Детективы и Триллеры : Детективы: прочее : Глава 2 На старте : Марина Серова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9

вы читаете книгу




Глава 2 На старте

В юности мне очень нравилось делать классический массаж.

Началось все с обычных пляжных забав, когда по очереди садишься верхом на приятелей и трешь им спину, а потом они то же самое проделывают с тобой.

Но однажды я увидела, как работает профессионал.

Его руки двигались легко и словно независимо от воли хозяина. Крепкие пальцы крутили, мяли, гладили, шлепали счастливого — судя по блаженно прикрытым глазам — пациента. Массируемый парень тихонько постанывал от наслаждения и лениво перебрасывался фразами с мастером, который нежно и умело терзал его плоть.

Через полгода я пошла на курсы массажистов.

Помню, как долго-долго не могла согреть собственные пальцы, заледеневшие от страха: вот он, первый мой пациент! К счастью, мужик только похваливал мои старания, и за это я была готова подарить ему бутылку шампанского, а потому обалдела, когда он вдруг сам решил отблагодарить свою массажистку именно таким образом…

Сейчас я понимаю, что тогда сделала первый шаг к своим нынешним экстрасенсорным делам. Когда твои ладони движутся вдоль чужого тела, повторяя его изгибы, ощущая плотность и подвижность мускулов, поневоле учишься без слов чувствовать другого человека. Иногда хорошо даже закрыть глаза: недаром слепые — прекрасные массажисты.

Потом я года три занималась всем, чем угодно, только не массажем. Казалось, все забыто — даже названия приемов. Но однажды меня таки упросили «оттереть» кому-то спину, я заранее приготовилась к провалу, и… руки сами вспомнили все! Поглаживание, растирание, разминание, вибрация…

…Уже надоевшая тряска началась почти сразу же, как только я окликнула терпеливо поджидавших меня у подъезда Алексея и Володю. Мужикам даже не понадобилось бросать сигареты — оба не курили. Мы мигом загрузились и покатили — точнее, потряслись.

Сейчас мои так крепко усвоившие премудрости разминания мышечных уплотнений ладони как раз и подвергались интенсивному вибромассажу — а заодно с ними и все тело. Наш «КамАЗ» старался выбить зубы у водителя и пассажиров при помощи жесткой подвески и не слишком гладкой мостовой на окраине.

— Что, всю дорогу так прыгать? — стараясь не прикусить язык, спросила я у нашего рулевого.

— Да нет, сейчас на трассу выскочим — полегче будет, — отозвался Володя.

Вокруг нас гудела и дымила обычная дорожная толчея. Взревывали грузовики, выпуская облака сизо-черного дыма, ширкали воздухом в окошко встречные легковушки, урча, переваливались на рытвинах красномордые «Икарусы», трещали мотоциклы, бросались под машины самоубийцы-пешеходы.

— Расскажи поподробнее о вашей пропаже, — попросила я Алексея.

— Какие там подробности, — вздохнул он. — Позавчера звонили — мол, только что добрались, все нормально, постараются вернуться поскорее. Значит, должны были вчера прибыть обратно. Конечно, поломаться могли, но в таких случаях положено сообщать. А тут еще они сказали, что на Кольцевой на них наехать пробовали, но Олег договорился…

Алексей умолк. Я видела, что мой друг всерьез беспокоится за своих.

Он частенько рассказывал мне о таких вот поездках за товаром. Едут обычно охранник и шофер, иногда — двое водителей. При случае могут порулить и Алексей, и другие ребята из службы безопасности, сопровождающие груз. Денег с собой не берут — оплата идет через коммерческого представителя фирмы в столице. Так что по-настоящему разбойничать бандитам сподручнее на обратном пути.

Что, видимо, и произошло вчера или позавчера.

Вопрос: где их искать?

Ответ: по дороге и в самой Москве. И то, и другое весьма напоминает известный опыт по обнаружению в стоге сена орудий труда швей-надомниц.

Значит, будем использовать «локатор».

— У тебя их фотографии случайно нет? — почти без надежды на удачу спросила я Лешку.

— Шоферов — нет, а Олегу я на всякий случай дубликат удостоверения захватил, — ответил Алексей и полез в сумку.

С маленькой черно-белой фотографии на меня глянуло довольно симпатичное лицо чернявого парня. Худощав, усат, в глазах — какая-то смесь «пофигизма» и затаенной от всего мира грусти.

Я неважно работаю с киновидеоматериалами, зато фото — мой конек. Мне приходилось отыскивать кое-кого, посмотрев на свежую фотографию, прямо не выходя из дома. Такие случаи всегда производят на клиентов неизгладимое впечатление и весьма положительно сказываются на размере премиальных.

Итак, сосредоточились… вдох… выдох… вдох… все, биоматрица готова. Теперь попробуем добиться «стереоэффекта», как я это называю: образ надо «оживить», тогда вероятность успеха поисков резко возрастет.

— Леха, давай-ка с тобой обнимемся, дружище! — весело глянула я на своего курчавого соседа справа, возвращая закованное в пластик новенькое удостоверение.

— Ну, давай, — гоготнул он, осторожно привлекая меня к себе своей ручищей и делая вид, что как раз для подобных физических упражнений он и взял с собой в дорогу молодую попутчицу.

На самом деле Алексей все понял. Мой «утолщенный», как я его называю в связи с шириной плеч, друг не лишен паранормальных способностей. Например, когда мы с ним идем куда-то вдвоем, он порой раньше меня чувствует, что мы скоро встретим кого-нибудь из знакомых.

Я осторожно положила ладонь ему на висок, закрыла глаза и — Алексей постарался помочь, вспомнив своего товарища по оружию, — «увидела» Олега…

…Двигается чуть с ленцой, быстр, довольно ловок… Оч-чень не дурак выпить… С женой… ну, неважно… А вот — важно: ЧЕСТНЫЙ, НАДЕЖНЫЙ.

Биоматрица Олега приобрела плотность и объем. Теперь я довольно точно представляла себе этого человека — причем не только внешне.

Я открыла глаза и мягко отняла руку.

— У-у-у, как мало! — нараспев произнес Алексей, горестно подняв брови, и тут же продолжил стихами:


Редкий праздничный свет в календарной тоске.
Горный храм, а внизу — лишь руины в песке.
Изумруд среди битого вдребезг стекла:
Ты не знаешь сама, КАК меня обняла!

— Твои? — уточнила я.

— Да, я поэт, не скрою от вас, — притворно потупился он.

— Благодарю за шедевр, — шутливо поклонилась я ему и снова сконцентрировалась: пора было включать «локатор».

Я стала смотреть прямо перед собой и «рассеивать» взгляд, вызывая ощущение сначала теплоты, а затем — свечения в области межбровья. Добившись желаемого, я постаралась пронзить исходящим из «светящейся» точки над переносицей лучом все пространство, отделявшее нас от столицы. Конечно, не стоит надеяться, что таким образом можно сразу отыскать искомую иголку в стоге сена. Но вот если эта «иголка» все-таки движется вдоль нити дороги, то мой «локатор» рано или поздно должен ее засечь.

Переведя свой «локатор» на автопилот, я глубоко вздохнула, сбрасывая напряжение, и расслабилась.

Между тем мы уже миновали КП ГАИ и фактически выехали из города — оставалось лишь преодолеть остаток затяжного подъема.

Вдруг Володя стал притормаживать.

— Что, уже приехали? — удивилась я.

— Сейчас воды наберем из родника, — объяснил наш рулевой.

Тут я заметила у обочины аккуратную, будто кукольную, башенку из красного кирпича, у которой выстроилась небольшая очередь людей со всевозможной тарой. Чуть поодаль стояло несколько разномастных автомобилей — от жучка — «Запорожца» до «Вольво».

Алеша подхватил пару канистр, отмахнулся от предложившего помощь Володи и пошел занимать очередь. Мы с водителем принялись топтаться у машины, разминая ноги и болтая.

— Давно у Некрасова? — спросила я.

— Нет, с весны.

— И как?

— Да нормально. Без работы не сижу, без зарплаты — тоже. — Володя довольно заулыбался. — Пока молодой — чего ж не покататься?

— Не страшновато с товаром-то ехать? — Я кивнула на громадный тентованный кузов «КамАЗа».

— А сейчас вообще жить страшновато, — философски заметил молодой шофер. — У Лешки вон ружье помповое… Да и не так-то просто нашу дуру тормознуть, если что!

К нам подошел полноватый парень в запыленных очках и с пластиковым пакетом в руках.

— Шеф, — обратился он к Володе, — за сколько до Семеновки возьмешь?

— У меня некуда, — покачал головой Володя.

— А если бы подбросил, то сколько бы взял? — не унимался кандидат в пассажиры.

— Да за пятерку бы довез.

Очкарик почему-то просиял и потопал вниз, по направлению к городу.

— Эй! — окликнул его Володя. — Семеновка в другой стороне! И машину ты на подъеме не поймаешь!

— Я уже дошел! — обернулся парень с улыбкой. — Это я узнавал, сколько сэкономил!

— Ну, брат, ты даешь! — восхитился шофер, и мы с ним расхохотались.

— Чего ржете? — спросил подошедший с двумя полными канистрами Лешка. Пришлось пересказать ему короткую беседу Володи с чудаком-пешеходом.

— Ну, и чего вы так развеселились? — снова как бы удивился Алексей. — Для бешеного пса сто верст — не крюк, а тут всего-то километров десять будет, да, Вовка?

— Двенадцать, — уточнил Вовка. — Затариваемся?

— Погоди, давайте ключевой водицы напьемся, чтоб не на ходу.

Алексей налил всем понемногу, будто плеснул крепчайшего и чистого, как слеза, самогона-первача.

И пили мы не спеша, маленькими глотками эту ледяную влагу, удивительным образом остужавшую не только тела, но и разгоряченные мысли.

Я даже успела подойти к нашему стальному коню и быстренько метнуть кости прямо на бампер.

Выпало: 35, 5, 23.

«Предвещает бедствия, несчастные случаи, аварии во время путешествий».

Ничего себе! И это все, что мне могут сказать мои черные камушки? Не верю! А ну-ка, еще…

36, 16, 1.

«Что касается ваших производственных и любовных дел, то они пойдут блистательно. В ближайшее время у вас появится неожиданный шанс занять лидирующее положение».

Чем меня издавна привлекают мои двенадцатисторонние кости — так это однозначностью и конкретностью предсказаний…

Потом мы погрузились в кабину, доконали бесконечный, казалось, подъем и понеслись по относительно ровной и неожиданно пустынной после городской толчеи трассе.

— Полезай-ка на лежанку, — предложил мне Лешка. — Нам хоть попросторней будет с Владимиром Викторовичем.

Я не стала возражать и вольготно разместилась на довольно удобном спальном месте позади сидений и голов моих спутников.

— Устроилась? — побеспокоился Алексей о моем удобстве. — Теперь послушай небольшой инструктаж… Володя, не гони на всякий случай…

Лешка извлек из кармана какую-то сложенную вчетверо плотную серую бумажку, заполненную убористым текстом, состроил серьезную мину и, откашлявшись, начал с выражением читать:

— Кх-гм! «ИНСТРУКЦИЯ, — он выделил голосом первое слово. — Назначение, условия эксплуатации и технические данные изделия туалетная бумага (артикул номер 11315509651)».

— Ты, Лешка, вечно что-нибудь раскопаешь! — хохотнул водитель, не отрывая взгляда от дороги.

— И где нашел этот анекдот? — не поверила я в подлинность цитируемого документа.

— Какой еще анекдот?! — Алексей помахал у меня перед носом мятым документом, явно изготовленным типографским способом; я невольно отшатнулась. — Слушай дальше! — И он с пафосом трагического актера стал декламировать это творение запредельного идиотизма.

Наш общий хохот заглушил рев мотора. Алексей продолжал:

— «МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ:

Первое. Не курить вблизи изделия.

Второе. Не бросать использованное изделие в местах культуры, отдыха и приема пищи.

Третье. Беречь от детей. Туалетная бумага — не игрушка, а средство гигиены.

Четвертое. Не рекомендуется многократное использование изделия».

Я думала, что больше уже не могу смеяться, но при последних словах поняла, насколько безграничны человеческие возможности.

— Ну, Алексей, повеселил, — отдышавшись, призналась я. — Вот зачем ты меня в горизонтальное положение перевел — все равно бы упала!

— Это что, — горделиво поднял бровь наш отважный охранник. — Мне тут один анекдот рассказали…

— Нет! — дружно воскликнули мы с Володей. — Хватит!

И в кабине надолго воцарилась тишина.

Наш грузовик теперь уже довольно гладко несся навстречу бесконечным просторам полей, полого спускавшихся к овражкам с пересохшими руслами ручьев и снова так же неспешно поднимавшихся. Все-таки здорово, что мы живем в степных местах. Где-нибудь в тайге с дороги такие просторы не увидишь…

Я лежала, испытывая необъяснимое блаженство после «смехомассажа», но не имея ни малейшего желания говорить или думать о чем-нибудь насущном, и лишь изредка поглядывала в окна мчащейся машины.

Дорога разматывалась и разматывалась вперед бесконечной лентой, у горизонта превращавшейся в тоненькую ниточку. Вот так и наша земная дорога: едем по плоской равнине (в геологии называемой пенепленом, как рассказал Алексей — выпускник геофака), редко у кого хватает сил и ума свернуть куда-нибудь, а уж попытаться разглядеть хоть что-то сверху…

Я мысленно погрозила себе пальчиком и собралась поразмышлять о наболевшем или, на худой конец, провести какой-нибудь простенький аутотренинг, но…

Не зря мама говорила: хохотать до упаду — не к добру. Хорошо еще, я не упала на самом деле!

«Локатора», «зонтика» и пары других оборонительных приемов психотехники хватило лишь на то, чтобы заставить мои руки помимо воли хозяйки схватиться за какой-то подвернувшийся ремень.

В следующий миг меня чуть не выбросило под ноги моим спутникам. Заскрежетали, засвистели тормоза, машину повело в сторону, потом в другую: прав ты, наш дорогой водитель, непросто эту дуру остановить.

Грузовик дернулся еще сильнее, «страховочный ремень» едва не вырвался у меня из рук.

— А, бля!! — заорал Володька.

— Держи, руль держи! — крикнул Лешка.

Раздался короткий, почти пушечный грохот.


Содержание:
 0  Острая нить : Марина Серова  1  вы читаете: Глава 2 На старте : Марина Серова
 2  Глава 3 Восточноевропейские шакалы : Марина Серова  3  Глава 4 Острая нить : Марина Серова
 4  Глава 5 Воздушный бой : Марина Серова  5  Глава 6 Отсветы смерти : Марина Серова
 6  Глава 7 Военно-морской окунь : Марина Серова  7  Глава 8 Второй российский вопрос : Марина Серова
 8  Глава 9 Первый российский вопрос : Марина Серова  9  Глава 10 Эх, родина… : Марина Серова



 




sitemap