Детективы и Триллеры : Детективы: прочее : Глава 9 Первый российский вопрос : Марина Серова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9

вы читаете книгу




Глава 9 Первый российский вопрос

Встали мы, можно сказать, чуть свет, позавтракали, чем бог послал, и дружно погрузились в наш верный «КамАЗ».

— Леша, не рано собрались? — подавляя зевок, спросила я у коллеги. — Неужели магазины уже открыты?

— Во-первых, — впал в педантизм Алексей, — некоторые оптовые конторы скоро уже откроются, да будет тебе известно, соня провинциальная… Во-вторых, — он поднял палец и озорно заулыбался, — выполняя поручение начальства и даже действуя в согласии с совестью, никогда не забывай о личной выгоде! В-третьих, вещевые рынки уже работают — верно, Вовка?

Я только озадаченно крутанула головой, уже открыла рот, чтобы возразить… и почувствовала: ТАК НАДО. Зачем? А вот надо, и все, — сварливо буркнуло подсознание.

Скоро мы с Лешкой уже толкались посреди бесконечных торговых рядов. Мой спутник нес в руке небольшой пластиковый пакет.

Когда мы поравнялись с маленьким «вигвамом» — импровизированной примерочной, — Алексей затормозил.

— Итак, наша задача — обменять купленные мной в прошлый раз брюки. Их тут не меняют в принципе. А я тогда поспешил, взял, да оказались маловаты. Держи. Я сейчас вернусь.

С этими словами он нырнул в толпу.

Вынырнул Алексей минут через десять с джинсами в руках.

— Вот, нашел, — радостно сообщил он. — Деньги оставил, а сам пошел «примерять». Доставай, — он кивнул на оставленный мне пакет.

Я вынула из пакета джинсы той же фирмы и фасона, только глаженые, а в руках у Лешки были заметно помятые. Он тоже заметил разницу и, всучив мне новые джинсы, схватил старые и начал свирепо мять их.

Жесткая ткань почти не поддавалась его усилиям. Он крутил штаны и так, и эдак — практически безрезультатно. В конце концов Алексей махнул рукой и снова исчез, сжимая в руке джинсы.

Вернулся он очень скоро, сияя и с очередными брюками в руках.

— Сунул их ему комком. Малы в бедрах, говорю, давай на размер побольше. Сейчас мы их с тобой «примерим»… — Он глянул на часы.

Вокруг сновали люди с громадными сумками, тележками, повозками, просто с пакетами — Россия спешила приодеться. А мы стояли посреди этого водоворота, как в центре циклона. Это, господа, не наш циклон… Наш — где-то рядом.

— Все, пойду, — сообщил Лешка. — Эти мне в поясе очень велики.

Через несколько минут он вернулся, удовлетворенно улыбаясь, и доложил:

— Обмен брюк успешно завершен, деньги я забрал. Можем двигать к машине, чтоб Вовка не заскучал.

Мы застали нашего шофера за чтением какого-то яркого журнальчика с обнаженными красотками и сверкающими автомобилями — Вовка явно не скучал, было прямо-таки жаль отвлекать его напоминаниями о наших насущных делах.

Но, как выяснилось, не все потомки Адама и Евы способны проявить чуткость к высоким устремлениям ближнего.

— Ребята, за товаром? — раздался откуда-то сзади приветливый голос.

Мы обернулись и увидели подошедших почти вплотную четверых молодцов спортивного телосложения, державших руки в карманах. Один из молодцов, широко улыбаясь, стоял немного впереди остальных — очевидно, это он нас и окликнул, сыграв роль, так сказать, солиста квартета.

— Нет, мужики, — не менее ласково улыбнувшись, ответил Алексей. — Мы проездом.

— Знаешь, братишка, у нас на таких дурах обычно сначала к шефу заезжают, разрешение оформляют, а уж потом едут, куда надо. Так что вы лучше наши традиции уважайте, народец у нас всякий попадается, — все так же приветливо объяснил ситуацию знаток местных обычаев и взмахнул рукой, явно показывая на что-то.

Мы посмотрели в предложенном направлении и убедились если не в разнообразии здешнего «народца», то в его многочисленности: по другую сторону нашего грузовика у двух близнецов — «Опелей» стояли шестеро аборигенов с такими же спортивными фигурами, как и первая возникшая перед нами четверка. Итого — нас приглашали в гости к шефу десять его подчиненных.

Я затруднилась мысленно поименовать этот музыкальный коллектив — синтез квартета и секстета. Оркестр целый!

Положение у нас было сложное, но отнюдь не безнадежное. И тут мой проклятый внутренний голос проворчал, что надо бы повидать местного шефа, раз уж приглашают.

— Алеша, — тронула я за руку напрягшегося друга, — давай прокатимся с ребятами. Тут ведь недалеко? — спросила я у приветливого.

— Рядом, — с готовностью отозвался тот. — Дорогу покажем.

Мы забрались в кабину и покатили за двумя машинами почетного эскорта.

— И эти тоже не отстают, — взглянув в зеркало заднего вида, сообщил Володя.

— Пусть они нас ведут, — сказала я. — Нам НАДО туда, я чувствую… Володя, на месте пни кого-нибудь, ладно?

— Пну, не сомневайся, — слегка повеселел Володя.

— Ну, а уж мы с тобой с остальными повоюем, если что, — положила я руку на колено Алексею, расчехлявшему помповое ружье.

До штаб-квартиры шефа действительно оказалось совсем недалеко: иномарки — «поводыри» стали притормаживать у какого-то — чуть ли не самолетного, судя по размерам, — ангара. Ворота в офис здешнего главного вымогателя были прикрыты. У ангара стоял новенький заграничный металлический автофургон с распахнутыми дверцами кузова.

«Опели» один за другим остановились, и Володя ухитрился наподдать обеим машинам: он резко крутанулся, подлетев к нашим провожатым, и ударил одну боковой частью кузова, вторую — «мордой» нашего здоровяка — «КамАЗа».

Сзади раздались выстрелы.

Мы с Лешкой выскочили на ходу, и он метнулся к ближнему «Опелю», а я — к тому, который мы шарахнули кузовом.

Стараниями Володи из «моей» машины выскочили только двое с пистолетами — третий остался на водительском месте, запрокинув голову. Беда только, что на помощь своим бежали еще четверо под предводительством главного хранителя здешних традиций… в которые, кажется, входит расстреливать тех, кто придерживается иных обычаев.

Я почти в упор уложила двоих ближайших гоблинов, на скорострельности которых, видимо, пагубно сказалась привычка иметь дело с противниками исключительно мужского пола. Но рассчитывать на такую же удачу под дулами оставшихся бандитов не приходилось, и я, подбадриваемая громом Лешкиного помповика, метнулась в стоявший рядом импортный фургон.

Едва я нырнула в спасительную тень металлического кузова, как чуть не оглохла — металл оказался не только пуленепробиваемым, но и весьма резонирующим, и под пулями эта пустотелая иностранная железяка превратилась в адский барабан. Знаете, бывали раньше такие яркие детские железные барабанчики? Вот, а теперь мысленно увеличьте такой ударный инструмент раз в тысячу и заберитесь внутрь — каково?

Впрочем, пусть лучше пули долбят заморский металл, а не мою отнюдь не столь бронированную плоть.

Я бросилась на пол, выглянула из дверей и послала набегавшей четверке еще несколько пуль, две из которых достигли цели. Но продолжать упражнения по стрельбе из положения лежа я не стала, поскольку огневую позицию в подобных случаях следует менять как можно чаще.

Свист пуль и гром рикошета подтвердили мою правоту. Я вскочила с пистолетом наготове и, когда двое оставшихся братанов, в том числе приветливый «десятник», влетели в фургон, тотчас выстрелила — вернее, попыталась: нажала на курок.

Вы можете смеяться, но у меня кончились патроны.

Где-то снаружи еще раз прогрохотал Лешкин помповик.

«Вот так всегда нам, бабам, не везет», — тоскливо подумала я, швыряя свой любимый «макар» в рожу последнему подчиненному нашего «десятника». Рукоять врезалась ему в глаз, он выронил свое оружие, схватился за лицо и кувыркнулся туда, откуда явился секунду назад.

К счастью, я не забыла о другом противнике и тотчас после броска рванулась вниз и в сторону, не то пуля-дура безвременно настигла бы такую молодую и красивую Татьяну Владиславовну.

Чтобы не дать стрелку второго шанса, я метнулась к нему, схватила за руку с пистолетом и крутанула, надеясь, что мой оппонент лишится оружия и, по всем канонам айкидо, отправится вслед за уже битым товарищем.

Из всех канонов, однако, имеются исключения. Приветливый стрелок благоразумно оставил у меня в руках пистолет и нанес короткий мощный удар коленом, отчего на сей раз я выронила только что обретенный ствол и, уже вываливаясь из кузова, инстинктивно едва успела схватиться за край.

Может быть, имело смысл покинуть ограниченное пространство, но я не знала, что творится снаружи, и предпочла иметь дело с одним противником, хоть и, как выяснилось, серьезным.

Мы снова оказались вдвоем в фургоне. Я сразу забыла обо всем, отдавшись вихрю схватки. Давно не попадался мне такой серьезный соперник… со вчерашнего дня.

Мы били друг друга, по очереди отлетали к стенам, блокировали, нападали, уклонялись… Наконец я поскользнулась, и «десятник», придавив меня сверху, получил явное преимущество.

Женщина может запросто на равных сойтись врукопашную с любым мужиком, если не уступает ему в технике. Но вот грубой силы, как ни крути, у мужика почти всегда больше.

И я почувствовала, что сейчас он меня дожмет. Я лежала, словно пришпиленная гусеница, а он гнул мои защищавшие горло и лицо руки все ниже… Я боролась яростно, но все-таки понимала, что еще немного, и…

Но тут он обмяк, оглушенный монтировкой Володи. Над плечом моего спасителя возникло озабоченное лицо Алексея, и я едва не вышла из образа несгибаемой Ведьмы: нестерпимо захотелось войти в образ плачущей маленькой девочки, которой только что было очень-очень плохо и страшно.

Я поднялась, откатив тяжеленного «десятника», и спросила:

— Как там?..

— Порядок, — доложил Алексей. — Ты почти всех обработала, мне только двое достались, да еще шефа прикладом перехватил, когда он сдернуть надумал, — вон валяется…

У запасливого Владимира нашелся в кармане прочный шнур, которым мы надежно связали приветливого мастера единоборств. Затем оставили гоблина в фургоне, а сами выбрались на белый свет, подобрали щедро оглоушенного Алексеем плюгавого шефа и решили учинить ему допрос в его собственном логове, то бишь ангаре.

По дороге я отыскала свой пистолет, зарядила его и водворила на место, в кобуру; тем временем ребята подхватили под белы рученьки валявшегося, как и предрекал Алексей, шефа.

«Удивительно, — подумала я, следуя за волочившими нашего очередного „языка“ парнями, — как любят маленькие ростом люди все большое: громадные письменные столы, длиннющие лимузины, кабинеты, оборудованные в самолетных ангарах… Увы, амбиции порой до добра не доводят, незваные гости могут и прикладом нахлобучить…»

Я шагнула в ангар вслед за ребятами, и мои размышления прервал удивленно-радостный возглас Алексея:

— Наш!

У дальней стены «кабинета» стоял «КамАЗ», похожий, как родной брат, на грузовик, домчавший нас до столицы.

Алексей отпустил шефа, бросил Володе: «Держи, я сейчас» — и пулей рванулся к машине. Я побежала следом.

Он распахнул дверцу, вскочил на подножку, а я заглянула под тент…

В машине никого не было. Я наскоро «прошлась» биополем по кабине, кузову и поняла только, что здесь по крайней мере никого не убивали.

Мы вернулись к главе местных вымогателей, взгромоздили его на один из беспорядочно стоявших стульев (необъятного письменного стола в «кабинете», как ни странно, не оказалось) и быстро привели в чувство, не всегда пользуясь дозволенными приемами.

На этот раз я решила сама начать допрос и спросила почти ласково:

— Где наши люди? И груз?

— Какие люди? Какой груз? — переспросил, потея, плюгавый шеф.

— Не юли, паскуда, — уже не так ласково сказала я. — Где шофер «КамАЗа», где охранник, где товар?! Ну!

— Не было никаких людей, мы эту дуру на дороге нашли, на дороге… — визгливым шепотом затараторил шеф.

— Ты не звезди тут, — не выдержал Лешка. — Отвечай, сука, где ребята? По стенке ведь размажу, хоронить не придется!

— Да говорю вам, — задергался Глава базарных шавок, — не трогаем мы транзитных, нам рынка хватает… Гадом буду, не было никого в машине, и ничего не было! Ребята у рынка на этот ваш «КамАЗ» наткнулись, пустой он стоял! Не пропадать же добру — вот мы и взяли…

Мне надоела его болтовня, и я крепко взяла шефа за руку, сосредоточилась, довольно легко отключила его волю и принялась с отвращением рыться в прямо-таки вонючих мыслях. Меня всю перекосило — таким презрением ко всем, кроме себя, любимого, были пропитаны его мозги. Да и круг, с позволения сказать, размышлений у шефа обнаружился тот еще: баксы да бабы, водка да курево, братва да стволы…

Но, как ни странно, он не врал.

Я в растерянности отпустила руку пленника и постаралась расслабить сведенные напряжением плечи.

Вот это поворот! Что же, опять тупик? Где же наши, где?!!

Может, нумерология поможет?

Нумерология сообщила:

35, 2, 24.

«Непредвиденные перемены».

Ну что тут скажешь? Положительно с конкретными предсказаниями в последнее время мне просто везет…

Мои унылые раздумья прервал Алексей:

— Предлагаю этого типа связать на всякий случай, припрятать нашу технику в надежном месте, а потом решим, что делать дальше.

Возражений не последовало, и Лешка уселся за руль второй машины, а мы с Володей забрались в наш родной «КамАЗ».

Лешка поехал впереди, мы не отставали. Я спросила нашего бравого шофера:

— Сильно мы помялись, когда этих орлов таранили?

Он хмыкнул:

— Пусть ОНИ горюют, если осталось кому горевать. У нас — только царапины!

— Хор-рошая машина, — с уважением похлопала я по металлу кабины, словно погладила гриву коня…

…«Надежным местом» оказалась спрятанная во внутреннем дворике какого-то тихого квартала маленькая автостоянка. Алексей пошушукался с представителем стояночных властей, они покивали друг другу, и мой коллега, удовлетворенный, присоединился к нам.

— Нормально, — произнес Алеша, разглаживая взъерошенные волосы пятерней. — Тут ни одна собака не найдет, проверено… Ну, командирша, куда путь держим?

К этому времени я уже могла кое-что ответить:

— Едем по вашим «точкам» — будем смотреть, спрашивать, авось что и узнаем. А я буду искать наших по-своему…

На том и порешили. Заехали на заправку, а потом начали кружить по Москве.

Оптовых фирм, сотрудничавших с достославным предприятием «Некрасов и К», оказалось великое множество.

В первом магазине на наш вопрос о земляках курившие у входа менеджеры горестно вздохнули, а потом один сказал:

— Не видели мы их, только знаем, что замочили болезных, дня три уж как замочили…

— Кто?

— Да разве узнаешь…

— От кого узнали?

— Ой, ребята, мы спать хотим спокойно, не обижайтесь. Да и сами не лезьте в это дело, тут кто-то очень крутой поработал…

В машине я немного «пошарила» своими способами и поняла: ребята не врут, но им — случайно или намеренно — скормили «туфту».

На следующей «точке» пропавший грузовик якобы видели — да еще с экипажем! — полчаса назад. Мы покивали быстренько и ретировались. Сказочники, мать вашу!

В третьем магазине при нашем появлении почему-то заперлись изнутри. Мы не стали настаивать на аудиенции и поехали дальше.

Работники четвертой базы бытовой техники и аппаратуры красочно описали, как позавчера некрасовский «КамАЗ» проволокли на буксире мимо окон во-о-он того склада. И был тот грузовик, как гласило местное предание, помят, лишен стекол, а также тента…

…Когда Володя затормозил у входа в пятый магазин, я вдруг наконец почувствовала, куда нам следует ехать, и сказала:

— Едем прямо… Быстрее!

— Есть? — с надеждой спросил Алексей.

Я кивнула и откинулась на спинку сиденья.

— Куда едем? — деловито осведомился Владимир, переключаясь на очередную передачу.

— Не знаю я улиц… Как поворачивать надо будет — скажу.

Мы проехали несколько кварталов, и я скомандовала:

— Теперь налево!

— Налево нельзя — «кирпич», — возразил наш мудрый шофер.

— Объезжай, только нам все равно потом на эту улицу надо будет!

— Попробуем, — серьезно пообещал Владимир.

И началась дурацкая гонка с безумным штурманом, который позабыл всякие правила приличия и чуть ли не орал на бедного водителя, когда дорогу преграждал очередной запрещающий знак или когда наш грузовик попадал в пробку…

Мы в полной мере оценили интенсивность автомобильного движения в мегаполисе: порой от обилия транспорта кружилась голова, временами машины едва ползли сплошным потоком.

«Насколько удобнее было бы на мотоцикле», — почему-то подумала я, кусая губы от нетерпения: впервые с той минуты, когда мы въехали в столицу, появилось острое чувство, что надо СПЕШИТЬ.

Куда? Зачем? Что нас ждет? — я не знала. Я только знала, КУДА нужно попасть, и отчетливо сознавала: БЫСТРЕЙ! УЙДЕТ!

Кто уйдет? Куда? Ладно, будем решать проблемы по мере их возникновения, решила я и сосредоточилась на маршруте.

Мы въехали тем временем в самый центр Москвы. Я односложно командовала, не видя почти ничего вокруг, только чувствуя, что мы все ближе к тому месту, где должны обязательно оказаться как можно скорее.

Наконец Владимир спросил:

— Сейчас куда?

— Теперь — только прямо, — ответила я, едва сдерживаясь, чтобы не заорать: «Гони!»

— Не выйдет, — покачал головой Володя. — Тут въезд только для спецавтомобилей.

— А с другой стороны? — предложил Алексей.

— Да нигде тут не влезешь, — с досадой тряхнул головой Володя. — Видали, какие лимузины стоят — с флажками!

Пришлось остановиться. К счастью, я вгляделась и увидела вдалеке, за ровными рядами вылизанных автомобилей, именно ТОТ украшенный российским гербом подъезд, к которому влекло меня в последние полчаса…

Мы успели. Едва я отдышалась, как врата, осененные двуглавым орлом, распахнулись и на улицу вышел ОН…

У меня полыхнуло где-то в груди.


Содержание:
 0  Острая нить : Марина Серова  1  Глава 2 На старте : Марина Серова
 2  Глава 3 Восточноевропейские шакалы : Марина Серова  3  Глава 4 Острая нить : Марина Серова
 4  Глава 5 Воздушный бой : Марина Серова  5  Глава 6 Отсветы смерти : Марина Серова
 6  Глава 7 Военно-морской окунь : Марина Серова  7  Глава 8 Второй российский вопрос : Марина Серова
 8  вы читаете: Глава 9 Первый российский вопрос : Марина Серова  9  Глава 10 Эх, родина… : Марина Серова



 




sitemap