Поэзия : Поэзия: прочее : Стихи : Алексей Иващенко

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Алексей Иващенко

Как мы строили навес

на даче у Евгения Иваныча

На кочках цветочки, за кочками лес. На дальний, глухой полустаночек, Наладив пилу и рубаночек С утра мы приехали строить навес На дачу к Евгению Ивановичу.

А дачи то, дачи и нет у него, Купил он участок заброшенный, Доплелся с посильною ношею, И вот по среди барахла своего Стоит он в тельняшечке ношенной.

Ах, Евгений Иваныч в полосочу,

Ох, да шкиперская борода,

Держит левой он детскою сосочку,

Держит правой орудье труда.

Евгений Иваныч, морская душа, И дочка его - морешанечка, Душею морскою в папанечку, Расписывать всем, как она хороша Часами он может за чайничком.

Но нам не до чая, мы рвемся скорей Докончить навес с перемычками, А то ведь беда с электричками, Ведь спать как хозяин без стен и дверей На голой земле без привычки мы.

Залезает он в спальничек спаренный,

Каждый вечер себе говоря,

"Ничего, перетерпим, не баре, мол.

Будем грется пока из нутря".

Корежит и гнет его радикулит Прохладною майскою ноченькой. Но строит и строит он прочненько, А дачи все нет, а мотор барахлит. Плевать, не себе ведь, а доченьке.

Я знаю, дача будет.

Я знаю, саду цвесть.

Способны наши люди

Не спать, не пить, не есть.

Тоскать керпич под мышкой,

Век путаться в долгах,

Чтоб свить гнездо детишкам

У черта на рогах.

Долбая по пальцам торопимся мы

Хозяйство Евгений Иванычево

Навесом укрыть, ибо мало ли чего,

Чтоб больше Евгению Иванычу

Не оборачивать пленкою на ночь его.

Приходи ко мне, Глафира

Приходи ко мне, Глафира, Я намаялся один. Приноси кусочек сыра, Мы в двоем его съедим. Буду ждать желанной встречи Я у двери начеку. Приходи ко мне под вечер, Посидим, попьем чайку.

Пр:Лучше быть сытым, чем голодным,

Лучше жить в мире, чем в злобе.

Лучше быть нужным, чем свободным,

Это я знаю по себе.

Приходи ко мне, Глафира, Ненароком, невзначай. Приноси кусочек сыра, Ведь без сыра, что за чай. И колбаски два кусочка, А я маслица найду. В наше время в одиночку Не прожить, имей в виду.

Пр.

Буду ждать я неустанно, Ты мне только прикажи, Должником твоим я стану На оставшуюся жизнь. Озари приветным взглядом, Малость рядышком побудь. Больше ничего не надо, Только к чаю что нибудь.

Пр.

Ох, не велит народный опыт Влюблятся в длинных и худых, Их не обънять и не похопать, Повелся с ними, жди беды.

Молва народная толстушек Песочит так, что боже мой. Они в объятьях, мол, удушат, И пустят по миру с сумой.

Но этой истине старинной

Наш брат цены не придает,

Едва узрит покрепче спину

И вперед,вперед,вперед Ах, эти круглые бока, что стоит шампанского бакал, Румяных щек лесной пожар, Раздор души, туземный шар О, эта дьявольская плоть способна сердце расколоть, И от того лишь веселей, что не помодет сердцу клей.

Бежать ученых вертихвосток, Народной мудрости завет. От них порой дуреешь просто, Чуток послушал, и привет.

Но этой истине старинной

Наш брат цены не придает,

Едва заслышит голос дивный

И вперед,вперед,вперед Ах, эти звонкий нервный смех, залог немыслимых утех, И как живительный ручей поток бесмысленных речей, О, эта дьявольская прыть способна сердце раздавить, И от того лишь веселей, что не помодет сердцу клей.

Клеем,

Сил и средств не жалеем,

Но расходятся швы,

Ах увы, ах увы, ах увы

От неразумного Хазара, До образованных Волхвоф Все соглашаются, что старость Недурно б встретить без грехов.

Но этой истине старинной

Наш брат цены не придает,

Смахнет с макушки паутину,

И вперед,вперед,вперед

Ты орел, с портфелем полным дел, Ты опять клевать мне печень прелетел. Был бы хоть какой-то толк,толк,толк Только больно клювом долг, долг, долг Экспертиза, семинар, спецотдел.

Ты скала, из плоских, суетных забот. Сплош гранит, не сред, не пятниц не субот. ..................... власть, власть,власть, Нет уж больше силы клясть,клясть, клясть, Соль мою уносит в море мой пот.

Цепь моя, я слабый на тебе повис. Без тебя давно б уже я спрыгнул вниз. Но сорваться в пропость не велят, Женская рука и детский взгляд. Будь же ты благословенна, И во век не оборвись.

Еще стрелу из колчана Не вынул злой волшебник, случай. И черной молнией летучей Не поразила нас она.

Еще в объятия к беде Нас не швырнула злая сила, И цепь, что нас соединила Еще не порвана нигде.

Еще разлука и тоска Не наступают нам на пятки, И все пока еще в порядке, Все хороше еще пока.

А в друг, нам жизнь и впрям дала Отсрочку эту и поблажку. А тетьева уже в натяжку И заготовлена стрела.

Когда прредет мне время собираться налегке В далекий, долгий путь, в нелегкую дорогу, Из кучи борахла с собой я выберу немного, Чтоб только помещалось в кулаке.

Я захвочу с собой из всех земных моих даров Глоток речной воды, да камень с горной кручи. Пол пачки сигарет и три рубля на всякий случай. Кто знает, говорят что путь суров.

Я не возьму воспоминаний тяжких, как гранит. Лишь несколько имен, чтоб не расстаться с ними. И главный талисман, одно единственное имя. Пускай оно и там меня хранит.

И чтобы не тащить весь тяжкий груз далеких лет, Я выберу себе из груды многотонной Какой нибудь пустяк, ну, скажем, номер телефона. На память, просто так, там связи нет.

Натюрморт

Цветной, настенный календарь С портретом молодой артистки, И пачка пепла на полу, И полночь позади. И впереди вся ночь, И две зажаренных сосиськи И таракан, и не один.

Будильник старый, без стекла И новый, с золоченной стрелкой И первый снег на волосах, Следы седой зимы, И в переди рассвет, И две невымотых тарелки. Ах, кто бы, кто бы их помыл.

И двадцатьвосемь новых строк, Как стая голубей из клетки И тысяча очей иных, Как смерч над головой. И в переди... вся жизнь, И две исписанных салфетки. И все, и больше ничего.

Набив межзвездной пустотой оба кармана Тихо, как вор в город проникнет ночь. И одуревший от тоски дворник Степанов Дерзкой метлой мусор погонит прочь.

И словно ночной ковбой Из за угла выйду я, наступая на лужи, И сложет оружие непобедимая зима. И вдруг от запаха весны, неба и хвои Что-то во мне произойдет в нутри, И оттолкнувшись от земли Дерзкой ногою Я воспорю метра на два, на три.

Но и не более, Чтоб с непривычки не стучало в ушах от давления, Но и не менее, поскольку хочется летать. И одуревший от весны в дальние страны Я полечу сквозь небосвод ночной. И заглядевшись на меня дворник Степанов Спрячет метлу и полетит за мной.

Так от чего же весь народ ходит как пьяный. Что нас влечет, что нас лишает сна. Да просто в туче воробьев дворник Степанов В небе летит, значит пришла весна.

Терпение

Вот, сознательный рабочий, Он ведь тоже кушать хочет, Лн рабочий между прочим, Не какой-то обалдуй. А ведь так еще немножко, И глядишь, протянешь ножки, Всеже мымели до крошки

Хоть стреляйся, хоть бастуй Хоть стреляйся, хоть бастуй Хоть стреляйся, Хоть стреляйся, Хоть бастуй, бастуй, бастуй, бастуй

И не в силах скрыть озлобления Вечно шарит он чего поесть. Но терпение, но терпение, Но терпение покуда есть.

Доктор зубы вставил многим, Но указы на налоги Повязали руки, ноги В пору за бугор бежать. Правда "Правда" обещала Хозращетное начало. Ну уж если обещала, Ексель-моксель, надо ждать.

Тяжко на душе, мочи нет уже, Рекитиры гладят утюгом. Но ведь терпит же, но ведь терпит же, Но ведь терпит же народ кругом.

Тот кто надо, там где надо Весь в заслуженных наградах Материт ползучих гадов Вдруг сорвавшихся с гвоздя. Либералы, неформалы, Довели нас до развала. Перевешать всех их мало, Но немного погодя.

Нахлебаются, накапенятся, И полезут сами во сапог. А терпеньица, а терпеньица, Нам терпеньица еще даст бог.

Кто-то молодой и хваткий Постеливши плащ-полатку Взял саперную лопатку И напильником вострит.

В жилах ярость закипает, А приказ не поступает. Что же он не поступает, Знать, пока-что не горит.

Размахнись рука, раззудись плече, Спит не раздеваясь комсостав. Но терпеть пока, но терпеть еще Но терпеть...

Заварив пиры да балы, Все локают что попало, Все погибло, все пропало, Все летит тар-тарары. Но не буде суетится, Ведь пока еще летится. Тьфу, тьфу, тьфу, а раз летится, Нет причины для хандры.

Как в прпадном отупеньии Стонем, спорим, замышляем месть. Но терпение, но терпение, Но терпение покуда есть, Но терпение покуда есть.

Шел, вздыхал да охал, Не знал куда шел. Ой, как было плохо, И вдруг хороше. Мятая, зеленая бумажка Путь мой осветила как мояк. Это не обертка, и не промакашка. Это же товарищи, трояк.

Все терял да охал, А тут, вот нашел. Ой, как было плохо, И вдруг хороше.

И ведь знаю, кто-то счас страдает Трешку обранивши на бегу, А меня, мерзавца, радость распирает, Ничего поделать не могу.

Шел, вздыхал да охал, И счастье нашел. Как-же было плохо, Теперь хороше.

Я вчера забыл взять рубль с дачи. А сегодня прибыль, целых три. Это грандиозно, это знак удачи, Знак удачи, черт меня дери.

Плохо, плохо, плохо, И вдруг хороше. Так, глядишь, по крохам, И целый мешек.

Частушки апокалипсушки

Я плыву на катере, Крою всех по матери, От чего же, от чего Нет воды в форватере.

Дно скрежещет по камням, Стон стоит по пристаням, Там слезами обливаясь Рыба требует ням-ням, Вместо корма ей везут Отработанный мазут.

Везут

Рыба плавниками бьет, Птица рыбу не клюет, И от голоду немедля Богу душу отдает. Звери птицы не поев Умирают околев.

Не поев.

У клещей и прочих блох Рацион из рук вон плох. Потому, что мир животный Приемущественно сдох. Гнус в отсутствии зверей Кровь сосет из егерей.

Кровь.

Сатанеют егеря, И окурками соря Невзерая на пожары

То рыдает, то хохочет, То на кухню к нам тайком Просочится ветер хочет, Притворившись сквозняком.

Снег упал на всю округу, За окном темным- темно. Мы не глядя друг на друга Пьем шипучее вино.

А вина то кот наплакал. А цена то, дорога. Наши вечные заплаты, Наши дикие бега.

Наши дети, наша ругань, Это было так давно. Мы не глядя друг на друга Пьем шипучее вино.

О взаимных наших болях Вспоминаем мы шутя. А во мраке кто-то воет, Кто-то плачет, как дитя.

То-ли время, то-ли вьюга. Впрочем это все одно. Ведь со мной моя подруга И шипучее вино.

Вот и кончен февраль, и опять в переходе метро Бородатый мужик продает проездные билеты. И ГосКомГидроМет нам сулит пеемены ветров. И весь город уже начинает готовится к лету.

Так злодейка- зима в этот год нам дала прикурить. Напустила пурги, да такой, что достала до сердца. Нас морозило так, что не стоит и в слух говорить. Нам до новых снегов от зимы бы успеть отогрется.

И без лишних обид с Февралем распрощаемся мы. Видно нам холода кровь на жидкий озот заменили. Мы до новых снегов не залижим все раны зимы. И не сменим мотор у уставшего автомобиля.

Вот и кончен Февраль, остаются последние дни. Извини, уж зима, но не вечны твои именины. И ГосКомГидроМет, теплым ветром меня не дразни. Бородатый мужик. подари мне счастливый единый.

Кончается четверг, и дождик мелок. И сквозь него едва-едва видны. Два косяка летающих тарелок Над мокрой территорией страны.

И девушки, бегущие с работы По лужам торопливо семенят. Промокший двор, и в нем промокший кто-то Немножечко похожий на меня.

Ох, как легка и необыкновенна Та женщина, что скромный свой уют Несет в химчистку в сумке здоровенной. Немноожечко похожей на твою.

А из-за облаков, сквозь дождик мелкий Глядит на двор в подзорную трубу Борт-инжинер летающей тарелки. Немножечко похожей на судьбу.

Кончается четверг, и дождик мелок И трудно различить в промозглой мгле Чего-то, что на небо улетело, И то, чего осталось на земле.

И две фигуры посреди стихии, Друг с друга не спускающие глаз. Промокшие, слепые и глухие, Такие непохожие на нас.

Счастливые, слепые и глухие, Такие непохожие на нас.

Сентиментальный романс

"Посвящение моему холодильнику"

Мне холодильник пел ночные песни А я лежал раскрыв печальный рот. Ах, о еде мы с ним мечтали вместе. Он в смысле сохранить, а я наоборот.

В тот поздний час, когда давно уже стемнело, И собиралось снова расцветать Вдруг пробка подлая в сети перегорела. И холодильник смолк, и перестал ворчать.

А я мечтал, с той пробкой не считаясь. Мои мечты были всегда со мной. Поскольку я не электричеством питаюсь, А ранее упоминавшейся едой.

И лишь когда закончится съесное Когда вообще исчезнет вся еда, Быть может, и не выброшусь в окно я, Но и мечтать уже не буду никогда.

Я верил в каждый публикуемый процент, Духовный мир свой сохранял кристально чистым. О, я крестился бы при слове дессидент, Когда-бы не был убежденным атеистом.

Но время шло, а паровоз наш не спешил. А мы все пели "На любовь сердца настроив". О, я бы сам инакомыслием грешил, Когда б не веровал в незыблимость устоев.

И вот пришла разоблачения пора. Коту под хвост былые темпы и проценты, О, я кричал бы новым лидерам Ура! Когда бы сам не записался в дессиденты.

Такая пустота захватывает дух, Здесь все поражено каким-то страшным мором. Здесь пепел над землей летит, как черный пух. Здесь вытравлено все, не фауны не флоры.

Постойте, как-же так, не ужто я дальтоник. Уже ль я что-то съел, и путаю цвета. Мне видится пятно зеленое на склоне, Где ранее была одна лишь чернота.

Здесь был такой пожар, что боже сохрани. Взошел такой огонь, что испарились реки. Здесь поросль выжгло в прах, и в пыль сгорели пни. Здесь больше ничего не вырастит во веки.

Да глянь те ж в телескоп, проверьте с вертолета Увидите, что здесь, вот так, из ничего Откуда-то взялось какое-то чего-то. Без всяких, никаких условий для него.

Хоть дождик полевай, хоть солнышко свети, Хоть все вокруг залей питательным раствором. Но даже то, что здесь сумеет прорасти Оьречено на смерть, и очень, очень скоро.

А зелень- зелена, сильна, жива, здорова И даже, если вновь, все сжечь и растоптать. Когда-нибудь она зазеленеет снова, Хоть может нам того уже не увидать.

Сюита Партита

1. Ariozo Mafiozo

Мафия, тебе я славу пою. Мафия, я верю в мудрость твою. Дай мне любое дело, и его умело Я кому угодно пришью.

2. Уходная ария крестного отца.

Отрывають от работы. Кажуть, пленум у суботу, Я пришел до пленума А меня уже нема.

Ты ж меня пигманула, Ты ж меня пидвила, Ты ж меня, перестройка Геть на пенсию звела.

3. Сокращальная - величальная.

Тихими, апрельскими ночами С грустью вспоминаю кой о ком, Где же вы теперь, друзья апаратчане. Гже ж ты, сократившийся райком.

4. Закулисный хор девушек

Старый член, старый член, Старый член политбюро Вдруг ушел по состоянию здоровья. От чего, от чего, От чего же так мудро ? Знать созрели объективные условья.

Новый член, новый член, Новый член политбюро Приглашает нас быстрей а перестройку. От чего, от чего, От чего же так быстро ? От того, что у него два срока только.

5. Ропот народный.

По Москве гуляет, по Москве гуляет По Москве гуляет проверенный слух. Что партий бы надо, что партий бы надо Что партий бы надо, как минимум, двух.

6. Сольная партия Партии.

Зачем вторая Вам нужна, Ведь это только маятся. Я справлюсь с гласностью одна, А уж вдвоем не справится.

7. Последнее слово партийных работников.

Не кочегары мы, не плотники. Но привелегий больше нет. Как нет ? А мы партийные работники, да И с высоты Вам шлем привет.

Вот как пришьют тебе вредительство, И как прижмут тебя слегка, слегка То на партийное строительство Уж не посмотришь с высока.

Не есаулы мы, не сотники. Но все сомнения пусты, пусты. Когда партийные работники, да Вам шлют приветы с высоты.

Alma Mather

Посвящение МГУ

Когда выпадет со звоном Мой последний стертый зуб. Я к пилястрам и колоннам На корячках приползу. И с лилейным песнопеньем, С целованием камней Я подохну на ступенях Альма Матери своей.

Парадокс архитектуры, Чудо университет. Где дифуры и скульптуры, Шуры-муры и паркет, Бороды поверх богеток На портретах в чью-то честь, Запах университета ..............................

Alma Mather, Alma Mather Гений чистой красоты. Я во всяком Альма брате Узнаю твои черты. И любая Альма дочерь Благодарная судьбе Сыновей своих пророчит В Альма внучеры тебе.

Пародокс образованья, Чудо университет. Для заданья и свиданья, Расписанье и буфет. Как не так, за что не это, Неужели на всегда Дети университета Разбегуться кто куда.

Сохрани тебя судьбина, Пощади тебя болбес. Защити тебя мущина, Не попутай чертов бес. Чтоб мужей ученых сила Не иссякла от забот, Чтоб детей ты приносила По шесть тысяч каждый год.

Пародокс демократизма, Чудо университет. Выходи без фонатизма На любой авторитет. ..................... Пусть уж вовсе дело шлак. Дрожжи университета Бродят в наших головах.

Когда выпадет со звоном Мой последний стертый зуб. Я к пилястрам и колоннам На корячках приползу. И с лилейным песнопеньем, С целованием камней Я подохну на ступенях Альма Матери своей.

Про самолет и вертолет.

У обрыва сижу на краю. И что вижу, о том и пою. Вот в дали полетел самолет, А за ним полетел вертолет.

А куда ты летишь, вертолет? А туда же, куда самолет. А куда ты летишь, самолет? А туда, куда хочет народ.

А ты скажи мне, товарищь, пилот. А для чего тебе твой самолет? А для того мене мой самолет, Чтоб меня не догнал вертолет.

А ты скажи мне, товарищь полот, А для чего тебе твой вертолет? А для того мене мой вертолет, Чтобы мог я догнать самолет.

Так ты ж не можешь догнать самолет, Ведь он летит, куда хочет народ. Ну тогда мене мой вертолет, Чтоб меня не догнал пешеход.

Ну и что же, что я пешеход. Я отправлюсь в большущий поход. И сперва догоню вертолет, -| А потом догоню самолет. -|

Метрополитен

Я в метрополитен пустой проникну легко. И ноль часов часы пробьют, И новый виток начнет земля, И фотоэлемент меня узнает И пропустит без пятаков. Я слишком часто здесь бываю после нуля.

Ведь я не хулиган, не пьян, Я скромно шагаю по прямой. А то, что я пою немножко громко, Это тоже можно понять, Я просто возвращаюсь Слишком поздно домой.

Вновь вагон завоет, как трамбон. Толи на пересадку манит, Толи просто тихо зевает Перед тем, как спать идти Прямо перед депо меня оставит И пропадет в тоннеле. Дядя в кепочке с гербом Мне почемуто хитро глянет в след, Как будто все понимает. И замрет на пол пути Старый эскалатор устав.

Я выйду из дверей метро, И выключат свет. Автобус подберет меня В последний ночной маршрут спеша. И словно таракан по темной кухне По ночной, усталой Москве На четырех колесах Проползу я шурша.

И свой знакомый ключ найду в углу потайном. Замок тепло руки узнав откроется мягко, без щелчка. На цыпочках пройду по коридору, и простит меня старый дом, За то, что задержался я сегодня слегка.

И снова полон день забот, а вечер забав. Но как бы не звала меня моя бестолковая звезда, Как глупый электрон с любой арбиты всю энергию растеряв Я нейзменно возвращаюсь только сюда.

Я верю, что мой ключ лежит в углу потайном. Я знаю, по шагам меня замок распознает без труда. Но каждый раз в метро, в пустом вагоне я мечтаю лишь об одном, Ах, только б и в этот раз мне не опоздать.

Открытое письмо межриогальной группы

организованных преступников

на съезд народных депутатов.

Народные избранники, пожалуйста без паники, Иначе непременно быть беде. Вам шлют письмо открытое подонки недобитые, Как нас обозначают кое- где.

От всей души, не матом, Культурный ультиматум, А копии в ЦК и в МВД.

Сперва, добавим ясности, мы стали жертвой гласности. Как пес на нас набросилась печать. Шьют связи с бюрократами, с верхами аппаратными, А мы за них не хочем отвечать.

Они народ губили, А мы его любили. За что ж нас от народа отлучать.

Вы б лучше нашей мафии хоть капельку потрафили, Нам пару депутатов, и хорошь. Ведь все организации имеют депутации, А нашу обошли, едрена вошь.

Хоть пользы для прогресса От ВЦСПСа, не больше чем от нас, Ну не на грошь.

Теперь об экономике, Ведь вы ж, не группа комиков, Чего об ней трепаться день за днем. Есть предложенье дельное, За плату, за отдельную, давайте мы ее приобретем.

Спасем ее от краха, Восстановим из праха, И хоть чуть-чуть в порядок приведем.

Еще есть просьба частная, У нас, работа грязная, Порой идем на мокрые дела, Так с дела возвращаешся И грязь отмыть пытаешся, А как отмыть без мыла, без мыла.

Мы просим мыла, мыла, Хоть по куску на рыло, Чтоб норма нам повышена была.

Вот наши пожедания. Благодарим заранее. Но только вы смотрите, е мое. Нам долго ли умеючи, жену Михал Сергееча Упрятать, мы ж известное зверье.

Лешим его покоя, Ведь горе то какое, И что он будет делать без нее.

Вот, вы, во что играете, Вы ж нами всех пугаете, Таких на нас навешали собак. Так будьте ж осмотрительны, Не спорьте, уступите нам. Мы ж забастуем, если что не так.

А воровать не будем, Что скажете Вы людям, Откуда он, родимый наш бордак.

Товарищи избранники, Не надо только паники, Ведь это не угроза, не намек. Вам шлют письмо открытое Подонки недобитые В ноябрьский, всем нам памятный денек.

От всей души, не матом, Культурный ультиматум, А копии в ООН и в "Огонек".

Я возвращаюсь к делам и заботам, И отрекаюсь от сосен и скал, Ради копеечки, мокрой от пота, Ради трудом нажитого куска. Вольные ветры и буйные волны, Рваная мгла, грозовой горизонт, Мир обезъяний, свободою полный Я отдаю за голоши и зонт.

И возвращаюсь к трудам и заботам, Чтоб респектабельным стать, как хорек. Всласть без будильника спать по суботам, А с понедельника с песней вперед. Думать, пока не захлопнулись веки, Делать, покуда есть сила в руках, Так полагается жить человеку, И потому мне иначе никак.

Ради копейки зеленой от пота, Ради привычки к вещам и друзьям. Ради постылой, любимой работы Что так давно увлекла обезъян.

А.Иващенко

Другу...

E5+7 ! A6 !

A6 E5+7 A6 Когда по склону вниз метет пурга,

A6 E5+7 A6 F# И ветер в грудь колотит, как пружина,

Hm E9 Тут главное, чтоб кто-нибудь шагал,

A6 F#7 И падал бы в такт твоим ногам,

H9 F7 E7 И в том-же ритме шел бы до вершины.

Мой друг, мы столько вытерпели гроз, Мы вместе забродили, словно брага, Нам столько в жизни вместе довелось Мы повязались до корней волос, Ужели ж мы теперь собьемся с шага?

Дороги, поезда и корабли Нас в разные концы земли метали, Но по дорогам матушки земли Одни и те-же черти нас несли И дальше мы от этого не стали.

И пусть костер нас манит впереди Нам тот, что позади, стократ дороже. Он мне теплей, он мне необходим, У наших инструментов строй один, И песни удивительно похожи.

И ты, судьба-злодейка, не спеши. Нам глупости твои не портят крови. Ведь на любую из твоих вершин Мы вместе восхожденье совершим.

И нас ничто, мой друг, не остановит

И нас ничто, мой друг, не остановит.

А. Иващенко

* * *

Река за поворотом изогнет седую спину, И наша лодка вздрогнет в ожидании беды. И белый свет сойдется на лежачем камне клином И серый камень прошипит змеей из под воды. И тут-бы нам дружок, привстать на правое колено И злые скалы разглядеть средь непроглядной тьмы. И весла сжать в руках, как щит и меч одновременно И все опасности легко преодолеть, а мы...

Наш маленький, нестойкий экипаж,

Мы разбиваем бездною сомнений.

И каждый неудавшийся вираж

Лишь повод для взаимных обвинений

С упорством, непонятным нам самим,

Не ощущая боли, как в угаре,

Мы бьем того, кто более любим,

И любим, лишь когда больней ударим.

Давно бы уж пора спустить дурную кровь из вены И от бунта на корабле друг друга оградить, И весла сжать в руках, как щит и меч одновременно И в миллиметре от беды все беды обходить. Пусть камень, как змея, шипит и близок час расплаты, Мы грудью путь пробьем сквозь волны в каменной гряде. Ужели-ж нам с тобой, дружок, бояться перекатов, Ведь наш с тобой катамаран погиб не на воде.

К чему нам столько боли и обид,

Ведь создал бог по паре каждой твари.

Любили так, что плакали навзрыд,

А любим так, что хочется ударить.

Я верю, экипаж непобедим,

Коль верит бортмеханик капитану.

Я выгрести попробую один

И весла ни за что бросать не стану.

А.Иващенко.

* * *

Попугая с плеча, старый боцман, сними. Я к тебе заглянул на минуту, другую. Я сопливый матрос, и едва заштормит, Под коленками дрожь удержать не могу я. Я не то чтоб боюсь - просто ж я не привык, Хоть в мои то года быть пора капитаном. Я хочу все уметь - расскажи мне, старик, Как быть добрым, большим, мудрым и постоянным.

Приоткрой мне, старик, тайны древних морей, Ты ведь, знаю, найдешь, чем со мной поделится. Ты ведь знаешь язык рыб и птиц и зверей, Ты ж сумел научить говорить свою птицу. Научи в кабаках ром хлестать из горла, Научи соблазнять длинноногих красоток. Жить, чтоб как у тебя, жизнь под ложечкой жгла, Чтоб по жилам неслось сумасшедшее что-то.

А еще объясни, как тайфун обогнуть, Как не падать за борт в штормы, так-же как в штили, Расскажи как мне плыть, чтобы не утонуть, Объясни, как мне жить, чтобы не утопили. Ты ж объездил весь мир - что-ж ты, боцман, молчишь, Что-же птица твоя вдаль глядит, не мигая, Видно, боцман, ты прав, жить нельзя научить, Можно лишь научить говорить попугая.

Нам по шкуре чужой не прочесть ничего. Мы на шкуре своей все изведаем вскоре. Неужели-ж нам в штиль греть под солнцем живот? Не за тем мы идем в беспокойное море. Я уж как нибудь сам жизнь рискну изучить, Можно-ль боцманом стать, бурь и гроз избегая, Так что ты уж молчи, старый боцман, молчи. И заставь помолчать своего попугая.

Г.Васильев. * * *

Когда встряхнет и захлестнет девятый вал, Когда в душе завоет ураганный ветер, Ну кто из нас хотя-б на час не забывал Про всех кукушек, и все ходики на свете. Когда в душе завоет ураганный ветер И захлестнет девятый вал.

Когда котел бурлит, когда костер горит, Когда ничем нельзя унять сердцебиенье, Ну кто из нас хотя бы раз не сотворит, Чего-нибудь, чтоб всем чертям на удивленье, Когда ничем нельзя унять сердцебиенье, Когда внутри костер горит.

Когда ворвется свет в раскрытые глаза, Когда ударит в ноздри запах зверобоя, Ну кто-же счастья всем нутром не осязал, Ну кто-же не был на все сто самим собою, Когда ударит в ноздри запах зверобоя, Когда ворвется свет в глаза...

Когда встряхнет и захлестнет девятый вал, Когда в душе завоет ураганный ветер, Ну кто из нас хотя-б на час не забывал Про всех кукушек, и все ходики на свете. Когда в душе завоет ураганный ветер И захлестнет девятый вал.

* * *

Как опытный моряк, почувствую беду, Но рифы обогнуть в ночных туманах не смогу. Лишь скорость корабля на минимум сведу, И прокляну судьбу, на мокром лежа берегу. Как опытный беглец, попробую бежать, Но шлюпка в шторм потонет, и на мокрую скалу, Как опытный пловец, я выплыву опять, Счастливый, что живой, соей судьбе воздав хвалу. И парус свой, как флаг, поставив на скале, Владения свои походкой царской обойду. И из обломков мачт погибших кораблей Я первый свой костер на белых скалах разведу.

И соль морской воды, начало всех начал Меня, как брата, встретит, выкипая из песка, И я решу, что здесь - мой маленький причал, Что я отныне президент соединенных скал. В расщелину скалы, чтоб ветры не нашли, Я хижину упрячу, утеплю и обживу. Я буду царь и бог коралловой земли, И именем своим владенья назову. И чтоб вперед не плыть, свой компас разобью, На радиосигналы перестану отвечать, И поблагодарю опять судьбу свою, За то, что новый шанс дала мне все с 0 начать.

Но вдруг придет момент, и я пойму, что я Как опытный моряк, не зря почувствовал беду, Что ждут радиограмм моих в других краях, Что ветры холодны, что мой костер давно задут. То мой кусок скалы, мне брошенный в волнах, Отнюдь не собирался подносить мне соль и хлеб, Ведь это серый риф - холодный, как стена, Он борт тебе пробил, а ты от радости ослеп. Как опытный глупец, посудину свою, Опять, в который раз, руками с рифов я сорву, Как опытный моряк, пробоину забью, И компас починю и плюнув за борт уплыву.

А.Васильев

Ну вот и все, дружок, пора открыть кингстоны. К добру не привели проказы на воде. Ну сколько можно плыть к безмерно удаленной, К единственной своей загадочной звезде. (2 раза)

Уже не тот запал, чтоб курс держать упрямо, И всем ветрам назло стремиться в никуда. И очень тяжело быть Васкою Да Гамой Когда во тьме горит всего одна звезда.

Не лучше-ль скромно лечь на дно среди угрюмых Глубоководных рыб с отравленным хвостом. Ведь золото лежит на дне в пиратских трюмах, А поверху плывет бессмысленный планктон.

Так что-ж меня влечет к границам мирозданья, О чем терзаюсь я в бреду и наяву? Зачем же я опять к безумно удаленной, К единственной своей плыву,плыву, плыву. (2 раза)

Вальс возвращения

А.Иващенко

Я усядусь в большой самолет, Трап отведет от двери спокойно И тихонько прикажет пилот Пристегнуться тугим ремешком И мотор свой мотив заведет И споет его бесперебойно И умчит меня Аэрофлот Далеко, далеко, далеко.

И вдали от наивных забот, И от очередей в магазинах Мой пустой, неумеренный пыл, Успокоит гитара, звеня, И однажды наружу всплывет Все, что я по каким-то причинам Недопонял и недолюбил, Недопел и недосочинял.

И церквушки глухих деревень Прозвонят мне грехов отпущенье. И всю мудрость лесов и болот Накручу я на выцветший ус. А когда уже всем станет лень Ждать вестей о моем возвращеньи Я усядусь в другой самолет Завершу свой виток и вернусь.

И опять от волнения нем, Я пройду по любимой столице, И как белка опять в колесе, Буду крест повседневный нести. Ведь уходим мы только затем, Чтоб однажды назад возвратиться, И на самом то деле мы все Возвращаемся, чтобы уйти.

Размышления в аэропорту "Минеральные воды"

А. Иващенко

У тучи нет иной заботы Как наше солнце закрывать. И расписание полетов Безбожным образом срывать

Все небо в синей простокваше

И мелкий дождик обложной

Отложит все заботы наши

До 18-ти ноль ноль. (2 раза).

У ветра нет иной заботы, Как наши тучи разгонять. И расписание полетов Волшебным образом менять.

Мы все в плену у атмосферы,

Пока не стихнет дождь косой,

И ожиданья профиль серый

Завис над взлетной полосой (2 раза).

У солнца нет иной заботы, Как наши ливни прекращать. И расписание полетов Через окошко освещать.

Молчит измученный диспетчер,

Закрывший небо до шести.

Не плачь мой друг, еще не вечер,

Мы непременно полетим. (2 раза).

У жизни нет иной задачи, Как ожиданьем нас томить. Билет в руках, багаж оплачен, Так что-ж мы медлим, черт возьми.

Когда еще счастливый случай,

Представит нам Аэрофлот.

Коль наше счастье так летуче,

Мы разрешим ему полет. (2 раза).

Время

Г.Васильев

А.Иващенко

Под шорох шин, под рокот ветра Послать последнее прости. Менять часы на километры В пропорции один к пяти. И твердь земную переспорить, Достичь прибрежной полосы, И утопить в пучине моря, Свои японские часы.

Ref: Ох врямя, время, темп и tempo,

zeit и time, мы не считаем,

Не считаем, не считаем.

Его транжирим так и сяк,

Пока источник не иссяк,

Пока манят нас фонари

Парижских тайн.

Легко метать мгновений бисер, Безбожно нарушать режим. И не зависеть, не зависеть, От маятников и пружин. Швырять секунды понапрасну На ерунду, на дребедень, Терять минуты ежечасно, Сорить часами каждый день.

Ref.

Искать любви, как ветра в поле, День изо дня, за годом год. Пока нас время не неволит, Пока нам не грозит цейтнот, Ах, колокольчик, дар Валдая, Нам не дает замедлить бег, И мы, часов не наблюдая, Теряем головы навек.

Ref.

Только так

Г.Васильев

А.Иващенко

Выйти б на улицу всем, сколько есть, И задушевную песню завесть. Пусть невскладушки, не в лад, и не в такт, Но не по нотам, а так.

Ref: Не кружись над головою, черный ворон,

А кружись шар голубой над головой.

Вот бы по улицам и площадям Дружно пройтись, башмаков не щадя, В маршевом ритме печатая шаг, Только не в ногу, а так.

Ref.

Вот бы собраться огромной толпой И дискутировать на перебой, Чтоб уж излил душу каждый чудак Не по бумажке, а так.

Ref.

Кепочку бы на бекрень заломить, И сообща подлецов заклеймить, Дать им понять, что их дело - табак. Но не крикливо, а так.

Ref.

Встать бы однажды в ненастною ночь, Все превозмочь, и друг дружке помочь И разделить свой последний пятак Не по команде, а так.

Ref.

С верной подружкой и кружкой в руке, С парою слов на любом языке, "Доброе утро", "бонжур", "гутен таг", И только так, только так.

Ref: Не кружись над головою, черный ворон,

А кружись шар голубой над головой.

Всей землей можно запеть без дирижера,

Если жить и от души и с головой.

Не договаривая фразы

Муз. Г.Васильева

Ст. Г.Чмелевой

Не договаривая фразы Вдруг благодарно замолчать. Быть понятым друзьями сразу, В глазах сочувствие встречать, И благодарно замолчать, Не договаривая фразы.

Судом друзей не будет встречен Наш самый безрассудный шаг. С чужими часто все не так Закон непониманья вечен. Но даже наш неверный шаг Судом друзей не будет встречен.

Мы об одном всю жизнь мечтаем Быть понятыми и понимать, Мучительно в других врастая, Снять отчуждения печать, Чтоб благодарно замолчать, В глазах друзей себя читая, Вдруг благодарно замолчать...

А.Иващенко

Какая странная волна Адреналин хлестнуло в вены. Ах, как приятно осознать, Что ты еще не все продал И что душа твоя жива Над ней не властны перемены И все измены и размены В ней не оставили следа.

А мне казалось, я давно Уже порос зеленым мохом, И силомер моих страстей Остановился на нуле. А оказалось, что со мной Совсем не так уж дело плохо Я что-то главное сберег От отложения солей.

Я столько лет спокойно спал, Я так давно не видел друга, Я так отвык дарить цветы, И так устал от беготни. И вдруг, как заяц ускакал Из заколдованного круга И в каждой клеточке упруго Ядро, как колокол звенит.

Я словно парусник попал В тайфун по имени Удача. Я, как бывалый капитан, Все мачты разом обрублю. И в каждой клеточке своей Я как мальчишка это прячу. И каждой клеточкой молчу!!! Как каждой клеточкой люблю!!! (2 раза)

Дождь над Иссык-Кулем

А.Иващенко

Ref: Дождь над Исык-Кулем сплошной пеленой

И ночь чернилами льется с вершин

И серой, горной, курчавой стеной

Весь мир на части Тянь-Шань раскрошил.

Кто-то от нас вдалеке Стиснув фонарик в руке, Месит болото. Кто-то забыв про уют, В злом комарином краю, Ждет вертолета. Где-то в морях, неизвестных и злых Бродят суда, словно суши осколки. Где-то в степях зацветает полынь Там, за хребтом, мир живет, мир шумит, А у нас, только:

Ref.

Кто-то в избушке лесной Тронет безмолвье струной Тихо и нежно. Кто-то в Notr-Dam D'Paris На языке говорит На зарубежном. Но растоянье считать не по нам. Встретимся вновь- человек не иголка. Пусть нас опять разделила стена А за стеной мир живет, мир шумит, А у нас только:

Ref.

Асфальт

А.Иващенко

Кладут асфальт на Площади Восстанья. Пришла пора ремонта тротуаров. Кладут асфальт везде, где я когда-то Бродил не поднимая головы. Кладут поверх следов моих блужданий, Что я оставил на асфальте старом, Поверх моих асфальтовых заплаток К которым я давно уже привык.

Асфальтовый ковер кладут

На мой проверенный маршрут,

Везде, где пролегла моя,

Проторенная колея.

В Матвеевском, на Пресне, в Теплом стане, На Рижском и на Киевском вокзале. Катки, латая уличные раны, Танцуют свой замедленный балет. Кладут асфальт на площади Восстанья. Поверх в асфальт впечатанных печалей, Засохших, неподаренных тюльпанов И пепла самых горьких сигарет.

О сеть моих былых следов,

Я вновь к тебе попасть готов,

Ловушка вечная моя

Проторенная колея.

Кладут асфальт на площади Восстанья. латают мостовые и бульвары. Все выбоины мелкие исправит Асфальтовая черная река. Прошла пора обид и расставаний. Пришла пора ремонта тротуаров, Пора на черном зеркале оставить, Свой первый отпечаток каблука. (2 раза)

Флюгер

А.Иващенко

Флюгер моих ветров стрелкою оловянной Нити моих путей вычертит без труда. Роза моих ветров слишком уж постоянна Дует один один туда, дует другой сюда. (2 раза)

Слезы моих дождей бьют по щекам все злее, Каждый осенний лист плачет в моем дворе. Слезы моих дождей, наверняка, имеют Максимум в сентябре, максимум в сентябре. -2р.

Реки моих надежд так полноводны в мае. Разве ж виновен я, в том, что из года в год, Реки моих надежд, пообмелев, впадают В море моих забот, в море моих забот. -2р.

Видимо климат мой, резко континентален, Кто же сумеет мне правильный дать прогноз, Что меня ждет в году- радости иль печали, Ждет ли меня тепло, ждет ли меня мороз. -2р.

Г.Васильев

А.Иващенко

Я бы был изумлен Если б вдруг мне сообщили 5 лет назад, Что я драме предпочту Детектив, магнитофон, телевизор, телефон И вчера недосмотренный сон.

Я б в обиды не снес, Если б мне вдруг показали 5 лет назад Мой сегодняшний портрет. Я б сказал, что прогноз этот сделан не всерьез И на грамм реализма в нем нет.

Я б ходил сам не свой, Если б вдруг меня назвали 5 лет назад Мухомором и брюзгой. А теперь даже рад- я люблю когда бранят, Я под бранью обретаю покой.

Да, я был убежден В том, что следует всю жизнь Дерзать, низвергать, на обломках созидать, Но чтоб сменить да на нет Нам не нужно многих лет Их достаточно максимум 5.

Инфляция любви.

А.Иващенко

Нам 3 копейки - деньги, если нам по 8 лет. А в 20 лет - не деньги 3 рубля. С годами все для нас В привычку входит на земле. Уж так хитро устроена земля. Ведь нам в 16 от любимых нужен только взгляд. Он, как монетка чистая, блестит. А вместо той монетки 3 засаленных рубля Нас не устроят к 25.

Романы и измены, как в непонятном сне,

Пятак наш неразменный замызгали вконец.

Сквозь тьму несоответствий так трудно уловить

Страшнейшее из бедствий - инфляцию любви. (2 раза)

Ах, бедная моя, многострадальная любовь. Ты нам, неблагодарным, веришь зря. С годами может каждое из наших нежных слов. Привычкой стать и веру потерять. Поверю ли банкноте из тетрадного листа Где вместо водных знаков - лишь слова, Для нас ведь только в детстве - 3 копейки капитал. А в 25 - нам больше подавай.

Чем биться лбом об стенку, ужель не сможем мы

Пятак наш неразменный от мерзости отмыть.

Быть может наконец я смогу остановить

Страшнейшее из бедствий - инфляцию любви. (2 раза)

Вполоборота...

Г.Васильев

С недавних пор я почитаю счастьем Уменье поддержать ненужный разговор Тепло, слегка развязано, но с участием, Ни в коем случае ни спор, А просто глупую беседу, Нетрудную и вязкою, как мед, Вполоборота к левому соседу, От правого чуть влево и вперед.

Болтать - какое это наслажденье, Воспоминания пригоршнями черпать. И созидать бездумные творенья И щедро их колегам раздавать, Знать, что никто не привлечет к ответу, За линию не ту и стиль не тот Вполоборота к левому соседу, От правого чуть влево и вперед.

И времяпровожденье сверхприятно Когда сплошным потоком льется речь. И ты ни слова не стремишься приберечь Чтоб повернуть при случае обратно. Забыв свое проверенное кредо, Отрекшись от обыденных забот, Вполоборота к левому соседу, ?? От правого чуть влево и вперед. ??? 2 раза.

Г.Васильев

Я жил

Я жил, забыл уж сколько тысяч лет, Немало в жизни перевидел. Не раз рождался я на свет, Знавал победы, беды и обиды, И, как умел, уразумел, Конца у жизни нет.

Я жил, я был задолго до меня, Свой путь осилил я не сразу. Я дух и тело обронял, Терял рассудок свой и разум, Я жил да был, менялся сам, И все вокруг менял.

Я себя другим не помню,

Я себя другим не знаю,

Только верится легко мне,

В то, что жил и до меня я,

В то, что был и до меня я.

Я был, я был, я был, я был, я был. Я буду, буду, буду, буду. Хоть все, что было, я забыл, А то, что есть, родившись вновь, забуду, Я был назначен отрывным Календарем судьбы.

Мне быть - и в старом быть и в молодом, Во всех потомках понемножку. С гармошкой быть и с долотом, С бутылкою вина и с ложкой, Мне жить да быть, и не тужить, И после, и потом.

Жить я буду после смерти, Жить я буду непременно. Вы поверьте, Вы поверьте, Я приду себе на смену, Сам себе приду на смену.

Я кадр в многосерийнейшем кино, Снежинка в бешенной метели, Те я, что умерли давно, И те я, что родится не успели Все вместе - человечество, Единое, одно.

А.Иващенко

Актерам студенческого театра.

Я на сцену проникну таййком, За собой прикрою все двери. Я живу от премьеры к премьере, Оживая с последним звонком.

Мы актеры и как не крути, Наша жизнь - как рулеточный шарик, Мы в репитиционном угаре Остановки не можем найти.

Но приходит постепенно

День, когда по воле судеб,

Нам пора покинуть сцену,

Бросить все и жить, как люди.

Мы уйдем со сцены, зная,

Что искусство не заплачет.

Впрочем, что я объясняю

Разве может быть иначе.

Но однажы мгновенье придет Мы, как прежде, пройдем за кулисы, Старый занавес, как биссектриса, Отсечет нас от внешних забот.

И прожектор ударит в глаза, И закрутится шарик в рулетке, И последние нервные клетки Будем гробить о зрительный зал.

Бьют часы полночным боем

И пред ликом Мельпомены

Я клянусь, что ни на что я

Не сменяю запах сцены.

Ни на что я не сменяю

Пораженья и удачи...

Впрочем, что я объясняю,

Разве может быть иначе...

А.Иващенко

Вальс после премьеры.

Обрывки декораций, На сцене свет погас. И зал опять оскалил пасть партера. А за кулисами актеры В тишине танцуют вальс Сентиментальный, старый вальс После премьеры.

Ref: Вальс после премьеры

Танцуют актеры.

И музыканты, и режиссер.

Расслаблены нервы

Окончены споры

Гаснет прожектор.

Кончилсь все.

И словно где-то в сердце Оборвалась струна... Но нам ведь вроде плакать Не пристало. И вновь король стал просто Колей, А принцесса у окна Палит шампанским в потолок И бьет бокалы.

Ref: Вальс после премьеры

Танцуют актеры.

И декоратор, и костюмер.

Расслаблены нервы

Окончены споры

Будто не будет

Больше премьер...

ст. Джордано Бруно

Г.Васильев

А.Иващенко

Легенда об Актеоне.

Где-то на земле в глубине веков, Жил подобно многим, Жил подобно мне, Смертный человек, некий Актеон. Зоркие глаза быстрые вели ноги, Крепкая рука пела тетивой Зверю вдогон. Был в полет стрелы Пламенно влюблен он.

В предвечерний час было все вокруг Будничным и странным. Дюжину собак юный Актеон Направлял к ручью. Мог ли он тогда знать. что через миг Гордая Диана Случая игрой наготу ему явит свою. Выйдя из воды солнечной порой той.

На его глазах красота ее Перешла в смущенье, Чтоб затем оно, с гордостью сольясь, В гнев переросло, И богини жест превратил мгновенно Юношу в оленя, в глупое зверье, В жертву для его собственных псов. Он погиб от их клыков, глядя на нее.

Так вот и теперь, я вдруг посещен Редкостной удачей. Словно Акреон, истину узрев, Перед ней застыл. Мысли же мои растерзали разум Ревностью собачьей, Позабыв о том, что моим трудом Набрались сил. Словно Акреон, ими я сожжен был.

А.Иващенко

* * *

Мы жжем сердца охотой, Но победы нам горьки, Когда убье оленя гордый рыцарь. Ведь что-то, как Жар-птица, Ускользает из руки, И не дает победой насладиться.

Мы жжем умы наукой Почему ж плоды трудов Нам не приносят удовлетворенья ? Ведь что-то, как Жар-птица, Из руки зажатой вновь, Исчезнет, промелькнув по лицам тенью.

Мы души жжем любовью, Мы идем в руке рука. Амур в почете, мудрецы в загоне! Но ты найдешь в любви Лишь только то, что ты искал, А остальное не сдержать в ладонях... Мы верим, что сумеем все же это уловить. Поймать за хвост, В ладонях стиснуть с хрустом Ведь вовсе не бесплодны Все усилия любви... Так почему ж в ладонях снова пусто?

Г.Васильев

На юбилей

Оступилась ладья и фигура наша бита. Вышел сучий конфуз, вышел форменный зевок, Но порой наш зевок вдруг становится гамбитом, Если он невзначай стратегически помог.

Ref: Кабы знать, что двигать первым,

Короля или ферзя,

И какие контрмеры нам грозят,

Но того, что неизвестно знать нельзя.

Чертыхнется сам черт, и оракул не ответит Никому вглубь веков ясно видеть не дано. Но планируя жизнь на ближайшее столетье Очень хочется знать, чем закончится оно.

Ref.

Ах, как трудно гореть враз одним, другим и третьим, И при этом не быть Буридановым ослом. Но пока еще нам интересно все на свете, ?? Ни года, ни беда не отправят нас на слом.?? 2 раза.

Г.Васильев

Встречный марш

Играет встречный марш, звучит команда:"Марш!" И стройные ряды чеканят шаг туды-сюды. Почетный караул берет на караул, И оживлен народ, он ждет, он ждет. Все готово и вот-вот подадутся все вперед.

Ref: И кавалерия с усами до ушей,

И караул, который строго всех взашей,

Коты и голуби, веселые с утра,

И толпы зрителей, которые: "Ура!"

Разноцветные шары дождались своей поры, А начищенная медь умудряется как гром греметь. Флаги реют впереди, но туда не подойти. Все на цыпочки встают, и салют отдают, Все дотронуться хотят, и преветствия летят...

Ref: Здесь....

Я с радостным лицом ступаю на крыльцо Средь моря вздетых рук, которое кипит вокруг. Я в голос петь хочу, и радость не унять, И лишь совсем чуть-чуть, мне жаль чуть-чуть, Что нынешнего дня встречают не меня...

Ref:

муз. А.Иващенко

Из Вагантов.

Когда б я был царем царей, Когда б я был царем царей, Владыкой суши и морей, Любой владел бы девой, Я всем бы этим пренебрег, Я всем бы этим пренебрег, Когда поспать бы ночку смог С Английской королевой.

Ах, эта тайная любовь, Да, эта тайная любовь, Бодрит и будоражит кровь, Когда мы втихомолку Друг с друга не спускаем глаз, Друг с друга не отводим глаз, А тот, кто любит на показ, В любви не знает толку. сь я в бреду и наяву? Зачем же я опять к безумно удаленной, К единственной своей плыву,плыву, плыву. (2 раза)

Посвящение Ю.Визбору

А.Иващенко

Погиб ли тот фрегат, седой волной разбитый, Иль может быть пират пустил его ко дну, Но капитана ждет красотка Маргарита А вдруг не утонул, а вдруг не утонул. (2 раза)

Ах как же страшно ждать в неведеньи нелепом, Песок со зла швырять в зеленую волну. Зачем Вы зеркала прикрыли черным крепом? А вдруг не, утонул? (4 раза) А вдруг он жив-здоров, вдруг рано ставить свечи, А вдруг он в Санта-Крус за ромом завернул, А вдруг случайный штиль, иль просто ветер встречный, А вдруг не утонул? (4 раза)

И вот когда беда покажет глаз совиный И в безнадежный мрак затянет все вокруг Когда приспустят флаг в порту до половины Останется одно последнее: "А вдруг..." (2 раза)


Содержание:
 0  вы читаете: Стихи : Алексей Иващенко    



 




sitemap