Любовные романы : Современные любовные романы : Мягкое сердце : Диана Палмер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу




Юная Тэсс волею обстоятельств вынуждена искать работу. Место экономки в доме братьев Харт пришлось как нельзя кстати. Тэсс всем была бы довольна, если б только старший из братьев не придирался ко всему, что бы она ни делала. И чем она ему не угодила?…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Направляясь к духовке, Тэсс чуть не споткнулась об вертевшуюся под ногами кошку. Она улыбнулась и остановилась, чтобы покормить ее. Еще недавно эта кошка была бездомным котенком и с тех пор все время хотела есть. Жалость к бродягам и страдальцам была у Тэсс в крови. Юность она провела в разъездах по родео с отцом - дважды чемпионом мира по заарканиванию бычков. Уже тогда она любила возиться со зверьем, а когда отец умер и встал вопрос о заработке, подрабатывала тем, что выхаживала всякую малышню: птичек со сломанными крылышками, больных телят…

Кошка появилась сразу после Дня благодарения. В темную, дождливую ночь под дверью черного хода раздались душераздирающие вопли. Тэсс впустила котенка, не обращая внимания на ворчание хозяев. Однако один из них, тот, который не любил ее, заступился и разрешил оставить котенка.

Это было странно. Каллаган Харт, по характеру суровый конкистадор, бывший капитан “зеленых беретов”, участник десанта “Буря в пустыне”, был вторым по старшинству из пятерых братьев Харт, собственников бескрайних владений “Ранчо Харт”, в состав которых входили скотоводческие фермы и кормовые угодья, разбросанные по нескольким западным штатам. Головное ранчо находилось в Джекобсвилле, штат Техас. Саймон, старший брат, служил юристом в Сан-Антонио. Корриган, на четыре года моложе, женился более полутора лет назад, и у него с женой Дори уже родился сын. На ранчо в Джекобсвилле оставались трое холостяков Харт: Рэйнард - самый младший, Леопольд - предпоследний и Каллаган - всего на два года моложе Саймона.

Отец Тэсс, проработав у братьев Харт чуть более полугода, умер от разрыва сердца прямо посреди загона для скота. Это было ударом для Тэсс. Мать бросила семью, когда девочка была еще совсем маленькой. У Крэя Брейди, отца Тэсс, не было никаких родственников, и братья Харт это знали. Поэтому, когда их экономка решила уйти на заслуженный отдых, все решили, что Тэсс прекрасно сможет занять ее место, поскольку она умела готовить и неплохо разбиралась в хозяйстве. Еще она умела скакать на лошади, как заправский ковбой, стрелять не хуже любого профессионала и ругаться по-испански, как на родном языке. Однако эти ее таланты братьев Харт не интересовали. Их устраивало, что Тэсс отлично пекла печенье, без которого они жить не могли, и готовила просто и вкусно, без изысков.

Место было бы идеальным, несмотря на шутки Леопольда, но Тэсс безумно боялась Каллагана и, самое ужасное, не умела это скрывать. Он постоянно следил за ней, не спуская глаз с золотисто-рыжих кудрей, светло-голубых глаз и даже с маленьких девичьих ножек, как будто ждал малейшей оплошности, чтобы тут же ее выгнать. У него было сухое, смуглое лицо с широким лбом и тяжелыми, выступающими надбровными дугами, а также большой нос, большие уши и большие ноги. Однако линия четко очерченного рта была безупречна, а черные, как вороново крыло, волосы - густыми и блестящими. Он не был красавцем, но его высокомерный и грозный вид человека, привыкшего приказывать, внушал робость даже мужчинам. Леопольду иногда приходилось вмешиваться, когда Каг особенно выходил из себя и пускал в ход кулаки. Одни габариты Kaгa чего стоили, а он к тому же был еще и опытным бойцом. К счастью, все это случалось довольно редко.

Тэсс не могла понять, за что Каг невзлюбил ее. Он ни слова не сказал, когда братья предложили ей место экономки и повара. Даже заставил Леопольда извиняться перед ней за очередную дурацкую выходку на вечеринке. Но сам при этом вечно пытался ее чем-нибудь обидеть, к чему-нибудь придраться. Как например, в то утро.

Она всегда подавала к завтраку клубничное варенье. Братья его любили. Но именно в то утро Кагу вдруг захотелось яблочного повидла, а его не оказалось. Он заявил, что непонятно, что она тут вообще делает, и, громко топая, удалился, не притронувшись к булочкам и кофе.

- Через неделю у него день рождения, - невесело объяснил Леопольд. - Каг ненавидит накапливающиеся годы.

- Точно, - подтвердил Рэйнард. - В прошлом году он вообще исчез на неделю, и никто не знал, куда. Бедняга. - Он качнул головой.

- Почему бедняга? - поинтересовалась Тэсс.

- Не знаю, - Рэй задумчиво улыбнулся. -Может, потому, что он самый одинокий среди нас.

Ей это не приходило в голову. Но Рэй был прав: Каг действительно выглядел одиноким. Не встречался с девушками, избегал шумных мужских компаний. Жил сам по себе. Если не был занят, садился читать историю. Тэсс с удивлением узнала, что он читал труды по колониальной истории Испании на испанском языке. Она и не предполагала, что он говорит на двух языках! Позднее ей пришлось в этом убедиться. Два латиноса из ковбоев не на шутку подрались с постоянно провоцировавшим их техасцем. Техасец получил увольнение, а латиносы чуть не рухнули под градом леденящего и безупречного испанского мата, какого до тех пор Тэсс и не слыхивала.

Каг не знал, что она понимает испанский. Это было одним из многих ее достижений, которыми она не решалась с ним поделиться. Большую часть времени Тэсс проводила одна, если не приезжали погостить Дори с Корриганом. У них был дом в нескольких милях отсюда, но все еще на территории “Ранчо Харт”. Дори была милой и доброй, Тэсс ее очень любила. А когда у них появился ребенок, ждала их в гости с особенным нетерпением - Тэсс обожала детей.

Кого она вовсе не обожала, так это Германа. Животные - это, конечно, хорошо, но не змеи же. Огромный питон-альбинос с желтым узором по белой коже и красными глазами внушал ей ужас. Герман жил в огромном аквариуме в комнате Kaгa и имел дурную привычку выползать наружу. Тэсс находила его в самых невероятных местах, даже в стиральной машине. Опасности он не представлял, так как Каг кормил его до отвала и тщательно следил за ним.

Кормить его нужно было довольно редко, и со временем Тэсс перестала взвизгивать при виде его. Как корь или простуда, Герман представлял стихию - оставалось только мириться с ним. Каг любил ползучего гада. Только его. Ну и разве что кошку.

Зато, когда Каг не знал, что на него смотрят, он становился другим человеком. Все помнили, что было, когда он посмотрел фильм, который потом братья стали называть просто “поросятиной”. Рэй клялся, что старший брат чуть не плакал над этой трогательной и забавной историей. Потом Каг даже купил себе копию.

После этого фильма он отказался есть свинину во всех ее видах - ветчину, колбасные изделия, бекон… И с тех пор все стеснялись есть в его присутствии. Здесь таилась одна из многочисленных загадок его противоречивой натуры: суровый Каг имел мягкое сердце. Впрочем, Тэсс все эти тонкости не интересовали. Каг не любил ее, и ей хотелось только одного - избавиться от изматывающего душу страха перед ним. Но перед Кагом, так или иначе, робели все.

Канун Рождества пришелся на конец недели. Тэсс подала королевский ужин, элегантно сервировав стол. Женатые Харты старались завести собственные семейные традиции, поэтому вся родня собралась в этот канун вместе.

Тэсс ужинала за одним столом со всеми. Присутствующие возмутились, когда она попыталась накрыть на кухне себе и вдове Льюис, которая почти каждый день приходила мыть и натирать полы, а также занималась общей уборкой, если Тэсс не поспевала. Тэсс подумала, что со стороны Хартов это весьма демократично; и вообще ей было приятно чувствовать себя в кругу семьи, пусть даже и не ее собственной. Тем более что миссис Льюис все равно ушла домой, чтобы побыть с приехавшими детьми, так что на кухне Тэсс пришлось бы коротать время одной.

Она надела свое лучшее красно-белое клетчатое платье. Оно выглядело дешевым рядом с платьем Дори Харт, но все очень старались ее подбодрить, а когда наступила очередь пирогов с тыквой и орехами и огромного кекса с цукатами, Тэсс и вовсе перестала стесняться. И если бы не молчаливость Kaгa, все вообще было бы замечательно. Но он даже не смотрел в ее сторону, и она решила тоже не обращать на него внимания.

Тэсс получила подарки, и это была еще одна приятная неожиданность. Сама она изящно обвязала крючком вышитые ранее для Хартов наволочки, учитывая при этом цвет интерьера спален. Тэсс отлично умела вязать крючком. На досуге она вязала всякую мелочь для сынишки Дори, и делала это с любовью.

Подарки, которые она получила, не были рукодельными, но все равно ей очень понравились. Братья купили ей в складчину зимнее пальто из черной кожи с широкими обшлагами на рукавах и завязывающееся на талии поясом. Она в жизни не видала такой красоты и даже прослезилась. Женщины тоже не забыли о ней. Она получила чудесные цветочные духи от Дори, а от миссис Льюис - фирменный шарф в голубых тонах, который был ей очень к лицу. Тэсс сияла от счастья, когда собирала со стола посуду и потом мыла ее на кухне.

Лео остановился рядом с ней и игриво потянул за тесемку фартука.

- Отстань! -Она отвела его руку, но все продолжала улыбаться.

- Каг так и не проронил ни слова, -заметил он. -Сейчас они с Маком объезжают изгороди у реки, чтобы успеть засветло.

Мак, бригадир ковбоев, был еще угрюмее, чем Каг. Хозяйство ранчо было огромным, так что над каждым подразделением стоял бригадир: над ковбоями, конюхами, механиками, работниками конторы, торговыми представителями. Имелся даже ветеринар на постоянном договоре. До своей скоропостижной смерти отец Тэсс был бригадиром ковбоев. Мать не выдержала и бросила их, когда Тэсс была еще маленькой. Тэсс не знала, где она сейчас, и не хотела знать - надеялась никогда с ней больше не увидеться.

- А-а. -Она ополоснула тарелку и поставила ее в моечную машину. -Это из-за меня? -спросила она тихо.

Лео ответил не сразу.

- Не знаю. - Он повертел в руке нож. - В последнее время Каг сам не свой. Ну, или, - поправился он с кривой усмешкой, - не то чтоб не свой, но хуже, чем обычно.

- Я ничего такого не натворила? - Тэсс с беспокойством заглянула ему в глаза.

Какая же она еще, в сущности, девчонка, думал он, наблюдая смятение на веснушчатом лице. Не красавица, конечно, но и не дурнушка. В ней был какой-то внутренний свет, который она излучала в минуты радости. Лео нравилось слушать, как она поет во время уборки или когда кормит несушек. Ее отец умер сравнительно недавно, но молодость брала свое - девушка выглядела счастливой.

- Нет, - ответил он, - ничего не натворила. Да ты привыкнешь к его фокусам! Они повторяются не так часто: на Рождество, на его день рождения да еще иногда летом.

- А летом почему?

Он помолчал, потом пожал плечами.

- Каг участвовал в операции “Буря в пустыне”. Он об этом не распространяется, там как-то все сильно засекречено, но ему здорово досталось - он вернулся раненым. Пока лечился в Германии, его невеста вышла за другого. Так что теперь в Рождество и июльский праздник' он становится беспокойным.

Улыбка исчезла с лица Тэсс.

- Не похоже, чтобы Каг сделал предложение без любви.

- Нет, он не такой. Он очень переживал. С тех пор не смотрит на женщин. - Лео ласково улыбнулся. - Когда бываем на посиделках, это чистая умора: Каг торчит, как маяк, в своем черном галстуке, а женщины вокруг него косяком, как ручные телята. А ему хоть бы хны.

- Он, наверно, еще не оправился от пережитого, - сказала Тэсс. Ей стало немного спокойнее: значит, не только она выводит его из равновесия.

- И вряд ли когда-нибудь оправится. - Лео поджал губы, наблюдая за ее работой. - А ведь ты хозяйственная, да?

Она улыбнулась, налила моющего средства в посудомойку и включила.

- Жизнь заставила. Мать бросила пас, когда я была еще маленькой. Потом, правда, приезжала как-то,

4 июля - День Независимости США.

когда мне было лет шестнадцать. Но больше мы ее не видели. - Она почувствовала легкий внутренний озноб. - Так что мне пришлось довольно рано научиться хозяйствовать. Ради папы.

- А братьев или сестер у тебя нет?

Она тряхнула головой.

- Нет. Я собиралась после школы найти работу или поступить в колледж, чтобы помогать отцу. Теперь я рада, что так вышло. - Глаза у нее потемнели. - Я его ужасно любила. Теперь вот все время думаю: а если б мы знали о его сердце? Смогли бы чем-нибудь помочь?

- Нельзя себя так мучить, - отозвался Лео. - В жизни все бывает. Не нам решать.

- Я понимаю. Только не всегда получается. Он кивнул:

- Надо стараться, - и слегка сдвинул брови. - Тебе сколько лет? Двадцать уже есть?

Тэсс как будто смутилась.

- Мне двадцать один. В марте будет двадцать два.

Теперь смутился он.

- Тебе не дашь столько. Она усмехнулась.

- Это комплимент или наоборот? Он шутливо приподнял бровь.

- Ты, конечно, не принимаешь это за комплимент.

Тэсс принялась оттирать тряпкой воображаемое пятно на стойке.

- Каллаган ведь у вас старший?

- Старший - Саймон. Кагу в субботу будет тридцать восемь.

Она продолжала сосредоточенно тереть стойку.

- Долго же он ищет себе невесту.

- Присутствие Германа не способствует установлению длительных контактов, - усмехнулся Лео.

Вот уж что верно, то верно. Она сама всегда во время уборки просила Kaгa накрывать крышкой аквариум с удавом. И это был ее минус. Тэсс до смерти боялась змей - они несколько раз ее чуть не покусали в детстве. Только после этого отец понял, что она и на метр вокруг ничего не видит. Тогда ей пришлось надеть очки, но, едва выйдя из бессловесного возраста, она упросила отца купить ей линзы.

- Любишь меня, люби и мое чудовище, так? - заметила она. - И что, его невеста была готова на это?

- Да нет, она тоже не любила Германа, - отозвался Лео. - Она заявила Кагу, что не собирается делить его со змеей, и он хотел после свадьбы отдать его одному фанату, который разводил альбиносов.

Вот как.

Интересная подробность: значит, Каг способен уступить женщине. За все время, проведенное на ранчо, Тэсс ни разу не видела, чтобы Каг кому-нибудь уступил.

- На самом деле он готов раздать все, - тихо проговорил Лео. - Если б не его жуткий характер, он отдал бы последнюю рубашку. Никто не видит в нем его природной доброты.

- В жизни бы не поверила, что он способен заботиться о ком-то, кроме себя.

- Ты его не знаешь.

- Не знаю, - согласилась она.

- Между вами целое поколение, - добавил Лео, глядя в ее залившееся краской лицо, - а вот я молодой, богатый, умею развлечь девушку и после не попрекать ее этим.

Тэсс вскинула брови.

- Да ты еще и скромник.

Губы Лео растянулись в улыбке.

- Вот именно! Это мое главное качество. - Он склонился над Тэсс с улыбкой опытного ловеласа. Лео действительно слыл самым красивым из братьев. У него были каштановые волосы с легким золотистым отливом и карие глаза. За девушками он особенно не ухлестывал, но те увивались вокруг него в надежде быть замеченными. В глубине души Тэсс считала, что Лео способен влюбиться, но гоняться за ним не собиралась. - Так как насчет похода в ресторан, а потом в кино в пятницу вечером?

Тэсс замерла от неожиданности.

- Но я же тут прислуга. Было бы неудобно…

Брови у него взмыли вверх.

- Мы что, тебя сильно угнетаем?

Она улыбнулась.

- Да нет, что ты. Просто мне кажется, это было бы неуместно.

- У тебя отдельное жилье над гаражом, - он произнес это нарочито медленно. - И ты не живешь в грехе под одной крышей с нами. Если и проведешь вечерок с кем-нибудь из нас, ни у кого язык не повернется что-нибудь вякнуть.

- Да я знаю.

- И все равно не хочешь?

Она озабоченно улыбнулась.

- Ты хороший парень.

Это его ошарашило.

- Правда?

- Да.

Лео глубоко вздохнул и невесело улыбнулся.

- Что ж, я рад, что ты так ко мне относишься. - Он нехотя отодвинулся. - Между прочим, ужин удался на славу. Ты отлично стряпаешь.

- Спасибо, приятно слышать.

- Не сваришь еще кофе? Тут надо помочь Кагу разобраться в учетных книгах. Терпеть не могу этого занятия. Придется хлестать кофе, чтобы не заснуть.

- Он собирается работать даже в канун Рождества? - воскликнула она.

- Он все время работает. Это его отвлекает от грустных мыслей. Кстати, он от этого нисколько не страдает. Каг любит работать.

- Каждому - свое, - пробормотала она.

- Истинно так. - Он подергал ее за рыжую кудряшку. - Не засиживайся до утра на кухне. Если хочешь, посмотри в гостиной новый фильм. Рэй намылился с другом в город, а нам с Кагом в кабинете телевизора не будет слышно.

- А остальные где?

- Корриган увез Дори домой - собирается отметить праздник в кругу семьи. - Лео улыбнулся. - Ни за что бы не подумал, что мой старший брат станет счастливым супругом.

- Они хорошие.

Он приостановился у двери и оглянулся.

- А Каг - хороший? Тэсс замялась.

- Не знаю.

Что- то блеснуло в глазах у Лео и погасло. Не маленькая уже, а до чего наивна. Увлеченная женщина не скажет о мужчине “хороший парень”. Похоже, тут надеяться не на что, и он задумался о другом. Каг не скрывал своей неприязни к Тэсс, и она, стоило ему появиться, начинала шарахаться. Все это было странно. За что не любить такое милое и безобидное существо, как Тэсс?

Каг давно уже наглухо ушел в себя. Измена невесты ранила его почти смертельно, и он старательно избегал женщин. Даже этой смешной и бесхитростной девушки. Он и раньше хандрил, но обычно приступы быстро проходили. С появлением Тэсс они стали длиться подолгу. Казалось, хандра его вообще не оставляла. Лео сочувствовал Тэсс, оставалось надеяться, что когда-нибудь это кончится.

Рождество прошло без шума. Никто не удивился, когда Каг проработал весь этот день и даже всю следующую неделю. Радостным событием стала свадьба Саймона с Тайрой.

День рождения Каллагана не отмечали. Братья говорили, что он ненавидит празднества, торты и сюрпризы - именно в таком порядке. Но Тэсс не могла поверить, что этот внушительный человек действительно хочет, чтобы все вокруг забыли о столь знаменательной дате, и в субботу утром, после завтрака, испекла торт. Шоколадный, потому что за несколько недель до того заметила, как он съел кусочек шоколадного торта, испеченного Дори. Братья Харт не были сладкоежками. Их бывшая кухарка, миссис Колбертсон, объясняла это тем, что их мать никогда ничего им не пекла: она ушла от их отца и бросила сыновей. Совсем как у Тэсс.

Тэсс намазала коржи кремом и написала “С днем рождения”. Потом воткнула одну свечку вместо тридцати восьми и, оставив торт на столе, вышла в сопровождении кошки бросить в почтовый ящик заготовленные секретарем письма.

Она думала, что братья вернутся только к ужину. Грянули неожиданные заморозки, и все выехали проверить состояние беременных коров и осмотреть водонагреватели у водопоев. Рэй говорил, что они вряд ли придут обедать. Но когда она в своем новом кожаном пальто вернулась, Каллаган был на кухне, а ее прекрасный торт лежал на полу, на стене же красовалось огромное шоколадное пятно.

Каллаган в ярости повернулся к ней. В своем бараньем тулупе он казался еще огромнее. Черные глаза сверкали из-под широких полей ковбойской шляпы.

- Не нужно напоминать мне о моем возрасте, - сквозь зубы процедил он. - И мне не нужно тортов, праздников или подарков. Мне ничего от тебя не нужно! Понятно?

Каллаган был единственным из братьев, кто никогда не повышал голоса. Но его стальной взгляд мог довести до обморока.

- Извини, - сдавленно прошептала Тэсс.

- Ты не способна разыскать лишней банки повидла, зато находишь время, чтобы заниматься… этим! - Он мотнул головой в направлении остатков ее торта, валявшихся на светло-желтом линолеуме.

Тэсс закусила губу и застыла с остановившимся взглядом. Глаза ярко синели на молочно-белом лице, усыпанном веснушками, как золотистыми брызгами масла.

- Какого черта, в конце концов? Тебе что, не говорили, чтобы ты не лезла, куда не просят?

Его голос резал, как удар кнута, взгляд вызывал дрожь в коленях и жег, как черный огонь. Она сглотнула. Во рту пересохло, и язык прилип к небу.

- Извини, - повторила она.

Эта покорность взбесила его. Он резко шагнул, и Тэсс отпрянула, прячась за стоявший у стены чурбан для рубки мяса. Она еще больше съежилась от страха и судорожно, как затравленный ребенок, вцепилась руками в чурбан. Закусив губу, она ждала, что будет. Ей ведь всего лишь хотелось оказать ему внимание, может быть, даже наладить дружеские отношения. Безумная идея. Он не собирался дружить с ней.

- Слушай, Каг, ты бы не мог… - Рэй отворил дверь и застыл на месте. Такого он еще не видел. В углу, вжавшись в стену, стояла Тэсс, трясясь, как в лихорадке. Каг, сжав огромные кулаки, сверкал очами. На полу валялись остатки шоколадного торта.

Каг вздрогнул, словно выйдя из оцепенения.

- Та-ак, - протянул Рэй. Он знал, каким бывает его брат, когда на него “находит”. - Прекрати это, Каг! Посмотри на нее. Ты только посмотри на нее!

С видимым усилием Каллаган овладел собой. В огромных глазах Тэсс стояли слезы. Ее трясло от страха.

Он глубоко вздохнул и разжал кулаки. Тэсс лихорадочно сглатывала слюну, стараясь скрыть испуг. Она зыдыхалась.

- Надо готовить к отправке отбракованный скот. - Голос Рэя звучал еще тихо. - Идешь, Каг? Мы не можем найти накладную, а фургоны уже здесь и готовы к погрузке.

- Накладную. - Каг еще раз глубоко вздохнул. - Она во втором ящике стола, в папке. Я забыл вернуть ее на место. Иди, я сейчас.

Рэй не двинулся с места. Он что, не понимает, что девчонка его смертельно боится? Он обошел брата, подошел к чурбану и встал между Кагом и Тэсс.

- Сними пальто, здесь вроде жарко, - попробовал он пошутить и, развязав на Тэсс пояс, стянул пальто.

Каг постоял в нерешительности, произнес какую-то гнусность на безупречном испанском и, повернувшись на каблуках, вышел, хлопнув дверью.

Тэсс вздрогнула, тело у нее сразу обмякло. Она украдкой вытерла глаза.

- Спасибо, ты спас меня, - проговорила она хрипло.

- У него бывают заскоки насчет дня рождения. - Рэй говорил все так же тихо. - Наверно, мы не очень ясно тебе сказали. По крайней мере он не в тебя запустил этим тортом, - добавил он, улыбаясь. - Старик Чарли Грир занимался у нас выпечкой, пока мы не нашли миссис Колберстон, что была до тебя. Чарли испек торт, и Каг надел его ему на голову.

- Зачем?

- Этого не знает никто. Разве что Саймон как самый старший, - поправился он. - Это давно началось. Ты, наверно, слышала, что говорят о нашей матери?

Она нервно кивнула.

- Саймону и Корригану удалось справиться с тяжелыми воспоминаниями, и они даже удачно женились. А вот Кагу… - Он качнул головой. - На самом деле он уже был таким и до помолвки. Мы вообще считали, что это у него скорее физическое влечение, чем действительно потребность завести семью. Эта женщина вела себя откровенно вызывающе, отъявленная распутница. Слава богу, он не успел повесить ее себе на шею.

Тэсс до сих пор не могла отдышаться. Она взяла из рук Рэя свое пальто.

- Спасибо. Я повешу.

- Он еще будет извиняться. - Рэй старался заглянуть ей в глаза.

- Это уже ничего не изменит. - Страх и обида уступили место негодованию. - Я уеду. Извини меня, я не могу здесь жить в ожидании очередных подобных выходок. Это страшный человек.

Рэй был потрясен.

- Он бы тебя не ударил… - начал он и сморщился, увидев, как по ее лицу заструились слезы. - Ни за что, Тэсс! У него бывают, конечно, приступы ярости, и он отказывается говорить, и никто ничего не понимает. Но он не маньяк!

- Нет, конечно. Просто он меня не любит.

Рэю хотелось бы разубедить ее, но она была права, и никто из братьев не мог понять, в чем дело.

- Надеюсь, вы найдете мне замену, - сказала она, изо всех сил стараясь казаться независимой, - потому что я уйду, как только уложу вещи.

- Не надо так, Тэсс. Подожди несколько дней.

- Нет. - Она пошла повесить пальто. Хватит с нее, сыта по горло этим Каллаганом Хартом. Ей не забыть страха и унижения, перенесенных сегодня, и она не собирается работать на человека, способного убить из-за какого-то торта.


Содержание:
 0  вы читаете: Мягкое сердце : Диана Палмер  1  ГЛАВА ВТОРАЯ : Диана Палмер
 2  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Диана Палмер  3  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Диана Палмер
 4  ГЛАВА ПЯТАЯ : Диана Палмер  5  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Диана Палмер
 6  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Диана Палмер  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Диана Палмер
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Диана Палмер  9  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Диана Палмер
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Диана Палмер    



 




sitemap