Домоводство (Дом и семья) : Здоровье : Правда о тазобедренном суставе. Жизнь без боли : Сергей Бубновский

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61  62

вы читаете книгу

Тазобедренный сустав является самым мощным в организме человека и испытывает большую нагрузку, поэтому и неудивительно, что проблемы этого сустава занимают 2-е место после болей в спине.

Как только в суставе появляется боль, каждый шаг превращается в пытку, каждое движение становится мучительным испытанием. Нарушается походка, болит спина, колени, трудно вставать и ложиться – все это коксартроз – болезнь тазобедренного сустава, возникающая как у людей среднего и старшего возраста, так и у молодых людей после травм.

Читателю предлагается ознакомиться с уникальным материалом автора, который сам перенес операцию по эндопротезированию и исследовал эту проблему более 30 лет. Доктор Бубновский предлагает опыт успешного выхода из этой тяжелой болезни на примере своего личного дневника.

Книга будет интересна не только широкому кругу читателей, имеющих проблемы тазобедренного сустава, но и специалистам.

Часть I

Чудо и проклятие эндопротеза сустава. «За» и «против»!

Вместо предисловия, или Рай и ад – как жить после выхода на пенсию

Я осмотрел очередную пациентку 63 лет, приковылявшую ко мне с палкой в руке и жалующуюся на «боли в спине, остеохондроз, грыжи дисков, смещение позвонков, сужение канала, ущемление седалищного нерва» (все это она перечислила почти с порога) и серьезно воспринимающую все эти заклятые медицинские термины, которые представляли, в ее понимании, основных ее врагов.

И мне стало досадно (я не могу к этому привыкнуть до сих пор, занимаясь медициной более 30 лет), что она, эта женщина, входит в старость без здоровья только по одной простой причине – вовремя не выявленный коксартроз, который и принес все ее несчастья: от болей в спине до хромоты и малоподвижности. Коксартроз[1] намного тяжелее тех сопутствующих этой патологии диагнозов, относящихся к позвоночнику, которые эта пациентка мне перечислила.

Сколько же таких несчастных хромает по земле, таких, которым лечат позвоночник с грыжами, а то и заменяют позвонки и диски, вместо того чтобы вовремя выявить и вылечить болезни тазобедренного сустава (остеоартроз, остеоартрит, асептический некроз). Слишком позднее выявление коксартроза – это трагедия жизни. И дело не в том, что невозможно исправить данную ситуацию.

Вся проблема состоит в том, что эти люди оказываются не готовыми к активным действиям для выхода из болезни тазобедренного сустава (когда эта болезнь наконец-то обнаруживается). Не готовы ни морально, так как к этому моменту физически запущены, ни материально – все деньги ушли на лечение пресловутого остеохондроза позвоночника с грыжами дисков или без оных, но, как правило, всего лишь сопровождающего коксартроз.

Да! Выход есть! Правильно спланированное эндопротезирование!

Остеохондрозы, грыжи позвоночника и артрозы суставов – это «ржавчина» организма в местах плохо работающих суставов и позвоночника. И она постепенно «выедает до дыр» тело изнутри, в области крепления мышц и связок к суставам, оставляя снаружи лишь дряблую сморщенную оболочку!

Но у нас не учат профилактике здоровья. С утра до вечера во всех врачебных кабинетах при болях в суставах и спине выписывают обезболивающие и противовоспалительные таблетки, мази, компрессы. Включаешь телевизор, читаешь газету, и там все то же самое. К тому же каждый второй считает себя «белым и пушистым». Болит спина – мол, случайность. Скрипит сустав – не смертельно…

Все думается: завтра, потом. Вот подниму детей, сделаю все дела… И вдруг крах! А тебе всего лишь 60! Но ты уже не готов сражаться за свое здоровье. Воля погашена и отравлена лекарствами. По инерции продолжаешь верить в чудеса извне: в магов и экстрасенсов, в придуманные биоинженерами аппараты и массажные кушетки, но только не в свой организм. А тем временем все труднее подниматься по лестнице, надевать носки и даже ходить в аптеку. Какая уж здесь радость от старости? Что вы, доктор?!

Но надо жить! Надо уметь встретить старость и войти в этот самый долгожданный и, наверное, самый счастливый период жизни любого человека, уже прожившего огромную ее часть и познавшего ее, оставившего определенные результаты трудовой деятельности и выросших детей… Да! Все бы так, если бы… не коксартроз? Всего лишь один из 400 суставов, данных человеку на всю жизнь. Один сустав – и столько проблем.

Но для чего и зачем живет человек? Я думаю, что именно для старости. Копит деньги, строит дачу только для того, чтобы, выйдя на пенсию, наконец-то заняться своими грядками или выращиванием кроликов! И вдруг – БАЦ! И начинает осознавать: не могу!

К старости надо готовить не столько пенсию, сколько здоровье!

Большинство людей не готовы к старости. Не готовы жить долго и без болезней!

Не учили, не приучили! Все думалось, авось проскочу. Статистика продолжительности жизни в РФ удручающа. Кем-то отмечен срок ухода на пенсию – 60 лет. Дожить удается. А что дальше? На каких ногах и с каким позвоночником? Есть к тому же еще и сердце – более слабый орган по сравнению с суставами. Вот вам и радость. Но я уверен: настоящая продуктивность и осмысленность жизни начинаются после 60! Да простят меня ортодоксальные священнослужители! Рай и ад – это не жизнь после смерти! Это старость – как последний этап жизни. Да, он совпадает с возрастом 60 лет! Сумевших сохранить свое телесное и психическое здоровье ждет рай после 60! Не сумевших – ад!

К старости надо готовить не столько пенсию, сколько здоровье! Большинство людей не готовы к старости. Не готовы жить долго и без болезней!

В некрологах часто пишут: «После долгой и продолжительной болезни…» Вы хотите последние годы своей жизни долго и продолжительно болеть? Вопрос снимается, ибо ответ ясен. А духовность связана только с возможностью дарить окружающим свои знания, умения и опыт. Сделать это может лишь сохранивший себя в себе! Ответы на вопросы, как сохранить свое здоровье, вы найдете в этой книге.

Я расскажу вам свою историю, во многом горькую, во многом поучительную. Придумать такое невозможно!

История моей болезни. К счастью, уже история!

Я припарковал машину практически ко входу в здание. До своего кабинета оставалось 20 шагов, но до этого надо было еще выбраться из машины. Хорошо, что кресло в машине ортопедическое и я подогнал его под контуры своего тела. С левой ногой проблем нет, а вот с правой пришлось, как всегда, повозиться. Двумя руками я обхватил бедро и буквально выставил ногу наружу. Но и это еще не все. Крепко ухватившись за дверь машины, я вытащил тело и еще минут пять выпрямлял затекшую спину и скрученную правую ногу. Затем, сделав несколько первых мучительных шагов, я добрался до своего кабинета. Пот стекал по спине, но я радовался скорой встрече с тренажерами, которые помогали мне снимать боли и возвращать уверенность. Ведь все эти годы были заполнены поиском панацеи от болей в спине и суставах.

* * *

Перед глазами стоял улыбающийся Джордж Кукер, мой пациент из Бостона (США). Однажды он пришел ко мне на прием в Центр кинезитерапии в Сокольниках. Я увидел здорового толстяка, переваливавшегося с боку на бок («характерная походка людей, страдающих заболеваниями суставов нижних конечностей»). Он пришел ко мне по совету друзей с жалобами на боли в спине, хотя достаточно долгое время проходил лечение в одной русско-американской клинике.

Принес огромный пакет снимков позвоночника (МРТ, Rg), на которых, естественно (ведь Джорджу было под 70 лет), ясно виден остеохондроз и грыжи поясничного отдела позвоночника, на которые и делали упор врачи, пытавшиеся его вылечить.

Но походка? Уже с порога, увидев его, я поставил диагноз, даже не осматривая Джорджа. Миофасциальная диагностика[2], которую я тут же провел, лишь подтвердила мой предварительный диагноз: двусторонний деформирующий коксартроз головок бедренных костей. Джордж, добродушный, улыбчивый человек, долго выслушивал мои объяснения (он хорошо говорил по-русски, хотя и с заметным американским акцентом) по поводу «новой» для него болезни и спустя некоторое время сделал рентгеновские снимки тазобедренных суставов в двух проекциях, как я ему и рекомендовал. Снимки также подтвердили мой диагноз, и Джордж тут же связался с госпиталем в Бостоне, по месту жительства, где и назначили операцию по тотальному эндопротезированию тазобедренных суставов (ТЭТС): февраль (а мы с ним общались в октябре 2002 года) – правого, а летом того же года – левого.

По моему совету он начал подготовку тела и ног к этой операции в нашем центре.

Надо сказать, что проблема с тазобедренным суставом, по сути, и привела меня в медицину.

Как все началось

Мне было 22 года, когда я получил ряд тяжелейших травм в автокатастрофе, проходя службу в армии. Травм было так много, и мое состояние после этой аварии было настолько тяжелым, что врачи просто не придали значения полному вывиху головки бедра (который тут же вправили) и без последующего вытяжения бедра занялись спасением моей жизни. Я находился в коме 12 суток (официально было объявлено о моей смерти. Мои сослуживцы даже успели выпить за упокой раба Божьего…). Я им благодарен за мою спасенную жизнь. Но когда я выкарабкался «оттуда» и стал осмысленно смотреть на мир, врачи про вправленный тазобедренный сустав позабыли, так как занимались реконструкцией остатков моей ноги. Было проведено три операции. Жизнь, слава богу, спасли, а далее живи сам, как хочешь, костыли тебе в руки – и полный вперед. Конечно, никто не проводил со мной беседы о возможных осложнениях этого самого «полного вывиха головки бедренной кости», и я понятия не имел о таком грозном для сустава заболевании, как коксартроз.

После возвращения домой уже инвалидом II группы я стал вести себя по отношению к собственному здоровью, вернее, опорно-двигательному аппарату, абсолютно неправильно. И даже сейчас, когда я вспоминаю то, что вытворял со своим телом, будучи инвалидом, у меня мороз по коже!

Травм было так много, и мое состояние после этой аварии было настолько тяжелым, что врачи просто не придали значения полному вывиху головки бедра (который тут же вправили) и без последующего вытяжения бедра занялись спасением моей жизни.

Что же такое я делал? Занимался с тяжестями, культуризмом. Тогда еще не было тренажеров, поэтому гири, гантели, штанга – вот примерный арсенал моей доморощенной реабилитации. Играл в баскетбол! В футбол! Занимался даже карате! Почему я это делал? Хотелось жить! Специалистов по реабилитации не было. Да и сейчас их мало. Система таких не готовит. Сейчас я уже могу предложить современную кинезитерапию. Метод, который мне удалось разработать благодаря этим травмам. Тогда, не понимая физиологии боли, я чувствовал себя хорошо во время этих самых игр, потому что работающие мышцы снимали воспаление. Но так как нагрузки с сустава и позвоночника (три последних позвонка и межпозвонковых диска у меня были раздавлены, и позвонки срослись деформированными телами) я не снимал, а наоборот, многократно увеличивал, то после занятий, спустя 20–30 минут, не мог сделать и шага без боли.

При попытках передвижения пот струился по спине и телу так обильно, что мать спрашивала, не попал ли я под дождь. Родителей я жалел, о болях не рассказывал. Им и так досталось от меня. Дважды «хоронили». До армии у меня был еще один неприятный травматический эпизод, также с клинической смертью. Так вот. В метро я знал все точки на платформе, перед которыми раскрывались двери электричек. Лишь в этом случае я имел возможность первым войти в вагон и занять сиденье.

Я считал ступеньки, метры, которые предстояло преодолеть в пути. После этих, с позволения сказать, «реабилитационных занятий».

Костыли я убрал из своего арсенала (тоже зря) и пользовался тростью. И постоянно искал разные способы для тренировки тела. Денег не было, но были друзья – тренеры, с которыми я когда-то учился на факультете физического воспитания, закончил его после армии на костылях. Друзья предоставляли мне бесплатно время в своих бассейнах и тренажерных залах и всячески поддерживали в те годы. Я хотел жить! Я полюбил жизнь после того, как выбрался «оттуда»! Но я не знал, как жить! Боль, боль и боль! С утра до вечера. Порой выпивал, чтобы расслабиться, но это не приносило радости.

А затем поймал взгляд одного своего приятеля. Ему были неприятны мои рассказы про боль. Я вообще терпеть не могу, когда меня жалеют. Но, как говорится, по пьянке язык развязывался, и я жаловался, хотя помощи не просил. Но этот взгляд моего друга… может быть, даже презрительный… И я задумался… Что же будет дальше, если я в свои 26 лет стал плакаться в жилетку?

И вот как-то, после очередной игры в баскетбол, выйдя из спортзала, я понял, что идти не могу… совсем. Вокруг никого. Я сел на край тротуара и… нет, не заплакал! Но был на грани! Спиваться или выкарабкиваться? Как Гамлет, но на костылях. Жить-то хотелось, и жить нормально! А врачи запретили все, даже иметь детей.

Надо было понять свою болезнь, но для этого необходимы знания! И я решил поступать в медицинский институт. Вот только как, если инвалидов не берут?

Это был мой вопрос, и я его решил! Одно высшее образование-то было, его я и использовал. Справки, которые позволили мне, инвалиду, учиться, сумел выпросить у своих лечащих врачей. Попутно мне сделали еще одну операцию на тазобедренном суставе (тогда я узнал про коксартроз) бесплатно, дело было в Советском Союзе. Сейчас тоже есть такие возможности, но очень сложно дождаться очереди! Да и качество такого лечения… Хотя при правильной тактике подготовки больного к операции можно прийти к позитивным результатам, даже если операция проведена из материала не самого высокого качества.

Об этом, как правило, не думают, иначе посылали бы перед любой плановой операцией (и не только с болезнями опорно-двигательного аппарата) в Центр кинезитерапии для предоперационной подготовки. Это дало бы возможность в том же Центре кинезитерапии, но уже после операции, быстрее и качественнее восстановиться. Моя более чем 30-летняя практика позволяет это утверждать достаточно категорично.

Но не всегда и сами пациенты готовы пройти предоперационную подготовку. Сколько им ни объясняй, человек ленив, и в этом я убеждаюсь ежедневно! СМИ вбили в головы людей чудо операций и рекламируют только хирургов. Но любая, даже самая распрекрасная операция нуждается в серьезном, профессиональном долечивании, так как создает множество других проблем, которых не было до операции (швы, атрофия мышц и прочее). И моя история – яркая иллюстрация тому. Лишь угроза для жизни является основанием для безотлагательной операции на любом органе или суставе.

Поступив на лечебный факультет 3-го Московского медицинского института, я начал набирать знания. Учиться было нелегко, голова-то разбитая, хотя интересовало все, может, кроме физики и химии на первом курсе.

Став студентом мединститута, я не перестал искать все альтернативное, что помогло бы лично мне выкарабкаться из непонятной для меня ситуации. Тогда аббревиатура ЗОЖ было малопонятна большинству, и тех, кто увлекался здоровым образом жизни, называли белыми воронами. Сейчас это стало модным. Учеба в медицинском институте[3] позволила мне пройти консультации у ведущих врачей Москвы, но они лишь скептически улыбались, когда я спрашивал о том, как мне помочь. Есть такая неприятная привычка у врачей – цинично улыбаться, если они не знают ответа на вопрос, задаваемый больным. Или ерничают, мол, куда больному что-то понять.

К концу 2-го курса я осознал: официальная медицина не изучает правил и законов здоровья. Она изучает болезни и способы манипуляции лекарствами с целью поддержания жизни человека, ведущего нездоровый образ жизни.

Поэтому я с еще большим упорством изучал все альтернативное, не разрешаемое медициной.

Свои наработки я продолжал копить. Изучил все, что было на тот момент в подобной литературы[4]: от голодания до уринотерапии, от йоги до системы Амосова и т. д. Что-то помогало, что-то не очень. Встретил много интересных людей, работающих в альтернативной медицине. К сожалению, профессионалов-врачей среди них практически не было. Это и мешало достичь желаемого результата. Но в целом я окреп, стал понимать то, что со мной произошло. Убрал агрессивные воздействия и, естественно, выключил осевые нагрузки на суставы и позвоночник.

Официальная медицина изучает болезни и способы манипуляции лекарствами с целью поддержания жизни человека, ведущего нездоровый образ жизни.

По разработанной системе похудел на 36 кг за три месяца (с тех пор отношусь к диетам безразлично) и стал буквально летать. То есть костыль уже жить не мешал. Я, студент 3-го курса лечебного факультета, разработал определенные методики и стал заниматься – да, да! – частной практикой. Ездил в деревни России, кишлаки Узбекистана, к своим друзьям. Да и в Москве у меня были пациенты. Работал в трех местах, получал пенсию, стипендию и кое-что от медпрактики (при этом не настаивал на оплате своих консультаций). В основном, естественно, работал с позвоночником и суставами.

Ко мне обращались, как к последней надежде, люди, выброшенные за борт большой медициной. Как правило, если они полностью мне доверяли, их надежды оправдывались! С тех пор так и повелось: ко мне обращаются в крайне тяжелом состоянии. Это ко многому обязывает! Всю ответственность приходится брать на себя. Но больному это и нужно – верить своему врачу! Главное, чтобы врач оправдал эту веру!

Я вспоминаю об этом отрезке своей жизни так подробно, потому что уверен: многие, прочитав мою историю болезни, задумаются и начнут свой путь – путь к избавлению. И мне в свое время помогали подобные истории. Но на тот момент официально я был своеобразным изгоем. Ведь такой профессии не было. Уже после института, когда в перестройку разрешили врачам работать так, как они считали нужным, я наконец-то получил свободу действий.

В то же время, уже создав полноценную систему современной кинезитерапии, я долго не хотел верить, что не обойдусь без операции на суставе. Да и статистика исходов после эндопротезирования меня смущала. Уж очень много брака! Сейчас я знаю, в чем дело!

Вернемся, однако, к Джорджу Кукеру, 69 лет, вес 135 кг, двустороннее поражение тазобедренных суставов. Однако при всем при этом неунывающий балагур.

Я начал работать с ним в октябре, зная, что операция по первому эндопротезированию (всего будет две) у него в феврале. Джордж оказался послушным пациентом. Все предлагаемые упражнения на тренажерах выполнял добросовестно. Вообще, надо сказать, что иностранцы (у меня достаточно большой опыт работы с ними) очень дисциплинированный народ в отличие от наших, российских больных. Наш придет к врачу с болезнью, с которой предыдущий врач не справился, и во время консультации будет ссылаться на мнение того, кто ему не помог. Или, еще больше, на мнение соседа по лестничной площадке. Русский парадокс! Всё знают о своих болезнях, только болеют постоянно.

В работе с Джорджем основной акцент мы сделали на мышцах – разгибателях бедра, на них мы все сидим, поэтому у большинства людей они плохо развиты, и мышцах – поясничного отдела. Напомню, что основная концепция современной кинезитерапии: в большинстве хронических заболеваний костно-мышечной системы (опорно-двигательного аппарата) виновна мышечная недостаточность тела, а то и атрофия отдельных мышечных групп.

Все шло хорошо. Время работало на Джорджа, и прозанимались мы с ним где-то 1,5 месяца. Он мне сообщил, что врач бостонского госпиталя передвинул операцию на начало декабря. Что ж, Джордж, вперед!

Он приехал через месяц после операции. Я осмотрел его, протестировал на тренажерах и был восхищен результатом. Ничего подобного мне еще не приходилось встречать в подобных случаях! Никаких мышечных контрактур, никаких ограничений в подвижности прооперированной ноги (что наблюдается практически у всех пациентов, не подготовивших ногу к операции). Сила ноги вполне приличная. И я, сопротивляющийся такой же операции на себе самом почти 27 лет, сказал: «Джордж, я согласен!»

И Джордж ответил: «Поедем со мной в Бостон летом. Мне будут делать операцию на втором суставе, а тебе на твоем!» На том и порешили.

Осталось набрать денег, договориться о сроках, сделать визу и вместе с Джорджем к хирургу.

Время пошло!

Я расскажу вам день за днем эту историю – историю моего окончательного выздоровления. 27 лет я сопротивлялся, сражался с коксартрозом. Это была профессиональная, а не любительская схватка. Но мне пришлось все-таки решиться на операцию. Все долгие годы я изучал эту болезнь, а заодно и другие поражения опорно-двигательного аппарата (больше люблю грамотное словосочетание: «костно-мышечная система»).

Итогом явилось создание нового направления в медицинской практике – современной кинезитерапии, которая разрушила все устоявшиеся стереотипы восстановительной терапии. Правда, пока в узколокальных точках России и ближнего зарубежья, в центрах, работающих по этому методу, официальная медицина стоит, как скала.

Современная кинезитерапия разрешила все, что запрещалось при реабилитации ранее, и не рекомендует использовать то, что разрешалось этой же консервативной медициной. Сейчас появилось новое название ЛФК-восстановительная медицина. Но принципиально ничего не изменилось в этом направлении. Открыты в кинезитерапии и законы лечения без операции многих заболеваний позвоночника и суставов (грыжи межпозвонковых дисков, плечелопаточный периартрит в стадии «замороженного плеча»). Но и это пока не заинтересовало консервативных медиков. Разве что до момента решения собственных проблем со здоровьем в области костно-мышечных расстройств.

* * *

«Все, хватит, – сказал я себе, – пора сдаваться».

Когда же наступит этот долгожданный день операции? Теперь я стал ждать ее с нетерпением, так как был уверен – операция вернет мне возможность передвигаться без боли. Надоело ежедневно считать шаги, с тоской смотреть на спешащих по своим делам прохожих.


Хорошо, что удалось найти способ снятия болей в спине и суставах без лекарств, иначе за 27 лет борьбы с этой болезнью мой организм стал бы дырявым от побочных действий обезболивающих препаратов.


Естественно, подавляющее число невропатологов не согласятся с моим объяснением причины болей в спине и суставах. Дело в том, что терапия хронических болей с помощью лекарственных средств стала настолько изощренной, что фармакологическая индустрия приняла в настоящее время облик монстра, якобы способного поглотить все болезни человека. Но рождаются новые болезни после использования лекарств. Об этом красноречиво свидетельствует телевизионная реклама, в которой лекарственные средства стоят на первой строчке.

И вместе с тем сам человек, его резервные возможности, система саморегуляции, не говоря о его, человеке, божественном предназначении, ведь мы созданы по образу и подобию Его, все меньше интересуют большую медицину, с моей точки зрения играющую прикладную функцию фармакологии. Но именно она поглощает в своих больницах и клиниках нездоровое население земли, способное еще платить за столь неразумное отношение к здоровью. И благодаря этому создавая новые армии больных, являющихся основной питательной средой этого чудовища – фармакологической медицины!

Лекарств много, очень много. И болезней все больше и больше. При чтении в «побочных действиях» аннотации к лекарственным, и прежде всего к обезболивающим, средствам меня берет оторопь! Что происходит с человечеством? Не лекарства ли приближают этот самый конец света?

Конечно, на здоровье, вернее, его потерю, влияет много факторов. И прежде всего, экологических. Солнце, воздух и вода все меньше оздоравливают нас и все больше создают проблем. Но если люди не будут следить за экологией, то есть за чистотой сосудов, подвижностью суставов, силой и эластичностью мышц, а все эти факторы зависят от движения, то им не поможет никто и ничто!

А лекарственные средства лишь отодвинут в очереди к моргу! Но не будем о грустном. Кто-то выбирает лекарственную жизнь, а кто-то здоровую! Я принадлежу к последним и, самое главное, с каждым днем нахожу все больше и больше соратников и последователей именно здорового образа жизни. И мы вместе делаем это профессионально. Честно говоря, малаховщина поднадоела! Поэтому я собираю факты, доводы и примеры в пользу безлекарственного выхода из любой болезни. И этих фактов очень и очень много. Надо просто быть повнимательней к окружающему миру.

Да, с тазобедренным суставом я сражался достойно! Но если бы вовремя получил в руки такой мощный инструмент, каким сейчас является современная кинезитерапия, то уже давно бы вернул себе способность не только ходить, но и бегать на спортивных площадках.

Но кинезитерапии в том виде, который она приняла сейчас, в то время еще не было. Пришлось ее создавать!

Что такое коксартроз?

Существуют две основные формы поражения тазобедренного сустава (ТС): коксартроз деформирующий и коксартроз диспластический[5]. Причины разные – клиника одна. Крайней степенью проявления этих форм заболеваний ТС является асептический некроз, за которым следует остеопороз шейки бедра и риск ее перелома при падении с высоты собственного роста.

Истинные причины идиопатического коксартроза

В подавляющем количестве материалов, посвященных изучению остеоартроза тазобедренного сустава, или коксартроза, отсутствует так называемый «золотой стандарт», то есть определение причины его возникновения.

Поэтому коксартроз при невыявленной причине называется идиопатическим. Но так ли это на самом деле?

В современной врачебной практике незаслуженно мало внимания уделяется клиническим критериям, ориентированным на состояние мышечной системы человека, вернее, взаимосвязи мышечных групп друг с другом при той или иной патологии КМС[6]. С одной стороны, заболевания, связанные с поражением позвоночника и крупных суставов, относятся по международной классификации болезней (МКБ-10) к группе костно-мышечной патологии, с другой стороны, при описании ОДА (опорно-двигательного аппарата) роль мышечной системы практически не отражена во врачебных заключениях, например при описании МРТ или рентгеновских снимков.


В большинстве эпидемиологических исследований, проводимых в США и странах Западной Европы, диагноз ОА (остеоартроз) основывается на типичных рентгенологических признаках и наиболее существенных клинических симптомах, то есть проявлениях уже развившейся патологии, например:

• ночная боль в суставах (разве что при засыпании или под утро. – С.Б.)[7];

• боль при движении (при разыгравшейся болезни);

• боль, возникающая после состояния покоя или «стартовая боль»; (в суставе (-ах). – С.Б.);

• непродолжительная утренняя скованность (возникает и при остеохондрозе. – С.Б.);

• деформация и костные разрастания в области пораженного сустава (рентгенологический признак. – С.Б.);

• ограничение амплитуды движений в суставе (очень важно, признак начавшегося и, как правило, уже необратимого процесса разрушения тазобедренного сустава. – С.Б.);

• хруст при движении (может возникать и у достаточно здоровых людей, например у спортсменов. – С.Б.);

• болезненность при пальпации в области сустава (не обязательно при коксартрозе. – С.Б.);

• рентгенологические проявления (без комментариев – основной признак).

В РФ также предложено несколько перечней ведущих диагностических признаков остеоартроза, но они не имеют принципиальных отличий от зарубежных.

Хотелось бы обратить внимание на факторы риска остеоартроза, к которым относят возраст, пол, сопутствующие заболевания, прием медикаментов.

Вариантов объяснения причин появления деформирующего коксартроза очень много. Но при чем здесь возраст?

И хотя в подавляющем количестве специальной литературы пишут о 45—55-летнем возрасте (это на всякий случай, видимо), подразумевают все-таки более поздний. Старческий возраст не может служить основополагающей причиной деформирующего коксартроза, а только предрасполагает к этому заболеванию, как и всякий физиологический и эволюционный процесс может только предрасполагать к болезни. Но само по себе физиологическое явление не может стать патологическим. Старость не болезнь. И громадное количество стариков деформирующим артрозом не страдают. Другое дело, свойственный старческому возрасту атеросклероз сосудов, это в известном возрасте дело обычное, чего нельзя сказать про деформирующий артроз, в данном случае тазобедренного сустава. Можно страдать глубоким атеросклерозом и не страдать при этом заболеванием суставов. Половая принадлежность тем более не может сориентировать на профилактику именно болезней тазобедренного сустава.

Коксартроз, как правило, начинается незаметно, и больной не обращает особого внимания на первые симптомы – боли в ноге в конце дня, боли в нижней части спины или боли в области коленного сустава. Я встречал пациенток с тяжелой формой диспластического коксартроза в возрасте 40–45 лет, тем не менее большую (сознательную) часть жизни занимавшихся балетом или танцами.

Люди, занимающиеся спортом, так же долго не обращают внимания на появившиеся боли в ноге во время или после движения и, вместо того чтобы обратиться к специалисту или сделать рентгеновский снимок тазобедренного сустава (что более разумно), увеличивают спортивные нагрузки. Делают они это потому, повторю, что сами нагрузки (бег, гимнастика, тренажеры), как ни парадоксально, во время их выполнения снимают боли в ноге (с точки зрения физиологии воспаления это понятно). Мышцы при движении усиливают кровообращение, что на время устраняет отечность мягких тканей, но так как контакт головки бедра с вертлужной впадиной таза увеличивается, а в норме этого быть не должно, то после завершения спортивной нагрузки боли в суставе возвращаются с еще большей интенсивностью. Но отсутствие боли во время передвижения и дезориентирует людей со скрытым коксартрозом.

В то же время наличие коксартроза всегда сопровождается остеохондрозом нижней части спины, причем достаточно запущенным. Но что возникло раньше – коксартроз или остеохондроз? Как относиться к болям в нижней части спины при коксартрозе?

Проблемы в поясничном отделе позвоночника при столь популярном заболевании современности, как остеохондроз позвоночника, начинаются значительно раньше, чем проблемы с тазобедренным суставом. Остеохондроз в нижней части позвоночника (раньше называли радикулитом, ишиасом, люмбаго, люмбоишиалгией) протекает под прикрытием НПВС[8], оказывающих токсическое действие на нервную проводимость. В связи с этим и нарастает постепенно ухудшение нервно-мышечной регуляции, так как все нервы, из которых для нижних конечностей главным является седалищный нерв (ischiaclicus – отсюда ишиас, то есть боль по ходу седалищного нерва), и сосуды, питающие тазобедренный сустав, «растут» из поясничного отдела позвоночника, что со временем оказывается решающим фактором болезни тазобедренного сустава.

Хотелось бы обратить внимание на то, что тазобедренный сустав иннервируется из сегмента LIII (третий поясничный позвонок). Остеохондроз позвоночника протекает на фоне длительного применения обезболивающих противовоспалительных препаратов (НПВП). Это и подтверждает выводы о губительном действии обезболивающих препаратов, временно снимающих боли в спине, а следовательно, способствующих развитию коксартроза.

К факторам риска прогрессирования остеоартроза тазобедренных суставов относят и паспортный возраст. У женщин 40 лет и старше, у мужчин – 50.

Но потери в мышечной системе начинаются значительно раньше. К 35 годам у 66 % людей, совсем не занимающихся спортом, они составляют от 22 до 29 %. Одновременно снижается гибкость и силовая выносливость. Появляется избыточный вес, и отмечаются первые признаки атеросклероза сосудов. Опять же ухудшается питание (трофика) нижних конечностей благодаря снижению объема мышечной массы бедер, а вместе с этим – снижается площадь капиллярного кровообращения (микроциркуляции) – основного поставщика необходимых микроэлементов костно-хрящевой структуры. В первую очередь страдает хрящевая ткань головки бедра за счет снижения активности мышечного насоса. Каждая последующая эксплуатация суставов нижних конечностей (особенно бег и прыжки) при таких ослабленных мышцах ведет к ухудшению амортизационных свойств мышечно-связочного аппарата.

Но в организме человека ничего лишнего нет. Как в природе гибель комара ведет к гибели целых популяций птиц, так и в организме человека потеря качества какой-либо мышечной группы, например гипотрофия приводящих и отводящих мышц бедра, как это происходит при коксартрозе, ведет к потере большого участка сосудистой сети, питающей сустав. (Для справки: в одном мышечном волокне находится 3–4 капилляра.)

Таким образом, нет так называемой идиопатической формы коксартроза. Есть остеохондроз и НПВС при нем. Далее идет незаметное разрушение сосудистой сети. Поэтому сначала появляется остеохондроз позвоночника, затем остеоартроз тазобедренного сустава (незаметно для человека), и значительно позже к этому присоединяется клиническое проявление болезни собственно тазобедренного сустава (если не было, как у меня, прямой травмы сустава). При чем здесь возраст, если человек обленился и перестал подтягиваться?

Людьми, не связанными с медициной, да и считающими себя в возрасте 35–40 лет еще достаточно молодыми и здоровыми, боли в спине воспринимаются как надоедливая муха – поскорее согнать. Врач, принимающий у себя такого пациента, хочет его поскорее вылечить, вернее, снять боль!

Кто чем руководствуется? Первый, понятно, – амбициями и самоуверенностью, наложенными на полную безграмотность в области физиологии.

А вот со вторым, то есть с врачом, посложнее.


Именно в мышцах поясничного отдела, где проходят нервные пути, ведущие к суставам нижних конечностей, происходит нарушение иннервации, которое и называется дистрофией, то есть голодом тканей. Первым на этом пути трофического голода, вызванного недостаточностью функций мышц поясничного отдела позвоночника, встречается тазобедренный сустав!


Это, в свою очередь, приводит к значительному ограничению движений в позвоночнике и, соответственно, к ограничению движений в тазобедренных суставах.

В отличие от большинства пациентов за долгие годы борьбы с болью я научился ею управлять. В американском госпитале врачи, изучая уровень боли, которую испытывает пациент после операции (есть специальная шкала от 0 до 10. 0 – это улыбающийся человечек, 2 – нормальное лицо, и далее по шкале лицо человека становится все более и более грустным), удивлялись, когда я показывал цифру 2, да и то только затем, чтобы не обижать их совсем. Как мне им нужно было объяснить, что боли я не чувствовал, как только вышел из наркоза! Был счастлив и постоянно улыбался. Я вдруг понял, что избавился от боли, преследовавшей меня долгие годы. Вдруг она исчезла! Да! Это счастье!

Подавляющее число прооперированных чувствуют шкалу – от 6 до 10 и постоянно глотают таблетки от боли даже после выписки.

Конечно, шов при моих реабилитационных упражнениях дня 2–3 давал знать о себе. Но я не глотал обезболивающих таблеток. Холодного (со льдом) компресса вполне хватало. Затем я открыл для себя пантопроцедуру[9]. И т. д. и т. п. Слушайте дальше! Больше вам об этом никто не расскажет!

Хроника выздоровления (из личного дневника С.Б.)

13.07.2003

Бостон. США. Вестон,

штат Массачусетс,

имение Джорджа Кукера.


Первые впечатления.

Америка – великая страна! Все улыбаются. Все максимально доброжелательны. Даже в аэропорту Бостона за меня одну анкету заполнил местный «смотрящий» (полицейский). Показываю приглашение из клиники Бостона – пропускают без проблем. Пока ностальгии, как в первый приезд в США, нет. Со всеми поговорил по телефону – все о’кей! Побрился, помылся, постригся, позанимался своей гимнастикой. Едем в город!


14.07.2003 Новый Баптистский госпиталь

Все максимально доброжелательны. Сдал поочередно анализы, поговорил об анамнезе истории болезни с анестезиологом. Сделали рентген в двух проекциях. Переехали в другую клинику, где доктор проконсультировал Д.М. Громадное впечатление от эндопротеза. Показал Rg-снимки – две одинаковые ноги. На Rg-снимках в России видел железяку, вставленную в область таза (сейчас, конечно, подтянулись в этом вопросе).

От моего правого ТС ничего не осталось. Господи, как я еще ходил и работал? Это лишний раз доказывает правильную концепцию кинезитерапии, ориентированную на мышечную систему. Главное – питание и кровоток, за которые она отвечает.

Переехали в пригород Бостона. Прекрасно. Чистые дороги. Никто не подрезает. Все едут достаточно быстро, комфортно, никто никому не мешает. Здесь, оказывается, виноват тот, кто въехал. Поэтому друг друга пропускают.

Едем по Америке. На всю громкость врубили Сашу Дедыка (солист Мариинки, тенор), и под русские романсы на «пятисотом» «Мерседесе» приближаемся к месту отдыха. Бунгало Джорджа в 50 метрах от океана. Песок, вода чистая, тишина.

Проснулся в 5.40. Чувствую, спать не хочется. Искупался, поплескался, позанимался. Почему все спят? Видимо, поэтому все американцы толстые. Да и есть не умеют, хотя все вроде бы делают правильно.


15.07.2003

Позанимались в местном тренажерном зале. Разбитые станки, но их хватает. Джордж жал ногами на тренажере около 120 кг, не понимая этого. Врач запретил ему приседать со штангой, а это движение почти идентично. И это спустя месяц после 2-го протезирования сделал 70-летний человек. Значит – можно!


16.07.2003

На веранде пьем чай. Джордж научил свою жену Риту русскому мату, звучит из ее уст забавно. Мне стало как-то спокойно, хотя я от души хохотал над ними.


17.07.2003

Вот и наступил мой «день освобождения». Теперь уже скрывать ни к чему, 27 лет страданий позади. Америка дала добро. И это не случайно. Сначала я помог ее гражданину Джорджу Кукеру, поставив правильный диагноз и подготовив его к первой и второй операциям по эндопротезированию. Теперь он помог мне, организовав весь этот процесс освобождения от болезни, страданий и ограничений. Неужели я снова смогу ходить без боли?

О большем даже страшно думать.

Мы снова в Вестоне (окраина Бостона). Приехала моя дочь Ира, изящная, красивая, стройная. У меня глаза отдыхают, глядя на нее. Бальными танцами она занимается с 8 лет.

Поел последний раз в 16.00 – блинчики с вареньем и голубику с клубникой. Перед сном проделал все необходимые очистительные процедуры. В Америке думают не только о человеке, но и об эстетике медико-гигиенических процедур. Вместо отвратительной кружки Эсмарха (клизма) предлагается милая упаковка с двумя флаконами слабительного.

Джордж сказал, что хватит и одного флакона. Но я подстраховался. Влил в себя оба, да еще воды в один добавил. Очччень приятно. Надо периодически проделывать. Затем помыл себя не менее приятным (хотя и обеззараживающим) жидким мылом (у нас бреют волосы паха (гм..?), и в прекрасном настроении, написав еще одну главу к будущей книге, лег спать. Сны, надо сказать, были малоприятные: войны и прочие. Но я в них выжил. Что дальше?

Я придумал выражение (собственно, так оно и есть): «Освобождение из тюрьмы собственного тела». Хотя кто-то, зная меня, может сказать: «Если уж у него тело тюрьма, то что же у других?» Тем не менее я был очень и очень ограничен в своих действиях в первой половине жизни. Теперь начнется новый этап – более продуктивный и профессиональный. Без выкрутасов и экстримов. Хватит!

Продолжение «хроники выздоровления»

1-й день после операции

19.07.2003

Два дня кошмара позади. Очень грамотная работа в послеоперационном отделении. Пытка, как всегда, заключалась в нахождении в вынужденной позе. На спине. Шевелил только стопой вперед-назад, в сторону. На следующий день после операции (считается 1-й день) пришла врач-физиотерапевт (по-нашему, специалист ЛФК) и показала ряд упражнений. Нога чужая, кажется, никогда не смогу ею владеть. Постоянно сплю, подкалываю в вену специальной кнопкой морфин через капельницу. Кроме того, дают антибиотики, при этом объясняют, что они слабые, то есть нетоксичные. Каждые несколько минут кто-то заходит, меряет давление, пульс, температуру, заставляют дышать через специальный тренажер. Можно сказать, спать не дают. У нас о таком взаимодействии и внимании медперсонала даже в V.I.P. мечтать нельзя.

При повышении температуры заставляют дышать в тренажерный дыхательный аппарат более активно. На кровати специальные турники, можно подняться, подтянуться на растяжке, типа мини-МТБ – поднимаю и опускаю ногу. Очень интересными в первый день показались упражнения:

1) лежа на спине стараться нажать бедром на кровать (практически не получилось);

2) прямыми ногами поочередно двигать пяткой вперед, смещая поочередно таз (тот же эффект);

3) стараться сжать ягодицы (тот же результат). Больно;

4) после дыхательной гимнастики (втягивать через трубочку воздух) покашлять.

При этом испытываешь сильнейшую болевую иррадиацию в тазобедренный сустав.

Вроде все простенько, а попробуй сделать. Можно себе представить мое настроение. Но на следующий день (то есть 19.07) все проделал несколько раз легко. Сумел встать, побриться. Посидел на высоком, извините, горшке. Забавная процедура. Высокий стул с отверстием. Но я, по-старинке, опершись руками в стены, как в Российском военном госпитале, где не было никаких приспособлений. С меня сняли все катетеры. Поел бульон и кусочек мяса. Невкусно, но это первая, похожая на нормальную пища за трое суток. Забавно. Встал на весы, они показали 244,5 фунта, то есть 110 кг. А мне казалось, я похудел (вес эндопротеза меня утяжелил). И вот, наконец, в 14.00 по местному сижу и пишу. Коряво, но пишу. (Надо поскорее поставить мозги на место.) Прогулялся на четырехопорном костыле по коридору. Ноги не чувствую, хотя и ставлю на нее вес тела. Странное ощущение: с одной стороны, ноги одинаковой длины и стоять не больно, с другой – некоторое ощущение дисбаланса, когда я наступаю на правую ногу, но переместить вес тела без рук (опоры) не могу.

Пришла физиотерапевт. Мы с ней довольно бойко пробежались по коридору. Показала ряд новых упражнений сидя:

1) качание маятника (вправо-влево);

2) колени прижал кулаками и разводил колени в стороны (5 раз);

3) разгибание голени сидя (5 раз);

4) постучать по бедру (больному) и погладить его, наклоняясь вперед до носка;

5) сидя, взять бедро и поднимать его вверх.

Во время ходьбы при переносе веса тела с правой ноги (прооперированной) на левую (здоровую) слегка (!) руками опираюсь на опору.

Естественно, самостоятельно эти упражнения я повторяю.

Да, очень важно. Запреты в первые дни после операции:

1) не отводить прямую ногу в сторону (абдукция);

2) при приведении (аддукции) нельзя заводить крест-накрест ноги;

3) нельзя сгибать бедро (поднимать прямую ногу) или садиться ниже 90°;

4) нельзя лежа ротировать (поворачивать) стопу внутрь;

5) в первый день нельзя наклоняться вперед (во второй уже можно).

Эти запреты только на 6 недель.

Все четко, ясно, понятно. Никаких криков недовольства. В коридорах стоят открытые полки с разными мелочами (маникюрные ножницы, пластыри, перевязочный материал, бутылки с водой простой и сладкой). Все лежит. Никто не ворует. Если мне надо пластырь, я возьму, и никто глазом не поведет. Значит – надо.

Завтра на костылях уже побегу. Не дали на второй день, как я ни просил. Не положено – и все! А еще вчера все виделось неясно. Хорошо у них в Америке лечиться. Быстро и без лишних запретов. Чисто. Дороговато, конечно!

3-й день после операции

20.07.2003

Потрясающе разные состояния все три дня после операции.

1-й день – выход, туман.

2-й день – меланхолия по поводу психологического непонимания выхода из этой ситуации. «Неужели эту ногу можно поднять?» Правда, к концу дня, когда влили мою собственную, взятую до операции, свежую кровь в вену, заметно оживился. Стал носиться по лестницам на костылях.

С костылями забавная история.


«Американский» специалист (у них он физиотерапевт) дает костыли под мой рост, то есть они аккуратненько упираются в подмышки. Я ему говорю: «Споткнусь, упаду, особенно при ходьбе по лестнице…» Он недоверчиво покачал головой, как это, мол, по лестнице? Я изменил высоту ручек. Резко укоротил. Теперь они упирались в верхние ребра. Он удивился. Я и… быстро пошел, почти побежал, особенно по ступенькам. Тогда и услышал: «Сумашедший русский».

Хочу на волю, к тренажерам, к воздуху. Начался психоз нетерпения из-за пребывания в палате. Да еще Джордж, старый хрен, тянет. Все по правилам хочет. Чтобы пришел главный врач и отпустил меня. Ну придет, скажет о’кей! Для этого еще необходимо страдать одну ночь?

Вся медицинская братия здесь, конечно, в шоке от темпов моего выздоровления и поведения на костылях. Они же не знали, что я прошел российский госпиталь и последующее, связанное с этим.

Но я всегда был уверен именно в таком режиме реабилитации. Да, реабилитация первых двух дней после операции вопросов не вызывает. Но далее должна вступать кинезитерапия. Хотя бы для верхней части тела. Масса непонятных вроде бы запретов связана, видимо, с чьими-то непрофессиональными перегибами во время самовосстановления.

Как можно заявлять, что мышцы, находясь в покое, быстрее восстанавливаются?

Госпиталь – машина, отлаженная и хорошо работающая. Почти за каждой манипуляцией следит свой специалист. Спать, правда, без морфина трудно. Будят каждые полтора часа. Это я остро почувствовал в предпоследнюю ночь, когда у меня отняли кнопочку «морфина».

Что ж. Наступает пора выхода из операции. Буду предельно осторожен. Нога в некоторых позициях как бы заваливается. С мышцами обошлись, видимо, не слабо. И когда хожу на костылях, чувствую иногда какие-то провалы. Торопиться с движениями без костылей не надо.

4-й день после операции

21.07.2003

Пережил легкую ночную депрессию. Дочь Ира уехала, Джордж не забрал и в этот день, хотя обещал. Оставил на 4-й день. Все говорят, что здесь мне уже делать нечего. Ночь без сна, видимо, сказался отказ от обезболивающих и наркотиков снотворного действия. Опять больничная ломка. Ни одной медсестры за 12 часов в палате. Наверно, это уже не входило в прайс… Да и незнание языка всегда депрессия, когда остаешься один.

Ночь не спеша перешла в утро. Вновь закипела жизнь. Медсестры, врачи, даже меню на завтрак. Вроде я уже без оплаты. Но нет. Мило улыбаются. Хвалят. Что ж. Жду своего главного доктора. Все отлично. Дело за Джорджем.

Жизнь показывает, что любая депрессия – несостоятельна, так как исходит из неправильной трактовки событий, являющихся порой стечением обстоятельств. Нельзя в нее уходить – и нельзя на ее фоне принимать какие-то решения, о которых впоследствии будешь жалеть.


Наконец-то! Джордж приехал за мной. Бай-бай, госпиталь! Дальше я сам!

Все объяснимо в этой жизни. Только объяснять надо события с трезвой головой.

Динамическая анатомия тазобедренного сустава. Новый взгляд

Прежде чем приступить к освещению этой темы, хочу опять обратить внимание на мышечную систему. Необходимо понять, что тазобедренный сустав плотным футляром страхуют 15 основных мышц таза, не считая связок, сухожилий и фасций, и 24 мышцы бедра. Неиспользование этих мышц, связанных в единую кинематическую цепочку, приводит к тем самым осложнениям после тотального эндопротезирования, которых и боится большинство больных. Да и врачи боятся, поэтому на всякий случай многое запрещают.

Правильное же использование мышц в лечебной, а в данном случае в реабилитационной программе могут разработать только специалисты центров современной кинезитерапии.

Мышцы таза, или «Причал» для мышц бедра

Мышцы таза (малого) окружают тазобедренный сустав со всех сторон. Все они начинаются на костях таза, поясничных позвонках и на крестце – своего рода «причале» для бедра.

Они подразделяются на две группы: внутреннюю и наружную.

К группе внутренних мышц относятся расположенные в полости таза мышцы:

1 – подвздошно-поясничная мышца;

2—3 – большие и малые поясничные;

4 – грушевидная;

5 – внутренняя запирательная;

6—7 – верхняя и нижняя близнецовые.

К наружным мышцам таза, расположенным по его боковой стороне и в ягодичной области, относятся:

8—9—10 – большая, средняя и малая ягодичные мышцы;

11 – квадратная мышца бедра;

12 – напрягатель широкой фасции;

13 – наружная запирательная мышца;

14—15 – верхние и нижние близнецовые.

Мышцы таза начинаются на позвоночнике и тазовых костях и располагаются в три слоя:

• снаружи лежат большая ягодичная мышца и напрягатель широкой фасции бедра;

• в среднем слое располагаются средняя ягодичная и квадратная мышца бедра;

• глубокий слой составляют малая ягодичная мышца и наружная запирательная мышца.


Как правило, эти мышцы во врачебных рекомендациях не упоминаются вовсе. Между тем это именно те мышцы, которые «запускают» следующие за ними мышцы бедра.

Если понять, что все мышцы туловища представляют собой единую кинематическую цепь, когда одна мышечная группа переходит в другую без каких-либо интервалов и зона прикрепления мышц одной группы является зоной прикрепления другой группы, то возникает желание создать такое упражнение, которое смогло бы привести в действие все эти мышцы одновременно. Кто-то может спросить: «Для чего?» Я даже встречал таких людей, которые говорили мне: «Я не землекоп» или «Я не носильщик, чтобы заниматься специально мышцами». Такой вопрос может задать человек, не понимающий весь смысл движений, совершаемых им. Мало того, я иногда этот вопрос: «Зачем человеку мышцы?» – задаю врачам. И они удивленно отвечают: «Чтобы двигаться! Перемещаться в пространстве». Действительно, в слове «опорно-двигательный» заложено лишь две функции:

• опора, за которую отвечает скелет;

• движение, за которое отвечают мышцы.

Согласен. А почему тогда нервы, артерии, вены, проходящие внутри мышц таза, имеют одноименные с ними названия, например ягодичный нерв, ягодичная артерия, запирательный нерв, запирательная артерия и т. д.? Да потому, что отдельно друг от друга мышцы, нервы, сосуды рассматриваться не должны. Работает нерв – работает мышца – работает сосуд. Причем сосуды носят вторичный характер по отношению к нервно-мышечной регуляции. Если не работает мышца, мы можем заставить ее работать через нервы, идущие к этой мышце. Например, при некоторых травмах позвоночника возникает парез мышц, выключение их из работы, и мы можем вернуть их к работе через подключение соседних мышц. Но не путем миостимуляции, которая раздражает только отдельные участки мышцы через подключенные к ней электроды, что практикуется в косметологии, а только с помощью естественных движений, при которых работает мышца по всей длине. Лишь в этом случае она «прокладывает дорогу» нерву к плохо работающей мышце, заодно транспортируя к ней кровь по сосудам, проходящим в этой мышце. Но существует и обратная картина, когда мы заставляем денервированные мышцы, например после эндопротезирования, восстанавливать нервную проводимость к ним. Опять же через упражнения для этой мышцы. То есть мышцы нужны человеку не только для того, чтобы двигаться, но прежде всего для возможности транспортировки электричества (нервная проводимость) и питания организма (кровь, вода, лимфа). Причем самое интересное: только через мышцы осуществляется адресная доставка к тканям, суставам и органам всего необходимого для их жизнедеятельности. В связи с этим я считаю, что такие медицинские специальности, как невропатолог (специалист по нервной системе), флеболог (специалист по сосудам), имеют достаточно ограниченные функции и отдельно друг от друга, да еще без специалиста по ЛФК (я имею в виду современную кинезитерапию), не способны создать полноценную лечебную программу. Перечисляя мышцы таза, можно добавить, что через них проходят сосуды и нервы, общающиеся с органами малого таза. Поэтому мышцы таза являются ключевым звеном при лечении, например, хронического простатита.

По статистике, до 70 % простатита, то есть воспаления в предстательной железе, связаны с малоподвижным образом жизни, то есть относятся к небактериальной форме. 15 % – бактериального происхождения, хотя, на мой взгляд, урологи склонны к завышению этой цифры. Остальные не знают, что такое простатит. Дело в том, что воспаление какого-либо органа является результатом нарушения микроциркуляции в этом органе, за которую чаще всего отвечает гладкая мускулатура органа. Хотелось бы подчеркнуть, что предстательная железа – непарный железисто-мышечный орган, то есть она состоит из железистой ткани, составляющей паренхиму (внутренняя структура простаты), и гладкой мышечной ткани, которая вместе с соединительной тканью образуют строму железы, то есть своего рода каркас, составляющей около половины всей массы простаты. Пучки гладких мышечных клеток образуют вместе с прослойками соединительной ткани толстые перегородки, отделяющие друг от друга простатические железы. Сама предстательная железа представляет собой комплекс железок, открывающихся в начальную часть мочеиспускательного канала. Основанием железа обращена вверх и прилежит к дну мочевого пузыря. Вершина ее лежит на мочеполовой диафрагме таза, представляющей собой мышечно-фасциальный комплекс. В толще мочеполовой диафрагмы, кроме желез, располагаются также артерии и нервы, идущие к половому члену. Выше диафрагмы и спереди нее располагаются мышцы и связки промежности.

Если понять, что мышцы и связки, окружающие предстательную железу, самостоятельно не работают и являются своеобразным промежуточным пунктом между верхней и нижней частями туловища, то становится понятной и причина подавляющей части простатита небактериальной формы. Длительное сидение исключает возможность синхронной работы мышц промежности, брюшного пресса и поясницы. В этих группах, разделяющихся «пятой точкой», то есть тазом, и возникает застой – резкое снижение микроциркуляции именно в предстательной железе, главным образом, в венозном сплетении. Ну а когда кровь бежит вяло, медленно, она теряет свое качество и «засоряет» это венозное сплетение. Возникает ее накопление там, где его не должно быть. Это можно сравнить с набуханием, в результате чего возникают функциональные нарушения при мочеиспускании, боль в области промежности, учащение мочеиспускания и боль во время эякуляции. Последняя причина чаще всего и беспокоит мужчин молодого возраста, так как может привести к психологической импотенции. Тем не менее и эту форму простатита, связанную исключительно с образом жизни, а не с инфекцией, лечат противовоспалительными средствами и даже антибиотиками широкого спектра действия, не считая всевозможных физиотерапевтических процедур, как правило, прогреваний. Прогревание и воспаление, с моей точки зрения, вещи абсолютно несовместимые. Тем более когда простатит связывают с переохлаждением. Мужчин, у которых, кроме заболеваний суставов, есть простатит, спрашиваю: «Вы что, сидели долго без штанов на цементном полу? Или прикладывали лед к половым органам?» Но даже если бы возникали и такие моменты в жизни мужчины, пострадала бы не только простата, но и все, что с ней так или иначе связано, – мочевой пузырь, почки, поясница. Такого, как правило, не встречается, а физиотерапевтическое тепло к тазу тем не менее подводится. Выскажу свое мнение, что именно тепловые процедуры и применение противовоспалительных средств при простатите, не имеющем венерического происхождения, являются основными причинами, способствующими выращиванию аденомы простаты.

Поэтому отмечается прямая связь между лечением тазобедренного сустава с помощью специальных упражнений, о которых я упоминаю в этой книге, с избавлением от хронического простатита, так как именно приводящие мышцы бедра и задняя группа мышц бедра стимулируют кровообращение в малом тазе, устраняя застой в предстательной железе, причем достаточно быстро, уже через 5–6 сеансов. Приблизительно такая же реакция отмечается и у женщин, которые имеют в качестве сопутствующего заболевания не только воспаление придатков, но и миому матки, выращенную подобными методами тепловых или антибактериальных процедур, о которых я говорил выше.

Древние греки говорили: «Организм – единое целое, лечи больного, а не болезни». Но с тех пор, как появилась симптоматическая медицина, занимающаяся узколокальными проблемами организма, появились и сотни новых заболеваний, о которых в прежние времена и не подозревали. Пожалуй, единственным на сегодня методом лечения, который так или иначе объединяет своим воздействием все внутренние органы, является современная кинезитерапия, так как основным средством лечения, который она использует, является мышечная ткань. А известно, что практически нет заболеваний, в которых одним из факторов болезни не являлась бы мышечная недостаточность. Поэтому при лечении костно-мышечной системы или опорно-двигательного аппарата, как правило, приходится иметь дело не только с заболеваниями суставов, но и с сопутствующими сосудистыми заболеваниями, к которым, помимо простатита и воспаления придатков, относятся ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, варикозное расширение вен. Эти сопутствующие заболевания не являются противопоказанием к лечению на тренажерах, а лишь вынуждают вносить необходимые коррекции.

Могу добавить, что к числу упражнений, которые непосредственно могут воздействовать на восстановление кровообращения в органах малого таза, можно отнести все упражнения из «системы 12 упражнений», описанной в книге по лечению коленного сустава. Правда, основным упражнением для полноценной работы мышц таза являются жимы ногами на тренажере под углом 45 градусов (см. фото № 8, № 11а, б), но это упражнение нельзя использовать при коксартрозе (любой формы) и асептическом некрозе головки бедра. Кроме того, наличие данных заболеваний не позволяет включить мышцы таза, и поэтому они атрофированы. Выпадение этих мышц влияет на гипертонус (повышенное напряжение) мышц поясничного отдела, в связи с чем стойкие, порой многолетние боли в спине принимаются за остеохондроз, связывая с ними переваливающуюся специфическую походку. Кроме того, невозможность выполнения этих упражнений проявляется на мышцах передней поверхности бедра – четырехглавой мышцы, что трудно не заметить. Видимо, поэтому некоторые специалисты таким больным прописывают «велосипед». Да и сами больные с поражением тазобедренных суставов любят покрутить педали. Это ошибочная тактика, приводящая к ухудшению структуры не только головки бедренной кости, но и вертлужной впадины таза, в которой размещается тазобедренный сустав. Я и сам, было дело, любил покататься на велосипеде и так как ходить не мог без боли, то именно катание на велосипеде приносило мне удовольствие. Но временное. После подобных велосипедных прогулок я недели две страдал. Тем не менее именно жимы ногами, езда на велосипеде, к этому можно добавить приседания, являются основными в реабилитационной программе эндопротезирования тазобедренных суставов, но после того, как эти нагрузки разрешит врач-кинезитерапевт. Таким образом, если не выполняются упражнения, в частности, для мышц таза, сохраняются поясничные боли и боли в области тазобедренного сустава. Более того, это является причиной короткого срока жизни (10–15 лет) эндопротеза. Естественно, без следующей мышечной группы мышцы таза заставить работать невозможно.

Мышцы бедра, или Рычаги управления ногой

Мышцы бедра можно сравнить с кораблями, пришвартовавшимися к причалу.

Эта группа мышц должна рассматриваться точно с такой же позиции, как и вышележащие мышцы таза. То есть между этими мышцами проходят те же нервно-сосудистые пути, имеющие одноименные названия.

Мышцы бедра, кроме непосредственного участия в передвижении тела, также помогают удерживать тело в вертикальном положении. Эта мышечная группа делится на три подгруппы: переднюю, заднюю и медиальную.

В переднюю подгруппу входят четырехглавая и портняжная мышцы, являющиеся сгибателями бедра и разгибателями голени. Для включения этих мышц необходимо выполнять упражнение (см. фото 2 а, б; 11 а, б; 18; 20). Интересно отметить, что упражнение на разгибание голени необходимо выполнять при коксартрозе в целях устранения гипотрофии четырехглавой мышцы бедра, а упражнения типа жима ногами при коксартрозе, как указывалось выше, выполнять нельзя, но после эндопротезирования выполнять необходимо. К задней подгруппе относятся полусухожильная, полуперепончатая и двуглавая мышцы (разгибатели бедра и сгибатели голени).

Эти мышцы необходимо включать с помощью упражнений (см. фото 1 а, б; 5 а, б; 6 а, б) как на этапе коксартроза, так и после эндопротезирования. Но необходимо помнить, что после выполнения данных упражнений мышцы задней подгруппы бедра необходимо растягивать с помощью упражнений типа «складной нож»[10].

Медиальную подгруппу образуют тонкая, гребенчатая, длинная, короткая и большая приводящие мышцы бедра.

Для включения этой мышечной подгруппы используются упражнения (см. фото 3 а, б; 8 а, б; 13 а, б), но при выраженном коксартрозе выполнение этих упражнений может вызвать новые боли, поэтому в стадии коксартроза (асептического некроза) желательно выполнять упражнения только для передней и задней подгрупп мышц бедра.

Тем не менее функции этих двух мышечных групп – таза и бедра – значительно богаче, чем принято считать. Это необходимо знать для понимания их роли в реабилитации не только тазобедренного суставов, но и коленного.

Итак, к функциям этих мышц относятся:

1) сгибание бедра в тазобедренном суставе;

2) наклон таза вместе с туловищем вперед при фиксированной нижней конечности;

3) приведение бедра;

4) поворот (ротация) бедра наружу;

5) отведение бедра;

6) разгибание бедра в тазобедренном суставе;

7) разгибание туловища при укрепленной ноге;

8) поворот (ротация) бедра внутри.

Кроме этого, эти мышечные группы (таза и бедра) участвуют в укреплении коленного сустава:

1) в сгибании голени в коленном суставе;

2) в разгибании голени в коленном суставе;

3) в повороте голени наружу;

4) в повороте голени внутрь.

Я специально так подробно обозначаю эти функции мышц, чтобы акцентировать внимание читателя на необходимости их использования в реабилитационном периоде, так как их неиспользование резко ограничивает движения ноги.

Как можно недооценивать функции этих мышц при реабилитации и лечении двух самых крупных суставов – тазбедренного и коленного? Но тем не менее даже в, казалось бы, крупных и серьезных клиниках не увидишь тренажеры (серьезные) в реабилитационном отделении. Это и приводит к ригидности (жесткости, скованности) мышечно-связочных механизмов сустава, контрактурам бедра, гипотрофии мышц, что довольно часто порождает пессимизм. Ведь обещают лет 15 до следующей операции, и это печально. Я уверен в этом на 100 %: хорошо поставленного эндопротеза должно хватить на всю оставшуюся жизнь, но только при условии грамотного использования перечисленных мышц. Это не ЛФК. Это – современная кинезитерапия. Страшно, если оперирующий хирург запрещает нагрузки. Для снятия неправомерных запретов и страхов я и публикую свой дневник. Да, я был первым в этом вопросе – вопросе необходимости силовых нагрузок в первые дни после операции. Но уже десятки моих пациентов повторили этот путь!

Взаимодействие мышц таза и бедра

Необходимо понимать, что отдельно эти мышечные подгруппы включить практически невозможно, поэтому они образуют единую кинематическую цепь. То есть состояние одних мышц влияет на состояние других мышц. И это хорошо отслеживается при их взаимодействии.

Рассмотрим особенности мышц таза и бедра при движении тазобедренного сустава.

А) В ротации бедра наружу, то есть тазобедренного сустава, участвуют девять мышц:

1) внутренняя запирательная мышца;

2) грушевидная мышца;

3) большая ягодичная мышца;

4) задние пучки средней ягодичной мышцы;

5) квадратная мышца бедра;

6) наружная запирательная мышца;

7) напрягатель широкой фасции;

8) верхняя и нижняя близнецовые мышцы;

9. большая приводящая мышца.

Для выполнения этих функций и восстановления в этих группах мышц нервно-сосудистой системы и необходимо провести эндопротезирование, когда больной будет к нему готов. Из этого следует, что невыполнение упражнений (на боку, скручивание, лягушка) ведет не только к атрофии этих мышц, но и перелому шейки бедра. Всем своим пациентам, имеющим заболевания тазобедренных суставов, я напоминаю, что практически уйти от этого невозможно, если не заменить сустав.

Б) В отведении (абдукции) бедра участвуют четыре мышцы:

1) средняя ягодичная мышца;

2) малая ягодичная мышца;

3) напрягатель широкой фасции;

4) портняжная мышца.

Эти мышцы не работают у подавляющего числа людей с коксартрозом (асептическим некрозом) и также плохо работают у людей с эндопротезом в случае неподготовки ног к этой операции. Между тем именно эти мышцы защищают эндопротез от выпадения его элементов и являются одними из главных в реабилитации на первом после операции этапе (фото 4 а, б). Упражнение относится к категории узколокальных и безопасных при выполнении их именно на тренажере. Необходимо отметить, что попытки выполнения этих упражнений без тренажеров после эндопротезирования могут привести к выпадению элементов эндопротеза!

В) Cгибание бедра в тазобедренном суставе осуществляют шесть мышц:

1) подвздошно-поясничная мышца;

2) напрягатель широкой фасции;

3) портняжная мышца;

4) гребенчатая мышца;

5) длинная приводящая мышца;

6) короткая приводящая мышца.

Упражнение «Тяга прямой ногой» на МТБ (см. фото 8 а, б) необходимо для профилактики послеоперационных контрактур бедра, но выполняться должно достаточно осторожно, так как имеет свободную геометрию движения.

Г) Приведение бедра (аддукцию) осуществляют пять мышц:

1) тонкая мышца;

2) гребенчатая мышца;

3) длинная приводящая мышца;

4) короткая приводящая мышца;

5) большая приводящая мышца.

Активизировать эти мышцы можно с помощью упражнений (см. фото 3 а, б; 13 а, б).

Д) Разгибание бедра в тазобедренном суставе и ротацию его наружу осуществляют четыре мышцы:

1) большая ягодичная мышца (наружная);

2) двуглавая мышца бедра;

3) полусухожильная мышца;

4) полуперепончатая мышца.

Некоторые из этих мышц, естественно, участвуют и в других движениях тазбедренного сустава.

Например, подвздошно-поясничная мышца (m. iliopsoas) при фиксированной нижней конечности наклоняет таз вместе с туловищем вперед, ей помогает непостоянная малая поясничная мышца, берущая начало от боковых поверхностей XII грудного и I поясничного позвонков и их межпозвоночного диска (МПД). Большая ягодичная мышца при укрепленной ноге разгибает туловище. Передние пучки средней ягодичной мышцы поворачивают бедро внутрь.

Да! Слишком богатая функциональная картина мышц таза и бедра получается! Это надо понять и не грустить по поводу необходимости эндопротезирования. Все будет хорошо, и именно для полноценного включения этих мышц необходимо сделать эту операцию. Иначе остеопороз, и химический кальций не поможет!

Но это еще не все. Помимо мышц таза и бедра существует и мощнейший связочный аппарат пояса нижних конечностей. Перечитайте подчеркнутое! Не правда ли, мощно звучит! Аппарат… пояс. Например, в «Клинических рекомендациях» артрологов США, Европы и России об этом аппарате и поясе ни слова. Жаль мне больных, которых лечат по подобным рекомендациям. И что самое печальное – не придраться! Все официально. Но мы пойдем дальше. Рассмотрим функции этого связочного аппарата тазобедренного сустава, который укрепляет соединения костей, тормозит и направляет все движения ноги.

Связочный аппарат тазобедренного сустава состоит из четырех наружных (внесуставных) и двух внутренних (внутрисуставных) связок.

К внесуставным связкам, укрепляющим суставную капсулу, относятся подвздошно-бедренная, лобково-бедренная, седалищно-бедренная и круговая зоны.

Подвздошно-бедренная связка наиболее прочна не только среди связок тазобедренного сустава, но и среди связок всего организма. Она выдерживает нагрузку до 300 кг (всего одна связка!) и имеет V-образную форму. Волокна связки расходятся веерообразно, покрывая сустав спереди. Подвздошно-бедренная связка тормозит движения бедра наружу и сзади, а также препятствует смещению головки бедренной кости вперед. Например, ограничивая разгибание в тазобедренном суставе (отведение прямой ноги назад) не более чем на 7—13°. Медиально от ее края находятся слизистая сумка, которая в 10 % случаев сообщается с полостью тазобедренного сустава.

Это одно из слабых мест суставной капсулы тазобедренного сустава (поэтому так важны для тазобедренного сустава упражнения, укрепляющие эту анатомическую зону сустава)!

Самым доступным из них является тяга бедром вперед, стоя на одном колене (МТБ «дракон», фото 7 а, б). Но это упражнение должно выполняться в количестве не менее 20 в одной серии. Лучше точку фиксации резинового амортизатора менять по высоте. Например, на тренажере МТБ это выполняется с верхнего и нижнего блоков. Для усиления эффекта воздействия этого упражнения на укрепление подвздошно-бедренной связки тягу с нижнего блока следует выполнять на колене со скамьи. Тем самым увеличивается амплитуда движения. А при выполнении любых упражнений максимальным эффектом обладают длинные амплитуды, благодаря которым мышцы максимально растягиваются и максимально сокращаются, усиливая тем самым связочный аппарат работающей зоны тела.

Лобково-бедренная связка ограничивает отведение бедра, особенно при разогнутом тазобедренном суставе. Главным упражнением для ее укрепления является приведение бедра после максимального отведения в сторону сидя на полу с вытянутыми вперед ногами или лежа на спине (см. фото 3 а, б). Но при наличии коксартроза я не рекомендую насильно, то есть через боль, отводить ногу в сторону, так как движение через боль в этой позиции усиливает воспаление суставной сумки тазобедренного сустава. В то же время приведение бедра из максимально возможной зоны отведения выполняет определенную трофическую функцию – функцию питания лобково-бедренной связки. Людям, не страдающим от коксартроза, это упражнение при достаточно большом количестве повторений (от 20 до 50 в одной серии) помогает избавиться от простатита у мужчин и воспаления придатков у женщин. Если эти заболевания не вызваны урогенитальными инфекциями. Но людям без болезней суставов это упражнение можно выполнять и в положении стоя на одной ноге, поочередно их меняя. В данном варианте тяга происходит с верхнего блока, если вопрос касается МТБ. С максимально высокой точки при использовании резинового амортизатора.

Седалищно-бедренная связка укрепляет заднюю поверхность суставной капсулы. Она ограничивает движение бедра внутрь.

Эта связка укрепляется противоположно направленным движением по отношению к предыдущему упражнению, то есть отведению, или абдукции, бедра. В варианте на МТБ это упражнение осуществляется, как правило, с нижнего блока, сидя или лежа боком к тренажеру (см. фото 4 а, б). Оно также выполняет профилактическую функцию по отношению к заболеваниям малого таза, упоминаемым выше. Однако при коксартрозе это упражнение выполнить невозможно, даже стараться не надо.

Если перечисленные выше связки и имеют продольное направление волокон, то круговая зона характеризуется круговыми волокнами, располагающимися в толще суставной капсулы.

Круговые волокна кольцом охватывают середину шейки бедренной кости и прикрепляются к передней нижней линии подвздошной (тазовой) кости, а также прилегающим участкам тазовых костей с помощью лобково-бедренной и седалищно-бедренной связок.

К упражнениям, укрепляющим эти связки, относятся все ротационные (вращательные) упражнения. Например, «скручивание», «лягушка», «звезда». Последнее упражнение в домашних условиях выполнить невозможно, поэтому я упоминаю о нем для тех, кто посещает центр кинезитерапии, в котором все эти упражнения делаются на МТБ.

К внутрисуставным связкам относятся связки головки бедренной кости и поперечная связка вертлужной впадины.

Эти связки укрепляются всеми вышеперечисленными упражнениями. Но хотелось бы еще отметить одну деталь при выполнении упражнений. Я рекомендую выполнять все упражнения в таком количестве, которое буквально раскаляет связки. Я люблю выполнять эти упражнения до тех пор, пока не почувствую наполнение работающих мышц теплом.

О других деталях, нюансах упражнений упоминается в отдельной главе.

Ни мышцы, ни связки друг без друга не существуют. Одни качают кровь и воду, и все, что есть в этих жидких средах организма (кальций, фосфор, магний, железо и др.), другие скрепляют анатомические поверхности. Но и те и другие существуют и выполняют свои функции только в активном состоянии, а не в покое. Видимо, именно от наличия подобных систем организма человека появилось выражение: «Жизнь есть движение».

Устройство костно-мышечной системы человека, ее возможностей настолько интересно и таинственно, что разгадка именно этих свойств даст неограниченные возможности в управлении здоровьем каждому, желающему заняться этим изучением, и что самое главное – у каждого будет только личный ключ к собственному организму. А для начала – терпение, труд, послушание. Это я говорю всем своим пациентам.

5-й день после операции

22.07.2003

Проснулся. Ноги не чувствую. Странно. Сделал несколько движений ногами в стиле «лягушки» – все хорошо. Наконец-то холодный душ. Прогулка на костылях по песку. Мышцы бедра (правого), конечно, еще разбалансированы, сустав вихляется. Но главное не в этом. Я иду и не считаю шаги! Не думаю о том, сколько еще осталось. Нет боли! Это фантастика! Костыли – необходимость послеоперационной жизни. С 9.00 прошел около 300 метров. Посмотрел реакцию ноги…

В 12.00 – реакции нет. Нога и тело просят движения. Вышел из дома в 12.30, прошел весь частный пляж до пирса, по пути для младшей дочки Сашеньки собрал разные раковины (полные и пустые). Вернулся в 13.30. Чувствую, нагрузил ногу серьезно. Но она впервые поднялась из горизонтального положения на спине на 80 градусов. Также смог без поддержки здоровой ноги (как это было ранее) забросить ногу на кровать, но мышцы задней поверхности и спины мгновенно свела судорога. Но боль мышечная так же быстро и ушла, стоило растянуть эти мышцы (на выдохе). Лежу уже довольно спокойно на правом боку, правда, между ног плотная подушка. Лежу на животе. Что еще… При вставании со стула нет болей в спине, что бывало всегда в последние до операции годы. Так же исчезла иррадиация боли в колено. Джордж говорит, что у него боли в дистальной (нижней) части четырехглавой мышцы после операции держались более двух недель. Я, как только встал на костыли, забыл про них. Это был 3-й день, вернее, тогда мне разрешили встать на костыли, а так я готов был ими воспользоваться уже на 2-й день после операции. И уже после прогулки я эти боли в чтерыхглавой мышце перестал ощущать. Но сегодня пока еще чувствую напряженность мягких тканей в области шва и в верхней части бедра.

6-й день после операции

23.07.2003

Мне показалось вчера вечером, что я себя «кончил». Мы с Джорджем пошли в «Джим-клуб» (тренажерный зал), где после пяти дней перерыва, из которых четыре ушли на клинику и серьезнейшую операцию под общим наркозом, я сел на грудные тренажеры. Поставил прежние веса (ведь всего пять дней), и уже после одного круга, пройдя пять тренажеров, я понял: что-то не то. Уж больно я устал… Второй круг дался вроде бы так же, но я был выжат как лимон. Пульс 120, усталость неимоверная. С трудом дождался Джорджа. Минут через 15–20 он пришел, приехав домой (еще и голоден был), я кое-как поел и пошел спать. Думал, провалюсь. Ан нет… Перегрузка стоила мне плохой ночи. С трудом заснул. Проснулся весь мокрый. Перестилал постель, ложился под разными углами. Но что самое интересное, уже спокойно, без подушек спал на животе. Просыпался в 12, в 4, в 6. А тело в порядке! Голова несвежая, а нога и сердце – в порядке! Да. Ногами на тренажерах после двух прогулок по песку я практически не работал, но не попробовать тренажер для задней поверхности правой ноги не мог. Конечно, пока слаба. Работал сначала с двумя пластинами (10 кг), затем с одной. Выполнил восемь движений. До операции тянул этими мышцами 40 кг.


РЕЗЮМЕ:

Мое тренированное тело так резко сникло после операции. А что же происходит с телами людей, не подготовленных физически к операции? Вот основной аргумент необходимости в силовой подготовке к операции.

Пока живу – не позволю телу просесть в таз.

8.45. Взял костыли, пошел по берегу океана. Сначала, как обычно, опираясь на два костыля при опоре на правую ногу. В обратный путь что-то дернуло меня, и я пошел, попеременно опираясь на костыли: правая нога + левый костыль, левая нога + правый костыль. Получился натуральный лыжный ход на костылях. С одной стороны снялась нагрузка со здоровой ноги. Теперь все поровну. А то левое бедро (здоровое) раскачается – не догонишь. С другой стороны, при быстрой ходьбе нарузка на правую вроде не увеличилась. Ну и, наконец, возросла скорость передвижения – критерий восстановления мышц нижних конечностей и способ сгонки лишнего веса.

Да. К пиву как-то стал равнодушен. Привык, видимо, оно очень хорошо снимало мои прежние нагрузки. Теперь в этом необходимости нет!

Повторил ходьбу в районе четырех часов. Такой марш-бросок до первого флаг[11] и обратно (около 400 метров), но лыжным ходом. Устал, конечно, намного быстрее, чем при обычном переползании на костылях. Я все вспоминаю Бостонский госпиталь, в котором при выписке специальный социальный сотрудник подробно выспрашивает о количестве ступенек перед домом, надо ли подниматься на второй этаж, есть ли поручни. Обучают пользоваться специальной палкой с щипцами на конце, чтобы зацепить и надеть носок на специальный футляр, в который засовывается нога. Зачем? Чтобы не наклоняться в первые шесть недель. Ну в футляр моя правая четырехугольная пятка[12] просто не залезла. Носки я, конечно, надеть не мог, поэтому предпочел босиком и в тапочках. Тут у меня целая школа советского госпиталя, где ни о каких приспособлениях и помощи при надевании носков речи даже не шло. Как-то надо было ухитриться делать это с гипсом от таза. Но дело не в этом. Зачем я все это рассказываю? Еще раз обращаю внимание на то физическое состояние, в котором приходят люди оперироваться. Я никак не мог понять и постоянно задавал один и тот же вопрос: «Когда снимут все ограничения (наклоны, повороты и т. д.) и я смогу пойти самостоятельно без палки?» Мне говорят, что через шесть месяцев. Я: «А как же мышцы? Их же тоже надо восстанавливать какое-то время?»

Мне отвечали (и это приводило меня в шок) все, даже американские врачи: «Лежите. Мышцы нарастут сами. Чем лучше и правильнее будете лежать, тем лучше для ноги».

Спорить, конечно, не стал, а про себя подумал: «Вырасти-то они вырастут, только какого качества?»

Я был готов к подобному общению с врачами и просто ждал, когда меня выпустят из больничной «клетки», и тогда я наброшусь на свое тело, как изголодавшийся зверь на долгожданную жертву.

Итак, вечер. Тренажерный зал. Учитывая вчерашний силовой шок, решил вести себя поаккуратней. Начал с тренажера для выпрямления ноги из положения согнутого колена. Как бы удар пяткой с валиком на бедре. Поставил 40 фунтов, сделал 12 повторов затем снизил вес до 20 фунтов – сделал 15 повторов[13]. Трижды подходил к этому тренажеру. Очень понравилось движение. Затем поработал над сгибанием голени (начал с 30 фунтов, довел до 60 также по принципу пирамиды), попробовал упражнения для разгибания голени сидя – катастрофа! Поставил 20 фунтов, не потянул, опустился на 10 (5 кг) и стал работать. Малоприятное стреляющее по ноге ощущение. Но в процессе занятия подходил еще дважды к этому тренажеру[14] и уже без проблем (мышца вспомнила) работал с пирамидой, снижая вес до 20 фунтов и до 10. На тренажере для бицепса бедра (не менее сложный) также поработал сверху вниз (20, потом 10 фунтов). Сегодня занимался мышцами спины. Не форсировал. Сделал три подхода к вертикальной тяге (на уровне 100 фунтов) и тягу гантели (очень удобно), сначала 70 фунтов, затем 75 фунтов каждой рукой поочередно.

Очень понравился тренажер для пресса (лежа на спине, ноги согнуты, держась за ручки у головы, сгибаешь тело вперед, к коленям с противовесом).

В первый день я поставил 30 фунтов и через 22 повторения «сдох» (два подхода). Сегодня те же два подхода, но уже по 30 повторений.

Дело в том, что до операции этот тренажер мне практически ничего не давал, так как я не мог согнуть спину до нужной нормы! Она не гнулась из-за ноги. Закончил я на турнике (колени поднимались много выше привычного уровня! В первый день мне вообще было трудно поднять ногу). Затем подтягивание (8—10 раз).

Остался доволен. Но так же устал. Пульс от 120. Еле поел. Душ и сон. Проснулся опять совершенно мокрым. Принял душ, закутался в широкое полотенце и снова уснул. Вчера вообще не мог спать. Ворочался.

7-й день после операции

24.07.2003

Проснулся в 5.30. Ничего не болит. Спросонья побежал в туалет и, только выходя оттуда, обратил внимание, что не взял костыль! То есть я прошел, ни на что не опираясь, и не заметил этого (7-й день). Это радует.

Вчера, после 1-го тренажерного (после операции 6-й день) занятия ногами на локальных тренажерах, кроме жима ногами, сделал все по три подхода с максимально допустимыми весами, нога отекла утром в основном ближе к коленному суставу. Шов тянуло и рвало, внутри бедра что-то перемещалось и пугало меня. Прислушавшись, понял, что это не новый сустав бунтует из-за нагрузок, а мышцы радуются, освобождаясь от послеоперационных спаек. Утром, на 7-й день, как будто ничего не было. Стройная, я бы сказал, красивая нога. А вчера вечером в зеркале я увидел синюшно-багровую отечность по всему шву. Нет. Ничего. Белая, немного порезанная кожа внешней поверхности бедра с внешней стороны.

Утреннюю прогулку из-за проливного дождя перенес на 10 часов. Как раз позавтракал (макароны, колбаса) и вперед. Засек время и лыжным ходом на костылях, по мокрому тяжелому песку потащил свое стокилограммовое тело, работая руками и ногами попеременно. Накрапывал дождь.

Я поставил задачу пройти максимальное возможное растояние за 20 минут, то есть ускорить темп ходьбы. И что самое поразительное – прошел!

А вчера смог пройти только 10 минут, да по сухому песку. Но дело не в этом. Я прошагал практически весь берег до пирса в 2 раза быстрее, чем 2 дня назад.

Великолепная аэробная летняя «лыжная» работа – по песку, на костылях! А я хотел их оставить в Америке. Нет. Уплачено – мое! Настроение – трудно передать.

Я уже выполнил все американские программы в 4 раза быстрее (имеется в виду ходьба без костылей). Функционально – аналогов просто нет!

Вечером решил резко снизить работу на силу, к тому же у Джорджа день рождения, ему сегодня 69 лет (тяга нижняя – 90 кг, жим ногами на тренажере – 140); качает все, крутит педали с двумя эндопротезами через 5 недель после второй операции – каково?

Качнул плечи. Надо сказать, плечевые тренажеры здесь слабенькие. Вечером выпил под лобстера четыре маленьких «Гиннесса» и граммов 200 вина светлого. Очень тянет шов. Я почему-то это связал с купанием в океане. Кстати, о купании. Со стороны американских врачей – полный запрет. Видимо, что-то печальное у них с этим связано. Я подумал и решил: навредить можно только брассом и баттерфляем, действительно вывихнуть сустав. Но я не собирался так плавать. Для меня главной сложностью было зайти в океан и выйти из него без костылей. Помог песок. Я подошел вплотную к воде, бросил костыли и аккуратно вполз в океан. Первая же волна покатила меня. Я впервые двигался без костылей, пусть и воде. Ощущения – не передать! Наплававшись вволю, вышел. Вернее, выполз на четвереньках, волоча за собой свою ногу. Класс! Никаких проблем, вот только шов тянуло, как никогда. Джордж предложил таблетку. Я отказался.

8-й день после операции

25.07.2003

Ох и аукнулись эти четыре «Гиннесса» и 200 граммов вина. Вроде спал, как всегда. Проснулся опять мокрым, пропитано все одеяло. Написал что-то, выпил чаю и решил совершить марш-бросок. Но хватило на 10 минут. Тело волочилось, жалко смотреть. И все из-за пива? Нет, все это привычки больных людей, не способных обойтись без допинга. Мне это уже ни к чему. Днем еще раз попробую реабилитироваться. В обед придумал новую забаву – ходьба в океане (по пояс).

Сначало кажется легко, а затем понял, что не очень. И главное – никаких костылей. Зашел в воду и вышел уже не на четвереньках! Более или менее нормально, но опасаюсь наступать на ногу в полную силу – кандыбаю (и это 8-й день).

Вечер посвящен тренажерам. Наконец почувствовал тело. На груди практически вернулся к прежним весам. Главное, не чувствовал неприятной слабости. Утренняя недоработка высвободила потенциал ног, и практически везде я усилил на одно деление вес. По три подхода на те же тренажеры для ног. Самые сложные пока тренажеры для передней и задней поверхности бедра.

Шов тянуло нещадно. Кусочек льда несколько снижал это ощущение. Но спал неплохо.

9-й день после операции

26.07.2003

Проснулся рано. В 5.30. Чай зеленый, фрукты, еще поспал час. Написал (как-то сразу сложился) стих (это для проверки сосудов мозга, в юности я много писал, сейчас иногда поддерживаю) и – вперед, лыжный ход. Свою дистанцию прошел быстрее на две минуты. Запас еще есть. Тело наконец стало приходить в норму.

Да, забавный случай в тренажерном зале. У хозяина зала (молодой парень лет 36) болит правое плечо (как-то, когда он выполнял упражнения на тренажерах, что-то сделал неправильно, и с тех пор он плохо ворочает плечом), боль идет в шею, руку. Ему уже предложили операцию. Джордж порекомендовал меня. Я посмотрел его на кушетке – банальный периартрит плечелопаточный (с моей точки, конечно, зрения). Показал систему работы с больным плечом. Его помощник все записал. К концу консультации плечо человека, чуть не согласившегося на операцию, крутилось во все стороны. Тут же ко мне подошли еще два качка (все это серьезные ребята, что лишний раз подтверждает: мышцы без мозга – нагрузка телу). У одного бедняги (лет 45–46, мощного телосложения) просто беда с плечами. Мне говорит, что у него артроз (это у плеча-то?). Руки действительно плохо работают при поднимании, левое плечо слегка укорочено и выдвинуто вперед. Я пропальпировал его и спрашиваю, какая у него была травма, потому что виден мышечный закаченный спазм глубоких мышц-ротаторов. Он сознался, что однажды поднял штангу и почувствовал боли в плече. Я дал ему такую же программу, как и первому, только слегка подкорректировал, учитывая резкие ограничения подвижности плечевого сустава.

Подошел третий качок со старой травмой большой грудной мышцы. Короче, спрашивают у Джорджа, не хотел бы он (то есть я) остаться здесь, из чего я сделаль заключение, что кинезитерапевту работы хватает по всему шарику.

Подарили футболку фирменную Goldґs Gym.

Днем походил по дну океана. Потом спал. Очень тянуло шов. Взял пакет со льдом и долго растирал шов, пока пакет не растаял. Болезненность несколько стихла[15].

Вечером опять пошел в тренажерный зал, Джордж отказался. Все-таки ноги у него болят. Ходит все так же, как и до операции, враскорячку. Видимо, втихаря принимает таблетки.

Все удивляется, что у меня ничего не болит (шов – это норма).

Качнул спину уже на 70 %. Нога из-за утреннего кросса по пляжу не смогла выйти на вчерашний уровень. Джордж уехал, пока я занимался. И я прогуливался вдоль парковки машин, заодно изучая марки автомобилей. Фактически первый раз (9-й день после операции) я ходил долго (20–25 минут) с одним костылем в левой руке по асфальту! Как же это здорово – ходить без боли!

Нога, конечно, еще сырая. Сохраняется отечность в верхней (паховой) части бедра, и мышцы пока затянуты. Хотя даже по сравнению с состоянием до операции у меня новые амплитуды (отведение назад, которого не было совсем, и полная ротация внутрь с приведением колена, этого тоже не было). Сегодня дотянулся рукой до пальца правой ноги! Сустав уже не болтается. Сплю почти одинаково на обеих сторонах. Но пока предпочитаю на левой.

10-й день после операции

27.07.2003

Ночь прошла спокойно. Практически не потел.

Появились сновидения, временно куда-то исчезнувшие. Как всегда в эти дни, примерно в 6 утра поел фруктов. Выпил чай с медом (я заметил, что американцы к чаю равнодушны, все время колы со льдом, тоники, газированная минеральная вода).

Затем написал письмо. Почувствовал силы и пошел гулять. Заметил одну особенность. Если я даю хороший кросс, как говорится, на результат, то к вечеру нога на тренажерах никакая.

Поэтому проверю еще раз. Прошелся в среднем темпе, по пути подобрал несколько крупных ракушек. Холодный душ, дневник, факс.

Заметил, что появилась возможность опускаться на пятки сидя на коленях. Однажды проснулся от неудобной позы – нога была без подушки под ней, то есть стал спать во всех позах, но пока недолго.

Динамика интенсивно идет в плюс.

Весь день загорал. Стал шоколадным.

Вечером действительно позанимался лучше. Не скажу, что прибавил веса на тренажерах, но стал выполнять достигнутое стабильно. Хотя на тренажере для жима одной ногой начал толкать (колено вперед) 100 фунтов, на тренажере для разгибания ног преодолел 20 повторений (добавил 2,5 фунта).

На бицепс бедра уже выполнял упражнение с 30 кг, хотя в первом подходе погорячился. Сразу с 30 начал. Вообще, на тренажерах 1-й подход должен быть на уровне 70 % от максимума, не больше, тогда все последующие подходы будут выполняться полноценно!

Верх[16] идет хорошо. Особо не рвусь, но в целом прежнюю форму обрел. Уделяю прессу больше внимания. Джордж отмечает, что я похудел. Надо бы взвеситься. Сплю пока неважно. Но уже потому, что один. Нога в отличном состоянии.

11-й день после операции

28.07.2003

Лег рано. Как всегда в эти дни, после тренажеров немного колотило (озноб). Помог горячий душ.

К сожалению, сауны нет, а это лучший способ миорелаксации. Здесь вообще нет культуры сауны по правилам русской бани. Так, сидят при температуре 60 градусов. Варят тело. Потеют. А сердцебиение-то усиливается.

Проснулся в 3.30. Попил горячего черного чая с молоком и медом (хорошее слабительное и мочегонное средство). Если живот до сна и был раздут от еды, то после чая стал плоским.

Заснул до 6. В 7.30 пошел на кросс. Шел, как мне показалось, вяло. Песок был какой-то глубокий. Но минуту сбросил, пульс – 140 в минуту, почти предельный для этого способа передвижения. Через 5 минут опустился до 100. То есть все правильно. Холодный душ, и полный порядок. Болей в ноге нет. Вечером ногу нагружать не буду. Спазм в верхней части бедра пока сохраняется, сохраняется в этой зоне и отечность. Вечером заниматься не стал, ждал Иру.

Думал, погуляю с ней по магазинам. Но она приехала очень поздно, и мы успели сходить только в ресторан. Утром я понял, что заниматься надо ежедневно! Нога как бы затягивается, и под утро тяжело спать на спине и на животе, вытянув ногу. Вот бы сейчас кстати мой тренажер МТБ-I[17].

Надо добавлять ежевечерне растягивающие упражнения, то есть я хочу сказать, что день без занятий на тренажерах сказался хуже, чем перегрузка в зале. (Важное наблюдение. Особенно для тех, кто себя жалеет.)

После перегрузки только тянет шов, но мышцы под утро не спазмируются. Неприятное чувство.

А перегрузка? Вопрос философский. Если до операции на мышцы задней поверхности бедра делал 40 кг, а сейчас 15, на квадрицепс 50, сейчас – 10. Как к этому отнестись? Правильно! Надо работать!

12-й день после операции; нагрузки растут

29.07.2003

Кросс по песку. Попробовал идти в воде. Не очень удобно. После кросса физическое самочувствие улучшилось. Поел фруктов. Выпил три чашки чая с молоком. (Пить надо много, особенно после занятий на тренажерах.)

В 12 поехал с Ирой в шоп-тур, думал к вечеру попасть на тренажеры. Ходили практически с 12.30 до 17.30 (я с одним костылем!), то есть 5 часов. В целом устали, но с ногой проблем не было! И шопинг не всегда доставляет удовольствие. Занятие решил отложить до 30.07. Утром все нормально, хорошо спал, но мало. Зачем-то перед сном выпил черный чай, а он всегда сбивает мне сон.

13-й день после операции

30.07.2003

Проснулся в норме. Пошел на длинный кросс. Прошел за 17 минут (на сегодня это предел, уж два раза показал этот результат). Пульс сразу 132 удара в минуту.

В 11.30 поехали в шоп, докупать. Бродили меньше, так как знали, что где. В 15.00 завершили (4 часа). Ходил с тростью. Достаточно легко, хотя ногу пока как бы волочил. Проводил дочь.

В 18.00 с Джорджем в тренажерном зале думал, что буду умирать. Отнюдь. Обновил все результаты и на тренажерах для ног.

Практически (кроме пока нелюбимого упражнения на разгибание голени) дошел до прежнего уровня. На спину результаты рекордные. Хорошо пробил пресс (начинал с 30 фунтов 20 раз, сейчас 50 фунтов 40 раз в трех подходах). Думаю, уже можно ходить. Подожду официального разрешения. Но такой нагрузки и удовольствия от нее не ожидал.

14-й день после операции

31.07.2003

Поймал себя на том, что уже три ночи не потею. Нога крепнет день за днем, но пока доверять ей без палки рано.

Длинный кросс – 17 мин. Пульс – 142. Половину пути ходьба (костыли уже использую как лыжные палки, то есть без опоры под мышкой), половину – что-то наподобие бега трусцой, только босиком и по песку! Вот и пульс поднял до нормы. Сегодня плавал дельфином (ноги вместе). По боковой и передней поверхности бедра еще мышечные провалы. Поэтому хромота остается. (Как я понял много позже, моя хромота связана с поврежденным, неработающим голеностопным суставом.)

Но исчезло падение корпуса вправо (то есть асимметричная походка)[18].

Вечером активно «работал с грудью». Ноги проработал на тренажерах, в которых исходное положение сидя и лежа на груди, показатели возросли. Все хорошо.

15-й день после операции

01.08.2003

Сегодня утром наконец-то почувствовал мышцы правого бедра. Что это значит?

Если в первый день после операции напрячь ягодицы или бедро казалось немыслимым – боль страшная. Если еще вчера по боковой и передней поверхности бедра шли мышечные провалы (то есть пальцы нащупывали какие-то ямы с перемежающимися плотными мышечными тяжами), то сегодня я запустил пальцы в эти непонятные мышцы и стал разминать эти тяжи[19].

Если когда-нибудь вы пробовали пальцами мять кусок глины, то сначала это непонятная, упруго-твердая субстанция, которая под вашими пальцами начинает приобретать нужные вам формы. Так и здесь. Больно, конечно. Но боль – это прежде всего отношение к ней. Такая боль мне помогает понять свои мышцы.

Постепенно тяжи и провалы стали исчезать, и я почувствовал структуру мышц. Фасции стали отделяться от мышц, шов от фасций.

И вдруг все бедро стало прежним![20] Причем единственное уплотнение – это старый кусок шва. Я его всегда чувствовал[21]. Размял бедро и ягодицу, и даже пальцами шов найти не удалось.

Резюме: только адекватные, то есть максимально допустимые, индивидуально подбираемые на каждый день, нагрузки необходимы при реабилитации после подобных операций.

Естественно, бедро надо готовить к операции. Тогда оно будет предметом зависти прооперированных без подобной подготовки и без специальной программы выхода из операции.

А не заняться ли мне глиной? Должно получиться. (Смеюсь.)

Широкий шаг – кросс 17 минут на пульсе 138. Вечером в тренажерный зал. Наконец-то появилось это новое для меня движение – стоя на четвереньках (колени – локти) правой ногой толкаю под углом 70° плиту вверх (бицепс + квадрицепс бедра) до полного разгибания ноги в коленном суставе! Попробовал это движение два дня назад – ничего не получалось. А до операции отведение ноги назад – не сделать вообще. Сделал три подхода (1,5–1—1,5) по 8—10 повторений. Усилил толкание бедром до 160 и отведение бедра назад (3 кг).

Остальное по плану: разгибание и сгибание (15 кг и 25 кг соответственно).

Плечи, руки в норме.

16-й день после операции

02.08.2003

Утренний кросс по песку. Костыли служат лыжными палками, причем с малой опорой!

После кросса плавал дельфином. Море освежает. И главное – никакого дискомфорта в ноге! Зашел в воду и вышел спокойно! А начинал с четверенек, как краб. Стал по дому ходить без опоры. Первые шаги без опоры.

Думаю, вечером попробовать жим ногами под углом 45 градусов. Что ж! Все получилось (50–80 фунтов – не знаю точно вес пластины), упражнение на пресс сделал примерно 300 раз. Спина: нижняя тяга (первый раз) – отлично.

Пришел в зал без трости, но в конце дня почувствовал: рановато.

17-й день после операции

03.08.2003

Ночь прошла спокойно. 1-й этаж, очень влажно и душно. Утром (в 6.00) длинный кросс (костыли вместо лыжных палок). Что надо отметить? Время затратил столько же (17–18 минут), а пульс (сразу после) 129 (а был 142)[22].

Так как могу ходить и без палок, то второй раз подряд вечером плавал (дельфин, кролль), потом холодный душ, чай. Это последний день на вилле Джорджа.

Вечером проверил ноги уже на всех тренажерах – все в порядке, только за счет новых движений (жим ногами лежа и толкание ногой плиты вверх) беспокоит шов, на этот раз на ягодице.

Сделали контрольный рентгеновский снимок. Норма. Рекомендовано четыре недели доходить с палкой (решил для себя, что только на улице).

Сегодня при последней встрече с доктором Маттингли узнал, что в реабилитационное отделение меня и брать-то не хотели, видя мои фокусы в кровати и тем более ходьбу на костылях. Другие больные спросили бы врача: «Вы что, лучше прооперировали этого русского?» А я рад был поскорее вырваться за пределы клиники.


Вообще-то меня угнетала все это время одна мысль. После операции я видел свои снимки. Видел имплант, вживленный в полость слабенькой, почти прозрачной и тонкостенной бедренной кости.

Имплант был расчитан на мой общий вес где-то 110 кг. И я переживал, выдержит ли эта тоненькая бедренная кость с явными признаками остеопороза, развившегося в бедренной кости из-за неиспользования большей части мышц этого бедра до операции ввиду отсутствия подвижности в пораженном суставе. Но после операции такая возможность появилась в полной мере. И я полностью ее использовал, хотя первое время при выполнении некоторых упражнений, например жима ногами лежа под углом 45°, я слышал различные скрипы и перестуки в области импланта.

Это напрягало, но мой хирург сказал, что это норма. Со временем, спустя три-четыре года, они исчезли.

Но я все это время помнил рентгеновские снимки бедра. И вот, спустя три года, я вновь приехал в Бостон, сделал снимки на том же рентгеновском аппарате (в США при эндопротезировании суставов магнитно-резонансный томограф не используют).

Джордж тоже сделал. Он был со мной и все это время выполнял мои рекомендации после эндопротезирования. Каково же было мое удивление (да и хирурга тоже), когда я увидел на снимке бедра вместо тонкостенной, почти прозрачной бедренной кости мощную «шпалу», внутри которой жил своей жизнью имплант, вросший в нее и даже «пустивший корни». Он стал родным для бедренной кости и всего опорно-двигательного аппарата. У Джорджа (а ему было уже 72 года) была такая же картина с его «костями».

«Счастье – это когда ничего не болит».

Бубновский С. М.

Я ради приличия спросил врача: «Доктор, могу ли я жать ногами вес больше 200 кг?» Он честно ответил, зная, что я тоже врач: «Делайте, что считаете нужным. У нас такого опыта нет». Эта реплика дала мне право называть российскую реабилитацию в программе кинезитерапии лучшей в мире! Дело в том, что журнал Forbes за январь 2007 года опубликовал статью «Запчасти для человека», в которой американская школа протезирования, а в частности Boston Scientifi, признана ведущей в мире. Около 160 000 американцев ходят с искусственными тазобедренными суставами из титана и пластика, 280 000 – с искуственными коленными суставами и прочими вживленными в тело конструкциями. И хотя не все так однозначно, я постарался изложить свою точку зрения на эту серьезнейшую проблему. Хирурги пока еще не придают серьезного значения до– и послеоперационной реабилитации при тотальном эндопротезировании суставов, их интерес понятен – они представляют интересы прежде всего фирм – производителей вживляемых устройств, получая за продвижение товара многие тысячи долларов в качестве грантов. Но нас, потребителей, должно беспокоить только собственное здоровье, и к его восстановлению необходимо подходить серьезно и не спеша.

От коксартроза не умирают. Спешить не надо. Я предлагаю (конечно, с помощью хирургов) вернуть качество жизни людям с плохими суставами. Но для этого и необходимо тщательно готовить свое тело к операции по тотальному эндопротезированию. Операции кровавой, жесткой, но помогающей при правильной реабилитации вернуть понимание счастья.

«Счастье – это когда ничего не болит» (Бубновский С.М.).

Заключение. вернуть себе себя, или творческий отпуск вместо страданий

03.08.2003

Что дало мне время, проведенное в Америке, помимо возвращения полноценности бытия физического?

Я очень хорошо теперь понимаю влияние физической ущербности на психоэнергетическое состояние человека.

Эти годы (27 лет) я не хотел деградировать ни физически, ни психологически.

Все эти годы жил за счет суперкомпенсации оставшегося нетронутым тела. Конечно, никто из окружающих и не представляет, чего мне это стоило. Это было моей главной победой и прежде всего над физическим недугом. Я доказал себе, что можно жить достаточно полноценно, даже не имея возможности свободного перемещения в пространстве.

Но суть не в этом. Что же мне дало восстановление своего физического статуса?

Я освободил колоссальное количество энергетики, уходившей на борьбу с болью. За это короткое время (чуть больше двух недель) я:

1. Написал книгу, достаточно объемную, правда, резкую. Но, я уверен, она после публикации найдет своего читателя.

2. Написал (и буду продолжать писать) дневник реабилитации по правилам кинезитерапии. Опубликую обязательно в сравнении с американскими рекомендациями (см. в конце главы).

Шел по этому пути вопреки запретам врачей, консультировавших меня. Были опасения, но каждое утро делало меня все увереннее и увереннее в правильности именно такого подхода в реабилитации после тяжелых операций, который я продумывал и просчитывал много лет. Теперь-то мне никто не сможет возразить. Для этого надо пережить хотя бы 10 % того, что пережил я.

3. Открылся и лирический канал. Я думал, что меня хватит только на письма, но неожиданно разразился целой серией, с моей точки зрения, очень даже неплохих лирических стихотворений.

4. Написал и некоторые полемические очерки, которые еще доведу до кондиции.

Одним словом, эти две недели (без телевизора и чтива) получились неделями не страдания (как водится в обычной практике), а творчества, своего рода творческий отпуск.

Этому я обязан тем самым 27 годам самоконтроля и самоподготовки к экстремальным ситуациям, которые могут случиться в жизни каждого.

Подавляющее число людей живут, оберегая себя от, как они считают, насилия над собой, то есть не занимаются регулярно хотя бы гимнастикой. Но организм малодвигающихся и малонапрягающихся исподволь готовит их организмы к самому страшному испытанию – испытанию дряхлостью. Вот уж поистине ежедневный экстрим (подняться по лестнице, выйти из машины, войти в автобус, наклониться, поднять, принести). И этот экстрим длится с утра до вечера и даже ночью. И только таблетки продлевают такую жалкую, даже самому себе не нужную жизнь.

Так не лучше ли заранее предотвратить это «экстремальное» бытие, ежедневно выполняя хотя бы простенькую гимнастику на силовую выносливость (ходьба, приседания, пресс) с элементами растяжки (стретчинга) в конце. Каждый день 30 минут, и ты обеспечишь себе наполненную всеми радостями жизни полноценную старость.

Но посмотрите вокруг! После 50 люди уже не живут, а «доживают». Они считают, что самое интересное в их жизни осталось позади, и поэтому начинают деформироваться как физически, так и психологически, прикрываясь иллюзиями собственный полноценности (например, богатством, обепеченностью). Но хуже, конечно, тем, у кого и этого нет.

При таком образе жизни появляются и другие заболевания (лишний вес, ИБС, гипертония и пр.), высасывающие ту самую энергетику творчества и любознательности к жизни, которую человек с годами должен только набирать. Остались одни иллюзии.

Болезней опорно-двигательного аппарата не избежит ни один человек, если не будет преодолевать ежедневно собственную лень, слабость и страх!

Таких не радует ни солнце, ни дождь, ни снег, ни слякоть, ни жара. Им плохо всегда, они закрываются от окружающего их мира, а значит, от жизни. Таких, к сожалению, большинство, и не только среди людей обеспеченных. Просто у людей с меньшим достатком и иллюзий нет. Жизнь и тех и других превращается в многолетнее страдание, в дырку от бублика. Все съедено в первые 50–60 лет жизни. Хочется жить, как прежде, а нечем! И это расплата за потерянное всуе здоровье, данное каждому на срок до 100 и больше лет.

У меня начинается новая жизнь. Я проголодался и отощал по ее полноценному потреблению. Кто будет прислушиваться хотя бы к некоторым моим рекомендациям, сможет спасти себя от бессмысленности существования. Ибо смысл жизни находится в пределах собственного полноценного физического и психического самоощущения и соответственно самоотдачи, на которую способен только Homo Sapiens, а не некто с глазами, полными безумия.

И еще.

В нашем теле все настолько взаимосвязанно, что понимаешь это лишь в случае восстановления, казалось бы, потерянной функции. Поражение даже одного сустава способно влиять на совершенно неожиданные для больного человека скрытые психические энергии. А если точнее – информационные центры головного мозга. «Что имеем – не храним, потерявши – плачем». После реконструкции и восстановления сустава я ощутил новые психоэнергетические возможности. Вернулась стихотворная и прозаическая память, исчезла пелена в мыслях, появилась ясность. Очень тонко стал чувствовать тело, знаю, что ему нужно и что ему вредит. Кто-то назвал бы это открытием третьего глаза. Я ловил себя на том, что, слушая американское телевидение и не зная языка, вдруг что-то понимал, как будто накладывается голос сурдопереводчика.

И что самое интересное, я понял, что на борьбу с болью у меня уходило не менее 75 % всей жизненной энергии, которая в настоящее время переместилась на творчество в медицине, под общим названием – КИНЕЗИТЕРАПИИ[23].

Хочу сразу предупредить: повторять мой пример реабилитации после ТЭТС никому не советую, так как физически я был очень хорошо подготовлен к ней. Но, несмотря на колоссальные для того периода моего физического состояния нагрузки, я выполнил главную задачу. Была создана система и принцип подбора силовых упражнений в послеоперационный период. Этого можно было добиться, только выполняя нагрузки на предельном уровне. Я не сорвался ни разу и достиг желаемого результата за очень короткий период времени – за три недели.

Эта методика была озвучена на конгрессе реабилитологов (см. Приложение 1) и подтверждена патентом (см. Приложение 2). За эту работу я получил свидетельство Министерства здравоохранения РФ о признании ее одной из лучших в теме «Реабилитация» (см. Приложение 3).

Именно правильное выполнение упражнений гарантирует не только быстрое и качественное функциональное восстановление, но и освобождает от необходимости проведения повторной операции.

Но тем не менее именно правильное выполнение упражнений гарантирует не только быстрое и качественное функциональное восстановление, но и освобождает от необходимости проведения повторной операции. Я уверен, что эндопротез, имплантированный в бедренную и тазовую кости, при правильной реабилитации должен служить всю оставшуюся жизнь. Хочу отметить и другой не менее важный фактор. Выполнение этих упражнений поднимает на невиданную высоту психоэмоциональный настрой и задает боевой ритм жизни в последующие после операции годы. Я каждый день после выполнения своей программы испытываю потрясающее удовольствие от занятия. Это позволяет мне не только выполнять практически любые физические нагрузки, но и сохранять работоспособность в течение всего рабочего дня, каким бы длинным и тяжелым он ни был. Когда-то я говорил, что жизнь у нормальных людей начинается только после 40. Сейчас я говорю, что жизнь начинается только после 50. А что будет после 60? Я уверен, новые позитивные открытия, которые у здоровых людей должны появляться каждые 10 лет. Честно! Но пусть не отчаиваются и те, кто в силу объективных причин в определенный период не мог уделять внимание здоровью. Я врач драматической медицины, то есть все пропускаю через себя, прежде чем рекомендовать какие-то методы лечения и реабилитации своим пациентам. Поэтому многие вещи, касаемые здоровья и нездоровья, мне понять проще. Рекомендую взять мои рецепты на вооружение и примененять их день за днем. Никогда не поздно начать. Еще раз внимательно прочитайте эту книгу и начинайте!

Система 12 упражнений для тех, кто решил изменить свое отношение к здоровью

Несмотря на множество научных публикаций в специальной литературе, посвященных реабилитации больных после ТЭТС, остаются неясными и до конца не исследованными многие вопросы, касающиеся объема и форм допустимых физических нагрузок в послеоперационном периоде с целью восстановления двигательных функций прооперированного сустава.

Вопросы о необходимости проведения дооперационной подготовки к ТЭТС не рассматриваются вовсе или рассматриваются на уровне сбора анализов, хотя, с моей точки зрения, именно этот период имеет важнейшее значение для более быстрого (до 1 месяца) и качественного восстановления в послеоперационном периоде. Огромное количество запретов на какие-либо «несанкционированные» движения прооперированной конечности надолго выключают пациента из активной жизни и чаще всего не позволяют в дальнейшем полноценно использовать опорно-двигательный аппарат. Отдельные удачные случаи возвращения пациентов после ТЭТС к активной жизни лишь подчеркивают весь трагизм сложившейся ситуации. А общеизвестные сроки реабилитации после ТЭТС в 6 месяцев и больше – слишком велики для восстановления мышечной и сосудистой систем нижней конечности, пострадавшей от болезни и операции. Хотя в подавляющем числе случаев после замены пораженного тазобедренного сустава на имплант функция ноги, как показывает практика, восстановиться полностью не способна.

Официальная статистика неумолима: 70 % пациентов после ТЭТС нуждаются в повторной операции в первый год.

Почему такое происходит? Постараюсь ответить на этот вопрос тезисно и подсказать специалистам пути решения данной проблемы.

К сожалению, большинство ныне применяемых реабилитационных методик связаны с назначением в послеоперационном режиме упражнений из ЛФК[24] и исключают использование тренажеров силового ряда. Если и применяются устройства, называемые кем-то тренажерами, то качественная биомеханическая составляющая этих приспособлений слишком ограничена и примитивна, что не позволяет активно использовать мышечные насосы скелетной мускулатуры при восстановлении нервно-сосудистых путей, частично нарушенных в ходе операции. То есть неиспользование силовых упражнений для мышц прооперированной ноги в послеоперационном режиме или не рекомендуется, или запрещено.

Поэтому в основном применяются простейшие блоковые устройства (и то не всегда и не везде), на которых пациент с помощью обычных веревочных тросов поднимает и опускает проперированную ногу на кровати в послеоперационном периоде. При этом не учитывается так называемая геометрия движений поднимаемой и опускаемой в плоскости кровати прооперированной ноги, то есть выше или ниже, больше вправо или влево. О контроле нагрузок речь и вовсе не идет. Так, на глазок. Сделать 5 или 10 повторений в одном упражнении, и хватит. То есть движения совершаются ради движения.

Достаточно упорно отстаивается мысль, что силовое воздействие может сместить имплант. Но в том-то и дело, что в современной кинезитерапии используются тренажеры, на которых создается возможность контролировать местоположение прооперированной ноги, не давая возможности сместиться без команды ни по горизонтальной, ни по вертикальной оси. То есть бедро всегда фиксировано к креслу тренажера, и о его несанкционированном смещении не может быть и речи.

Я редко вижу врачей, занимающихся в тренажерных залах. Самое любопытное, что специалисты по ЛФК не интересуются новыми тренажерными машинами. Видимо, у них перед глазами стоят перекаченные бодибилдеры, пугающие неспортивных людей размерами своих мускулов. Или тяжелоатлеты, поднимающие штанги с выпученными глазами и раздутыми венами на шее. Это действительно пугает. Но я повторяю: тренажер, который используется в реабилитации, помогает восстановить работу мышц, забывших свои функции. Например, мышцы спины даны человеку для того, чтобы он смог подтянуться и выбраться из ямы. Мышцы ног – для того, чтобы убежать в случае опасности, перепрыгивая при этом через препятствия. Но все подобные экстремальные упражнения можно увидеть только в триллерах, приключенческих фильмах, но не в жизни. Видимо, поэтому в последние годы стали появляться различные экстремальные виды спорта. Человек скучает по адреналину. Он сел в машину, за компьютер, в кресло офиса. Он не способен подтянуться, отжаться, наклониться без боли в спине. У него постепенно атрофируются мышцы, возникают коксартрозы, разрушаются суставы. Ему имплантируют искусственный сустав. При этом окончательно денервируют мышцы, то есть лишают их управления центральной нервной системой. И начинают обучать ходьбе. Для этого специалисты ЛФК дают упражнения по передвижению прооперированной ноги в пространстве, пусть и на полу. Но мышцы забыли, как это делать, и могут так двинуть ногой, что искусственный сустав вылетает из чашки (искусственной вертлужной впадины). А если учесть возраст и нарушения координации движений, связанные с возрастной энцефалопатией (вариант слабоумия), то становится понятным, откуда берется эта цифра – 70 % осложнений после ТЭТС. Чтобы этого не происходило, необходимо использовать тренажеры узколокального действия с возможностями, описанными выше.

В центрах современной кинезитерапии на первом этапе послеоперационной реабилитации используются тренажеры силового ряда со строго заданной геометрией движений. Эти свойства тренажеров обеспечивают безопасность и позволяют не только осуществлять контроль каждого выполняемого движения, но и тонко разделять необходимую силовую нагрузку каждому пациенту.

Перед составлением реабилитационной программы должны учитываться индивидуальные психосоматические характеристики пациента. Для этого он проходит миофасциальное тестирование, во время которого определяется функциональность опорно-двигательного аппарата, то есть тестируется сила отдельных групп мышц, возможность движений в суставах как прооперированной ноги, так и непрооперированной, а также состояние мышц пояса верхних конечностей и спины. Кроме того, определяется двигательная реакция мышц, то есть время, затрачиваемое на возможность выполнения очередного упражнения, обучаемость технике движений и диафрагмального дыхания, которое необходимо для снижения внутрибрюшного давления при выполнении силовых упражнений, сосудистая реакция при выполнении упражнений (контроль пульса и давления), особенно при наличии сопутствующих заболеваний (ишемическая болезнь сердца, хроническая обструктивная болезнь легких, сахарный диабет II типа), и период восстановления сердечно-сосудистой системы после выполнения упражнений.

В целях достижения нужного больному эффекта – возможности передвижения без дополнительной опоры – специалисты современной кинезитерапии считают необходимым проведение двух основных этапов реабилитации при ТЭТС.

Первый дооперационный, проводимый в центре кинезитерапии с использованием только тех тренажеров, которые позволяют активизировать еще функционирующие мышечные группы пораженного сустава и усилить тем самым их трофические (питающие, транспортные) функции. Этот этап помогает скорейшей адаптации прооперированной ноги и резко снижает риск осложнений в послеоперационном периоде.

Все упражнения этого этапа описаны в главе «Динамическая анатомия».

К сожалению, столь необходимой физической коррекции пациентов с пораженными суставами в подавляющем случае внимания не уделяется, хотя сама операция по ТЭТС не требует немедленного проведения, даже в случаях переломов шейки бедренной кости. Причем чем более несостоятелен физически пациент, тем более длительным должен быть этап дооперационной физической реабилитации. Реабилитация в данном случае звучит как восстановление атрофированных мышц. Назвать эти упражнения лечебной физкультурой, с моей точки зрения, абсолютно неправильно. Речь идет именно о реабилитации утраченных мышц.

Второй этап делится на три подэтапа:

а) постельно-палатный, то есть упражнения в постели и обучение вертикальной ходьбе на ходунках, а затем на костылях (1–3 дня). Этот этап очень хорошо иллюстрирован в рекомендациях хирурга американского госпиталя (см. Приложения № 4). Придумать что-нибудь новое на этом этапе сложно. В американских рекомендациях эти упражнения идут в разделах «Упражнения в постели» (лежа на спине или на животе), «Упражнения в положении сидя», «Упражнения в положении стоя». Единственное добавление – это количество их повторов. Так как я был физически подготовлен, то каждое упражнение выполнял не по 5 раз, а по 50, и не 3 раза в день, а каждые 2–3 часа в промежутках между сном. После выполнения этих упражнений спать хотелось постоянно. Этот постельно-палатный этап должен составлять не более трех дней. Из дальнейших рекомендаций американского хирурга после выхода из больницы я использовал только одну – подкладывал подушку между коленями во время сна. Запрет на плавание в течение 15 недель был много забыт через несколько дней. Из лекарственных препаратов в течение четырех недель после операции принимал только антикоагулянты (препараты против свертывания крови). Ни антибиотиков, ни обезболивающих средств не принимал. Но ослабленным пациентам рекомендую слушать врача в этом вопросе, так как прием препаратов, препятствующих образованию тромбов, появлению воспалительной реакции в тканях, не является противопоказанием для тренажерной реабилитации. В разделе «Техника безопасности при эндопротезе тазобедренного сустава» все пункты после восьмого вызывают у меня естественный протест, особенно пункт 10, который говорит о запрете использования отягощений. Как следует из моего дневника, оперирующий меня американский хирург признал мою правоту.

б) занятия в реабилитационном отделении до двух недель. Необходимо передвигаться на костылях, затем с тростью (от 1 до 3 месяцев в зависимости от состояния).

В этот период послеоперационной реабилитации все упражнения на тренажерах опять же необходимо разделить на три этапа:

I этап (от 4 до 6 д


Содержание:
 0  вы читаете: Правда о тазобедренном суставе. Жизнь без боли : Сергей Бубновский  1  Вместо предисловия, или Рай и ад – как жить после выхода на пенсию : Сергей Бубновский
 2  История моей болезни. К счастью, уже история! : Сергей Бубновский  4  Истинные причины идиопатического коксартроза : Сергей Бубновский
 6  Как все началось : Сергей Бубновский  8  Хроника выздоровления (из личного дневника С.Б.) : Сергей Бубновский
 10  3-й день после операции : Сергей Бубновский  12  3-й день после операции : Сергей Бубновский
 14  Мышцы бедра, или Рычаги управления ногой : Сергей Бубновский  16  6-й день после операции : Сергей Бубновский
 18  9-й день после операции : Сергей Бубновский  20  17-й день после операции : Сергей Бубновский
 22  6-й день после операции : Сергей Бубновский  24  9-й день после операции : Сергей Бубновский
 26  17-й день после операции : Сергей Бубновский  28  Система 12 упражнений для тех, кто решил изменить свое отношение к здоровью : Сергей Бубновский
 30  III этап : Сергей Бубновский  32  I этап (от 4 до 6 дней) : Сергей Бубновский
 34  III этап : Сергей Бубновский  36  История первая Я против эндопротезирования : Сергей Бубновский
 38  Диспластический коксартроз : Сергей Бубновский  40  История четвертая Немного позитива : Сергей Бубновский
 42  Остеопороз. Как быть? Истории об этом : Сергей Бубновский  44  j44.html
 46  История третья Болезнь Пертеса : Сергей Бубновский  48  История пятая Что делать, если лечили, но не вылечили : Сергей Бубновский
 50  Приложения : Сергей Бубновский  52  США : Сергей Бубновский
 54  Словарь : Сергей Бубновский  56  j56.html
 58  США : Сергей Бубновский  60  Словарь : Сергей Бубновский
 61  Об авторе : Сергей Бубновский  62  Использовалась литература : Правда о тазобедренном суставе. Жизнь без боли
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap