Детективы и Триллеры : Криминальный детектив : Торговец плотью : Ричард Пратер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу

Тони Ромеро, движимый маниакальным стремлением разбогатеть, становится одним из заправил мафиозной организации, которая наживается на проституции. Но он забыл простую истину: скользкая дорожка обычно ведет к гибели.

Глава 1

Тони увидел девушку, когда она выскочила из дверей “Зеленой комнаты” и зашагала по Сатер-стрит в противоположную от него сторону. Что-то в ее облике пробудило у него смутные воспоминания, и он медленно последовал за ней, наблюдая за колыханием черной юбки над ее приятно округленными икрами и плавным игривым покачиванием ее соблазнительных ягодиц. Девушка вдруг остановилась и прикурила сигарету, повернувшись к нему вполоборота, и в свете уличного фонаря он разглядел ее юное личико, пухлые алые губы и прямые темные брови. И Тони вспомнил — Мария, Мария Казино.

Они практически выросли вместе в Сан-Франциско, на Говард-стрит. Тони ухмыльнулся, вспомнив, как в первый раз — ему было всего тринадцать, а ей четырнадцать — они с Джо и Уайти Коваксом затащили Марию в дом Ковакса, когда там не было его родителей. Случилось это приятное приключение семь лет назад. Пути их разошлись, и, насколько Тони помнил, последний раз они виделись где-то года три назад. Он оглядел ее с ног до головы своими узкими глазами. Черт, в то время она еще не была такой фигуристой и привлекательной, как сейчас.

Мария стояла примерно в десяти футах от входа в “Зеленую комнату”, попыхивая сигаретой. Тони не сводил с нее глаз, проходя мимо дверей, и поэтому не заметил вывалившегося на улицу качающегося амбала, пока тот с размаху не врезался в него. Тони резко дернул головой, раздраженно глянул на пьяного, но ничего не сказал и пошел дальше. Парень схватил его за руку.

— Эй! — прорычал он. — Поосторожней!

Мария повернулась и поспешно зашагала в направлении к Пауэлл. Тони смерил взглядом пьяного — около шести футов ростом, массивный, с опухшим красным лицом. От него несло пивом и виски.

— Отпусти-ка руку, — спокойно сказал Тони. — И убирайся, ты, пьянь рваная!

Парень не отпускал его и злобно, нарываясь на скандал, рявкнул:

— Шпана проклятая! Смотри, куда прешь! Сукин сын, разуй...

В свои двадцать Тони дорос до пяти футов десяти дюймов, а его вес был сосредоточен в основном в крепких мускулистых руках и ногах и в мощных плечах. Тони уперся раскрытой правой ладонью в грудь пьяного, ухватил его за пиджак, белую рубашку и узкий галстук и с легкостью притянул к себе массивного и явно тяжелее его мужика. Он не произнес ни слова, но его глаза сузились в щелочку, а губы сжались в тонкую твердую полоску. Ярость охватила Тони, у него возникло сильное желание врезать ублюдку как следует, а то и надраить его красной мордой шершавый тротуар.

Его намерение явственно проступило в выраженном лице, губах и глазах, в набухших желваках тяжелой челюсти. Очень тихо, но жестко Тони произнес хлесткую, как удар, фразу. У пьяного плеснулся в глазах страх, и он отнюдь не воинственно забормотал:

— Послушай, парень, ты того... давай забудем. Отпусти-ка меня...

Тони медленно разжал пальцы, оттолкнул забулдыгу. Пьяный обошел Тони, не спуская глаз с его свирепого лица, и заторопился прочь.

Тони посмотрел в сторону Пауэлл и увидел медленно идущую Марию. Он поспешил вслед за ней, нагнал на углу перекрестка и осторожно коснулся ее руки. Девушка остановилась и повернулась к нему с привычной улыбкой готовности на губах.

— Привет, детка, — поздоровался Тони. — Где это ты пропадала?

— Тони! — Ее улыбка осветила лицо радостью, и она порывисто сжала его руку. — Тони Ромеро! А ты откуда тут взялся?

Она и в самом деле выглядела потрясно. Коротко стриженные темно-каштановые волосы обрамляли бледное лицо, большие карие глаза казались почти черными на фоне белой кожи...

Губы ее были красны и чуть припухли, а мелкие ровные белые зубы сверкали в искренней улыбке.

— Только что засек, как ты выходила из “Зеленой комнаты”. Чертовски рад тебя видеть. Выглядишь ты классно!

— Ха, Тони! — заговорила она. — Где же ты пропадал? Не видела тебя целую вечность.

— Да бродил по свету. Я не живу на старом месте. Уже года два, как выбрался из трущоб. И знаешь, давненько не встречал никого из нашей шайки. А ты что поделываешь, подруга?

Мария глубоко затянулась сигаретой и швырнула ее в сток.

— Да то то, то се. Я тоже уже не живу там, где раньше.

Тони бросил взгляд на свои дешевые часы. Второй час ночи.

Считай, уже утро воскресенья.

— Пойдем, — предложил он, — я тебя угощу. Ты свободна?

— Вся ночь впереди, Тони, — рассмеялась Мария.

— Отлично. — Тони взял ее под руку и повел обратно по Сатер-стрит. — Мне тоже нечего делать. — Он подмигнул. — Так что составь мне компанию.

— С удовольствием, Тони. — Мария повисла на его локте и залепетала что-то о старых добрых временах, пока они шли к ближайшему бару — “Зеленой комнате”.

Когда они подошли к бару, Мария глянула на входную дверь и нерешительно остановилась:

—Ой! Я и не знала, что ты меня сюда ведешь. Давай пойдем куда-нибудь в другое место, а?

— А чем здесь плохо? Тут есть удобные темные кабинки, — возразил Тони.

— Нет... Я тебе потом объясню. Не нравится мне это заведение.

— Да брось ты, детка. Выпьем по стаканчику, и ты мне расскажешь о себе. — Тони потянул ее за руку, и она, посопротивлявшись немного, последовала за ним. — Потом заглянем еще куда-нибудь, если у нас останется время, — добавил он.

Нахмурившись, явно колеблясь, Мария вошла вместе с ним в бар.

“Зеленая комната” оказалась небольшим заведением. Вдоль правой стены протянулась стойка с несколькими высокими табуретами, слева располагались ряды кабинок со столиками.

Человек двенадцать, в большинстве своем мужчины, сосредоточенно трудились над выпивкой.

Сделали заказ; Мария помолчала немного и, опустив смущенно взгляд, спросила:

— Ну и что ты об этом думаешь, Тони?

— О чем?

— О том, чем я занимаюсь.

— Я знаю, что ты славная девушка, Мария.

— Скажи честно, Тони. Мы ведь давно знакомы. Тебе... ну, тебе на это наплевать?

Он скосил на нее глаза и задумался. “А и правда, — задался он вопросом, — как я к этому отношусь?” Тони припомнил те времена, когда он и другие ребятишки развлекались с ней в пустом доме Ковакса и в других местах. И она была в их компании далеко не единственной. Что ж, теперь Мария брала за это деньги — вот и вся разница.

Тони посещал раза три-четыре публичные дома, хотя, правда, года два обходил их стороной. Не то чтобы он видел в этом что-то зазорное, просто ему не нравилось платить за показную страсть. Если он хотел провести время с женщиной, то только потому, что желал ее, а она — его.

— Ну так что?

— А? О, даже не знаю, Мария. Не вижу, признаюсь, ничего страшного. Ты смотришься как и раньше — только раз в десять привлекательнее.

Глядя на нее, Тони вновь подумал, что она стала настоящей красоткой. Выглядит внешне чуть ли не стеснительной девственницей. Вот только тело у нее вполне женское, с богатыми формами, манящее. Он вдруг как бы воочию представил, сколько мужчин целовало и ласкало ее тело, наслаждалось им, пускало слюни на ее пухлые губы. И это нисколько не задело его, разве что вызвало некоторую неприязнь к длинной веренице похотливых самцов.

Они помолчали, пока официант подавал напитки. Затем она поставила локти на столик и доверительно наклонилась к нему:

— Тони, Тони, знаешь ли, что ты отличный парень? Ты-то уж никому не дашь спуску, а? Ты всегда был таким. Я тебя считала сильным и добрым, помнишь? Ты всегда мне нравился.

Тони рассмеялся:

— Ты еще говаривала, что балдеешь от меня, детка.

— Ага. — Несколько секунд она с интересом смотрела на него. — Может, я так и не отделалась от этого чувства до сих пор, веришь?

— Отделалась, отделалась, не заливай. Не рассказывай дяде сказок.

Они решили заглянуть еще куда-нибудь. Прикончив напитки, снова вышли на Сатер-стрит. Ночь стояла прохладная, воздух свеж и бодрящ, свободный от смога. Мария привычно прижалась к Тони, они прошли до Пауэлл и повернули направо, в сторону Маркит-стрит.

Хотелось бы знать, подумал Тони, куда это они направляются? У него оставалось всего двадцать баксов и не было работы.

В ближайшее же время нужно бы провернуть какое-нибудь дельце — если в понедельник не повезет в Бей-Мидоузе. Он поставил пять баксов на Красного Танцовщика в третьем заезде. Деньги, все проклятые деньги. Когда же это случится? Этот вопрос не давал покоя Тони: когда, когда же ему, наконец, выпадет удача? С надеждой на счастливый случай он связывал все; ждал, звал ее, удачу, которая приведет его к большим деньгам. Уже давно эта надежда стала неотъемлемой чертой его натуры.

Тони рос в Сан-Франциско в тех же условиях, что и тысячи его сверстников. Случайный ребенок матери-итальянки и отца, у которых редко хватало денег, чтобы прокормить себя и еще четверых ребятишек, появившихся до его рождения. К тому же Тони имел несчастье быть нежеланным ребенком, и его рождение не принесло родителям радости. Долгое время мальчишка не понимал, что растет в унизительной нищете. Когда же он осознал свое положение, в нем неумолимо стала расти жажда вырваться в другой мир. Мир денег, благополучия, довольства.

После шестого класса он бросил школу и с тех пор перебивался случайными заработками. Уйдя из дома, Тони какое-то время вкалывал грузчиком до седьмого пота на складе. Тяжелая работа позволила ему накачать мышцы, а попутно давала ему и его лучшему другу Джо Арриго возможность тайком выносить кое-какие вещи, которые они сбывали скупщику краденого. Подвизался он и в роли шестерки при мелком букмекере, потом устроился посыльным в отель “Святой Франциск”.

Работа сносная, хотя и смертельно скучная. Поначалу ему нравилось вертеться среди людей, которые, как он считал, “имели класс”, среди розовощеких, ухоженных мужчин с толстыми сигарами и набитыми кошельками, заглядываться на стройных женщин, увешанных сверкающими драгоценностями. Проведенные в “Святом Франциске” месяцы несколько его отшлифовали, а главное — подогрели еще больше жажду добиться успеха, богатства.

С годами Тони закалился, окреп телом и душой. Он стал циничным, с презрением относился к тем, кто слабее его, — возможно, потому, что уверился в своей силе. И безоговорочно восхищался всеми мужчинами, сумевшими пробиться наверх, тем или иным способом овладеть богатством или властью. Для него не имело значения то, как они заполучили их, главное — они своего добились. Тони верил — и на этом основывалось его жизненное кредо, — что существуют лишь два типа людей: немногие сильные, которым обязаны служить все, остальные — слабаки, неудачники, пребывающие на дне, и что человеку некого винить, кроме самого себя, за то, что он оказался среди проигравших. Сильный Тони не намеревался оставаться среди них.

Тони достал пачку сигарет и предложил Марии; они остановились, чтобы прикурить.

— Что ты предпочитаешь, Мария? Выпьем еще или пожуем чего-нибудь?

— Вообще-то я зверски проголодалась.

— Пришлось потрудиться, а?

— Еще как. Субботняя ночь, сам понимаешь.

— Я и сам волка бы съел. На О’Фаррелл, чуть в стороне от Маркит-стрит, есть симпатичная забегаловка, где готовят лучший в мире минестроне*. Как? Годится?

* Минестроне — густой овощной суп (ит.)

— Пошли.

Она с воодушевлением сжала его руку, и они бодро прошагали несколько кварталов до итальянского ресторанчика.

По дороге они болтали о том о сем, и Мария рассказала ему, что она не просто уличная девка, а работает в одном солидном доме на Филлмор.

В ресторане, когда им уже подали большие чашки с густым дымящимся супом, ломтики батона и красное вино, Тони спросил:

— И как давно, детка, ты занимаешься этим делом?

— Хм, больше года. Понимаешь, вскоре после нашей последней встречи с тобой я сошлась с одним мужиком и в конце концов переехала к нему в отель. Так я окончательно ушла от тетки — ты ведь знаешь, что я жила у нее после того, как гаденыш папаша женился вторично. Я подцепляла гуляк в каком-нибудь баре и заманивала их в темный переулок — сам понимаешь, они-то надеялись получить удовольствие, а Макс, ну, тот парень, с которым я жила, стукал их аккуратно по кумполу, после чего мы обчищали их бумажники. Вообще-то мне подобный промысел не нравился, и вскоре мы разбежались. Так я осталась и, без дома, и без Макса. Так и пошло.

— Что значит — так и пошло? Вот так просто вышла на панель, и все?

— Нет, сначала мне пришлось искать знакомства с хозяевами борделей. Я уговорила одного таксиста устроить мне встречу с таким воротилой, и он послал меня, для пробы, на Церковную улицу. Церковную — ну не смех ли? Я побывала в трех-четырех его домах, прежде чем попала в заведение на Филлмор. Какое-то время работала по вызову в одном отеле, но сейчас я зашибаю больше.

— Так ты богатеешь, а? — поддел ее Тони.

— Скажешь тоже. — Она нахмурилась. — Они не дают нам прикопить деньжат и отделаться от них. И все же сегодня я заработала уже полета.

— Полета долларов?

— Ну конечно же. Могла бы и больше, но я работаю только до полуночи.

— Пятьдесят баксов за один вечер? — Раньше Тони не задумывался, сколько зарабатывают путаны за день или за неделю. — Боже, какие деньжищи!

— Мне остается только половина, Тони. К тому же девушке приходится покупать массу нужных вещей. А в общем не так плохо. — Мария улыбнулась. — Лучше, чем грабить похотливых жеребчиков в переулках.

Тони рассеянно кивнул. Рассказ Марии повернул его мысли в излюбленном направлении — каким образом наладить приток больших денег.

— Что ты думаешь о таком занятии? Тебе оно нравится?

Мария пожала плечами:

—Работа как работа. Удовольствия мало, если хочешь знать, но куда денешься? — Она помолчала. — С тобой, Тони... все было бы иначе.

Он рассмеялся:

— Черт, ты права. Я бы не оставлял тебе ни цента.

— О, Тони! Ты не понимаешь, о чем я толкую! Будь ты проклят...

— Эй, послушай, я всего лишь пошутил.

— Смотри не надорвись от смеха! — яростно бросила она, обиженная тем, что он не понял ее искреннего порыва.

Они сытно поели, еще немного выпили. Тони потягивал красное вино и размышлял. Его мозг прокручивал десятки вариантов.

— А что дальше? — наконец спросил он. — Ты говоришь, что получаешь только половину. А кому достается остальное?

— Тем, кто заправляет делом, поставляет девочек, подмазывает копов. Копы гребут много, но с ними имеют дело уже шишки побольше. Домами управляет человек по имени Шарки, а над ним и такими, как он, стоят важные боссы — знаешь, те, кто заправляет всем бизнесом.

— Шарки? — И тут же Тони, не скрывая своей заинтересованности, спросил: — А кто на самом верху?

Мария допила свое вино.

— Мне кажется, итальянец по имени Анджело. Больше мне о нем ничего не известно. Никогда не встречала его, не знаю даже, как он выглядит. Да и какое мне дело? Я и Шарки-то вижу редко.

Анджело, думал Тони. Анджело. Где-то он уже слышал это имя. Некоторое время он сидел молча, хмурясь, ерошил свои густые вьющиеся черные волосы. И внезапно вспомнил. Когда Тони не было еще и тринадцати, он познакомился с одним взрослым, лет тридцати, парнем по имени Чак Свэн, и они подружились, насколько это возможно между людьми столь разного возраста. Тони был шустрым пареньком, и, когда появлялась возможность зашибить баксы, Свэн давал ему мелкие задания, особенно такие, какие подросток мог выполнить лучше взрослого. Тони бегал по поручениям, разносил пакеты, записки, понятия не имея об их содержании; он даже торговал хитрыми десятидолларовыми банкнотами, которыми его снабжал Свэн, — по десять центов за штуку. Он катал Тони на своей новой большой машине, угощал иногда пивом.

Свэн был завязан в рэкете, всегда имел при себе толстые пачки денег, и Тони нравилось крутиться возле него. Как-то Свэн намекнул, что идет в гору, и упомянул этого Анджело.

Анджело заправлял всеми видами рэкета и собирался поручить какое-то важное дело Свэну. Вскоре друг и наставник испарился из округи, и Тони уже никогда не встречал его.

Припомнив все, что Свэн рассказывал ему об Анджело, Тони спросил Марию:

— Этот Анджело, он ведь самый крутой малый в рэкете Фриско*, так?

* Фриско — Сан-Франциско (жарг.).

— Не знаю. Думаю, он довольно высоко взлетел.

— Он связан с какими-нибудь тузами? Ну, знаешь, с заправилами, бизнесменами, политиками?

— Ну, у них игорный бизнес и, конечно, наркотики. А девочек можно назвать самостоятельным делом. Анджело — босс во Фриско в том, что касается проституции.

— Бабки, должно быть, немалые, — задумчиво произнес Тони.

Мария жила в меблирашках в конце Сосновой улицы, примерно в миле от центральной части города. Пока они ехали по Сосновой, Тони обнял ее за плечи и притянул к себе. Мария приподняла голову и доверчиво вглядывалась в его лицо, а он еще крепче прижал ее к себе и нежно склонился к ней.

Все нужно делать с умом, думал Тони. Она натерпелась от всех этих пьяных сосунков и паразитов, у которых только одно на уме. Не так следует вести себя с женщиной, даже с той, которой платишь. Тони прильнул к Марии еще теснее и мягко промурлыкал ей в ухо:

— Теперь ты уже не скроешься от меня на следующие три года. И я чертовски рад, что снова нашел тебя, Мария.

— Я тоже рада, Тони.

И он поцеловал ее. Поцеловал ласково, нежно, даже любовно, без намека на пьяную страсть или грубость. Сильнее, насколько можно, прижал ее к себе своими сильными руками на заднем сиденье такси так, что их тела слились. Его правая рука, лаская ее плечо, скользнула по лопатке под мышку и легла на ее пышную грудь. Он целовал ее осторожно, не торопясь, и все то время, что длился поцелуй, его мозг холодно считал, складывал, умножал, мысленно укладывал один доллар на другой, а его глаза как бы обратились внутрь, в собственный мозг, и он видел, как растет вожделенная куча денег — доллар к доллару, пачка к пачке... Баксы, влияние, власть.

Их губы разомкнулись с тихим чмокающим звуком, как у юных влюбленных, Мария вздохнула и уткнулась ему в шею.

— Тони, о, Тони, — прошептала она.

Он чувствовал, как вздымается и опадает ее грудь, слышал, как прерывается от волнения дыхание.

— Мария, солнышко, — тихо проговорил он, — детка моя Несколько кварталов они проехали не шевелясь, боясь разомкнуть объятия, наконец она отстранилась от него.

— Мы почти на месте, — сказала она. — Поднимешься ко мне, выпьешь стаканчик?

— Непременно.

— У меня есть вино, Тони, хорошее красное вино, которое тебе нравится. Еще есть джин и немного виски.

— Отлично, малышка. Звучит заманчиво. — Тони откинулся на спинку сиденья и вздохнул. Через несколько секунд он словно невзначай поинтересовался: — Послушай, миленькая, а сколько девочек в вашем заведении на Филлмор?


Содержание:
 0  вы читаете: Торговец плотью : Ричард Пратер  1  Глава 2 : Ричард Пратер
 2  Глава 3 : Ричард Пратер  3  Глава 4 : Ричард Пратер
 4  Глава 5 : Ричард Пратер  5  Глава 6 : Ричард Пратер
 6  Глава 7 : Ричард Пратер  7  Глава 8 : Ричард Пратер
 8  Глава 9 : Ричард Пратер  9  Глава 10 : Ричард Пратер
 10  Глава 11 : Ричард Пратер  11  Глава 12 : Ричард Пратер
 12  Глава 13 : Ричард Пратер  13  Глава 14 : Ричард Пратер
 14  Глава 15 : Ричард Пратер  15  Глава 16 : Ричард Пратер
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap