Любовные романы : Современные любовные романы : ДЯДЯ ЖЕНЯ. Теперь ты свободна : Ольга Светлова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55

вы читаете книгу




ДЯДЯ ЖЕНЯ. Теперь ты свободна

«Совершенно секретно. Риме. Вскрыть только после моей смерти.

Дочь, у меня не так много времени, как хотелось бы, а рассказать я должен о многом. Прочитай внимательно, а потом сожги письмо и предупреди маму, чтобы она никогда не вспоминала о нем. Я надеюсь и верю, что ты поймешь и простишь меня. Даже если будет не так, мой долг отца рассказать тебе всю правду.

Начну издалека, до дня твоего рождения.

В любом государстве есть службы, упоминание о которых ты не найдешь ни в одном справочнике. В этой службе не ведется делопроизводство, не присваиваются должности и награды, нет отведенного помещения и служебных автомобилей. Туда не устраиваются на работу, оттуда не увольняются по собственному желанию, уходят только по причине смерти (прости за казенную терминологию).

Есть такая служба и у нас. Создавалась она еще во времена Сталина и действует до сих пор. Сначала только для нейтрализации неугодных лиц (устранение Троцкого и Кирова были приписаны органам безопасности, отчасти это так, изначально служба создавалась при НКВД). Впоследствии служба развивалась и разрасталась, возникла проблема контроля и руководства ее деятельностью. Принимая во внимание, что здесь не принято подписывать приказы и распоряжения, необходимо было создать иной механизм. И он был создан. Нечто похожее на Орден, при нарушении принятых внутренних правил виновники устранялись. Даже пойманные официальными органами члены службы привлекались к ответственности как обычные уголовники либо кончали жизнь самоубийством, а чаще освобождались досрочно «за примерное поведение».

Я рассказываю об этом потому, что твой отец, будучи совсем юным, оказался членом этой службы. Поверь, мои руки не запачканы кровью, но и назвать себя безгрешным не могу. Естественно, при этом я, как и каждый из нас, делал официальную или, если быть точнее, легальную карьеру. У меня это – комсомол, райком партии и, в последние годы, до наступления известных событий, ЦК.

Так вот, создав такую службу, власти упустили главное. Она стала функционировать сама по себе, далеко не всегда подчиняясь официальным структурам, при этом имея гигантское влияние и возможности. Она превратилась в систему, в мощную паутину, притянувшую к себе не только негласных, тайных членов, но и официальных представителей власти. Однако с развалом СССР были утрачены последние нити управления, кто-то наивно предположил, что теперь нас не будет. Но они ошибались. Я один из тех, кто не позволил развалиться системе окончательно, сохранил необходимые связи.

Здесь нет ничего удивительного. К примеру, воины-афганцы создают союзы, ассоциации, поддерживают друг друга, занимаются бизнесом или грабежом; служащие органов безопасности, как бывшие, так и нынешние, всегда и во всем «взаимодействуют» (ты слышала такую поговорку: «бывших чекистов не бывает»? Она небезосновательна); и даже врачи и учителя заинтересованы в судьбе коллег и безошибочно узнают «своих» в толпе. Профессиональная, конфессиональная, региональная и прочая солидарность. Наша система тоже основана на взаимной поддержке, но в отличие от других глубоко законспирирована и абсолютно не формализована – в ней нет начальников и подчиненных, уставов и инструкций, подписей и печатей, – а потому практически неуязвима. И задачи, решаемые нами, также не поддаются формальному описанию.

Когда я рассказывал тебе о встречах со «стариками», то имел в виду тех, кто имеет наибольшее влияние среди нас. Поверь, это не «воры в законе» и не подобные им, все эти люди – патриоты, только действующие по своим, неписаным правилам. Да, вероятно это плохо, в чем-то аморально и беспринципно, но быстрое развитие экономики, решение сложнейших политических задач и даже победа в войне без таких людей невозможны. Всегда найдутся желающие заболтать проблему, втянуть страну в ненужную дискуссию, переврать правильные цели, при этом прикрываясь в разные периоды принципом демократического централизма, гласностью, правами человека. Нынешний мир похож на джунгли, где каждое государство, как стая волков, пытается сохранить свой ареал обитания, иначе не выжить. И как в любой стае, слабый, а иногда и излишне сильный, должен подчиниться законам стаи, а если потребуется, уйти. Мы помогали выжить стране своими методами.

Естественно, были и ошибки, и невинно пострадавшие, и ненужные жестокости. Все было, не отрекаемся. Но и отрицать положительные результаты нашей работы тоже нельзя.

Отказ от применения возможностей системы привел к краху социалистического лагеря, развалу крупнейшей и процветающей империи, к обнищанию и разграблению страны. Мы долго были в тени, и во времена перестройки, и во времена всеобщего хаоса ограничиваясь решением локальных задач, взаимопомощью, исполнением внутренних правил. Но время шло, мы оказались не востребованы государством, мало того, почувствовали противодействие. Тогда мы стали создавать свою экономику, использовать свое влияние, продвигать своих людей.

Все, что я рассказывал выше, было предисловием. Я знаю, ты ждешь четких и ясных ответов на конкретные вопросы, мучающие тебя в последние годы.

Приступаю.

Почему я любил и продолжаю любить Олега. Его мать была, и остается даже сейчас, мечтой моей жизни. Я любил ее. Но она отвергла меня, потому что не захотела быть соучастником моих деяний. Она из другого, светлого и, как я понял только теперь, настоящего мира, так и оставшегося для меня недоступным, единственным лучом которого была только ты, моя дочь.

Олег не мог быть мне сыном, но он был сыном моей любимой женщины. Его мать, отпуская сына в столицу, поставила условие – не втягивать Олега в систему. Я обещал ей это и сдержал свое слово. Уверяю тебя, во всем, что происходило с Олегом и вокруг него, нет ни капли моей вины.

Не посвящая в это Олега, я сознательно, на некоторое время, направил его в банду Шефа (наши люди есть и в этой среде), естественно, не допуская при этом, чтобы Олег стал уголовником. Я знал, что, пройдя эту суровую школу, он закалится и никогда не струсит перед испытаниями. В принципе, я оказался прав. Когда я вызволил Олега из банды, он не был тем наивным юношей, которого ты впервые увидела на пороге нашего дома. Я должен сообщить тебе и про Шефа, чтобы не было недосказанности. Шеф сломался, даже среди наших людей бывает такое, пытался требовать у Олега долю, навязывать ему, якобы на правах учителя, собственные правила игры. Его пришлось устранить на законных основаниях.

Потом я направил Олега изучать легальный бизнес, сначала работа была связана с государственной системой хозяйствования, а потом начался настоящий, самостоятельный бизнес. Было важно, чтобы Олег прошел все стадии обучения, познал механизм действия государственной машины, научился понимать и противостоять низменным и алчным страстям простых людишек, а когда необходимо, использовать их во благо себе.

Вынужден признаться в том, что вы не стали мужем и женой отчасти и по моей вине. Сначала я был не уверен в Олеге – провинциальный, наивный юноша. Но я не учел самого важного: ты не захотела ждать. Так в нашей жизни появился Антон.

Этот был твой личный выбор, я не посмел на него влиять, потому что сознательно растил тебя свободным и независимым человеком. Да, мне изначально не нравился Антон, но, уважая твой выбор, я решил посвятить себя и ему. Я познакомил его с некоторыми из наших людей, в том числе и за границей. Ты помнишь вашу первую совместную с Антоном поездку в Европу и те встречи, на которые он тебя не брал? Но Антон не оправдал возложенных на него надежд. Только приоткрыв дверь в наш мир и сделав в нем первый шаг, он почувствовал себя всесильным и могущественным. Это свойственно молодым. Пришлось принять меры. Спустя год Антон осознал, как мне показалось тогда, ошибки. С благословения стариков, он был рекомендован на государственную службу. Моим условием было только одно: работать вместе с Олегом и создать могущественную экономическую империю, которая смогла бы стать плацдармом для дальнейшего рывка. Нашей целью была власть, на вершине которой находились бы они оба. Как ты понимаешь, ошибался не Антон – ошибся я. И я дорого заплатил за свои иллюзии.

Антон пошел собственным путем, стал искать пути сближения с Максимом, вовлек его в нашу систему, чтобы с его помощью проникнуть в ближайшее окружение президента. Таким образом он пытался избавиться от Олега, освободиться от моего влияния, выстраивая собственный путь к вершине власти. Для этого он использовал в собственных интересах и возможности системы. Опасаясь за судьбу Олега, я приставил к нему Михалыча. Это надежный и преданный человек, скажу больше, он друг. Настолько, насколько это возможно в условиях нашей системы. Он не предал ни меня, ни Олега и, убежден, не предаст.

Антон был не в силах интеллектуально противостоять Олегу, а быть другом и соратником не захотел. Причина отчасти в тебе, а если быть точнее, в любви Олега и в ревности Антона. Но он не бездействовал и стал использовать окружение Олега. Ты помнишь Мусю? Он был завербован людьми Антона. Нам пришлось его убрать – и сейчас я вынужден тебе в этом признаться. К сожалению, когда мои люди устраняли подслушивающие устройства, установленные по команде Антона, погиб Саша, водитель Олега. Так бывает, дочь, это неизбежные издержки. Прости меня, если сможешь.

О том, что было дальше, ты знаешь. Антон стал опасен. Дружба с Максимом и связи с нашей системой помогли ему подняться до очень больших высот. Время для его нейтрализации было упущено (я не смел даже думать об этом, ведь он был твоим мужем, отцом моего единственного внука). К сожалению, мой возраст, финансовые неудачи холдинга и встречи Олега с той женщиной (ты понимаешь, о ком я говорю, в конечном счете она тоже стала работать на Антона) ослабили мое влияние в системе. Мне ничего не оставалось, как пойти на примирение с Антоном, попытаться использовать его связи ради спасения холдинга и, как я надеялся, Олега. Однако пропасть между Антоном и Олегом только увеличивалась, я терял драгоценное время, пытаясь добиться неосуществимого.

Надеюсь, ты не осудишь меня за это. Антон был твоим мужем, но ваша семья рассыпалась на глазах, а я пребывал в растерянности и не предпринимал защитных мер даже тогда, когда узнал, что менеджер твоего магазина – любовница Антона. Мало того, я допустил очередную ошибку. Пытаясь сохранить твою семью, расположение Антона, я предпринял акцию устрашения в отношении того человека, владельца картинной галереи.

Но Антон устроил настоящую травлю, его главной, одержимой, навязчивой целью было уничтожение Олега. Слишком поздно я осознал, какой опасности подвергается Олег. Влияние Антона к тому времени превосходило мое, в том числе и среди людей нашей системы.

Время берет свое, я промахнулся.

И тогда я решил использовать последний шанс. Президент – единственный человек в стране, способный легитимно управлять как страной, так и системой. Я тот, кто мог ему в этом помочь. Он должен был понять, что такие люди, как Антон, рано или поздно могут устранить и его самого. Этого нельзя было допустить – как нельзя допускать к власти людей, руководствующихся только личными, корыстными целями.

Меня осудили старики – это было нарушением неписаных правил нашей системы, они правомерно опасались, что через меня произойдет утечка важнейшей информации о принципах и методах нашей работы, о ключевых фигурах. Многие из них поддерживали Антона и выступили за мое устранение. Вряд ли из-за меня одного система может быть разрушена, это практически невозможно, она создавалась и формировалась десятилетиями и способна выдержать любой удар. Но старики и новое поколение лидеров оправданно опасались, что в результате моих необдуманных шагов система может быть значительно ослаблена.

Я знал это. И я хотел этого. Если к власти придут такие люди, как Антон, то такая система не нужна, страну ждут хаос, развал, деградация. Постепенно влияние стариков ослабевает, нам на смену приходят новые лидеры, не имеющие ни принципов, ни морали. Их цель одна – власть и богатство, и они будут идти к своей цели любыми путями.

И самое главное, я должен был спасти Олега.

К счастью, или к несчастью, холдинг был разрушен, Антон ушел от тебя окончательно, терять было нечего, я должен был исполнить последний долг перед тобой, Олегом и перед Родиной.

Наш разговор был долгим, мучительным и честным. Оказалось, что, прожив длинную и нелегкую жизнь, я многого не понимал. Президент, облеченный практически неограниченной властью, совершенно одинок. Он вынужден быть жестким и гибким, при этом оставаясь мудрым, благородным и сильным. В противном случае такую страну, как наша, не поднять. Я отдаю ему честь и снимаю перед ним шляпу, он сохранил страну, создал условия для развития экономики, не разрушая при этом демократические институты.

Но главного он сделать пока еще не может: преодолеть противостояние таких людей, как… я. Из-за нас, как считает президент, не работают принятые законы, страну разъедает коррупция, люди запуганы террором и уголовщиной. Он решительно настроен покончить с нашей системой, готов к упорной и длительной борьбе, прекрасно отдавая себе отчет в том, что это будет нелегко, потребуются годы.

«Я знаю, что уничтожить вас будет трудно, но в конце концов я загоню вас в крысиные норы» – так он сказал.

Дочь, я верю, он своего добьется, если… Не хочу, чтобы произошло непоправимое. Речь не идет о физическом устранении, его спецслужбы профессиональны и сильны, и маловероятно, что они допустят это. Никто и в нашей системе не посмеет посягнуть на это. Но есть много, к сожалению, очень много других методов, главные из которых – компрометация, очернение репутации, шантаж, подлог. Я предложил ему помощь, поддержку, но он отказался.

«Вы не нужны, все, что вы могли сделать, – сделано. Ваше время истекло. – И еще он добавил: – А время вашего зятя не наступит. Никогда».

Мы попрощались, не подав друг другу руки. Мое время действительно истекло. Я говорю тебе об этом с грустью и, наконец, со спокойствием. Но я добился главного: Антон нейтрализован, преследование Олега будет прекращено (президент твердо пообещал объективно разобраться в его деле). Я ухожу. Система не простит мне предательства. Вполне возможно, что меры против меня уже приняты. Нестерпимо болит голова.

Письмо окончено. Теперь я действительно спокоен. Лично тебе, маме, Олегу и моему любимому внуку ничто не должно грозить. Со мной вместе уйдут и проблемы. Скорее всего, Михалыч уедет, не удерживайте его. Теперь ты понимаешь, так надо, ради его безопасности.

Ничего не рассказывай Олегу. Не знаю, как сложатся ваши отношения, не буду загадывать, а тем более не буду советовать. Достаточно в своей жизни дал тебе советов.

Береги маму. Она достойная восхищения и подлинного уважения женщина. Я виноват перед ней и знаю, что недостоин прощения, но надеюсь на него.

Не забудь устроить внука в секцию рукопашного боя, это важно. Когда-нибудь, если сочтешь нужным, расскажешь ему обо мне.

Если тебе доведется встретить мать Олега, то подари ей букет полевых цветов, она терпеть не может розы.

Теперь ты свободна, и, надеюсь, твое счастье впереди.

Папа.

P.S. C тобой свяжется мой нотариус».


Содержание:
 0  Под крылом судьбы : Ольга Светлова  1  ОЛЕГ. Молодой человек с авоськами : Ольга Светлова
 2  РИМА. Приземление : Ольга Светлова  3  ОЛЕГ. Поцелуй в щеку : Ольга Светлова
 4  РИМА. Рыцарь с нашего базара : Ольга Светлова  5  ОЛЕГ. Свое болото : Ольга Светлова
 6  РИМА. Не влюбляться же мне в Гогу, в конце концов! : Ольга Светлова  7  ОЛЕГ. Честь по чести : Ольга Светлова
 8  РИМА. Докторская колбаса : Ольга Светлова  9  ОЛЕГ. И тогда они придумали любовь : Ольга Светлова
 10  РИМА. Не хуже наших : Ольга Светлова  11  ОЛЕГ. Клетка : Ольга Светлова
 12  РИМА. Патриотический жар : Ольга Светлова  13  ОЛЕГ. Два стола и три стула : Ольга Светлова
 14  продолжение 14  15  РИМА. Приятный вечер в Париже : Ольга Светлова
 16  ОЛЕГ. Философия : Ольга Светлова  17  продолжение 17
 18  РИМА. Настоящий волшебник : Ольга Светлова  19  ОЛЕГ. Запах жареного : Ольга Светлова
 20  РИМА. Два длинноухих щенка : Ольга Светлова  21  ОЛЕГ. При бабках и с кошмарными снами : Ольга Светлова
 22  РИМА. Пигмеи с острова Тонго : Ольга Светлова  23  ОЛЕГ. Ваза все-таки дороже, чем стоящие в ней цветы : Ольга Светлова
 24  РИМА. Не для кого-то и не ради чего-то : Ольга Светлова  25  ОЛЕГ. Тенденция к вырождению : Ольга Светлова
 26  РИМА. Лопнувший нарыв : Ольга Светлова  27  ОЛЕГ. Китайский божок : Ольга Светлова
 28  РИМА. Слабаки : Ольга Светлова  29  ОЛЕГ. Чужая кровь : Ольга Светлова
 30  РИМА. Портрет : Ольга Светлова  31  ОЛЕГ. Только одна м : Ольга Светлова
 32  РИМА. Сомнения : Ольга Светлова  33  ОЛЕГ. Естественная среда : Ольга Светлова
 34  РИМА. Деловые : Ольга Светлова  35  ОЛЕГ. Кролик : Ольга Светлова
 36  РИМА. Ничего такого : Ольга Светлова  37  ОЛЕГ. Вычеркнуть из списка : Ольга Светлова
 38  продолжение 38  39  РИМА. Я сижу на лекции : Ольга Светлова
 40  продолжение 40  41  ОЛЕГ. Когти : Ольга Светлова
 42  РИМА. В никуда : Ольга Светлова  43  ОЛЕГ. Порода : Ольга Светлова
 44  РИМА. Насечка : Ольга Светлова  45  продолжение 45
 46  ОЛЕГ. Приятности : Ольга Светлова  47  РИМА. Собственники : Ольга Светлова
 48  ОЛЕГ. Между пихтой и сосной : Ольга Светлова  49  РИМА. Не хочу : Ольга Светлова
 50  ОЛЕГ. Своя дорога : Ольга Светлова  51  продолжение 51
 52  РИМА. Боль : Ольга Светлова  53  вы читаете: ДЯДЯ ЖЕНЯ. Теперь ты свободна : Ольга Светлова
 54  ОЛЕГ. Торг уместен : Ольга Светлова  55  РИМА. Как и должно быть : Ольга Светлова



 




sitemap