Детективы и Триллеры : Детективы: прочее : 13 : Владимир Дугин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу




13

Вернейший способ быть обманутым — это считать себя хитрее других.

Ф.Ларошфуко

И он действительно все мне рассказал, а я поведал ему о своих приключениях.

— А что твои старые друзья из Организации?

— Они несколько раз звонили, пока я гостил у мистера Адамса. Автоответчик записал эти звонки, но они ничего не захотели мне передать.

— Нужно связаться с ними, — посоветовал он.

— Сделаю это завтра, на сегодня с меня хватит.

Гриша пожелал мне спокойной ночи, закутался с головой в плед и заснул, а я ушел в свою спальню и там, лежа в темноте, продолжал вспоминать события последних дней, оценивая их в свете полученной от него информации.

Итак, негр не был владельцем библиотеки. На обеих глазах у него я видел бельма, и читать он не мог наверняка. К тому же, вряд ли он, следуя словам Маяковского, "русский выучил только за то, что им разговаривал Ленин", и изучал для практики брошюру Иванова-Шнайдера. Либо Адамс сам был введен в заблуждение, либо сознательно обманывал остальных, утверждая, что купил эти книги у негра.

Я чувствовал, что тут есть какая-то зацепка, ухватившись за которую можно будет потянуть ниточку. Пусть она и не приведет к центру клубка, но кое-какие хитросплетения при этом удастся распутать.

На некоторых книгах, которые я успел просмотреть в те краткие минуты, когда оставался в библиотеке один, стояли затертые чернильные штампы, сохранились тщательно замаранные тушью надписи, очевидно сделанные прежними владельцами, виднелись остатки соскобленных экслибрисов. В специальной лаборатории можно было бы восстановить все это или прочесть, скажем, в ультрафиолетовом свете. Но моему невооруженному взгляду такое было не под силу.

"А жаль, думал я, погружаясь в сон. — Зная, кому принадлежали книги, можно было бы проследить их путь, и тогда…"

Дни, проведенные в особняке Адамса, превратили меня, кажется, в сибарита, ибо утром я проснулся только тогда, когда Гриша громко зазвенел ложечкой о чашку. Он успел приготовить кофе и принес его мне в постель!

— Ты так сладко причмокивал и сопел, старик… "На заре ты ее не буди!" — пропел он фальцетом.

— Спасибо, Гриша. Наверно, это сказываются последствия гипнотической обработки, которой меня подверг доктор Ашборн.

— Точно. И ты теперь будешь ходить, как сомнамбула, бормотать что-то неразборчивое и отлынивать от работы. Хватит валять дурака, пей кофе и давай смотаемся отсюда прежде, чем придет твоя домоправительница. Я не хотел бы, чтобы она меня видела.

— Почему? Совершенно безобидная пожилая вдова.

— Да? Знаю я их! Влюбится, а потом начнет приставать, чтобы я на ней женился… Почему-то именно на вдов моя внешность производит потрясающее, неизгладимое впечатление. Впрочем, это понятно: у них большой опыт, и они сразу чуют настоящего мужчину.

Под аккомпанемент его болтовни я выпил кофе и на скорую руку совершил свой обычный утренний туалет.

Накануне мы договорились, что я познакомлю его с компанией мистера Адамса. Расставаясь со своим гостеприимным хозяином, с которым меня теперь связывало так много, я обещал навещать его и полагал, что привести своего старого приятеля, испросив, конечно, предварительно разрешение, будет вполне уместно. Я не сомневался, что мистер Адамс, узнав, что Гриша был прежде моим сослуживцем, проявит к нему неподдельный интерес.

Нанести визит мы решили вечером, а пока что Гриша отправился в свою гостиницу, а я — на боевой пост, в офис «Ассунты».

Там меня ждала несколько запоздавшая шифровка, замаскированная под длинный перечень предлагаемых «Ассунтой» новых поставок. В ней вкратце сообщалось то, что уже было мне известно из рассказа моего приятеля. Единственной новостью, не скажу неприятной, но довольно неожиданной, о которой Гриша умолчал из деликатности, было то, что я поступал в полное его распоряжение и должен был подчиняться его приказам.

Впрочем, меня это мало беспокоило. Субординация между нами никогда не играла особой роли, и я был уверен, что все важные вопросы мы с ним будем решать коллегиально. Гриша наверняка относился к этому так же, возможно, поэтому и не упомянул о такой мелочи.

Вечер у Адамса прошел прекрасно. Гриша так натурально изобразил смущение, когда я представил его миссис Гай и Дженнифер, что даже слегка покраснел. Это придало дополнительный шарм его мужественному лицу с резкими, крупными чертами. Похоже, что он действительно вкладывал искренние эмоции в свою игру с женщинами.

— Ваш друг понравился Джин. Смотрите, как бы мистер Гиффорд или капитан Модсли не вызвали его на дуэль, — вполголоса шутливо заявила мне миссис Гай, воспользовавшись тем обстоятельством, что остальные были заняты беседой между собой и пережевыванием ее очередного кулинарного шедевра.

Меня больше беспокоил Ларри, который бросал на Гришу свирепые взгляды из-за серебряного сосуда. Очевидно, он перенес на моего приятеля часть той ненависти, которую почему-то питал ко мне. Тем не менее, я ответил:

— Это было бы интересным зрелищем. Мой друг — отличный спортсмен: боксер, фехтовальщик и стрелок. Можно было бы продавать билеты на их поединок, как когда-то на бои гладиаторов.

— Правда? А мне он показался таким милым, застенчивым джентльменом. Скажите, сколько он стоит?

Такого откровенного вопроса я не ожидал, но он был, очевидно, продиктован заботой о будущем юной подопечной и наперсницы по кулинарным секретам сей почтенной дамы. Чтобы создать Грише репутацию выгодного жениха, я ответил, следуя его легенде:

— Точно не знаю, но думаю, что несколько десятков миллионов. Его семья разбогатела лет тридцать назад на поставках в Россию кормового зерна.

Миссис Гай изобразила на своем все еще привлекательном лице полное удовлетворение. На ее пухлых щеках появились ямочки.

— Боюсь, как бы Гиффорду и Модсли не пришлось отойти на второй план. Смотрите, смотрите!

Я невольно подумал, что сводничество становится распространенным занятием в Сиднее, им занимаются не только русские эмигрантки, но и вполне респектабельные дамы. Взглянув на другую сторону стола, я увидал, как совершенно освоившийся Гриша поднес к губам руку Дженнифер, протянувшей ему гроздь винограда…

Совсем иные сведения я выдал мистеру Адамсу, когда он отвел меня к окну, чтобы не мешать дымом своей сигары остальным, затеявшим партию в покер. Дамы к тому времени успели удалиться.

— Мой друг работал вместе со мной в известной вам организации. Ныне он — частное лицо, содержит детективное агентство и охраняет коммерческие секреты крупных фирм. У нас это теперь разрешено.

— Я знаю. Вы полагаете, он может быть нам полезен?

— Очень возможно. Я, конечно, не говорил с ним на эту тему, но если вы не возражаете, могу осторожно прозондировать почву.

— Не спешите, Я посоветуюсь с мистером Кутером.

Полковника в тот вечер за столом почему-то не было.

— Хорошо.

Было очевидно, что "мистер Кутер" попытается по своим каналам навести о Грише самые подробные справки, но я не думал, что его информированность окажется настолько глубокой, чтобы узнать что-либо о такой мелкой сошке. Впрочем, узнали же они обо мне… Правда, деятельность нашей «Ассуанты» сразу же попала под «колпак» спецслужб, да и времени на разработку моей скромной особы у них было побольше. Но мы ничем не рисковали. Даже если выяснится, зачем Гриша на самом деле приехал сюда, это никак не уменьшит его ценности в глазах Адамса и K°, они разве что предложат ему более крупное вознаграждение в качестве компенсации за двойную игру. Мы с Гришей вчера обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что в любом случае его миссия им не помеха и что они не станут практиковать на нем методы доктора Ашборна, а удовольствуются одним «зомби», то есть, мной, а Грише отведут в деле "Спейс Рокит Системс" вспомогательную роль. При этом мой друг мог спокойно продолжать свою охоту за сводней, которая должна была вывести его на похитителей австралийского бизнесмена.

— Ты думаешь, что Адамс поддерживает знакомство с твоей русской эмигранткой, поставляющей девочек незадачливым бизнесменам? — спросил я Гришу, когда мы возвращались домой после приятно проведенного вечера.

— Да. Но клянусь, мы не имели малейшего представления о его намерениях относительно тебя. Когда я ехал сюда, то хотел лишь предложить тебе как местному старожилу, уже немного освоившемуся здесь, под каким-нибудь благовидным предлогом помочь мне познакомиться с кем-нибудь, кто имеет с ней дело. Но получилось очень удачно, хотя и совершенно случайно.

— Удачно? Я так не думаю, когда вспоминаю о петле Ларри и о том, кем был бы сейчас, если бы не таблетки моего загадочного спасителя.

— Ну-ну старик. Это входит в профессиональный риск, такая уж у нас с тобой работа.

— Расскажи-ка мне подробнее об этой особе, которая промышляет ловлей богатых простофиль, — попросил я.

Он как-то странно взглянул на меня, как будто колебался и что-то взвешивал в уме.

— О, это весьма колоритная личность. Ее история прямо так и просится в роман. Она англичанка, ее родители еще в конце тридцатых годов приехали в Союз, когда ей было лет восемь, работали в качестве иностранных специалистов на различных стройках, хотя правительство Великобритании и не поощряло подобных вещей. Она училась в советской школе, потом поступила в университет, и когда ее родители вернулись на родину, — это произошло в самом конце сороковых — осталась в Москве. Затем вышла замуж за русского инженера из Ленинграда…

— …Потом его посадили как английского шпиона, а она попала в лагерь в качестве члена семьи "врага народа", — закончил я почти утвердительным тоном.

— Ты угадал, но только все наоборот. Он сел как муж английской шпионки.

— Разница небольшая.

— Да, каких-нибудь пятнадцать лет срока, но случилось так, что он умер через пару лет, а она дожила до реабилитации.

— У него было слабое здоровье, а она отбывала заключение в особо благоприятных условиях?

— Там погибали и самые крепкие. У нее же условия действительно были относительно благоприятные, но создала их она сама.

— Догадываюсь.

— Да, она стала любовницей одного важного чина ГУЛАГа, видно, ему надоели свои и захотелось поразвлечься с иностранкой. Потом она подсунула своему покровителю замену, которую сама же и выбрала, зная его вкусы. Постепенно сводничество стало ее профессией и страстью, она достигала в этом деле больших высот. Кроме того, она выполняла и другие поручения, словом, «ссучилась», как выражаются блатные, и стала сотрудником органов. В какой-то мере мы с ней коллеги, во всяком случае, в прошлом.

— Горд титулом, как говаривал "живой скелет", когда его показывали в цирке публике.

— Ну, это ты позаимствовал у Диккенса.

— Не стану отпираться. А что потом?

— Ее реабилитировали очень поздно, и она осталась жить в тех же краях, где отбывала срок, видно привыкла. Да и что бы имела она "на материке", как говорят в тех краях? Малогабаритную квартирку в «хрущобе», зарплату учительницы английского языка? Здесь же она ходила в «авторитетах» у местного начальства и жила неплохо. Говорили, что она здорово заработала, скупая по дешевке имущество расформировавшихся и упраздняемых лагерей и…

— Стоп! Ну, конечно!

— В чем дело?

— Значит, это миссис Гай?

— Ну да. А ты только сейчас догадался? И каким образом, позволь спросить?

— Методом дедукции, Ватсон. Ну и гад же ты! Почему ты мне сразу не сказал?

— Хотел, чтобы ты естественно сыграл свою роль, представляя меня. Если бы ты заранее знал, что она и есть та самая сводня, то мог бы переборщить, расхваливая меня. А так, по-моему, все вышло вполне естественно.

— Даже чересчур. Ты, кажется, подзалетел.

— Но в чем дело? Давай по порядку.

— Я тебе говорил, что у Адамса сгорела библиотека, странное собрание самых разношерстных книг?

— Да. Так что?

— А то, что книги эти ему перепродала ни кто иная, как миссис Гай. Вот почему библиотека была такой пестрой! Это была гулаговская библиотека, составленная, как обычно, из книг, конфискованных у "врагов народа". Твоя сводня в свое время приобрела ее подешевке или вообще бесплатно как макулатуру и привезла сюда вместе с другим своим барахлом. А потом через негра, а вернее всего сама, толкнула книги Адамсу, когда он попросил ее придать респектабельный вид своему особняку, являющемуся по сути дела одной из резидентур разведки. Он знает, кто она, чем занимается, и заложит тебя ей, ты, миллионер липовый!

— В самом деле… Нехорошо получилось. Похоже, что моя миссия накрылась.

— Сам виноват. Нужно было сразу мне все рассказать. Почувствовал себя начальником? Так, что ли?

Последнее я сказал зря, но очень уж он меня разозлил.



Содержание:
 0  Цена "Суассона" : Владимир Дугин  1  1 : Владимир Дугин
 2  2 : Владимир Дугин  3  3 : Владимир Дугин
 4  4 : Владимир Дугин  5  5 : Владимир Дугин
 6  6 : Владимир Дугин  7  7 : Владимир Дугин
 8  8 : Владимир Дугин  9  9 : Владимир Дугин
 10  10 : Владимир Дугин  11  11 : Владимир Дугин
 12  12 : Владимир Дугин  13  вы читаете: 13 : Владимир Дугин
 14  14 : Владимир Дугин  15  15 : Владимир Дугин
 16  16 : Владимир Дугин  17  17 : Владимир Дугин
 18  18 : Владимир Дугин  19  19 : Владимир Дугин
 20  20 : Владимир Дугин  21  21 : Владимир Дугин
 22  22 : Владимир Дугин  23  23 : Владимир Дугин
 24  24 : Владимир Дугин  25  25 : Владимир Дугин
 26  26 : Владимир Дугин  27  27 : Владимир Дугин
 28  28 : Владимир Дугин  29  29 : Владимир Дугин
 30  30 : Владимир Дугин  31  31 : Владимир Дугин
 32  32 : Владимир Дугин  33  33 : Владимир Дугин
 34  34 : Владимир Дугин  35  35 : Владимир Дугин
 36  36 : Владимир Дугин  37  37 : Владимир Дугин
 38  38 : Владимир Дугин  39  39 : Владимир Дугин
 40  Использовалась литература : Цена "Суассона"    



 




sitemap