжно заперт…

Судья покачал головой.

— Нет, Хун, как раз это дело я бы не стал называть простым. Но благодаря своевременным действиям военной стражи и счастливому случаю, который подвёл меня к самой сути вещей, кое-какой узор начинает вырисовываться.

Судья сомкнул ладони. Когда в комнату с поклоном вошёл старшина стражников, судья приказал ему привести узника Вэна и продолжил разговор с советником:

— Я прекрасно понимаю, Хун, что судья обязан допрашивать обвиняемого только публично, в суде. Но тут будет неформальное слушание. Всего лишь обычный разговор, чтобы мне самому получше разобраться в деле.

Советник Хун всем своим видом выражал недоумение, но судья, не удостоив его дальнейших объяснений, принялся листать верхнее из лежащих на столе дел. Он поднял глаза, когда старшина привёл Вэна. Цепи с узника сняли, но от этого его смуглое лицо не стало менее угрюмым. Старшина заставил арестованного опуститься на колени, а сам застыл позади с тяжёлой плетью в руках.

— Твоё присутствие не требуется, старшина, — сказал ему судья Ди.

Старшина бросил беспокойный взгляд на советника Хуна.

— Это отчаянный головорез, ваша честь, — неуверенно начал он. — Он способен…

— Ты меня слышал! — рявкнул судья.

После того как обескураженный старшина удалился, судья Ди откинулся в кресле. Он вполне дружески спросил молодого рыбака:

— Давно ли ты живёшь на воде, Вэн?

— С тех пор, как помню себя, — буркнул парень.

— Местность там необычная, — задумчиво обратился судья к советнику Хуну. — Когда утром я скакал через болото, вокруг летели причудливые облака, а клочья тумана, похожие на длинные руки, тянулись из воды, как будто…

Парень внимательно прислушивался и неожиданно воскликнул:

— Лучше не говорить об этих вещах!

— Да, ты-то всё об этом знаешь, Вэн. Должно быть, ненастными ночами на болотах случается такое, чего мы, городские жители, и представить себе не можем.

Вэн энергично кивнул.

— Многое видел я своими собственными глазами, — тихо проговорил он. — Все они приходят из воды. Некоторые вредят тебе, другие иногда помогают тонущим. Но в любом случае лучше держаться от них подальше.

— Вот именно! И всё же ты осмелился помешать им, Вэн. И видишь, что из этого вышло! Тебя схватили, тебя пинали и колотили, и теперь ты узник, обвиняемый в убийстве!

— Я сказал вам, что не убивал его!

— Да. Но знаешь ли ты, как убили его? Ведь ты ударил его ножом, уже мёртвого. Несколько раз.

— Я видел красное… — пробормотал Вэн. — Узнай я раньше, я перерезал бы ему горло. Ведь я знал, как он выглядит, крыса…

— Придержи язык! — резко оборвал его судья Ди. — Ты разрубил мертвеца, а это трусливое и подлое деяние! — Он продолжил уже спокойнее: — Впрочем, поскольку даже в своей слепой ярости ты оберегал Иволгу, воздерживаясь от объяснений, я желаю забыть, что ты натворил. Как долго ты общаешься с ней?

— Больше года. Она добрая и умная. Не верьте, что она дурочка! Она может написать больше ста иероглифов. А я способен прочитать только около дюжины.

Судья Ди вынул из рукава три серебряных слитка и положил их на стол.

— Возьми это серебро, оно по праву принадлежит ей и тебе. Купи себе корабль и женись. Ты нужен ей, Вэн. — Парень схватил серебро и спрятал его в кушаке. Судья продолжил: — На несколько часов ты вернёшься в темницу, потому что я не могу освободить тебя, пока обвинение в убийстве не снято официально. Затем ты окажешься на свободе. Учись сдерживать свои чувства, Вэн!

Он хлопнул в ладоши. Старшина появился моментально. Он ожидал прямо за дверью, готовый по первому зову броситься на выручку судье. — Отведи заключённого в камеру, старшина. Затем отправляйся за господином Лином. Ты найдёшь его в канцелярии.

Всё это время советник Хун внимал происходящему с нарастающим изумлением. Наконец, совершенно ошарашенный, он спросил: — О чём вы говорили с этим юнцом, ваша честь? Я совершенно ничего не понял. Вы действительно собираетесь отпустить его?

Судья Ди встал и подошёл к окну. Глядя на мокрый и мрачный двор, он сказал:

— Снова дождь! О чём я с ним разговаривал? Я просто проверял, действительно ли Вэн верит во все эти потусторонние бредни. Постарайся на днях отыскать в нашей библиотеке книгу о местных обычаях.

— Но вы-то, ваша честь, не верите во всю эту чепуху!

— Нет, я не верю. Не всему, по крайней мере. Но мне кажется, я должен почитать обо всём этом, потому что суеверия играют немалую роль в повседневной жизни простонародья нашего округа. Не нальёшь ли мне чашку чая?

Пока советник готовил чай, судья Ди вернулся на своё место и погрузился в лежавшие на столе документы. После того как он выпил вторую чашку, послышался стук в дверь. Старшина проводил в комнату господина Лина и тут же незаметно удалился.

— Присаживайтесь, господин Лин! — любезно обратился судья к своему гостю. — Я надеюсь, мой старший чиновник дал вам необходимые разъяснения относительно документов, которые вам надлежит заполнить?

— Да, разумеется, ваша честь. Как раз сейчас мы сверили с регистром земельную собственность и…

— В соответствии с завещанием, составленным год назад, — прервал его судья, — господин Чун оставил всю землю своим двум сыновьям, вместе с двумя третями капитала, как вам известно. Одну треть капитала и ростовщическую контору он завещал вам. Вы собираетесь продолжить дело?

— Нет, ваша честь, — с лёгкой улыбкой отозвался Лин. — Больше тридцати лет с утра до ночи я работал в этой конторе. Продам её и буду жить на доходы с капитала.

— Совершенно верно. Но, возможно, господин Чун составил новое завещание? Содержащее новое условие, оговаривающее, что вы получаете только лавку? — Лин побагровел, а судья быстро продолжил: — Дело процветает, но вам потребуется лет пять, чтобы уйти на покой с достаточным капиталом. А вы стареете, господин Лин.

— Это невозможно! Как… как же он мог, — забормотал Лин, а потом вдруг выпалил: — Вы отыскали новое завещание в его несгораемом сундуке?

Вместо того чтобы ответить на вопрос, судья холодно проговорил:

— У вашего компаньона была возлюбленная, господин Лин. Её любовь значила для него больше всего остального. Лин вскочил:

— Вы хотите сказать, что старый дурак завещал свои деньги этой глухонемой оборванке?

— Да, вам всё об этом известно, господин Лин. Со вчерашнего вечера, когда вам об этом рассказал компаньон. Между вами произошла бурная ссора. Нет, не пытайтесь отрицать! Ваш слуга подслушал разговор, и он даст показания в суде.

Лин снова сел и вытер пот со лба. Затем заговорил уже гораздо спокойнее:

— Да, ваша честь, я признаю, что очень разозлился, когда компаньон сообщил мне вчера вечером, что любит девчонку. Он хотел увезти её в какое-то отдалённое место и там жениться на ней. Я пытался растолковать ему, какая это глупость, но он предложил мне заниматься своим делом и в гневе выбежал из дома. Я понятия не имел, что он отправится в башню. Общеизвестно, что этот молодой громила крутит любовь со слабоумной. Вэн застал их врасплох и убил Чуна. Я прошу прощения, что не сообщил вам об этом сегодня утром, ваша честь. Я не смог заставить себя скомпрометировать моего покойного компаньона… А поскольку вы схватили убийцу, всё бы так и так вышло наружу в суде… — Он покачал головой. — Я тоже отчасти виноват, ваша честь. Мне следовало вчера вечером пойти за ним, я бы тогда…

— Но вы и отправились за ним, господин Лин, — резко перебил его судья Ди. — Вы тоже рыбак, и знаете болото так же хорошо, как ваш компаньон. Обычно пройти через болото невозможно, но после столь сильного дождя вода поднимается, и опытному гребцу в лёгком чёлне вполне по силам пройти болото по разлившимся лужам и канавам.

— Это невозможно! Дорогу всю ночь патрулирует военная стража!

— Пригнувшись в челноке, можно пробраться незамеченным за высокими тростниками, господин Лин. Вот почему ваш компаньон мог посещать башню только после сильного дождя. И именно поэтому бедная, слабоумная девочка принимала его за сверхъестественное существо, духа дождя. Потому что он приходил с дождём. — Судья вздохнул. Неожиданно он впился в Лина пронзительным взглядом и сурово произнёс:

— Когда вчера вечером господин Чун рассказал вам, Лин, о своих планах, вы увидели, что все так долго лелеемые вами надежды на спокойную и обеспеченную жизнь развеялись как дым. Вот почему вы последовали за Чуном и убили его в башне, вонзив ему в спину нож. Лин всплеснул руками. — Что за нелепая догадка, ваша честь! Как вы собираетесь доказать это оскорбительное обвинение?

— Залоговой квитанцией госпожи Пей, среди всего прочего. Военная стража обнаружила её на месте преступления. Но, как вы сами мне сказали, господин Чун полностью отошёл от дел. Почему же тогда он носит с собой квитанцию, выписанную в этот же день? — Лин промолчал, и судья Ди продолжил: — У вас моментально созрело решение убить Чуна, и вы бросились за ним. Дело происходило после вечерней трапезы, так что владельцы соседних лавок были отвлечены обычными заботами, и вы прошли мимо незамеченным. Да и на пристани, откуда вы отчалили на своём маленьком челноке, царило необычное запустение, потому что всё говорило о том, что собирается ливень. — Ужас, внезапно сверкнувший в глазах Лина, стал последним доказательством, которого ждал судья. Он закончил ровным голосом: — Если вы сейчас признаетесь, господин Лин, избавив меня от необходимости возиться с показаниями очевидцев, я готов добавить к вашему смертному приговору прошение о помиловании на основании того, что убийство не было предумышленным.

Лин тупо уставился в одну точку. Вдруг его бледное лицо исказилось яростью.

— Мерзкий старый греховодник! — выпалил он. — Заставлял меня надрывать кишки все эти годы… а теперь собрался бросить все деньги этой дешёвой полоумной потаскушке! Деньги, которые я для него заработал…

Он спокойно посмотрел на судью и произнёс твёрдым голосом:

— Да, я убил его. Он это заслужил.

Судья Ди подал знак советнику. Когда Хун направился к двери, судья сказал ростовщику:

— Я выслушаю ваше полное признание на дневном заседании суда.

Они ждали молча, пока не вернулся советник вместе со старшиной и двумя стражниками, которые заковали Лина в цепи и увели прочь.

— Омерзительное дело, ваша честь, — удручённо заметил советник Хун.

Судья сделал глоток и поставил чашку, чтобы наполнить её вновь.

— Довольно трогательное. Я бы даже Лина назвал трогательным, если бы не его недвусмысленная попытка свалить свою вину на Вэна.

— Какова же роль Вэна во всём этом деле, ваша честь? Вы даже не спросили его, чем он занимался сегодня утром!

— В этом не было необходимости, ведь всё и так ясно как день. Иволга рассказала Вэну, что ночью к ней является дух дождя и время от времени даёт ей деньги. Вэн почёл за великую честь, что она общается с духом дождя. Вспомним, что всего полстолетия назад во многих речных округах нашей империи люди каждый год приносили в жертву юношу или девушку, чтобы умилостивить местного речного бога, — пока не вмешались власти. Когда Вэн сегодня утром явился в башню, чтобы отдать Иволге рыбу, он обнаружил в её комнате мертвеца, лежащего ничком на полу. Рыдающая Иволга дала ему понять, что карлики убили духа дождя и подменили его уродливым стариком. Когда Вэн перевернул труп и узнал старика, он вдруг сообразил, что их с Иволгой надули, в слепой ярости выхватил нож и принялся кромсать мертвеца. Затем он осознал, что произошло убийство и теперь заподозрят его. Тогда он убежал. Военная стража схватила его, когда он пытался замыть штаны, испачканные кровью Чуна. Советник Хун кивнул.

— Как же вам, ваша честь, удалось это выяснить всего за несколько часов?

— Сначала мне показалось, что командир стражников уловил самую суть. Единственное, что меня немного насторожило, — это длительный перерыв между убийством и временем, когда была растерзана грудь жертвы. У меня не возникло ни малейших сомнений относительно залоговой квитанции, ведь совершенно нормально для ростовщика иметь при себе бумагу, датированную сегодняшним днём. Потом, допрашивая Вэна, я обратил внимание на то, что он назвал Чуна обманщиком. То была обмолвка, потому что Вэн решил не вмешивать в это дело ни себя, ни Иволгу, дабы скрыть, как они оба позволили себя одурачить. Когда я задавал вопросы Иволге, она сообщила, что «карлики» убили и подменили духа дождя. Я тогда совершенно ничего не понял. Но, посетив Лина, я наконец напал на след. Лин нервничал, а потому развязал язык и подробно рассказал мне о том, что его компаньон совершенно отошёл от дел. Я вспомнил, что на месте преступления была обнаружена залоговая квитанция, и заподозрил Лина. Но решение было найдено лишь после того, как я обследовал библиотеку покойного и составил для себя ясное представление о его личности. Я проверил свою версию, вытянув из прислужника то, что вчера вечером Лин и Чун повздорили из-за Иволги. Разумеется, имя Иволга ни о чём не говорило слуге, но он сказал мне, что у них вышел горячий спор из-за птиц. Дальше всё было просто.

Судья поставил чашку.

— Расследуя это дело, Хун, я понял, как важно со всем тщанием изучать наши древние руководства о расследовании. Там снова и снова утверждается, что, распутывая убийство, первым делом следует выяснить всё о характере, повседневной жизни и привычках жертвы. А в этом деле ключом явилась именно личность убитого.

Советник Хун с довольной улыбкой разгладил свои седые усы.

— Этой девочке и её молодому человеку очень повезло, что именно вы, ваша честь, расследовали преступление! Ведь все улики прямо указывали на Вэна, и его обязательно бы осудили и обезглавили. Тем более что девица глухонемая, да и парень не отличается разговорчивостью.

Судья Ди кивнул. Откинувшись в кресле, он произнёс с лёгкой улыбкой:

— Здесь главное — польза, которую я извлёк из этого дела, Хун. Очень личная и очень важная польза. Я должен тебе признаться, что с утра мне было не по себе и я по-настоящему засомневался, для меня ли эта карьера. Я был глупцом. Это великая, замечательная служба, Хун! Хотя бы потому, что даёт возможность подать голос за тех, кто не может защитить себя.


Содержание:
 0  вы читаете: Он приходил с дождем : Роберт Ван Гулик    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap