Детективы и Триллеры : Детективы: прочее : Заступники : Кларк Ховард

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу






Мартин Уилк возился в секции популярной музыки, раскладывая по ячейкам пластинки с записями певиц, когда кто-то постучал монеткой по стеклу витрины. Он подошел к витрине, отогнул прикрепленную клейкой лентой бумагу и посмотрел, кто пришел. У двери стоял одетый в строгий костюм мужчина с портфелем в руке. Уилк приотворил дверь.

— Мы открываемся только через два дня, — объяснил он незнакомцу.

— Прекрасно, рад, что застал вас как раз вовремя, — улыбнулся мужчина и шагнул вперед, а Мартин машинально отворил дверь. — Я — Эдуард Слэк, — представился тот, войдя внутрь, и протянул Мартину визитную карточку, где было написано: «Страховая фирма «Слэк иншуранс». Единственная в Бэй-Сити, страхует только от ущерба, наносимого хулиганами».

Мартин слегка нахмурился и закрыл дверь. Слэк уже шагал по магазину, и Мартин последовал за ним с визиткой в руке.

— И не подозревал, что существует отдельна страховка от хулиганства, — сказал он. — Разве это не входит в обычное страхование коммерческой деятельности?

— Как правило, она уже включена в ваш страховой полис, если в нем оговорена коммерческая деятельность. Однако, имея такой новенький магазинчик по продаже грампластинок, вам неплохо бы получить дополнительные гарантии. — Слэк открыл портфель и вынул бланк договора. Улыбаясь, он щелкнул шариковой ручкой и начал писать. — У меня здесь страховой договор, который всего за пятьдесят долларов в неделю освободит вас от забот в случае хулиганских действий…

— Пятьдесят долларов в неделю! — воскликнул Мартин.

— Поверьте, это совсем не много, — произнес Слэк, все еще улыбаясь. — Взгляните на это под другим углом: наш город молодой и растущий, а ваш магазин грампластинок будет единственным, поэтому прибыль вам обеспечена. Так что чистыми в неделю сможете получать минимум двести — двести пятьдесят долларов. И если не будет перебоев в торговле, то есть порчи со стороны хулиганов или чего-нибудь в этом роде…

— Что это, — с возмущением спросил Мартин, — вымогательство под предлогом защиты?

— Естественно, нет, — сухо ответил Слэк. Улыбка сползла с его лица. — Я дал вам визитную карточку. Моя деятельность законна…

— Законна! — хмыкнул Мартин. — Являетесь сюда и предлагаете, чтоб я выплачивал вам двадцать пять процентов от чистого дохода, и называете это законным? — Он решительно указал на дверь. — Вон отсюда!

— А вот грубить вовсе и не обязательно…

— Вон, — повысил голос Мартин, — пока я вас не вышвырнул!

— И угрозы тоже ни к чему, — Слэк щелкнул ручкой и захлопнул портфель. У двери он помедлил и обернулся, — Не измените отношение — останетесь в городе без друзей, — посулил он.

Мартин сделал шаг в его направлении, и Слэк поспешил выйти из магазина.

«Вот наглец, — думал Мартин. — Пятьдесят долларов в неделю».

И он вновь принялся разбирать пластинки с записями певиц, возмущенно чертыхаясь про себя.


Около двух часов того же дня после неторопливого обеда в кафе, расположенном в конце улицы, Мартин вернулся в магазин, чтобы еще в течение нескольких часов пораскладывать пластинки. Только он успел отпереть входную дверь, как рядом, словно из-под земли, возникли двое мужчин. Один из них крепко схватил его за локоть.

— Прямо, внутрь, — приказал он Мартину.

Это были дюжие мускулистые парни, похожие на борцов, одетые в свитеры, джинсы и спортивные туфли. Впихнув Мартина в магазин, они закрыли на ключ входную дверь, завешенную бумагой.

— Здесь нет денег, — сказал им Мартин.

— А нам деньги и не нужны, — ответил один из них.

— Верно, — подтвердил другой,—мы не воры, а хулиганы. — Он толкнул Мартина к ближайшей стене и поднял кулак — тускло блеснул медный кастет. — Сделаешь хоть шаг or стены, получишь по физиономии вот этим, — предупредил он и кивнул напарнику: — Принимайся за работу.

Тот подошел к ближайшей полке, протянул огромные руки, подцепил толстую стопку пластинок, какое-то мгновение подержал ее, а затем небрежно бросил на пол.

Мартин побледнел, во рту у него сразу же пересохло.

Подойдя к другой полке, парень сделал то же самое. После чего опустошил еще две, сваливая пластинки во все растущую кучу.

Мартин вытер вспотевшие ладони о брюки. И шагнул было вперед, но угрожающее покачивание кастета остановило его.

— Не волнуйся, — сказал стороживший его парень. — Пластинки останутся в сохранности, просто будет устроен небольшой беспорядочек.

И он повернулся, чтобы посмотреть на своего компаньона, который ногой сгребал в кучу пластинки, а они переваливались и скатывались вниз, расползаясь по новому кафельному полу.

— Уж коли намечается торжественное открытие этого заведения, — проговорил сторож Мартина, — то почему бы не снизить цены на некоторые диски для первых покупателей?

— Хорошая идея, — согласился его напарник и, вытащив из кармана красный фломастер, направился к секции классической музыки. Методично, беря один альбом за другим, он зачеркивал толстой чертой старую цену — шесть долларов девяносто пять центов и ставил новую — девяносто девять центов.

Поменяв цены, он продолжал освобождать полки от пластинок, пока не набралось несколько кучек, затем ногой раскидал диски по всему полу, основательно перемешав их. После этого вынул другой фломастер и прочертил черные линии на стеклянном прилавке и стенах. Утомившись, взял висевший здесь же небольшой огнетушитель и направил пенящуюся струю на уже опустошенные полки. И наконец, открыв стеклянную витрину, беспорядочно разбросал по всему полу иглы и прочие принадлежности для стереопроигрывателей.

— Думаю, сегодня повеселились достаточно, — сказал он и подошел к стене, у которой стоял его напарник с Мартином.

— Отметь себе, — обратился к Мартину парень с кастетом, — мы ничего, по существу, не испортили. Все пластинки можно собрать и расставить по местам, а отметки фломастером отскребешь, хоть и с трудом. — Он удовлетворенно ухмыльнулся. — Дело в том, что мы на самом деле не такие уж и плохие ребята, а просто безобидные хулиганы. Нас в Бэй-Сити много. — Он спрятал кастет в карман. — А сейчас мы уходим. Не вздумай идти за нами или выбегать на улицу с воплями о помощи. Это ни к чему хорошему не приведет… Тебе же будет только хуже.

И парни не спеша вышли на улицу, оставив Мартина стоять у стены с выпученными глазами и открытым ртом. Они учинили форменный разгром, и ничто уже не напоминало убранный, сверкающий чистотой и почти готовый к открытию торговый зал. Разбросанные пластинки, исчерченные фломастером стены и прилавки, полки в клочьях голубой пены…

«Слэк, — подумал он. — Тот страховой агент, Эдуард Слэк».

Глаза Мартина сузились: конечно, это его работа, слишком очевидно. Слэк пытался подсунуть ему так называемую страховку от порчи хулиганами имущества, а когда это не выгорело, подослал пару гангстеров, чтобы те устроили погром.

«Что ж, я на этот шантаж не поддамся! — решил Мартин, ударив кулаком о ладонь. — Для этого существуют законы. Пойду в полицию!»


Начальник полиции Бэй-Сити по фамилии Дайер был широкоплеч, а его тяжелый взгляд свидетельствовал о том, что ему пришлось пройти все ранги, прежде чем он стал начальником. Терпеливо выслушав Мартина Уилка, он потер квадратный подбородок и неторопливо покачал головой.

— Мистер Уилк, я могу выпустить бюллетень с описанием тех двух, кто разворотил ваш магазин. Что же касается Слэка, то, боюсь, ничего с ним сделать не смогу…

— Но он-то как раз тот, которого надо арестовать, — возразил Мартин. — Он главарь шайки и стоит за всем этим!

— Мистер Уилк, даже если б вы пришли сюда и заявили, что он главарь «Коза Ностры», мне все равно нужны были бы доказательства, чтобы арестовать его.

— Доказательства! Какие вам еще нужны доказательства? Зайдите в мой магазин и посмотрите, что натворили его молодчики!

— Я обязательно пошлю кого-нибудь для осмотра вашего магазина. И даже вызову полицейского фотографа, чтобы тот сделал снимки. Однако, пожалуйста, поймите — тот факт, что ваш магазин подвергся нападению хулиганов, не дает мне права взять Слэка под стражу. Чтобы человека арестовать, нужны основания. А все, что вы говорите относительно Слэка, пока только предположения.

Мартин развел руками.

— Однако… однако же он пытался взять меня под свою опеку за выкуп…

— Он пытался продать вам страховой полис, мистер Уилк. Допускаю, что сумма велика, но все-таки— страховой полис. И судя по визитке, которую он вручил вам, этот страховой агент работает на законном основании, имеет официальное разрешение и выполняет соответствующие обязательства. Конечно, я проверю его разрешение на право быть страховым агентом…

— Мне не нужна проверка, — прервал его Мартин. — Я хочу, чтоб Слэка задержали, и не говорите, что у вас нет оснований или еще чего-то. Не проходит и трех часов после того, как я отказался вносить по пятьдесят долларов в неделю, и в мой магазин являются два головореза, делают именно то, от чего меня защитила бы его так называемая страховка! Вы, конечно, назовете это простым совпадением?

— Мистер Уилк, — терпеливо начал Дайер. — Представьте, что он предложил вам страховку от столкновения с другим автомобилем, и вот через три часа в вашу машину врезается другая машина, водитель которой успевает скрыться. Так что ж, по-вашему, я должен арестовать за это мистера Слэка?

— Это не по существу…

— А я думаю — как раз по существу. Ведь у вас нет никаких доказательств, что Слэк связан с исчезнувшим водителем; точно так же вы не можете ничем подтвердить то, что он связан с двумя бандитами, которые нанесли вам ущерб. Будьте же логичны, мистер Уилк.

— Должен ли я понимать это, как ваш отказ предпринять что-либо против этого человека? — резко спросил Мартин.

— Мистер Уилк, без неопровержимых доказательств я не могу предпринять что-либо. — Начальник полиции снова потер подбородок. — Послушайте, а почему бы вам не обратиться в совет предпринимателей Бэй-Сити? Может, там смогут как-то помочь?

Мартин зло посмотрел на Дайера, поднялся и, негодуя, вышел из кабинета.


Глава совета предпринимателей Бэй-Сити по фамилии Оксфорд был хорошо одет и выглядел представительно. Изучая визитную карточку, которую дал ему Мартин, он подергивал себя за ухо.

— Слэк, — задумчиво проговорил он. — Эдуард Слэк. — И он покачал головой, — Фамилия не известна, значит, жалоб на него не поступало. На людей с запятнанной репутацией у меня память хорошая. Хотя он мог появиться в городе и недавно. Проверю-ка я картотеку на страховых агентов…

Он поднялся из-за стола, подошел к шкафу, стоявшему у стены, выдвинул ящик и начал перебирать карточки.

— Посмотрим… Скиннер, Скипуорт, Скирнак, Слоан, Слэйд… нет, Слэка нет. — И он задвинул ящик. — Посмотрю-ка еще в одном месте, он мог применить свои способности в другой сфере.

Оксфорд перешел к ящичкам меньшего размера и выдвинул один из них. Затем вынул пачку карточек и развернул их веером в руке, тщательно проверяя фамилии, отпечатанные большими буквами поверху. Потом проговорил:

— Нет, ближайший по алфавиту — Слэйк, зовут Генри, год назад занимался мошенничеством, ремонтируя телевизоры. Никак не может быть тем же лицом: наш начальник полиции, Сэм Дайер, выставил его из города.

— На самом деле? — саркастически спросил Мартин. — Удивительно. И все-таки не мог ли он опять вернуться в город?

Оксфорд понимающе улыбнулся.

— Не думаю. Уж если Дайер кого-либо вышвырнет из Бэй-Сити, вновь тот никогда не появится. — Глава совета предпринимателей возвратился к столу и поднял телефонную трубку. — Попробую еще одну вещь, — пояснил он, набирая номер. — Существует ассоциация страховых агентов нашего штата, вот там могут сообщить что-нибудь о Слэке… Алло, пожалуйста, мистера Никхоффа… — Он прикрыл трубку ладонью, продолжая разговаривать с Мартином. — Дэйв Никхофф там, в Клэйвилле, является президентом ассоциации; если кто и может помочь, то только Дэйв. — Он быстро отнял руку и проговорил: — Дэйв? Это Боб Оксфорд. Мы здесь наводим справки о страховом агенте из Бэй-Сити — Эдуарде Слэке. Нет ли у тебя каких-либо сведений о нем?

Наступила пауза, и то, что Оксфорд услышал, заставило его поджать губы. Сидящий перед ним Мартин барабанил пальцами по подлокотнику кресла, думая о работе по расчистке, которая его ждет в магазине. И вспомнив о разгроме, учиненном хулиганами, он вновь налился яростью.

— Хорошо, Дэйв, спасибо за помощь, — поблагодарил Оксфорд. — Если смогу отплатить чем-нибудь, дай знать. Прекрасно. До свидания. — Он повесил трубку и тяжело вздохнул. — Дэйв говорит, он встречал Слэка пару раз, но, насколько ему известно, тот имеет разрешение на деятельность в качестве страхового агента. И в их организацию не поступало никаких жалоб на него…

— Значит, — перебил его Мартин, — вы не предпримете ничего против него, я вас правильно понял?

— А что вы, собственно, хотите от меня, мистер Уилк? — спросил Оксфорд, чуть нахмурившись.

— Не знаю, — обрезал его Мартин, — но что-то все-таки необходимо сделать! Разве вы не можете отобрать у него разрешение?

— Для того чтобы аннулировать документ на право предпринимательской деятельности, мистер Уилк, нужно решение муниципального совета, — строго произнес Оксфорд. — Я имею честь быть членом этого органа и могу вам сообщить, основываясь на личном опыте, что ни мои коллеги, ни я не в силах рассмотреть положительно вопрос об изъятии разрешения на основании только что сообщенного вами. С какой стати? Если мы предпримем что-либо в этом роде, городская газета начнет…

— Вот именно! — вставил Мартин почти радостно. — Газета! Пойду в газету, там меня выслушают!

Он вскочил и направился к двери, прежде чем Оксфорд успел понять, что происходит.

— Мистер Уилк, — предупредил он, — не следует делать такие опрометчивые заявления, да еще в прессе…

Но Мартин его не слышал: он уже выскочил из кабинета и быстро спускался по лестнице.


Редактор газеты «Бэй-Сити геральд», с угрюмым выражением лица, коротко подстриженный, с бабочкой, по фамилии Криллер, обладал способностью взглядом высверливать в людях дырки.

— Так, по вашим словам, вы сообщили об этом случае в полицию, — монотонно произнес он. — И что сказали там?

— Не могут ничего предпринять за недостатком улик.

— Затем, как вы говорите, обратились в совет предпринимателей. И чего вам удалось добиться у них?

— Того же, что и в полиции. Человек, который сидит там, сказал, что они не могут отобрать у Слэка разрешение на право предпринимательской деятельности.

— И теперь вы пришли сюда. И чего же вы хотите от меня? — спросил Криллер.

Мартин пожал плечами.

— Не… не знаю. Я думал, газете будет интересно узнать о подобных делишках. Она ведь должна разоблачать таких, как Слэк.

— Мистер Уилк, — проговорил Криллер, — вы когда-нибудь слыхали слово «диффамация»? Или выражение «устное оскорбление»?

Мартин облизал губы.

— Ну, я… да, конечно, слышал.

— А вы знаете, что они означают?

— Ну, думаю, что знаю, в общих чертах.

— Вот именно, в общих чертах. Тогда позвольте объяснить вам их точное значение. — Он наклонился вперед и сложил руки на столе. — Диффамация, мистер Уилк, это публикация в печати сведений, позорящих кого-либо… А устное оскорбление — это такое же заявление, только сделанное в устной форме. А еще проще: устное оскорбление— это то, что вы совершаете против этого парня Слэка здесь, у меня в редакции, а диффамация — это, очевидно, то, что вы пытаетесь заставить меня сделать против того же лица. А теперь, мистер Уилк, я хочу спросить вас: зачем вы так стараетесь, чтобы против моей газеты было возбуждено судебное дело по обвинению в клевете?

— Совсем нет, — запротестовал Мартин. — Я и не пытаюсь толкать вас на неприятности…

— А если бы пытались, я бы с вами и знаться не стал, мистер Уилк, — с иронией произнес редактор. — Но хотя я человек и очень занятый — надо готовить к выпуску газету, — и тем не менее уделю вам еще одну-две минуты своего весьма драгоценного времени и дам совет. Прежде всего позвольте сказать вам, что мне очень трудно поверить в то, что этот парень Слэк занимается вымогательством в Бэй-Сити и делает это так, что ни полиция, ни совет предпринимателей не могут его остановить, Думаю, что, без сомнения, деятельность его законна, но вот он предложил вам дорогую страховку, которую вы отклонили, а затем, после того, как по случайному стечению обстоятельств, хулиганы перепортили в тот же день все в вашем магазине, вы были настолько удручены, что обвинили во всем Слэка. А посему, мистер Уилк, мой вам совет — прекратите распространять по городу клеветнические утверждения. Не то узнает Слэк, и у вас будут большие неприятности.

Мартин тряхнул головой, как бы сгоняя оцепенение.

— Впервые попадаю в такой город, — проговорил он. — Такие дела творятся, и никто… ну никто не желает пальцем о палец ударить. Ни полиция, ни совет предпринимателей, ни газета. Я считал, вы призваны защищать права граждан.

— Мы не можем защищать вас от вашего же собственного воображения, мистер Уилк, — сухо произнес редактор, — и в этом, видимо, ваше несчастье. И если уж вам так не нравится Бэй-Сити, то почему бы вам не заняться коммерческой деятельностью где-нибудь в другом месте?

— Не могу, — тихо произнес Мартин и медленно покачал головой. — Я вложил все свои сбережения в этот магазин. Если откажусь, то пойду по миру.

Дверь кабинета открылась, и сотрудник типографии внес пачку макетных страниц на утверждение.

— Простите, мистер Уилк, больше ничем помочь не могу, — сказал редактор, показывая, что беседа окончена, — меня поджимают сроки выпуска. Прошу прощения.

— Да, конечно, — еле слышно ответил Мартин и, поднявшись, вышел из кабинета.

Ошеломленный, он шел в свой магазин, уставившись в пространство.


Ему потребовалась ночь, чтобы привести магазин в порядок. Больше всего времени ушло на то, чтобы поднять и рассортировать по ячейкам пластинки. Мартин очистил полки от уже высохшей пены и уложил туда пластинки. Несколько дисков оказались испорченными, но большинство было в хорошем состоянии. Ему, конечно, придется понести убытки от продажи пластинок с новыми ценами на обложках, но ничего не поделаешь.

Мартин собрал иглы, которые были разбросаны по всему магазину. Затем, налив в ведро воды и взяв губку, тщательно отчистил стены и прилавки от черных полос. И наконец, подмел и вымыл новый пол, выложенный изразцовыми плитками. И вот магазин снова принял тот вид, который он имел до этого кошмарного дня.

Было уже почти восемь утра, когда Мартин наконец спрятал принадлежности для уборки и собрался уходить. Он решил позавтракать в кафе в конце улицы, потом пойти домой поспать. А во второй половине дня он еще придет и посмотрит: может, надо будет что-то доделать.

Заперев дверь и выйдя на тротуар, он остановился как вкопанный и уставился на парней, сидящих в машине перед его магазином. Это были те двое, что устроили погром в магазине. Только сейчас на них красовалась форма полицейских, а патрульная машина, в которой они сидели, принадлежала полиции Бэй-Сити.

В то время как Мартин стоял и не спускал с них глаз, потеряв дар речи, подъехала вторая полицейская машина, из нее вышел начальник полиции Дайер и подошел к Мартину.

— Доброе утро, мистер Уилк. Решил заехать к вам по дороге в полицию и посмотреть, все ли в порядке, — он махнул рукой на полицейских в патрульной машине. — Назначил двух работников присматривать за вашим магазином время от времени, так, на всякий случай. Они будут несколько дней регулярно проверять ваш магазин.

Мартин кивнул головой.

— Несколько дней, — проговорил он апатично. — А что потом?

— Они, естественно, должны будут возобновить обычное патрулирование. Мы не в состоянии обеспечить охрану только для одного человека, мистер Уилк. Нас не так уж и много. Эти двое, между прочим, мои самые лучшие работники.

— Не сомневаюсь, — проговорил Мартин, и ему вдруг захотелось высказать Дайеру, в чем еще, помимо несения полицейской службы, они были самыми лучшими. Однако он быстро сообразил, что ни к чему хорошему это не приведет. Ведь он хотел обвинить двух полицейских в том, что, кроме основной работы, они еще выступали и в роли хулиганов, работая на Слэка. А это, Мартин прекрасно понимал, просто сделает его слова еще более абсурдными. Если он не будет следить за своими поступками, то его, пожалуй, могут упечь в сумасшедший дом.

— Ну что ж, — сказал Дайер, — поеду. В случае необходимости мои ребята будут неподалеку.

— Спасибо. Будем надеяться.

Мартин проследил, как начальник сел в машину и уехал. Он еще продолжал смотреть в конец улицы, когда с другой стороны подошел и остановился рядом мужчина в строгом костюме с портфелем в руке.

— Доброе утро, мистер Уилк.

Мартин повернулся. Это был Эдуард Слэк.

— Решил заскочить, может быть, вы передумали и теперь хотите застраховаться от хулиганства, — сказал Слэк. — Вы ведь понимаете, что это, действительно, хорошее дело.

— Да, в этом городе страховка — единственный выход, — сказал Мартин.

— Я, честно, не понимаю, что вы подразумеваете, — невинно удивился Слэк.

Мартин ухмыльнулся. Он подумал о всех деньгах, которые истратил на приобретение магазина и оборудования, о той сумме, которая потребовалась для того чтобы закупить товар, о всех работах по подготовке магазина. Слишком много времени прошло, прежде чем он смог открыть собственное дело. Много, много времени…

Мартин вздохнул, и его плечи опустились.

— Одним словом, я пересмотрел свое решение, — тихо произнес он. — Думаю, пятьдесят долларов в неделю за спокойную жизнь — пустяки. Заходите, я подпишу договор.

— Мудрое решение, мистер Уилк, — сказал Слэк и последовал за Мартином в магазин.


Во второй половине того же дня в одной из служебных комнат суда собрался за еженедельным обедом муниципальный совет, состоявший из трех человек.

— Вчера думал, что этот Уилк наломает дров, — сказал начальник полиции Дайер, он же и председатель совета.

— Действительно, настроен он был решительно, — согласился с ним Оксфорд, глава совета предпринимателей.

— Они все настроены решительно вначале, — добавил редактор газеты Криллер. — Потом они берутся за ум и выбирают самый легкий путь. Люди, — он тряхнул головой, — будьте уверены, всегда выберут путь наименьшего сопротивления. — Он усмехнулся, посмотрев на Оксфорда. — Между прочим, когда в следующий раз будешь звонить несуществующему Дэйву Никхоффу, может, для разнообразия потревожишь вместо меня Дайера? Ты прервал меня как раз в тот момент, когда я писал передовую статью о росте нашего города.

— Прости, — сказал Оксфорд, — тем не менее тебе будет приятно узнать, что эта пауза в работе была прибыльной. — Он расстегнул молнию на папке и положил на стол лист бумаги. — Этим утром звонил Слэк: Уилк подписал страховку на пятьдесят долларов в неделю. Это означает, что у нас сейчас есть сто восемнадцать точек, которые выплачивают в общей сложности четыре тысячи сто тридцать долларов в неделю… гм, в качестве страховки. За вычетом пятисот в неделю Слэку и сотни двум самым лучшим работникам Дайера, остается каждому из нас немногим более тысячи в неделю.

— Прекрасно, — проговорил Дайер. — А Слэк считает, что Уилк может поднять шум?

Оксфорд замотал головой.

— Нет. Он говорит, что Уилк, по всей видимости, смирился, точно так же, как и остальные.

— Не беспокойся, — обратился Криллер к начальнику полиции. — Как я и говорил: он выберет путь самый легкий.

Дайер взглянул на Оксфорда:

— А как ты считаешь?

— Я считаю, — улыбнулся Оксфорд, — что мистер Уилк принесет пользу Бэй-Сити.

Члены совета задумались над этим высказыванием, а затем все вместе тихо рассмеялись.


Содержание:
 0  вы читаете: Заступники : Кларк Ховард    



 




sitemap