Документальная литература : Публицистика : Игорь Симеонов ДОЛГИ НАШИ?.. (Россия XXI века в “долговой яме”) : Газета Завтра Газета

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Игорь Симеонов ДОЛГИ НАШИ?.. (Россия XXI века в “долговой яме”)


1. ДЕФОЛТ КАК СПОСОБ ВЫЖИВАНИЯ


Когда очнувшаяся после длительного удалого загула, от очередного “неожиданного” шока 17 августа 1998 г. “зеленая” российская элита удивленно осмотрелась по сторонам, она заметила значительные перемены.


Во-первых, ее перестали принимать в хороших домах, где в течение десяти лет натужно “восхищались” мужеством россиян, дерзнувших выползти из кромешной коммунистической тьмы. Во-вторых, в этих же домах вновь ужасом зашелестело слово дефолт — наши западные друзья осознали, что мы опять вздумали играть “не по правилам” (в смысле — не по их правилам).


Взять денег под немыслимые проценты, заведомо не имея возможности их вернуть,— это считается в “приличном обществе” нормой. А вот действительно не вернуть деньги, объявить себя банкротом — уже моветон.


Это — “правила игры” с точки зрения деловой (протестантской) этики Запада. Но, с точки зрения той же этики, за сделку отвечают обе стороны: кредитор не мог не видеть, кому и на что он дает деньги. Говоря более сухим языком: риск невозврата средств всегда прямо пропорционален доходности вложений. Риск неизмеримо возрастает, если заемщик явно строит кредитную пирамиду, не зарабатывая и десятой доли того, что он обещает кредитору.


А если заемщик вообще не работает, а лишь “прожигает” на курортах Ниццы и Лас-Вегаса свалившиеся с небес миллиарды?


Теперь Запад и его конкретные представители делают вид, что все эти годы они искренне считали ельцинскую Россию “первоклассным заемщиком”, что их-де обманули, давая недостоверную информацию, что десять последних лет представляли собой сплошную полосу односторонней “помощи” Запада посткоммунистической России, что это не МВФ, а кто-то другой выдавал валютные индульгенции циничным и вороватым российским “реформаторам”, бездарно загубившим шанс модернизации выстрадавшей перемены страны.


Июльский (1999) Пленум, простите — Совет директоров, МВФ “возложил полную ответственность за произошедший в августе 1998 г. кризис на российское правительство” (как будто высокопоставленные сотрудники Фонда, включая С.Фишера и М.Камдессю, не провели выходные 15-16 августа в напряженных согласованиях с Москвой, а комиссар от мировых спекулянтов Дж.Сорос не провел эти дни в Москве, лично встречаясь с А.Чубайсом, М.Задорновым и компанией).


На самом деле политические и финансовые институты Запада всегда были прекрасно осведомлены о состоянии дел в России. Они сами формировали “повестку дня”, состав и принципы работы ключевых ведомств РФ в 1991-98 гг.


Почему же они давали деньги, открывая тем самым “зеленый свет” международным финансовым спекулянтам, которым и дела нет до долгосрочной платежеспособности заемщика — лишь бы они сами успели “выдернуть” свои деньги из рушащейся долговой пирамиды?


Есть несколько версий происхождения этого “зеленого света” для глобализации России: от самой примитивной теории “заговора” (некое неодолимое инстинктивное стремление Запада, и прежде всего США, окончательно уничтожить бывшего геополитического соперника) до самой утилитарно-меркантильной (Россия все годы “реформ” представляла собой прекрасный “зеленый коридор” — канал сбыта эмитируемых долларов, поддерживая долговую пирамиду США). Но, каковы бы ни были мотивы, важен результат: Россию выставили обманщиком.


Платя, как это нетрудно показать в результате анализа платежного баланса, последние 10 лет теневую “дань” (некомпенсированный трансферт) Западу в размере 15-20 млрд. долл. в год, Россия при этом наращивала и свой официальный внешний долг.


Но Россия ли делала все это? Государство ли наращивало безумные долги? Или — узкая группа лиц, получивших “ярлык на княжение” из рук далеких ханов новой мировой Золотой Орды? Легитимность ельцинского режима, а значит, и сделанных им заимствований, стоит под вопросом по крайней мере с октября 1993 года, когда насильственным путем был разогнан законодательный орган страны. Все меморандумы о взаимопонимании с МВФ, на основании которых давались кредиты, никогда не утверждались парламентом страны, большая часть этих заимствований не проходила через бюджет.


Таковы внешние, формально-юридические основания для вменения, по крайней мере, равной ответственности за дефолт России ее кредиторам, и прежде всего МВФ. Но есть и реальные исторические основания.


Дефолт (отказ от части внешних обязательств) Россия практикует, как и любая выжившая в истории держава, столетиями, со времен образования Киевской Руси. Примеров вызывающих дефолтов в истории не счесть. Так, США как государство возникли на базе дефолта по отношению к Великобритании. Современная Германия — на базе дефолта по отношению к Версальскому миру (правда, это стоило Германии национальной катастрофы гитлеризма).


На это возражают, что в современном “цивилизованном” мире, по крайней мере во второй половине ХХ столетия, примеров дефолтов великих держав не было, что такой дефолт — прямое нарушение международного права.


Но кто говорит это?! Те самые политики и финансисты, которые признают только силу, которые готовы устанавливать свой миропорядок без оглядки на “отжившие” мировые правила и институты (ООН, ОБСЕ и др.). США фактически объявляют дефолт ООН, не просто игнорируя Совет Безопасности, но годами не выплачивая взносы в бюджет этой организации. НАТО объявляет военный дефолт России, отказываясь от ранее взятых обязательств о координации военных действий вблизи друг друга.


С другой стороны, вроде бы правы и наши “правоверные” либералы: второго издания “экономики ГУЛАГа” страна не выдержит.


“Не стоит тешить себя иллюзиями, что возможны какая-то “хорошая” или хотя бы приемлемая изоляция. Эффективное и высокотехнологическое импортозамещение. Всеобъемлющая, но не карательная государственная мобилизация ликвидных ресурсов. Особый путь, но такой, на котором не встречаются Особые отделы и Особые совещания. Так не бывает... Изоляция не бывает хорошей. И как ни раскладывай детали: импортозамещение, госмонополия на ресурсы, эмиссионное финансирование, рационирование и т.д. и т.п., — получишь все то же. Пулемет. Моток колючей проволоки. Газету с длинным рядом орденов. Кучку неотоваренных талонов. Законную гордость за бессмысленно прожитые годы”. Такие обвинения нужно осмыслить, ибо они — краеугольный миф доморощенных и заграничных либералов.



2. МВФ КАК РЫЦАРЬ “КРЕСТОВОГО ПОХОДА” ПРОТИВ “ИМПЕРИИ ЗЛА”


Приезд г-на Камдессю в Москву 27-29 марта ознаменовался таким количеством расточаемых сторонами комплиментов и улыбок, что впору вспоминать о рыцарских временах и турнирах, в которых благородные доны завоевывали прекрасных дам. Но Россия — не дама. Переговоры с МВФ — не рыцарский турнир, как это ни пытались представить наши государственные мужи. Если описывать МВФ в терминах средневековья, то эта организация напоминает один из тех воинственных орденов, которые искали на Востоке то ли гроб Господень, то ли господство над непокорным миром.


Как истинный рыцарь глобализации “наш дорогой Мишель” искренне недоумевает: “Обидно за нынешнее положение не только вашим гражданам — разочарование ощущается во всем мировом сообществе, что Россия находится в упадке и кризисе” . После 24 марта 1999 г., когда под “мировым сообществом” Запад стал открыто подразумевать исключительно сам себя в лице НАТО, особенно трогательно выглядят поучения главы МВФ: “Нужно реально работать: собирайте налоги (но делайте это разумно, не убивая бизнес и производство), не воруйте (трудный для России вопрос), используйте здоровый патриотизм...” Степень “здоровья” этого патриотизма будет, видимо, определяться теперь уже сменщиком Хавьера Соланы на посту главного крестоносца Брюсселя.


О чем реально договорились на тех переговорах с МВФ? Россия обещала обеспечить первичный профицит бюджета в 2% ВВП. Между тем у нас никогда не было профицита. Даже в благополучные “времена застоя” подпечатывались деньги.


Возможен ли профицит в 1999 году? В первом полугодии (за счет того обстоятельства, что в январе-феврале страна жила без утвержденного бюджета и расходы осуществлялись на уровне 1998 г., а также — и прежде всего — за счет роста цены на нефть в два раза за март— июль с. г.) удалось добиться небольшого первичного профицита (около 4 млрд. руб. или 0,5% от ВВП). При этом правительства Примакова (в лице трио Маслюков— Задорнов— Геращенко) и Степашина проводили столь жесткую финансовую политику, что им могли бы позавидовать самые отпетые монетаристы Так, отношение М2 к ВВП снизилось до минимального за последние годы уровня — менее 12% по сравнению с 17% еще в феврале 1998 г. И, несмотря на это, валютный курс уже был на 20% выше среднегодового бюджетного плана, инфляционные ожидания из-за неизбежных индексаций зарплат и пенсий как минимум в два раза выше заложенного в бюджет уровня (30%).


МВФ, а вслед за ним и российское правительство, очень любят изобретать простые и универсальные средства мгновенного излечения нашей “ненормальной” (по западным параметрам) экономики. В 1992— 94 гг. это были либерализация цен и приватизация, в 1994— 95 гг. — переход на неэмиссионное финансирование бюджета (запуск пирамиды ГКО), в 1996— 98 гг. — твердый курс рубля (валютный коридор). После того как очередной “окончательный рецепт” проваливался, как черт из табакерки появлялся новый — теперь уж точно чудодейственный, самый проверенный и самый “окончательный”.


Так и с профицитом бюджета. Миф “великих либеральных реформ” требует все новых жертв. Сегодня ему мало разрушенного реального сектора экономики, разоренной финансовой системы, ему требуются остатки государства в виде той “советской сети бюджетополучателей” (оборона, наука, образование, культура), которую надо “оптимизировать” путем обрезания.


Сами либералы признают невозможность первичного профицита в существующей системе воспроизводства (расхищения) власти и капитала в стране: “При самом благожелательном отношении кредиторов, даже обнулив долг. Мы вскоре снова попадем в долговую ловушку” ,— говорит даже такой либерал-фискал, как А.Починок.


МВФ вдруг, по словам наших переговорщиков, проявил “неожиданный социальный уклон” и стал заботливо радеть об индексациях пенсий, пособий и затрат, требуя повысить доходы бюджета на 100 млрд. руб. в год. С чего бы это?


Ларчик открывается просто: из всех дополнительных доходов бюджета-99 половина должна идти на индексацию, а половина — на выплату внешних долгов, которые на самом деле в первую очередь волнуют мировую финансовую организацию. В заявлении Совета директоров МВФ так и сказано: “Нормализация отношений с внутренними и внешними кредиторами должна быть главной задачей” правительства РФ. Не сохранение страны, не спасение и развитие умирающей экономики и социальной сферы, а выплаты по непосильным долгам (превышающие треть расходной части бюджета) — вот наше вдохновляющее “либеральное завтра”.


Этот подход МВФ понятен: у каждого интересы свои. Но глобальные игроки продают эти свои интересы под маркой мировых, “общепризнанных ценностей” (права человека, рыночная экономика, политическая демократия).


Всегда находятся те, кто покупает (или покупается). Вопрос в цене. И вот уже бывший министр финансов США г-н Рубин (в прошлом — управляющий “Голдман Сакс”), удачно совершив летом 1998 г. сделку по трансформации тающих на глазах ГКО в более надежные евробонды, сегодня участливо заявляет: “Российское правительство пытается построить современную экономику в стране, где никогда не было настоящего частного сектора” .


Для американцев отсутствие частного сектора (рыночной экономики) — не меньший грех, чем отсутствие прав человека и выборной демократии. То есть верный признак чуждости и даже враждебности “недоразвитой” страны.


Финансисты предпочитают избегать излишне крепких выражений, от них не услышишь характеристик типа “империя зла”. Но когда улыбчивый глава МВФ говорит: “Россия должна сделать все возможное, чтобы как можно скорей перейти к рыночным механизмам, а также психологически пересмотреть все свои старые взгляды” ,— он имеет в виду то же самое, что сформулировал в начале 80-х импульсивный президент-актер Р.Рейган, характеризуя впоследствии проданный своими вождями “развитой социализм”.


Дальнейшая “игра” с Россией в финансовые кошки-мышки со стороны МВФ после выделения первого транша, которого не хватает даже на месячные выплаты, очевидна: прибывшая в августе с.г. в Москву миссия Фонда установит, что денежная программа на 1999 г. Россией не выполняется, Совет директоров Фонда констатирует очередной провал “неблагодарных” русских. Вопрос будет вновь вынесен на высший политический уровень: США будут в который раз предлагать частичное списание долгов развивающихся стран и России, а МВФ — реструктуризацию евробондов (основные государственные и частные кредиторы — европейцы).


В этом случае Россия будет “вползать” в свой дефолт с той скоростью и в тех формах, которые будут признаны целесообразными для сохранения внутриамериканского баланса интересов между людьми из Белого дома и Капитолия, с одной стороны, и из Лэнгли и Пентагона, с другой.


Возможен и другой вариант. Если администрации Ельцина не удастся удержать рушащийся на глазах внутрироссийский баланс интересов элиты и победит один из неприемлемых для Запада автаркических вариантов (“семейный” или военно-бюрократический), то может быть форсирован вариант открытого объявления дефолта страны — благо, предпосылки для него постоянно создаются (так, образован клуб “хищных” американских портфельных инвесторов, способный заблокировать решение Лондонского клуба о реструктуризации долгов РФ).


Если на этот шаг (формальное объявление дефолта) пойдут МВФ, Парижский и Лондонский клубы, мы получим даже не мобилизационную, а военную экономику, в которой интересы ВПК вновь станут преобладающими и вариантов выхода из исторического тупика не останется.


Если же сама Россия объявит дефолт по всем своим внешним обязательствам (по обязательствам СССР дефолт практически уже объявлен), то у нее появится шанс предложить западному клубу кредиторов “отступное” по своим долгам: нелегально вывезенные капиталы и зарубежную собственность царской России и СССР. Анализ показывает, что этих авуаров с лихвой хватает, чтобы покрыть все долги России (только за 1992— 98 гг. из страны нелегально вывезено, по данным платежного баланса, более 200 млрд.долл.), а юридические механизмы такого “отступного” вполне понятны. В этом случае существует реальный шанс остаться на уровне мобилизационной, а не военной экономики, договорившись с лидерами “семерки” о том, что все текущие платежи (прежде всего торговые) между Россией и Западом осуществляются в нормальном режиме.


МВФ в такой ситуации становится основным распределителем средств, поступающих от поиска и продажи заграничных активов России. Эту функцию он не сможет выполнить без полного обновления своих процедур по России (переход от позиции “опекуна” к позиции “поверенного в делах”).


Вот только нужно ли это МВФ и его главному акционеру? МВФ пришел в Россию как крестоносец и уходит из нее как мародер — достойный финал организации, для которой “мировой порядок” эквивалентен выполнению стандартных процедур непротивления воле кредитора .



3. КАКОЙ ПОРЯДОК ВОЗМОЖЕН В РОССИИ?


В докладе годичной давности анализировались три возможных сценария приспособления российских органов власти к наступившему после 17 августа периоду распада режима “либеральной стабилизации” 1992— 98 гг. Развитие событий показало правильность анализа расстановки игроков на политическом поле, хотя и внесло ряд уточнений (например, усиление роли Генпрокуратуры как “ахиллесовой пяты” режима).


Эти три сценария были названы в докладе: 1) “антилиберальный консенсус” (частично реализован правительством Е.Примакова, что и явилось одной из причин его отставки); 2) переход к либеральной диктатуре, основанный на импорте Кремлем уже прямой (а не только финансовой или информационной) криминальной силы; 3) попытка номенклатурной реставрации (на базе возможностей управления делами президента и друзей “семьи”).


Август 1999 года Россия вновь встретила на перепутье. Исчерпав относительно “мирные” способы политической борьбы и ощущая, что при дальнейшем укреплении “антилиберального консенсуса” (связки правительство— Федеральное собрание— Центробанк) конструкция ультрапрезидентской республики неизбежно рушится, Б.Ельцин в своем ежегодном послании Федеральному собранию подтвердил верность “великому курсу реформ”, оказавшись перед выбором между опорой на “семью” и силовиков, с одной стороны, и искушением возврата к власти проверенных “младореформаторов” (от А.Чубайса до Г.Явлинского) — с другой. Весной— летом 1999 г. сформировалась “гремучая смесь” этих вариантов, которая выплеснулась в информационной войне разных крыльев либерал-приватизаторов России.


Вновь зададимся вопросом: насколько сегодня может быть устойчива номенклатурная консолидация власти, управление элитой через систему спецраспределителей в стремительно нищающей стране? Здесь вопрос не столько в моральных качествах наших министров, депутатов и сенаторов (степени их “продажности”), сколько в оценке возможности подавления Кремлем конкурирующих центров, владеющих другими (номенклатурными) ресурсами: идеологическими (КПРФ), сырьевыми (Газпром, ряд нефтяных и металлургических компаний), административными (правительство РФ, администрации Москвы и регионов), финансовыми (Центробанк, банки, экспортеры), информационными (СМИ).


При противоборстве Кремля с центрами “антилиберального консенсуса” (коалиция Примаков— Лужков— губернаторы, КПРФ) будет, по всей вероятности, форсирован сценарий новой “либеральной революции” , движущими силами которого станут либо все строители режима 1992— 98 гг. (от А.Чубайса с его “тремя политическими попугаями” и Б.Березовского с его генерал-губернатором до В.Черномырдина, В.Жириновского и Г.Явлинского), либо новая генерация жаждущих власти теневых бизнес-”авторитетов”.


На чем может быть основан этот проект реставрации фиктивной экономики и политики? Каким образом можно вновь собрать ресурсы под обанкротившийся проект (миф) “великих либеральных реформ”?


Как показывает опыт г-на Мавроди, в России можно входить в одну и ту же реку “добровольных пожертвований” на благо пирамидостроителей неоднократно. Исчерпав сладость таких фантомов, как “рыночная экономика” (что она делает с населением страны, стало отчетливо видно после 17 августа), “политическая демократия” (кто приходит к власти в условиях беспредела через современные избирательные технологии и контроль над избирательными комиссиями, поняли слишком многие), режим обороняет последний редут — “права человека” (как сказано в последнем послании президента Б.Ельцина: наша цель и наш главный ресурс — “свободные люди в свободной стране” ).


Итак, последний бой разворачивается на информационном поле, ведь главные создатели “пространства свободы” в нищей стране — электронные СМИ. Как-то в “Итогах” прозвучал диалог двух бывших: вице-президента А.Руцкого и министра иностранных дел А.Козырева. Последний, называя себя “прозападным” политиком и желая защитить позицию дружественного нейтралитета в отношении действий НАТО в Югославии, патетически пророчествовал: “Когда за вами придут, вспомните единственных друзей России: Саддама Хусейна, Слободана Милошевича и полковника Каддафи” ,— при этом почему-то вспоминая, что мы были со странами НАТО союзниками во Второй мировой войне. Другой его аргумент: только Запад может дать России необходимые технологии и инвестиции (как будто не “герои 17 августа” закрыли России доступ на мировые финансовые рынки).


Е.Киселев, видимо, желая “припереть” А.Руцкого к стенке, задал ему вполне логичный вопрос: “Если мы считаем НАТО и США агрессорами, может быть, честнее отказаться от их экономической и продовольственной помощи, прервать переговоры с МВФ, отказаться отдавать долги?” Это — хороший вопрос, потому что он “переворачивает” проблему возможного внутреннего порядка в России, заставляя нас откровенно и жестко спросить себя: какую Россию допустят в формирующийся “новый мировой порядок” его архитекторы и заказчики?”



4. ЧЕТВЕРТАЯ ЛИНЬКА“ МИРОВОГО РЫНКА”


За активно продаваемыми всему миру ценностями “открытого общества” американского образца (теория “агрессивного маркетинга” ценностей приобрела наиболее законченные формы на рубеже столетий, точно так же, как сто лет назад была доведена до логического конца теория классовой борьбы) стоят интересы. Каковы эти интересы, где эти основные центры силы, формирующие контуры глобального порядка наступающего столетия?


Это — не финансовая олигархия (мировая или отечественная). Потому и не действенны больше рецепты классовой борьбы или гражданского общества, что рынок капитала перестал играть системообразующую роль в глобальном разделении труда, в управлении концентрацией и распределением ресурсов. Начало процессу освобождения мира от цепких объятий финансовых акул было положено в тот момент, как два студента в гараже собрали первый персональный компьютер (Apple), а еще два неприлично молодых человека создали универсальную операционную “оболочку” (Microsoft). В это же время формировались глобальные информационные сети (BBC, SNN и др.).


От управления инвестициями ведущие корпорации, а затем и страны перешли к управлению ожиданиями. В этот процесс интегрировались и банки, прежде всего — несколько ведущих американских банкирских домов (рынок дериватов к началу 90-х годов в 8— 12 раз превысил объем мирового ВВП, причем львиная часть этих производных финансовых инструментов, суть которых заключается в управлении ожиданиями, эмитирована в США).


Итак, рынок информации опосредовал и включил в себя исторически более ранние рынки (труда, товаров и капитала) в качестве элементов, свойства которых диктуются интересами целого. То есть произошла четвертая линька “мирового рынка”. Если в 70— 80-х годах миром управляла “техноструктура” (Дж.Гелбрэйт), т.е. бюрократия ведущих финансово-промышленных корпораций, то в 90-е годы — “инфоструктура”, главными составными частями которой являются частные и государственные масс-медиа, индустрия развлечений и Интернет.


Формирование глобальной “виртуальной реальности”, в которую может войти каждый и которая вроде бы ничего никому не диктует, делает информационные “поводы” и фантомы гораздо важнее реальных фактов и событий (так, для НАТО важнее выиграть информационную войну, чем реальную, поскольку именно в ней западный обыватель определяет победителей). Постепенно именно в такие инструменты превращаются и мировые финансовые институты: МВФ, Всемирный банк и др. Им, как это показал последний кризис в Бразилии и продолжающийся кризис в России, гораздо важнее убедить своих акционеров и “впечатлительных” частных инвесторов в следовании “генеральной линии” вашингтонского консенсуса, чем в реальных результатах многомиллиардных кредитов.


Даже правоверные либералы указывают на “непорядочность” позиции мировых финансовых организаций: “В результате многолетнего потакания российским властям, при котором неоднократно нарушались даже внутренние процедуры и этические правила МВФ и Всемирного банка, эти организации добились прямо противоположного тому, на что, казалось, рассчитывали”.


Это суждение лучше всего иллюстрирует, что наши “певцы свободы” (читай либерализма) совсем не поняли его современной сути, оставшись на уровне XVIII— XIX веков, когда “невидимая рука” свободного рынка (читай капитал) формировала основные национальные и мировые воспроизводственные законы.


МВФ потому и нарушает собственные правила, что его оценивают не по тому, насколько продвинулись к Атлантическому сообществу (читай, к США) развивающиеся страны, но, напротив, насколько хорошо себя чувствует работодатель. И потому, несмотря на многочисленные прогнозы, что МВФ “разгонят” при следующем кризисе (сначала — после кризиса в Азии, после ситуации в России, затем — при обвале в Бразилии), единственная опасность для бюрократов из мировых финансовых властей появится лишь тогда, когда и если зашатается цитадель нового миропорядка — информационно-финансовая пирамида гегемонии доллара, более конкретно — фондовый рынок США, эта “последняя гавань” для капитала и, что более важно, информационной стабильности (оправданности, притягательности) все более самодостаточной глобальной “империи универсальных ценностей”.


В чем суть нового мирового порядка, в котором, по мнению американских геополитиков и наших либералов, нет места России как самобытной стране-континенту со своими, а не заемными порядками?


“В последние десятилетия власти большинства стран планеты вступили в жесточайшую конкуренцию друг с другом по ключевым параметрам экономической свободы — какая страна предложит у себя более благоприятные условия для действия отечественного и зарубежного бизнеса, кто быстрее либерализует свою экономику, кто предложит более низкие налоги, кто больше сократит государственные расходы” . Не мировое сообщество, а стриптиз-клуб какой-то (к этому сравнению мы вернемся несколько позже).


“Потерянное столетие” для России — так называет А.Илларионов и его единомышленники на Западе наш, ХХ век. Тот самый век, когда впервые в истории Россия стала одним из столпов миропорядка?!


Воистину, простота хуже воровства.



5. НЕОБХОДИМ РАСКОЛ ЗАПАДА.


Позиция, занятая сегодня правительствами РФ и США (долг РФ за 1992— 98 гг. приоритетнее долгов СССР) не отвечает экономическим интересам европейцев (и прежде всего Германии), поскольку основная часть советского долга принадлежит им, а “новые” долги относятся прежде всего к МВФ (19 млрд. долл.) и Всемирному банку (9 млрд. долл.). Предложение американцев поставить в “общую очередь” кредиторов владельцев евробондов также направлено против европейцев, т.к. главными владельцами и расчетными банками по выпуску этих бумаг также являются инвесторы “старого света”.


Хватит ли пресловутой “атлантической солидарности” на то, чтобы Европа отказалась от своих финансовых интересов и делегировала МВФ права на управление своими “восточными активами”?


Что потребует в этой ситуации получивший окончательный картбланш МВФ за списание долгов? Не встанет ли вновь вопрос о “демонополизации” Газпрома с его почти 40% европейского рынка?


В этом случае Европа заплатит дважды: и при списании долгов, и при дестабилизации своего газового рынка. Выиграют же в очередной раз американские финансовые и нефтяные компании, недаром США с марта с.г. “вдруг” стали играть на повышение цены нефти (это и жесткая позиция главного “владельца задвижки” Саудовской Аравии, и неожиданные бомбовые удары по нефтяной инфраструктуре в Ираке).


Не хотелось бы верить в подобную слепоту Европейского союза, хотя югославский удар по евро, по историческим европейским ценностям (к которым относятся толерантность и экологическая осторожность) показал, насколько современное поколение европейских политиков (Т.Блэр, Г.Шредер и Ж.Ширак) прониклось самонадеянностью “корпорации победителей” в холодной войне, так блестяще воплощенной в главном “баловне судьбы” эпохи глобализации и бесконечной мыльной оперы имени Моники Левински — Б.Клинтоне. Если Запад проявит себя вновь как монолит, если европейские лидеры не захотят “сепаратных переговоров” с Москвой по долговой проблеме, то это будет не только поражением России. эТо будет концом Европы как глобального игрока XXI века — эмитента второй мировой валюты.


С расколом Европы и у России не останется других путей, как капитуляция перед единственным центром силы или “железный занавес” без всяких перспектив на продолжение существования рынка внутри страны (ибо зачем рынок, если основные — европейские — рынки сбыта закрыты?)



6. СТРИПТИЗ ПРОТИВ ИЗОЛЯЦИИ?


Итак, и наши, и западные (от МВФ и НАТО) либералы предлагают России новый виток либеральных реформ: более бесстыдный, переходящий в открытую проституцию — финансовый стриптиз. Чтобы не быть голословными, давайте немножко посчитаем. МВФ требует увеличения доходов бюджета с 470 до 530 млрд. руб. и первичного профицита в 2%.


Рост доходов до искомой цифры при нынешней инфляции, девальвации рубля и росте мировых цен на нефть — дело несложное. Однако в долларовом выражении при вероятном курсе рубля в 30— 50 руб./долл. все доходы бюджета составят 10— 15 млрд. долл. МВФ видит, что “под переговоры с ним” Россия исправно возвращала Фонду (в последнем квартале 1998 г. и в первом квартале года нынешнего) по 400 млн. долл., в июле вернула больше 1 млрд. долл. Кроме того, платит по евробондам.


Платит за счет остатков золотовалютных резервов, которые в очередной раз приближаются к 10 млрд. долл. (объему двухмесячного критического импорта). Платит (раздевается) — и ради Бога!


Чего вы хотите еще: переговоры (мониторинг) можно вести и второй, и третий квартал, пока стриптизерша, выбиваясь из сил, ждет “чаевых” от клиента (объем траншей МВФ в этом году, если они будут выделены, составит всего 2,4 млрд. долл., тогда как заплатить МВФ Россия должна 4,2 млрд. долл.).


Как ни обидно это сравнение для великой страны, но сеанс раздевания, начатый правительствами либералов, не закончен и сегодня. Бар под названием “миф о рыночных реформах” не закрыт, в него постоянно подвозят горячительного (обещания), между столиками (континентами) снуют юркие официанты (чиновники), принимающие в виде чаевых исключительно “зеленые”.


Постой, говорят автору этой статьи трезвые люди, но идеи о нелиберальной мобилизационной экономике — такой же миф, нереализуемый в реальности: в России все прогнило, в ней нет ни мобилизационной (национальной) идеи, ни политической силы, способной реализовать мобилизацию ресурсов, ни самих ресурсов, востребованных на мировом рынке. Ничего нет, кроме воровства.


Да, если хотите, “новая мобилизационная экономика” — очередной миф. Но это не миф о колючей проволоке или о пулемете. Это вообще не миф из пространства ценностей. Это — миф из пространства интересов.


После того как мы убедились, что никому не нужны на Западе (сначала измените “все ваши психологические свойства”, как советует мсье Камдессю), мы должны отрезветь. Мы должны ответить на простые вопросы.


Нужны ли мы сами себе? Способны ли мы мобилизоваться (не в смысле объявить всеобщую мобилизацию,— успокойтесь, господа самодеятельные миротворцы от “правого дела”) на трудную и многолетнюю работу? Способны ли мы сами разобраться со своими казнокрадами или у нас надежда на одну Карлу дель Понте?


Нужен ли нам компактный и недорогой госаппарат, способный организовывать дело, а не клянчить и распределять кредиты по всему миру?


Нужна ли нам экономика, которая не будет ютиться где-то между штатами Мичиганом и Джорджией, которую не будут называть “рыночной” по признаку полной конвертируемости рубля, но которая сможет обеспечить хотя бы базовые потребности населения?


Нужна ли нам бюджетная система, способная вместо накапливания долгов и построения все новых схем “приватизации” (до сих пор люди, извлекшие из бюджета 0,5 млрд. долл. двумя операциями, спокойно дают советы по построению “системы управления госдолгом”) поддерживать хоть в каком-то приличном виде системы национальной безопасности: здравоохранение, образование, оборону, правопорядок?


Для всего этого не надо устраивать мировой стриптиз на тему “берите и владейте” (ибо “овладеть” Россией можно, да вот долго удержать пока никому не удавалось). Потому и рисуют геостратеги на “великой шахматной доске” линии раздела России, что с кусками справиться легче, да и их разменная цена в игре с Европой, Китаем и мусульманским Югом постоянно растет.


Не нужно грозить нам новым ГУЛАГом, ибо система мини-гулагов воссоздана в последнее десятилетие усилиями либерал-приватизаторов, и люди вынуждены работать за пайку на новых “лагерных начальников” от олигархии, не имея шанса выехать на “материк” или найти другую работу.


И моток колючей проволоки давно размотан вокруг Кремля и Садового кольца, и пулемет давно собран по вашим “чертежам свободы”. А уж “гордость за бесцельно прожитые годы” вы обеспечили целым поколениям, которые провели последние годы без работы и без смысла существования, в переключении кнопок с канала, где идут мексиканские “мыльные оперы”, на канал, где показывают очередную отечественную мелодраму из жизни прокуроров и депутатов, либо промывают мозги лучшие отечественные гуру.


Если же у нас, как уверяют жрецы мифа “великих либеральных реформ”, больше не осталось ресурсов для нормального национального развития и нам остается уповать лишь на то, что к 180 млрд. долл., которые надо вернуть в ближайшие 12 лет, нам добавят еще столько же, то миф о мобилизации недолго будет оставаться самым страшным пугалом. Ибо он быстро померкнет по сравнению с наступившим светлым “либеральным завтра”.


бухгалтерское сопровождение фирм 8



Содержание:
 0  Газета Завтра 299 (34 1999) : Газета Завтра Газета  1  ТАБЛО : Газета Завтра Газета
 2  ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ИНФОРМБЮРО : Газета Завтра Газета  3  МЫ ПОЙДЕМ ПО ПОБЕДЫ (Письмо из Приднестровья) : Газета Завтра Газета
 4  ПОЗДРАВЛЯЕМ! : Газета Завтра Газета  5  Николай Анисин ТРИДЦАТЬ СРЕБРЕНИКОВ — ЗА ПАРТИЮ : Газета Завтра Газета
 6  j6.html  7  ДОЛГОЕ ЭХО КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ : Газета Завтра Газета
 8  Александр Бородай ГОРЯЧАЯ ТОЧКА : Газета Завтра Газета  9  Александр Лысков ВОЛГА ВПАДАЕТ В РОССИЮ (Часть первая) : Газета Завтра Газета
 10  Владимир Голышев “СМЕРТЬ, ГДЕ ТВОЕ ЖАЛО?..” : Газета Завтра Газета  11  вы читаете: Игорь Симеонов ДОЛГИ НАШИ?.. (Россия XXI века в “долговой яме”) : Газета Завтра Газета
 12  Элиезер ВОРОНЕЛЬ-ДАЦЕВИЧ РАЗБИТОЕ ЗЕРКАЛО : Газета Завтра Газета  13  Элиезер ВОРОНЕЛЬ-ДАЦЕВИЧ О НАШЕЙ ПОБЕДЕ, ИЛИ КРИЗИС ХРИСТИАНСТВА : Газета Завтра Газета
 14  j14.html  15  Юрий Белоусов “ОСКАР”-БЛЕЯНИЕ : Газета Завтра Газета
 16  Владимир Касаткин РЕДКИЙ ДАР : Газета Завтра Газета  17  А.Б. В ТУПИКЕ : Газета Завтра Газета
 18  Тит КНОПКА ПАТРИОТИЗМА : Газета Завтра Газета  19  Вадим Залесский ПРИМАДОННА РЕЙХА : Газета Завтра Газета
 20  Александр Брежнев ГАЗы, МАЗы и УАЗы : Газета Завтра Газета  21  Василий Китайцев МАГИ РОССИИ : Газета Завтра Газета



 




sitemap