Детективы и Триллеры : Детективы: прочее : Свет мой, зеркальце, скажи… : Ирина Хрусталева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу




Ирина Хрусталева

Свет мой, зеркальце, скажи…

1

Людмила с тоской посмотрела на часы и поняла, что ждать больше нет никакого смысла. Она медленно подошла к празднично сервированному столу, бездумно переставила тарелки, зачем-то поправила салфетки, а потом с раздражением задула свечи.

— Да уж, госпожа Кручинина, наверное, на роду у тебя написано — ходить с вареной лапшой на ушах! — с сарказмом усмехнулась девушка. — Ты, Людмила, непроходимая идиотка, что, собственно, тебе и доказали сегодня в очередной раз. Ну что ж, сама виновата! Ведь знала же прекрасно, что никогда он не сможет оставить семью и уйти из дому в такой праздник, как Рождество. Нет, я все равно, как дурочка, верю каждый раз и снова жду, жду, жду… А чего жду, и сама не знаю. И зачем я не послушала Наташу? Почему не поехала с ними в их загородный дом? Там сегодня вся наша компания собралась. Сейчас они там отрываются по полной программе, веселятся от души, а я здесь сижу, жду у моря погоды… и снова одна, как последняя кретинка.

В это время к девушке подбежала маленькая кудрявая болонка, села возле ее ног и пару раз гавкнула.

— Ну, прости, прости меня, пожалуйста, — улыбнулась Людмила, глядя на пушистый белый комочек. — Конечно же, я не одна, а с тобой, с моей верной Клепочкой. Только ты и любишь меня по-настоящему.

Девушка взяла собачку на руки и нежно погладила.

— Вот, Клепа, сегодня такой праздник, Рождество, а мы с тобой снова остались без долгожданного гостя. А ведь я так старалась! Вон сколько всяких закусок наготовила. Свечи зажгла, чтобы все было красиво и романтично, новое платье надела, а выходит, что все зря. Как же мне обидно, ты себе даже не представляешь! — всхлипнула Людмила. — А ведь он обещал мне, что на этот раз обязательно что-нибудь придумает и проведет эту рождественскую ночь со мной. И ведь я снова ему поверила, представляешь?! Нет, Наташа совершенно права: мне нужно срочно разорвать эту преступную связь. Все равно у меня не будет будущего с этим мужчиной, у него ведь есть жена и сын. Да и карьера, которой он не станет рисковать ради меня, потому что его босс одновременно является еще и его тестем. Тупиковая ситуация, куда ни кинь. И чего я тогда жду? На что надеюсь? На то, что мир вдруг перевернется, Николай наплюет на деньги, на свое положение в обществе и ради великой любви ко мне все это бросит? Бред какой! Такого просто не может быть, потому что не может быть никогда. Как ты думаешь, Клепочка, я права?

— Гав!

— Что и требовалось доказать! Все, хватит с меня! Эта рождественская ночь была последней горькой каплей! Я больше не позволю ему портить мне жизнь! Больше не хочу никаких тайных встреч, никаких звонков, никакой ворованной любви и никакой…

Людмила решительно схватила мобильный телефон, быстро набрала эсэмэску: «Забудь меня навсегда!» — отправила ее и тут же удалила из записной книжки номер Николая. Свой номер она для него заблокировала и облегченно вздохнула, поняв, что сделала минуту назад очень важный шаг в своей жизни.

— Вот и все! — прошептала девушка. — Назад дороги нет! Я ухожу, не оглядываясь! И ничто меня уже не свернет с заданного направления… и никто. Наташа давно пытается познакомить меня с другом своего нового мужа, вот пусть и знакомит. Кажется, пришло время: теперь я вполне к этому готова. Мне уже двадцать восемь лет, пора замуж, пора детей рожать, пора нормальной семьей обзаводиться. Три года своей жизни я потратила на этот бессмысленный роман с Николаем, а ради чего?! Нет, любовь — это, конечно, прекрасно, и я очень благодарна Николаю за те незабываемые минуты, которые он мне подарил. Не знаю, как он, а я его любила по-настоящему, без оглядки и претензий. Я никогда и ничего от него не требовала, лишь бы он был рядом, но всему когда-нибудь приходит конец. Ведь мои годы уходят, и он прекрасно это понимает, но отпустить не хочет, считает меня своей собственностью. И, наверное, если бы сегодня он меня не обманул, я бы еще долго пробыла его «вещью», но он все же мне солгал, и мое терпение кончилось, а посему… А посему нужно теперь обо всем забыть и начинать свою жизнь с чистого листа. У меня еще будет и любовь, и семья, и дети, просто нужно настроиться на позитив, и тогда обязательно все получится. Ведь я не уродина какая-нибудь, чтобы на мне нельзя было жениться порядочному человеку?

Людмила подошла к зеркалу и внимательно посмотрела на свое отражение. Она увидела очень милую, симпатичную шатенку с зелеными глазами, чувственным ртом и аккуратненьким носиком. Фигурой ее бог тоже не обидел, наградив девушку всеми привлекательными формами.

— Как там Наташа меня учила себя любить? — спросила Людмила у своего отражения. — «Я себя очень люблю! Я молода, красива, умна и удачлива! Я достойна всего самого-самого лучшего!» Прикольно, — усмехнулась девушка. — Если бы еще знать, что это действительно поможет…

Людмила продолжала стоять напротив зеркала, задумавшись о чем-то сокровенном. Через несколько минут она прошептала:

— Говорят, что в Рождество очень часто происходят чудеса. Если это правда, тогда… Дух Рождества, очень тебя прошу, сделай для меня сегодня что-нибудь чудесное. Пусть так случится! Я очень этого хочу, только… только я не знаю, какого чуда сейчас жду, — грустно улыбнулась она. — А впрочем, какая, собственно, разница, ведь чудо — оно и есть чудо, правда? Ой, я, кажется, кое-что придумала, — вдруг радостно подпрыгнула Люда и даже захлопала в ладоши. — Ведь в Рождество всегда гадают на суженых, и, если вдруг я его увижу, это и будет настоящим чудом. Точно, так и сделаю — сегодня я буду гадать! Хочу увидеть своего суженого… если, конечно, он вообще существует в природе. Нет, что я такое говорю? Наверняка он существует… где-нибудь. У каждого человека есть своя половинка, просто кто-то встречает ее, а кто-то проходит мимо. Я не хочу пройти мимо, мне обязательно нужно его увидеть. Только в эту ночь может произойти такое чудо… только в рождественскую ночь!

Людмила заметалась по комнате.

— Что требуется для гадания? — шептала она. — Кажется, три зеркала и свечи. Или даже четыре? Ну правильно: одно зеркало должно стоять за спиной, одно — напротив и два — по бокам. А где же мне взять сразу четыре зеркала? — задумалась девушка. — Так у меня же в спальне трюмо стоит! — вспомнила она. — Там их как раз три, а четвертое… Да уж, проблема! Не снимать же мне зеркало с этого шкафа, вместе с дверцей? Может, к соседке сходить, попросить? Нет, неудобно, ночь на дворе. Что же делать? — прошептала Людмила, напряженно сморщив лоб. — Вот голова садовая, а про ванную комнату я и забыла совсем! — хлопнула она себя ладонью по лбу. — Вот отсюда, со стены, я его и сниму. Уже без четверти двенадцать, нужно поторопиться, чтобы успеть до полуночи зажечь свечи, сесть перед зеркалами и… что-то там сказать.

Девушка вприпрыжку понеслась сначала в ванную комнату, а потом, уже со снятым зеркалом и свечами, вихрем полетела в спальню.

Люда присела у трюмо, примеряясь, как развернуть зеркала, чтобы все было правильно. Она поставила свечи и уже собралась их зажечь, но внезапно вскочила и побежала к комоду.

— Чуть не забыла, нужно на колени положить полотенце, на всякий случай. Я слышала, что, когда в зеркале появляется суженый, сразу же накрывают его отражение полотенцем, иначе может произойти что-то плохое. Говорят, даже можно пощечину получить от того, кто покажется в зеркале, и тогда на щеке останется пятно на всю жизнь. Конечно, в эти сказки верится с трудом, но — кто знает, а вдруг?.. Ведь сегодня Рождество, значит, возможно все.

Снова вернувшись к трюмо, Людмила сначала приладила зеркало, принесенное ею из ванной комнаты, за своей спиной, зажгла по его бокам две свечи, опустилась на стул и зажгла остальные. Свечи горели ровно, отблески пламени отражались сразу во всех зеркалах, что создавало впечатление некоего мерцающего множества огней. Девушка всматрелась в свое отражение, и ей показалось, что оно расплывается и ускользает, как будто уходит в бесконечный лабиринт, созданный зеркалами.

— Брр, что-то жутковато, — передернулась девушка. — Как будто тебя затягивает внутрь… Ой, чуть не забыла: ведь требуется что-то сказать! Кажется, что-то про суженого-ряженого. А, ну да! Суженый мой, ряженый, приходи ко мне на ужин! Суженый мой, ряженый, приходи ко мне на ужин! Суженый мой, ряженый, приходи ко мне на ужин! — трижды повторила она глухим, дрожащим от волнения голосом. — Ну вот, а теперь нужно пристально всматриваться в зеркало, желательно не моргая, и тогда суженый-ряженый должен появиться. Только бы не пропустить этот момент, успеть разглядеть его как следует, — пробормотала девушка, не мигая вглядываясь в бесконечный зеркальный лабиринт. Он был темным, освещенный лишь свечами, и, когда огонь начинал колыхаться, создавалось впечатление, что по нему, по этому зеркальному коридору, крадутся какие-то устрашающие тени.

Сколько прошло времени, Людмила не знала, оно словно бы остановилось, как вдруг…

Он появился внезапно, но девушка не испугалась, а даже наоборот, обрадовалась, что наконец-то — свершилось. Незнакомец приветливо ей улыбался. Он был высок, строен и весьма привлекателен. Люда, как завороженная, разглядывала молодого мужчину, совершенно забыв о полотенце, о том, что его нужно накинуть на зеркало, — ведь, если она этого не сделает, может случиться что-то нехорошее. Девушка вообще не думала об опасности. Все ее мысли были лишь о том, что — вон он какой, ее суженый, ее половинка, ее судьба. Она вдруг увидела, что мужчина манит ее к себе рукой, и, бесстрашно встав со стула… шагнула прямо в зеркальный лабиринт. Людмилу почему-то совсем не удивило, что перед ней не возникло никакого препятствия — она совершенно спокойно прошла сквозь зеркало.

2

— Нет, вы только посмотрите на нее, до чего же безалаберная особа! И куда ее только несет? — проворчал кто-то рядом с Людмилой, и та, пытаясь отыскать говорившего, завертела головой во все стороны.

— Чем головой крутить, лучше бы под ноги посмотрела, — снова произнес чей-то недовольный голос.

Люда посмотрела себе под ноги, но, кроме Клепы, никого не увидела.

— Клепочка, а ты как здесь оказалась? — удивилась она. — Зачем ты пошла за мной?

— Затем и пошла! Тебя, непутевую, разве можно одну оставлять? — нагло фыркнула собачка.

— Ты что, разговариваешь?! — округлила глаза Людмила. — Или я сошла с ума?!

— Может, и сошла, раз во всякую ерунду веришь. Суженый-ряженый, приходи — надо же такое придумать! — огрызнулась Клепа.

— Точно, у меня белая горячка, — прошептала Люда, схватившись за голову. — Моя собака разговаривает. Она — нахальная грубиянка… карау-у-ул! — взвыла девушка, беспомощно озираясь по сторонам.

— Кстати, я давно хотела тебе сказать, да все как-то случая не представлялось… Будь добра, не корми меня больше этим противным сухим кормом, у меня от него изжога, — как ни в чем не бывало сообщила болонка.

— А чем же мне тебя кормить?

— Я люблю куриные пупочки и сосиски… докторские. А еще я люблю осетрину г. к. — Клепа завиляла хвостиком и пару раз облизнулась.

— Г. к. — это что? — ошарашенно икнула девушка.

— Г. к. — это горячего копчения, бестолочь!

— Офигеть! — ахнула Людмила. — Откуда у тебя такие запросы?! Я вроде бы никогда ничем подобным тебя не кормила!

— Понятное дело, не кормила, — фыркнула болонка. — Где уж тебе понять тонкий собачий вкус?

— Откуда же тогда…

— Оттуда! Может, хватит уже демагогию разводить? — Болоночка беспардонно перебила хозяйку. — Пошли домой, нечего нам здесь делать.

— Почему?

— Не следовало сюда тебе соваться, — раздраженно ответила болонка. — И почему люди такие все бестолковые, понять не могу?

— Дурдом! — закатила глаза Людмила. — Ладно, с этим потом разберусь. Клепа, немедленно объясни: что все это значит? — потребовала она. — Куда мне не следовало соваться? И почему ты вдруг заговорила, как человек?

— В Зазеркалье тебе нечего было соваться, вот куда. Это чревато различными сложными последствиями, между прочим.

— О последствиях потом, — отмахнулась Люда. — Почему ты разговариваешь? — требовательно прикрикнула она на Клепу.

— Не кричи на меня, а то вообще ничего не скажу, — ощетинилась болонка.

— Не буду… говори!

— Потому что здесь, в Зазеркалье, все возможно.

— А Зазеркалье — это где?

— Где-то в параллельном мире, точного адреса не могу сказать, — сморщила свой черный носик болонка. — Может, повернем обратно, пока далеко не ушли?

— Бред какой-то! — прошептала Людмила, затравленно озираясь по сторонам. — Просто я, наверное, сплю и вижу странный сон. Ну, конечно же, это сон! — облегченно вздохнула она. — Вот проснусь я, и все встанет на свои места. Я в своей уютной квартирке, а моя Клепочка — обыкновенная болонка, которая умеет только лаять.

— Не Клепочка, а Клеопатра, — недовольно засопела та. — Так как насчет того, чтобы вернуться обратно?

— Обратно? — неуверенно переспросила Люда, задумавшись над предложением болонки. Она уже готова была послушаться ее совета, но… но все же не сделала этого. Удержала девушку лишь мысль о том, что где-то там, в конце лабиринта, ее ждет тот единственный, предназначенный для нее самой судьбой мужчина. Люда пристально воззрилась в ту сторону, но ничего, кроме отблеска свечей, не увидела. — Господи, только не это! — ахнула она. — Он что, ушел, не дождавшись меня? Он же меня звал за собой, а сам…

— Все мужики — козлы, — выдала очередной перл Клеопатра. — И верить им нельзя! Поворачивай, пошли обратно, я проголодалась.

— Нет, я уверена, что мой суженый не такой, как все, — упрямо возразила ей Люда и смело шагнула вперед. Болонка разразилась оглушительным лаем, и со всех сторон на них обрушился пронзительный звон. От этой какофонии все окружающее их пространство задрожало и зашумело, и у Люды мгновенно разболелась голова. — Клеопатра, зачем же так громко лаять, ты меня оглушила! — вскричала девушка, зажимая уши обеими руками. — Еще и какой-то звон… Откуда он? Тебе не кажется, что… да, появился какой-то странный запах? — спросила Клепу Людмила, сморщившись от удушливого, пахнущего чем-то горелым воздуха. В ответ болонка истерично залаяла, и Люда почувствовала, как та укусила ее за лодыжку. — Клепа, что ты себе позволяешь?! Зачем же кусаться? Мне больно!

Людмила начала озираться по сторонам, желая понять, что происходит, и вдруг увидела, что зеркальный лабиринт трескается и разваливается на кусочки. С громким звоном разбилось стекло, и мелкие осколки зеркал посыпались на нее. Девушка крепко зажмурилась и ничком бросилась на пол, закрыв лицо руками.

— Вот ты где? — раздался чей-то приглушенный устрашающий голос прямо над головой у Людмилы.

Она испуганно вскинула глаза и едва удержалась, чтобы не закричать от ужаса. Над ней возвышалось какое-то страшное чудовище и протягивало к ней свои безобразные лапы.

«Не трогайте меня!» — хотела было закричать Люда, но вместо крика из ее горла вырвался лишь невнятный слабый хрип.

Чудовище легко, как перышко, подхватило девушку на руки и куда-то побежало со своей ношей. Звонкий тревожный лай болонки следовал за ними по пятам.

— Отпусти меня немедленно, там мой суженый, я должна с ним встретиться, — прошептала Людмила.

— Ох, бабы, наивный же вы народ! — усмехнулся этот выходец из ночных кошмаров. — Все в сказки верите про суженых-ряженых, гадаете, счастья ждете…

— Отпусти меня, я должна его найти, он же там остался, в лабиринте! — просипела Людмила и попыталась вырваться.

— Да не брыкайся ты, ведь свалимся оба, идиотка, — грозно зарычало жуткое создание. — Отпущу, когда время придет, а пока что сиди-ка смирно и не трепыхайся.

— Кто ты такой?

— Суженый, блин! — проворчало чудище. — Вместо того чтобы в Рождество за столом сидеть и праздновать, приходится мне спасать таких вот дурочек.

— Отпусти меня немедленно, иначе я закричу, — захрипела Люда и надрывно закашлялась.

— Немедленно не получится: от тебя тогда и мокрого места не останется, высоковато здесь, — хмыкнуло кошмарное создание.

— Мне все равно, пусти, — снова забрыкалась Людмила.

— Прекрати, а то и правда отпущу! — заорало чудище. — Вот ненормальная какая попалась, черт тебя побери!

— Я его видела! Он там, в конце лабиринта! Он звал меня с собой! Мой суженый — высокий, красивый и сильный, он все равно меня найдет. А тебя он обязательно убьет, чтобы меня освободить! — У Людмила закружилась голова, все сильнее, сильнее…

— Я тебя и сам ему из рук в руки передам, очень ты мне нужна, дура такая, — проворчал монстр, и это были последние слова, услышанные Людмилой.

3

— Ну что, подруга, очнулась наконец? Вот и отлично! Как раз вовремя, уже скоро обед, — услышала Люда веселый женский голос и, распахнув глаза, увидела его обладательницу. Над ней склонилась круглая мордашка, густо усыпанная веснушками, радостно улыбавшаяся во все тридцать два зуба. — Привет! — подмигнула она. — Как самочувствие?

— Не знаю пока, — прошептала Людмила, осматриваясь.

Она увидела просторное светлое помещение с большими окнами. Рядом с ее кроватью стояли капельница и тумбочка с каким-то медицинским оборудованием.

— Подскажите, где это я? — спросила Люда.

— В городской больнице номер двенадцать, — ответила молоденькая девушка с веснушками. — Хорошая больница, и доктора здесь замечательные, они быстро тебя на ноги поставят. Тебя всего час назад от кислорода отключили, и медсестра сказала, что все нормально, скоро ты проснешься. Вон, всю ночь и все утро капельницы тебе ставили, организм от токсинов очищали, кислородом легкие вентилировали. Так что не переживай, все будет тип-топ, теперь ты уж точно не помрешь, — без остановки трещала она. — Хорошо, что тебя ко мне подселили, а то скучно одной-то валяться, даже поговорить не с кем.

— Кто вы? — спросила Людмила, сумев наконец вставить хоть одно слово в ее монолог.

— Как кто? Я твоя соседка по палате, меня Дашей зовут, — вновь широко улыбнулась девушка.

— Очень приятно познакомиться, а я Людмила. Вы говорите, что это больница? А что со мной? Почему кислород, капельница? Вы не знаете случайно, как я сюда попала? — спросила Люда.

— Не знаю, по «Скорой», наверное, — пожала Даша плечами. — Тебя сегодня ночью доставили, когда я уже пятый сон досматривала.

— А почему?

— Что почему?

— Ну, с каким диагнозом меня привезли?

— А здесь все с одним и тем же диагнозом, — усмехнулась Даша.

— В каком смысле?

— Да в самом прямом! Это отделение токсикологии, и сюда кладут больных со всевозможными отравлениями.

— Это как?

— Ну, вот я, например, отравилась газом.

— Зачем?! — округлила глаза Люда.

— Что зачем?

— Отравилась зачем?

— Ты подумала, что я сама отравилась? — захохотала Даша. — Ну ты даешь, подруга, до такого извращения я пока еще не докатилась. А если бы вдруг и докатилась, я бы тогда не здесь лежала, а в психушке.

— Почему?

— Потому что все суицидники попадают в дурдом. Врачи считают, что человек, решивший покончить жизнь самоубийством, не может быть здоров, он обязательно, по их мнению, психически ненормален. Вот такие дела. А у меня было отравление незапланированное, так сказать, случайное. Я поставила на плиту картошку, а сама прилегла на диван, телевизор хотела посмотреть и не заметила, как уснула. Вода в кастрюле закипела и залила конфорку. Огонь погас, а газ продолжал идти, и вот результат — я оказалась на больничной койке.

— Какой ужас! — нахмурилась Люда.

— Ужас — это очень мягко сказано, — махнула рукой Даша. — До сих пор поверить не могу, что я жива осталась! Спасибо соседу, он запах газа учуял, а так бы я уже не здесь, а на кладбище лежала и с тобой бы не разговаривала.

— Надо же, повезло вам, что сосед таким бдительным оказался, — пробормотала Люда. — А как же я-то оказалась на больничной койке? — попыталась вспомнить она. — Я очень хорошо помню, что надела красивое платье, накрыла праздничный стол, зажгла свечи… Свечи, свечи, много свечей… А еще — зеркала, тоже много… а в них бесконечный лабиринт. Так красиво может быть только во сне! Что же было дальше? Ой, я вспомнила! — радостно воскликнула девушка. — Моя болонка, Клепа… — Она резко остановилась, что-то припоминая. — Какой странный сон!

— У тебя есть собака? — с улыбкой спросила Даша. — Как же я хотела иметь собаку в детстве, аж до слез! Всех дворняг домой перетаскала, а отчим выбрасывал их обратно на улицу. Так у тебя собака есть? — повторила она.

— Да, есть! Говорят, что у мадам Помпадур была любимая болонка, точно такая же, как моя Клепа, — кисло улыбнулась Люда и вдруг сморщилась от боли. — Голова такая тяжелая, как будто свинцом налита… Мне кажется, что я видела своего суженого, но он ушел, — добавила она, кривясь от головной боли.

— Ты только не волнуйся, тебе нервничать нельзя, я сейчас доктора позову, — засуетилась вокруг девушки Даша. — Вон снова побледнела-то как.

— Ужасно болит голова, — вздохнула Людмила. — Может быть, вы попросите для меня таблетку?

— Я мигом, — сказала Даша и, опрометью выскочив за дверь, понеслась к кабинету врача. Через пять минут она привела его в палату. — Вот это наш доктор, прошу любить и жаловать, — подмигнула она Людмиле. — Сергей Петрович, можно мне спуститься на первый этаж, ко мне пришли? — обратилась она к врачу.

— Нет, нельзя, скоро обед, пусть приходят в часы посещения, — возразил тот.

— В часы посещения мой друг не может, у него работа, — объяснила Даша. — Можно мне на одну минутку к нему спуститься? Я должна его увидеть, это важно.

— Но…

— Я всегда подозревала, что вы очень добрый человек, — лучезарно улыбнулась Даша и пулей выскочила за дверь, не дав врачу опомниться.

Тот с осуждением покачал головой и переключил свое внимание на Людмилу.

— Ну, здравствуйте, уважаемая Людмила Николаевна, — с улыбкой произнес эскулап. — Я ваш лечащий врач, меня зовут Сергей Петрович.

— Добрый день, очень приятно.

— Как наше самочувствие?

— Вроде нормально, — ответила Люда. — Только голова немного болит.

— Я рад, что вы оправились, а головная боль — это ненадолго. Вот скоро придет медсестра, поставит вам еще одну капельницу, и все будет в порядке. Кстати, если уж вы теперь в состоянии говорить, нужно занести кое-какие сведения о вас в вашу карту. Вчера, сами понимаете, такой возможности нам не представилось, — развел руками он.

— Да, пожалуйста! Нет проблем! Я отвечу на все ваши вопросы, — согласилась Людмила. — Кстати, мне бы тоже хотелось вас кое о чем спросить…

— Я весь внимание!

— Мне бы хотелось узнать: с каким диагнозом я сюда попала?

— Отравление угарным газом.

— Газом?! — округлила глаза Людмила. — Каким газом? У меня в квартире нет никакого газа! У меня же электрическая плита…

— При чем здесь ваша плита? — в свою очередь удивился доктор. — Угарный газ образуется вследствие горения любого предмета, как в вашем случае, например. В вашей квартире случился пожар, возникло сильное задымление, и в результате в помещении образовалось скопление угарного газа, которым вы и отравились. Надеюсь, теперь вам все понятно?

— Вы хотите сказать, что моя квартира… сгорела?! — сдавленным голосом прошептала Людмила, с диким ужасом таращась на врача.

— Вот чего не знаю, того не знаю. — Сергей Петрович покачал головой. — До меня дошла лишь поверхностная информация, а подробности, я думаю, вам смогут рассказать ваши родственники или соседи. Мое дело — лечить болезни, а не заниматься расследованием. Прошу прощения, мне пора к другим больным, сейчас я пришлю к вам медсестру. — Эскулап поспешил закруглить разговор и быстро вышел за дверь.

Через пять минут пришла медсестра, поставила Людмиле капельницу, потом принесла обед, до которого девушка даже не дотронулась. Через несколько минут она провалилась в беспокойный сон. Ей снова снился молодой улыбающийся мужчина, который все время куда-то ее звал, а Люда, как они ни старалась, все никак не могла его догнать…

4

— Людочка, девочка моя, как же это могло случиться? — услышала девушка голос своей матери и резко распахнула глаза. Та стояла перед ее кроватью и утирала носовым платочком слезы, обильным потоком лившиеся из ее глаз. — Доченька моя, что же это такое? Да как же это? — всхлипывала она. — Господи, какая ты бледная!

— Мамочка, ты приехала? — улыбнулась ей Людмила. — Привет!

— Здравствуй, родная, здравствуй, моя милая! Мы бы и раньше приехали, если бы знали! Лариса Сергеевна, соседка твоя, только утром позвонила мне на мобильный. А мы с отцом, ты же знаешь, в подмосковном доме отдыха были. Пока собрались, пока доехали, да еще пробки на МКАД — не прорваться. Ты лежи, лежи, — засуетилась мама. — Я тебе фруктов привезла, я соков натуральных нажала, вот яблочный и апельсиновый. Бульон куриный сварила, картофельное пюре сделала, как ты любишь. Какая же ты бледная, девочка моя, а синяки-то, синяки какие под глазами! Как же так могло получиться, доченька? — запричитала женщина.

— Мам, а что с моей квартирой? Ты там была? — обеспокоенно спросила Людмила.

— Да бог с ней, с квартирой, главное, что ты жива осталась, — махнула Вера Ивановна рукой.

— Неужели вся сгорела?! — ахнула Люда.

— Успокойся, цела твоя квартира, только в спальне все стены черные, — нахмурилась женщина. — Там сейчас отец разбирается. Ковер твой пришлось на помойку выбросить, он весь истлел. Мы мастеров вызвали, чтобы они стекла вставили — окно-то разбито. Мы ведь, как вернулись в Москву, сразу сюда, в больницу, поторопились, а нас не пустили, сказали, что только в часы посещений можно будет тебя повидать, с четырех до семи. Вот мы и поехали посмотреть, что там у тебя в квартире делается.

— А Клепа как? Она в порядке?

— А вот Клепа… — Мама замялась.

— Что с ней? — забеспокоилась Люда. — Мам, ты почему замолчала? Что с моей собакой?

— Пропала она, — вздохнула мать. — Нет нигде Клепы.

— Как пропала?! — ахнула Людмила. — А у соседей вы спрашивали? Может быть, ее кто-нибудь из них к себе забрал?

— Да спрашивала я уже, никто ничего не знает, — махнула рукой Вера Ивановна. — Лариса Сергеевна говорит, что она видела Клепу, та возле машин крутилась, когда тебя в больницу забирали. Она все пыталась собачку подозвать к себе, а та ни в какую. Лает и убегает, никак в руки не дается, а потом Клепа как сквозь землю провалилась.

— Господи, только не это, — прошептала Людмила и, решительно вынув иглу от капельницы из своей руки, откинула одеяло и резко вскочила с кровати.

— Люда, что ты делаешь? — вскричала Вера Ивановна. — Немедленно ложись обратно, тебе нельзя вставать!

— Мама, ничего мне не говори, это бесполезно! — отмахнулась дочь, поспешно натягивая больничный халат. — Я сейчас же отсюда ухожу!

— Как уходишь? Куда? — ахнула женщина. — Ты что, с ума сошла?!

— Я еду домой искать Клепу, и этот вопрос не обсуждается! Надеюсь, ты на машине?

— Да, — растерянно ответила мама, испуганно таращась на дочь. — Людочка, ты…

— Отлично, идем! — улыбнулась та и, не дав матери опомниться, схватила ее за руку и потащила из палаты.

Ее не хотели выписывать так скоро, но Люда настояла на своем.

Приехав домой, Людмила с тоской посмотрела на черные стены своей спальни и с ужасом обнаружила, что пропала ее шкатулка с драгоценностями.

— Господи, только не это! — ахнула она. — Там же бриллианты, мне их дарил Николай, я должна их вернуть! Не хочу оставаться ему обязанной ни в чем, мне не нужны его подарки. А может, шкатулку мама убрала? — вслух подумала девушка и ринулась в кухню, где хлопотала Вера Ивановна.

— Мам, ты случайно никуда не переставляла мою шкатулку? — спросила Люда.

— Нет, я у тебя ничего не трогала, — ответила та. — А что случилось?

— Нигде не могу ее найти, — развела девушка руками. — Может быть, ее папа спрятал? Где он, кстати?

— Поехал в магазин за обоями и красками.

Когда Евгений Николаевич приехал из магазина, нагруженный покупками, Людмила бросилась к нему, помогать, и — как бы между прочим — поинтересовалась, где может быть ее шкатулка. Получив ответ, что он ее не трогал, она пришла к выводу, что ее драгоценности украли. Родители настаивали, чтобы она немедленно заявила в милицию, но Люда отмела этот вариант.

— Это все мелочи по сравнению с тем, что пропала Клепа! Я обязательно пойду в милицию, но только после того, как найду ее, — решительно ответила она родителям.

На следующий день Людмила развила настоящую детективную деятельность по розыску своей собаки. Она распечатала на принтере двести объявлений с фотографией Клепы и объехала на своей машине весь район, расклеив их повсюду. Девушка опросила всех соседей, обошла все близлежащие дома, но результата не было практически никакого. Лариса Сергеевна, ее соседка, проживавшая с ней на одной площадке, рассказала Людмиле только о самом происшествии.

— Я праздничный концерт посмотрела в честь Рождества, а потом очень интересный фильм начался, и я так увлеклась, что про сон и забыла совсем, — рассказывала женщина. — Когда пошла реклама, я отправилась в кухню — чайку хотела попить — и вдруг услышала, как твоя Клепа лает. Да не просто погавкивает, а прямо захлебывается лаем! Ой, думаю, что это с ней? Выглядываю на площадку, к твоей двери подхожу, чую — вроде дымом тянет. Начала звонить тебе в дверь, никто не открывает, а собака твоя прямо заходится! Думаю, если бы ты в гости уехала — праздник же, — тогда бы ты обязательно Клепу с собой взяла. Ничего понять не могу! Пошла к себе, звоню по телефону на твой домашний номер — нет ответа! Тогда я набираю номер твоего мобильного — и опять ты не отвечаешь. Вот тут уж я не на шутку встревожилась, думаю — наверняка что-то случилось! Снова к твоей двери подхожу, специально начала принюхиваться — точно, дымом пахнет! Я, конечно же, сразу пожарных вызвала и на всякий случай в службу спасения позвонила. Ничего не могу сказать, и те и другие приехали очень быстро, только вот от пожарных толку никакого не было.

— Почему?

— Ты же видишь, сколько у нас автомобилей во дворе стоит! Пожарной машине вообще не было никакой возможности подъехать к нашему подъезду. Ни повернуться, ни развернуться, безобразие! Хорошо хоть спасатели — ребята сообразительные, один парень через крышу в твою квартиру пробрался. Правда, ему пришлось окно разбить, чтобы туда попасть, но это уже мелочи. Тебя спасло то, что огня практически не было. Свеча упала на пол, на ковер, и он загорелся. Это тоже очень опасно, еще бы немного — и ты бы насмерть отравилась угарным газом, вот так-то! А парню тому, что к тебе пробрался, дверь твою изнутри не удалось открыть, пришлось ему с тобой на руках из окна спускаться.

— Да, у меня замок с секретом, его не каждый сможет отпереть, — согласилась Людмила.

«Правда, ему это не помешало стянуть мои драгоценности», — с сарказмом подумала она.

— Вот и он не смог! — кивнула соседка. — Может, он и сумел бы, конечно, если бы ему времени хватило, но каждая минута была на счету, тебя нужно было спасать. Он-то сам в специальном костюме и в кислородной маске был, а ты-то нет. Ох, как же страшно мне было смотреть, как он спускался — с двенадцатого этажа, да по веревке, да еще с тобой в охапку… брр, до сих пор мороз по коже! Стою внизу, даже дышать боюсь, думаю, вот-вот веревка оборвется, и вы с ним разобьетесь! Слава богу, все обошлось. Когда тебя на лавочку уложили, пока «Скорую помощь» ждали, этот спасатель куртку свою снял и на тебя набросил, чтобы ты не простыла. На тебе платьице было тонюсенькое, а на улице, чай, не май месяц, зима же, да морозец в ту ночь был не слабенький, рождественский. А ты все шепчешь и шепчешь что-то. Парень тот подходит, наклоняется над тобой, послушал, что ты говоришь, и голову к твоему окну поднимает. Глядим, а на подоконнике Клепа твоя сидит! У меня прямо все сжалось внутри, когда я ее увидела, такая маленькая и жалкая она была. А парень как увидел такую картину, бегом к подъезду ринулся. Глядим, через минуту он снова на крыше показался, а еще через пять минут уже в твоем окне скрылся. Клепа почему-то с подоконника в комнату спрыгнула. Замерли мы все внизу, ждем! Мне кажется, я и совсем дышать перестала в тот момент. Смотрим, слава тебе господи, спасатель снова в окне показался, а на руках у него Клепа сидит. На этот раз он не стал спускаться с двенадцатого этажа, полез обратно на крышу, с собакой-то это не так тяжело было сделать, как с тобой. Он ее за пазуху засунул, и все, а потом во двор спустился и мне прямо в руки ее передал. Когда «Скорая» приехала и тебя на носилки уложили, Клепа с моих рук так быстро спрыгнула, что я и опомниться не успела! Я ее звала, звала, только она не пошла ко мне и в руки тоже больше не далась — убежала…

«Значит, это не спасатель украл мою шкатулку, — подумала Людмила. — Не может быть вором человек, рискнувший своей жизнью ради спасения собаки».

— Уже потом, когда тебя увезли, а следом и все остальные уехали, я искала твою собаку, везде искала, кричала, звала ее, только так и не докричалась, она как сквозь землю провалилась, — продолжала рассказывать соседка. — Ты уж прости меня, Людочка, что так получилось, но я правда не виновата!

— Что вы такое говорите, Лариса Сергеевна? — всплеснула Людмила руками. — За что я вас должна простить? За то, что вы мне жизнь спасли?! Это я должна прощения просить за то, что столько хлопот вам доставила!

— Ай, что уж там, — улыбнулась женщина. — На то мы и соседи, чтобы друг другу помогать!

На следующий день к Людмиле приехала подруга Наташа. Она ворвалась в ее квартиру, точно тайфун.

— Привет, погорелица, рассказывай, — прямо с порога выпалила она.

— Привет! Я тоже очень рада тебя видеть, — кисло улыбнулась Люда.

— Не дави на мою совесть, я ужасно перенервничала из-за тебя и до обморока рада, что ты жива и здорова. Немедленно рассказывай!

— И что же ты желаешь от меня услышать?

— Как это что?! Тебе совсем нечего мне рассказать? Почему ты мне не позвонила, когда была в больнице? Почему я должна все узнавать от твоей матери, а не от тебя лично? — засыпала ее вопросами Наташа.

— В больнице у меня не было с собой мобильного телефона, и пробыла я там всего один день.

— Об этом я уже наслышана от Веры Ивановны, — отмахнулась Наталья. — Бедная женщина до сих пор валидол сосет. Почему ты мне не позвонила, вернувшись из больницы домой? Ведь сегодня уже третий день, как ты оттуда сбежала!

— У меня не было времени.

— Скажите на милость, какие мы занятые! Даже пяти минут у тебя не нашлось, чтобы позвонить лучшей подруге? — всплеснула Наташа руками. — Короче, выкладывай, что тут произошло?

— Пожар! — сморщилась Люда.

— Знаю я про пожар! Меня интересует, как это случилось?!

— Какая разница? — вздохнула Людмила. — Как видишь, все обошлось, я жива и здорова, а вот Клепа… пропала!

— Ну, об этой неприятности Вера Ивановна мне тоже рассказала, — кивнула Наташа. — И как ты думаешь, куда твоя собака могла подеваться?

— Если бы я знала, — всхлипнула девушка. — Господи, еще немного, и я сойду с ума! Наташ, ну где она может быть?

— Так, ну-ка, прекрати сопли распускать, разберемся, — остановила подругу Наталья. — Пошли на кухню, сварим кофе, все обсудим… Не дрейфь, подруга, прорвемся, я с тобой!

Когда Людмила со всеми подробностями рассказала Наташе о случившемся, та на минуту призадумалась, а потом выдала свой вердикт:

— Мне все ясно! Клепу забрал тот парень!

— Какой еще парень? Ты о ком говоришь? — не поняла ее Людмила.

— Я о спасателе — это он забрал Клепу!

— Почему ты так решила? — удивилась Люда.

— Элементарно, Ватсон, — хмыкнула девушка. — Твоя Клеопатра — особа воспитанная и за заботу признательная, поэтому она смело отдалась в руки своему спасителю.

— Но как она могла?! Он ведь совершенно посторонний человек! — возмущенно вскричала Людмила. — От Ларисы Сергеевны, которую моя Клепа очень хорошо знает, она, значит, убежала, а с посторонним человеком уехала? Да такого быть не может! Нет, Натали, ты ошибаешься, она не могла так поступить. Клепа очень разборчивая… Без меня она никогда бы не пошла с чужим человеком, это исключено.

— А ты случайно не забыла, что тебя увезла машина «Скорой помощи»? — напомнила ей Наташа. — И твоей болонке ничего не оставалось делать, как… Короче, можешь возражать мне сколько угодно, только я спинным мозгом чувствую, что твою Клепу нужно искать у этого спасателя.

— Сначала требуется найти его самого, а как это сделать, я понятия не имею, — всхлипнула Люда. — А вдруг он ее уже кому-нибудь продал? Или на улицу выгнал? Она же там сразу пропадет. Ее сразу большие собаки разорвут, ведь она такая маленькая!

— С чего это вдруг ты решила, что он может ее продать или выбросить на улицу? — изумилась Наташа. — Что за дурацкие страшилки лезут тебе в голову? Вера Ивановна права, тебя нужно было приковать к больничной койке цепями, чтобы ты долечилась как следует. Не думаю, что человек сперва рискнет своей жизнью, чтобы спасти собаку, а потом выкинет ее на улицу.

— Да, в общем-то, я тоже так не считаю, просто… просто я уже не знаю, что и думать, все мозги себе сломала. Может, он специально это сделал, чтобы на него никто не подумал, что это он… — Люда запнулась, не закончив фразы, и бросила на подругу настороженный взгляд.

— Ты о чем? — не поняла та.

— Короче, я тебе не все рассказала, — призналась Людмила. — Прости, просто у меня никак в голове не укладывается, что человек, подвергший свою жизнь опасности, может оказаться…

— Почему ты замолчала? — осторожно поинтересовалась Наталья. — Или у тебя появились от меня секреты?

— Нет, конечно, просто… я сама не знаю, — пожала Людмила плечами. — Возможно, я ошибаюсь…

— Говори!

— Дело в том, что из спальни пропала моя шкатулка. Ты должна помнить, она все время стояла на трюмо.

— Та, с драгоценностями?! — округлила глаза Наташа.

— Да!

— И брюлики, что тебе дарил Николай, были в ней?

— Да!

— Я в шоке! — ахнула Наташа. — Надеюсь, ты заявила в милицию?

— Нет! — вздохнула Люда. — Никуда я пока что не заявляла.

— И что же ты сидишь, как клуша?

— Я не сижу, а ищу Клепу, и ходить по милициям у меня совершенно нет времени, — огрызнулась Людмила. — Ты прекрасно знаешь, что стоит только переступить порог подобного заведения, и придется провести там полдня. Я не могу себе позволить такой роскоши до тех пор, пока не найду Клепу.

— Я уже не в шоке, я в глубокой коме, — простонала Наталья. — У нее сперли шкатулку, содержимое которой стоит немереных денег, а она…

— Моя Клепа мне дороже всяких бриллиантов, — буркнула Люда. — Тем более тех, которые дарил мне Николай. Я все равно собиралась их вернуть, потому что решила с ним расстаться.

— Молодец, очень верное решение, я давно тебе об этом говорила, — одобрила Наталья. — А вот в том, что касается бриллиантов, здесь я с тобой категорически не согласна. Собирайся, едем!

— Куда?

— Тащить верблюда из пруда, пока он там сидит, а то убежит, — бросила Наташа, подталкивая Людмилу в сторону прихожей. — Поменьше вопросов задавай, лучше пошустрее одевайся. Как говорится, куй железо, пока горячо. У меня сегодня свободный день, этим нужно воспользоваться с максимальной отдачей. Поищем твою Клепу, и я почему-то уверена, что, как только мы ее найдем, тут же обнаружатся и твои бриллианты.

— Значит, ты со мной согласна?

— В чем?

— В том, что мою шкатулку украл спасатель?

— Этого я как раз не говорила. Я сказала, что твоя Клепа, возможно, у него, а что касается шкатулки… Кроме него, у тебя ведь еще и пожарники побывали?

— Ой, точно! — воскликнула Людмила. — Про пожарников-то я совсем забыла! Слава тебе господи, — облегченно вздохнула она. — Мне бы очень не хотелось, чтобы этот спасатель оказался вором. Когда Лариса Сергеевна мне рассказала о том, как он сначала меня вытащил, а потом и за Клепой полез, я уже заочно в него почти влюбилась, и вдруг — эта несчастная шкатулка… Ты меня понимаешь, Наташ?

— Понимаю, понимаю, — кивнула подруга. — Ты как была идеалисткой, так ею, наверное, и останешься. Что ты стоишь? Надевай сапоги и дубленку, время — деньги!

5

— Нам нужно срочно узнать, что за спасатели работали по вызову в ночь с шестого на седьмое января, — решительно сдвинув брови, диктовала свои условия Наталья, пристально глядя на дежурного службы спасения. — Это очень важно!

— В эту ночь было достаточно вызовов, сами понимаете — Рождество, — усмехнулся тот. — Вас какая бригада интересует?

— Откуда нам знать какая? — пожала девушка плечами.

— Ну а по какому адресу они выезжали, это вы хотя бы знаете?

— Естественно! — фыркнула Наташа. — Улица Международная, дом восемь.

— Сейчас посмотрим, — пробормотал дежурный, всматриваясь в монитор компьютера. — По этому адресу с шестого на седьмое января выезжала… вот, нашел — бригада Парамонова.

— И сколько в этой бригаде человек?

— Пятеро, а что?

— Давайте адреса всех пятерых!

— С какой стати я вам должен сообщать такие сведения? — удивился дежурный. — Эта информация строго конфиденциальна, мы ее никому не выдаем, милые дамы!

— Почему?

— Как почему? По инструкции не положено.

— Что значит — не положено? — возмутилась Наталья. — Но нам она очень нужна! Просто необходима! Жизненно важна!

— И дорога как память! — хихикнула Людмила, наблюдая за разъяренной подругой.

— Не положено! — упрямо ответил дежурный. — Простите, но я ничем не могу вам помочь, всего хорошего.

— Ну, ваще-е-е! — пропыхтела Наташа. — Да вы знаете, что один из этих спасателей… Нам немедленно нужно встретиться с этим вашим Парамоновым, и вы не имеете права отказать нам в этом!

— Ничего не получится, бригады Парамонова на данный момент нет в Москве.

— Как это? А где же они? Вы нарочно нас обманываете? Немедленно назовите нам адреса, у нас есть конкретные…

— Натали, постой, не кипятись, — резко остановила подругу Людмила. — Не нужно кричать на молодого человека, он всего лишь исполняет свои непосредственные обязанности. Пойди-ка ты пока на улицу, покури, а я сама попробую с ним договориться.

— Никуда я не пойду, я бросила курить, — заявила Наташа.

— Когда это ты успела? — улыбнулась Люда. — Еще неделю назад ты дымила как паровоз.

— Вчера бросила, как только о пожаре в твоем доме узнала, — дернула плечиком та. — Если, не дай бог, в нашей квартире случится нечто подобное, меня мой Никифоров подвесит за ноги к люстре.

— Ты прекрасно знаешь, что я не курю, у меня пожар начался из-за свечки, я же тебе рассказывала, — засмеялась Люда. — Но ты все равно молодец, я давно тебе говорила, чтобы ты бросала эту вредную и совсем ненужную привычку.

— Вот видите, милые дамы, как верна поговорка — нет худа без добра, — кивнул им дежурный, внимательно слушавший разговор подруг.

— Владимир, нам действительно нужно поговорить с вашими спасателями из группы Парамонова, — сказала Людмила, дружелюбно глядя на дежурного. Его имя она прочла на бейджике, приколотом к его пиджаку. — Или хотя бы с кем-то одним из них, к примеру, с самим Парамоновым. Это и в самом деле очень важно.

— Если что-то случилось, то вы можете написать заявление на имя нашего начальника, — посоветовал дежурный.

— При чем здесь заявление, если я хочу лично поблагодарить человека за свое спасение? Вы можете дать мне хотя бы его телефон?

— Я не имею права давать частным лицам подобную информацию, — в который раз повторил дежурный. — Поймите меня правильно, я на службе и обязан подчиняться инструкции.

— А если вот так? — и Людмила пододвинула к его лежавшей на столе руке стодолларовую купюру.

— Не могу устоять перед просьбой такой очаровательной девушки, — и тот проворно смахнул купюру в ящик стола. Он взял листок бумаги, написал на нем нужные сведения и протянул его Людмиле. — Только хочу вам повторить, что группы Парамонова сейчас нет в Москве, они возвращаются только завтра, — предупредил он.

— Владимир, а вы случайно не знаете, кто побывал в квартире, когда случился пожар? — спросила Люда. — Насколько мне известно из рассказов очевидцев, кто-то один проник туда с крыши дома и спас хозяйку загоревшейся квартиры, а потом и ее собаку.

— Ну, им мог быть любой из группы, но если этаж высокий, то, возможно, это Нечаев Руслан, — ответил молодой человек. — Он у нас профессиональный скалолаз, мастер спорта, поэтому берет такие задачи на себя. Между прочим, когда-то он был победителем международных соревнований!

— Этаж двенадцатый. А почему — когда-то?

— Его лучший друг однажды погиб при восхождении на вершину горы, и Руслан после этого бросил профессиональный спорт, пошел в спасатели.

— Нечаев Руслан, говорите?

— Да, он самый.

— Спасибо вам большое, Владимир, вы нам очень помогли.

— На здоровье, — хохотнул тот. — Обращайтесь еще, если понадобится. До свидания!

— Всего хорошего, — кивнула Люда и пошла к выходу.

— Кругом сплошная коррупция, куда ни взгляни, — проворчала Наталья, присоединяясь к подруге. — Без взятки ничего не сделаешь. Ну, и что дальше? — спросила она у Людмилы.

— Ничего, — пожала та плечами. — Дальше будет завтра, а сегодня отвези-ка ты меня домой.

6

— Куда поедем в первую очередь? — спросила у Людмилы Наташа.

— Я думаю, мы пока обойдемся одним вариантом, — ответила та. — Адресом этого скалолаза, Нечаева Руслана.

— Ты уверена? А может, сначала заглянем к Парамонову? Он как-никак старший группы, должен быть в теме, знать все обо всех своих подчиненных.

— Наташа, просто у меня такое чувство, что нам надо ехать к Нечаеву, — ответила Люда.

— Ну ладно, как скажешь. — Подруга пожала плечами. — К Нечаеву, значит, к Нечаеву.

Примерно через полчаса девушки подъехали к нужному им дому.

— Ну что, пошли? — спросила Наташа у подруги.

— Пошли, — вздохнула Люда и быстро перекрестилась. — Только бы предчувствия меня не обманули и Клепа оказалась здесь!

Подруги вошли в подъезд и поднялись в лифте на восьмой этаж.

— Вот квартира сто тридцать пять, звони, — прошептала Наташа. — Ой, погоди! — резко остановила она Людмилу, когда та уже протянула было руку к звонку. — Смотри, дверь открыта!

— Ну и что?

— Давай войдем.

— Ты что, неудобно же! — воспротивилась Люда.

— Неудобно спать на потолке, одеяло падает, — недовольно огрызнулась Наташа. — Прекрати дрожать и делай, как я, — велела она и, смело толкнув дверь, вошла в прихожую.

Людмиле ничего другого не оставалось, как последовать за ней.

— Наташка, ты ненормальная авантюристка! — прошипела она. — Это же чужая квартира! Хочешь, чтобы нас приняли за преступниц?

— Отстань, — отмахнулась та, продолжая тихонько продвигаться вперед. Девушки услышали какое-то странное завывание, доносившееся из-за приоткрытой двери ванной комнаты, и Наташа осторожно заглянула туда. Люда привстала на цыпочки, чтобы тоже увидеть, что там такое, и невольно прыснула со смеху. Их взорам открылась весьма экзотическая картина. На полу, протянувшись почти до самых дверей, просматривались какие-то голые волосатые ноги. Виднелась и последующая часть тела, расположенная выше, тоже почти голая, не считая плавок. Затем — половина груди весьма внушительных размеров. Голова и плечи неизвестного скрылись в недрах тумбочки, расположенной под раковиной. Девушки догадались, что эти завывания, которые они услышали, издавал обладатель сей головы. Было похоже на то, что делал он это с большим вдохновением, явно уверенный, что он исполняет один из знаменитых в прошлом шлягеров из репертуара господина Киркорова.

— Зайка моя, я твой зайчик! Ручка моя, я твой пальчик! Банька моя, я твой тазик! За-айка моя-а-а!..

— Во дает, — хихикнула Наталья. — Ты только посмотри на эти формы, — подмигнула она Людмиле. — Умереть и не подняться! Аполлон во плоти, да и только!

— Вить, это ты? — спросил этот некто из-под раковины. — Ты принес прокладки? Черт, у меня, кажется, рука в трубе застряла!

— Прокладки?! — округлила глаза Наталья. — Они что, оба извращенцы с этим Виктором?

Людмила схватила подругу за рукав и потащила ее обратно в прихожую, едва удерживаясь от смеха. — Идиотка, он наверняка про сантехнические прокладки говорит! — зашептала она. — Слушай, может, выйдем пока из квартиры, подождем в подъезде?

— С какой стати? — фыркнула Наталья.

— Ты же слышала, он разговаривал с каким-то Виктором, значит, тот должен сюда прийти с минуты на минуту.

— Ну и что?

— Как мы объясним ему, что мы здесь делаем?

— Так и объясним: дверь, мол, была открыта, и мы…

— Ой, это же бантик моей Клепы! — вдруг вскричала Люда, подбегая к тумбочке в прихожей. — А где же она сама?! Что он с ней сделал?!

Девушка ринулась обратно к ванной комнате, пылая праведным гневом.

— Где моя собака?! — что было сил рявкнула она.

— Кто здесь?! — испуганно спросили из-под раковины.

— Я спрашиваю, куда делась моя собака? — закричала Людмила.

— И бриллианты тоже… где? — это вступила Наталья.

— О, у тебя, оказывается, гости, — хохотнул какой-то пузатый мужик, внезапно показавшийся в дверях. — Какие симпатичные! Посторонитесь-ка, девоньки, дайте мне к раковине подойти. Руслан, вот, возьми прокладку, загони ее в паз в раструбе — и можешь вылезать, дальше я сам все сделаю.

— Я не могу вылезти, у меня рука застряла! — провыл тот. — Витя, сделай что-нибудь!

— Ох ты господи, только этого не хватало, — крякнул дядечка. — Погоди, я растительное масло принесу, должно помочь. Ты только не дергай рукой-то, а то еще дальше ее загонишь, тогда уж точно без резака не обойтись.

— Вы мне скажете наконец, где моя собака, или мне тут так и стоять и любоваться на ваши… на ваши голые телеса? — закричала Людмила. — Немедленно признавайтесь, что вы с ней сделали, иначе я немедленно звоню в милицию!

— Вот именно, — поддакнула подруге Наталья.

— Да все в порядке с вашей болонкой, — глухо проворчал Руслан. — Тоже мне, нашла время! Я тут застрял, а она мне про собаку толкует. Я еще той ночью понял, что ты ненормальная. Любит, не любит! К сердцу прижмет, к черту пошлет. Ворожея, блин!

— Сам ненормальный! — взвилась Людмила. — Сию минуту говори, где Клепа?!

— Не ори на меня, женщина! Я тебе не муж, и ты не у себя дома, — не уступил хозяин квартиры. — У моей мамы твоя собака.

— Почему? Как она туда попала?

— Так и попала, я сам ее матери отвез.

— Зачем?

— Затем, что нас срочно перебрасывали на аварийный объект. На целых три дня, учти! — прорычал из-под раковины молодой человек. — Или я должен был оставить вашу болонку здесь, за хозяйку, так сказать?

— Вам всего лишь не нужно было ее забирать в ту ночь из нашего дома, вот и все, — огрызнулась в ответ Люда. — Оставили бы ее у моих соседей, не тащили бы к себе. Кстати, а зачем вы это сделали? — запоздало поинтересовалась она.

— А это вы у нее самой и спросите, — буркнул Руслан. — Меня ребята из-за вашей Клепы просто засмеяли! Никто даже не заметил, как она в нашу машину шмыгнула и под сиденьем спряталась. Обнаружилась она, уже когда мы на базу вернулись. Так потом до самого конца смены она за мной хвостом и ходила. Хотел я ее вашим соседям отвезти, да ведь только пять утра было, неудобно стало их беспокоить. Решил я днем это сделать, а в десять утра — звонок, срочный сбор! Крупная авария на одном предприятии в Подмосковье случилась, нас всех на вертолет — и туда. Мне ничего другого не оставалось делать, как забежать к своей матери и попросить ее, чтобы она присмотрела пока за собакой.

— А где бриллианты? — с сарказмом поинтересовалась Наталья. — Надеюсь, не в ломбарде?

— Кто это там с вами?

— Моя подруга.

— Если вы говорите о шкатулке, уважаемая подруга, то ее я сдал милиционеру, в собственные руки. Прямо там, у подъезда дома, где случился пожар, и сдал, — ехидно ответил Руслан. — У меня и копия протокола передачи есть, с тремя подписями свидетелей, между прочим! Еще вопросы есть?

— Зачем вы ее забрали из квартиры? — спросила Люда, бросив на Наталью укоризненный взгляд.

— Ваша Клепа на этом настояла, — усмехнулся Руслан. — Чуть штанину мне не оторвала! Я открыл шкатулку, посмотрел, что там лежит, и сразу понял, что ее нужно забрать и сдать органам, чтобы потом не возникло никаких неприятностей. У нас уже бывали такие случаи, что дело чуть ли не до суда доходило. Хозяева заявляли, что у них пропали ценные вещи и что взять их могли либо пожарные, либо спасатели. Короче, много всякого дерьма на наши головы иной раз выливают вместо благодарности. Вот так и живем!

— А когда вы сможете отвести меня к своей матери? — уже мягче спросила Людмила. — Мне хотелось бы побыстрее забрать свою собаку.

— Я могу ее адрес дать, идите и забирайте.

— Нет, лучше я вас подожду, — улыбнулась девушка. — Должна же я увидеть своего спасителя и лично поблагодарить его?

— Тогда ждите, пока я не освобожусь из вынужденного плена, — хохотнул Руслан. — Где же там Виктор застрял? Только за смертью его и посылать, — проворчал он.

— Да здесь я уже, здесь, — усмехнулся тот, подходя к двери. — Вот, возьми масло и постарайся залить его прямо в трубу.

— Ну я и влип, черт побери! Девушки, вы можете пока в кухню пройти, кофе сварить, нечего вам тут делать и любоваться моими волосатыми ногами. — Руслан произнес это таким тоном, что ослушаться его у подружек не возникло желания.

— Пошли, — прошептала Людмила Наташе. — А то действительно неудобно, он же практически не одет.

— А мне нравится, — хихикнула та, но за подругой все же пошла, поминутно оглядываясь и выразительно закатывая глаза.

Через несколько минут в кухню вышел молодой мужчина в банном халате, вытирая влажные волосы.

— Прошу прощения, что заставил себя ждать, но не ополоснуться после того, как я валялся на полу, я не мог, — весело проговорил он и, встряхнув полотенцем, лучезарно улыбнулся.

— Это ты?! — ахнула Людмила. — То есть вы?! То есть… Я хотела сказать… Этого не может быть! — лепетала она, вытаращив глаза до неимоверных размеров. — Это вы? — повторила девушка.

— Ну, вообще-то да, это я, — несколько удивился он. — А вы ожидали увидеть кого-нибудь другого?

— Наташ, ты не поверишь, но это он! — прошептала Люда.

— Кто? — спросила та, с тревогой глядя на подругу. — Люда, с тобой все в порядке?

— Извините, я на минуту, — сказал Руслан. — Только надену брюки и причешусь.

— Что с тобой? — вновь спросила Наталья. — На тебе лица нет!

— Наташа, неужели ты не поняла, что я тебе сказала? — простонала та. — Это он!

— Кто он-то, ты можешь мне внятно объяснить? — прошипела девушка.

— Это тот самый мужчина, из зеркала!

— Иди ты?! — округлила глаза Наташа. — Да нет, это невозможно. Так не бывает, — хохотнула она. — Это всего лишь бред, игра воображения.

— Еще скажи, больного воображения, — огрызнулась Людмила. — Не нужно делать из меня идиотку, это он, я уверена на сто процентов.

— За чью жизнь переживаете, подружки? — спросил Руслан, входя в кухню. Он заметил, как резко примолкли девушки.

— Да вот обсуждаем, кто из нас прав, — усмехнулась Наталья, бросив лукавый взгляд на подругу. — Люда утверждает, что в ночь под Рождество она увидела в зеркале своего суженого.

— Да ну? — засмеялся Руслан. — И кого же ты там увидела? — обратился он к Людмиле.

Та стояла бледная, как полотно, уперев глаза в пол.

— Так тебя-то она и увидела, — очень легко сообщила Наталья. — Руслан и Людмила, прямо как в сказке, — томно вздохнула она.

— Меня?! — удивленно переспросил Руслан и, переведя взгляд на притихшую Людмилу, простонал: — Ну уж нет, только не это! Ты… вы, конечно, девушка очень красивая, как раз в моем вкусе, но жениться на сумасбродке, которая верит во всякую… да никогда в жизни!..

Спустя полгода в банкетном зале великолепного ресторана сто человек гостей весело желали молодоженам, Руслану и Людмиле, долгих лет жизни в любви и радости. Побольше деток, и дом — полную чашу. Каждые десять минут они кричали: «Горько», — не давая молодоженам возможности доесть то, что давно лежало у них на тарелках, зато…

Зато маленькая болонка Клепа, сидевшая под столом, отличным образом выполнила эту миссию за своих хозяев. Она с большим аппетитом уминала осетрину горячего копчения, громко причмокивая и щуря от наслаждения глазки.

Кто сказал, что чудес не бывает? Только тот, кто не верит в них!!!


Содержание:
 0  вы читаете: Свет мой, зеркальце, скажи… : Ирина Хрусталева  1  1 : Ирина Хрусталева
 2  2 : Ирина Хрусталева  3  3 : Ирина Хрусталева
 4  4 : Ирина Хрусталева  5  5 : Ирина Хрусталева
 6  6 : Ирина Хрусталева    



 




sitemap