Детективы и Триллеры : Детективы: прочее : Глава 8 Второй российский вопрос : Марина Серова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9

вы читаете книгу




Глава 8 Второй российский вопрос

Первый день, когда я ощутила биополе ладонями, врезался в память ярко и выпукло.

Это было уже лет десять назад. Я тогда бредила йогой, и однажды Сашка, собрат по увлечению, предложил: «Пойдем в университет. Там какой-то продвинутый приехал…»

Продвинутыми в тех машинописных йоговских курсах, которыми мы с Сашкой тогда обменивались, назывались Учителя.

И мы пошли.

Народу в университетской аудитории было немного, человек двадцать — двадцать пять. Стоял теплый вечер субботнего майского дня. Мы встретили своего знакомого, преподавателя мединститута с острым подбородком и слегка одержимым взглядом. Еще один коренастый мужичонка, кажется, полуподпольно вел занятия по йоге здесь же, в универе. Остальных мы видели впервые.

Оказалось, из Москвы на пару дней заглянул автор таинственной методики динамического аутотренинга. Больше наш знакомый преподаватель ничего сказать не успел — в аудиторию вошел человек лет пятидесяти, и мы с Сашкой невольно выпрямились под его строгим взглядом.

Был он плотный, коренастый, с высоченным лбом, размеры которого подчеркивала занимавшая почти всю голову лысина. Плешь обрамлял венчик пушистых седых волос, похожих на нимб.

Человек остановился у кафедры, заговорил, и все остальные звуки почти сразу же смолкли.

Он говорил о многокилометровых голодных пробегах под палящим крымским солнцем, о дельфинах, отзывающихся на безмолвный призыв, о мысленных «полетах» над облаками, о нетрадиционной подготовке космонавтов…

А потом сказал:

— Сейчас мы с вами ощутим биополе.

Мое юное сердце заколотилось, невозмутимый лектор между тем продолжал:

— Поднимите ладони мне навстречу… так, хорошо. А теперь расслабьте руки и сосредоточьтесь на своих ощущениях…

Он тоже поднял ладони и стал водить ими из стороны в сторону, словно очерчивая дугу перед собой.

В моих пальцах что-то шевельнулось. Будто слегка коснулся рук ласковый пушистый зверек. Ладоням стало тепло, тысячи невидимых мельчайших иголочек осторожно коснулись кожи, но не причинили боли…

В тот день я начала становиться экстрасенсом.

Помню, как меня ошеломили опыты со спичками. Я отламывала головку у одной-единственной спички и прятала ее в пустую коробку, а потом смешивала эту коробку с девятью другими. Из первых же одиннадцати попыток угадать, где именно лежит спичка, удались СЕМЬ! Я находила нужную коробку с первого раза, закрыв глаза и ведя рукой над столом, где в беспорядке рассыпалась моя подопытная десятка…

Потом я научилась включать биополе мгновенно, а не раскочегариваться несколько минут. Начались открытия: я вдруг «услышала» ладонями «эхо» от мебели в своей квартире, от стен родного дома…

А однажды ко мне зашла соседка попросить «что-нибудь от головы». Я уже потянулась к аптечке, и тут меня словно подтолкнул кто-то!

— Наталья Николаевна, давайте я вам попробую помочь без таблеток?

Усадив даму спиной к себе, я, не сомневаясь ни секунды, стала водить ладонями по бокам ее головы «домиком» — как мне потом сказали, я интуитивно воспользовалась классическим приемом бесконтактного массажа под названием «пирамида». Руки ощутили неравномерность в ее поле справа и слева, быстро исчезнувшую. Через пару минут соседка сказала удивленно: «Все прошло…»

Так я начала потихоньку лечить. Помогли знакомые-медики, учившиеся у Джуны: Света, Саша, Олег… Но я все же намного больше преуспела в «чтении» фотографий, телеизображений и просто воспоминаний, узнавая о месторасположении человека и его состоянии — весьма ценное качество для частного детектива.

…Не менее ценное, чем способность предчувствовать: сейчас станет грустно.

Мы вошли в магазин и повернули направо — туда, куда указывала стрелка с надписью: «Оптовая торговля».

Нас встретил парень в безупречной рубашке с изысканным галстуком, свежевыглаженных брюках и отдраенных ботинках — этакий символ преуспевающего менеджера по продажам…

— Приветствую, Алексей! — с улыбкой шагнул он навстречу нашей троице. — О, да ты с дамой! Ну-ка, представь — не все же тебе только, старому озорнику! А-а, лучше я сам. Мадемуазель, Андрей…

— Первозванный, — откомментировал Лешка. — Мою даму, так уж и быть, зовут Татьяна.

— Я не дама, я — сотрудница. — Мы с Андреем пожали друг другу руки, и на этом светская часть беседы завершилась.

— Мы своих ребят ищем, Андрей, — сказал Леша. — Ничего не слышал?

— Вот именно, что слышал, — помрачнел Андрей. — Они до меня так и не доехали. Но тут некоторые болтают… шепотом… что их кто-то взял в оборот по-крупному. Я тебе ничего не говорил, Алексей, но это, по-моему, очень серьезно. И вы их вряд ли еще увидите… Мне очень жаль…

Минуту назад так понравившийся мне менеджер тут же почему-то стал казаться мрачным циником. Я вдруг отчетливо поняла, почему казнили гонцов, приносивших дурные известия.

— Спасибо… утешил, — покачал головой Алексей. — Ладно, двинули дальше.

И пошли они, солнцем палимые… потом поехали.

В кабине я попыталась выстроить хоть какую-то логическую цепочку — не все же одному подсознанию работать!

— Алеша, вас тут сильно «бомбят»?

Он пожал плечами:

— Как всех… С кем-то договариваешься, кому-то платишь, кому-то в глаз даешь. Мы уже давненько сюда мотаемся, поэтому примелькались, и лишний раз у магазина не остановишься — «обуют»: не гоблины, так менты. Выскочишь почти на ходу, а машина — фьють! Недавно одного некрасовского шофера прямо у нашей здешней квартиры на три сотни нагрели — хорошо еще, без товара шел, а то бы холодильничек-то сгрузил! Сколько раз говорил шефу: перерегистрируй хоть одну тачку в Москве, чтоб нас по номерам срисовать не могли…

— Значит, никто пока особо не наезжал?

— Ты знаешь, пока, тьфу-тьфу, обходилось. С этими почти всегда можно договориться, а вот с ментами… Ездил я пару раз сюда на поезде в командировку. Как меня на вокзале трясли! Каких только бумаг не требовали! Содрали сотку… В другой раз я черным ходом пошел и сразу на такси, подальше от вокзала.

Я слегка запаниковала. Где, где их искать? Что делать, что делать?!

Но не прошло и полгода, как мою голову посетила идея. Я загорелась и спросила Лешку:

— Слушай, а на вашей квартире кто-то постоянно живет?

— Живут. Торговые представители.

— Так давай туда и поедем, спросим!

— А мы что делаем, по-твоему? К Андрею мы просто по дороге заскочили…

Получила, Танюха? С головкой-то — беда! Нет, жива буду, начну штудировать какой-нибудь учебник логики, что ли…

Может, кости помогут?

35, 16, 2.

«У вас есть грозные враги. Скучать не дадут».

Комментарии, как говорится… Постой-постой! Что там пробормотал тот автоматчик?

Я как наяву увидела его лицо и снова услышала голос: «Все… на него работать будут… Некрасов только у нас не охвачен…»

Неужели организованная преступность организовалась настолько, что… Бред. «Спрут» — 2000.

Но во мне уже росло чувство безотчетной тревоги. «Локатор» свой я отключила: в мегаполисе столько помех…

Тем временем мы завернули в какой-то проезд и пошли колесить между разбросанными в беспорядке запущенными домами. Мое беспокойство росло с каждым мгновением, но я не могла понять, чего именно следует опасаться.

— Алексей, будь повнимательнее, — сказала я своему другу и демонстративно поправила кобуру.

Но вот мы остановились у крайнего подъезда очередной девятиэтажки: дальше дорогу перекрывал железный брус.

— Наша — в четвертом подъезде, — убил мои лучшие надежды Алексей, потом выбрался из кабины, переложил в правую руку сумку и ружье, а левую подал мне.

Я воспользовалась его галантностью, отметив, однако, что мне почему-то не очень хочется следовать за гостеприимными хозяевами в их обиталище.

Будто идя навстречу моему пожеланию (или нежеланию?), из подъезда номер четыре вышли два дюжих аборигена и встали, загораживая проход. Из двух подъездов по обе стороны нашего тоже выступили мужчины внушительных габаритов. Ну что же, с тактикой у этой делегации все нормально.

Я опередила Володю и Алексея, на ходу сконцентрировалась и с улыбкой обратилась к первой паре встречающих:

— Ребята, закурить не найдется?

Видимо, пределами простейших методов нападения с использованием двукратного численного преимущества познания в боевых искусствах у этой сладкой парочки и ограничивались. А ведь одна из аксиом, ведущих к победе, — ошеломить противника. Противник, похоже, привык сам спрашивать закурить, а вот наоборот…

Пока на рылах этих обезьян отражались напряженные размышления, я не теряла времени. Таня, скомандовала я, ты — МОЛНИЯ!

Вообще-то к числу моих излюбленных приемов высокие удары ногами не относятся. Но тут уж больно выгодная была позиция, и я не утерпела.

Вас никогда не били пяткой, прямым ударом, в нижнюю часть груди, да еще в прыжке? Если нет — вам повезло. От таких ударов запросто останавливается сердце.

Но этот жлоб выживет, не беспокойтесь. Здоровый, черт — вон как в полумраке подъезда загрохотало, — ни дать ни взять железный Феликс с лестницы сверзился.

Но я слегка отвлеклась и, разумеется, едва не поплатилась за это: обладавший, как выяснилось, изумительной живостью мыслительных процессов и боевых рефлексов напарник «Феликса» уже довольно грамотно бил меня в голову. Если такой хлыстообразный удар рукой достигнет цели — держись.

Я блокировала его выпад, ответила — и наткнулась на жесткий блок: по руке будто полоснули ножом. «А он хорош, этот зверюга», — успела подумать я, переходя на айкидошную манеру ведения боя.

Все только что описанное заняло от силы секунд десять. Я чувствовала, работая конечностями и корпусом, что у отставших Володи и Алексея тоже не все ладно, но неожиданно достойный противник занимал мое внимание без остатка.

Моя смена тактики поединка почти ничего не дала мне: инициативы он, в общем, не утратил. Ни достать его рукой или ногой, ни сделать захват не удавалось. Он меня тоже больше ни разу не пробил, но такая вот патовая ситуация никуда не годится. Рефери, гонг!

Вместо гонга прозвучал выстрел.

В этот миг я уходила от очередной атаки противника, ныряя вправо, и это спасло меня от пули.

Тело, оказавшееся между мной и пулей, не остановило бешено мчавшийся кусочек металла. Если бы я не пригнулась…

Я ВИДЕЛА, как пуля прошла навылет. Схватка автоматически увеличила скорость восприятия, да тут еще мое волевое ускорение… и мои глаза увидели короткометражный фильм ужасов.

Сначала вспухла на его груди светлая джинсовка. Потом ткань потемнела, покрылась алыми каплями и почти сразу же лопнула. Из его тела вылетел в мою сторону, едва не задев, кровавый кусок плоти размером с чайное блюдце.

Мы с моим бывшим противником упали одновременно. Только он не поднялся, а я закатилась за выступ лоджии первого этажа, выхватила пистолет и мгновенно осмотрелась.

Алешка с Вовкой тоже успели залечь, используя в качестве прикрытия огороженную высоким бетонным блоком клумбу, которую делали похожей на могильный холм изредка росшие на ней цветочки. Кое для кого кладбищенская тематика уже актуальна…

Между тем с обеих сторон захлопали негромкие выстрелы. Кажется, в столице модно оружие с глушителем. Извиняйте, братцы, мы провинциалы! Что имеем, тем и ответим.

Я перехватила взгляд Алексея, и мы поняли друг друга. Он взял на себя ту сторону, с которой мы пришли, а я — противоположную.

Первым грохнул помповик — раз, другой.

Я высунулась из-за угла лоджии, увидела две фигуры с пистолетами и послала каждому по пуле. Один схватился за руку, выронив ствол, другой торопливо шмальнул куда-то в нашу сторону, не целясь, и побежал прочь, подталкивая напарника.

По бегущим мы не стреляем… кроме особых случаев.

Я обернулась и еще раз убедилась, что из помпового ружья совсем не обязательно целиться и попадать. Алексей превратил в решето урну, стоявшую между нами и последней парой нападавших, и этого зрелища, очевидно, оказалось достаточно, чтобы сломить решимость последних оставшихся в строю «бойцов».

Поле битвы опустело через какую-то минуту.

Поднявшись и отряхнувшись, я вспомнила о «Феликсе».

Наша тройка вошла в полумрак подъезда.

На пандусе, предназначенном для въезда детских колясок и прочего транспорта, прикорнул, раскинув руки, отдаленный родственник цельнометаллического революционера. В отличие от своего знаменитого коллеги по увлечению металлом, поверженный гоблин был невысок, обладал довольно плотным телосложением и прочной грудной клеткой: сердце его билось ровно — можно было подумать, что он смежил веки не от удара ногой, а просто от усталости.

— Нам далеко? — спросила я своих спутников.

— На второй, — ответил Владимир.

— Тогда потащим его с собой, — предложила я. — «Языком» будет.

— И языком будет, и по-другому, — не изменил своим привычкам Алексей, уже перешедший из боевого в свое обычное состояние.

Металлическая дверь в квартиру, которую снимал постоянный представитель в Москве фирмы «Некрасов и К», была заперта на оба замка. Лешка оставил «Феликса» висеть у нас с Володей на руках, быстро справился с могучими запорами посредством «родных» ключей, потом отпер внутреннюю дверь и шагнул за порог.

Мы вошли в квартиру вместе с ним и замерли.

Смерч Жоржетта не смог бы произвести подобных разрушений.

На такое способна только орда разминающихся мастеров карате стиля кекусинкай.

Когда-то на кухне, видимо, стояли две или три табуретки. Сейчас о былом великолепии этих предметов кухонной мебели свидетельствовали обломки ножек, словно разрубленных топором. Стол напоминал корову, у которой на льду разъехались ноги, да еще этой корове какой-то изверг переломил хребет. С потолка свисал осколок плафона, остальные составные части бывшего светильника в виде мелких осколков рассыпались по полу.

Не лучше дела обстояли и в жилой комнате. Диван любители жесткого стиля единоборств не смогли уничтожить до конца — только лишили его подлокотников и частично обивки. Зато старые добрые венские стулья не вынесли надругательств и членовредительства, найдя последнее успокоение в братской могиле, коей стал небольшой курган, сложенный из деревянных обломков…

— Да, хорошо повеселился кто-то, — прокомментировал горестное зрелище Владимир и повернулся ко мне: — Бросим его на диван?

Я только теперь почувствовала, что уже давно устала держать это все еще бесчувственное тело, и с благодарностью приняла дельное предложение.

Мы возложили «Феликса», как венок, на уцелевшую часть дивана и стали в меру сил приводить жилище в порядок.

— Обратила внимание, что крови нигде нет? — спросил Алексей, орудуя веником.

— Конечно, — кивнула я. — Значит, пустую квартиру громили. Зачем?

Леша пожал плечами:

— Грозили, наверное. Только чего грозить, если уж людей… — Он не стал договаривать. Правильно: будем надеяться на лучшее.

Тут наконец стал подавать признаки жизни наш пленник. Алексей метнулся к нему и принялся немилосердно трясти:

— Ну-ка, открывай глаза, гад!

— Потише, Лешка, — предостерегла я своего друга от непродуманных и скоропалительных решений. Судя по тому, как заблестели его голубые глаза, к таким решениям он был вполне готов.

Мои слова возымели некоторое действие: Алексей принялся почти нежно лупить «Феликса» ладонями по щекам, приговаривая:

— Просыпайся, тварюга, просыпайся…

Я всегда говорю, что лаской можно добиться большего. Стоило впавшему было в праведный гнев сотруднику славного охранного агентства «Щит» немного остыть сердцем, и наш засоня открыл глаза.

Взгляд его вполне осмысленно пробежался по нашим лицам, и, кажется, увиденное не слишком воодушевило пленника. Глянув на меня, он аж съежился. Я невольно ощутила некое удовлетворение: запомнил!

— Ну, — прикрикнул Алексей, — отвечай: кто вас послал, зачем? Будешь слушаться — так и быть, отпустим на своих ногах. А нет — не обижайся…

Пленный бандит съежился еще больше и пробормотал:

— От Бритого мы… Вашу машину тут видели несколько раз, с товаром, но прижать не удавалось… Вот нас и послали… договориться…

«Ну и кликухи у них, — с отвращением подумала я. — То Копченый, то Бритый — словно в зоопарке, честное слово».

— И как же вы узнали, когда мы подъедем? — продолжал допрос Алексей.

— Да никак. Третий день тут околачиваемся…

— Понятно. — Алексей взъерошил себе волосы. — А квартиру зачем разгромили, сволочи?

Лицо пленника вытянулось:

— Не были мы в вашей хате!

Лешка схватил его за ворот джинсовки, крутанул, сдавив «подследственному» горло:

— Врешь!!

— Х-р-р… Не-ет! — ответил полузадушенный «Феликс».

— Погоди, — вмешалась я в ход дознания. — Дай-ка мне попробовать, только придержи его на всякий пожарный.

Лешка немного ослабил хватку, пленник вздохнул, но при виде моих протянутых к его лицу рук выпучил глаза от ужаса:

— Не бей! Я не вру!

— Сейчас проверим, — серьезно сказала я и положила ладони ему на виски.

Глаза закрывать я не стала и потому видела, как затуманился его взгляд, когда начался эмпатопсихосинтез. Я удивительно легко и быстро «вошла» в его сознание, бегло просмотрела воспоминания последней недели и убедилась, что он говорил правду.

Наши ребята исчезли не по вине Бритого и его шайки.

По чьей же, черт возьми?!

Ладно, подумаем после. А пока надо разомкнуть наше с «Феликсом» слияние… Так, готово.

Я оторвала руки от его лица, распрямилась и встряхнула кистями. Бандит вздохнул и осмысленно посмотрел на нас.

— Не врет, — сообщила я Лешке. — Давай-ка придадим ему ускорение…

Мы вдвоем вывели пленного гоблина на улицу, и Алексей напоследок сказал:

— В следующий раз встречу — задушу без разговоров. Понял?

Бандит обрадованно закивал.

— Тогда… пшел отсюда, живо! — И Лешка действительно слегка «ускорил» гоблина затрещиной.

Когда мы поднялись к себе, Володя уже орудовал на более-менее прибранной кухне.

— Слушай, — обратился ко мне Алексей, когда мы уселись рядышком на остатки дивана, — если они тут все погромили, то зачем дверь закрывали так аккуратно?

— Может, сюрприз готовили? — предположила я. — Или… сюда не одни погромщики лазили? Отобрали у наших ключи и зачем-то наведались?

— Получается, тут три группировки побывали? — подумал вслух Алексей.

«Да, — мысленно согласилась я с ним, — похоже, на одну и ту же дичь охотятся несколько хищников».

Нашу беседу прервал голос из кухни:

— Эй, ночевать тут будем? Или поедем еще куда?

За окном в самом деле уже стемнело, и вопрос Володи прозвучал вполне уместно. Я привычно потянулась за гадальными костями.

1, 15, 33.

«Если вы не будете осмотрительны, то может приблизиться угроза вашему здоровью».

По-моему, это означает, что дрыхнуть следует здесь — по крайней мере дверь железная. Да и магазины, где можно узнать о пропавших, уже все позакрывались. «Решено», — подумала я и сказала:

— Я лично уже накаталась сегодня.

— Никаких возражений, — одобрил Алексей.

— У меня тоже, — подал голос с кухни Володя.

И мы заночевали в разгромленной квартире.


Содержание:
 0  Острая нить : Марина Серова  1  Глава 2 На старте : Марина Серова
 2  Глава 3 Восточноевропейские шакалы : Марина Серова  3  Глава 4 Острая нить : Марина Серова
 4  Глава 5 Воздушный бой : Марина Серова  5  Глава 6 Отсветы смерти : Марина Серова
 6  Глава 7 Военно-морской окунь : Марина Серова  7  вы читаете: Глава 8 Второй российский вопрос : Марина Серова
 8  Глава 9 Первый российский вопрос : Марина Серова  9  Глава 10 Эх, родина… : Марина Серова



 




sitemap