Детективы и Триллеры : Шпионский детектив : Во имя отца : А Квиннел

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу

Любовь и месть ведут Мирека Скибора через невероятно сложные препятствия и опасности к достижению цели — убийству главы Советского государства Ю. Андропова. За спиной героя романа — могущественный Ватикан, его враг — не менее изощренный, умный и опытный противник — КГБ. Действия реальных исторических лиц — папы, членов римской курии, руководителей КГБ и Советского государства — вплетены в фантастический сюжет романа.

Не одними молитвами управляется Церковь. Архиепископ Павел Марцинкус

Пролог

Сначала он почистил пистолет, потом привел в порядок себя. Все это он проделал тщательно.

Пистолет был системы Макарова. Он чистил его, сидя за столом в крошечной кухне. Движения были автоматическими, его пальцы привыкли к этой работе. Тряпочкой, пропитанной машинным маслом, он протер механизм и ствол, затем отполировал пистолет куском замши. Уже давно рассвело, но свет на кухне все еще был включен. Временами он отрывался от работы, чтобы взглянуть в окно. Небо над Краковом было мрачным. Начинался еще один серый зимний день. Он вынул патроны из обоймы и проверил пружину. Удовлетворенный, вложил патроны обратно и вогнал обойму в рукоятку.

Его пальцы сжали пистолет. Все было в порядке, «Макаров» ровно лежал в руке. Но когда он привинтил массивный глушитель, пистолет стал слишком тяжелым у дула. «Ладно, не имеет значения! Дистанция будет небольшой».

Осторожно положив оружие на деревянный стол, он встал и потянулся.

Он помылся в крошечном душе. Ванная комната была настолько мала, что ванна в ней не поместилась бы. Но он вспомнил свою радость, когда, став майором, получил эту квартиру. Впервые в жизни он смог жить в отдельной квартире. А он любил одиночество.

Он намылился французским шампунем, который был куплен в одном из закрытых магазинов. Сполоснувшись, проделал то же самое еще дважды, как будто хотел промыть себя до костей. Он тщательно побрился, не глядя в зеркало. Его форма была аккуратно разложена на кровати. Он вспомнил удовольствие, близкое к чувственному, которое испытал, когда впервые надел ее. Одевался он медленно, все его движения были строго выверены, как будто он совершал своеобразный ритуал. Затем достал из-под кровати нейлоновую сумку. Туда он упаковал пару черных туфель, две пары черных носков, две пары темно-синих трусов, две шерстяные рубашки, темный шерстяной свитер синего цвета, черный шарф, куртку цвета хаки и две пары синих вельветовых брюк. Сверху он положил туалетные принадлежности.

Его черный кожаный кейс стоял в узком коридоре у входной двери. Он отнес кейс на кухню и поставил на стол рядом с пистолетом. У замков был одинаковый код — 1951, год его рождения. Кейс был пуст, не считая двух ремешков, прикрепленных к нижней крышке. Он подсунул пистолет под ремешки и крепко затянул их.

Две минуты спустя, держа в руках кейс и сумку, он вышел из квартиры, даже не удостоив ее прощальным взглядом.

Час пик уже миновал, и потребовалось всего двенадцать минут, чтобы добраться до здания службы безопасности, расположенного почти в центре города. Он слышал постукивание в двигателе своей маленькой «шкоды». Ей предстоял профилактический осмотр в следующий понедельник. Мельком он взглянул на приборную доску. Машина пробежала уже девять тысяч километров с тех пор, как была получена им, новенькая, в связи с повышением по службе.

По обыкновению он должен был поставить ее на стоянке за зданием. Но на этот раз припарковал на улице рядом с главным входом. Он вылез из автомобиля с кейсом в руках. Следовало закрыть машину, но этим утром он оставил ее незапертой, проверив, правда, закрыт ли багажник, в котором была сумка. Прохожие при виде его формы отводили глаза.

Он не взял свою шинель, так что ветер пронизывал его, пока он быстро шел по улице, а потом поднимался по ступеням в здание.

В связи с увеличением объема работы ему недавно из общего резерва была выделена секретарша. Здание было переполнено сотрудниками, и место для нее с трудом удалось найти в небольшой нише напротив его кабинета. Это была уже успевшая поседеть очень эмоциональная женщина лет сорока. Она взглянула на него, когда он прошагал мимо по коридору, и сказала взволнованно:

— Доброе утро, майор Скибор! Я пыталась дозвониться к вам домой, но вы, должно быть, уже вышли. Звонила секретарь генерала Мецковского. Совещание перенесено.

Посмотрев на часы, добавила.

— Оно должно начаться через двадцать минут.

— Хорошо. Вы уже отпечатали отчет?

Конечно, майор.

— Тогда, пожалуйста, занесите его.

Он вошел в свой кабинет, поставил кейс на стол и раздвинул шторы. В комнату просочился серый свет.

Тут же вошла секретарша, неся зашнурованную коричневую папку, положила ее рядом с кейсом и сказала:

— У вас как раз еще есть время просмотреть отчет. По-моему, отличная работа, майор... Сейчас я принесу вам кофе.

— Спасибо, но сегодня я не хочу.

Ее лицо выразило недоумение. Она уже привыкла к его устоявшемуся распорядку дня.

— Спасибо, — повторил он, — я бы попросил вас не беспокоить меня до совещания.

Она кивнула и повернулась, направляясь к двери.

Он набрал код на замках кейса и открыл его, на секунду задержав взгляд на пистолете. Затем вынул оружие. На принесенной секретаршей папке было черными буквами выведено: «Служба безопасности». Он развязал тесемки. Внутри лежало около дюжины отпечатанных мелким шрифтом страничек. Но он не собирался читать их.

Он положил пистолет с глушителем на верхнюю страницу, потом повернул папку таким образом, чтобы ее верхняя сторона открывалась от него. Он сжал рукоятку пистолета и положил палец на курок. Дважды он поднял пистолет, потом вложил его обратно и зашнуровал папку. Теперь она стала тяжелой. Он сунул ее в кейс и закрыл его.

В течение следующих пятнадцати минут он сидел неподвижно, уставясь в окно на серое здание напротив. Пошел мелкий дождь.

Наконец он бросил взгляд на часы, встал и взял кейс. Слева от него на стене висела подробная карта города. Он вглядывался в нее в течение нескольких секунд, затем направился к двери.

Кабинет генерала Мецковского находился на верхнем этаже. В приемной сидела его секретарша, хорошенькая женщина с длинными золотисто-каштановыми волосами. Ходили слухи, что ее отношения с генералом несколько выходят за рамки служебных. Она указала на кожаный диван напротив и сказала:

— Полковник Конопка уже в кабинете. Скоро генерал вас вызовет. Хотите кофе?

Он присел и отрицательно покачал головой, кладя кейс себе на колени. Секретарша улыбнулась ему и снова застучала на машинке. Время от времени она поднимала на него глаза. Но его взгляд был постоянно зафиксирован на точке в метре над ее головой.

В это утро майор показался ей неожиданно напряженным. Почему бы вдруг? Предстоящее совещание не предвещало Скибору никаких неприятностей. Наоборот, его должны были хвалить.

Она опять посмотрела на него. Его взгляд упирался в ту же точку. Похоже, ему где-то тридцать с небольшим. Пожалуй, слишком молод для майора. Язвительный взгляд, но по-своему он привлекателен. Волосы явно длиннее, чем положено офицеру. Глаза темно-коричневые. Худое, можно сказать, аскетичное лицо, но в то же время — полная нижняя губа и подбородок с ямочкой. Обычно карие глаза бывают теплыми, добрыми, но его были холодны, как пронизывающий сибирский ветер.

Она как раз задавала себе вопрос, почему раньше не замечала всего этого, когда зазвонил телефон. Она подняла трубку и, склонив голову набок, приложила ее к уху. — Да! Да, он здесь! Хорошо!

Она положила трубку и кивнула Скибору, отметив про себя, что, вставая, он непроизвольно поправил галстук.

Кабинет генерала был просторен. Интерьер украшали добротный пушистый ковер и красные гардины на окнах. Сам генерал сидел за столом орехового дерева. Перед столом стояли два кресла. В одном из них расположился полковник Конопка. Создавалось впечатление, что полковник состоял из одних костей, настолько он был худ. Зато генерал, напротив, был дородным, осанистым человеком. Он улыбнулся и, указав на свободное кресло, сказал:

— Мирек, рад видеть тебя. Ну что, моя девочка угостила тебя кофе?

Скибор отрицательно качнул головой:

— Я отказался.

Он кивнул полковнику и присел, положив кейс на стол.

Конопка сказал:

— Ваша работа по тарновской группе достойна похвалы. Вопрос лишь в том, достаточно ли этих материалов для возбуждения уголовного дела.

Скибор кивнул:

— Я уверен, что их достаточно. Решать вам с генералом. А в отчете отмечено лишь самое главное.

Скибор подался вперед и стал набирать код на замках кейса. В кабинете повисло молчание. У генерала был выжидающий взгляд. Он улыбнулся, увидев, что папка была довольно объемистой, и удовлетворенно хмыкнул:

— Ты, вроде, сказал, что отчет краткий?

Скибор положил папку перед собой, а кейс опустил на пол.

— Да, действительно краткий. Но я принес еще кое-что показать вам.

Он начал медленно расшнуровывать папку. Его дыхание участилось, но никто этого не заметил. Взгляды полковника и генерала были прикованы к папке.

Расшнуровав папку, Скибор сказал:

— Генерал Мецковский, полковник Конопка! Вам, конечно, известно о моем посвящении в братство «Жижки». Вы ведь были в курсе всех деталей. А мне многое открылось лишь вчера. И вот вам за это...

Приоткрыв папку и нащупав пальцами рукоятку пистолета, он поднял глаза.

Рот генерала в страхе раскрылся. Он напружинился в кресле. Левой рукой Скибор захлопнул папку. Затем поднял пистолет и нажал на курок.

Раздался резкий хлопок. Голову генерала отбросило назад ударом пули: она вошла ему в рот, пробила мозг и вышла через затылок.

Скибор направил пистолет на застывшего в ужасе Конопку. Раздалось три хлопка. Три пули попали точно в сердце. Полковник упал, увлекая за собой кресло. Он пытался что-то сказать, но с его губ слетало только бульканье. Скибор встал, тщательно прицелился и выстрелил еще раз, метясь чуть повыше левого уха полковника. Ковер был весь в крови.

Скибор обошел стол. Тело генерала запрокинулось назад, голова почти упиралась в стену, забрызганную кровью.

Скибор стоял, оглядываясь и прислушиваясь. Дверь кабинета была достаточно толстой, и можно было не сомневаться, что секретарша ничего не услышала. Несколько раз майор глубоко вздохнул, затем отвинтил глушитель. Он положил кейс обратно на стол. Руки у него немного дрожали, так что пришлось повозиться с замками, прежде чем они открылись. Он бросил глушитель внутрь, потом закрыл кейс. Открыв кобуру на поясе, вынул оттуда утрамбованную внутрь газету, вложил пистолет, застегнул кобуру, взял кейс и направился к двери.

Секретарша была удивлена его быстрым появлением. Обернувшись, он сказал в приоткрытую дверь:

— Спасибо, генерал. Я буду в своем кабинете.

Потом он закрыл дверь и улыбнулся секретарше.

— Генерал и полковник хотят обсудить мой отчет с глазу на глаз. Они сами позвонят мне, когда я им понадоблюсь. И еще, генерал просил некоторое время его не беспокоить... Ни в коем случае.

Она кивнула. Скибор улыбнулся еще раз и вышел из приемной. Она инстинктивно поправила прическу.

Скибор проигнорировал медлительные лифты и сбежал пять пролетов вниз по лестнице. На посту у выхода из здания дежурный офицер отдал ему честь. Майор ответил небрежным взмахом руки.

* * *

Двадцать минут спустя у входа в скромный дом Йозефа Ласона на окраине Кракова зазвенел дверной звонок.

Священник удрученно вздохнул. Вот уже два часа он пытался сесть за свою воскресную проповедь. Епископ оказывал ему редкую честь обещанным посещением мессы, и Ласону было прекрасно известно, какое раздражение вызывали у него небрежно подготовленные проповеди. Но в течение этих двух часов телефон звонил без остановки. Большей частью звонки были по мелочам. Отец Йозеф готов уже был вовсе снять трубку, но не решился.

Отец Ласон зашаркал к двери в своих любимых домашних тапочках и открыл ее, изобразив на лице нетерпение. В дверях стоял мужчина с нейлоновой сумкой в руках. Шел мелкий дождь. На незнакомце были синие вельветовые брюки и куртка цвета хаки. Его шею и нижнюю часть лица закрывал черный шарф. Черные волосы влажно блестели. Приглушенным голосом мужчина сказал:

— Доброе утро, отец Ласон. Можно мне войти?

Священник помедлил какое-то время, но, видя, что человек промок до нитки, посторонился, пропуская его внутрь.

В прихожей посетитель размотал шарф и спросил:

— Вы один дома?

— Да, моя экономка ушла в магазин.

Вдруг отец Ласон почувствовал приступ страха — в лице человека он увидел нечто зловещее.

Мужчина произнес:

— Я майор Мирек Скибор из службы безопасности.

При этих словах священник оцепенел. Служба безопасности (а это было известно всем) являлась подразделением Польской секретной полиции, занимающимся католической церковью. Майор Мирек Скибор слыл в качестве одного из самых опасных и деятельных сотрудников этого подразделения.

Ужас явственно проступил на лице священника. Но Скибор сказал успокаивающе:

— Я здесь не для того, чтобы арестовать вас, и не причиню вам никакого вреда.

К отцу Ласону вернулось некоторое самообладание.

— Хорошо, а что вам тогда здесь нужно?

— Я к вам в качестве... ну, скажем, беженца. Я ищу убежища.

Теперь выражение испуга на лице священника сменилось подозрением. Но Скибор заметил перемену. Он сказал:

— Отец Ласон, еще не прошло и получаса с того момента, как я застрелил генерала и полковника службы безопасности. Я думаю, вы услышите об этом в новостях.

Священник посмотрел в глаза Скибора и неожиданно поверил ему. Он перекрестился и пробормотал:

— Да простит вас Господь.

Рот Скибора искривился в сардонической усмешке:

— Ваш Бог должен меня благодарить.

Он сделал ударение на слове «ваш».

Священник скорбно покачал головой и спросил:

— Зачем вы это сделали? И почему вы пришли ко мне?

Скибор как будто не расслышал первого вопроса. Он сказал:

— Я пришел, потому что вы — звено в канале переправки беженцев на Запад. Вы у меня под наблюдением уже четыре месяца. Подозреваю, что диссидент Камен переправлен на Запад именно по этому маршруту. Я должен был арестовать вас, но рассчитывал раскрыть другие звенья.

Отец Ласон несколько мгновений молчал. Потом сказал:

— Пойдемте на кухню.

* * *

Они пили кофе, сидя друг против друга за кухонным столом.

Священник опять спросил:

— Зачем вы это сделали?

Скибор отхлебнул из своей кружки. Его взгляд был прикован к столу. Ледяным голосом он сказал:

— Ваша вера учит, что право на месть принадлежит только Богу. Так вот, я одолжил у него немного этого права. Больше я ничего не скажу.

Он поднял глаза и посмотрел на священника, и тот понял, что разговор окончен. Все же отец Ласон произнес:

— Допустим, ваши предположения верны. Но что вы собираетесь делать на Западе?

Скибор пожал плечами:

— Нам еще с вами о многом нужно поговорить. Но когда я окажусь на Западе, я буду говорить с Беконным Священником. Передайте ему... сообщите ему, что я еду.


Содержание:
 0  вы читаете: Во имя отца : А Квиннел  1  Глава 1 : А Квиннел
 2  Глава 2 : А Квиннел  3  Глава 3 : А Квиннел
 4  Глава 4 : А Квиннел  5  Глава 5 : А Квиннел
 6  Глава 6 : А Квиннел  7  Глава 7 : А Квиннел
 8  Глава 8 : А Квиннел  9  Глава 9 : А Квиннел
 10  Глава 10 : А Квиннел  11  Глава 11 : А Квиннел
 12  Глава 12 : А Квиннел  13  Глава 13 : А Квиннел
 14  Глава 14 : А Квиннел  15  Глава 15 : А Квиннел
 16  Глава 16 : А Квиннел  17  Глава 17 : А Квиннел
 18  Глава 18 : А Квиннел  19  Глава 19 : А Квиннел
 20  Глава 20 : А Квиннел  21  Глава 21 : А Квиннел
 22  Глава 22 : А Квиннел  23  Глава 23 : А Квиннел
 24  Глава 24 : А Квиннел  25  Глава 25 : А Квиннел
 26  Глава 26 : А Квиннел  27  Глава 27 : А Квиннел
 28  Глава 28 : А Квиннел  29  Глава 29 : А Квиннел
 30  Эпилог : А Квиннел    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap