Детективы и Триллеры : Детективы: прочее : Могила для горбатого : Александр Чернов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу




Вовка Алиферов — не фраер голимый, а настоящий матерый волк. Успел и жизнь повидать, и "зону" потоптать. Недаром ему погоняло дали — Нечистый. Только откинулся, как сразу за дело принялся. Бомбанули с братвой одинокую старуху, вынесли древние иконы, задвинули барыгам за крутые бабки. И вроде бы все путем, но жива осталась старая — дала ментам наводку на гоп-стопников. И закрутилось дело. Следователь майор Шатохин мужик крутой. Уж если взялся раскручивать ниточку — не соскочишь. Но и Нечистый не лыком шит: нащупал у майора слабое место и подцепил его на крючок. Так что еще вилами на воде писано: кто под чью дудку плясать будет…

1

Зойка Долженкова лежала на скрипучем диване, задрав ноги. Упираясь пятками в поясницу худосочного юнца, она пружинно прижимала его к себе и тут же расслабляла мышцы ног. Сквозь ставни, тюль и щель неплотно прикрытых портьер в комнату сочился дневной свет. Игра светотеней вышила на потолке, стенах, шифоньере и нескольких книжных полках причудливый орнамент, который вполне мог служить рисунком для персидского ковра. Было душно. По губастому некрасивому лицу парня с узким лбом, крупным носом и маленькими глазами струился пот. Достигнув круглого безвольного подбородка, капли срывались и падали на дряблую распластанную грудь Зойки с черными сморщенными сосками. Изображать даже подобие страсти Долженкова не собиралась. Молод еще, перебьется. Через пару минут, по тому, как судорожно напряглось тело парня, она поняла, что сейчас произойдет и в последний момент, убрав ноги с поясницы партнера, ловко вывернулась. "Не хватало еще забеременеть от этого сопляка", — подумала она и громко объявила:

— Следующий!

Парень соскочил с дивана и, подобрав с пола одежду, шмыгнул в смежную комнату. На смену ему в дверях возник выше среднего роста юноша лет восемнадцати, очевидно, ровесник предыдущего. Прикрыв дверь, он несмело приблизился к лежавшей на диване Зойке. Не думал Женька, что первой его женщиной окажется вот эта лахудра с крашеными-перекрашенными, похожими на паклю волосами. В его воображении рисовалась худенькая стройная девочка с миловидным лицом и атласной кожей. Перед ним же в полумраке лежала вульгарная особа за тридцать лет. Лицо у нее, правда, было миловидным… когда-то. Прямой нос с хищно изогнутой линией крыльев, большие глаза, широкий открытый лоб, красиво очерченный рот. Однако годы, а в большей степени пьянство стерли былую привлекательность, нанесли у глаз и в уголках губ сетку морщин, преждевременно состарили кожу, соскоблили румянец. Разумеется, ущерб понесли и другие участки тела, но Женька этого не видел, постольку поскольку, Долженкова, изображая целомудрие, прикрывалась простыней.

— Долго будешь пялиться? — грубо спросила Зойка и взыскательным взором "ощупала" фигуру парня. — Не тяни, раздевайся!

Женьку, будто подстегнули. Он поспешно снял рубашку, сбросил брюки; испытывая жгучий стыд, тошноту и слабость во всем теле, стал стаскивать трусы. Желания обладать этой, да и вообще какой бы то ни было женщиной у него в этот момент не было. Одно дело грезить об интимной близости, мечтать о светлом чистом чувстве и другое — вот так, по-скотски, столкнуться с реальностью. Парень сейчас с удовольствием собрал бы свои вещи и покинул эту квартиру, да нельзя. Сидевший в соседней комнате Колька Кабатов и его дальний родственник Володя, да и сама Зойка поднимут на смех. Щенок! Бабой не смог овладеть!

Женька стянул с себя трусы и стоял, переминаясь с ноги на ногу, скрестив внизу ладони. Было ясно, что любовник сейчас из него никудышный. Надо отдать должное Зойке. Она поняла состояние парня, мягко сказала:

— Ну, чего ты там стоишь, дурачок! Подойди ближе, — и когда парень послушно шагнул к дивану, потребовала: — Закрой глаза!

Рука женщины прошлась по упругому бедру парня, поднялась к животу… задержалась… и неожиданно скользнула к низу. Долженкова стала нежно гладить, массировать и теребить пальцами внизу Женькиного живота. Тело парня отвечало конвульсивным содроганием.

Женька нравился Зойке. Ладная пропорциональная фигура, узкие бедра, широкие плечи. Не "качок", но, видимо, усердно занимается спортом. На груди, руках и животе тугие мышцы. Лицом тоже хорош, не то что предыдущий губошлеп. Лицо у Женьки удлиненное, чистое, гладкое. Скулы худые, подбородок твердый, нос с горбинкой, на верхней губе темный пушок. Добрые карие глаза парня прикрыты, длинные ресницы подрагивают. Юный античный бог с модной прической. Э-эх! Скинуть бы Зойке лет пятнадцать, охмурить парня да его затащить под венец!

Женька расслабился. Пропала скованность, напряженность, сладострастно задвигались бедра, на лице появилось блаженное выражение. Сопит парень…

Долженкова подвинулась, освобождая рядом с собой место. В полуобморочном состоянии Женька почти упал на диван. У него даже температура повысилась. Продолжая массировать, Зойка взгромоздилась на парня и сама вдруг, почувствовав невыразимое наслаждение, задвигалась вверх вниз…

…Едва Женька вышел в соседнюю комнату, как тут же уловил запах анаши, знакомый, наверное, любому живущему в Средней Азии человеку мужского пола. Вовка Алиферов по прозвищу Нечистый — высокий, сутулый, худощавый мужчина тридцати четырех лет, с волевым мужественным лицом сидел на диване за столом и, пряча в руках папиросу, с шумом втягивал в легкие вместе с воздухом дым. Конечно же, Нечистый ни от кого не прятался. Он находился в своей квартире, а мать — единственный, кто мог на него вякнуть — болталась неизвестно где. Нет, Вовка смолил так "косячок", чтобы вобрать в себя и тот дым, что исходил с другого конца папиросы. Жалко все же кайфовый дым просто так на ветер выпускать.

Нечистый задержал дыхание и протянул папиросу Кольке.

— Курни, браток, — сказал он хриплым голосом, освобождая легкие от остатков дыма.

Парень взял папиросу и, подражая Алиферову, затянулся. Братом Кольке Нечистый, разумеется, не доводился. Так, дальний родственник — то ли двоюродный дядя, то ли еще дальше. Нечистый недавно вышел из зоны, а всего неделю назад возник в жизни Кабатова. Познакомились они у Кольки дома на дне рождения его матери, куда Алиферов заглянул непрошеным гостем. Очевидно, материнское сердце почувствовало беду, нагрянувшую в ее дом в образе Нечистого, и попыталась оградить сына от влияния родственничка, категорически запретив Кольке общаться с ним. Да разве он послушается? Парень потянулся к бывшему "зеку", как теленок к вымени. Еще бы! Нечистый являлся для него воплощением взрослой разгульной жизни, в которой всегда в достатке имеются деньги, вино и женщины. И держится с ним Вовка на равных, хотя и старше на шестнадцать лет.

Кабатов затянулся во второй раз и протянул папиросу Женьке.

— Я не буду, — заявил тот, усаживаясь за стол, где стояли несколько бутылок пива, водка, "Фанта", лежали на тарелках помидоры, огурцы, копченая рыба и другая закуска. После баталии с Зойкой он чувствовал себя опустошенным, разочарованным и считал, что никогда в своей жизни не получит удовольствия от секса.

— Ты курни, курни, — осклабился Нечистый. — Тебе понравится!

Женька вежливо отказался:

— В другой раз. Я лучше пива выпью, — и налил себе в стакан густой темный напиток.

Нечистый настаивать не стал.

— Тогда с водочкой! — предложил он с готовностью и, не дожидаясь согласия парня, плеснул ему в стакан приличную порцию водки. — Отменный "ерш" получится. Я бы тоже выпил, да нельзя — за рулем. А вот "дряни" еще курну. От нее запаха нет, ни один гаишник не прицепится… Э-э… Ты не увлекайся, парень, — Нечистый отобрал у Кабатова папиросу. — Для первого раза достаточно, а то "улетишь" еще!

Разбавленное водкой пиво потеряло свой вкус. Удовольствия тянуть эту гадость было мало. Женька залпом осушил стакан и налил себе еще терпкого напитка уже в чистом виде. Исподлобья бросил на Кольку неодобрительный взгляд. Глаза у парня стали красными, дурными. Он обалдело таращился по сторонам, и глупо улыбался.

Колька — однокурсник и бывший одноклассник Женьки. Они вместе учились в школе с первого до последнего класса, вместе поступили в автодорожный институт, и вот сейчас после окончания первого курса болтались без дела, не зная чем занять себя на каникулах.

— А "корешок"-то твой заторчал, — кивнул Нечистый на Кольку. У него самого глаза уже затуманились. — Не "сломался" бы, а то возись потом с ним.

"Не надо было бы курить Кольке этой дряни", — подумал Женька, однако вслух ничего не сказал, а только лишь, как бы соглашаясь с Нечистым, покачал головой и хлебнул еще пива.

— Сколько тебя можно ждать, Володя! — недовольно, с нотками нетерпения крикнула из соседней комнаты Долженкова. — Ты идешь или нет?!

Дверь в спальню осталась открытой, и всем троим была отлично видна лежащая на диване женщина.

— Ну и шлюха же ты, Зойка! — неестественно громко рассмеялся Нечистый. — Двоих мужиков через себя пропустила и все тебе мало! Не хочу я, можешь одеваться!

"Нужен ты мне! — вставая с дивана и заворачиваясь в простыню, обиженно подумала Долженкова. — Как хамом был, так хамом и остался! — и подхватив одежду, она под насмешливыми взглядами троих мужчин юркнула в ванную.

Злость на Нечистого не проходила. "Подонок! — негодовала она, стоя под душем и неистово растирая тело мочалкой. — Подставил под двух сосунков, а сам, значит, побрезговал". А ведь было время, когда Нечистый этот бегал за ней, вставал на задние лапы, и только что с ладони не ел. Правда, давно это было. Еще до первого срока Алиферова. Лет двенадцать назад. Много воды за это время утекло. Превратилась Зойка из красавицы в уродину, самую настоящую "бичевку".

Долженкова оглядела себя в зеркало, вмонтированное в кафель. Отощала. Зад как два кулака. Угловатость какая-то появилась. Кожа на животе, как студень, дотрагиваться противно. Некогда роскошная грудь похожа теперь на уши дворняги. Профукала жизнь Зойка, обнищала. До ручки, короче, дошла. Пожрать и то не на что. Хорошо что Нечистый на прошлой неделе в пивном баре подвернулся. Видать, при деньгах мужик. Накормил, напоил. Потом еще пару раз домой к ней забегал с водкой и закуской. А вот сегодня притащил в свою квартиру и вдруг заставил под пацанов этих лечь. Сказал, для дела нужно. Пропади он пропадом со своим делом!

Долженкова натянула стиранные-перестиранные трусики. Лифчик она уже давно не носила — не леди. Влезла в старенький шелковый сарафан красного цвета, купленный за бесценок на барахолке и вышла к мужчинам.

Колька с Вовкой сидели одурманенные. Пацану, по-видимому, было нехорошо, но он старался этого не показывать. Нечистый кейфовал со стаканом "Фанты" в руке. Женька потягивал пиво. У него одного глаза не были стеклянными. До чего же все-таки хорошенький мальчишка этот Женька.

— На, Зойка, курни! — Нечистый взял из пепельницы затушенную папиросу и протянул женщине. — Мы тебе оставили.

Долженкова сунула в рот набитую анашой и табаком трубочку, села рядом с Женькой. Прикурив, стала часто затягиваться, ловя между "отрывчиками" дым с противоположного конца папиросы. Задержала дыхание, уставясь пустым взглядом в лицо Нечистого.

Над Вовкой также поработало время. Постарел, осунулся, у глаз морщины, у рта складки. Тюрьма тоже наложила свой отпечаток. Кожа задубела, покрылась, будто налетом копоти. Во взгляде появилась еще большая жестокость, надменность. Но все равно еще привлекателен. Гордая посадка головы, правильные черты лица, пронзительный взгляд темных глаз, когда не замутнен "дурью", разумеется.

Зойка выпустила дым, сделала прямо из бутылки пару глотков пива и повторила операцию с папироской.

Нечистый обернулся, взглянул на висевшие за его спиной настенные часы. Они показывали без четверти восемь. Дело шло к вечеру. Через пару часов начнет темнеть.

— Сейчас твой муженек должен заявиться, — с усмешкой глядя на Зойку, изрек Алиферов.

Долженкова поперхнулась дымом.

— Ему-то что здесь нужно? — изумилась она.

— Узнаешь, — интригующим тоном заявил бывший "зек". — Пришла пора действовать. Да ты не дрейфь, Зойка, все будет о`кей!


Содержание:
 0  вы читаете: Могила для горбатого : Александр Чернов  1  2 : Александр Чернов
 2  3 : Александр Чернов  3  4 : Александр Чернов
 4  5 : Александр Чернов  5  6 : Александр Чернов
 6  7 : Александр Чернов  7  8 : Александр Чернов
 8  9 : Александр Чернов  9  10 : Александр Чернов
 10  11 : Александр Чернов  11  12 : Александр Чернов
 12  13 : Александр Чернов  13  14 : Александр Чернов
 14  15 : Александр Чернов  15  16 : Александр Чернов
 16  17 : Александр Чернов  17  18 : Александр Чернов
 18  19 : Александр Чернов  19  20 : Александр Чернов
 20  21 : Александр Чернов  21  22 : Александр Чернов
 22  23 : Александр Чернов  23  24 : Александр Чернов
 24  25 : Александр Чернов  25  26 : Александр Чернов
 26  27 : Александр Чернов  27  28 : Александр Чернов
 28  29 : Александр Чернов  29  30 : Александр Чернов
 30  31 : Александр Чернов  31  32 : Александр Чернов
 32  33 : Александр Чернов  33  34 : Александр Чернов
 34  35 : Александр Чернов  35  36 : Александр Чернов
 36  37 : Александр Чернов  37  38 : Александр Чернов
 38  39 : Александр Чернов  39  40 : Александр Чернов
 40  41 : Александр Чернов    



 




sitemap