Детективы и Триллеры : Детективы: прочее : Отравленный отпуск : Аркадий Карасик

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Аркадий Карасик

ОТРАВЛЕННЫЙ ОТПУСК

п о в е с т ь

1

Избитая до синяков фраза "сыщик тоже человек" наполнилась для меня свежим содержанием. Мне пообещали не только предоставить отпуск,но и организовать путевку в санаторий. Подобной заботы со стороны любимого начальства я не ощущал даже во времена развитого социализма с человеческим лицом.

Выбросить из головы всяческие расследования,версии,слежки,с головой окунуться в блаженное ничегонеделание,побалдеть на ванных процедурах, заказывать в столовой понравившиеся блюда,потанцевать с податливыми курортными дамочками...

Господи,неужели все это сбудется!

Сомнительно. В самый последний момент выплывет очередное убийство, разобраться в котором сможет только один человек - сыщик Раков. И никто другой! Начальник,стеснительно глядя в сторону,пробурчит: "Придется тебе малость задержаться. Сам понимаешь - ситуация. Посадишь убийцу - ради Бога,получишь и отпуск и путевку."

Возможность подобного монолога висела надо мной камнем, готовым в любую минуту сораваться с руководящих высот на многострадальную голову рядового сотрудника уголовного розыска.

Дни шли за днями. Приближалось время оформления отпускных документов. Соответственно,я успокаивался. Количество преступлений в Козырьковском районе не уменьшалось,но начальство меня не тревожило. Вообще-то,ситуация легко об"яснимая. В нашем угрозыске - полный комплект сыщиков,стоит ли нацеливаться на трудягу-Ракова.

Добрая судьба,смилостивься нвд несчастным офицером милиции,сделай так, чтобы о нем прочно забыли!

Вообще-то, полагаться только на одну судьбу - опасно,она - баба вредная, способная на любую пакость.

Тем более,что в Козырьковском районе,при полной заполнености штата, сыщиков явно не хватает. Грабежи,убийства,изнасилования,рэкет - все это напоминает взбесившееся море,когда пенистые волны с грохотом обрушиваются на хлипкую преграду, именуемую уголовным розыском.

И не только обрушиваются - исподволь подтачивают основание,проникают внутрь. Только за последние полгода осудили трех продажных сотрудников, двух выгнали.

Спрашивается,что перед подобным беспределом отпуск какого-то Славки Ракова? Кто станет считаться с его усталостью и издерганной нервной системой? Кого это интересует в нынешнее лихолетье?

И все же хочется верить не в злющую судьбу-злодейку,а в добрую волшебницу,жалостливую и отзывчивую.

Авось,повезет!

Осторожные мечты до отказа заполнили душу будущего отпускника,как мед заполняет пчелиные соты. До такой степени, что я ни о чем больше думать не мог. На службе,дома,во время вечерних прогулок в постели с женой,даже, простите,на унитазе,короче говоря,везде меня донимала единственная тема: отпуск и санаторий.

Дошло до того,что однажды,на вопрос начальника,куда я собираюсь поехать для "знакомства" с очередным подозреваемым в грабеже придурком, брякнул: в Пятигорск. Глаза шефа превратились в две пятирублевые монеты.

Так вот эта отпускная тема привязалась ко мне и за столом у приятеля, местного бизнесмена,сосущего последние соки из населения района и области. Посредством множества забегаловок,кафе,ресторанчиков рвзного калибра и вместимости.

Праздновали юбилей хозяина,на который я удостоился персонального приглашения. Уж и не знаю за какие заслуги. Именно здесь я и произнес торжественный тост-монолог, встреченный присутствующими если не аплодисментами и возгласами "браво!",то - улыбками и одобрительнным позвякиванием вилок и ножей. Хотя для собравшейся у Крымова элиты отпуск нищего офицера милиции сродни повышению температуры воздуха на четверть градуса.

- Отбуду ещё недельку,пообщаюсь с разномастными бандитами, и - адью, треклятое Козырьково! - высоко поднял я рюмку с самогоном,именуемым почему-то коньяком "наполеон". - Как говаривали великие мыслители прошлого,отряхну прах,черт бы его побрал,древнего городишки со своих кроссовок.

Подобный,с позволения сказать,тост слабо вязался с причиной застолья сорокапятилетием хозяина. Более подходили другие - с пожеланиями долголетия,здоровья, любви и успехов в дальнейшем выкачивании денежек у навиных людишек.

Но,как принято выражаться в деловых кругах,чем богаты, тем и рады. А уж по части приложения накопленных богатств сидящие за столом - великие умельцы.

Близкими друзьями с Крымовым мы никогда не были. Здравствуй-досвиданья, как живешь-можешь,почему не заглядываешь все общение. Поэтому я не испытывал к юбиляру пылких чувств. Если раньше в далекие юношеские годы они были,то время и далеко не дружеские поступки теперешнего бизнесмена охладили их...

Жена осуждающе ущипнула болтливого супруга. Я слабо улыбнулся, продемонстрировав этой улыбкой приверженность к демократии и разнообразным свободам. Не отвечать же Светке аналогичным образом!

Супруга юбиляра,она же бывшая моя любовница,ехидно повела обнаженным плечиком. Словно отругала меня за "немужское" поведение.

Короче,реакция собравшихся не дышала одобрением. Скорей - наоборот. Только хозяин усиленно подмигивал,будто его одолел нервный тик.

- И куда же ты нацелился - в отпуск? Надеюсь,не по месту прописки?

- Боже сохрани! - искренне ужаснулся я,представив себе отдых в Козырьково. - Ни за что!

- А зря! Нынче только в центре России и можно побалдеть. На Кавказ не сунешься - война,бандиты. Крым отрубили - чужое государство,к тому же и там черт его знает,что делается. О Средней Азии и говорить нечего - бурлящий котел. Вот и остается Московская губерния...

Венька Крымов всегда отличался избытком здравого смысда и осторожности. В солнечную погоду таскает в дипломате зонт,без телохранителя даже в туалет не ходит. Без этих непременных для рыночных деятелей качеств он не смог бы накопить огромный капитал и манипулировать им с ловкостью циркового фокусника.

По внешности никогда не определишь,что имеешь дело с крупным предпринимателем. Лицо будто очерченно циркулем. Чтобы не испортить эту окружность,уши прижаты к голове. Мешим диаметром обозначены круглые глаза, ещё меньшим - пухлые губки, выпяченные для "братского поцелуя". Животик представлен этакой полусферой. Ножки - короткие,толстые,с трудом удерживают навалившийся на них живот. Ручки - две сардельки...

Короче,тигр,замаскированный под невинного ягненка.

Что нашла в этой сдобной булочке с вонючей начинкой Ленка? Не говоря даже о содержании,в котором,про моему, перемешаны отбросы, так называемого, народного капитализма с мочой новорожденного российского предпринимательства. И эта вонючая смесь густо сдобрена вечной тягой к прибылям.

Впрочем,тяга к богатству свойствена всем людям. Другое дело - далеко не всем удается реализовать эту тягу в реальность. Как мне,к примеру...

За столом набирало силы буйное веселье. На меня никто не обращает внимания. Ради Бога,я не в претензии, никаких обид! Даже по отношению к жене,которая завела оживленную беседу с толстомордым усачем,сидящим по правую руку. Ободренный явным вниманием дамы, усач, наверняка, ощупывает её коленки... Пусть старается бедолага,я по характеру не ревнив и не стану бить морду будущему "родственнику" по женской линии...

Так чем же привлек Ленку Крымов?

Настоящий мужчина обязан быть мускулистым,подтянутым,жилистым. Ибо он - добытчик,работяга. На подобие сыщика Ракова. Поменяла рыночная девица ястреба на кукушку.

- И все же я поеду в Пятигорск! - рубил я с плеча,вызывающе глядя в совиные глаза Крымова. - Не испугают меня чечено-арабские боевики. И не таких довелось видеть! В том числе,в родном Козырьково... Да и зачем им брать в заложники зачуханного сыскаря? Что им мало политиков и бизнесменов?

- А как же быть с мирными жителями в Первомайском? - ехидно подбросил тему для размышления осторожный до тошноты Крымов. - Их "стоимость" по сравнению с упомянутым тобой "сыскарем" намного ниже. И взяли же,не погнушались!

- То ли будет,то ли нет,то ли дождик,то ли снег, - вызывающе пропел будущий отпускник. - Зато - целебная водичка,южная растительность, курортные...

Опасное словечко "дамочки" во время проглочено. Ибо бдительная супруга оторвалась от задушевного разговора с усачем и насторожилась. В качестве профилактики болезненно ущипнула меня за ногу.

- А почему именно - в Пятигорск? - подозрительно спросила она. - Есть ещё - Сочи,Кисловодск,Гагры...

- Да,да, - подхватил Венька, - лучше - в Сочи!

И здесь тоже пытаются навязать свое мнение! Мало мне занудливого начальства! Матушка,царство ей небесное,не раз твердила: самолюбием Боженька тебя не обделил,положил с походом...

- Только в Пятигорск!

- Почему? - настаивала Светлана,окончательно отвернувшись от обескураженного усача. - Я имею право знать все о муже... Говори!

Пришлось открыться.

- Никакого криминала. Просто в пятигорском угрозыске служит Витюня Ваютин. Вместе юрфак заканчивапли,долго работали нос в нос... Вот и повидаемся. Да и отдыхать будет веселей.

- Рассказывай сказки! - не отступала Светлана. - Пользуещься тем,что жене зарубили отпуск? Знай,все твои санаторные шашни выведаю!

Не сомневаюсь - выведает! Во всех тонкостях,с максимальными подробностями. Светке следовало стать следователем,а не заурядным чиновником мэрии. Но я не стал возражать - покорно склонил ещё ни в чем не повинную голову.

- Разговор явно не юбилейный, - внешне доброжелательно промяукала Крымова,но я уловил в этой короткой фразе нотку недовольства. - Давайте лучше ещё раз выпьем за здоровье Веньки,за его успехи в бизнесе.

Тост поддержали. Выпили и набросились на обильную закуску. Благо,стол буквально топорщится многочисленными деликатесами и разнокалиберными бутылками. Ешь,пей сколько примет душа,заполняй организм витаминами и вредным алкоголем.

Тост следовал за тостом,будто альпинисты в связке. В строгом соответствии с об"емом выпитого повышалось настроение. Глаза заблестели,на свет Божий извлечены из тайников памяти опасные анекдоты.

Женщины,отмахиваясь от откровенных сравнений,перешли на излюбленную тему слабого пола - моды,наряды,драгоценности. Мужчины переключились с анекдотов на бизнес.

А о чем ещё прикажете говорить в подпитии? Не о политике же,которая всю плешь переела,в зубах завязла? Не поминать же недобрым словом криминальную обстановку в стране? При одном воспоминании об этом голова раскалывается на части.

К тому же за праздничным столом Раков - единственнный представитель правоохранительных органов,с которым можно обсудить недавнее убийство владельца местной прачечной или ограбление принадлежащей Крымову химчистки.

Но я в первую же минуту застолья заявил: сегодня в криминальные игры не играю...

К полуночи Крымова развезло. Он начисто отказался от вин и коньяков, отодвинул любимую водку,чокался бокалом,заполненным кока-колой... Нет, Венька не качался - сидел прямо,выпятив сферический животик, или расхаживал по гостиной. Только глаза вытаращились да обвисли мокрые губы.

- А что,Леночка,составим компанию отпускнику? - неожиданнш запылал он новой идеей. - Нам с тобой тоже не мешает отдохнуть да болячки заштопать.

- Схватят тебя басаевцы - новые наживешь. Неизлечимые.

- Правильно сказал Славка: то ли будет,то ли нет,то ли дождик,то ли снег, - подражая мне,тонким голоском пропел Венька, обоими руками ухватившись за спинку стула. - В случае чего сыскарь прикроет... Погляди какие у него плечища! Любой боевик свалится в обморок и запросит пардону... Как тебе,женушка, блестящая идея?

Крымова поморщилась. Кажется, мужняя инициатива её не вдохновила. Отделалась ничего не говорящим: потом поговорим...

Действительно,разговор - ни о чем. Некая мягкая прокладка между тостами,легкая приправа к пресным закускам. Поэтому я пропустил супружеский разговор мимо ушей. Завтра проснутся и даже не вспомнят очередную фантазию Веньки.

В шесть утра меня разбудил резкий звонок. Погрешил на чертов будильник и с досадой затолкал его под подушку. Звон не прекратился.

Телефон!

Неужели судьба-злодейка сейчас выплюнет в меня страшную весть об аннулировании долгожданного отпуска?... Прости,Слава,ситуация изменилась... Расследуешь ещё одно преступленьице и двигай в свой Пятигорск...

Но звонил не начальник и не его зам.

- Разбудил? - прохрипела трубка голосом Крымова. - Пора,сыскарь,на службу,ловить убийц и грабителей...

- Собираюсь, - проинформировал я,мысленно посылая в адрес бизнесмена. самую вычурную матерщину - А ты уже грабишь больных и пенсионеров?

В трубке - зловещее молчание. Обвинения в грабежах Крымов всегда воспринимает болезненно,выводя их за рамки дружеских подначек.

Наконец,проглотил горькую пилюлю.

- Мы с Леночкой обсудили твое предложение, - Крымов щедро "подарил" мне свою идею. - И решили согласиться...

Я состроил такую гримасу,что при виде её Венька ликовал бы по меньшей мере целые сутки.

С одной стороны,отдыхать одному малоприятно,значительно лучше - в компании. С другой - иметь в санатории соглядатаев и контролеров превратить отдых в самый настоящий ад. Но переупрямить Веньку все равно не удастся. Упрется рогами - бульдозером не сдвинешь.

- Хорошо подумали? - решил попробовать я на всякий случай. - В наше время ехать на Кавказ - что совать глупую башку в растопленную печь...

От негодования бизнесмен стал заикться.

- Вчера - одно,сегодня - другое. Когда ты говоришь правду,а когда брешешь?

- Во первых,брешет дворовый пес,на которого ты сейчас походишь, огрызнулся я. - Во вторых,сейчас можешь мне поверить. В третьих,пошли бы вы с Ленкой... куда нибудь поподальше!

По опыту длительного общения с Крымовым уверен - получив подобный отпор,тот немедленно включит заднюю скорость. Соответственно,я научился применять этот способ. И на этот раз он не дал осечки.

- Ну,что ты за обидчивый человек? Все воспринимаешь в перевернутом виде... Я ведь только хотел сказать: мы с женой твердо решили ехать вместе с тобой.

- Раз твердо решили - принято, - смилостивился я. - Собирайте вещички, покупайте путевки. Я этот этап уже прошел... Выезд - в понедельник, встретимся прямо на вокзале. Билеты беру на себя...

Говорю твердо,уверенно,а коленки подрагивают. И будут они так дрожать до тех пор,пока поезд не минует пределов Московской области.

Конечно,начальство может достать меня и в Пятигорске,но это связано с известными трудностями,а трудностей,как известно,начадьники не любят.

Процедура оформления отпуска до предела примитивна. Передал коллегам незаконченные дела,сдал пистолет,получил отпускные...

2

Поезд прижался к перрону,будто гусеница к стволу дерева. Я приехал заранее - терпеть не могу опаздывать и торопиться. Пассажиров ещё маловато,плетутся лениво одиночками и группками.

Крымовых подождал на перроне, в тени. Вместе вошли в вагон.

Купе - прообраз коммунальной квартиры на четыре жильца,где спальные места - отдельные комнатушки,а пространство между ними и столик - места общего пользования.

Из четырех "комнат" три принадлежат одной "семье": мне и Крымову с женой. Естественно,им я по праву "старшего" предоставил нижние полки,свой чемоданчик забросил на верхнюю. Вторая верхняя пока свободна.

Интересно,кто получил на неё ордер-билет? Не дай Бог женщина! Тогда по закону джентльменства толстому Крымову волей,неволей придется переквалифицироваться в скалолаза. Признаться,вид отфыркивающего приятеля, пытающегося взять приступом верхнюю полку,вызовет лично у меня приступ невероятного веселья.

Меня верхняя полка более чем устраивает - полная гарантия свободы и независимости - никто не усядется на постель, никто не взгромоздит на неё свой грязный чемодан.

Ленка мыслит по своему,чисто женскими категориями.

- Принесет нелегкая какого-нибудь пропойцу,станет он круглосуточно выдыхать аромат пойла - намучаемся...Б-р-р!... Учтите,мужики,произойдет такое - сбегу. Поедете в санаторий теплой мужской компашкой....

Отлично знаю - женщина не блефует, действительно, сбежит,бросив на произвол судьбы и мужа и бывшего любовника. Несмотря на сверхнаивные голубые глазенкм м хрупкость,она волевая и решительная особа.

- Куда ты от мужа денешься? - добродушно захрюкал Крымов. - Твой паспорт - у меня,денег в твоей сумочке - кот наплакал. Придется терпеть возможного пропойцу...Впрочем,с нами блюститель общественного порядка мигом привлечет хулигана к ответственности...

Не знаю,где и как научился Крымов ворочать миллионами, но вот умение острить колючки он явно перенял у меня, и не только перенял,но и усовершенствовал.

- Привлеку, - внешне спокойно согласился я. - наведу революционный порядок. Можете не сомневаться. Свяжу алкаша и переселю к проводнице. Ее в наше купе...

- Не мечтай - не получится, - мигом встрепенулась Крымова. - Здесь я единственная и неповторимая, других женщин в купе не будет. Исключая, конечно,возможную пассажирку...

- Я не в том смысле...

- Знакомы мне мужские фокусы... Не получится и - все тут!

Спорить со слабым полом вообще бесполезно,вдвойне бесполезней - с Ленкой. Шутки она принимает только в двух вариантах: когда шутит сама или подшучивают пожилые люди,которых не осадить.

В купе - вынужденное молчание.

До отправления поезда - десять минут.

Мною овладело привычное волнение человека,уезжающего в неизвестность. Если даже она имеет вполне определенный адрес: Пятигорский санаторий. Вдобавок угнетали недобрые предчувствия,типа посыльного из родного учреждения с приказом ссадить сыщика и доставить под "конвоем" к месту службы. Для расследования неожиданного преступления...

Стрелки часов замерли. Сдвинется минутная на полделения и застынет, будто сил набирает для следующего шажка.

- Кажется,нам предстоит приятная возможность ехать в гордом одиночестве, - с надеждой провозгласил Крымов. - В преферанс придется играть втроем... Как,Леночка,осилишь?

Не обращая внимание на резвящегося мужа,Крымова достала косметичку и принялась подрисовываться перед зеркалом, вделанном в дверь.

Неожиданно она поехала в сторону.

В дверном проеме,лицом к лицу с Леной - узкоплечий блондин. Умные глвза прищурены,из них так и изливается насмешливая улыбочка. Под небольшим, хорошей лепки, носом - щеточка светлых усиков. На бежевую безрукавку небрежно наброшен светлокоричневый летний пиджак. В руке - нечто среднее между чемоданом и дипломатом.

Крымова посторонилась,пропуская в купе последнего жильца.

- Простите за вторжение, - слегка наклонив причесанную на пробор голову,извинился пассажир. Обращался он к даме,явно игнорируя двух мужчин. - Надеюсь,я не ушиб вас?

Вопрос правомерен,учитывая,что между женщиной и новым пассажиром расстояние едва превышает несколько сантиметров

- Нет, - улыбнулась Лена, - не ушибли...

Впечатление

Крымова давно знакома с блондином. Мало того,заранее знала об его появлении и готовилась к встрече. Иначе зачем вертеться перед зеркалом,подправляя на лице тона и полутона? Ради нас с Венькой? Даже думать о таком глупо. Женщины - далеко не дуры,они поумней многих представителей сильного пола,ради покорения давно застолбленных мужиков подкрашиваться не станут...

Лена спрятала косметичку, освобождая новому "жильцу" поле деятельности, села на полку рядом с мужем.

А меня грызли сомнения.

Впрочем,сышик - он и есть сыщик. Постоянные общения с преступниками, допросы обвиняемых и свидетелей, столкновения с убийцами, фармазонами, сутенерами,проститутками,рэкетирами и прочими отбросами - все это не может не отражаться на образе мышления несчастного,по сути,человека.

Любая профессия имеет присущие ей болезни. Как принято выражаться, профессиональные. У сыщиков - излишняя подозрительность,в"евшаяся в плоть и в кровь манера "выстраивать версии",сталкивая в сознании между собой обычные поступки окружающих людей.

И это неизбежно.

Почему бы не расшифровать поведение Ленки в житейском плане? Есть ли на свете женщины,которые не заботятся о своей внешности? Так нет же нагромождаю друг на друга "догадки",предположения,подвожу этакую базу для постройки очередной версии. Которая развалится с такой же легкостью с какой возведена...

Пока я мыслкнно философствовал, блондин молча осваивал отведенную ему проездным билетом "жилплощадь". Забросил на багажную полку свой багаж, вытащил и развернул тощий железнлдорожный матрац. Предварительно испросив разрешение дамы,снял и распялил на вешалке пиджак.

Посчитал первый этап вживания в новый быт завершенным и вышел в коридор. Благо,он пуст,поскольку все пассажиры осваивали свои купе.

Понимающий мужик,сознает,что он "четвертый лишний" и может мешать уже сформировавшейся компании, вот и предоставил нам возможность устроиться по человечески. Не навязывает знакомства с представлениями и зряшными разговорами...

3

А у меня - новая фаза профессиональной болезни. Откуда я знаю этого пижона? На каких-таких дорожных развилках сталкивала нас жизнь?

То,что где-то столкновение было - никаких сомнений. Знаком голос несколько резковатый баритон,вызывают смутные ассоциации некоторые жесты и манеры.

Сознание торопливо перелистывает "страницы" прожитой жизни. Конечно, сыщицкой,все,что находится за её пределами, анализу не подлежит,ибо не представляет в данном случае ни малейшего интереса.

Но сколько я не копался в тайниках памяти,припоминая образы коллег по професии и мордоворотов,окольцованных наручниками,ничего путного так и не добился. Узкоплечий блондин попрежнему остался загадкой...

Наконец,поезд медленно двинулся с места. В окне поплыл перрон с немногочисленными провожающими.

Показалось мне или не показалось,но прощальный взмах руки толстяка в белом полотняном костюме и воздушный поцелуй его молоденькой спутницы явно предназначались блондину. Правда,с таким же успехом они могли относиться и к полной даме,выглядывающе из соседнего окна. Тем более,что блондин никак не отреагировал на приветствие,ответно не помахал рукой,даже не улыбнулся. Прошелся по перрону равнодушным взглядом и зевнул.

И все же подсмотренная картинка отложилась в моей натренированной памяти.

- Разрешите? - вежливо осведомился новый пассажир, входя в купе и кивая на полку Крымова.

- Пожалуйста, - с неменьшей вежливостью ответил тот. Присаживайтесь....

Лена равнодушно смотрела в окно. Словно происходящее в купе её нисколько не интересовало. По моему мнению подобное равнодушие намного подозрительней самой бурной заинтересованности.

- Кажется,в подобных случаях принято знакомиться, - скупо улыбнулся пассажир. - Разрешите представиться первым... Впрочем,ничего интересного сообщить не могу... Степан Степанович Ларин. Специальность - заурядный банковский клерк. Нечто вроде бухгалтера или счетовода...

- В командировку или - попутешествовать?

- В наше время путешестваия - слишком дорогое удовольствие... Еду в Пятигорск лечить болящий желудок. Заодно подремонтировать моторчик...

Он пренебрежительно постучал по левой стороне груди. Необычно постучал - ребром ладони, напряженно выпрямив расправленные пальцы... Где же я видел такой жест?... И такие же пальцы - холеные,наманикюренные,не знакомые с черной работой. Короче,женские пальчики...

Неужели судьба свела нас с "голубым"?

Вот это - подарочек! Почти двое суток ехать в замкнутом пространстве тесного купе с полумужчиной-полуженщиной - удовольствие небольшое...

Настала моя очередь представляться. Автоматически,не вдумываясь в причину вранья,изобразил себя неким инженером-строителем,подорвавшим здоровье на чертовых стройках и следующим на лечение в тот же Пятигорск.

Венька и Леннка недоуменно переглянулись,но выдавать лжеца не стали.

Очередь за Крымовыми.

- У меня не такая благороднгая профессия,как у нашего Славы, козырьковский торгаш немедленно запустил в меня отточенную колючку, сдобрив её сладенькой улыбочкой завзятого садиста. - Примитивный бизнесмен. Каких сейчас - тысячи. Крымов Вениамин Геннадиевич, - церемонно отрекомендовался он. Мне показалось,что его брюшко пришло в движение. - Едем с женой,Еленофй Федоровной в Пятигорский санаторий. Ремонтироваться.

Лена не повернула гордой головы,не кивнула - попрежнему смотрела в окно. Будто речь шла не о ней.а о другой, отсутствующей женщине.

По моему мнению и Ларин тоже вел себя подозрительно. Не смотрит на женщину,будто боится,что случайный взгляд нарушит неустойчивое равновесие в купе,расскажет мне и Крымову такое,о чем лучше умолчать...

Господи,когда же я превращусь в нормального человека? Когда прекратятся игры в "казаков-разбойников"?... Может быть,в санатории я избавлюсь от сыщицкого синдрома?

Дай-то Бог!

- Знакомство не мешает отметить, - торжественно провозгласил Крымов, вызывающе поглядев в мою сторону. Подождал,ожидая возражений,не дождался. Так уж повелось издревле на святой Руси - отмечать знаменательные события. Посему,Леночка,где наша освященная криссталовским заводом злодейка с наклейкой?

Лена послушно полезла в продуктовую сумку. Но Ларин опередил её.

- Разрешите мне...

Ого,"мартини"!... Рубликов двести,не меньше!... И это обычный банковский клерк?... Все,увольняюсь из угрозыска и поступаю в охрану того же Альфа-банка. Обязанностей поменьше,долларов - побольше... Резон налицо!

В "копилку" улеглось новое загадочное событие - угощение попутчиков дорогостоящим пойлом.

Бизнесменовская водочка скромно пристроилась на краешке стола. Будто нищий,вынужденный уступить престижное место именитому богачу. Зато в смысле закуски Ларину пришлось уступить первенство. Его сервилат потерялся рядом с загранветчинкой,лимон поперхнулся при виде киви,заморского винограда и великолепных груш,казалось,только что снятых с дерева.

"Закусочная победа" несколько примирила Крымова с "алкогольным" поражением.

- Прошу к столу! - трубно выкрикнул он,прикрывая животик бумажной салфеткой. - Банкет в ознаменование от"езда на курорт об"является орткрытым. Прошу считать произнесенный мною монолог тостом!

Веньку хлебом не корми - дай поораторствовать. Он терпеть не может находиться на втором плане,всегда и во всем упрямо лезет на авансцену.

Ну,и черт с ним,свои проблемы каждый решает самостоятельно. Даже если они касаются ораторского искусства.

- Предлагаю тост поддержать! - выпалил я,с удовольствием отметив изумление во взгляде самозванного тамады,привыкшего к вечному нашему противостоянию. - И выпить стоя.

Крымов помедлил,видимо,отыскивая в неожиданной моей поддержке плохо спрятанный подвох. Не нашел его,вздохнул и опрокинул в губастый рот наполненную до краев рюмку. Мы последовали его примеру.

Краем глаза я успел заметить,как Ларин под прикрытием поднятой рюмки послал Ленке многозначительную улыбку. Эта улыбка отразилась от лица женщины и возвратилась к владельцу.

Кажется,мои подозрения потихоньку обретают твердое основание. Крымова и Ларин - давние знакомые или любовники.

Участники "банкета" с жадностью набросились на деликатесы. Постепенно стол пустел. Даже ларинский сервилат пошел в ход...

4

Наступила первый вечер.

Ленка читала приевшийся,видимо,даже ей детектив. Изредка любовалась заоконными видами: перелесками,полями,деревнями и городишками. Возле переездов выстраивались длинные вереницы разноцветных легковушек. Вперемежку с ними - самосвалы-работяги,фасонистые автобусы,одышливые солидные грузовики, автофургоны,похожие на вылезших из воды бегемотов.

На стихийно родившихся у матери-рынка привокзальных базарчиках изобилие товаров,начиная от семячек и кончая завезенными из неведомо каких стран одеждой и обувью. Торговцы - южане с черными горящими глазами, худющие китайцы и вьетнамцы,родные российские бабули...

На перегонах тоже - сплошная новизна. Раньше пацаны приветливо взмахивали руками,будто же лали пассажирам счастливой дороги. Сейчас швыряют камни... Хорошо ещё - не стреляют.

Горькое и приторно сладкое так перемешано в эаоконных "сюжетах",что не разделить одно от другого.

Впрочем,мне показалось - Ленка и не пытается анализировать увиденное. Любование окружающей поезд жизнью,как и чтение книги - средство спрятать от окружающих свои раздумья,предостеречь от приставаний...

Крымов на соседней полке тоже читал. Только не легковесный детектив серьезную литературу типа "Любовницы Сталина" или "Семь вождей". Экономика и бизнес ему надоели,газетной информации не верил.

В окно Венька предпочитал не смотреть. Во первых,при его тучности поворачиваться-разворачиваться - нелегкое занятие,пусть этим занимается хрупкая и изящная супруга. Во вторых,что там такого необычного можно увидеть? Оборванных пацанов и девок? Нищих,выпрашивающих на хлеб иди на водку? Онемевшие заводы и не засеянные поля?

Стоит ли портить себе настроение?

Ларин спал. Отвернулся от нас,уткнулся носом в перегородку и посапывает,как говорится,в две дырочки.

Я не читал и не спал. Лежал, глядя в потолок. Мучили неясные предчувствия,одолевала,стыдно признаться,боязнь какого то катаклизма, ожидающего нас впереди. Слишком уж спокойно начался мой отпуск,слишком бесконфликтно и расковано.

Попробуйте после пятидесятиградусной жары очутиться в утробе работающего на замораживание холодильника. А ведь я оказался в комфортном купе почти сразу после сложной операции. В результате которой мы повязали троих бандюг,одного отправили на небо отчитываться в многочисленных грехах, а Колька Вяткин,дружок,такой же сыщик,как и я,очутился в госпитале с двумя пулевыми дырками...

Если нормальный человек в подобной ситуации не запаникует,значит,у него нервы свиты из корабельных канатов.

А тут ещё - Ларин, человек,с котороым мы явно где-то встречались. Непонятные отношения между ним и Крымовой...

Господи, снова взмолился я, преврати меня хотя бы на время отпуска в нормального человека,извлеки из моей души сыщицкую программу, замени её на программу бездельника и лентяя,дон-жуана и даже равратника.

Пока Бог раздумывает,колеблясь между жалостью и праведным гневом, я решил "самоперевоспитаться". По крайней мере попытаться это сделать. Заранее понимая полную бесперспективность задуманного...

В семь вечера проводница принесла чай. Конечно,не такой ароматный,к какому привык я дома,но - сладкий и горячий. Крымов сполз с полки, плотоядно потер выступающий животик. Будто приготовил его к предстоящему ужину.

- У меня - маленькая просьба, - остановила Лена проводницу. - Нельзя ли наполнить эту бутылочку чаем без сахара? - протянула она двухлитровую бутыль из-под нарзана. - Я заплачу... Понимаете,муж любит ночью пить...

- Конечно,конечно... Сейчас принесу, - охотно соглалась проводница. Мой супруг тоже от водички не отказывается...

Протянутая бутылка выскользнула из руки Крымовой и покатилась к выходу. Стоящий там черноволосый мужчина поднял её, церемонно подал женщине.

- Спасибо...

- Пожалуйста,не стоит благодарить. На Кавказе женщин уважают,берегут.

Голос гортанный,но не резкий. Голова гордо поднята. Всем своим видом мужчина подчеркивает - он не слуга,а джигит,если бы перед ним была не женщина - ни за что бы не наклонился за бутылкой.

Проводница хотела взять посуду,но Ларин опередил её.

- К чему вым беспокоиться? Пойдемте вместе. Вы нальете,я принесу... В России женщин уважают не меньше,чем на Кавказе....

Джентльмен? Или решил поближе познакомиться с симпатичной проводницей? В наше время джентльмены вымерли,как те же древние яшеры...

В очередной раз я одернул себя... Прекрати, Славка, выпендриваться, забудь о своей професии! Превратись, наконец, в обычного пассажира обычного поезда "Москва-Кисловродск". Хватит изображать из себя сыскаря!

Обязательный сосед принес полную бутылку и водрузил её в центре стола...

Следующий вечер, последний в вагоне - копия предыдущего.

В Пятигорск поезд прибывает рано утром. Для любящего поспать Крымова слишком рано. Не добрав отведенного для сна времени, он становится раздражительным и ворчливым. Поэтому около девяти вечера он демонстративно зевнул и бросил на жену выразительный взгляд. Дескать,тебе,что, особое приглашение требуется?

Лена вздохнула.

- Уже - на боковую? Рановато... Ну,да ладно,поднимись - постелю...

Венька забрался под одеяло,выпил на сон грядущий пару глотков остывшего чая. Через несколько минут тишину в купе взорвал первый аккорд могучего храпа,

Лена подумала,подумала и тоже улеглась,аккуратно подоткнув простынь и взбив тощую подушку. Спать ей,похоже,не хотелось,читать надоело - лежала, закрыв глаза и мечтала о чем-то своем,глубоко личном...

Не желая мешать отдыхающим супругам,я вышел в коридор и приступил к детальному изучению вывешенного расписания. Какая впереди крупная станция, сколько простоим,на сколько опаздываем? Обычные проблемы всех пассажиров поездов дальго следования.

- Бессоница? - заботливо осведомился вышедший вслед за мной Ларин. Сам этой гадостью не страдаю,но слышал - ужасная вещь.

- Да,не позавидуешь...Но я не из породы лунатиков. Просто не привык так рано укладываться...

- Работа мешает?

Обычное сочувствие? Не похоже,скорее - насмешка,вызов. Дескать,с каких пор не досыпают инженеры - строители?

- Работа как работа,не лучше и не хуже других... Не хотите пойти покурить?

- С удовольствием, - улыбнулся Степан Степанович. - Сам хотел предложить, вы опередили...

Особого желания курить я не испытывал,но в обстановке обмена клубами табачного дыма мужчина раскрывается с наибольшей полнотой. А мне просто необходимо покопаться во внутренностях Ларина,извлечь из них максимально полную информацию.

Вышли в тамбур. Закурили. Я - излюбленную "яву", собеседник "мальборо"... "Мартини","мальборо" - ну,никак не сочетаются с образом незаметного банковского служащего. Представься Ларин банкиром, бизнесменом, политиком - никаких сомнений бы не возникло.

Но меня озадачили не столько финансовые ресурсы клерка, сколько накопление знакомых мне примет. Странно,суток не прошло с момента появления в купе симпатичного блондина,а я могу с уверенностью предугадать, каким жестом он сопроводит то или иное высказывание,сощурит ли глаза или,наоборот, раскроет пошире...

Не провинциальный сышик - экстрасенс высшего класса!

- Никак не могу вспомнить,где мы с вами встречались? - приступил я к доверительной беседе. - То,что виделись - бесспорно,тут - никаких сомнений. Но где,при каких обстоятельствах - полный провал.

- Могу напомнить, - улыбнулся Ларин. - Познакомились в купе...

Странная у него улыбка. Вернее - полуулыбка. Венька улыбается щедро, открыто,будто одаривает собеседника дружеским расположением. Ленка уголками губ, сдерживая радость от общения с приятным человеком. Лично я улыбаюсь редко и без особой щедрости. А вот Ларин лишь слегка раздвигает губы, сохраняя в глазах изморозь.

- Я говорю серьезно. Уверен - мы с вами виделись гораздо раньше. И не просто виделись - общались...

Степан Степанович убрал свою полуулыбку. Словно снял с лица и спрятал в нагрудный карман рубашки.

- В жизни так часто бывает - видишь человека впервые, а впечатление знакомы давным давно. Я не вижу в этом ничего удивительного. Матушка-природа,создавая мыслящее существо,частенько повторялась. Вот и получались одинаковые носы,уши,скулы,форма головы,фигуры... Правда таких прижатых к черепу ушей,как у вашего приятеля,лично мне видеть не доводилось...

Я не стал соглашаться либо опротестовывать сомнительную философию. Все больше и больше убеждался - этот человек давно мне знаком. Мучительно,до головной боли,вслушивался в ровный голос союеседника,выискивал в нем какие-нибудь отклонения,запоминающиеся особенности.

И находил их!

Настораживало то,что Ларин ни разу не затронул тему работы в банке. Обычно на первых порах отпускники не могут отрешиться от недавних служебных забот и трудностей,то и дело возвращаются к ним. Как я,к примеру. А он - ни слова,ни намека!...

Покурив,дружно загасили окурки в жестяной банке,приспособленной под пепельницу,и пошли по коридору "домой"...

5

Дверь настежь открыта. В купе - проводница и... милиционер.

Крымов по-прежнему оглушительно храпит,изображая сочетание духового оркестра и артподготовки. Лена полусидит на постели,опершись локтем на подушку. Лицо бледное,в глазах - испуг. Будто зверек,неожиданно увидевший настороженный капкан.

- Вот и они, - жалобно пролепетада она. - Я говорила: пошли покурить...

Значит,милиция - по наши души!

- Извините за беспокойство...

На вежливость положено отвечать тем же.

- Давайте побеседуем в коридоре - люди отдыхают.

Милиционер озадаченно поглядел на "интеллигента". Отодвинул бутылку, словно очистил место для протокола допроса.

Лена следила за каждым его движением. Иногда бросала на меня и Ларина молящие взгляды. Что её так напугало? Появление милиционера? Почему? Она ведь не находится в розыске или под следствием,насколько мне известно,не совершила преступления...

Снова рогатый чертик,внедренный в любого сыщика спецификой его профессии,принялся подпрыгиваить в моем сознании,бодая его острыми рожками. Пришлось мычсленно прикрикнуть на разбаловавшегося беса....

В конце концов сержант решился и мы покинули купе.

- Прошу пред"явить документы...

Милиционер на редкость любезен.Значит,нет уверенности в том,что разговаривает с подозрительными личностями. В противном случае - рыкающий голос и наручники.

Интересно,документы Крымовых тоже проверялись или стража порядка интересуют мы с Лариным?

Я полез было в карман спортивных шаровар,куда переложил документы, и вдруг вспомнил - Ларин ведь не знает,что общается с сыщиком,думает - с инженером-строителем.

Новая проблема!

Впрочем,не в пример остальным,она решается значительно проще. Будто для студента четыре действия арифметики. Протянул для проверки один паспорт, удостоверение поглубже засунул в карман. Авось не докопается. На всякий случай многозначительно подмигнул.

Странно,но сержант мигом врубился.

- У вас,Вячеслыв Тимофеевич,все в норме. Желаю приятного путешествия... Прошу вашщ паспорт, - повернулся он к Ларину.

Документы подозрительно блондина интересны мне значительно больше, нежели сержанту,но демонстрировать заинтересованность - подставиться. Поэтому я зевнул и отвернулся к окну.

Изучение паспорта Ларина заняло намного больше времени. Сержант скрупулезно вчитывался в каждое слово,щупал взглядом печати и штампы.

Я исподтишка следил за реакцией Степана Степановича. Если за ним числится что-нибудь "нечистое",Ларин обязательно отреагирует на проверку. Скажем,подрагиванием пальцев или с"уженными глазами. Ничего подобного! Скучающее выражение лица,легкая зевота,которую он скрывал культурным прикосновением ко рту раскрытой ладони.

- Все в порядке.Извините за беспокойство... Желаю приятного путешествия...

Когда мы вошли в купе,Лена лежала с книгой в руках.

- Все, - сообщила она трагическим полушопотом, - теперь до полуночи не усну... Так всегда - нарушит что-нибудь сон,ни одно лекарство не помогает.

- Не волнуйся - заснешь, - уверено пообещал я,будто заставить любого человека уснуть для мене - легче легкого. - Подумай о чем-нибудь приятном...

Неожиданно Ленка покраснела. Так жарко,что показалось - кровь брызнет. А что я сказал такого? В детстве мама всегда советовала: подумай о приятном.

Ларин подтянулся и забрался на свою полку. Залез под простынь, поворочался, что-то раздраженно пробормотал и выключил в изголовье плафон. Дескать,к черту всех проверяющих и храпящих,спать остается считанные часы.

- На минутку отлучусь, - негромко проинформировал я Лену,поглядывая на верхнюю полку. - Прости,но зверски желудок разболелся.

Говорить подобное женщине - немалое хамство,но мне - не до придворного этикета, приходится торопиться.

Не поворачиваясь,Крымова разрешающе кивнула.

Я торопливо вышел,как можно мягче закрыл за собой дверь и поспешил к туалету. Убедившись в том,что дверь в наше купе закрыта и Ларин не подглядывает,скользнул мимо туалетной двери в тамбур.

Милиционер в сопровождении проводницы соседнего вагона мпдленно шел по коридору. Пригласил его отойти в сторону. Немного поколебавшись,он подчинился. Видимо, подтолкнуло любопытство - что понадобилось от него подмигивающему мужику?

Я пред"явил удостоверение сотрудника уголовного розыска.

- Сразу догадался,товарищ капитан, - расплылся сержант довольной улыбкой. Будто похвалил сам себя за догадливость. - Слушаю вас.

- Причина проверки?

- Сообщили - в поезде едет преступник,числящийся в розыске... Вот и обшариваем вагоны...

- Результаты?

- Пока - нулевые... Ни один проверенный по приметам не подходит...

- Какие приметы?

Сержант задумчиво поглядел на потолок, потом - в окно. Говорил медленно, отделяя фразу от фразы продолжительными паузами.

- Брюнет... Лет тридцать пять - сорок... Среднего роста... Плотного телосложения... Без усов и бороды... Одет в голубую рубашку без рукавов... Брюки - темнокоричневые... Особых примет не имеет...

Я издевательски усмехнулся.

- Долго же вам придется разыскивать такого человека! Добрая половина мужчин в поезде - брюнеты,почти все - бритые,уйма - средних лет, процентов девяносто с гаком ходят в безрукавках. Ни одного в плавках не видел...

Сержант пожал плечами. Дескать,приметы не мной придуманы,для того начальство существует - все запутывать.

Действительно,изложенные сержантом приметы - глупее не придумаешь. Главное, к Ларину не имеют ни малейшего отношения...

6

Забираясь к себе на верхнюю полку,я непроизвольно бросил взгляд на бутылку из-под нарзана... Ну,и пьет же толстый бизнесмен! Будто лошадь, пробежавшая по пустыне под палящим солнцем десяток километров. Надо порекомендовать Веньке провериться на сахар - слышал,больные диабетом жадно и помногу пьют воду.

Лена уже погасила свет и сладко посапывала. А твердила - не усну! Я с детства завидовал людям,засыпающим мгновенно едва прикоснутся к подушке. Сам засыпаю трудно, иногда - со снотворным. А Ленка - будто младенец,не успевший познать мерзости жизни...

Лена... Она могла сделаться моей женой,фактически была ею,но судьба вильнула раскрашенным хвостиком и девушка стала супругой бизнесмена Крымова...

... Познакомились мы с ней летом в парке. Нет,я не отдыхал - пас очередного "клиента",принимавшего активное участие в ограблении коммерческого банка. "Клиент" был на редкость трудным. Хитрый,увертливый он легко уходил от слежки,часто переодевался,перекрашивался.

Твердой уверенности в том,что молодой парняга, з которым я ходил, именно тот,который необходим уголовному розыску,не было. Одни неясные подозрения,не подкрепленные ни фактами, ни показаниями свидетелей. А подозрения,как известно,к делу не пришьешь,в суд не отправишь.

Вот и "сопровождал" я подозреваемого. Брал на заметку людей,с котороым он общался,вслушивался в их разговоры, когда везло, записывал подслушанные адреса и номера телефонов.

Работка,конечно,не для капитана милиции,старшего опера, но об"ект слежки был настолько интересным и перспективным, что пришлось плюнуть на самолюбие. Тем более,что примешан элемент спортивного азарта подозреваемый трижды уходил от лучших сыщиков отдела.

Вот я и старался...

Было не просто жарко - давила духота,дышать приходилось раскрытым ртом, по телу десятками ручейков стекал обильный пот. Выпитые бутылки нарзана и пива только усиливали жажду.

Парень - будто заколдованный: ни одного "прокола",ни единного подозрительного общения. Впору поверить в его непричастность к ограблению и оставить в покое. Но что-то останавливало меня,держало,как ищейку,на поводке. Шалишь,кореш, шептал я сквозь зубы, до тех пор пока окончательно не выпотрошу загнивающую твою душонку - не отстану.

Наконец, подозреваемый прокололся. Всего несколько небрежно брошенных словечек такому же длинноволосому подонку. Шопотом,с оглядкой по сторонам.

- Капуста - при деле? Если - шмон,не фрайернемся?

Собеседник одобряюще похлопал дружана по плечу. Дескать,все в норме,не штормуй,не гони волну.

Я насторожился. Кажется, наклюнулся второй налетчик. А в деле было пятеро. Вязать - глупо, придется продолжить слежку.

Подвыпившие парни не распрощались - в поисках достойного развлечения решили подыскать подходящую "телку". Она нашлась.

На лавочке,стоящей в тени,сидела с книгой в руках тоненькая изящная девушка. С узкими бедрами и едва заметной грудью она походила на подростка не старше пятнадцати лет. Волнистые белокурые волосы,не украшенные ленточкой и не скованные косынкой,раскинулись по плечам. На лице умиротворенная улыбка человека,честно отработавшего свои законные восемь часов и теперь решившего отдохнуть.

Короче,если и не ангелочек без крылышек,то его родная дочь.

Ее-то и избрали пьяные ловеласы для использования в качестве "телки". Временной или постояной - покажет время.

- Можно присоседиться? - тяжеловесно испросил парень, опускаясь на скамейку рядом с ангелочком. - Побалдеем втроем, - кивнул он дружку на место по другую сторону от девушки. - Мы с корешем желаем с тобой познакомиться.

Не отвечая,Лена спрятала книгу и поднялась. Парень схватил её за руку и силой заставил сесть.

- Не трепыхайся,телка! Сказано,желаем побалдеть втроем. Не поняла,что ли?

- Мне нужно идти...

- Гляди-ка,телка торопится! - зарыготал ухажер. - А мы торопиться не желаем!

- Отпустите,пожалуйста, - тихо попросила девушка,но не плакала только побледнела. - Зачем я вам?

- Для дела, - оскалив гнилые зубы,пояснил второй парень. - Мы тебе не фрайера,так быстро не отпустим. А станешь упрямиться - получишь, - показал он нож.

Вмешиваться не хотелось,мало того - вредно для полученного задания, но придется вмешаться. Не оставлять же девчонку во власти бандитов?

- Оставьте девушку в покое, - миролюбиво посоветовал я,подходя к скамейке. - Знакомиться с вами,судя по всему, она не хочет,а заставлять насильно не рекомендую.

В ответ - полный набор далеко не джентльменских выражений,густо замешанных на мате и угрозах. Ничего нового - за время работы в уголовном розыске сполна познал и манеру общения уголовников и их блатной жаргон.

- Вот что,парни, советую не искушать судьбу... Поверьте,лучше нам разойтись мирно.

Предложенный вариант развеселых парней не устроил. Прежде всего потому, что появилось новое развлечение - расправиться с фрайером. Это почище,чем побаловаться с телкой. Кроме того взыграло бандитмкое самолюбие,которое потребовало немедленного самоутверждения.

Длинноволосые принялись поливать непрошенного защитника мутными потоками нецензурщины. Пообещали выбить моргалы,перебить ходули, переломать ребра,поменять местами печенку с селезенкой.

Все это - вступление,необходимое для того,чтобы ослабить противника и накачать в себя силы и злость. Знакомо,не раз слышано и видено.

Возможно, парни ушли бы подальше от греха,но им страшно не хотелось бросать понравившуюся телку. Тем более, фрайер один,а их двое,и скамейка стоит в стороне от оживленной аллеи,где не просматриваются менты. Что касается гуляющих-отдыхающих длинноволосые были совершенно спокойны. Услышав беседу в повышенном тоне с применением многоэтажных "прилагательных", разбегутся попрячутся по павильонам и выставочным залам.

Вдруг фрайер, испугавшись расправы,отвалит и они продолжат "знакомство" с понравившейся телкой.

Отваливать я не собирался. Оставлять беззащитную девушку на растерзание выродкам - не уважать себя. А какой мужчина не ценит свое достоинство? Разве только трус или подлец. Ни к одному,ни ко второму типу себя не относил.

- Еще раз по хорошему прошу: уходите...

- Мы тебя,сявка вонючая,сейчас так сделаем - маму станешь звать,штаны замараешь дерьмом!

Видимо,посчитав вступление достигшим своей цели,парни бросились на меня. Один - с ножом,второй - с кастетом.

Ну,что ж,сами напросились!

Прыжок в сторону... Захват руки - нож летит на землю... Поворот... Владелец ножа взлаял дурным голосом... Разворот всем туловищем... Удар ногой по горлу второго нападающего. Четко,выверено,будто я нахожусь не в парке - в спортивном зале. Тренер,дядя Петя, или как мы дружно называли его - Петюнчик,может гордиться своим воспитанником...

"Сделал" я парней по программе "мини". При применении "макси" своими ходулями не ушли бы. А тут,прохрамывая и втихомолку поругиваясь,сами покинули "поле боя". Один баюкал поврежденную руку,второй натужно кашлял...

- Спасибо...

Голос девушки подстать внешности - ангельский. Она, конечно, ещё больше побледнела,но,похоже,не особенно перепугалась. О слезах и всхлипываниях и речи быть не может. Голубые глазенки поблескивают таинственными огоньками - будто пытаются переговорить со мной по азбуке Морзе: точка-тире, три точки - два тире...

В смысле разных технических задач я полнейщий тупица. Головой вполне можно колоть дрова. Все, кроме профессиональных проблем,отлетает рикошетом. А сейчас огоньки в глазах девицы неожиданно сделались понятными. Благодарит.

Спокойно,будто ничего не произошло,присел рядом с ней. Сидел и про себя ругался самыми непотребными словами. Засветился,идиот,подставился,дурень! Теперь о продолжении слежки можно только мечтать. Придется передать её другому сыщику,более умному и предусмотрительному...

Пока я каялся и ругал себя Лена не сводила со спасителя вопрошающего взгляда. Что делать ей,как поступить? Продолжить чтение на скамейке либо, пугливо оглядываясь по сторонам,бежать на остановку автобуса? Учитывая проявленный бандитами интерес к беззащитной "телке",вопрос правомерен. Придется посоветовать покинуть ставший опасным парк.

- Не хочу пугать,но будет лучше,если поторопитесь домой к мамочке... Подальше от греха... Если разрешите,провожу...

- У меня - ни мамочки с папочкой,ни дедушки с бабушкой... Круглая сирота...

- Где же вы живете?

- У подруги... Она отвела мне отдельную комнату, - похвастала девица.

Холостой сыскарь неожиданно почувствовал усиленное сердцебиение. Попытался усилием воли ввести "моторчик" в покойный ритм - не получилось.

- Тогда поезжайте к подруге... У хулиганов могут оказаться кореши,с которыми лучше не встречаться...

- Вы боитесь?

- Разучился бояться! - рассердился я, будто девица упрекнула меня в трусости. И это после того,как я спас её от возможного насилия! - Жизнь оттучила... Ладно,пошли провожу.

Для длительного собеседования на темы морали и права нет времени...

Мы медленно шли по центральной аллее к выходу из парка. Длинноволосые исчезли,словно их не существовало в природе, а недавняя стычка нам привиделась. Вокруг - люди. Через каждые сотню метров - настороженные милиционеры. Некоторые - в бронежилетах с автоматами. Много детей, резвящихся под надзором бдительных родителей.

Можно быть спокойной,но Лена все же пугливо оглядывается и крепко держит меня за локоть.

- Вы работаете?

Опасный вопрос! Открывать незнакомому человеку свою профессию подставить себя под возможный незапланированный удар.

- Разве можно в наше время не работать?

- _ Действительно, - согласилась Лена. - С голоду умрешь. И где трудитесь?

В голове,будто на мониторе персонального компьютера побежали,сменяя друг друга, наименования профессий и организаций. Выбрал наименее проверяемое и максимально достоверное. С учетом недавнего сражения с длинноволосыми подонками.

- Тренером в спортклубе... Платят,конечно,не густо, зато уйма свободного времени.

Информация о своболном,якобы,времени выдана с дальним прицелом. Вдруг наши отношения с ангелочком выйдут за рамки рядового знакомства...

Попрощались возле под"езда башни.

- При необходимости можете позвонить мне по этому телефону, - протянул я девушке листок, вырванный из записной книжки. - _ Не буду по каким-то причинам на работе - передадут.

В нашем уголовном розыске - незыблемый закон: при ответах по телефону не болтать лишнего...

... Внизу во сне всхлипнула Лена. На фоне громогласного храпа Веньки всхлипывание бывшей любовницы показались мне такими жалобными и беззащитным,что закололо в сердце...

... Начальство,конечно,осталось недовольно непрофессиональным поступком сыщика. Подполковник прямо ничего не сказал - выразительно поморщился. Дескать,вот пошли младенцы, подменяют серьезное дело сентиментальными вывертами.

Я не чувствовал себя провинившимся,но предпочел не спорить - покаянно наклонил голову. Будто молча извинился и дал слово в ближайшем будущем исправиться...

7

Лена позвонила через несколько дней. Признаться,я уже перестал ожидать её появления,смирился с тем,что продолжения многообещающего знакомства не будет. Поэтому голос девушки в трубке показался вдвойне ангельским.

- Кажется, за мной следят... Боюсь даже в булочную выйти...

- Сидите дома. Через полчаса приеду.

- Жду с нетерпеньем...

Не знаю,как ожидала меня девушка,но я мчался,будто в башне возник пожар,погасить котороый дано только одному мне. По дороге купил два батона теплого,пахучего хлеба. Подумал и добавил к нему полкило сервилата,немного сыра и ветчины... Человек голоден,как ему не помочь?

Преодолевая искушение, осмотрел витрины,заставленные красочными бутылками,сверил цены с содержанием своего отощавшего кошелька и отошел в сторону. Неизвестно, как расценит "ангелочек" появление защитника с бутылкой? Я бы, к примеру,обиделся...

Опасения Лены оказались напрасными. Никто за ней не следил. Да и кому нужна сопливая пигалица,когда по улицам и паркам расхаживают,вызывающе покачивая широченными бедрами и выпятив могучие груди,более аппетитные особы. К тому же - недорогие.

Перекусили,поболтали и я поспешил на службу. Попадаться в очередной раз под выговор не хотелось...

В субботу - очередной панический сигнал. На этот раз - новая, нестандартная причина - непонятные телефонные звонки. Снимет трубку молчание,потом - частые гудки. Так по нескольку раз в день, как правило по вечерам. Странно и опасно...

Я снова помчался на вызов. Сидел в уже знакомой комнате в ожидании непонятных звонков,пил кофе,выслушивал жалобы хозяйки. Одинокой,не имеющей ни родственников,ни друзей. Сочувствовал.

По закону подлости телефон помалкивал. Будто на другом конце провода некто знал - девушка не одна,и выжидал,когда гостю надоест ожидание и он уйдет.

Звонков я так и не дождался...

Постепенно приглашения зачастили. По причинам и без причин. Просто мне грустно,приезжайте.

Закончилось все так,как и должно было закончиться.

Однажды,накрывая на стол,девушка оказалась в опасной близости от гостя. Споткнулась о коврик и облокотилась о мое плечо. Неожиданно для себя я обнял её за талию. Лена ойкнула, её головка бессильно склонилась,она что-то прошептала и подставила мне розовые полураскрытые губки.

После продолжительного поцелуя я подхватил "ангелочка" на руки и перенес на диван. Она не сопротивлялась,продолжала что-то шептать. Либо молитву,либо просьбу не трогать её - я не разобрал. Был занят другим: опускал молнии, расстегивал кнопки и пуговицы. Так неумело, что девица имела полное право смеяться...

Слияние было бурным и невероятно сладким. Не знаю,как Лена,а я обезумел. Подумать только,мужику - под тридцать, не счесть покоренных им женских сердец и тел,а в постели с пигалицей ведет себя малолеткой,впервые обнимающим женщину.

- Завтра же перееду к тебе, - отдышавшись,твердо заявил я - Или ты ко мне... Потом поговорим о свадьбе...

- Ты старомоден,дружок, - мелодично рассмеялась девушка. - Свадьба, регистрация брака,семейная жизнь - как все это официально и поэтому скучно... Да ещё жить вместе... Фу,какая проза! Заставишь меня варить обеды, по утрам подавать в постель кофе, стирать белье... Нет, уж, милый, избавь!

- Какой же ты представляешь нашу дальнейшую жизнь?

- Такой же,как сейчас...

Я не верил своим ушам. По прежним общениям с женским полом,по рассказам друзей и прочитанным книгам усвоил: все,без исключения женщины мечтают выйти замуж,иметь семью,детей. А пигалица - наоборот,насмешничает, ужасается.

Скорей всего я ослышался или не понял тонкой иронии.

- Что ты имеешь в виду?

- Захочешь обнть меня - приедешь. Я захочу - навещу твою берложку. Никаких обязательств,никаких детей. Свобода и равенство... Кажется,когда то существовал такой лозунг... Разве это не прекрасно?

- Но дети должны иметь отчество...

- А кто тебе сказал,что у нас будут дети?

Увещевания,ссылки на науку,на моих друзей и знакомых, примеры из истории - все оказалось бесполезным. Лена стояла на своем. Пришлось подчиниться. Подумал: настаивать, уговаривать не стану - сама доспеешь...

- Со временем может быть мы и распишемся, - подсластила пилюлю Ленка. - Когда полностью убедимся в том,что сошлись характерами и привычками...

- Лично я уже убедился...

- Из за чего происходят разводы? - пропустила девущка мою уверенность мимо ушей. - Очень просто - люди принимают элементарную сексуальную совместимость за нечто большее. А проживут полгода - ох да ах,в постели все гладко да приятно,а жить вместе тошно. Разные мы и одинаковыми никогда не станем.

- Ты предлагаешь полугодовой испытательный срок?

- Может быть и не полгода,но провериться не мешает. Чтобы потом всю жизнь не маяться... Понимаешь,Славик,секс далеко не все,есть что-то поважней.

Я не переставал удивляться. Вот тебе и ангелочек с невинными голубыми глазками,вот тебе и пигалица-полуребенок! Говорит о сексе,будто о солнечной погоде,о постельной совместимости,как о с"едобном блюде на ужин.

Мне бы пересилить себя,переломить тягу к испорченной современной жизнью девчонке,исчезнуть,запретив ребятам подзывать меня к телефону. Но,к несчастью,мужчина в любви слаб в коленках,женщина намного сильней. Я уже не мог отказаться от совместных чаепитий,азартных споров,и - главное - не представлял себе жизни без ленкиных об"ятий...

8

Иногда мы не встречались неделями - заедали служебные дела,подминало под себя очередное расследование. Конечно, имелись оперативники,на плечи которых можно было взвалить слежки и выяснение мелких деталей. Но я привык все брать на себя. Уже не исправить - возраст не позволяет.

Встреча после вынужденной разлуки - землетрясение, цунами, извержение вулкана, рождение сверхновой звезды. Ленка становилась мягче, исчезали насмешливость,резкость. Готовила любимые мною блюда,заглядывала в глаза, улавливая малейшее желание.

Однажды,разнеженный ласками любовницы,признался - никакой я не тренер, сыщик,офицер уголовного розыска. Позже матерно ругал свое слабоволие и болтливость,но сделанного уже не исправить.

- Значит,так и живешь под страхом смерти? - задумчиво спросила Лена. Ничего себе работенка. Не позавидуешь.

- Обычная профессия, - обиделся я. - Не хуже и не лучше других. Образно говоря,мы - дворники,убирающие мусор, мешающий людям нормально жить...

- Интересно,сколько платят этому "дворнику"?

Самый больной вопрос изо всех,заданных мне Леной за время нашего знакомства... Пришлось промолчать. Не признаваться же в том,что мой оклад ненамного больше оклада той же уборщицы.

Разговор происходил после недельной разлуки. Лена - нежна и предупредительна. Поэтому настаивать на точном ответе не стала. Ограничилась понимающей гримаской.

Через несколько дней Крымов пригласил меня на празднование своего юбилея. Отказаться невозможно - отказ в любой форме будет воспринят непростительным оскорблением. Чтобы не выглядеть на торжестве одиноким, несчастненьким,я в свою очередь пригласил Ленку.

"Ангелочек без крылышек" охотно согласился. Юбилей миллионера,крупного предпринимателя это не посиделки у школьного приятеля или институтской подружки! Несколько суток она не ела и не спала - придумывала сверхмодные наряды и украшения. Конечно,по причине денежного дефицита ничего особенного позволить себе не могла.

По той же самой причине я не мог оказать ей помощь.

И все же выглядела моя подружка сногсшщибательно!

- Учти,Венька при всем своем богатстве - холостяк... Позаришься убью!

Под маской шутливого предостережения выдан серьезный намек. Конечно, убивать или даже поднять руку на женщину я не способен - не тот характер, но как выразиться иначе просто не знал.

- Мне тебя вот так хватает, - провела Лена тонкой ручкой по макушке. И в роли сексуального партнера и в качестве собеседника. Пока менять не собираюсь.

- Пока?

- Это растяжимое понятие. Иногда - на всю жизнь...

Изворачиваться "ангелочек" умеет классически. Типа некоторых политиков, которые с безоблачным взглядом сегодня твердят противоположное вчерашнему, завтра опровергают сегодняшнее.

Я не верил ни одному слову подружки,но покинуть её не хватало силы воли. Не то, чтобы сильно любил - скорее всего, привык...

Крымов не признавал квартир в многоэтажных домах,которые брезгливо именовал "курятниками". Поэтому,нарастив финансмовые "мускулы",отгрохал на окраине Козырьково коттедж, больше напоминающий дворец. По его словам, общая площадь, включая кухню,подсобные помещения,сауну,всяческие закутки, кладовки - около трехсот квадратных метров,то-есть,почти семь площадей моей нищенской квартиры.

- Смотри,ангелочек,не заблудись, - предостерег я Ленку,представив спутницу хозяину "дворца". - Я пойду выпью какого-нибудь отравленного пойла.

- Иди,иди,алкаш, - подстегнул меня Венька,не спуская алчущего взгляда с розовой мордашки "ангелочка". - Только если надумаешь отбросить копыта, сделай это за пределами моего особняка. Подобная "реклама" мне ни к чему... А я во время твоего отсутствия покажу Леночке аппартаменты... Одна просьба - не торопись возвращаться...

Кажется,Венька положил на мою подружку свой холостяцкий глаз! Весь вечер танцевал только с Леной,разговаривая с гостями,обращался исключительно к ней. Громогласно выкрикивая обветшалый тост "за любовь и дружбу",косился в сторону красавицы.

А Ленка вела себя наивным подростком,попавшим во взрослую компанию. Стыдливо опускала голубые глазки,когда какой-нибудь подвыпивший бизнесмен выдавал слишком острый анекдот. Краснела, поймав оценивающий мужской взгляд. Пугливо отстранялась от партнера во время танца. И восхищенно оглядывала дорогие картины, стильную мебель, вымтавленный на обозрение хрусталь и фарфор. Будто страховой агент,приглашенный для оценки имущества.

В перерыве между танцами завистливо разглядывала скульптурам, открывала и закрывала бар,до отказа заполненный красивыми бутылками. Особое внимание - ванной комнате. Ленку просто заворожили шкафчики-полочки с подсветами, обрамленные изящными лепными багетами зеркала,бассейн с приспособлениями для массажа.

С этого праздничного вечера все и началось.

Позвоню для того,чтобы предупредить о своем появлении вечером неожиданный ответ: не могу,занята,не приходи. Без пояснений - чем именно занята,что ей мешает совместить приятное с полезным,то-есть,общение со мной и домашние хлопоты...

После двухнедельного поста я, наконец, получил приглашение нанести желанный визит. Как выразилась Лена,для небольшой деловой беседы. Знаю предлагаемую "деловую" встречу! Начнется в постели,там же завершится. В сексе пигалица неутомима и изобретательна,по сравнению с ней я слабосильный младенец.

Но все получилось совсем не так,как я нафантазировал.

"Ангелочек" решительно отвела мои жадные руки от своей талии и груди.

- Не понял! - удивился я,когда Лена усадила меня не на знакомый диван - активный участник наших любовных безумств,а на стул,придвинутый к пустому столу. - Новый обряд?

- _ Нужно поговорить...

- Но побеседовать можно и позже...

В ответ - холодный, иронический взгляд. Дескать, допусти тебя к своему телу - не будет никаких деловых разговоров. Одни сладкие всхлипывания.

- Слава,я долго думала над твоими советами по части дальнейшей жизни и пришла к выводу: ты был прав... Пора определяться...

- Умница ты моя! Завтра же отправимся подавать заявление,а через месяц распишемся!

В голове у меня развернулась красочная панорама. В центре - мы с Ленкой, нарядные,счастливые,чокаемся бокалами с шампанским. Вокруг - мои друзья из уголовного розыска, мать с отцом. В стороне - погрустневший Венька.

- Ты не понял. Я действительно решила выйти замуж,но... не за тебя...

- Отыскала большую сексуальную совместимость? - глупо с"язвил я, ошеломленный неожиданной новостью. - И кто же этот счастливец?

"Ангелочек" заходила по комнате. Будто затрепыхала отросшими крылышками. Видимо,нелегко ей сообщать фамилию человека, на которого с необыкновенной легкостью она поменяла любовника.

Кажется,мне знакома эта фамилия!

Вспомнилось с каким восторгом Ленка рассматривала многочисленные картины,развешанные по стенам особняка,с каким интересом спрашивала: подлинники или копии?

- Можешь не отвечать... Крымов?

- Да,ты не ощибся, - вызывающе вздернула она округлый подбородок. Так вызывающе,что мне нестерпимо захотелось отвесить полновесную пощечину. Крымов Вениамин Геннадиевич!

- Толстый,рыхлый.сопливый,круглый,будто арбуз с хилым хвостиком, злобно перечислил я "достоинства" жениха. - Неужели не могла найти... мужчину?

- Не злись и не осуждай меня, - улыбнувщись при упоминании "хилого хвостика",тихо и жалобно попросила Ленка. - Рыба ищет,где глубже,человек где лучше - старая истина... Давай поговорим откровенно?

Я молча кивнул. Переубеждать не было ни желания,ни сил. К тому же знал - бесполезно: решение принято,а Ленка - упряма до твердолобости,ни за что не отступит. Пусть говорит.

- Кто ты такой? Человек,приговоренный своей профессией к смерти. Рано или поздно тебя подстрелят,подколят ножом, оглушат дубинкой... Выйду за тебя - пойдут дети. В перспективе я - вдова,они - сироты. С чем останусь? С мизерной компенсацией за утерю кормильца?... А я ведь ещё молода, мне жить хочется,а не прозябать...

Можно как угодно расценивать сказанное Леной,негодовать и осуждать её, но нельзя не понимать - в чем-то она права.

- Спасибо за честность...

- А я всегда стараюсь быть такой, - с милой гордостью промолвила мля любовница - теперь уже - бывшая. - Ушло и никогда не возвратится время слезливых сентиментальностей,пришла пора жестокой реальности... Признаюсь, как мужик,ты мне подходишь больще, чем Крымов...

Значит,Венька уже добился свего! Отлично,дружище,хвалю за мужскую доблесть и хватку! Представил себе пыхтящего,исходящего потом толстяка, забравшегося на мою подружку,и сделалось до тошноты противно.

Если отбросить богатство и блестящую будущность,что она нашла в Веньке? Вместо мускулистого живота - пузырь,набитый дерьмо. Хлипкий,слабосильный. Единственное достоинство - говорливость. Впрочем,после пары рюмок я тоже становлюсь весельчаком.

Во мне бурлило оскорбленное самолюбие.

Венька никакой не мужик - несуразное сочленение двух шаров: большого туловища и маленького - головы. Сочленение неустойчивое,ибо маленький "шар" нередко мелко подрагивает,будто готовится скатиться с большого и отправиться в самостоятельное "плавание".

Я почти не слушал Ленку,выхватывал из её монолога только отдельные куски. Возбуждающие и успокоительные одновременно.

- ... спасибо тебе за любовь и заботу, - увлеченно щебетала изменница. - Никогда не забуду дней и ночей,которые мы провели вместе...

Я насмешливо похлопал ладонью по дивану,наглядно показывая,где именно проводили время. Лена покраснела и перескочила на другую тему.

- Кстати,одна моя подруга,такая же дуреха,как и я, ищет подходящего мужа... Могу сосватать...

- И она не сбежит от сыщика? Как это сделала ты...

- Думаю - не сбежит... К тому же,ты,наученный горьким опытом,не будешь излишне откровенным... Сосватать?

- Буду благодарен, - неожиданно согласился я. - Если, конечно,твоя подруга не уродина...

- Светка уродина? - ахнула "сваха". - Да она в десять раз симпатичней меня! А в качестве хозяйки - в сотни раз! Уверена - вы будете счастливы...

Что толкнуло меня на неожиданную женитьбу? Видно сработало самолюбие отвергнутого мужчины. Ах,ты предпочла мне круглого бизнесмена, набитого деньгами, будто пепельница окурками в общественной курилке? Тогда получай! Женюсь на любой бабе со смазливой мордашкой и аппетитными формами. Даже если она - твоя подруга!

И женился!

Удивительно,но хитроумный "ангелочек" с"умела сохранить наши с Крымовым дружеские отношения. Еще удивительней то, что связь между нами стала ещё крепче. Сама Ленка скрепила созданное её усилиями "содружество". А вот Светлана в него не вписалась,поэтому задуманный "квадрат" оказался без одной вершины.

И вот образовавшийся "треугольник" едет отыхать в Пятигорск...

9

Я свесился с полки и посмотрел вниз.

Лена спала,обняв руками подушку. Знакомая поза - прижмет подушку к лицу,уткнется в неё точенным носиком и тихо посапывает. Венька спит беспокойно. То храпит во всю силу,то вдруг затихает,перебирая мокрыми губами. Будто накапливает энергию для следующего взрыва.

На столике - ополовиненная бутылка с холодным чаем... Ну,и пьет же, забулдыга! С момента появления на столе заполненной посудины прошло не больше двух часов,а половины - как не бывало! Все же, надо порекомендовать толстяку провериться на сахар, снова озабоченно подумал я, завтра же подскажу.

Крымов заворочался,пробормотал что-то во сне и снова принялся закручивать и раскручивать рулады. Силен мужик! Такие звуки извергает, что заглушает стук колес и покрикивание электровоза. Попробуй уснуть под подобную "колыбельную"!

Я заставил себя задремать. Жизнь сыщика научила засыпать в любых условиях,ценить предоставленную возможность расслабиться, выключить нервную систему,дать ей отдых.

Разбудил меня грохот свалившегося с полки тела. Спрыгнул с полки на пол, где бился в припадке Венька.

Он рычал,задыхался,извивался всем телом, хватался скрюченными пальцами за края нижних полок,за столик. Его били судороги. Лицо - мокрое от обильного пота, глаза закатились.

Вместе с Лариным прижали тело бизнесмена к полу,навалились на него.

- Ленка,быстро - проводницу! Да поворачивайся же ты, развалина дерьмовая!

В такой обстановке некогда подбирать изящные выражение... Ладно,после извинюсь, она поймет.

Основное сейчас - Венька!

Не отрываясь от стены,бледная женшина протиснулась к выходу из купе. По пути задела стоящую на столике бутылку,та опрокинулась,струя холодного чая окатила всех троих: Крымова и нас с Лариным. Холодный душ помог судороги ослабли,оставив мелкую дрожь...

Коридор возле купе заполнили проснувшиеся пассажиры. Прибежала растерянная проводница. Появился начальник поезда.

- Что произошло?

- Кого убили?

- Ограбили?

Паника охватила вагон. Женщины торопливо одевали сонных детей,мужчины собирали вещи.

Не отпуская Крымова,я проорал в раскрытую дверь.

- Срочно - врача... Нужна медицинская помощь...

Возвратился бегающий куда-то начальник поезда.

- Через полчаса - Канглы...

- Полчаса он не выдержит... Поселок,раз"езд,деревня, что угодно,лишь бы - врач,больница,медпункт...

- Не волнуйтесь. Сейчас - поселок Майский... Поезд остановится на несколько минут... Готовьте больного... Я сожалею...

Пожилой начальник поезда действительно сожалел. Будто подсунул Веньке смертельный яд и теперь каялся. За его спиной,рядом с проводницей - Лена. Бледная,испуганная,но - ни слезинки... Волевая женщина,ничего не скажешь, другая давно бы упала в обморок,а она держится.

Судороги не прекращались,наоборот,сделались сильней. На Венькиных губах вспухали и лопались пузыри пены,глаза ещё закатились, конвульсии сотрясали тело.

- Где же ваша остановка? - снова в полную силу заорал я, с трудом прижимая к полу руки Крымова. Ноги держал Ларин. - Черт бы побрал вас всех вместе с поездом и начальством! Свяжитесь с машинистом,передайте - речь идет о человеческой жизни!

Ярость охватила меня и я выплескивал её вместе со сгустками черного мата.

- Машинист в курсе... Может быть,валидол?

- Какой там валидол? Ты ещё валерьянку предложи,тупица дерьмовая! Врач нужен,врач! Явное отравление...

Лена дрожащими руками складывала вещи. Немолодая женщина из соседнего купе помогала ей. Мужчины выносил в тамбур готовые чемоданы и сумку с продуктами.

Когда поезд замедлил ход, все было готово: два наших чемодана стояли в тамбуре,сумка - на них.

Тело Крымова обмякло,судороги прекратились. Но на губах по прежнему вскипали пузырьки пены.

Не ожидая полной остановки поезда, мы с Лариным положили Веньку на одеяло и понесли к выходу. За нами шла Лена...

На щебеночном перроне рядом с избушкой-вокзалом - газик. Грязный, обшарпанный. Сонный водитель покуривает возле открытых дверей.

Ларин пожал мне руку,пожелал благополучия,выздоровдения друга. Церемонно приложился к ручке Крымовой и прыгнул на подножку вагона.

Поезд ушел...

Поселковая больница в Майском напоминала обычный барак, в котором раньше селили вербованных работяг. Почерневший, изможденный,вросший в землю,доживающий отведенный ему век. О том,что перед нами больница, говорил выцветший флажок над крыльцом да соответствующая надпись справа от двери. Медицинское учреждение напоминало умирающего больного, потерявшего надежду на излечение.

Нас уже ожидали.

Пожилой санитар,припадая на укороченную ногу, расхаживал возле входа в больницу. Такой же худой и болезненный,как и здание. Рядом стояли, прислоненные к стене,носилки.

Сомнительно,чтобы в этом здравоохранительном учреждении работали знающие свое дело врачи. Скорей всего - фельдшер с начальным медицинским образованием да медсестра,она же по совместительству уборщица.

Не повезло бизнесмену! Угораздило отравиться не в Пятигорске или в приличном городе,не мог потерпеть пару часов...

Хрипящего,вздрагиваюего от пробегающих по телу судорог Крымова переложили на носилки, внесли в больницу. Водитель помог Лене перетащить в вестибюль тяжелые чемодны.

Придется нам с Ленкой обосноваться в какой-нибудь палате или врачебном кабинете. В захудалом поселке наверняка нет ни гостиницы,ни дома приезжих.

- Сюда,сюда несите, - на ходу щупая пульс больного, метался юркий, тщедушный главврач в очках,чудом балансирующих на самом кончике носа. - В эту комнату,пожалуйста... В реанимацию...

Судя по обшарпанной,давно не крашенной двери,так называемая реанимация - обычная палата,снабженная кислородом. И все же это значительно лучше вагонного купе и неопытных "спасателей" в виде меня и блондина.

В помещение реанимационной нас,естественно,не допустили. Две сестрички среднего возраста в пожелтевших халатах перехватили ручки носилок. Очкастый доктор захлопнул дверь перед моим носом.

Хромой санитар, выражая сочувствие, извлек из кармана халата помятую сигаретину,поджег её.

- Ты... того,паря,не больно переживай... Все там будем,так уж заведено. Авось, обойдется,не дрейфь...

Доморощенный философ пыхнул едким дымком и вышел.

Мы с Крымовой оказались в одиночестве. Если не считать старушки, которая вязала,сидя за столом возле дверей. Некая помесь доброй волшебницы со злющей Бабой-Ягой.

- Ленка,не дергайся зря, - принялся я успокаивать женщину. - Ничего страшного - обычное отравление... С консервами такое часто случается...

Упомянул о консервах и спохватился - их-то мы и не ели. Все было - и балык,и икра,и разная колбаса-ветчина,а вот консервов - ни одной банки.

Кажется, Лена не обратила внимание на мою оплошность. Зато выделила из успокоительного монолога словечко "не дергайся". Редко употребляемое и поэтому - заметное.

- А почему ты решил,что я дергаюсь? Или - на лице написано?

Похоже, успокаивать "ангелочка" нет необходимости. У Лены - по прежнему - ни слезинки,ни морщинки - спокойное выражение лица человека, покорившегося судьбе. Правда, заметна задумчивость,углубленность "в себя", но попробуйте не задуматься в сложившейся обстановке.

Так мы и сидели рядышком,будто две подраненные птицы на ветке... простите,больничной скамье. Сидели и молчали. А о чем говорить? О Крымове? Боюсь,судьба бизнесмена предрешена... Но не скажешь же это будущей вдове... Пусть надеется.

Неожиданно миссию успокоения взяла на себя старушка. Сейчас черты,позволившие мне отнести её к подразделу Бабы-Яги, испарились. Перед нами - самая настоящая добрая волшебница не помню уже из какой сказки.

- Не печалься,милая,Бог не без милости, - она отложила вязание,легко,не по стариковски,поднялась и присела рядом с женой больного. - Авось, выкарабкается твой муженек... А ты не зажимай сердечко,не мучь его. Чувствуешь - подпирают душу слезы,не глуши их,дай волю - пусть текут, вымывают горе...

По лицу Лены пробежала насмешливая гримаса. За кого её принимают? Неужели эта престарелая развалина думает, что из глаз супруги умирающего могут потечь слезливые ручейки?

- Да и что горевать-то? - не унималась добрая волшебница. - Наш Стасик из любой болести достанет человека. Смерть его страсть как боится...

- Стасик? Кто это?

Волшебница вмиг преобразилась в Ягу. Даже показала два оставшихся зуба. Дескать,кто ты таков,мил-человек,что нашего Стасика не знаешь?

Конечно,я не знал,но догадывался. Наверняка,это - доктор с очками на кончике носа,главврач поселковой больнички. В крохотных населенных пунктах нет людей талантливей педаго гов и врачей. Ими гордятся,на их мнения ссылаются,о них ходят легенды.

- Стасик - енто наш доктор,Васин Станислав Платонович, - бабушка неодобрительно покачала головой в косынке,словно выругалась в адрес человека,не знающего местного эскулапа. - Был однажды случай - коли видел бы - не спрашивал: кто да почему... Привезли из леспромхоза мужичка с рукой бревном раздавленной, - напевно принялась рассказывать старушка. - Пилил мужичок дерево,оно упало и рука - в лепешку... Помучился Стасик,не без этого,но чудо сотворил великое - мужик ушел здоровехонек. Той самой раздавленной ручкой пожимал руку Стасика. Да так,что доктор морщился...

Гуляет очередная легенда,одна из многих других,сложенных в народе. И не просто гуляет - ведет за собой десятки аналогичных сказаний.

- Не может быть! - плеснул я "бензинчику" в огонь.

- Это у других не может быть, - зло огрызнулась Яга, - а у нашего Стасика завсегда получается... Еще помню был такой случай...

Весенним ручейком полилась очередная байка. Типа хвалебного песнопения. Я делал вид - внимательно слушаю. Во первых, грешно обижать стариков. Во вторых,авось,блеснет в завале пустой "руды" драгоценная искорка.

Лена сидит,напряженно выпрямившись,будто ей под платье приспособили доску,не позволяющую гнуться. Сложила руки на коленях и смотрит строго перед собой,минуя бабку-рассказчицу,меня и,главное,дверь реанимации. Глаза - сухие,на щеках - болезненный румянец.

Бабушка,вдохновленная вниманием благодарных слушателей, продолжала озвучивать все новые и новые легенды и сказания. Чего только в них не наворочено! И возвращенные к жизни мертвые, и прозревшие слепцы, и приговоренная другими врачами к бесплодию, а у Стасика благополучно разродившаяся молодка...

- Вот и полумай сама - што перед этим болячка твово муженька? Для Стасика - раз плюнуть и два раза растереть. Небось,поел мужичок чего несвежего,желудок и забарахлил. Сичас Стасик очистит его,промоет и - на тебе,лебедушка, твово благоверного. Живого да здорового. Живите и радуйтесь!

До чего же все легко и просто в изложении доброй волшебницы! Но я подозреваю,что в действительности - намного хуже. Главное, непонятна причина отравления. Сидели за одним столом, закусывали одним и тем же, а я, Ленка и Ларин - здоровехоньки. Пострадал один Крымов. Почему?

Притворяясь,что слушаю россказни,поражаясь и умиляясь подвигами святого лекаря,я перебирал в памяти события истекших суток. Вернее, - за последние полдня... А ещё вернее - за вчерашний вечер и ночь...

Плотно поужинали... Лена достала жаренную курицу,нарезала сыр и ветчину, раздала всем по паре яиц... Ларин "ответил" баночкой красной икры и маринованной селедкой,перемешанной с луком. Выпили,не без этого. Как изящно выразился Венька,по полтора десятка граммулек. Выставленные и выложенные на столик деликатесы потребляли почти в одинаковых пропорциях.

Что происходило потом?

Память услужливо подсказала: чаепитие. И - нажала на тормоза. Вот она,единственная "закорючка"! Принесенные проводницей стаканы с чаем однозначно отпадают. Пойди догадайся,какой из них возьмет себе человек, которого задумали отправить на тот свет,а какой - его сосед либо соседка.

Нет,нет,пока - чисто!

Что дальше? Из глубины сознания выполз червяк и стал извиваться, подталкивать застоявшиеся мысли.

Заполненная проводницей бутылка из-под нарзана! Что могло помешать ей бросить туда щепотку ядовитого снадобья? Никто и ничто. Отвернулась от сопровождающего её Ларина и бросила. Секундное дело...

Ларин? Он тоже ,возвращаясь от служебного купе,мог совершить аналогичное преступление. Знал - абсолютно безопасно,никто не схватит за руку. Подозревать можно,но подозрения без малейшего доказательства, что ручка без чернил или пасты - водишь жалом по бумаге и - никаких следов.

Итак,версия номер один - проводница. Версия номер два - Ларин...

По законам логики обязана быть третяя.

Червячок сразу же завозился,затолкал мокрым носом.

Память нарисовала расплывчатую картинку. Мы с Лариным прижимаем к полу дергающееся тело Крымова. Лена крадется к выходу. Ненароком,а возможно специально, задевает бутылку с чаем... Содержимое выливается... Полностью, до донышка... Для экспертизы ничего не остается...

Глупость! Спрашивается,зачем жене бизнесмена убивать мужа? Все равно, что резать курицу,несущую драгоценнные яйца.

И все же - версия номер три.

Медицинская бабуля продолжала монотонно вещать о сказочных подвигах Геракла,то бишь,главврача Стасика. Крымова сидела все так же прямо, застывшая,с нездоровым румянцем на щеках. Уставилась неподвижным взглядом на простенок, где вывешены правила посещения больных и - ни звука,ни стона.

Будто изучает, что можно передавать,а что категорически запрещается, в какие дни разрешены посещения,а в какие не пустят... Все это знакомо,как белые халаты медиков... А почему,спрашивается,обязательно белые,а не голубые или сиреневые в розовую крапинку?

Дурацкие инструкции вызывают тошноту.

А если бы Ленка изобразила тяжкое горе,поверил бы я в искренность бывшей любовницы или усомнился? Вопрос трудный, поэтому я несколько минут колебался между: да,поверил и нет,не поверил. Склонился к последнему. Ибо в достаточной мере изучил ангелочка без крылышек,познал её и внешне,и... внутренне.

Разболелась голова. Слушать высоконравственные причитания бабули и, одновременно,размышлять о своем - невероятно трудно.

- Большая у вас больница? - не выдержав,перебил я напевный бабулин говорок. - На сколько койко-мест?

Термин для Яги,по-моему,абсолютно непосилен. Она повернулась и одарила меня негодующим взглядом поверх очков. Так смотрят на нахальную мышь, забравшуюся при свете дня в открытую банку с крупой.

Все,пропал нахальный сыщик! Сейчас летописец знаменитого чудотворца разделает тебя, как мясо для шашлыка.

Не разделала - пожалела.

- Шесть палат у нас: четыре мужских и две бабских. Вот и посчитай, мил-человек,сколь будет твоих мест...

- И все заняты?

Новый взгляд,сожалеющий по поводу умственной недоразвитости нахального собеседника.

- Завсегда свободные кроватки имеются. Народец в поселке тихий,не избалованный. Ежели кто зашебуршит - токо приезжие. Поентому колотых или резанных у нас почитай почти не бывает. Лежат с язвами в кишках да с переломами конечностей.

Диагнозы выданы с удовольствием и сознанием собственной значимости. Дескать,бабке поручено не только охранять покой стационара,но и просвещать по медицинскому ликбезу таких,как я,недоумков.

- Язвы и разные конечности для Стасика плевое дело. Нервные расстройства - посурьезней. Их Стасик по своему,по научному излечивает сном. Закатит двойное снотворное - небось успокоишься...

Честно говоря, лично мне снотворное не требуется. И без него спать хочется зверски. Глаза слипаются и голова валится то на одно,то на другое плечо. Уснул бы прямо на скамье - мешают бабкины монологи. Единственная возможность унять её - смыться, оставив на с"едение Крымову. На Ленку,по моему, не действуют сейчас ни бабкины лекции,ни бессоница.

- Можно познакомиться с вашей прекрасной больницей, - в очередной раз перебил я медстарушку. - Конечно,рассказываете вы толково и понятно,но такой уж я человек - пока не пощупаю ни за что не поверю...

- Секретов не держим, - сердито проинформировала Яга. - Прогуляйся по коридору,коли имеется желание. Только в бабские палаты не заглядывай - у нас это строго. А я пока с женой твово дружка посудачу. Ты все больше молчишь,а бабенку развлечь нужно,потолковать по доброму...

Сейчас развлекать Ленку все равно,что кричать на улочке поселка, надеясь,что тебя услышат в Вашингтоне. По моему,изваяние египетского фараона выглядит намного живописней и разговорчивей Крымовой. Закати она истерику - всем было бы легче. В том числе и ей самой.

Не так просто сидеть и ожидать вестей из реанимации,заранее догадываясь об их содержании. Венька все же - мой друг. Жирный,ехидный,отбивший любовницу,но - друг.

Поэтому мне тоже не мешает отвлечься.

Поднялся,ободряюще тронул за плечо Крымову и двинулся по больничному коридору, осматривая облупившиеся двери палат и развешанные на стенах медицинские рекомендации... Травы при желудочных заболеваниях,при простуде... Средства от головной боли... Гимнастические упражнения...

А в голове барахтаются,хватаясь друг за друга,три версии. Две солидных и одна - хлипкая,в которую я не верю. Которая оставлена больше для порядка.

Послать бы телеграмму в Козырьково. Так и так,выручайте, хлопцы, проверьте некую проводницу купейного вагона поезда Москва-Кисловодск, который отправился с московского вокзала такого-то числа. Где и с кем живет,как дышит,имеется ли на неё компромат?

Представляю себе,какой взрыв смеха вызовет дурацкий запрос отпускника, какие шуточки посыпятся в мой адрес. Провинциальный Шерлок Холмс появился... Мегре из Козырьково... Нет, от запроса пока воздержусь!

А как проверить Ларина?

Вообще-то с ним намного проще. Попаду в санаторий - самолично прощупаю подозрительного блондина. Никуда не денется. Заставлю расслабиться, разговориться. Главное,вспомнить где,при каких-таких обстоятельствах я мог познакомиться с ним.

Ночной коридор пуст. Иногда проковыляет по направлению туалета сгорбленная фигура больного. Придерживая рукой разлетающиеся полы халата, пробежит женщина. Прошагает дежурная медсестра с ванночкой,в которой лежат укутанные в марлю шприцы...

Заканчивается коридор дверью,забитой крест накрест досками. Ведет она, судя по всему в некое подобие больничного парка... Второй,черный выход! Впрочем,зачем мне нужны ночные коридоры,обшарпанные палаты и ковыляющие больные? Оклемается Венька,сядем втроем на пригородный поезд,доберемся до большой станции и там переберемся в родной экспрес,который доставит нас до блаженного отдыха в Пятигорском санатории.

А если не оклемается?

Подспудно я был уверен - не оклемается. Отравление - слишком каверзная болячка,запустишь,не вытряхнешь во время из организма заразу - конец...

Погулял я по коридору,бесцельно поглядывая вокруг,и вспомнил - давно не курил. Последний раз баловался сигаретой в поездном тамбуре вмете с блондином. Потом было не до табачного дымка. Сейчас, как принято выражаться, уши опухли от долгого воздержания,голодная слюна перегрузила рот.

Туалет не в конце коридора - почти посредине,неподалеку от вестибюля. Соответственно, место для курящих. Подумал я,поколебался и решительно открыл заскрипевшую дверь.

Конечно,никто не упрекнул бы меня за курение в коридоре. Не больной же и не сотрудник больницы - случайный человек,которому сам Бог велел вести себя расковано,не связывать свое поведение с какими-то инструкциями. Просто сработала больничная обстановка со стонами,доносящимися из палат, специфическим запахом,табличками,прикрепленными рядом с дверьми... Палата номер...кабинет врача... процедурная. Курить здесь - будто стоять в церкви, не снимая шапки.

Туалет - двухкомнатный. Так и вертится на языке профессиональное двухкамерный. Первая "камера",размером с одиночную палату нормальной больницы - умывальная. С двумя текущими кранами и покарябанным зеркалом. К услугам курильщиков - немудрящая лавочка. Типа той, возле которой судьба-злодейка подарила мне знакомство с ангелочком без крылышек. После того,как Ленка переметнулась к жирному бизнесмену,я стал относиться к подобным лавкам с подозрительностью и отвращением.

На туалетно-больничной лавчонке сидит,окутанный табачным дымом, кряжистый мужик лет сорока с хвостиком. Лицо изрублено морщинами,левая рука загипсована и бинтом подвешена к шее. Из под расстегнутой до пупа рубашки тоже выглядывают бинты,заковавшие грудь. Сам я далеко не слабенький постоянные тренировки накачали мускулатуру, но по сраванению с этим больным - слабак. Передо мной - настоящий богатырь,Илья Муромец.

Я почтительно присел рядом,достал из нагрудного кармашка пачку "явы" с вложенной туда зажигалкой. Закурил. Струйки дыма от двух сигарет причудливо переплетались. Словно обнюхивались и сравнивали достоинства и недостатки.

Совместное курение всегда сближает,подталкивает к более близкому общению.

- Катастрофа? - участливо кивнул я на загипсованную руку.

- Авария, - охотно отозвался богатырь,выбросив выкуренную "приму" и заменяя её новой. - С машиной,гвоздь ей в колесо,столкнулся.

- И как машина? - довольно ехидно осведомился я. - В лепешку? Ремонту не подлежит?

Есть люди,от которых любые шутки - и добродушные,и злобные - отлетают, не вызывая никаких эмоций. Именно к ним принадлежит новый мой знакомый.

- Что ей,машине,сделается? Чай,железная... Вот я малость пострадал...

Еще одна особенность в облике партнера по перекуру поразила меня. Великан из"ясняется на добротном русском языке, без непременных матюгов, нелепых сравнений,идиотского посмеивания. Одно это расположило меня к ночному собеседнику.

- Давно лежите?

- С неделю. Стасик завтра пообещал выписать. Жена дома долечит - она у меня умелица. Что пошить,что сготовить, что лечить - все спорится...

Богатырь разговорился.

Оказывается, "столкновение" с машиной не обошлось переломом руки пострадали ребра,нарушилось что-то в работе внутрених органов. Работает Дмитрий обычным грузчиком,два месяца - без зарплаты - вот и решил подкалымить у местного торгаша. Подкалымил,называется! Много ли отхватишь по больничному листу? Если вообще уплатят... Даже на зарплату денег, твердят,не хватает,на разные отпускные,больничные,компенсации - тем более не найдут.

Все это высказывалось без обиды и злости - раздумчиво, с пониманием трудностей так называемого "переходного" периода.

- Такая уж горемычная наша Русь. Нмкогда нормальной жизни не знали ни прадеды,ни деды,ни отцы - одни переходы. То от капитализма к социализму,то от обычного - к развитому,после - с каким-то человеческим лицом... Нынче попятились назад к треклятому капитализму,прах которого отряхнули... А мне что поп,то батька. Обзови как угодно,но за труд плати,не толкай на проезжую дорогу с ножом или кистенем!

Мужика можно понять. За его спиной - жена,дети,дом. Ему обрыдли постоянные обещания,жесты в сторону расцветающих государств Запада и Востока.

- Давай закончим - про политику. Надоело. До того докатился - увижу по телевизору нашего президента либо премьера и вхожу в безумие. Хочется запустить в экран что потяжелей...

- Признаюсь,мне тоже осточертела беспросветная болтовня. Программы, одни программы,а на поверку - пшик.

- Во-во,точно сказал - пшик... Откуда ты взялся в Майском? Ежели местный, видел бы в поселке... Значит, приезжий.

Откровенность всегда требует равнозначного ответа. Не пойдешь на неё погаснет только-что рожденный огонек беседы. А мне этого не хочется. Разговор с грузчиком отвлекает от мыслей о Веньке,которого сейчас потрошат в реанимации,о его жене,которую "потрошит" медицинская яга. Поэтому я выложил случайному знакомому историю отравления друга... Не все,конечно, утаил придуманные версии,некоторые подробности. Естественно,умолчал о том, что жена Крымова - бывшая моя любовница...

- Стасик все сделает, - уверено,точь в точь,как бабка-сказительница, заверил меня грузчик. - От Бога у него талант - лечить людей. Не счесть скольких вытащил из могилы,уберег от вредной старухи-смерти. Твоему другу тоже поможет...Не доктор - артист!

- По мерке вашего поселка...

Ответом на ехидство - неодобрительный взгляд,легкое покачивание головой. Я почувствовал себя нашкодившим сорванцом,которому погрозили ремнем.

- Не скажи. К нашему Стасику отовсюду с"езжаются болящие. Даже из города наведываются приговоренные к гибели тамошними лекарями.

- А у вас выздоравливают? - недоверчиво спросил я, ожидая услышать новый сериал легенд.

- Всякое случается. Человек - не машина, дышло ей в мотор. Но чаще Стасик излечивает. Таблетками, хитрым питьем, облучением-прижиганием... Так что не сомневайся,браток,и твоего дружка вытащит.

- Спасибо...

- А мне-то за что? - удивился Дмитрий,вздернув густые брови. - Стасика поблагодаришь,бутылку поставишь. Уважает доктор бутылочки...

Помолчали.

Грузчик докурил сигарету,бросил окурок в урну.

- Пойду я,друг,прижму ухом подушку. До утра осталось часа три.

Проводив нового знакомого до его палаты,я медленно по коридору. Еще издали услышал распевный говорок медицинской бабушки. "Обработка" Лены продолжалась. Видимо,с прежним успехом.

- Вот и дружок твой,бабонька, возвернулся... Понравилась наша больничка или не легла на душу?

- Понравилась...

Я присел на табуретку,стоящую в отдалении от беседующих женщин и снова принялся копаться в трех версиях. Менял их местами,отбрасывал и снова возвращал на прежние места. Короче,занимался привычным делом сыщика...

Наконец,из реанимации вышел главврач. Усталый,потускневший.

- Как дела,Станислав Платонович?

Лена ограничилась вопрошающим взглядом.

- Сделал все,что мог. Промыл,прочистил,высущил... Остается одно: ожидать.

Ничего нового! Ожидание - главная надежда всех врачей, не уверенных в результатах своего лечения.

- Неужели яд успел подействовать? Ведь прошло не так много времени.

Стасик поправил очки,висящие на кончике носа. За ширмами стекол круглые,удивленные глаза.

- Значит,вы подозреваете?

- Подозреваю...

Признался негромким голосом,глядя при этом не на главврача больниц на Крымову. Примитивная проверка третьей версии. Как отреагирует на неё Лена? Удивленно вздернет аккуратные бровки? Пренебрежительно поведет полным плечиком? Сощурится? Испугается? Должна же она выразить свое отношение к сказанному?

Проверка ничего не дала. "Сфинкс" не изменил позы,лицо осталось все тоже - бледное с яркими пятнами болезненого румянка на щеках. Ни испуга, ни отвращения.

- Признаться,не верю! - решительно возразил Станислав Платонович. Ведь люди - не звери,убить человека очень трудно хотя бы потому,что убийство противно человеческому существу...

- А как же быть с миллионами преступлений по стране, связанных с лишением человека жизни? А киллеры,которые за определенную плату стреляют, колят,режут незнакомых им невинных людей?... Простите за прямоту,но вы, доктор наивны,как бычок,которого тащат в забойный цех мясокомбината,а он думает - к материнскому вымени!

Медицинская бабушка осуждающе кашлянула. Врач смущенно затеребил завязки халата. Крымова не изменила позы. Только на бледном лице появилась и тут же исчезла непонятная гримаса. Дескать, как можно говорить о причинах смерти, когда Венька мается в реанимации?

- Вообще-то, сейчас дело не в отравлении, - нарушил молчание главврач. - С ним,уверен,мы уже справились. Сердце у больного изношено...слишком изношено... Повторяю, остается ожидать и надеяться... Отдохните и загляните в больницу часикам к восьми-девяти утра...

Совет,прямо скажем, целительный: и я,и Лена нуждаемся в востановлении сил. Но есть существенная неточность: где нам отдохнуть? Под ближайшим забором? В парке на травке?

- И где же вы посоветуете нам набираться сил? - изящно поддел я доктора,но упомянуть о заборе или травке не решился - медики,как правило, обидчивы,а жизнь Веньки сейчас в полном их распоряжении. - Мы ведь не местные.

- Простите,упустил из виду, - в очередной раз смутился Васин и на лету поймал свалившиеся с носа очки. - Вы же - с поезда... Действительно, проблемка... Что делать - ума не приложу... Скверно,конечно,но у нас - ни одной свободной палаты...

Какая там проблема! Я высмотрел подходящую кушетку в дальнем углу вестибюля. Для себя. Лена может лечь в какой-нибудь смотровой.

- А ежели мужичка положить в третьей палате? Там есть свободная кровать - вчерась выписали язвенника после операции... А дамочку - в сестринскую, - прошелестел уважительный бабкин говорок, вкрадчивый, сомневающийся.

- А куда денем дежурную сестру? - не согласился Васин. - Лучше сделаем так: вас положим в палате, - повернулся он ко мне. - А супругу больного - в мой кабинет... Мне все равно придется посидеть возле пострадавшего...

Я согласился поспать оставшуюся часть ночи в палате. Лена тоже кивнула. Медбабка удовлетворенно пожевала губами.

Полное взаимопонимание.

Лена вслед за бабкой прошла в указанный кабинет. Не раздеваясь, улеглась на смотровую кушетку. Заботливая "добрая волшебница" накрыла её больничным одеялом.

Спеть бывшей любовнице колыбельную? С удовольствием! Только не сейчас - позже. Когда Венька окончательно придет в себя и мне не будет зазорно вырастить на его голове роскошные рога.

Убедившись в том, что Крымова устроена, я отправился в третюю палату. Без сопровождения.

Комната - человек на пятнадцать. Душно,тоскливо. Кто-то постанывает, будто жалутся на нелегкую свою судьбу. Кто-то храпит. Остро пахнет дезинфекцией, потом, мочой. На соседней кровати - громоздкая фигура грузчика. Вздымается и опадает закованная в бинты могучая грудь,от мерного дыхания в панике разлетаются мухи. Спит? Наверно,да. Такие сильные люди не страдают бессоницей,засыпают так же мгновенно,как и просыпаются.

Оказывается - ошибся.

- Как твой дружек пришел в сознание?

- Врач говорит - пришел. Но с сердцем у мужика не ладно - разные сбои-перебои...

- Не бойся,паря, - в очередной раз подбодрил меня Дмитрий. - Сердца людские - любимое место Стасика. Вытащит... Вот ежели бы печенка-сеезенка тогда похуже... Спи. У меня что рука,что пожелания - легкие. Завтра повидаешься с приятелем...

Отвернулся и мерно засопел. Мгновенно,без трубного храпа или заливистого посвистывания.

Как у грузчика рука - не знаю,а вот пожелание оказалось далеко не легким. В пять часов утра меня разбудили. С трудом открыл глаза. Надо мной склонился Васин. Так низко,что я почувствовал неприятный запах нечищенных зубов.

- Только тихо... Не надо тревожить больных, - прошептал он,глядя в сторону. - Оденьтесь и выходите в коридор...

Все понятно без дальнейших раз"яснений. Сердце подкатилось к горлу, перехватив дыхание,веки сделались непод"емными. Быстро натянул рубашку и брюки,с туфлями в руке выскочил в коридор. Васин стоял,прислонившись плечом к стене и протирал стекла очков. Без них глаза доктора были беззащитны, переполнены тоской.

- Дело в том... Понимаете... Хрупкий человеческий организм...

- Скончался?

- Да, - беглый взгляд на наручные часы. - Двадцать минут тому назад... Поверьте, я сделал все,что в моих силах...

- Перестаньте плакаться, - резко,может быть,излишне резко,осадил я горюющего врача. - К вам - никаких претензий... Сердце?

- Оно,проклятое... Отравление спровоцировало сердечный приступ... Окончательный диагноз - после вскрытия...

Я невежливо отмахнулся от издевательства над мертвым венькиным телом, заодно от окончательного диагноза. Подшивать его в следственное дело или вешать в рамочке на стену родного коттеджа?... Первым пусть займутся следственные органы, второе решит безутешная вдова...

Кстати,о вдове...

- Вы сами скажете? - с просьбой и надеждой показал я Васину на лверь его кабинета. - Все же,лечащий врач...

Станислав Платонович не оправдал моих надежд. Видимо, опротивила навязанная ему обязанность общаться с родственниками умерших больных. Ибо каждый подобный случай - клочок собственного сердца,самолично вырванный и брошенный под ноги собеседников.

- Избавьте... Не смогу... Ослаб за эту ночь до дрожи в коленках...

Все понятно. Придется мне сообщать Ленке о смерти любимого супруга, больше некому. Не доверять же это щекотливое поручение словоохотливой бабуле?

- Когда можно похоронить?

- Если без вскрытия - завтра...

11

Я ожидал всего: слез,причитаний,обморока - ничего подобго. Васин, стоящий за дверью с валидолом и успокоительным наизготовку,и тот поразился. Не успел я дотронуться до локтя спящей женщины,как она открыла глаза.

- Веня умер? - произнесла она,приподнявшись на подушке.

- Да... Сердце подвело, - глядя в угол, ответил я. - Рано или поздно это должно было произойти. Отравление только ускорило,

Лена кивнула. Да,не жилец был супруг... Да,этого нужно было ожидать... Нет,она с"умеет совладать со свалившимся на неё горем... А в широко раскрытых глазах - недоумение,смешанное со странным равнодушием. Мне ранее не приходилось видеть подобной реакции ангелочка.

Все же Ленка необыкновенная женщина! Радость - своя собственная,не позаимствованная из книг либо у других людей. Горе выражает тоже по своему, без подражания известным стереотипам. Но мне кажется,что сейчас она не горюет по поводу смерти мужа - её гложет страх одиночества...

- Что будем делать?

Вопрос - чисто деловой,без примеси волнения. Дескать,я теперь одинокая женщина,ты - единственная опора и защита,поэтому и спрашиваю.

- Похороним Веньку и возвратимся в Козырьково...

А что ещё можно предложить? Продолжить так нелепо прерванное путешествие? Это мне казалось не только глупым, но и оскорбительным для памяти умершего друга.

- Почему возвратимся?

В голубых глазах - недоумение и обида.

- Как это почему?... Может быть,Крымов оставил завещание - предстоят хлопоты по его оформдению... Необходимо сообщить коллегам по фирме... Оповестить родителей и знакомых... И,вообще,человек умер - о каком отдыхе может идти речь...

Крымова задумалась. Мне показалось - анализирует мои доводы,отбрасывает те,которые могут подождать,отбирает наиболее важные. Странно,что она в таком состоянии способна трезво размышлять.

Я терпеливо ожидал,предугадывая решение вдовы и не одобряя его.

- Славик,а зачем нам возвращаться? У тебя - долгожданный отпуск, лишиться которого - невероятная глупость. Меня никто не ожидает. Ни в Козырьково,ни в Москве,вообще - нигде... Поедем в санаторий, подлечимся...

- Как ты можешь так говорить? Венька...

- А что Венька? Оживет,да? - В глазах ангелочка засверкали негодующие огоньки. - Если бы такое было возможно, отправилась куда угодно: в Козырьково,в Пекин,на Луну... Но зачем зря лить слезы и лишать себя отдыха? Веньку этим с того света не вернешь... Давай поедем в Пятигорск? Прошу. Из санатория можно послать телеграммы,позвонить... Вот и совместим решение всех пробленм с лечением...

Подобная бессердечность оглущила меня не хуже,чем удар по голове. Подумать только: у женщины умер близкий человек,пусть не любимый,но все же близкий. А она через час после его смерти,не оплакав,не похоронив, собирается ехать в санаторий. И не одна - с бывшим любовником!

На память пришла хрупкая девчонка-подросток,осаждаемая пьяными хулиганами. Ни малейшего испуга - смотрит на них равнодушно,без презрения, даже - с любопытством. Будто на бегающих в клетке белых мышей. Позже,в моих об"ятиях на памятном диване она тоже сохраняла все то же выражение любопытства. И сколько я не пытался с помощью самых интимных ласк заставить Ленку раслабиться,потерять,как мне тогда казалось,деланное равнодушие - так и не удалось. Не добился перевоспитания жены и Крымов...

- Почему ты молчишь? Считаешь меня бессердечной,да? Поедем?

- Поедем?

- Будь по твоему.

А что ещё можно сказать? С тех самых пор,когда Ленка стала моей любовницей,убедился - Господь-Бог по ошибке вложив в сооблазнительное женское тело мужские качества. Теперяшняя её реакция на смерть мужа лишнее тому доказательство.

- Когда поедем?

- Похороним Веньку и - в дорогу... Нужно узнать,кстати,во сколько здесь обходятся похороны.

- Отвернись,пожалуйста...

Сейчас Крымова расстегнет платье,достанет надетый на голое тело пояс с кармашками. Там хранятся деньги. Как в остросюжетных романах.

- Не надо, - сморщился я. Терпеть не могу пользоваться чужими деньгами, к тому же,взятыми у женщин. - Расплачусь своими. Думаю - хватит.

- Сыщицких, - презрительно усмехнулась Лена. - Знаешь сколько слупят за один гроб?

Не знаю,но догадываюсь. В Москве или даже в Козырьково похороны влетели бы нам в солидную сумму. Тысяч пять, если не больше.

В Майском,то ли народ сохранил доброту и порядочность, то ли цены пониже,но,по заявлению медицинской бабули,мы обойдемся суммой в два раза меньшей. Включая расходы на не избежные поминки.

Добрая волшебница оказалась права.

За символическую по нынешним временам плату больничный плотник сколотил приличный гроб. Даже оббил его старенькой тканью. Сестры и санитарки принесли цветы. Бабуля за наши деньги спроворила где-то венок.

Васин проявлял необычайную заботу: договаривался с плотником, ободряюще подшлепывал хлопочущих сестер,пытался успокоить и без того спокойную супругу умершего. Короче,изо всех сил старался "отработать" невесть какую вину.

- Надо бы послать телеграммы родственникам, - нерешительно предложил я. - Вдруг захотят перевезти тело умершего на родину...

Лена промолчала,но я знал - она против этого. Почему? Впрочем,мое дело предложить,я всего лишь друг, человек без права решающего голоса.

Неожиданно воспротивился главврач

- Ожидать приезда родственников нельзя... Лето,жарища.

Я вынужден согласиться...

На кладбище отправились все ходячие больные,сестры,санитарки,врачи.

- Успокаивать не стану, - тихо говорил Дмитрий,вышагивая рядом со мной за гробом. - Понимаю,словеса только усилят горе. Вот что хочу сказать. На небесах - своя "бухгалтерия" - приход,расход. Там записано кому когда ложиться в землю,кому нарождаться, кому жить-поживать. Ничего не переиначишь... Поэтому ты не особо переживай...

А я,между прочим,уже и не переживал. Тошно,не без этого,обидно за нескладную судьбу Веньки. Но не больше. Кажется,Ленка заразила меня цинизмом.

Медицинская добрая волшебница принесла для вдовы черный платок и Крымова шла в нем,глядя поверх голов куда-то вдаль. Губы поджаты,глаза пересушены. То ли демонстрирует окружающим свое горе,то ли сдерживает ироническую улыбку...

А по какой причине ей улыбаться? Избавилась от опротивевшего мужа? Что-то я не замечал этой "противности". Вечно супруги перешептывались нежно, дер ась за руки. А однажды,не заметив моего присутствия,целовались.

Впрочем,далеко не всегда поцелуи - свмдетельства горячей любви. Я знал пару,которая на людях облизывалась,а наедине так зубатиись,что летели пух и перья. Сам при семейных разборках, конечно, не присутствовал - соседи посвятили.

И все же, смерть и веселье несовместимы...

Похоронили Крымова в два часа дня. Пригородный поезд отправляется от Майского вечером и прибывает на узловую станцию, на которой останавливается наш экспресс, в десять. Даже с учетом всевозможны задержек и опозданий мы успеваем.

Наконец, тягостный для меня и Ленки ритуал завершен. Могила засыпана, украшена цветами, в изголовьи поставлен крест.

- А теперь немного посидим в моем кабинете, - пригласил Васин. Шикарного стола не обещаю - время нынче нищенское. Выпьем медицинский спиртик,закусим малохольными огурчиками. Проводим в последний путь-дорожку умершего... Не обессудьте за скромное угощение, бедно,зато - от души...

Разговорился Станислав Платонович - не остановишь.

- Разрешите внести и нам свою лепту в немалую стоимость поминок, предложил я,вытаскивая из кармана похудевшую стопку купюр.

Главврач не стал отказываться, не изобразил интеллигентного смущения. Поправил спрыгивающие с носа очки и деловито пересчитал деньги.

Персонал больницы продемонтрировал удивительную активность. Впечатление - не готовили поминальный стол,а спасали погибающего от сердечного приступа пациента.

Через час все было готово.

Больные разошлись по палатам и курилкам,а мы уселись за стол в кабинете главврача. Мы - это главврач,трое его коллег и почти все медсестры во главе с опечаленной медицинской бабулей. Мне показалось,что она печалится не столько по поводу неожиданной смерти Крымова,сколько из-за подрыва авторитета легендарного "Стасика". Бормочет что-то себе под нос, недоуменно разводит руками.

Васин поднялся с кружкой в руке.

Сидящие за столом повторили его жест. Кардиолог прекратил долгий спор с лысым хирургом. Медбабка перестала сокрушаться и удивляться. Сестры, будто по команде, принялись вытирать слезы.

Сейчас прозвучит стандартное - пусть земля будет пухом страдальцу,пусть защитят его перед Престолом Всевышнего все его добрые дела на Земле... И так далее. Жуликоватый бизнесмен,пьянчуга и бабник,каких даже в наш распутный не так уж много, предстанет новым святым с незапятнанной репутацией и ореолом мученика.

Не предстал. Ибо Васин даже не успел открыть губастый рот.

В коридоре прогремела автоматная очередь. Послышались крики: выйти из палат! Всем лечь на пол! Быстро,быстро! В ответ - плач женщин, недоумевающий вопросы мужчин,ругань.

- Что там происходит?

Главврач застыл с кружкой в одной руке и со свалившимися с носа очками - в другой. Медбабка бросилась к двери, чтобы занять свой пост в вестибюле и навести там революционный порядок.

Не успела.

От сильного удара ногой дверь распахнулась. На пороге - двое в напяленных на голову колпаках,с настороженными автоматами. Знакомая униформа, оставляющая открытыми только глаза и рот. Милицейско-бандитская.

- Лицом к стене! Быстро! Малейшее движение - стреляем!

Пришлось подчиниться. Автоматные стволы намного убедительней самых резких приказаний - плюнут свицом и - здравствуй,друг Веня,приготовил ли рядом с собой удобные места для жены и приятеля? С голыми руками против автоматов не попрешь.

Басаевские боевики? Не похоже. Те,как правило морд не маскируют, наоборот,выпячивают. С зелеными полосами на лбах, с кавказским акцентом. А эти из"ясняются на чисто русском языке,прячут волчьи морды под овечьими масками. Не исключено - белобрысые и курносые. Рязанско-тамбовского образца.

Из коридора непрерывным потоком - женские истерические крики. Мужчины помалкивают,успели врубиться в ситуацию,не дразнят бандитов.

- Кому сказано? Все - из палат! Сесть возле стены на пол! Стреляем! Стреляем!

Бешенные выкрики, автоматные очереди поверх голов. Все ясно. Террористы боятся,как бы заложники не выпрыгнули из окон палат. Оставляют на своих местах только нетранспортабельных,которые не поднимаются с постели. Если даже умудрятся удрать - черт с ними,ходячих хватает...

Врачи,медсестры и мы с Крымовой распялись на стене на подобии насмерть перепуганных мух,приклеенных к масляной панели. Два террориста смахнули тарелки и бутылки со стола. Будто приготовили место для составления протоколов. Даже на спирт не польстились...

Неужели,идейные борцы за свободу родного Кавказа? С одной стороны, хорошо,с другой - плохо. Идейные не ограничат своих требований обязательным выкупом,потребуют журналистов,телеоператоров,организуют прессконференции... А это - время. И не малое. Бандиты тоже не ограничатся выкупом - примутся шарить по шкафам и чемоданам,перепьются. Бандитское веселье зачастую заканчивается кровью...

- Главврач,быстро набери номер телефона главы администрации! Быстро!

По моему,словечко "быстро" - главное в бандитском лексиконе. Боятся, паразиты,малейшего промедления,отступлений от заранее разработанного "сценария" налета. Боятся до дрожи в коленках неожиданного появления омоновцев. Так уже было в Первомайском. Тот же стиль,ничего нового.

Главное - не сопротивляться, не качать права. Можно нажить крупные неприятности. Типа круглой дырочки в башке. Трусливый бандит,а они все трусят, - по настоящему страшен.Ибо его поведение непредсказуемо. Палец дрожит на спусковом крючке оружия,глаза бегают в поисках неведомой опасности,мозги затуманены предчувствием расплаты. Рискуя своими жизнями, они не ценят чужие.

- Кому сказано позвонить?

Голос густой,угрожающий. Главарь не терпит размышлений и промедлений.

Васин - будто приклеился к стене. Пальцы раскинутых рук подрагивают, расставленные ноги,кажется,гнутся в коленях. Один из налетчиков взял главврача за шиворот и оторвал от спасительной стенки. Подталкивая стволом автомата,усадил за стол рядом с телефонным аппаратом.

- Звони,сявка вонючая!

Шепча дрожащими губами знакомый набор цифр,то и дело сбиваясь и вновь набирая, Станислав Платонович все же дозвонился.

- Что... ска...зать? - в три приема спросил он.

Я понимаю: человек чисто гражданский,грубые окрики и вид направленного автомата для него - слишком большие перегрузки. И все же трусость,от кого бы она не исходила,явление мерзкое. Образ легендарного лекаря-кудесника стал понемногу меркнуть.

- Сам представлюсь! - раздраженно выкрикнул главарь. - Ответит секретарша - скажи кто звонит. Попроси пригласить шефа. Мол,по важному делу...

Судя по интонации,главарь явно не русского происхождения. В прорезях для глаз у другого проглядывает этакая голубизна. У третьего в голосе пробивается оканье... Бандитский интернационал!

- Лидочка... добрый день... Мне срочно нужен Алексей Васильевич... По какому вопросу?... Важному,очень важному... Не терпящему отлагательств, заторопился Васин,подталкиваемый склонившимся над ним террористом. - Я не могу ожидать... Что? Совещание?

Главврач положил трубку и беспомощно поглядел на бандита. Магическое слово "совещание" немного подбодрило его. Дескать,рад бы помочь,но лишен этой возмож ности,поскольку не имею права отрывать начальство от столь важного мероприятия.

- Не достанешь мне твоего вонючего Алексея Васильевича - вырежу тряпичное сердце,трусливый подонок,подзаборный интеллигент! - змеей шипел главарь,встряхивая бедного Васина, будто куль из-под крупы. - Скажи, больница горит... Бомбу нашли... Водопровод лопнул... Быстро! Быстро!

Главный аргумент - вдавленный в висок ствол пистолета. Васин поспешно схватился за телефонную трубку.

- Лидочка,очень прошу... Позови... Сверхважно... Речь - о десятках жизней.

Станислав Платонович едва не плачет. В его голосе - такая тоска и безысходность, что секретарша поверила.

- Сейчас позову.

Васин подал трубку главарю. Будто ключи от города, сдающегося на милость победителя.

- Глава администрации? Кто говорит - неважно. Не имеет значения. Человек говорит,понятно? Слушай внимательно,начальник...

По проводам побежало знакомое,опробованное многократно налетчиками и рэкетирами всех мастей, требование выкупа... Захвачены заложники: врачи, медсестры,больные. Много больных. Во имя спасения невинных людей администрация должна в срок до полуночи предоставить автобус,в салоне которого положить сумку с миллионом доларов. Обеспечить беспрепятственный проезд в Чечню. И - заключение,пахнущее кровью. Если требования не будут выполнены,начиная с полуночи,каждый час - расстрел двух заложников.

По причине с"едающей главаря трусости он говорит жестко, напористо. Никаких сомнений в том что бандиты будут расстреливать. Стариков,женщин, детей... Иногда пробивается этакое ехидство... Врачей пристрелим в последнюю очередь,пусть оказывают помощь больным... Медицинских сестер и санитаров - в предпоследнюю.

Требования высказаны. Главарь облегченно вздохул,оттянул от шеи край колпака,вытер с лица пот. Видимо,нелегко даются ему столь крутые переговоры.

Я представил себе самочувствие главы администрации и поежился. Не хотел бы быть сейчас на его месте....

12

Бандиты занялись привычным делом - обшаривают наши карманы,бросая на стол документы. Деньги таинственным образом исчезают. В коридоре,видимо, эта процедура уже завершена. Там - тихо. Только изредка доносятся гулкие шаги расхаживающих боевиков.

Васин бесцеремонно возвращен на свое место - носом к стене

Главарь внимательно разглядывает документы. Иногда сверяет нвклеенные в них фото с оригиналом. Для этого два его помощника силой поворачивают заложников лицом к столу. Повернут,подержат в таком положении несколько минут и по повелительному жесту вожака снова "приклеивают" на свое место.

Особое внимание,как я и ожидал,ко мне и к Ленке.

- Почему не местные? Что делаете в больнице?

Вопрос - в воздух. Как принято говорить,безадресный. Васин посчитал своим долгом ра"яснить ситуацию. Сделал это максимально многословно и подобострастно. Мне показалось,что при упоминании смерти Крымова,боевики многозначительно переглянулись.

Впрочем,я могу ошибиться - колпаки надежно укрывают эмоции террористов. А если они и переглянулись - что из этого? Мало ли по какому поводу поглядели друг на друга. Вспомнили забавный случай из своей жизни. Или проверили,как прилегают колпаки к бычьим шеям.

- А кто тебе сказал,что мужик,который откинул копыта кем-то отравлен?

Васин сбросил очки,принялся протирать их. Кажется,он не знал, что ответить. Сослаться на меня интеллигентность не позволяет. Не подставить подставиться самому. Нерешительно молчал. Ствол автомата медленно поднялся и застыл на уровне его затылка.

- Повернись,вонючка!

Доктор повернулся и... заглянул в автоматное дуло. Неизвестно,что он там увидел,но язык немедленно пришел в движение. Честно и правдиво выложил высказанные мной предположения. Заодно - настоящую мою профессию, которую он узнал у Ленки.

От главврача действительно воняло. Смесью гнусной трусости и испражнений. Стоящая рядом с ним медбабуля поморщилась и отодвинулась.

Главарь принялся копаться в груде документов. А чего,спрашивается, искать,когда мое служебное удостоверение лежит перед глазами. Издевается или проверяет на выносливость? Проверяй,подонок,проверяй пока не надоест. И не такие,как ты,копались в сыщицком нутре и докапывались до немалого срока.

- Ха,мент! _ выкрикнул,будто сплюнул бандит. И в этом выкрике столько мерзкого торжества,что меня передернуло. - Сыскарь,сявка вонючая...

Посыпались такие сравнения и определения,что впору уши затыкать. Я покосился на Крымову - как она реагирует на поток грязной брани? Нормально реагирует,не морщится и не краснеет. Наоборот, побледнела. Бледность у Лены - выражение максимального презрения.

- Женщина может сесть, - милостиво разрешил бандит,исчерпав весь свой запас ругани. - На Кавказе красивых женщин уважают. Не то,что - разных потаскушек, - последовал пренебрежительный жест в сторону "приклеенных" к стене медсестер. - Стариков мы тоже любим, - мотнул он головой в сторону Васина и террорист силой усадил врача рядом с Леной.

- Остальные постоят,подумают. Может быть,в последний раз подумают. Не согласятся власти с нашими требованиями - понесут свои грехи к аллаху... Как думаешь,донесут,не устанут? - неожиданно обратился главарь к одному из двух находящихся кабинете боевиков.

- А мы их будем парами отправлять. Один устанет,другой поможет, - в унисон начальнику посмеялся тот.

И было в этой шуточке такое пренебрежение к человеческой жизни - впору взвыть от безысходности. Не мне,конечно,я такого навидался и наслушался, общаясь с блатным миром,что душа окаменела.

Васин сидел на краешке стула,готовый по первому призыву подскочить и броситься в указанном напраалении. Крымова прошлась по комнате. Будто королева по дворцовым аппартаментам. Величаво опустилась в единственное кресло с обшарпанным сидением и вытертыми подлокотниками. Села и вопросительно вздернула тонкие бровки. Дескать, я сделала то,о чем меня попросили,что дальше? Почему присутствующие не падают на колени и не поют гимны?

Главарь насмешливо покачал головой.

- Вот пошли бабы. Будто не мы её взяли заложницей,а она нас... Подойди,мент,поближе,побазарим.

Миролюбивое приглашение не обмануло меня. Обычная уловка. Натянул овечью шкуру,но из под неё выглядывают волчьи клыки.

- О чем базарить? - без разрешения я устроился на стуле. - Кстати, сейчас я не сыщик - от отпускник.

- Мент всегда - мент, - философски заметил главарь. - На дух не переношу эту вонючую породу. Сколько ты отправил дружанов на отсидку? Признавйся,мышиный туз!

Кажется,мы попались к человеку с изломанной психикой. Слишком легко он переходит от показного миролюбия к взрывчатой ненависти. И - обратно. Это плохо,очень плохо. Но валяться в ногах у полуидиота,как это делает Васин, я не стану.

- Мое дело - найти,собрать доказательства вины и вместе с прокуратурой отправить на скамью подсудимых. Сколько повязал - не скажу,думаю не меньше двух десятков.

- А если я тебя сейчас - на пику? - уже беззлобно,с болезненным любопытством спросил главарь,показывая узкое лезвие ножа. - В отплату за корешей...

Я с деланным равнодушием пожал плечами. Ваша, дескать, воля, режьте.На самом деле где-то в области сердца зародился некий сверчок и принялся раскр


Содержание:
 0  вы читаете: Отравленный отпуск : Аркадий Карасик    



 




sitemap