Любовные романы : Короткие любовные романы : Любовь под Рождество (Сборник) Untitled : Ли Майклс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу

Три новых любовных романа, публикуемых под одним переплетом, объединены и общей темой — действие в них происходит под Рождество. Сюжеты, разумеется, разные, но Дед Мороз, или Санта-Клаус, или Рождественский дед — зовите его, как хотите, — играет здесь важную роль, перенося героев из будничной жизни в мир праздника, сказки, предновогоднего волшебства.

Ли Майклс

Деловая женщина и Дед М ороз

ГЛАВА ПЕРВАЯ

У Брэнди Огилви был трудный день. Партия рождественских товаров — мерцающих лампочек, нарядной оберточной бумаги и елочных украшений — должна была прибыть еще утром, но застряла где-то между складом и магазином, так что Брэнди битых два часа просидела на телефоне, безуспешно пытаясь найти пропажу.

В то же утро внезапный тяжелый грипп свалил шестерых ее работников и грозил к концу недели уложить остальных — в первый понедельник декабря такая перспектива никак не вселяла бодрости. Шла решающая вторая неделя бурной предрождественской торговли, а Брэнди заведовала не какой-нибудь лавкой уцененных товаров — огромным универмагом торговой фирмы «Тайлер-Ройал» в городе Оук-Парк, штат Иллинойс. Сейчас она особенно дорожила каждой парой рабочих рук.

Ко времени ланча неприятностей накопилось столько, что хватило бы на целый день, но стоило Брэнди зайти в чайную комнату и поднести ко рту горячий сандвич с бастурмой, как раздался голос ее секретарши, срочно вызывавшей начальницу в кабинет. Вздохнув, Брэнди двинулась к выходу с надкушенным сандвичем в руках, но у самой двери двое мальчуганов, игравших в салочки вокруг столов, врезались прямо в нее. Горчица с сандвича фонтаном брызнула на новую шелковую нежно-кремовую блузку Брэнди.

— Ох… — выдохнула она. — Что вообще здесь делают дети? И где их родители?

Ответа Брэнди ни от кого не ждала и вздрогнула, когда прямо у нее над ухом прозвучал голос:

— Да вон они, мирно пьют кофе и думать не думают о том, что вытворяют их чада. — Кейси Эмос, заведующая отделом рабочей и спортивной женской одежды, потянулась к ближайшему столу и подала Брэнди льняную салфетку.

— Надо вообще запретить детям появляться здесь! Есть же кафетерий внизу — для них ведь его и открывали.

— Тебе надо спокойно сесть и съесть что-нибудь существенное, — поставила диагноз Кейси.

— Дело совершенно не в том, что и где я ем, а в сезоне. Между нами, девочками, Кейси, я терпеть не могу рождественские праздники.

— Разве такой настрой подобает директору универмага «Тайлер-Ройал»? Ты что, не помнишь указание Росса Клейтона на последнем совещании, всего неделю назад?

Кейси встала в позу, изображая генерального директора их торговой сети, и заговорила басом:

— Всегда помните: Рождество — это паровоз, везущий за собой целый поезд розничных продаж. С настоящей минуты и до Сочельника мы должны сделать треть нашего годового оборота. За эти шесть недель каждый из наших покупателей наверняка хоть раз войдет в двери наших магазинов. Хватайте покупателя, и пусть никто не уйдет от вас неосчастливленным!

Брэнди притворно нахмурилась:

— Так ты думаешь, наш дорогой шеф был бы недоволен, если бы я отшлепала этих сопляков?

— Дорогая моя, ты вряд ли их поймаешь, — откровенно призналась Кейси. — Если б ты правильно питалась и получала витамины, я, может быть, и поставила бы на тебя в этих скачках, а так…

Брэнди засмеялась.

— Ладно, в следующий раз возьму салат. Поделом мне — не надо было есть на бегу.

Однако вернуться на работу в запачканной блузке Брэнди не могла. Придется ее секретарше подождать еще несколько минут. Брэнди зашла в салон «Элегантность» — отдел модной женской одежды — и купила взамен испорченной точно такую же блузку.

Продавщица занесла расход на кредитную карточку Брэнди и предложила отдать грязную блузку в химчистку.

— Может быть, уже и поздно, миссис Огилви, — сказала она. — Горчица — въедливая штука. Но мы сделаем все, что сможем.

Брэнди приколола на грудь свой директорский знак — белую гвоздику, взяла квитанцию и кошелек и, мысленно решив непременно отметить внимательную продавщицу, направилась к эскалатору.

Приведя себя в порядок, она сразу приободрилась. В конце концов, Рождество — это только состояние души. Через какие-нибудь четыре недели праздничный сезон закончится. Она выдержит нагрузку этих дней точно так же, как выдерживала каждую зиму в последние шесть лет. Это часть работы, только и всего. Придет день, когда она поднимется по лестнице успеха на следующую ступень корпоративной иерархии и ей больше не придется иметь дело с праздничным безумием.

В главном универмаге «Тайлер-Ройал» в деловом центре Чикаго административные помещения занимали целых два этажа. Но в остальных магазинах торговой сети — даже в таких больших пригородных универмагах, как этот, — площадь ценилась на вес золота, и управляющим приходилось довольствоваться гораздо более скромными помещениями. Кабинет Брэнди был зажат между комнатой отдыха персонала и кладовой в конце узкого коридора на самом верхнем этаже, а стол ее секретарши занимал крошечную нишу сразу за дверью кабинета.

Секретарша явно вздохнула с облегчением, увидев наконец свою начальницу. Неудивительно, подумала Брэнди, что тесная ниша казалась еще меньше, чем обычно: единственный стул для посетителей был занят.

— Извини, что я так долго, Дора, — быстро сказала Брэнди. — У меня была небольшая авария, пришлось сменить блузку… Я забыла о какой-то встрече?

Она не помнила, чтобы в расписании на сегодня стояла встреча с поставщиком или коммивояжером, и потом, посетителей такого рода Дора обычно проводила прямо в кабинет, а не засовывала в свой тесный грот. Но тогда кто же это?

Посетитель поднялся, и Брэнди невольно залюбовалась грациозностью его движений. Она сама была немаленького роста, но сейчас ее нос едва не уткнулся в узел его галстука — черного галстука на белой рубашке в треугольном вырезе свитера с рельефным черно-белым рисунком. Глаза у него тоже были почти черные — или это так казалось из-за драматического одеяния? И его блестящие, густые и мягкие волосы тоже были черного цвета.

— Он ждет вас, миссис Огилви, — вполголоса сказала Дора. — Говорит, что он ваш новый Дед Мороз.

Брэнди моргнула и еще раз посмотрела на незнакомца. Немного за тридцать, определила она. В волосах — ни одной седой нити; широкоплеч, безупречно строен; черты лица не лишены приятности, хотя слишком правильные, чтобы это лицо можно было назвать привлекательным. Для работы Дедом Морозом она обычно искала людей с несколько иной внешностью. Этот подходил скорее на роль манекена — большого, уличного, стоящего у входа в магазин, но уж никак не годился в дублеры старому доброму Санта-Клаусу[1].

Впрочем, подумала Брэнди, все это он мог бы и сам сообразить — если, конечно, не страдает какой-нибудь манией. Может, посетитель думает, что он на самом деле Дед Мороз?

— Ты вызывала охрану, Дора? — негромко спросила она.

Как ни тихо говорила Брэнди, незнакомец ее расслышал.

— Нет необходимости, мисс Огилви.

Его низкий, мягкий, приятный голос звучал успокаивающе. Голос как раз годился для избранной им роли. Но все остальное…

Дора покачала головой: у него был решительный вид, но не угрожающий.

Насчет его решимости у Брэнди сомнений уже не осталось. Она повернулась к посетителю:

— Я миссис Огилви, с вашего позволения. И если вы ищете работу…

Покосившись на ее левую руку, где на безымянном пальце сверкала целая бриллиантовая гроздь, он твердо посмотрел Брэнди в глаза:

— Это не вопрос поисков, миссис Огилви. Я — ваш новый Дед Мороз.

— Извините, что не узнала, — сухо ответила Брэнди. — Это, должно быть, потому, что вы не в униформе.

Брэнди заметила, как в глазах у него зарождалась улыбка. Это была вполне приятная улыбка, небыстрая и непринужденная. Она освещала все лицо, на котором вдруг заблестели белые зубы и неожиданно появилась ямочка на левой щеке.

Дора откашлялась:

— Кроме того, миссис Огилви, мистер Клейтон на проводе.

Она произнесла имя с той почтительностью, которая звучала в голосе большинства работников «Тайлер-Ройал» при упоминании генерального директора.

Брэнди слегка нахмурилась:

— И ты заставляешь его ждать? Почему же сразу не сказала?

— Он не велел беспокоить вас, пока вы не освободитесь.

Брэнди нахмурилась еще больше: это не предвещало ничего хорошего. Росс Клейтон был разумный и внимательный начальник, но такое чрезмерное почтение к рабочему расписанию директоров было ему не свойственно.

— Я отвечу немедленно. — Брэнди еще раз обернулась к странному Санта-Клаусу: — Так или иначе, прием на работу не в моей компетенции. Вам лучше обратиться к директору по кадрам — третья дверь направо по коридору.

Она закрыла за собой дверь, даже не посмотрев, ушел ли посетитель, и подняла трубку:

— Росс, извините, что заставила вас ждать.

— Нет проблем. Речь идет о своего рода одолжении, так что я не хотел беспокоить вас во время ланча.

— Пусть это вас не тревожит. Если кто меня и беспокоил сегодня, то уж никак не вы. Чем могу быть полезна?

— Я сегодня подошлю к вам одного человека…

Брэнди закрыла глаза.

— Очень высокий? — спросила она осторожно. — С черными волосами и очаровательной улыбкой, из-за которой не сразу замечаешь, что он слегка тронутый?

— Похоже на Зака. Он уже появился?

Брэнди потерла переносицу.

— О да, он здесь.

— Он вообще-то расторопный парень. Можете сразу включить его в работу. Я знаю, вам лишний Дед Мороз никогда не помешает.

— При всем моем уважении к вам, Росс, мне не нужен Санта-Клаус. Я уже наняла троих отличных Дедов. Их работа расписана до Сочельника включительно и…

— Я слышал, грипп свирепствует. Что, если кто-нибудь из них сляжет?

— Как раз на этот случай я и наняла сразу троих, Росс. Все они — неподдельные дедушки с настоящими седыми бородами и натуральной сединой в волосах. Они даже примерно одного роста все трое, так что сгодится один костюм на всех. А где, скажите, я возьму костюм Санта-Клауса для вашего Голиафа? К тому же дети — въедливые зрители. Если я просто приклею к щекам вашего друга пару пачек ваты, от этого он еще не станет выглядеть правдоподобно!

— Я знаю ваш упрямый характер, Брэнди, но окажите мне любезность…

Брэнди чуть не застонала.

— Попробую угадать, — решительно начала она. — Это ваш старый друг, у него в жизни черная полоса, и вы ищете ему работу.

— У него как раз сейчас появились кое-какие проблемы, — согласился Росс.

— Так я и знала.

— Это только на сезон, Брэнди. Только до Рождества.

— Мне не нужен Санта-Клаус, — пробормотала Брэнди. — Мне нужен заместитель и еще шесть продавцов, способных работать в любом отделе.

— Что?

— Так… ничего. Это приказ, Росс?

— Брэнди, вы знаете, я стараюсь предоставлять своим директорам как можно более широкие полномочия. Я почти никогда не отдаю прямых указаний по вопросам, касающимся отдельных магазинов.

— Значит, приказ. Хорошо, Росс, считайте, что он принят.

Она положила трубку и несколько секунд сидела уронив голову на руки. Потом кулаком включила селектор.

— Дора, посетитель все еще здесь?

— Да, — секретарша говорила почти шепотом, — он не уходил.

— Ничего удивительного. Впустите его.

Из-за стола Брэнди наблюдала, как он пересек узкую комнату и сел напротив. Он двигался легко, как атлет, владея каждым мускулом. Интересно, он танцует? — подумала Брэнди. Есть что-то в его манере двигаться…

Как будто это имеет значение, одернула она себя. Брэнди рассматривала его свитер с вывязанным витым орнаментом и брюки в мелкую шашечку. Все это он носил вполне непринужденно, так что Брэнди пришлось отбросить закравшееся было предположение, что Росс приодел друга у себя в универмаге, прежде чем отправить его в Оук-Парк. Одежда была не новая, с иголочки, но дорогая — Брэнди без труда определила на глаз качество костюма. Если этот человек и переживал трудные времена, то начались они совсем недавно.

Она взяла ручку и стала бесцельно чертить на полях своего настольного блокнота. Получился квадрат.

— Росс сказал, вас зовут Зак?

— Точно. И я с восторгом разрешу вам так меня называть, если вы в ответ сообщите свое имя.

Брэнди смотрела невозмутимо, только прищурилась:

— Не дерзите. Меня могли вынудить дать вам работу, но никто не заставит меня сделать ее легкой.

Он склонил голову. Брэнди не могла не заметить в этом покорном жесте изрядной доли иронии.

— Зак Форрест, к вашим услугам.

— Так уже лучше. Мистер Форрест, я уверена, вы понимаете, что Росс не предоставляет лично работу каждому клерку в магазинах корпорации. Это дело директоров. А мне в данный момент не нужен Санта-Клаус. Кто мне действительно необходим, так это продавцы в торговых залах — приказчики, помогающие покупателю выбрать то, что ему нужно. Если такая работа вас интересует, я могу сейчас же отправить вас для обучения в отдел мужской рабочей и спортивной одежды, и…

Он покачал головой:

— Росс послал меня сюда в качестве Деда Мороза.

— Я же вам только что объяснила… — Брэнди перевела дух. — Послушайте, я уверена, Росс хотел как лучше. Но он не знает конкретно, как обстоят дела здесь, на месте.

Замечательно, сказала она себе. Не хватало еще, чтобы приятель Росса пошел и рассказал ему, что директор магазина в Оук-Парке уверена, будто он понятия не имеет о том, что происходит в его торговой сети.

— Я хочу быть Дедом Морозом, — сказал Зак Форрест. — Только Дедом Морозом. Больше никем.

Если бы не глубокий бас, которым все это произносилось, Брэнди готова была поклясться, что слышит голос заупрямившегося трехлетнего ребенка.

— А иначе — что? — спросила она, не веря своим ушам. — Вы наябедничаете на меня Россу? Я не знаю, какого рода влияние вы на него имеете…

— Я бы не сказал, что это собственно влияние, — произнес он задумчиво.

Брэнди оставила эту тему:

— Как бы то ни было — почему он послал вас именно ко мне?

Зак пожал плечами:

— Он сказал, что из всех универмагов «Тайлер-Ройал» в вашем больше всего покупателей, желающих пообщаться с Санта-Клаусом.

— Отчасти потому, что я тщательно подбираю людей для этого участка работы.

Брэнди остановилась. Что я делаю? Разъясняю этому типу свою кадровую политику?

Он угостил ее новой растянутой нахальной улыбочкой:

— А мне показалось, вы говорили, что прием новых работников вне вашей компетенции, миссис Огилви.

— Ну знаете, при таких манерах неудивительно, что вы лишились места. — Брэнди встала. — Вы можете явиться к директору по кадрам и заполнить бумаги. Не забудьте оставить свой телефон. Чтобы найти костюм Санта-Клауса вашего размера, потребуется некоторое время, так что…

Зак Форрест тоже встал. Брэнди смерила его недружелюбно-оценивающим взглядом с головы до отполированных черных ботинок-мокасин и обратно, надеясь поставить нахала на место, но он даже глазом не моргнул. Просто стоял себе спокойно и смотрел ей в лицо, пока она оглядывала его.

Брэнди договорила:

— … мы позвоним вам, как только сможем все для вас приготовить. Не ждите звонка раньше чем через несколько дней, потому что, я уверена, найти костюм для вас будет…

— Проще простого, — прервал ее Зак. — Он у меня с собой. В машине. Я могу начать работать сегодня же после обеда. — Глаза его сверкнули: — То есть если вам будет угодно.

Брэнди была захвачена врасплох.

— Заполните для начала все бумаги, а там посмотрим, — сказала она наконец. — Я позвоню директору по кадрам и скажу, что вы к нему идете.

Он улыбнулся уголком рта, видимо довольный, но не произнес ни слова. Только у дверей остановился и обернулся.

— Все-таки одно вы мне должны, — сказал он кротко.

Брэнди, набиравшая уже номер, уставилась на него с разинутым ртом:

— Одно — что? Послушай, приятель, если ты думаешь, что это ты мне делаешь одолжение…

— О нет, я ценю все, что вы для меня сделали. — Где-то в глубине мягкого баса звучала чуть слышная ироническая нотка. — Я только хотел сказать, что честно заработал право на такой же долгий взгляд.

— Что-что?

— Ну, право оглядеть вас так же тщательно, как вы изучали меня, миссис Огилви. Я оставляю его за собой до лучших времен.

Он по-военному отдал честь и старательно закрыл дверь.

Брэнди опустилась в кресло. Если так пойдет дальше, дорога до Рождества будет долгой.

Брэнди никак не могла сосредоточиться. Воспоминание о ненормальном Деде Морозе отвлекало ее от работы. В конце концов она затолкала бумаги в ящик стола и отправилась в свой ежедневный обход.

Еще будучи стажером, Брэнди приучилась часто и, главное, неожиданно заглядывать то в один, то в другой отдел, чтобы убедиться, что работники правильно выполняют все инструкции. Со временем это стало хорошей привычкой. За два года своего директорства в Оук-Парке Брэнди избежала многих крупных неприятностей, решая возникающие проблемы в самом начале, пока с ними еще легко справиться. Не в последнюю очередь благодаря этому ее магазин был одним из самых прибыльных в торговой сети «Тайлер-Ройал».

Хотя, если генеральный директор будет и дальше присылать работников, которые ей не нужны и неприятны, от ее достижений скоро ничего не останется. Что это, в самом деле, нашло на Росса Клейтона? Зак Форрест утверждал, что не имеет на него никакого влияния, но Брэнди этому ни на минуту не поверила. Она только терялась в догадках, какого характера могло быть это влияние.

Обычно по понедельникам в магазине бывало затишье, но этот рождественский сезон явно обещал быть самым бурным из всех, какие Брэнди пришлось видеть, и, несмотря на «неторговый» день, народу в магазине было полно.

Одни покупатели еще только любовались рождественскими елками, которые с двух сторон стройными рядами обрамляли центральный вход, как бы приглашая публику войти и рассмотреть все получше. Другие были уже тяжело нагружены пакетами и коробками с сине-серебряным фирменным знаком «Тайлер-Ройал». В отделе игрушек несколько женщин не спеша выбирали подарки, а рядом дети выстроились в очередь к огромному креслу, стоящему прямо перед разукрашенным фасадом Мастерской Санта-Клауса.

Стоп, сказала себе Брэнди. Сейчас не должно быть Деда Мороза на дежурстве. Он заступает только вечером, когда дети вернутся из школы и вместе с родителями смогут прийти в магазин.

Она остановилась у ограды, окружающей Мастерскую Санта-Клауса и помогающей сдерживать напор детской очереди в часы пик. Сейчас, впрочем, было тихо. Набралось не больше дюжины ребятишек, желающих поговорить с человеком в красной шубе, который удобно расположился в огромном, как трон, кресле и уже держал на каждом колене по малышу.

Брэнди подошла к ближайшему пункту выдачи товаров и набрала номер директора по кадрам:

— Вы назначили нового Санта-Клауса на работу сегодня в дневную смену?

В голосе директора послышалось изумление:

— Нет, конечно. Я выдал ему должностную инструкцию и сказал, что мы позвоним, как только составим новое расписание, с его участием, — в точности как вы велели.

— Так я и думала, — пробормотала Брэнди, кладя трубку.

Когда она снова подошла к Мастерской Санта-Клауса, двое мальчишек как раз слезли с его колен, а маленькая девочка забралась. Брэнди оперлась на перила и с минуту наблюдала за происходящим. Ей пришлось признать, что Зак Форрест оказался не таким плохим Дедом Морозом, как она предполагала. Правда, он был все же слишком худым, хотя явно подложил ваты под шубу на талии, и даже издали было видно, что борода у него фальшивая. Но он как-то сумел превратить свои черные брови в седые и костюм у него был отличный — тяжелый красный бархат, отороченный вроде бы настоящим белым мехом. И сапоги, и ремень на поясе тоже не полиэтиленовая дешевка, а самая лучшая черная кожа, натертая до блеска. Из того же материала была обложка тетрадки, лежавшей на его правом колене.

Тетрадь? Брэнди не верила своим глазам. Что, скажите на милость, он мог там записывать? И вообще, что он делает здесь, не дождавшись ее указаний? Чем быстрее она разберется с этим мятежным работником, тем лучше.

Брэнди проскользнула в калитку и прошла к началу очереди.

— Мне надо с вами поговорить, — шепотом сказала она.

Зак не обратил на нее ни малейшего внимания. Он был весь сосредоточен на ребенке, которого держал на коленях. Это была девочка лет четырех, она весело болтала на языке, который Брэнди вполне могла бы посчитать иностранным. Некоторое сходство с общепринятым английским просматривалось, однако весьма незначительное. Но Зак, хотя и морщил бровь, тоже, видимо, не без труда понимая девочку, время от времени записывал в тетрадку что-то из того, что она говорила.

— Вы меня слышали? — вполголоса спросила Брэнди.

Зак поднял глаза и оглядел очередь.

— Конечно. Увидимся, когда я закончу с детьми.

Брэнди изо всех сил прикусила язык, чтобы не рявкнуть тут же: «Вы уволены!» Только присутствие десятка детей и их родителей удержало ее.

И Брэнди стала ждать, стараясь не притопывать от нетерпения, пока он спускал с колен девочку, манил к себе следующего ребенка и заводил беседу… Этак он до вечера будет возиться с дюжиной малышей, думала она. В этом, несомненно, его замысел — тянуть резину, пока Брэнди не надоест ждать.

Она закрыла калитку, чтобы больше никто не становился в очередь, и вывесила табличку: «Санта-Клаус кормит своих северных оленей. Скоро придет». Это объявление ее Деды Морозы всегда вывешивали на время перерывов в работе. Потом она вернулась к гигантскому креслу и встала рядом. На коленях у Зака сидел очередной ребенок, а его мама пятилась назад с фотоаппаратом.

Наконец очередь иссякла. Брэнди подождала, пока последний ребенок отошел достаточно далеко, чтобы не услышать их, и повернулась к Заку:

— Что вы здесь делаете?

— Мне кажется, это ясно — яснее некуда.

— Вам было сказано, что мы позвоним, как только подготовим для вас расписание!

— И когда же именно это должно было произойти, миссис Огилви? Вам, я думаю, не составило бы труда найти причину, чтобы вовсе не звонить мне. Поэтому, увидев, что сегодня днем дежурный Санта не назначен, я решил выйти на работу.

— Вы что, не понимаете? Мы несем ответственность перед покупателями, мистер Форрест! Вы не можете так просто прийти и начать работать, безо всякого обучения.

— Да чему тут учиться? Ваш директор по кадрам дал мне список всех ваших правил. Запомнить их несложно. Вот, послушайте: не обещать детям в подарок никаких определенных игрушек, если родители не подали вам знака, что они согласны. Вместо этого сказать: «Посмотрим». Не реагировать на просьбу подарить маленького братика или сестричку. Просто сделать вид, что не слышишь. Не пользоваться сильно пахнущим одеколоном и туалетной водой после бритья. Не давать конфет без разрешения родителей. Каждый день перед началом работы обойти отдел Страна игрушек, чтобы ознакомиться с ассортиментом. Помогать детям взобраться к тебе на колени, но не поднимать их самому — так меньше вероятность напугать малышей… — Он помолчал. — Да и покалеченных Санта-Клаусов будет, несомненно, меньше, если они не станут перенапрягать спины, целый день поднимая с полу ребятишек.

— Это предложение могло бы исходить от юридического отдела корпорации, — холодно сказала Брэнди. — Но я не понимаю, при чем тут…

— Точно, звучит похоже.

Она повысила голос:

— Дело в том…

— Дело в том, что остальные девяносто пять правил у меня точно так же от зубов отскакивают — так почему бы мне не работать? Почему дети должны быть лишены возможности поговорить с Санта-Клаусом только из-за того, что им случилось зайти в магазин в понедельник днем?

Брэнди скрестила руки на груди и вздернула подбородок:

— Между нами, похоже, есть принципиальное расхождение в вопросе о том, кто здесь главный, мистер…

— Осторожно! — Зак поднял руку, предупреждая: девочка остановилась у закрытой калитки, с надеждой глядя на него.

— … Клаус, — сквозь зубы процедила Брэнди. — Наверное, нам лучше продолжить разговор в другом месте.

Зак щелкнул пальцами:

— Это мысль, миссис Огилви.

Было около трех часов. В кафетерии в это время почти пусто.

— Не поговорить ли нам за чашечкой кофе, — предложила Брэнди.

Зак встал, и девочка у калитки явно расстроилась.

— Ты скоро вернешься, Санта? — крикнула она. — Долго будешь кормить своих оленей?

— Всего несколько минут, — ответил Зак. — Я сейчас вернусь.

— На вашем месте я бы ничего не обещала, — проворчала Брэнди.

Время ланча давно закончилось, в кафетерии сидели всего несколько покупателей, попивая прохладительные напитки и давая отдых ногам, а заодно проверяя по спискам, все ли покупки сделаны.

Пока Зак наливал две чашки кофе и относил их на столик в углу, Брэнди погрузила на поднос сливки, сахар и салфетки и попросила все записать на ее счет.

— Санта-Клаус, я полагаю, денег с собой не носит, — сказала она, опуская нагруженный поднос на стол.

— Отчего же? Ношу. Но ведь это вы меня пригласили на свидание, а судя по тому, как сильно задела вас моя ошибка, когда я назвал вас «мисс», вы, должно быть, из тех, кто считает оскорблением попытку заплатить за них в кафе. И все же я буду счастлив придвинуть вам стул, если, конечно, это вас не обидит.

— Садитесь, — приказала она.

Но он все-таки придвинул ей стул прежде, чем усесться напротив нее.

Брэнди размешивала сахар в кофе и задумчиво оглядывала Зака.

— У меня такое чувство, как будто я попала в сказку «Чудо на Тридцать четвертой улице», — пробормотала она.

Зак улыбнулся.

Улыбка, сверкнувшая на смуглом лице над белейшей бородой, на миг ослепила Брэнди. Ему идет красное, подумала она рассеянно. Костюм был насыщенного густо-рубинового цвета; рубиновые отблески играли на скуластом лице.

— Если это вежливая попытка выяснить, не думаю ли я, что я в самом деле Дед Мороз, — нет, Брэнди, я так не думаю.

— Ну что ж, уже легче… Постойте! Откуда вы знаете, как меня зовут?

Зак наклонился к ней с заговорщическим видом:

— Вы поверите, если я скажу, что использовал свой рентгеновский взгляд для просвечивания ящиков картотеки в кабинете директора по кадрам?

— Нет.

— Вот и хорошо. Мы установили две вещи. Первое: я не думаю, что я — Супермен или Дед Мороз, и второе: вы признаете, что я не псих. Вот мы уже к чему-то и пришли.

— Мы пришли в тупик. Я ведь, знаете ли, могла и уволить вас за сегодняшний фокус. Вы не имеете права просто так разгуливать по магазину и сами себя назначать на работу только потому, что, по-вашему, ее надо сделать.

— Я вовсе не жду от вас платы за мою сегодняшнюю работу. Это было что-то вроде раздачи бесплатных образцов продукции в рекламных целях: я хотел показать вам, как хорошо могу справиться с этой работой. Признайтесь, у меня неплохо выходит.

Брэнди вовсе не хотелось ничего такого признавать, хотя и отрицать было трудно.

— Мы говорим не об этом, вам не кажется?

— Не кажется, — Зак откинулся назад на стуле. — Скажите честно: вы бы мне позвонили?

— Не прямо я, это не моя обязанность. Но я бы проверила, что директор по кадрам имеет вас в виду.

— Большое утешение, — саркастически усмехнулся он. — Я бы тогда попал на работу как раз в Сочельник.

— Вы должны помнить, что трудовой стаж в нашей компании у вас пока нулевой. Ваше знакомство с Россом здесь ничего не меняет, и будет только справедливо, если я стану в первую очередь считаться с теми троими Санта-Клаусами, которых наняла раньше.

— Вот видите? Поэтому я и счел необходимым самому найти себе рабочее время.

— Послушайте, мистер Форрест, я не могу позволить моим работникам самим составлять для себя расписание, не считаясь с интересами магазина в целом.

— Но я как раз считаюсь с ними. Уже около дюжины ребят ушли из вашего магазина более счастливыми, чем они были бы, не работай я сегодня днем. И их было бы уже вдвое больше, если бы вы позволили мне трудиться, а не затащили сюда пить кофе. Так что, с вашего разрешения, я хотел бы вернуться к своим обязанностям.

Он отодвинулся от стола и встал.

— Ваше знакомство с генеральным не означает, что вы можете вводить собственные правила, — предупредила она.

Он смотрел на нее, подняв седые брови, с выражением страдальческого долготерпения на лице. Брэнди заколебалась. Самовольный выход на работу был, конечно, вопиющим нарушением. Но в то же время она не могла не признать, что уволить за одно это, пожалуй, нельзя. Было бы сложно объяснить Россу Клейтону, что же такого ужасного совершил его друг, вызвавшись поработать бесплатно, чтобы зарекомендовать себя.

Зак Форрест между тем смотрел на нее так, как будто точно знал, о чем именно она думает. Он стоял у стола с надменным видом, явно ожидая, когда она признает свое поражение.

Брэнди сдалась.

— Но вы больше не будете самовольно выходить на работу?

Зак склонился к ней:

— Как насчет того, чтобы о каждом моем выходе предупреждать вас?

— Я вовсе не это имела в виду.

Он слегка улыбнулся:

— Я не сомневаюсь, что вы разрешите эту проблему. А пока вы знаете, где меня искать.

Он замешкался на миг уже только у двери, которую вежливо придержал, пропуская двух пожилых леди.

Брэнди не понадобилось считать до десяти, чтобы взять себя в руки. Вместо этого она считала дни, остающиеся до Рождества.

ГЛАВА ВТОРАЯ

В тот вечер Брэнди ушла из универмага уже перед самым закрытием. Вечерняя суета начинала стихать. На стоянке перед огромным пассажем, через который покупатели входили в магазин, таяли ряды автомобилей. Воздух был свежий, морозный. Она знала, что могла бы увидеть звезды, если бы не плотные ряды мощных фонарей, разгоняющих темноту зимней ночи. Сегодня снега не будет.

В нескольких милях от магазина в большом жилом комплексе, где жила Брэнди, светились окна почти всех квартир. Тут и там мерцали огоньками елки, вспыхивали и гасли крошечные красные, золотые, зеленые, белые лампочки. Почти каждая дверь была украшена венком из колючих веток, игрушечным Санта-Клаусом или картинкой, изображающей библейскую сцену Рождества.

Проходя к своей двери, Брэнди услышала звуки рождественских гимнов. От этой музыки у Брэнди начинала болеть голова. Не то чтобы она была невыносимо громкой — но такой мучительно отчетливой и такой неотвратимой… Праздник не знает удержу, думала Брэнди.

Зато в ее жилище было темно и тихо. Со вздохом облегчения закрыв за собой дверь, она зажгла свет, включила классическую музыку, налила себе бокал хереса и села на диван, наслаждаясь покоем.

Комната, уютная, как кокон, успокаивала ее. Мягкая мебель, обитая неяркой тканью с едва намеченным рисунком, гравюры в изящных рамках на стенах, выкрашенных в нейтральный цвет, толстый пушистый ковер, смягчающий каждый шаг. Комната дышала покоем и выглядела в эти дни так же, как и все остальные одиннадцать месяцев в году, — за это Брэнди ее особенно любила.

Ни тебе елок, ни мишуры, ни рождественских веток омелы. По крайней мере здесь Брэнди была избавлена от знаков и запахов надвигающегося праздника. Здесь она могла не слушать бесконечных рождественских гимнов. Собственно, устроившись поуютней в своей комнате, она могла даже сделать вид, что никакого праздника вообще нет.

А после такого денька, как сегодняшний, это было великое благо. Она откинулась на мягкую спинку дивана и закрыла глаза. И как только она справится с этим новым Дедом Морозом?

За те два года, что она проработала директором универмага в Оук-Парке, Брэнди ни разу не нанимала подобного сотрудника, это уж точно. Она даже ни разу не слыхала о работнике, который бы сам себе назначал рабочее время, не обращая внимания на существующее расписание, не подчинялся директору и вообще вел себя так, как будто он знает дело лучше ее.

Правда, она также ни разу не нанимала друга своего босса. Неплохо было бы позвонить Россу Клейтону и спросить, чем именно его шантажирует Зак. Это должно быть что-то совершенно исключительное, судя по тому, как твердо этот человек рассчитывает на особое к себе отношение. Брэнди, хоть убей, не могла вообразить что-либо достаточно ужасное.

Она допила херес и побрела на кухню в надежде откопать в морозильнике что-нибудь, с чем не будет особой возни. Выбирать было уже почти не из чего. Придется в ближайшие дни выкроить время и заехать в супермаркет. Только надо успеть до выходных, а то к концу недели в магазинах опять начнется столпотворение.

Зазвонил телефон. Она скорчила гримасу и хотела было прикинуться, что ее нет, но потом все же со вздохом подняла трубку. Мало ли, вдруг звонят из службы охраны ее магазина?

Это была Кейси Эмос.

— Я видела тебя сегодня днем с новым Санта-Клаусом. Что происходит, Брэнди?

— Мы разговаривали. А что?

— Слышала бы ты, какие поползли слухи!

— Кейси, я уже очень давно не интересуюсь сплетнями.

— Ладно, тогда я тебе ничего не скажу, — бодро согласилась Кейси. — На самом деле это просто анекдот. Но послушай, я видела, как между вами пробегали электрические разряды!

— Единственное, что ты могла увидеть, — это вспышки гнева.

— А, так это правда, что Росс заставил тебя нанять его?

Брэнди старалась не повышать голоса:

— Хотела бы я знать, кто пустил этот слух.

— Да ты же и пустила, только что, когда сказала, что он тебя раздражает. Если бы ты наняла его по своей воле, а он тебя так разозлил — он оказался бы на улице в ту же минуту.

Брэнди чуть не откусила себе язык. Еще вчера ей хватило бы ума подумать, прежде чем говорить, и она бы не попалась в ловушку Кейси… Итак, Зак Форрест нанес еще один удар. Если так пойдет дальше, к Рождеству у нее не останется ни капли здравого смысла.

— Вместо этого, — продолжала Кейси, — он отработал свою смену и пошел домой. Собственно, поскольку я тоже в это время уходила, он проводил меня до машины.

— Поздравляю.

— Он очень мил. Но я не почувствовала тех искр, которые летали вокруг вас сегодня в кафе, так что не волнуйся.

— И как только я терплю тебя, Кейси?

— Это потому, что я твоя лучшая заведующая отделом, и в следующем году, когда я получу собственный магазин, ты будешь плакать, расставаясь со мной.

— Это верно. Но…

— А еще потому, что я совсем не болтлива. Я никому ни слова не скажу о том, в чем ты мне призналась сегодня вечером.

— Так, значит, я открыла тебе душу? А я и не знала, — съязвила Брэнди. — Если ты звонишь только за этим — ценю твою заботу, но…

Голос Кейси стал серьезнее:

— Нет, я, собственно, хочу сверить с тобой меню для нашего праздничного рождественского вечера. Осталось всего две недели, так что заказывать провизию надо прямо сейчас.

— Кейси, ты знаешь: мне все равно, что будет на столе.

— Мы можем уложиться в ту же сумму, что и в прошлом году, если не будем заказывать креветки.

— Но ведь ты говорила, что в прошлом году наши сотрудники были в восторге от креветок.

— Да, но с тех пор все так подорожало, а ты не велела выходить за рамки бюджета…

— Бери креветки. Я сама за них заплачу. Только никому не говори, ладно?

— Так ты, пожалуй, подорвешь свою репутацию самой большой скряги в торговой сети. Я и мечтать не смела о таком. Может быть, в этом году ты поучаствуешь и в подарочной лотерее?

— Нет, конечно. Почему, ты думаешь, я настаивала на том, чтобы участие было добровольным?

— Все равно ты, похоже, стала слегка помягче. Может, это влияние Деда Мороза? Кажется, он тебя вдохновил.

Брэнди заскрежетала зубами.

— Единственное, на что меня вдохновил мой новый Дед Мороз, — это ярость.

— Я не имела в виду никого определенного, — промурлыкала Кейси. — Я говорила вообще о духе Рождества. Но ты решила, что речь идет о твоем новом Деде Морозе. Как это интересно, что ты сразу о нем подумала!


Бывали моменты, когда стесненность кабинета Брэнди оказывалась его преимуществом. Брэнди заметила, что собрания и совещания имеют тенденцию проходить в хорошем темпе, если их участники сидят на полках этажерок и каталожных ящиках.

До открытия магазина оставалось еще несколько минут, а совещание с заведующими всех отделов универмага, проходившее, как обычно, во вторник утром, уже приближалось к концу, когда в кабинет вошла Дора и, не говоря ни слова, подвинула Брэнди через стол полоску бумаги.

Брэнди развернула записку, вполуха продолжая слушать доклад заведующей отделом электроники. «Миссис Таунсенд из универмага в Канзас-Сити просит ей позвонить», — написала Дора своим узким, аккуратным почерком.

Странно, подумала Брэнди. Если бы дело было серьезное, Дора вызвала бы ее с совещания. А если нет, почему она не подождала, пока совещание кончится?

Тут Брэнди заметила вторую часть записки. «И ваш Дед Мороз только что забегал предупредить, что он выходит на работу сегодня утром», — сообщала Дора.

Брэнди вздохнула. Похоже, весь универмаг уже считает Зака Форреста ее собственным, персональным Дедом Морозом?

Она закрыла совещание и вслед за своими заведующими вышла из кабинета.

— Дора, миссис Таунсенд сказала, зачем звонила?

— Нет. Она просто просила перезвонить, когда вам будет удобно. Она в магазине весь день.

Дора осторожно заглянула в бумажку у Брэнди в руке.

— Я не знала, что делать с вашим Санта-Клаусом.

— И никто не знает, — призналась Брэнди.

— Я даже не совсем уверена, правильно ли я его поняла. Я спросила его, почему он просто, как все, не отметил время своего прихода на табель-часах вместо того, чтобы докладывать вам, а он сказал, что вы его ждете. Вот я и решила сразу вам сообщить.

Лучше б ты этого не делала, подумала Брэнди. Если бы она не знала, что там, внизу, в огромном кресле перед Мастерской Санта-Клауса сидит и мутит воду Зак, она могла бы просто заняться своим делом. Теперь же, когда она знала, надо было принимать меры — она не могла уже просто прикинуться, что забыла об этой проблеме. Ни один директор не допустит, чтобы новый работник сам составлял себе расписание, а его, директора, выставлял дураком. Если бы такая новость просочилась наружу, Брэнди Огилви стала бы посмешищем для всей торговой сети.

Но она провела почти всю ночь без сна, так и не придумав, каким образом можно запретить Заку Форресту делать только то, что ему хочется.

Она, конечно, могла бы ему не платить, но вряд ли это разумное решение — ведь он мог снова позвонить Россу Клейтону. В конце концов, он делал ту работу, на которую его наняли, а то обстоятельство, что он не вполне соответствовал требованиям Брэнди, вряд ли покажется Россу, как она подозревала, более важным теперь, чем накануне, когда она пыталась сразу отказаться от нового работника.

Что ж, если она не может от него отделаться, лучше будет назначить ему определенные часы работы. Так она хотя бы формально сохранит контроль над ситуацией.

— Дора, ты могла бы узнать, когда должен выйти на работу настоящий Дед Мороз?

— Конечно.

У Доры был слегка озадаченный вид.

— А еще лучше, пойди в комнату отдыха персонала, сделай копию расписания на ближайшую неделю и принеси мне. Да, Дора! Постарайся, чтобы никто не увидел, что ты делаешь.

Дора смутилась еще больше. Брэнди только улыбнулась и ушла в свой кабинет.

На время отогнав мысли о Заке, она села за стол, чтобы позвонить Уитни Таунсенд в Канзас-Сити. Брэнди любила поговорить с Уитни. Никогда не угадаешь, что она задумала. Может быть, хочет прислать на стажировку своих работников, а может — на рождественской вечеринке разыграть генерального директора. А поскольку она была не только директором магазина, но и вице-президентом всей торговой сети «Тайлер-Ройал», она могла себе позволить что угодно.

Со скоростью пулемета протрещали кнопки на телефоне — и вот уже Уитни взяла трубку.

— Как ты там? — сразу спросила она. — От тебя уже которую неделю нет вестей.

— Сама знаешь, какой сейчас сезон.

— Вот именно. Поэтому я и ждала звонка от тебя, пока рождественский сезон еще не набрал обороты. Разве ты не знаешь, что должна звонить своему ментору хотя бы раз в месяц?

В голосе слышалась улыбка, лишавшая вопрос всякой серьезности.

— Я пыталась, — живо отозвалась Брэнди. — Но не стала оставлять сообщение на автоответчике, когда звонила последний раз, поскольку в это время ты в Сан-Антонио занималась проблемами местного универмага.

— Ах, это. У Росса, кажется, сейчас нет аварийщика, вот меня и привлекли — помочь навести порядок.

— Я так и подумала. Во всяком случае, я не сомневалась, что забот у тебя хватает. Я звонила еще раньше, но ты была в отпуске на Гавайях. Твоя секретарша предлагала мне позвонить туда, но я же не совсем идиотка, чтобы беспокоить тебя в твой второй медовый месяц.

Уитни засмеялась:

— Трезвый ход мысли. Так у тебя — никаких проблем?

Брэнди вспомнила о Заке Форресте и вздохнула. Эту проблему она пока не в состоянии была даже выразить словами.

— Не больше, чем обычно.

— Это хорошо. Тем не менее я хочу лично убедиться, что у тебя все в порядке, так что в конце недели жди меня в гости. Не занимай вечер субботы, ладно?

Брэнди перекинула несколько страниц настольного календаря, собираясь записать…

— Я надеюсь, ты не имеешь в виду рождественскую вечеринку для руководителей корпорации? — медленно произнесла она.

— Именно ее я и имею в виду. И попробуй только не прийти.

— Уитни, ты же знаешь, что я эти вещи терпеть не могу.

— Да, знаю. Как знаю и то, что каждый год ты выдумываешь в свое оправдание новую сверхуважительную причину. Сказать по правде, Росс даже специально просил меня не назначать тебе свидание на празднике, чтобы посмотреть, как ты будешь выкручиваться на этот раз. У тебя уже так мало осталось времени на то, чтобы прислать свое очередное глубокое сожаление, что он ожидает получить настоящий шедевр извинительного жанра.

— Но ты, конечно, не прислушалась к его пожеланиям…

— Ну, это не было прямое указание, — рассудительно ответила Уитни. — Так что я его просто проигнорировала.

Хотела бы Брэнди вот так же смело игнорировать указания Росса, касающиеся Зака Форреста. Когда-нибудь, подумала она мечтательно, она тоже станет вице-президентом корпорации, и тогда такое ей будет позволено. Хотя сейчас от этого не легче.

— Может, лучше просто позавтракать вместе, Уитни? Ты же знаешь, на вечере нам все равно не дадут толком поговорить.

Дора открыла дверь и молча положила перед Брэнди рабочее расписание Санта-Клаусов.

— Я прилетаю в субботу после обеда и в воскресенье лечу обратно, — твердо сказала Уитни. — Так что либо мы встречаемся на вечере, либо вообще не увидимся. На мне, между прочим, тоже целый универмаг.

Брэнди сдалась.

— Раз так, я приду, чтобы повидать тебя. Но, надеюсь, ты не будешь настаивать на том, чтобы я еще и наслаждалась прекрасной вечеринкой.

Уитни только засмеялась в ответ.

Брэнди положила трубку и взялась за дед-морозовское расписание. Дора не ограничилась недельным календарем: она принесла график до самого Сочельника.

Над этим расписанием совсем недавно Брэнди трудилась как одержимая. Это был тщательно выверенный результат двухлетних наблюдений за покупательскими приливами и отливами. Всегда, когда в магазине ожидается большой наплыв детей, — днем ли, после школы, вечером или в выходные дни — их будет встречать Дед Мороз. И все эти часы были по справедливости распределены между тремя пожилыми, седовласыми, бородатыми работниками, которых Брэнди приняла на эту роль.

Теперь, чтобы освободить место для Зака Форреста, она должна все выбросить псу под хвост и начать сначала.

Ей хотелось зарычать. То есть чего ей действительно хотелось, так это спуститься в Страну игрушек и поставить фингал под глазом одному неукротимому Деду Морозу. Но это была прямая дорога к осложнению обстановки.

Она достала чистый бланк расписания и начала чертить квадраты.

По возможности соблюсти справедливость, стараясь при этом не обмануть ожидания людей, которых она наняла раньше, — вот будет задачка. Сказать по правде, от одной мысли о том, как она вызовет своих замечательных Санта-Клаусов и станет объяснять им изменение в расписании, у нее начиналась изжога. Вряд ли они будут счастливы, если им придется ни с того ни с сего пересмотреть все свои планы на месяц, и трудно их за это винить. А прямо сказать, что их расписание меняется из-за выскочки, который по случайности знаком с боссом, у нее язык не повернется.

Хотя… есть другой выход.

Она повертела старое расписание так и этак и, улыбнувшись, потянулась за красным маркером. Начертив несколько новых строк в расписании, она засунула его в карман пиджака и вышла из кабинета.

— Дора, я буду в Стране игрушек, надо поговорить с Дедом Морозом.

— Ни пуха ни пера, — пробормотала Дора. — Не позавидуешь вашей работе.

Очередь перед Мастерской Санта-Клауса сегодня двигалась быстрее, чем накануне; большинство детей были совсем еще малыши, и родители хотели просто сфотографировать их с Дедом Морозом, без долгих разговоров. Брэнди закрыла калитку, вывесила объявление «Санта-Клаус кормит своих северных оленей» и не спеша двинулась к началу очереди, собираясь подождать около гигантского кресла.

Зак заметил ее, как только она сошла с эскалатора. Брэнди была в этом уверена, хоть он и не поднимал глаз. Собственно, сторонний наблюдатель мог бы поклясться, что Санта-Клаус ни на секунду не отвлекался от ребенка, которого держал на коленях. Но Брэнди знала, что ее присутствие не ускользнуло от него: она почувствовала словно внезапный импульс, как будто он нетерпеливо ждал и вздохнул с облегчением, едва она наконец появилась.

Она встала сбоку, у самого кресла, сложив руки на груди и стараясь выглядеть так, будто ей ничего не стоит простоять здесь всю жизнь. Брэнди прекрасно понимала, что бесполезно пытаться заговорить с Форрестом раньше, чем он отпустит последнего из детей, но, может быть, если стоять над ним молча, он занервничает и поторопится.

Через пару минут Зак поднял на нее глаза и, быстро улыбнувшись, произнес:

— Вы уверены, что северных оленей уже опять пора кормить, миссис Огилви?

Брэнди старалась говорить ровным тоном:

— Боюсь, что да, Санта.

— И вы проделали такой долгий путь с самого верха, чтобы помочь мне. Какая вы заботливая!

Годовалая малышка на коленях у Зака забулькала от смеха, и мама взяла ее на руки.

— Как мило вы общаетесь. Приятного аппетита вам обоим.

Она подмигнула Брэнди:

— Держу пари, я знаю, чего вы ждете на Рождество от этого Деда Мороза.

У Брэнди запылали щеки. Она вспомнила, что говорила Кейси об искрах, пробегающих между ней и Заком. Кейси, конечно, сделала идиотский вывод, и эта молодая мамаша тоже умом не блещет. Увидала электрический разряд и сразу же решила, что тут романтическая история.

Брэнди пришлось приложить немало усилий, чтобы справиться со смущением. Она не смотрела на Зака, но чувствовала, что он улыбается, явно довольный ее замешательством.

Мальчик, стоявший следующим в очереди, промаршировал к Заку, сложил руки на груди и заявил:

— Санта-Клаус только для детей. Мне мама сказала. Взрослые не должны у него ничего просить.

Брови Зака взлетели вверх:

— Почему это вдруг? У взрослых тоже есть мечты. — Он бросил на Брэнди оценивающий взгляд: — Что вы хотели бы получить на Рождество, миссис Огилви?

— Чтобы Новый год наступил на три недели раньше.

Зак поперхнулся, и прошло почти полминуты, прежде чем он смог снова посадить на колени ребенка и приняться за работу. А Брэнди, восстановив таким образом душевное равновесие, стала ждать, когда пройдет остаток очереди. По крайней мере, думала она, ему, кажется, расхотелось задавать мне на людях наводящие вопросы!

Он работал лучше, чем она предполагала, это приходилось признать. И домашнее задание он выполнил, или это был феноменальный актер: на просьбы детей реагировал так, как будто знал наизусть все игрушки в магазине. При этом он не просто соглашался исполнить любое пожелание: он вовлекал каждого ребенка в разговор, расспрашивал, почему он выбрал ту или иную игрушку.

Брэнди нетерпеливо переминалась с ноги на ногу:

— Это очаровательно, Санта, но…

Глаза его широко раскрылись:

— Уж не хотите ли вы для разнообразия сказать, что я что-то делаю правильно?

— И да, и нет. Я не понимаю, зачем их расспрашивать, почему они выбрали такую игрушку или другую.

— Я пытаюсь убедиться, что дети в самом деле хотят того, о чем просят, а не просто повторяют услышанное от друзей или в рекламе по телевизору.

Какая-то мама из очереди согласно закивала:

— В прошлом году мы подарили сыну все, что он просил, — и ни с одной игрушкой он не играл. Знаете, как было обидно, когда выяснилось, что все эти дорогие игрушки были просто капризом. Спасибо вам за то, что не жалеете времени на уточнение, Санта-Клаус.

Зак бросил на Брэнди взгляд, в котором явно читалось: «Видите? Выходит, я знаю, что делаю».

— Больше все же похоже на то, что вы тянете время, дожидаясь, пока я устану тут стоять, — тихо сказала Брэнди.

— Вы? — проворчал он. — Я начинаю думать, что вы вообще неутомимы, миссис Огилви.

Наконец довольные дети разошлись, и Брэнди с Заком остались вдвоем перед Мастерской Санта-Клауса. Зак встал, потянулся и спрятал в обширный карман свою кожаную тетрадку.

— Перерыв не помешает. Это кресло не так удобно, как кажется. Чашечку кофе? Сегодня моя очередь платить.

В кафетерии работала та же буфетчица, что и накануне.

— Два дня подряд? — пробормотала она. — Это становится привычкой, миссис Огилви.

Нет, это просто потрясающе, подумала Брэнди. Если Кейси вчера не ошиблась, магазинные сплетники вкалывают уже третью смену без перерыва. Этак, пожалуй, к концу дня ее две чашечки кофе с Дедом Морозом превратятся в полноценный любовный роман. А уж если эта байка выйдет за пределы универмага в Оук-Парке и пойдет гулять по торговой сети, молва наверняка отправит Брэнди на Северный полюс жить вместе с Дедом Морозом.

Зак размешивал сахар в чашке и задумчиво смотрел на нее.

— Так что вы на самом деле хотели бы получить на Рождество, Брэнди?

Она решила игнорировать его фамильярность: подозревала, что явное недовольство только больше раззадорит его.

— Вы сейчас не при исполнении, Дед Мороз, вы не забыли?

Он как будто не слышал.

— Изумруды, например? Они бы пошли к вашим каштановым волосам и белой коже.

— Не думаю, чтобы Санта-Клаус принес мне изумруды.

— Пожалуй, нет — по крайней мере этот Санта. Мы друг друга почти не знаем, так что с моей стороны вряд ли уместно было бы дарить вам драгоценности.

Его взгляд упал на гроздь бриллиантов на ее левой руке.

— Не говоря уж о том, что мистер Огилви наверняка будет возражать. А скажите, мистер Огилви существует?

Это уж совсем из ряда вон, подумала Брэнди.

— Не понимаю, зачем вам об этом знать.

— Не понимаете? Ладно, пока не важно. Но есть же что-то, что вам хотелось бы получить в подарок. Может быть, что-нибудь такое простое, вроде мира на земле… — Зак щелкнул пальцами. — Знаю! Как насчет белого Рождества?

— Поздновато… Теперь уже от снега никакого толку, — живо отозвалась Брэнди. — С другой стороны, если бы где-нибудь на этой неделе выпало с полдюйма хорошего пушистого снега, все покупатели пришли бы в праздничное настроение и наша выручка от сезонной торговли возросла бы процентов на десять, а то и больше.

Зак сокрушенно покачал головой.

— Но только полдюйма, не более. — Брэнди отхлебнула кофе. — А то на дорогах будут пробки, и все покупатели останутся дома.

— У вас чрезвычайно неромантический взгляд на праздник.

— И у вас сложился бы такой же после десяти рождественских сезонов в магазине.

Зак изумился:

— Десять лет? Вы для этого слишком молоды.

— Вовсе нет. Я начала подрабатывать в «Тайлер-Ройал», когда была еще старшеклассницей, — попала как раз на середину рождественского сезона. Но я здесь не затем, чтобы говорить о себе. Я составила вам расписание до конца месяца.

Он вытащил тетрадь.

— Да, кстати, — вспомнила Брэнди, — вам не кажется, что тетрадь лучше выбросить?

— Почему?

Он не спорил, просто удивился.

— Наверное, мне не нужно вам объяснять, что Санта-Клаус помнит все, что дети говорят и делают. Иначе он не был бы Санта-Клаусом.

Зак взглянул на нее с неодобрением:

— Вы хотите сказать, что никогда не слышали о старике, который пишет список всех подарков и дважды его проверяет? Я беру свои прежние слова обратно, Брэнди. Вы не просто чужды рождественской романтики — вы еще и крайне забывчивы.

Что-то в его тоне задело Брэнди. О Господи! Он не должен был говорить с ней как с бесчувственным сухарем.

— Я хочу сказать, что не вижу смысла записывать пожелания детей. Вы ведь не собираетесь разыскивать всех этих ребятишек в Сочельник и лично вручать им игрушки. — Она наморщила лоб. — Или собираетесь?

— Нет, конечно.

— Вот именно. Это и невозможно, ведь вы не имеете ни малейшего представления о том, что это за дети, где они живут. Это подтверждает мою точку зрения: записывать всю эту дребедень — только время тратить да бумагу переводить.

Она потянулась за его тетрадкой, и белая гвоздика на лацкане ее темно-зеленого пиджака перекосилась.

Зак выхватил тетрадку у нее из руки и сунул обратно в карман.

— Наоборот, — рассудительно сказал он. — Когда я записываю, дети видят, что я действительно серьезно их слушаю. Если твоя просьба записана в тетрадку Санта-Клауса — это дело верное, о ней не забудут. Так что, хоть я и благодарен вам за заботу, но, пожалуй, буду продолжать в том же духе, что и раньше.

Какую-то секунду Брэнди пристально смотрела на него, потом занялась своей гвоздикой. Спорить бесполезно, думала она. Его не переубедить, а повод не такой серьезный, чтобы издавать официальный приказ. Потому она и начала с вопроса, а не потребовала сразу, чтобы он оставил дома свою тетрадку. Брэнди давно научилась не ввязываться в драку по пустякам.

Зак потянулся через стол. На мгновение его пальцы почти обхватили ее запястье — он отвел ее руку от гвоздики. Потом сам поправил цветок, прочно воткнув булавку в шерстяной лацкан.

Брэнди показалось, что она ощутила тепло его пальцев. Все это одно воображение, тут же строго напомнила она себе, не могла она на самом деле ничего почувствовать сквозь два слоя ткани — пиджак и шелковую блузку. И все же ей казалось, будто прикосновение прожгло ее до костей.

— Вы что-то говорили о моем расписании? — напомнил ей Зак.

Брэнди вытащила из кармана дед-морозовское расписание и подала ему через стол:

— Квадраты, отмеченные красным, — ваши.

Что он будет делать? — гадала Брэнди. Спорить? Грозить? Рассердится или попробует торговаться?

Изучив бумагу, Зак поднял на нее глаза. С такого расстояния они казались еще темнее, чем обычно, особенно на фоне белого шелка его фальшивой бороды.

— Все, что вы отметили, — это часы, на которые у вас не было назначено дежурство Санта-Клауса.

— Да, — подтвердила Брэнди. — Поскольку вы и так взяли на себя изрядную часть этих часов, я подумала: надо уж оставить вам их все.

— Весьма великодушно с вашей стороны…

Брэнди улыбнулась.

— Не правда ли? — сказала она беззаботно. — Я дала вам больше времени, чем любому другому из Санта-Клаусов, но я надеюсь, вы не станете перед ними хвалиться. А то они почувствуют себя обойденными.

— Принимая во внимание, как распределены мои рабочие часы, я не думаю, что другие Санта-Клаусы станут мне завидовать. — Зак снова заглянул в расписание. — Два часа утром, один перед самым закрытием и полчаса — в перерыве, пока другой Санта ужинает. Я буду все время при деле.

— Если вам не нравится расписание, Зак…

— Я в полном восторге от него. В перерывах между дежурствами я успею сделать все свои рождественские покупки.

Брэнди стало чуть-чуть неловко. Расписание, которое она ему дала, было отвратительно — в ближайший месяц у него не будет ни одной сплошной половины дня для собственных дел и в то же время в сумме он не наработает столько, чтобы ему заплатили, как положено за полный день. Разве он не должен был хотя бы попытаться переубедить ее, уговорить дать ему более разумное расписание? Украдкой она наблюдала за ним. В его улыбке она не улавливала ни малейшего напряжения, и это ее беспокоило.

— Конечно, может быть, мне придется разбить палатку на автостоянке, чтобы уж точно не опоздать ни к одному из своих выходов на сцену, — сказал он. — Но если вы извините меня за это маленькое неудобство…

Брэнди стало чуть легче. В его голосе был какой-то яд, такой слабый, что она ничего не заметила бы, если бы не вслушивалась изо всех сил. Итак, на самом деле он был настроен не столь уж благодушно. Теперь, несомненно, он начнет торговаться.

Что ж, Брэнди была не против, она искренне стремилась к компромиссу. По крайней мере на этот раз она разговаривала с позиции силы — не то что в случае с тетрадкой. Учитывая все обстоятельства, Брэнди считала, что это уже перемена к лучшему.

— Вот почему я дала вам расписание сразу на весь месяц, — сказала она любезно. — Чтоб вы могли все спланировать заранее.

— Я так и сделаю. Теперь, поскольку в данный момент мне полагается быть на рабочем месте, я лучше туда вернусь, пока вы не уволили меня за прогул.

Он сложил расписание, спрятал во внутренний карман и вышел из кафетерия, не оглядываясь.

Чувство вины окатило Брэнди, как волна — парусную шлюпку. Расписание, которое она ему дала, было не просто отвратительным, сказать по правде, оно было бессовестным. Никогда раньше ни одному работнику она не назначала таких случайных рабочих часов, разрозненных, разбросанных по такому большому промежутку времени, и если бы кто-нибудь из ее заведующих отделами составил такое расписание, она бы этого не потерпела. Нечестно требовать от человека, чтобы он был на дежурстве, всегда под рукой в течение целого месяца, без единого перерыва.

Только директор магазина должен так работать, криво усмехнулась Брэнди.

Но почему Зак не поднял шума? Почему не попытался изменить расписание? Собирается сразу идти жаловаться Россу?

Вряд ли. Насколько она успела его узнать, он был не из тех, кто скрывает свои чувства или норовит чужими руками разрешать свои проблемы. Он ведь, не колеблясь, встал на защиту своих убеждений, когда шла речь об этой тетрадке, будь она неладна, — так с чего бы ему уклоняться от спора по поводу рабочих часов?

Может быть, просто его неприятности были серьезнее, чем она думала. Может, ему действительно нужна работа?

Брэнди судорожно сглотнула и попыталась вспомнить расписание. На ближайшие день-два оно еще на что-то похоже, подумала она. По-настоящему разрозненные, обрывочные рабочие часы начнутся с конца этой недели. День-другой она переждет, посмотрит, что получится, а потом…

Что ж, если ей придется отступить, это будет не первый случай, когда Брэнди Огилви признает свою ошибку.

Ей только совсем не доставляла удовольствия мысль о том, что придется смотреть Заку в глаза, когда она будет извиняться.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Облокотясь на ограду перед Мастерской Санта-Клауса, Брэнди любовалась седовласым Дедом, сидевшим в большом кресле с малышом на руках. Он подзадоривал малыша подергать его длинную белую бороду. Ребенок дернул от души, так, что Дед Мороз взвизгнул — Брэнди подумала, что притворяться ему почти не пришлось.

Мальчик вытаращил глазки.

— Мама, у него настоящая борода, — сказал он. — Это, наверное, и есть настоящий Дед Мороз!

Вот это другое дело, подумала Брэнди. Жаль, что Зак не видит профессионала за работой.

Не то чтобы она очень мечтала с ним встретиться. Брэнди не видела Зака уже почти тридцать шесть часов, с тех пор как он гордо удалился из кафетерия накануне утром. Она подозревала, что он нарочно старается не попадаться ей на глаза.

Собственно, Брэнди нисколько не удивилась бы, если бы он сегодня вообще не объявился на работе, а поехал сразу к своему другу Россу Клейтону. Она даже прикинула, что сказал бы Росс о том, как она справилась со всем этим делом; ей пришлось напомнить себе, что босс у нее, в общем, разумный.

В конце концов она все-таки послала Дору в комнату отдыха персонала посмотреть на табель-часы, и только когда секретарша вернулась с докладом, что Зак заступил на работу в утреннюю смену, как ему было назначено, Брэнди, наконец, полегчало. Она взялась за бумаги, накопившиеся на столе с прошлой недели. Все утро и большую часть дня она провела в кабинете и, только когда ранние зимние сумерки уже подступили к окнам, наконец отодвинула бумаги и отправилась в свой обычный обход по магазину.

… Итак, она смотрела на Санта-Клауса. Тот склонил голову и глядел на малыша поверх очков, в которых были только нижние половинки стекол. Эти очки стали точным последним штрихом, завершающим весь образ. Линзы, кстати, были настоящие.

— Какая перемена! — пророкотал глубокий бас прямо у нее над ухом. — Я имею в виду выражение восторга на вашем лице.

Повернувшись, она увидела Зака.

— Что вы здесь делаете?

Едва эти слова вылетели у нее изо рта, как Брэнди уже захотелось откусить собственный язык. Если он так хочет болтаться вокруг Мастерской Санта-Клауса и глазеть — пусть, ей-то какая разница?

Уголок его рта скривился в улыбке, но в целом вид был не очень веселый.

— Я только что с дежурства, отработал полчаса, пока этот человек обедал. Поскольку расписание составляли вы, я думал, вы хоть помните.

Брэнди совсем забыла. И как она не догадалась оставить себе копию этого нелепого расписания? Из-за его нелепости и не догадалась, напомнила она себе. Ей в голову не приходило, что этот график будет действовать.

Зак, видимо, только что вышел из маленькой раздевалки, спрятанной за Мастерской Санта-Клауса, — на нем была обычная одежда. Брэнди так привыкла видеть его в красной бархатной шубе и с белой бородой, что теперь с удивлением разглядывала его кашемировый свитер, подобранный в тон серым брюкам, а главное — чеканный профиль. У него был усталый вид и ни намека на ямочку на щеке.

Брэнди вдруг поняла, что думает об этой ямочке. На какой щеке она была? Брэнди никак не могла вспомнить. Это, конечно, не имело никакого значения, хоть бы и вовсе больше эту ямочку не видеть. Да и вообще, не ее забота, улыбается Зак Форрест или нет.

— Хорошо работает, — Зак кивнул в сторону Санта-Клауса.

Брэнди удивилась такому проявлению доброй воли.

— Конечно, хорошо. Поэтому я его и наняла.

— Поосторожней, дети услышат.

Брэнди разозлилась на себя за промах.

— Благодарю за напоминание, — сказала она сладким голосом. — Впредь я буду осторожнее, так что вам не обязательно слоняться здесь, чтобы присматривать за мной.

Зак, казалось, вовсе не заметил приторного тона:

— А куда, по-вашему, я должен идти?

— Вы, конечно, не думаете, что я поверила, будто вы в самом деле разбили палатку на стоянке. Я полагаю, вы собрались домой. Если вы отработали свое…

— Да нет же. У меня перерыв на два часа, а потом еще час дежурства, перед самым закрытием.

— Но я подумала, раз вы не в костюме…

— Я решил, что вам вряд ли понравится, если по магазину будет разгуливать лишний Дед Мороз.

— Мне бы это не понравилось.

— А поскольку у меня склонность к клаустрофобии, перспектива сидения в раздевалке меня не приводит в восторг. Там, знаете ли, тесновато. Так что остается переодеваться после каждой вахты.

Брэнди прикусила губу и пыталась сообразить, как признаться, что на самом-то деле она имела в виду не такое разрешение их конфликта.

Но, пока она искала слова, Зак добавил:

— Зато мои рождественские покупки идут полным ходом, тут уж ничего не скажешь. От нечего делать я изучаю ассортимент и купил уже почти все по своему списку. А вы? Вы сейчас свободны?

— Нет, я просто делаю обычный обход. Я стараюсь хотя бы дважды в день заходить в каждый отдел.

Черная бровь насмешливо приподнялась.

— Так это ваш первый поход сегодня или с утра вы просто избегали Страну игрушек?

— Ничего я не избегала. Сейчас самый критический момент в году, и у меня полно бумажной работы.

Брэнди, конечно, не обязана была перед ним отчитываться, но его вопрос слегка обеспокоил ее. Что, если она действительно отчасти поэтому на весь день загрузила себя работой?

— Рад, что вы мне все объяснили, — пылко произнес Зак. — А то я уж было подумал — вдруг это как-нибудь связано с нежеланием наткнуться на меня?

Легкое беспокойство Брэнди тотчас переросло в сильнейшую злость. У Зака не было никаких оснований так говорить, и лучше прекратить это сразу. Давай, только легко, без нажима, сказала она себе.

— С чего бы вдруг мне не хотеть вас видеть?

— Так вы хотите? Это ободряет. Моя жизнь наполнилась смыслом теперь, когда я знаю, что вы, несмотря ни на что, с нетерпением ждали встречи со мной.

Брэнди сморщилась, как от боли. Вот оно, залезла прямо в капкан. Зак не знал пощады:

— Раз мы оба собирались как раз сейчас побродить по магазину, можем пойти вместе. Это будет здорово! Вы в какую сторону направляетесь?

Какую дорогу ни укажи, он наверняка подстроит свои планы так, чтобы иметь возможность тащиться следом и изводить ее. Что-что, а это у него выходило отлично. Если бы в магазине проводился конкурс, кто лучше всех достанет босса, Зак наверняка был бы признан победителем.

— Я, строго говоря, не собираюсь бродить, — сказала она. — Я тороплюсь, так что…

— Мечтаете скорей освободиться и уйти домой?

— Не совсем так. Я буду здесь до закрытия, как всегда в это время года. Но у меня много дел. Так что, поскольку я ни в коем случае не хочу торопить вас и мешать смотреть по сторонам, сколько вашей душе угодно…

Зак прислонился к стойке перил и скрестил руки на груди.

— Надо думать, вы-то уже закупили все подарки к Рождеству? — поддел он ее.

— Вы совершенно правы.

— В вашем рождественском списке не осталось ничего, что бы вы еще не нашли, ни одной мелочи? — Он восхищенно присвистнул. — Знаете, я был уверен, что человек с таким мрачным взглядом на праздник, как у вас, будет откладывать покупку подарков до последней минуты. Но вы — чудо предусмотрительности, Брэнди.

— Что ж, я рада, что эта тема вас развлекла, но…

— Не пойму, как я мог так заблуждаться на ваш счет. Если только… Понял! Держу пари, вы приготовили всем родственникам и знакомым из вашего рождественского списка подарочные сертификаты «Тайлер-Ройал»[2].

На самом деле он был абсолютно прав, и Брэнди занервничала. Как он угадал?

— Ну и что, если так? Что плохого в подарочных сертификатах?

— Да ничего, наверное, — сказал Зак. Сам он явно думал иначе. — Остановиться на минутку возле бюро обслуживания покупателей — и все, дело сделано. Каждый получает то, что хочет, «Тайлер-Ройал» подсчитывает выручку, и даже после Рождества меньше будет людей, желающих вернуть вам или обменять то, что им подарили. Идеальное решение — обо всех вы позаботились!

— Не надо изображать дело так, будто это дурной тон. — Брэнди шагнула прочь от ограды. — Приятно было с вами поговорить, Зак, но, поскольку мы идем в разные стороны…

Она пошла по широкому проходу в сторону хозяйственного отдела.

Зак пристроился рядом.

— Почему вы так настроены против праздника? Я правда хочу понять. Если вас угнетает рождественская торговля — на свете есть другие занятия, знаете ли.

— Я надеюсь, что не останусь навсегда на этой ступеньке карьеры, так что не вечно мне придется иметь дело с рождественской паникой. Но пока что остальные одиннадцать месяцев в году я живу ради своей работы, а Рождество научилась просто терпеть.

— Работа — то, ради чего вы живете?

В его голосе звучало недоверие.

— Что вас так удивляет? У меня есть и другие интересы, конечно, но в это время года не до них. Работа прежде всего. Или вы не считаете, что женщины должны интересоваться прежде всего своим делом, а потом уже всем остальным? — резким тоном спросила Брэнди.

— Я бы не осмелился указывать всем женщинам, что им делать. Я только имел в виду, что раз у вас дело обстоит так, очевидно, мистера Огилви все-таки не существует.

Он не задал вопроса, но, поскольку после такого прямого утверждения увертываться было бессмысленно, Брэнди ответила:

— Нет, не существует.

— А был когда-нибудь?

Она остановилась около высокого стеллажа с мелкими кухонными принадлежностями — миксерами, тостерами, кофемолками.

— Простите?..

— Я только спросил…

— Я знаю, что вы спросили. Моя личная жизнь — не ваше дело.

Зак пожал плечами.

— Хорошо. Как скажете.

Он взял со стеллажа коробку.

— Как вы думаете, моей сестре понравится пароварка для овощей?

— Я не знаю вашу сестру, так что понятия не имею, — отрывисто бросила Брэнди.

Зак не обиделся.

— Видите ли, одну я ей уже купил, но сейчас, подумав, понял, что купил не ту.

Глаза его загорелись.

— А то, знаете, давайте я вам ее подарю — вы ведь из тех, кто ценит по-настоящему полезные подарки… Ну ладно, у меня еще будет время подумать. До работы все еще больше часа.

Это напомнило Брэнди о проклятом расписании. Единственное, что она знала точно, — это то, что со временем оно должно было становиться все хуже. То есть этот день был еще из неплохих, хотя распределение рабочих часов Зака было достаточно отвратительным и могло довести до истерики почти любого из ее работников. Ей придется отступить, и чем быстрее она это сделает, тем безболезненнее все пройдет.

Она набрала воздуху:

— Послушайте, Зак… Если вы хотите упростить расписание, которое я вам дала, я не против. На самом деле нам не нужен Санта во время обеденного перерыва, и вам неудобно часами ждать, чтобы полчаса поработать.

Он не кивнул, не улыбнулся, не нахмурился. Он вообще не реагировал. Это озадачило Брэнди.

— Или вечером, в последний час перед закрытием, — торопливо продолжила она. — В это время Санта-Клаус совсем ни к чему.

Зак по-прежнему ничем не показывал, что слышит ее, хотя она знала — он должен был слышать. Она попыталась обратить все в шутку:

— Все хорошие девочки и мальчики в это время все равно уже спят. Так что, если вы хотите освободиться прямо сейчас…

— Вы урезаете мое рабочее время?

— Я пытаюсь дать вам перерыв для отдыха!

Зак слегка покачал головой, как будто был разочарован. Или, может, он просто не верил своим ушам.

— О нет, Брэнди. Я и мечтать не посмел бы о каком-то особом отношении. Вы назначили мне определенные рабочие часы, и я не жалуюсь.

Брэнди заморгала от изумления.

— Ладно, — огрызнулась она. — Хотите так — валяйте, вперед!

Зак улыбнулся, мелькнула ямочка на щеке.

— В конце концов, вы не требуете от меня ничего такого уж необычного. Я уверен, сами вы будете здесь столько же, сколько и я, до последней минуты. Не так ли?

Ямочка была на левой щеке. Брэнди чуть не взвыла, поняв, что обратила на это внимание.

Приближалось время закрытия; она чувствовала, как меняется ритм жизни магазина. Даже не выходя из кабинета, не видя торговых залов, она почти слышала попискивание очищаемых кассовых аппаратов, гудение выключаемых компьютеров, щелканье кнопок — это гасят свет.

Брэнди подписала стопку писем и отложила на утро для Доры — она отправит. Потом отстегнула свою белую гвоздику, слегка замызганную теперь, через двенадцать часов после начала дня, и отправила ее в корзину для бумаг.

Во всех кабинетах администрации было темно, только по соседству, в комнате отдыха персонала, несколько человек надевали пальто и обувались, собираясь домой.

Сам магазин никогда не остается неосвещенным: включенный свет — лучшая мера безопасности. Но торговые залы выглядели совсем иначе теперь, когда погасли сверкающие огни витрин. И звучал магазин по-другому. Безжалостно-бодрые звуки рождественской музыки, не смолкавшие весь день, наконец-то затихли, утонув в благословенной тишине.

Эскалаторы стояли. Брэнди медленно спускалась, привычным глазом окидывая сверху целый этаж. На выходе из Страны игрушек маячила красная шуба. Зак, опершись на ограду Мастерской Санта-Клауса, разговаривал с какими-то детьми. Что они делают в магазине после закрытия, не известно никому. Дети — вот кто привлек ее внимание, сказала себе Брэнди. Уж конечно, она не искала Зака.

Охранник в форме окликнул ее, и она подошла к отделу электроники, где он проверял, все ли витрины заперты. Доберман-пинчер, стоявший рядом, навострил уши и оглядел ее с интересом. Брэнди держалась на почтительном расстоянии. Пес был на привязи, но достаточно было охраннику легонько дернуть за поводок и сказать одно слово, как он превратился бы в злобного монстра.

— Начальник охраны пассажа предупредил меня, что сегодня вечером у них там околачивался какой-то странный парень, — сказал охранник. — Он советует всем работникам магазина сегодня выходить через главные входы. Санта-Клаус сказал, что проводит вас до машины.

— Нет никакой необходимости. Но не забудьте всех предупредить.

Он кивнул:

— Я повесил записку у служебного выхода.

Зак распрощался с ребятишками и стоял, облокотясь на ограду и поджидая Брэнди.

— Готовы? — спросил он.

— Вам не стоит беспокоиться, Зак…

— И не надейтесь. Никакого беспокойства тут нет, нам по пути.

— Как мило с вашей стороны, — проворчала Брэнди. — Но вы все равно еще не переоделись.

— Еще раз? Нет уж, спасибо. Теперь я вылезу из шубы только для того, чтобы сразу залезть под горячий душ.

Почему при этих словах у Брэнди загорелись щеки — она сама не смогла бы объяснить. Что тут такого?

— Ну так я не буду вас задерживать.

— Вся задержка из-за того, что мы с вами тут стоим и разговариваем, — заметил он.

Это было недалеко от истины, и Брэнди двинулась к выходу, бормоча:

— Вы что, намеков не понимаете?

— Тут не захочешь — поймешь. Это был не намек, а удар кузнечного молота.

Железные решетчатые ворота были закрыты, оставалась лишь узкая щель — только-только для Брэнди, чтобы выскользнуть наружу.

— Знаете, я вполне могу сама пройти через стоянку к машине. У нас тут случаются время от времени мелкие неприятности, но ни разу ничего серьезного не было.

— Но если вы не дойдете до машины, а завтра на стоянке найдут ваше мертвое тело…

— Вы думаете, власти заподозрят вас?

— Нет, конечно, — сказал он быстро. — Наверняка есть десятки людей, которых заподозрят раньше, чем меня. Но мне больно при мысли о том, что Россу придется вас кем-то заменить.

— Благодарю за то, что поставили меня на место.

— Всегда к вашим услугам.

В огромном павильоне пассажа перед входом в универмаг было тихо. Вместо дневной суеты изредка слышался лишь цокот каблуков то туг, то там да тихий плеск фонтана. Они пересекли холл, и Зак открыл перед ней дверь. Снежный вихрь ворвался в проем, у Брэнди даже мурашки побежали по спине.

Закупоренная целый день в искусственном коконе здания, Брэнди даже не думала о том, какая на улице погода.

— Я не знала, что идет снег. Какая досада.

Зак низко поклонился:

— Пожалуйста, мадам. Полдюйма снега на этой неделе — так вы изволили сказать?

Брэнди уставилась на него.

— Если вы теперь ждете изъявлений благодарности только потому, что пару дней назад я обмолвилась — небольшой снег помог бы торговле… У вас нет пальто?

— Я его оставил в машине.

— Не самое удачное из ваших решений, я бы сказала.

— О, эта шуба — на удивление теплая. Это, кстати, одна из тем, которые я хотел бы с вами обсудить. Вы не думаете немного уменьшить отопление в районе Мастерской Санта-Клауса? Или хотя бы поубавить прожекторов? Там жарковато.

Брэнди пожала плечами.

— Может, если бы на вас было не так много мехов…

Зак стряхнул несколько снежинок с белого мехового воротника.

— Вы имеете в виду это? Это искусственный мех. От настоящего у детей может быть аллергия.

— Мне следовало бы знать об этом.

— Кроме того, я не единственный, кому там становится жарко.

— Да? Вы что же, провели опрос среди других Дедов Морозов? А дальше что собираетесь делать — организовать их в профсоюз и выставить пикеты, если ваши требования не будут удовлетворены?

— Неплохая мысль. Я начну составлять список своих требований. Где ваша машина?

Брэнди махнула рукой в самый дальний угол стоянки.

— Извините, что так далеко, но вы сами напросились.

— Я не жалуюсь.

Но ему, наверное, холодно, подумала Брэнди. Его бархатный колпак уже заиндевел, и несколько снежинок повисли на ресницах. Она раньше не замечала, какие у Форреста длинные и темные ресницы. Нет, правда, надо отправить его обратно в холл или прямо в его машину вместо того, чтобы позволять ему идти с ней все дальше и замерзать все больше.

Как же! Тут ее, видимо, ждет не больший успех, чем во всех прочих случаях, когда она пыталась его остановить.

— Так или иначе, я говорил не об одних Санта-Клаусах, — продолжал Зак. — Детям тоже неудобно. Почти все они ходят по магазину в пальто. На самом деле, если бы в магазине было более прохладно, это понравилось бы, видимо, всем покупателям.

— Почему бы вам не опросить их? Могли бы для разнообразия использовать свою тетрадку на что-нибудь полезное. Через пару недель напишете мне доклад, я его рассмотрю.

Зак как будто и не слышал.

Брэнди проследила за его взглядом. В двадцати ярдах от них женщина с маленькой девочкой шли, взявшись за руки, к машине. По крайней мере женщина шла. Девочка — лет шести или семи — упиралась и, не отрывая глаз от Зака, повторяла снова и снова:

— Санта-Клаус… Санта-Клаус!

Женщина слегка нахмурилась и покачала головой.

— Пегги, я сказала — нет. Мы с тобой договаривались, что идем только посмотреть на рождественские огни.

— Но если б я поговорила с Санта-Клаусом…

— Что ты хочешь мне сказать? — окликнул ее Зак.

— Зак, — прошептала Брэнди. — Разве об этом не сказано в правилах? Мать не хочет с вами говорить. И потом, Санта-Клаус из «Тайлер-Ройал» не подходит сам к детям. Он ждет, когда к нему подойдут.

— В данный момент, Брэнди, я не работаю на вас. Вы не забыли?

Не успела она возразить, как Зак уже отошел. Он мерил расстояние большими шагами, как будто и не было под ногами скользкого снега, и, когда Брэнди догнала его, уже наклонился к девочке и спросил:

— Придешь завтра посидеть на руках у Деда Мороза и рассказать, какие подарки ты хочешь получить на Рождество?

— Нет, — ответил ребенок почти шепотом.

— Почему нет? — мягко спросил Зак. — Ведь ты меня не боишься? Меня бояться нечего.

Женщина сказала:

— Вы не можете дать моей дочери то, что она хочет получить на Рождество, сэр.

В ее голосе была скрытая боль — и такое чувство собственного достоинства, что Брэнди посмотрела на мать с дочерью более внимательно. Пальто на девочке было явно не новое и так же явно было ей велико. Пальто ее мамы тоже было потертым, и обе были обуты не по погоде легко. Но девочка была аккуратно причесана, в волосах — розовый бант, а мать держалась очень прямо.

Зак не пошевелился. Он все еще стоял, наклонившись к девочке, и только взглянул снизу вверх на ее мать. Его голос звучал очень серьезно.

— Может быть, и нет, — вежливо сказал он. — Есть вещи, которые и для Санта-Клаусов нелегки. — Он осторожно обнял девочку за плечи. — Но я обязательно постараюсь. Почему бы тебе все-таки не сказать мне, Пегги, просто на всякий случай?

Девочка бросила быстрый взгляд на мать и уткнулась в его теплый бархатный рукав. Но голос ее был ясно слышен:

— Подари моей маме работу.

У Брэнди больно сжалось сердце.

Женщина опустила глаза, словно разглядывая носки своих туфель. Брэнди заметила, что они насквозь промокли.

— Я совершила ошибку, сказав Пегги, что в этом году в нашем доме не будет праздника Рождества, потому что у меня нет работы. Вот и все, что она имела в виду. Мне очень жаль, что она вас побеспокоила. — Спокойное достоинство, звучавшее в ее голосе, заставило сердце Брэнди отозваться еще больнее.

Зак, казалось, совершенно онемел.

Надо было соображать, что делаешь, подумала Брэнди. Теперь он изрядно влип со своими великими идеями о том, как легко быть Санта-Клаусом.

— Вот почему мы составляем правила, — тихо сказала она.

Зак поднял на нее глаза с самым невинным видом, как будто и не слышал ничего.

— Брэнди, разве не вы говорили, что вам нужны приказчики в торговых залах?

— Может, и говорила, но…

Женщина перебила:

— Пожалуйста, не тревожьтесь больше из-за нас. Пойдем, Пегги.

Она мягко, но решительно потянула девочку к машине.

Брэнди метнула на Зака гневный взгляд. Потом еще раз внимательно посмотрела на женщину и сказала:

— Подождите.

Она достала из сумочки визитную карточку и ручку, написала на карточке: «Постарайтесь, пожалуйста, найти место для…»

— Ваше имя, мадам?..

С явной неохотой женщина ответила:

— Тереза Говард.

Брэнди черкнула имя на карточке и протянула ей:

— Приходите с этим завтра в «Тайлер-Ройал», на третий этаж, спросите директора по кадрам.

Глаза женщины широко раскрылись, когда она взглянула на карточку:

— О, мисс Огилви…

Брэнди на секунду испугалась, что сейчас женщина поцелует ей руку.

— Это будет, скорее всего, только на рождественский сезон, — сказала она поспешно. — Но все же это подспорье.

Зак не сказал ни слова. Они стояли рядом, все в снегу, пока Тереза Говард и ее дочь не дошли до своей машины, а потом продолжили путь в дальний конец стоянки.

Брэнди наконец нарушила молчание:

— Вам не надо благодарить меня за то, что я спасла честь вашего мундира.

Она не смотрела на него.

— Я, собственно, и не собирался.

— Ах, вы не собирались?

Брэнди остановилась прямо перед ним, лицом к лицу, уперев руки в бока.

— Да как вы смеете ставить меня в такое положение?

— Я не ставил вас ни в какое положение. Я всего лишь задал вопрос.

— Я чувствовала себя крайне неудобно из-за вас.

— Возможно. Признаюсь даже, я к этому стремился. Но не я заставил вас взять ее на работу, это уж точно.

Брэнди свирепо смотрела на него.

— Ладно, хоть это вы понимаете… И не тешьте себя разными безумными надеждами. Мне как раз были нужны приказчики, а миссис Говард показалась подходящей кандидатурой. Но это не значит, что я стану выручать вас каждый раз, если подобное поведение войдет в привычку.

— Конечно, не станете, — сказал Зак.

Что-то он слишком легко согласился — Брэнди взглянула на Форреста с подозрением. Но у него был совершенно невинный вид.

— Эта ситуация ясно показывает, как необходимо обучение, — сказала Брэнди. — Что я и пыталась вам объяснить в первый же день, когда вы настаивали, что это совсем легкая работа. Сама мысль о том, чтобы обещать что-то ребенку, не имея ни малейшего представления, что он собирается попросить… Вы хоть понимаете, какой вред могли нанести?

— Я обещал ребенку только одно — что я постараюсь, — возразил Зак. — Я не говорил девочке, что смогу дать все, что она пожелает.

Обдумав этот аргумент, Брэнди без особой охоты признала, что он, пожалуй, прав — формально по крайней мере. Хотя здравомыслящий человек все равно бы так не поступил.

Зак между тем шел дальше, и ей пришлось срезать путь по сугробам, чтобы его догнать.

— Вы не должны были так бросаться на людей и лезть не в свое дело, Зак. Мать явно не хотела, чтобы вы вмешивались.

Зак остановился и посмотрел на нее сверху вниз. В желтоватом свете фонарей его костюм приобрел оранжевый оттенок, а глаза стали темнее, чем когда-либо раньше.

— Знаете, что я думаю?

Он говорил легко, почти небрежно, но в голосе была как будто тень, от которой Брэнди стало не по себе.

— Я подозреваю, что вы вообще не человек, миссис Огилви. Вы — инопланетянин. Или машина. Да, вот оно: вы робот. Неутомимый и бесчувственный. И я знаю, как это доказать.

Пока Брэнди моргала в изумлении, он вдруг бросился к ней, схватил за плечи и прижал к себе так резко и так крепко, что весь запас воздуха, бывший у Брэнди в легких, с шумом вырвался у нее изо рта. Она попыталась отпихнуть Зака и посмотрела на него снизу вверх, собираясь возмутиться. Но, даже если бы ей удалось перевести дух, сказать она все равно ничего не смогла бы. Он закрыл ей рот властным, требовательным поцелуем.

Брэнди прекратила борьбу. Она собиралась постоять спокойно только несколько секунд, чтобы он подумал, будто она сдалась, в то время как на самом деле она ждала удобного момента, чтобы вырваться на волю. Если бы он ослабил хватку хоть на мгновение… Но его руки были будто из железа, а губы упруги, яростны и горячи.

И все это было бесконечно более волнующе, чем то, что Брэнди приходилось испытывать прежде. Она ощущала шелковую мягкость его фальшивой бороды, а по вкусу Форрест, пожалуй, напоминал ей кофе, лимон и еще что-то невероятно сладкое…

Его гнев медленно уходил, а поцелуй становился нежнее, мягче… И все больше захватывал ее; когда элемент насилия исчез, Брэнди обнаружила, что отвечает на его ласку. Ее губы все больше смягчались, принимая его, и она прижималась к нему почти помимо своей воли.

В конце концов Зак остановился, опустил ее голову на свое плечо и прижался щекой к ее волосам. Брэнди не хотелось признаваться, но, пожалуй, это было хорошо, что он не отпустил ее совсем: у нее подгибались ноги.

Тем не менее после подобной сцены нельзя было просто стоять в его объятиях, следовало потребовать уважения к себе.

— Я готова принять ваши извинения, Зак.

Несмотря на все усилия, голос ее дрожал.

— Готовы?

Его голос тоже звучал немного странно, как будто он никак не мог отдышаться.

— Тогда, конечно, я извинюсь. По-своему.

Он очень нежно взял Брэнди за подбородок и повернул лицом к себе. Этот поцелуй вначале был совсем другой — мягкий, легкий, нежный, но он таким не остался, и к моменту, когда он кончился, сердце Брэнди колотилось с пугающей быстротой, а дыхание вырывалось из груда болезненными толчками.

Зак чуть-чуть отодвинул ее от себя, чтобы взглянуть на нее. Брэнди опустила голову — она была не в состоянии смотреть ему в лицо.

— Я должен признать, — сказал он хрипло, — целуетесь вы отнюдь не как робот.

Он медленно выпустил ее, минуту еще придержав за плечо, пока она вновь не обрела равновесие. Брэнди шагнула к машине и споткнулась. Что-то лежало в снегу у нее под ногами. Она была слишком оглушена всем случившимся и не посмотрела, что это, но Зак наклонился — и поднял ее сумочку. Оказывается, Брэнди ее уронила. Он стряхнул снег и молча подал сумочку Брэнди. Потом взял ее под руку и повел к машине.

Тишина вокруг стала полной, как будто они летели в мыльном пузыре, отделенные от всего мира. До них должен был бы доноситься шум машин, и гудки, и голоса. Но Брэнди не слышала ничего, кроме стука собственного сердца и шороха снега под ногами.

— Что бы вы стали делать, если бы я вас не спасла? — спросила она.

Еще несколько шагов они прошли молча, она даже подумала, что Зак не расслышал.

— Так вы из-за этого приняли ее на работу? — наконец отозвался он. Его голос звучал как будто издалека. — Чтобы спасти меня?

— Нет, конечно. Я вам говорила, мне не хватает работников в торговых залах.

Не глядя на него, она пыталась нащупать в сумочке ключи от машины.

Он взял у нее ключи и отпер дверцу.

— Зачем вы пытаетесь уверить меня, что у вас нет сердца?

Брэнди проскользнула на водительское место.

Она бы закрыла дверцу, но Зак — по рассеянности, несомненно, — встал так, что мешал ей.

— Меня не интересует, в чем вы уверены, — ответила она. — Но хочу сказать, с вашей стороны было не очень любезно так сильно и явно изумляться тому, что я нашла ей работу.

Зак вдруг улыбнулся, в глазах опять заплясали озорные огоньки.

— Я был просто поражен тем, что вы не раздавили ее на месте за то, что она назвала вас «мисс», а не «миссис».

— Идите домой, — резко сказала Брэнди. — А то превратитесь в сосульку.

— Да уж, — задумчиво протянул он. — Неплохая мысль. Приму горячий душ, открою холодное пиво, закину ноги на диван и подумаю обо всем, что узнал за сегодняшний день.

Он заглянул в машину и провел пальцем по ее щеке.

— Я все имею в виду.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Снег валил все гуще, Брэнди даже немного забуксовала, разворачиваясь перед домом, чтобы поставить машину на стоянку. Если так пойдет дальше, к утру на земле его будет гораздо больше, чем на полдюйма. Не видать Заку благодарности за исполнение желаний под Рождество…

— Я не собираюсь думать о нем, — пробормотала она, закрывая за собой дверь квартиры. Все! Сейчас она не на службе; все проблемы «Тайлер-Ройал» можно забыть до утра. А Зак — это, в конце концов, одна из ее служебных проблем.

Уж конечно, не из личных.

Брэнди сбросила мокрые туфли, на ходу просматривая почту. Три счета, письмо от подруги и рекламный каталог экзотических рождественских сладостей и орехов, который она сразу же отправила в ближайшую корзину для бумаг. После чего пошла в спальню переодеваться. Только сменив деловой костюм на джинсы и свитер и натянув свои самые теплые носки, она почувствовала, как напряжение долгого дня начинает спадать.

Она распустила тугой пучок на голове и стала расчесывать волосы, пока они не заблестели. Уронила в шкатулку с драгоценностями свои золотые сережки-«гвоздики» и стянула с безымянного пальца левой руки, на котором носят обручальное кольцо, свою бриллиантовую гроздь.

«А мистер Огилви существует?» — спросил вчера Зак Форрест. Гулкие раскаты его голоса до сих пор эхом отдавались в голове, бросая Брэнди то в жар, то в холод.

Она не ожидала такого вопроса. Уже два года она носила это кольцо и не помнила, когда последний раз кто-нибудь спрашивал, в чем его смысл. Многие люди, видимо, думали, что оно обручальное, но она просто не хочет об этом говорить, оставляя свою личную жизнь при себе. И поскольку прямых вопросов никто не задавал, Брэнди не чувствовала себя обязанной сообщать правду.

Она никогда не старалась нарочно делать вид, что замужем. Это кольцо было наградой, которую она сама себе вручила за успешное окончание курса менеджмента и в честь назначения ее директором универмага. Ей и в голову не приходило, что многим оно может показаться похожим на обручальное кольцо. На взгляд Брэнди, никакого сходства не было. В ее перстне центральный камень был намного крупнее остальных, с тонкой лентой бриллиантиков под ним и звездой над ним.

Забавно все же, до чего люди внушаемы. Некоторые за любым кольцом на левой руке сразу видят мужа или возлюбленного. А что Брэнди на все званые вечера для сотрудников компании упорно ходит одна и никогда никого не приглашает в гости — что ж, может быть, не так уж и глупо было со стороны ее коллег сделать вывод, что у нее муж — отшельник по натуре.

Брэнди не обращала на это внимания. Жизнь женщины сильно упрощается, когда никто не расстраивается из-за того, что она не замужем, и не пытается сосватать ей подходящего жениха. Это тем более верно в отношении женщины-руководителя, которая большую часть времени, когда не спит, занята своей карьерой. Для такой женщины небезопасно встречаться с мужчиной, который на нее работает, — а где еще, как не на работе, она могла кого-нибудь встретить? У нее слишком мало времени на поиски вне профессионального круга.

В общем-то, Брэнди не очень задумывалась об этом — все это было для нее неважно. Мужчина ей был совершенно ни к чему. Отношения такого рода только все усложняют — этот урок она усвоила давно.

Так почему она сегодня так бурно реагировала на поцелуй Зака Форреста?

Стоило ей задать себе этот вопрос, как она снова почувствовала отзвуки того болезненного, почти головокружительного ощущения, от которого у нее перехватило дыхание, когда он набросился на нее на автостоянке. «Моя реакция вполне объяснима, — сказала она себе. — Он меня практически изнасиловал — неудивительно, что я чувствовала боль и головокружение и не могла отдышаться».

Но она не сумела бы объяснить, почему в конце концов ответила на его поцелуй. Почему льнула к нему. Почему не двинула ему в челюсть, чего он вполне заслуживал.

Легкое чувство одиночества, вот и все, решила Брэнди. Как ни счастлива она, — а большую часть времени она вполне довольна своей жизнью, — все же она подолгу остается одна. В магазине вокруг полно людей, но Брэнди никому, кроме Кейси Эмос, не позволила завести с ней приятельские отношения. Если она как директор хочет работать успешно, то должна соблюдать дистанцию.

А дома… Иногда, призналась она себе, ее шаги слишком гулко отдаются в тишине квартиры и возникает искушение разговаривать с собой вслух, — просто чтобы слышать человеческий голос.

Так что, пожалуй, ничего нет странного в том, что сегодня, когда Зак внезапно остановился, пытаясь доказать свою точку зрения, она на миг поддалась ему. Одно следовало признать — целоваться он умел.

Но больше это не повторится. Теперь, когда она во всем разобралась, она будет настороже и…

В дверь позвонили. Брэнди со вздохом пошла открывать. Если это Зак, решила она, она врежет ему прямо по коленной чашечке и двинет его дверью.

Но это был не Зак. На пороге стояли три девочки лет по девяти-двенадцати. Они продавали праздничные гирлянды, чтобы заработать денег на школьный клуб.

— Мы брали заказы еще в октябре, — объяснила одна из них, — но вас не было дома. Теперь оказалось, что у нас есть лишняя гирлянда, мы и подумали — может быть, вы купите ее. Поскольку у вас, кажется, нет еще никаких рождественских украшений…

— У меня нет украшений потому, что они мне не нужны, — сказала Брэнди. — И гирлянда тоже не нужна. Послушайте, я ценю ваши усилия и с удовольствием сделаю взнос в кассу вашего клуба, только не тратьте на меня понапрасну гирлянду. Отдайте ее кому-нибудь, кто ее использует, хорошо?

Она выписала им чек и с облегчением закрыла дверь. По крайней мере эта проблема решалась просто. С другой стороны, если бы это был Зак…

А с чего, собственно, она решила, что Зак мог оказаться у ее двери? Полная бессмыслица. Если бы он хотел еще что-нибудь сказать, наверняка сказал бы на стоянке. Надо быть полной идиоткой, чтобы выдумать, что он мог поехать за ней. Он сейчас наслаждается горячим душем, а может быть, уже добрался и до холодного пива.

— И что бы он ни делал, — вслух сказала Брэнди, — мне это до лампочки!

Во всяком случае, видеть его здесь она не хотела. Это уж точно.


Наутро снежные заносы задержали ее в пути, и, когда Брэнди вошла, ежемесячное собрание ассоциации работников универмага уже началось. Диван и все стулья в мебельном отделе на втором этаже были заняты.

Те, чья работа начиналась через час, с открытием магазина, уже переоделись в униформу; другие были в обычной одежде — им предстоял выход в вечернюю смену, а у некоторых и вовсе был выходной. Брэнди до сих пор поражалась каждый раз, когда видела всех своих работников вместе, — сколько же народу нужно, чтобы заработал такой магазин, как «Тайлер-Ройал»!

Сегодня еще присутствующих было меньше, чем обычно. Снег сыпал, не переставая, всю ночь, и с транспортом творилось что-то невероятное. Это вместе с постоянной в эти дни сверхурочной работой, возможно, удержало некоторых из тех, у кого сегодня был выходной, от попыток с утра пораньше добраться до магазина. К тому же и грипп не ослабевал: только вчера человек десять позвонили и сказали, что больны. Что-то будет сегодня в докладе? — думала Брэнди.

Сама того не замечая, она искала глазами Зака до тех пор, пока не увидела его. Когда он встретил ее взгляд и улыбнулся, она с досады готова была сама себя удушить. Хотя на самом деле не заметить его было трудно. Он был готов к работе, и его красная шуба, резко контрастировавшая с торжественным, под старину, темно-зеленым креслом, которое он выбрал, словно криком кричала, привлекая к себе внимание. Белая борода Деда Мороза лежала у него на коленях. Интересно, подумала Брэнди, он ее не надел потому, что здесь дети его не видят, или потому, что у него от нее подбородок чешется? Смешно, что вчера вечером она эту бороду почти не замечала, если не считать ощущения шелковой мягкости во время поцелуев…

И хватит об этом, сказала себе Брэнди. Ей есть о чем подумать, кроме того вчерашнего случая.

Она не ответила на его улыбку. Зак тут же устроил спектакль: засучил рукав, посмотрел на часы и укоризненно покачал головой, осуждая ее за опоздание. Брэнди мрачно посмотрела на него, прислонилась к колонне где-то сбоку и попыталась сделать вид, что никакого Зака Форреста на свете нет. Но ей было трудно полностью сосредоточиться на Кейси Эмос, которая вела собрание, стоя посреди комнаты, и через несколько минут Брэнди обнаружила, что ее глаза опять соскользнули на Зака.

Он поймал ее взгляд и жестами пригласил к себе.

Брэнди показалось, что он предлагает ей присесть на подлокотник его кресла. Смотрелось бы уютненько, подумала она и покачала головой. Потом отошла в конец комнаты и прислонилась к большому платяному шкафу.

Кейси говорила:

— Те, кто хочет участвовать в рождественском обмене подарками, должны записаться в комнате отдыха персонала не позже следующего понедельника.

Торопливо вошла сотрудница бюро обслуживания покупателей. Вид у нее был слегка растрепанный. Зак поманил ее к себе и встал, уступая кресло.

— Во вторник, — продолжала Кейси, — каждый, кто опустил записку со своим именем, должен будет вытащить записку с именем того, кому он будет готовить подарок, а сам обмен подарками состоится на празднике, в воскресенье вечером.

Окинув взглядом комнату, Зак лениво направился в сторону платяного шкафа.

Еще раз оказаться рядом с ним… У Брэнди заколотилось сердце. Не будь дурой, сказала она себе. Эта вчерашняя история — всего лишь аберрация[3].

И все это уже прошло. Странно, что она вообще что-то к нему чувствует.

Кейси, кажется, тоже была не вполне сосредоточена на деле. Ее внимательный взгляд переходил с Брэнди на Зака и обратно.

Само по себе это может ничего не значить, подумала Брэнди. Просто красная шуба бросается в глаза: Кейси наверняка показалось, что Зак уходит посреди собрания. Даже не отрывая глаз от Кейси, Брэнди все равно видела боковым зрением, как он приближался. Неудивительно, что Кейси смотрела на него.

— В пределах пяти долларов, как в прошлом году, — продолжила Кейси и заглянула в свои записи. — Вечеринка будет внизу, в атриуме, играть будет…

Брэнди отключилась от нее. Ежегодный рождественский праздник был, на ее взгляд, всего лишь досадной дополнительной заботой посреди и без того крайне напряженного сезона торговли. Она бы и вовсе туда не ходила, если бы не боялась обидеть этим своих подчиненных.

Зак остановился рядом.

— Избегаете меня? — негромко спросил он. Казалось, он вполне удобно устроился, скрестив руки и прислонившись плечом к двери платяного шкафа рядом с Брэнди.

— Простите?..

— Вы меня слышали. Вы избегаете меня.

— Вовсе нет.

— Тогда почему вы не подошли и не сели в кресло? Я джентльмен, я бы вам уступил. Или вы такая стойкая феминистка, что не приняли бы этой услуга?

— Я всего лишь почетный член ассоциации, так что стараюсь держаться на заднем плане.

— Ах, вот как? Так вы и в клубы не верите?

— Это не клуб, Зак. Поскольку формально я работаю не на универмаг сам по себе, а на корпорацию, которой принадлежит торговая сеть, я на самом деле не имею права входить в ассоциацию работников магазина. Но они все-таки пригласили меня.

Он хмыкнул.

— Готов поспорить, вы были в восторге. То-то радость для вас — быть приглашенной в команду.

Брэнди старалась не замечать его. Это было трудно: он встал так близко, что легчайший аромат его одеколона — такого приятного, прямо манящего — щекотал ей нос.

— Или вы подумали, что я вас опять поцелую? — прошептал Зак. — Это вас испугало? Позвольте вам заметить, я не стал бы этого делать.

— Очень надеюсь, что нет.

— По крайней мере при всех. С другой стороны, случись это наедине, вы бы меня, наверное, соблазнили.

У Брэнди отвисла челюсть.

— Только тронь меня еще, — пригрозила она, глядя ему прямо в глаза. — Вылетишь, и сильно огорченный, будь ты хоть трижды друг Росса Клейтона. Усвоили, Форрест?

Зак и ухом не повел:

— Постараюсь удержать это в памяти.

Прочно, всей спиной привалившись к шкафу, он стал оглядывать комнату. Он был так близко, что Брэнди чувствовала тепло его тела, но она знала, что стоит ей пошевелиться — Зак будет страшно доволен, поскольку прекрасно поймет, почему она это сделала. А Брэнди была достаточно упряма, чтобы не доставить ему такого удовольствия.

Она вздернула подбородок, скрестила руки так же, как он, и стала дальше слушать Кейси Эмос.

Господи, ну что же Кейси тянет, удивлялась Брэнди. Мы не можем сидеть тут весь день. Снег снегом, а через несколько минут придут покупатели… Она вдруг заметила, что Кейси пристально смотрит на нее.

Брэнди судорожно сглотнула и попыталась представить, как выглядел со стороны их с Заком обмен любезностями. Единственным утешением могло служить то, что, кроме Кейси, никто не мог их видеть, поскольку они были сзади всех. По крайней мере Брэнди надеялась, что к ним никто не оборачивался.

Кейси откашлялась и перевернула еще страницу записей.

— В этом году нам понадобится больше, чем обычно, добровольцев для работы на Дереве желаний. В течение первой недели реализации этой программы было записано шесть семей, но потом Пэт Эмерсон подхватила грипп, работа еще чуть-чуть поскрипела и остановилась.

Брэнди озабоченно нахмурилась. Пэт заболела? Наверное, только вчера, иначе она бы уже знала об этом.

— Что такое Дерево желаний? — тихо спросил Зак.

Брэнди с удовольствием проигнорировала бы вопрос, но это было все равно что прикидываться, будто с трудом режущийся зуб мудрости не болит.

— Вы заметили рождественские елки в атриуме?

— Их трудновато не заметить. Все-таки двенадцать штук, каждая по десять футов высотой…

— Большая часть из них — просто для создания праздничного настроения и для показа в полном блеске елочных украшений, которые мы продаем. Но одна — это Дерево желаний. Бедные семьи, которые не в состоянии купить к Рождеству игрушки, одежду и новогодние украшения, составляют списки того, что им нужно. Эти списки вывешиваются на дереве. Потом покупатели или работники магазина выбирают кого-нибудь из тех, чьи желания висят на дереве, и покупают им подарки.

Зак нахмурил брови.

— Вы вот так просто разрешаете людям входить и вешать на Дерево списки своих пожеланий? Даже не думал, что вы такая доверчивая, Брэнди.

— Конечно, существуют ограничения. Прежде всего, на Дереве нет никаких имен, указывается только возраст и размер одежды. Дарители отдают подарки в бюро обслуживания покупателей, а уж работники бюро вручают подарки по назначению. Они же проверяют, действительно ли семья так нуждается. Чтобы иметь право вывесить свой список на Дереве желаний, человек должен быть зарегистрирован благотворительной организацией. Как раз этим Пэт Эмерсон и занималась, пока не заболела, — координировала все детали.

— Кто теперь будет этим заниматься?

— Не знаю. — Брэнди ломала голову, но придумать ничего не могла. — Пэт будет трудно заменить. Для этой работы нужен особый человек — одновременно сердечный и проницательный, способный сочувствовать, но достаточно твердый.

Зак пожал плечами:

— Похоже, это задача из области менеджмента.

— Менеджмента? Если вы намекаете на то, что я должна взять это на себя, позвольте вас уверить, Зак…

— Что вы не обладаете этими особыми качествами? Меня это не удивляет. Может быть, вы на самом деле и не робот, но…

— Чем я не обладаю, так это временем, — заявила Брэнди.

Кейси продолжала:

— В каждом отделе хотя бы один человек должен постараться ознакомиться с заявками на Дереве, чтобы быть в состоянии помочь покупателям. А если кто-нибудь вызовется заменить Пэт на время ее болезни, я буду рада остаться после собрания и переговорить.

Зак поднял руку.

— Потребуется много времени, — предостерегла его Брэнди. — Пэт буквально посвятила себя этому проекту.

— Времени у меня навалом. Раз уж я все равно торчу здесь в ожидании своих разнообразных смен, я мог бы хоть делать что-нибудь полезное.

Брэнди чуть не сказала: «Я же предлагала вам упростить расписание», но вовремя прикусила язык.

— Я также должна предупредить вас, что Пэт…

Зак посмотрел на нее сверху вниз, широко раскрыв глаза, которые показались еще темнее, чем обычно, и перебил:

— Вы что, пытаетесь помешать мне сделать доброе дело, миссис Огилви? Достаточно того, что вы сама скряга, но стоять на пути других…

Брэнди заскрежетала зубами. Зак повысил голос:

— Я за это возьмусь.

Кейси отыскала его глазами.

— О, прекрасно! Задержитесь после собрания — я принесу картотеку Пэт, а миссис Огилви введет вас в курс дела.

Она перешла к следующему пункту повестки дня.

Брэнди смотрела прямо перед собой и ждала.

Прошла целая минута, прежде чем Зак спросил обманчиво мягким тоном:

— Что именно она имела в виду, когда говорила, что вы введете меня в курс дела?

— Пэт была координатором программы, а руководитель — я. Этот проект осуществляется не только в нашем магазине, это дело корпорации, Деревья желаний существуют по всей торговой сети.

— Я буду работать непосредственно с вами?

Брэнди подумала, что выражение его лица уже почти компенсировало ей то раздражение, которое ей, вероятно, часто придется испытывать в течение ближайшей недели или двух, пока Пэт не сможет опять работать в полную силу.

— Я пыталась сказать вам, пока вы еще не связали себя, — отвечала она сладким голосом. — Но, конечно, это не заставило бы вас изменить решение, не так ли? Я имею в виду решение творить добро.

Наконец, за считанные минуты до открытия универмага, собрание закончилось. Работники магазина кинулись во все стороны. Брэнди подождала, пока суета уляжется, и только потом поймала Кейси:

— Когда заболела Пэт?

— Несколько дней назад. Не смотри на меня так, Брэнди, я сама узнала только сегодня утром, иначе я бы тебе сказала. У нее как раз была пара выходных, она надеялась за эти дни выкарабкаться и выйти на работу по расписанию.

— Это создает большие проблемы с Деревом желаний.

— Ну, не знаю. Мне кажется, твой Санта-Клаус может справиться со всем, за что ни возьмется. — Кейси посмотрела снизу вверх на Зака и улыбнулась. — Вот в моем отделе действительно пробита брешь, которую вряд ли удастся заткнуть: Пэт — моя лучшая продавщица. — Она взяла Зака за рукав: — Позвольте мне сообщить вам основные из ваших обязанностей. Это совсем нетрудно, стоит вам только немного освоиться… И я уверена, что Брэнди…

Как раз в этот момент продавщица из салона «Элегантность», которая забирала в чистку блузку с горчичным пятном, подошла к Брэнди и протянула ей пакет с фирменным знаком «Тайлер-Ройал», так что Брэнди не расслышала, что Кейси говорила о ней. Впрочем, вряд ли она много потеряла: Брэнди подозревала, что ей не понравился бы план, начертанный для нее Кейси.

— Мне очень жаль, миссис Огилви, — сказала продавщица. — В химчистке сделали все, что могли, но, как видите, без большого успеха.

Брэнди вытащила блузку из пакета. Она была отлично отглажена и аккуратно сложена, но спереди по-прежнему были ясно видны желтые кляксы. Брэнди поблагодарила продавщицу, запихала блузку обратно в пакет, а пакет сунула под мышку. К этому времени Кейси уже закончила инструктаж, а Зак возился со своей длинной белой бородой — ему пора было идти к Мастерской Санта-Клауса.

— Это была любимая блузка? — спросил он. — У нее такой вид, будто она искупалась в горчице.

— Так оно и есть, — сказала Брэнди. — И поскольку вы были причиной ее гибели, я борюсь с искушением вычесть ее цену из вашего жалованья. Так что, если вы благоразумны…

— Я? — возмутился Зак. — Как это я мог быть причиной?

— Это случилось, когда вы первый раз здесь появились. Моя секретарша тогда срочно вызвала меня, чтобы я поговорила с вами, так что формально вы несете ответственность.

— Формально? — Зак заулыбался. — Почему этот ход мыслей меня нисколько не удивляет, когда так думаете вы?

Длинная белая борода скрывала ямочку на щеке, но Брэнди точно знала, где она. Вдруг она поймала себя на том, что ей хочется засунуть палец под мягкий пушистый ус и дотронуться до этой скрытой ямочки. А потом и вовсе стянуть с него бороду и поцеловать ее… поцеловать его… еще раз.

Желание было так сильно, так внезапно и так неразумно, что ей стало трудно дышать. Что с тобой происходит, Брэнди Огилви? — спросила она себя. Ты окончательно спятила, вот что!

— Не кажется ли вам, что уже пора приступить к работе? — ее голос прозвучал немного резко.

— Да, мэм, — промурлыкал Зак. — А то вам нечего будет вычитать, если я ничего не заработаю.

Брэнди не смотрела ему вслед. Ей это было не нужно. Даже не глядя, она знала, что он идет не торопясь.

Внутренняя радиосеть ожила с треском, за которым последовала первая нота рождественской песни «Колокольчики звенят». Этого безжалостно бодрого звука оказалось достаточно: Брэнди, рванувшись, снова выбралась на твердую почву.

Расправив плечи, она обернулась к Кейси.

— Не будешь ли ты так любезна перестать называть его моим Санта-Клаусом?

Кейси вскинула брови:

— Тебе не кажется, что он довольно явно держится около тебя?

Брэнди махнула на это рукой. Спорить дальше значило только привлекать излишнее внимание, а она и так уже сказала больше, чем ей обычно позволял здравый смысл.

— Пойду-ка я вниз, — проворчала себе под нос Кейси. — Если только снег не задержит покупателей, мне сегодня понадобится десять рук.

— У меня, кажется, есть новая работница для тебя.

— Здорово, — сказала Кейси без всякого энтузиазма. — Как раз то, что мне надо: пообучать кого-нибудь.

— Зато время пролетит незаметно, — с притворным сочувствием ответила Брэнди. — Я скажу директору по кадрам, чтобы послал ее к тебе, если появится.

— Если? Ты хочешь сказать, что на самом деле не приняла ее на работу?

— Пока еще нет. Это долгая история.

— Хотела бы я ее послушать, если б было время, — призналась Кейси.

Она собралась уходить.

— Постой, — сказала Брэнди. — Где ты взяла этот значок?

Кейси дотронулась до лацкана, где рядом с белой гвоздикой — знаком заведующей — скромно пристроился маленький пластмассовый кружок.

— Вот этот?

— Да-да, этот.

Кейси прикрыла значок ладонью:

— Мне его Зак дал, сегодня утром.

— И как только я не догадалась, что за этим стоит Зак. Что там написано на значке?

— Выходит, ты Зака на это не благословляла? А вы так уютно стояли сегодня рядом…

— Уютно? — Голос Брэнди мог бы заморозить антифриз. — Ну-ка дай сюда!

— Перестань, Брэнди, это же просто шутка.

— Ты знаешь, что значки с политическими лозунгами, повязки с протестующими надписями и все подобные средства выражения личных политических взглядов в стенах магазина запрещены?!

— Эту надпись трудно назвать политическим лозунгом, и значок я тебе не отдам. Если ты тоже хочешь такой, попроси у Зака — я уверена, он тебе даст. Тебе надо только пообещать, что до Рождества ты будешь каждый день делать какое-нибудь доброе дело, и он тебя тоже официально примет в число Друзей Санта-Клауса. Слушай, я правда побегу — мы же не хотим терять покупателей из-за того, что отдел не откроется вовремя?

Она ушла — так и не сняв значок — прежде, чем Брэнди успела возразить.

Брэнди вышагивала по второму этажу к Мастерской Санта-Клауса. Детей пока не было видно; тем не менее она прочно укрепила на обычном месте табличку «Санта-Клаус кормит своих северных оленей» и на всякий случай закрыла калитку: вдруг кто-нибудь подойдет раньше, чем она успеет разобраться со своим заблудшим Дедом Морозом…

Зак сидел, опершись на подлокотник кресла и вытянув длинные нога, как будто любовался своими превосходно начищенными сапогами. Увидев ее, он закатил глаза и встал.

— Миссис Огилви, — сказал он тоном страдальческого долготерпения, — если дальше так пойдет, мои волшебные олени растолстеют и не смогут летать.

— Тогда мы их пустим на оленью колбасу, а вы можете в Сочельник отправляться домой на метро и дальше по железной дороге, — огрызнулась Брэнди.

Зак вздохнул.

— Внутренний голос подсказывает мне, что вы мной недовольны. Но вот чем именно?

— Вы хотите сказать, есть еще что-то помимо значков?

— Вы так расстроились из-за значков? — недоверчиво спросил он.

— Дело не в значках самих по себе. Это всего лишь милая шутка. Но вы не можете устраивать подобные фокусы, не посоветовавшись со мной. Руководство торговой сети проводит вполне определенную политику: работникам наших магазинов запрещено носить политические и религиозные значки и украшения…

Брови Зака почти исчезли под меховой оторочкой его бархатного колпака:

— К какой же из этих категорий вы относите Друзей Санта-Клауса?

— Тут дело в принципе, Зак! Если какие-то символы мы разрешаем, то где граница? Как насчет черных повязок на рукавах? Плакатов с лозунгами протеста?

— Вам никто никогда не говорил, что вы чересчур эмоциональны, Брэнди? — Он покачал головой, как будто смущенный. — А я-то думал, вы так огорчились из-за того, что я вчера вечером слегка подправил Страну игрушек.

Брэнди онемела.

— Что вы сделали?

— Только парочку витрин, где выставлены игры. Знаете, мне так надоело заниматься покупками, ну, я и стал просто рассматривать игрушки. Некоторые полки были переполнены так, что трудно было вытащить коробку, не уронив целую кипу. Я просто передвинул их таким образом, что…

— Ах, вот как, — сказала Брэнди. — Все! Вы уволены!

Несколько секунд Зак молча смотрел на нее.

— Из-за нескольких значков?

— Нет. Я решила покончить с вами потому, что вы лезете не в свое дело. Вас наняли в качестве Деда Мороза, а не директора этого магазина.

Зак вытащил из обширного кармана шубы что-то вроде пульта дистанционного управления телевизором.

— Что это? — спросила Брэнди.

— Сотовый телефон. Знаете, по нему можно звонить откуда угодно. Бывает очень кстати, когда Санта-Клаусу надо запросить свой банк данных на Северном полюсе.

— Очень смешно. А сейчас он вам зачем?

— Ну, спрашивать эльфов о том, хорошо ли вы себя вели весь год или капризничали, мне не надо: могу сделать собственные выводы. Значит, я звоню Россу, чтобы вы могли сами сказать ему, почему именно я вам не подхожу. — Он нажал несколько кнопок и протянул ей телефон.

— Черт побери, Зак…

Телефон зажужжал, потом стало тихо, и наконец раздался голос Росса Клейтона. Брэнди не удивило существование прямого номера, по которому можно было позвонить в кабинет Росса Клейтона, минуя все коммутаторы и секретариат. Но она была совершенно поражена тем, что этот номер знает Зак. Сама Брэнди никогда не имела такого доступа к боссу, все ее звонки генеральному директору шли стандартным путем.

Она свирепо посмотрела на Зака, потом на телефон. Зак все еще молча держал его перед ней, и в конце концов она его взяла.

— Росс? Это Брэнди Огилви.

— Рад, что вы позвонили. Я как раз хотел с вами поговорить.

— Хотели?

— Да. Зак сказал мне, что взволнован тем добрым сотрудничеством, которое у него складывается со всем магазином, и особенно с вами. Судя по тому, что я слышал, дела, должно быть, идут замечательно.

Зак смотрел на нее, широко раскрыв глаза, с таким уверенно-невинным видом, как будто слышал весь разговор. Росс продолжал:

— Я, конечно, и сам во всем этом убедился вчера вечером, когда заходил в ваш магазин.

— Вы здесь были? — просипела Брэнди. — Когда? Вы не заглядывали в мой кабинет.

— О, это было уже совсем вечером. Вы, наверное, давно были дома.

Вчера вечером, подумала она. Перед закрытием. Перед поцелуем на стоянке.

— Мы с Келли привели детей к Деду Морозу. Не к Заку, конечно, — его бы они раскусили в одну секунду, — поэтому мы подождали, пока другой Дед вышел на дежурство. Но Зак потом говорил мне, как ему у вас нравится.

— Держу пари, он сказал все это, когда переделывал витрины в Стране игрушек, — сухо сказала Брэнди. Она ждала реакции. Уж конечно, Росс не простит такого самоуправства, какими бы близкими друзьями с Заком они ни были.

— Сказать по правде, да — именно этим он и занимался. Получилось очень неплохо. Заведующему отделом, кажется, тоже понравилось. — (У Брэнди начала кружиться


Содержание:
 0  вы читаете: Любовь под Рождество (Сборник) Untitled : Ли Майклс  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Ли Майклс
 2  ГЛАВА ВТОРАЯ : Ли Майклс  3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Ли Майклс
 4  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Ли Майклс  5  ГЛАВА ПЯТАЯ : Ли Майклс
 6  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Ли Майклс  7  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Ли Майклс
 8  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Ли Майклс  9  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Ли Майклс
 10  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Ли Майклс  11  Карла Кэссиди Поможет Санта?Клаус : Ли Майклс
 12  ГЛАВА ВТОРАЯ : Ли Майклс  13  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Ли Майклс
 14  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Ли Майклс  15  ГЛАВА ПЯТАЯ : Ли Майклс
 16  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Ли Майклс  17  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Ли Майклс
 18  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Ли Майклс  19  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Ли Майклс
 20  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Ли Майклс  21  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Ли Майклс
 22  ГЛАВА ВТОРАЯ : Ли Майклс  23  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Ли Майклс
 24  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Ли Майклс  25  ГЛАВА ПЯТАЯ : Ли Майклс
 26  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Ли Майклс  27  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Ли Майклс
 28  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Ли Майклс  29  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Ли Майклс
 30  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Ли Майклс  31  Эмма Ричмонд Всё ради него : Ли Майклс
 32  ГЛАВА ВТОРАЯ : Ли Майклс  33  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Ли Майклс
 34  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Ли Майклс  35  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Ли Майклс
 36  ГЛАВА ВТОРАЯ : Ли Майклс  37  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Ли Майклс
 38  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Ли Майклс  39  Использовалась литература : Любовь под Рождество (Сборник) Untitled
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap