Поэзия : Поэзия: прочее : Сумма Оснований, Основы : Юрий Ракита

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Юрий Ракита

Сумма Оснований. Основы

(начало трактата в стихах)

Пролог

Бывают вещи, а точнее темы,

(Скорей предметы, правильней - проблемы)

Которые переживаем все мы,

И, тем не менее, (намеренно?) мы немы,

Как будто от себя скрываем сами,

Что происходит это с нами

Не в снах, не с кем-то и не где-то там.

Об этом надо говорить стихами,

Но больше нет доверия стихам.

Язык вообще поставлен под сомненье:

Он не дает нам удовлетворенья,

И как дырявый мех с недавних пор

Не держит содержанья разговор.

Что ни скажи - нет смыслопередачи,

Вот смысл был здесь - и вот уже утрачен...

Но, может быть, не стоит унывать?

Есть музыка. Есть прочие искусства.

Они способны в передаче чувства

Нюансами тончайшими играть.

Так отчего бы им не передать

Оттенки смысла с той же полнотою?

И было б увлекательной игрою

На нотном стане Канта записать.

Попробуйте! Не выйдет - не беда

Не получалось это никогда.

Никто посредством нотной паутины

Не смог хотя б конкретные "картины"

"Нарисовать" для слушателей всех:

Там, где один услышит ливень в поле,

Другой зачем-то вспомнит о футболе

Узнает третий снег, четвертый - смех...

И правда весело! Но видимо придется

Признать, что для рассудка остается

Всё тот же выбор из знакомых зол:

Излиться прозой. Либо же стихами.

(Что значит, как уже мы знаем с Вами,

Черпать себя дырявыми мехами).

Никто пока иного не нашел.

Но полно, братцы, вряд ли кто всерьез

Читает, а тем более и пишет

В стихах философические вирши

Конечно, проза - что здесь за вопрос!

Что ж, может быть, но мне пока не ясно.

Давайте разберемся беспристрастно.

Пусть это ныне кажется нам спорным,

Во времена классического Рима

Стихи считались подходящей формой

Для изложения любой доктрины.

Теперь, когда поэт - художник слова,

И композитор сумрачных речей,

Уж не рискнет никто заняться снова,

В стихах своих "природою вещей".

Напрасно!

Впрочем, лучше мы начнем

С того, что называется стихом.

Прошли года, когда легко и просто

Поэзию могли мы отличить.

Тогда стихи писал любой подросток

И каждый школьник мог их заучить.

И гимназист классической эпохи

Мог отчеканить, что такое стих:

Стихи - совсем не чьи-то охи-вздохи

Размер и рифма - вот критерий их.

Размер и рифма - суть стихосложенья.

Они причина хитрого сплетенья

Из образов в попытке уместить

В оковы формы мысленную нить.

А что до содержания, предмета,

Поэтов вовсе не смущало это.

Мог Ломоносов, бросив все дела,

Писать стихи о важности стекла.

Теперь не то. Из признаков формальных

Поэзию уже не различим,

И изгнан стих с подмостков театральных

Поскольку стал с трудом произносим.

Всё то, что вычурно и не ясно по сути,

Поэзией считают нынче люди.

Считают так же, что стихи сложны,

И мы, как сны, их толковать должны.

И потому, кто хочет без затей

Быть понятым хоть кем-то из людей

Тот пишет прозой, избегая моды

Загадывать читателю кроссворды.

А между тем, отбросив признак внешний,

Чтоб жанр свой от смешенья сохранить,

Должны поэты были неизбежно

Ограниченья новые вводить.

Раз форма исключается заранее,

То остается только содержание!

Теперь в стихах никто не пишет быт

(Ну, разве в шутку или для детсада),

Порядок мироздания забыт,

Досугом занимается эстрада.

Поэт черпает только изнутри

Сознанья вывихи и чувства извращения.

Вам, батенька, прописано лечение,

А вы себя вписали в бунтари.

И это все о них.

Но можно доказать,

Я утверждаю, что стихи, как форма,

Где рифма и размер, как прежде, норма,

Способны мысль любую передать

Не хуже прозы - все её извивы

И аргументы и альтернативы,

И тезисы и комментарий к ним

Хватило бы терпенья нам самим.

- Но вот зачем? Зачем нам так стараться?

Ведь если здесь, по сути, разобраться,

Писать стихи для многих - тяжкий труд.

Им без сомненья прозу предпочтут,

Когда она все то же выражает,

И мысли так же стройно излагает,

Но проще и значительно ясней.

Стихи не натуральны и скорей

Читателя от текста отпугнули б,

Чем привлекли к нему в сравненьи с ней.

- Стихи не натуральны. Это факт.

Никто не говорит стихами в бане.

На видео и на большом экране

Не рассуждают - только стонут в такт.

Без рифмы лгут на очной ставке воры,

Без рифмы штраф взимают контролёры,

Без рифмы на базаре торг ведут,

И на разборках ямбы не в ходу.

Здесь каждый к прозе жизненной привык,

Но мы другую тему предлагаем,

Философы-то публика иная

И разве натурален их язык?

Они вам без "интенций-трансценденций"

Не смогут разъяснить простых вещей,

Их речь такие выдает коленца

Поэтам - делать нечего вообще.

Сначала думал я, что это мода,

Потом - что птичий выдуман язык,

Чтоб оградить храм мудрости от сброда,

Который к размышленьям не привык.

Ещё - страховка на пожарный случай,

Когда запахнет дымом и огнем

Мол нас неверно понял недоучка,

А мы здесь совершенно не при чем.

Но нет! Теперь я думаю иначе.

Я знаю - есть причина поважней:

Он делит мир - вот в чем его задача:

Реальность отделяет от идей.

Поделен мир не так, чтоб очень ровно:

Вещь тяжела - абстракции легки.

Условность здесь, конечно, безусловна.

Так от чего бы не привлечь стихи?

Когда в театре языком простым

Общаются на сцене персонажи,

Мы, забывая об антракте даже,

Героя любим и страдаем с ним.

Но в опере не говорят - поют,

И ясно без сомнения и боли

Актеры - вовсе не герои тут,

Они со сцены представляют роли.

Условность позволяет отстранить

Картину, чтобы лучше разобраться

Где музыки божественная нить,

А где игра лукавого паяца.

Так и стихи могли бы нам создать

Необходимый фокус отстранения

Не хуже слов заумных разделять

Объекты и модели представления.

Не нужен больше хитрый наворот

А там, глядишь, народ чего поймет.

Теперь, что в прозе всё ясней и "проще"

Вы Гегеля читали вашей тёще?

Тяжелый плотный текст нас усыпляет.

А стих его немного разбавляет,

Повторы в рифмах, да размер привычный

И хлеб из камня делается пищей.

Долой мигрени и ночные муки

Повысим усвояемость науки!

Оставим шутки. Если муж ученый,

Идеею своею увлеченный,

Захочет новый термин объяснить,

Он приведет пример, возможно - образ,

И аналогию в другую область,

Он может даже притчу сочинить,

Найдет сравнение для своего предмета

Да это ж, братцы, арсенал поэта!

Доступней и яснее стала б мысль,

Когда б стихами излагать её взялись.

Но не возьмутся. Сухостью речей,

Надеются снискать ярлык "науки",

А ведь вопрос не в строгости и скуке,

А в важности написанных вещей.

- А что - важны? Нужны все эти вещи,

Придуманные горсткой мудрецов?

Вопросы их - как ветки черных трещин

В фундаментах излюбленных дворцов.

Сомненья червь разъест до основанья

(Лишь только вы позволите ему)

Известное вам с детства мирозданье,

Исторгнет вас и погрузит во тьму.

Теперь, конечно, вы обречены

Искать отсюда выход, как Спасенье,

Но если б, начиная это чтение,

Могли заранее предвидеть всё мучение,

И выбор снова сделать Вы должны,

Неужто и тогда бы простоте

Вы предпочли опять вопросы те?

- В чём магия загадки бытия?

- Зачем нам жизни смысл искать, страдая?

- Неужто знают все, что значит "я",

И только я один не понимаю?

Остановись, взыскующий невежда!

Ты здесь рискуешь обрести надежду.

(Предуведомление)

Всё то, что будет высказано далее,

Содержит лишь одно из многих мнений.

Считайте, что сей труд вам представлен,

Как повод для дальнейших размышлений.

Здесь автор попытался изложить

Всё то, что (по его, заметьте, мнению!)

На практике годится к применению,

Что в самом деле помогает жить.

Помочь нам жить, когда невмоготу,

Когда существованья смысл потерян,

Тогда стучатся люди в эти двери,

К философам за помощью идут.

А те на протяженье многих лет

Твердили нам заученный ответ,

Мол основной вопрос, как учит их наука,

Есть отношение материи и духа.

- Да Бог с ним с духом! - хочется вопить:

- Мне позарез! - скажите мне как жить!

Ведь от рождения любой из нас

По крупному играет с мирозданием.

Игра ведется на существование

И прекратится только в смертный час.

Тот, кто не знает правила сражения

Заранее обречён на поражение.

В чём цель игры? (вопрос о смысле жизни)

Как мир устроен? (правила игры)

Какие привода и механизмы

Здесь движут нами, скрыты до поры?

Игра в разгаре. Дорог каждый час.

Философы, вперед ведите нас!

Дать не хотел бы ложных обещаний.

Стратегию из общих оснований

Философы могли б Вам предложить,

Но тактика, конкретные решения,

Останутся на ваше усмотрение

Ведь Вам придется Вашу жизнь прожить.

Засим, позвольте к делу приступить.

Пардон, ещё одно уведомление,

Точнее, благодарность с извинением,

А также выраженье восхищения

Всем тем, кого я не упомяну.

В стихах довольно трудно нам держаться

Традиции цитировать, ссылаться,

И, чтоб в дальнейшем избежать нотаций,

Считайте коллективным этот труд.

1.

Вот наша жизнь. Вот стол, вот лист бумаги.

Вот книга - текст, впечатанные знаки.

Вот дом знакомый - комната, ковер,

Обои, стены, кухня, коридор,

Подъезд, дорога, по бокам дома,

Толкучка, транспорт, лето и зима...

Привычный круг вещей и круг привычных дел:

Побриться (как обычно не успел),

Ребенка в школу (сделал ли уроки?),

В учережденье - обивать пороги,

Работать до пяти, а после - магазины,

Готовка, в праздник - чьи-то именины,

Следить за весом, выпивать с друзьями...

Продолжить список можете и сами.

Уютный мир, привычное гнездо.

А в прочем, кто доволен? Всё не то!

Вопрос квартирный, дрязги на работе,

Любовь прошла - не выспался опять.

Лет с тридцати вы по утрам встаете

Лишь с мыслью, что не хочется вставать.

Обязанности душат. Надоело.

Уже не в силах исполнять свой долг,

Ты с радостью бы бросил это дело,

Лежал бы и плевал бы в потолок.

Но всё же каждый раз опять встаешь

(Хотя и с каждым разом всё труднее)

Ты чувствуешь, что где-то в мире ложь.

Но в чём она? И что нам делать с нею?

Здесь Рубикон. И если перейти

Не отыскать обратного пути.

А впрочем, я бы не считал за подвиг

Сомненье.

Как к бутылке алкоголик

Влеком, не в силах зелье позабыть,

Не сможешь ты сомненье исключить

В дальнейшем из любого построения.

А с этим не любой способен жить,

И если б вы моё спросили мнение

То я б о нём советовал забыть.

Но вы не сможете! В природе человека

Ходить по кругу мысли (век за веком),

В абстракции бежать привычных дел,

Чтоб снова свой же обрести удел.

Теперь урок сомненья начинаем.

Я покажу два способа его.

Мы не оставим камня от того,

Чем дни свои обычно наполняем.

Вот способ первый. В помощь призываю

Вопрос простой и вечный:

Что я знаю?

И снова стол - и белый лист бумаги,

И книга, на страницах книги - знаки,

Обои видим, стены и ковер,

Кусок окна - весь заданный набор.

Теперь глаза закроем на минутку.

Уверены ли Вы, что злую шутку

Играть не станет с Вами естество?

Уверены ли, что без измененья

В отсутствие прямого наблюденья,

Открыв глаза, застанете его?

А вдруг (ну, вспоминайте детский страх)

Вещей Вы не найдете на местах?

Иль, как на сцене свита короля,

Лишь стоит отвернуться венценосцу,

Бросаются кривляться и бороться,

Выделывать ногами кренделя,

Но только повернется он назад

- Всё в тех же позах на местах стоят.

Быть может, вещи приняли игру,

Но отчего б (когда не смотрят строго)

Столу не выкинуть чего-нибудь такого

И превратиться, скажем, в кенгуру?

Теперь глаза откройте.

- Слава Богу,

Всё на местах. Листок дрожит немного,

Да ручка откатилась в уголок.

- ?

- Конечно, это легкий ветерок!

- Отлично! Раз Вы верите обману,

Мы продолжаем действовать по плану.

Возьмите книгу. На её страницах

Каких-то закорючек вереницы.

Петляют их нестройные ряды,

Как загнанного кролика следы.

И даже повторяются местами.

Быть может, это варварский орнамент?

- Вы что, любезный, вовсе в детство впали?

Стихи же это. Вы их написали.

Из этих строчек. Этими словами.

Слова из букв вы составляли сами.

И недосуг теперь нам обсуждать,

Что вашей строчке вздумалось петлять!

- Согласен. Мы прекрасно знаем с Вами,

Что это называется стихами.

Но если б, скажем, эфиопский паренек,

Которому язык наш не известен,

Стихи те взял и пробовал прочесть их,

То ничего б уразуметь не смог.

К тому же, если высечь этот текст

Художественно, например, на камне,

Я сам его бы принял за орнамент,

Коль не был родом я из этих мест.

Выходит, там, где вижу я одно,

Другой увидит, что-либо другое,

Выходит, знанье - относительно!

Неужто это Вас не беспокоит?

Забудьте все готовые ответы

И рассудите сами без прикрас.

Раз смыслом наделяем мы приметы,

То существуют ли они без нас?

Когда последний книгочей умрет

В каком-нибудь неназванном овраге,

Все книги станут стопками бумаги,

Вселенная не ведает о том,

Как рассчитать ей силу тяготенья.

Паденье яблока нам объяснил Ньютон,

Но разве раньше не было паденья?

Есть только атомы среди кромешной тьмы,

(Для простоты забудем про частицы)

Всё остальное - просто небылицы,

Что для удобства выдумали мы.

На части произвольно мир разъяв,

Мы бросились сбирать его обратно.

"Познание" приятно и занятно,

Но докажите мне, что я не прав.

Коль взяли б мы иные постулаты,

Имели бы другие результаты.

-Вы говорите чушь! Любому ясно

Стол существует. Я за ним сижу.

- О нет! Вы заблуждаетесь опасно.

И я сейчас вам это докажу.

Простейший опыт. И опять с глазами.

Проделайте и убедитесь сами:

Не торопитесь - и спадет вуаль.

Пусть в поле зренья попадут предметы,

Но Вы, не фокусируясь на этом,

Расслабив взгляд, сквозь них смотрите вдаль.

Терпение - и видимая сцена

В картину превратится непременно.

В абстрактную картину - танец пятен,

Углов, цветов. Теней, полутонов,

Лишённую каких- либо понятий

И всяческих словесных ярлыков.

Внимание! Вот это видит глаз.

Всё остальное происходит в нас.

Теперь, чтобы из пятен стол собрать

По заданной сознанием модели,

Усилие придется прилагать.

Так видим ли мы стол на самом деле?

Итак, мы не имеем оснований,

Чтоб верить, что стола существованье

Возможно независимо от нас.

И если не бояться сильных фраз,

"Раз нет стола, то нету ничего,

Что вне воображенья моего".

- Нет, нет, постойте, где-то здесь ошибка.

Запутали. Торопитесь вы шибко.

Вы говорите, что вещей идеи

Реальности насильно, как злодеи,

Мы навязали собственным умом.

И если верить этим объясненьям,

То жизнь послушна нашим представленьям.

Выходит, как хотим, так и живем.

Отлично! Вот пример - моя жена

(Со мной как раз общается она)

Она со мною вовсе не согласна,

А значит, существует - это ясно!

Мы эту мысль рассмотрим даже шире.

Я утверждаю, что в подлунном мире

Есть множество других существований,

Способных мыслить, наделенных волей,

А значит, нет разумных оснований

Считать, что что-то их играет роли.

- Сражён! Но вот курьёзная мыслишка.

Компьютер мой (обычная писишка)

Играть забавно может в преферанс.

Коль скоро вы ему дадите шанс,

Он за троих сыграет - вот пройдоха!

Вы даже не заметите подвоха.

А не хотите - по сети вас в миг

Соединит с партнерами людьми.

От этих мыслей пухнет голова:

Присутствие партнеров очевидно,

Но как узнать - где мёртвая машина,

А где - как мы живые существа?

Теперь давайте спать и видеть сны.

Они, порой, весьма населены.

Там могут быть враждебные нам силы

Мы опасаться их всегда должны.

И раз уж сны - сознания творенье,

Не есть ли явь - большое сновиденье?

- Ну, хватит! Вы чудите мне назло!

Всё отрицать - простое ремесло.

Найдите сами мне без промедленья

Хоть что-нибудь, что было б вне сомненья!

- Мне лишь один такой известен факт.

Его подверг сомненью сам Декарт

И превознёс, как истину святую:

"Я мыслю - это значит существую!"

Теперь я знаю, что я точно есть.

Ну, разве это не благая весть?

- И это всё? Нельзя весь мир построить

На крохотном фундаменте таком.

- Так что же? Мы разрушили на совесть.

А строить будем как-нибудь потом.

Вы слышите - как кстати - вот звонок!

Окончен на сегодня наш урок.

2.

Забудьте это всё как страшный бред

Мозги гудят от этаких бесед,

Где в каждом слове кроется подвох,

И здравый смысл уходит из-под ног,

И цель близка, но не схватить рукою.

Вы без труда сумеете забыть,

Чем демон вас пытался искусить:

Вас озаботит что-нибудь другое.

Но вот сомненье никуда не денется.

Смотрите - способ два:

Уста младенца.

Представьте утро в городе большом.

На завтрак собралась семья на кухне.

На стульчике сидит ребёнок пухлый,

Отец и мать, короче - все втроём.

Ребёнок не желает кашу кушать.

Он мажет ею нос, а также уши,

Готов всю скатерть ей изрисовать,

Но только не жевать и не глотать.

Мать молода, но очень терпелива,

Она на чадо смотрит горделиво,

На мужа с обожанием глядит

И у неё такой счастливый вид.

Она довольна жизнью и собою:

Любимый муж, ребенок (будет двое),

Квартира, кухня - райский уголок.

Вот всё, о чём в девичестве мечтала.

И жизнь сполна надежды оправдала,

А будет лучше - дайте только срок!

Муж старше. У него дела, карьера

(неважно - диссертация, премьера),

Он верит в труд, упорство и успех.

А в планах у него - машина, дача,

Но есть ещё, конечно, сверхзадача

Такое что-нибудь, чтоб поразило всех.

(Заметим, со студенческих времен

Высоких дум, как прежде, полон он.)

Ребенок кашу битый час уж мучит.

Он раздражён. Он хнычет и канючит.

Исчерпан арсенал обычных тем:

"За маму ложка и за папу ложка.

Попробуй! Проглоти хотя б немножко!

Покушай кашку!" - А в ответ - "Зачем?"

"Чтоб вырасти, большим и сильным стать"

- "Зачем?" - в ответ ребёнок ей опять.

- "Когда ты доживешь до наших лет,

Ты сам себе придумаешь ответ".

Ответ прекрасен мамы молодой

В дискуссию с детьми вступать не стоит.

Перед капризной детской простотой

Не устоит и самый мудрый довод.

Остановитесь, мама! Этот путь

Способен завтрак только затянуть.

Но где там. Если мать убеждена,

Что терпеливой с сыном быть должна,

Что воспитанье это объясненье

(Хоть проще в кашу положить варенье!),

То в качестве приманки предлагает

Всё то, о чём сама сейчас мечтает.

- "Вот вырастешь и станешь ты спортсменом,

Высоким и красивым непременно.

Ты будешь знаменитый богатырь,

Тебя узнает вся страна, весь мир.

Да ты подковы сможешь гнуть шутя!"

-"Зачем?" - кричит капризное дитя.

Отец листает, не спеша, газету.

Он слышит все вопросы и ответы.

Согласен он с ответом малыша.

Он сам считает спорт напрасным делом.

Зачем возиться столько с бренным телом

Высокой цели требует душа!

Спорт не помог заставить кушать манку.

Тогда решает мать сменить приманку

И настоять иначе на своем:

- "Не хочешь быть спортивным чемпионом,

Не надо. Значит, станешь ты ученым"

Лишь были б слава и успех при нем,

Ей безразлично амплуа героя.

- "И вот откроешь что-нибудь такое..."

- "Открою банку?" - (только в этой роли

Он слышал это слово до сих пор).

Но тут отец вступает в разговор:

-"Сперва ты должен хорошо учиться в школе!".

- "Зачем учиться?" - "Чтобы много знать"

- "А знать зачем?" - "Ну, в жизни пригодится.

А в школе надо хорошо учиться,

Чтоб лучшие отметки получать"

- "Отметки?" - "Их за знания дают,

И тот, кто на пятерки школу кончит,

Поступит в самый лучший институт,

В любой, какой он только ни захочет".

Пойми тут взрослых. Путают совсем.

На всякий случай сын кричит: - "Зачем!"

- "Чтоб выучиться, получить диплом"

- "Зачем!" - дитя полно энтузиазма.

Про кашу все забыли и прекрасно

Вот весело бывает за столом!

- "Зачем диплом? Чтоб быть специалистом,

Врачом ли, инженером ли, артистом,

Чтобы работать, наконец, начать"

- "Зачем!" - "Затем, чтоб деньги получать"

- "Зачем!" - ребенку нравится игра.

- "Затем, чтоб было что поесть с утра"

С победным видом говорит отец.

- "Давай-ка, кушай кашу, наконец!"

Вдруг мысль темнит победное чело:

"Похоже, что меня здесь занесло.

С чего я начал? Так. Меня послушать

Выходит - надо кушать, чтобы... кушать?"

Он раздосадован весьма - в былые годы,

Когда он песни пел, ходил в походы,

И в диспутах участвовал за курс,

С ним не случился бы такой конфуз.

Он понимает - сыну всё равно,

И спорить с малолетними смешно.

Но не обидно разве, что ребенок

Его так просто посадил впросак?

Философ, понимаешь, из пеленок

Нет, разговор нельзя закончить так.

"Тем более, что деньги - не причина"

Вдруг от чего-то думает мужчина.

"Я сам прекрасно это понимаю,

А детям врать - стратегия плохая.

Неужто объяснить бы я не смог?"

И, кашлянув, он говорит:

- "Сынок,

Я вот ещё хотел бы что сказать:

Важней причина есть, чтоб кашу кушать.

Есть люди. Людям надо помогать.

Работа наша этой цели служит".

Жена с восторгом на него глядит:

Какой он всё же умный, право слово.

Ребёнок понял - с ним играют снова,

"Зачем!" - в ответ он с радостью кричит.

- "Зачем должны мы людям помогать?

Я две причины, если честно, знаю.

Во-первых, надо так с другими поступать,

Как бы хотели мы, чтоб поступали с нами"

- "Зачем!" - похоже, юные таланты

Авторитетом не считают Канта.

Отважен наш отец не осторожный,

Им движет просветительский порыв.

Ужель растолковать ребенку сможет

Категорический императив?

- "Ну, скажем, коль сейчас кому-то плохо,

А мы ему поможем в этот раз,

Другие обязательно помогут,

Когда беда обрушится на нас."

Ребёнок понял взрослого мужчину!

Своё "зачем?" он даже пояснил:

"Я как-то Мишке подарил машину,

А он меня потом поколотил!"

Вот незадача - взрослый чуть не плачет

И сгоряча толкует малышу,

Что не пропустят в детской передаче:

- "Послушай, сын, что я тебе скажу.

Мы на земле не вечны - вот в чем горе.

Проходит жизнь, идёт за часом час,

Должны мы сделать что-нибудь такое,

Чтоб добрым словом вспоминали нас.

Когда уйдем и больше не вернёмся,

Тогда в своих делах мы остаёмся."

Ребёнку смерть пока что не понятна,

Воспринимая всё это превратно,

Он говорит: "Когда закончу детский сад,

И буду знать, что не вернусь назад

Мне всё равно, что обо мне там скажут.

Меня за это больше не накажут!"

Отец не знает, что ещё сказать,

Тут снова в разговор вступает мать:

- "Сынок, ты помнишь, что я говорила

Про Господа и ангельские силы,

Апостола Петра и про ключи?"

Муж хмурится, но всё-таки молчит.

Он атеист - жена же верит в бога.

На этот счёт у них есть уговор:

Нести он не мешает всякий вздор,

Но только сам ей в этом не подмога.

- "Должны творить мы добрые дела.

За это после смерти в рай пускают"

- "Зачем?" - и тут терпенье иссякает:

"А ну, паршивец, марш из-за стола!"

Ребёнок в слёзы - кончилась игра.

На этом нам покинуть их пора.

Ребёнок не философ. Фокус прост

Он просто выбрал правильный вопрос.

Ответьте все, кто слушал сказку нашу

Зачем же всё-таки мы в детстве ели кашу?

Зачем живём и ходим на работу?

Зачем стремимся мы достичь чего-то?

Зачем судьбы качаем коромысло

Неужто зря, и в жизни нету смысла?

Пока что всё. Читайте продолжение.

И это был второй урок сомнения.

3.

Позвольте подвести мне первые итоги.

Галопом пробежав сомненья две дороги,

На некий перекрёсток вышли мы.

Здесь не уютно. Многие умы,

Дойдя до этой точки, устрашились,

И, повернув назад, бегом пустились.

Но вспять не ходят по путям таким.

И вот, вернувшись, прежнего уюта

Они не ощутили почему-то,

Уверенность не возвратилась к ним.

Им жизнь казалась то прекрасной сказкой,

То плохо нарисованною маской,

Скрывающей какую-нибудь жуть.

Вот так они по жизни и плетутся

Не всякий может заново заснуть,

Коли ему уж довелось проснуться.

Другие навсегда остались здесь,

Подпав под чары логики сомненья.

Их не смутила скудность окруженья

Есть магия своя у этих мест.

Здесь одинокий ум во тьме ликует,

Уверенный лишь в том, что существует.

Реальность здесь считают либо сном,

Либо пустой и мёртвою природой.

Сознанье упивается свободой,

Ведь смысла и закона нет ни в чём.

Возможно, ты один во всей Вселенной,

А коль не так, то это всё равно

Раз смысла нет - то всё разрешено!

...Но и желанья гаснут постепенно.

Ты видишь - всё на свете суета,

И остаётся только пустота,

Которая уж точно несомненна.

Вы чувствуете сладкий декаданс?

Призывный запах вечного гниенья?

Тех, кто поверил в эти построенья,

Прошу немедленно покинуть нас!

Давайте вспомним, что же мы искали

(Об этом было сказано вначале).

С игрой глобальной жизнь свою сравнив,

Искали мы в ней цели и мотив,

И правила игры понять желали,

Чтоб лучшую стратегию найти.

Для тех, кто эту цель себе поставил,

Сомнительны сомнения дары

Ведь предлагают нам играть без правил.

Иль вовсе отказаться от игры.

Здесь, кроме гордой одинокой позы,

Нет никаких ответов на вопросы

(Кроме совета "плюнь и откажись"),

А проигравшим - мало утешенья,

Что было добровольным пораженье.

Особенно в Игре с названьем "жизнь".

Назад - нельзя, тогда пойдем вперёд!

Теперь пора - уж нам в затылок дышат.

В стихах энциклопедии не пишут,

Но кратко мы обсудим, в свой черёд,

Важнейшие аспекты бытия

(нельзя оставить их без рассмотренья)

Что медлить - в нетерпении и я

Подвергнем же сомнению сомненье!

4.

Я существую - это факт бесспорный.

Но вот откуда взялся этот "я"?

Возможно, одинокий разум гордый

Возник как вспышка из небытия.

Как узник в бренном теле заключен,

Всегда бесстрастно объективен он.

И ни при чем все поздние влиянья

Происхождения и воспитанья.

- Но так ли это? Личный опыт наш.

Развеет образ дивный, как мираж.

Вначале были только ощущенья

Сперва в утробе. После - шок рожденья.

Дыхание. Грудь матери. И руки.

Касания, чуть позже свет и звуки.

Мы чувствуем желания... Предметы!

Нам хочется ощупать то и это

Ещё не можем мыслить, но уже

Нам посылает мир вещей приветы.

Когда мы начинаем думать сами?

Мне кажется, что вместе со словами.

Ещё идей абстрактных нет в помине,

Но если мира красочный кусок

Соединиться в чёткий образ смог

Возникла мысль и получила имя.

Пусть не способен рот произнести,

Но слово есть - оно уже в пути.

Младенчеству синоним - гениальность:

Без помощи осмыслить всю реальность!

От слов простейших перейти к понятиям,

Детали мира верно описать,

А после всё в систему увязать

Возможно ли такое предприятие?

И снова опыт говорит нам: "нет".

Другие люди были рядом с нами

Снабжали нас предметами, словами,

И развивалось наше "Я" в ответ.

Переживанья детства, первый стыд,

Учителя, прочитанные книги,

Друзья, любовь, работа, вкус брусники

Вот из чего сознанье состоит!

Как наше тело состоит из пищи

Частичек, бывших ранее другими

(Пусть вновь потом соединится с ними,

Но ныне ходит, чувствует и дышит,

Как целое живое существо),

Так состоит сознанье из того,

Что, восходя от образа к абстракции,

Назвать удобно словом "информация".

Но (чтобы избежать ошибок странных)

Конечно, ум не равен сумме данных!

Мы как тайфун, вобравший воздух, воду

Вращающий - и больше ничего,

Но каждый видит, повстречав его,

Энергию, структуру и свободу.

Пределов нету чудесам натуры:

Мы - информационные структуры!

И состоим (конечно, стыд и срам)

Из внешних данных, поступивших к нам.

Мы их, как вихрь, внутри себя прокрутим,

Как пищу, на частицы расщепим,

Усвоим, перемелем и... забудем

Иль посчитаем мнением своим.

Отбросить можно мира мишуру

И долго думать в тишине о вечном,

Но если б раньше ты не жил в миру,

То мыслить было б не о чем и нечем!

Вот то, что нам известно о сознании.

Мы здесь стоим на твёрдом основании,

Поскольку, в общем, строго, хоть с азартом,

Мы следовали прямо за Декартом,

Считая, что сомненье отступает

Лишь там, где личный опыт утверждает:

"Я мыслю - это значит существую!"

(Но тот же опыт требует признать,

Что вряд ли мысль играла роль такую,

Когда в коляске нас качала мать.)

5.

Теперь поговорим о бытии

(Сначала применительно к сознанию).

Равно ли бытие существованию

Или законы у него свои?

Мне кажется, не нужно тут наития,

Чтоб в бытии нам разглядеть события.

Ведь если бы ни что не изменялось,

Мы даже не могли б никак узнать,

Что продолжаем мы существовать,

Коль бытие ни в чем не проявлялось.

Язык нам дарит новое открытие:

"Со-бытие" нам слышится в "событии".

Определим "события" явление,

Как двух существований столкновение.

Нить бытия - у каждого своя

Здесь происходит их пересечение.

Существованье - это постоянство,

Но в бытии есть время и пространство,

Они, конечно, относительны,

Ведь нам в со-измерении даны.

(Опять через со-бытия с другими,

Когда взаимодействуем мы с ними.)

Теперь, чтоб зря не застревать на этом,

И не мусолить вечно мысль свою,

Считать мы будем бытие других предметов

Подобным собственному бытию.

Для простоты рассмотрим два сознания.

Для каждого из них существование

Есть некий субъективный феномен.

(Философы простите мне наивность)

Со-бытие дает им объективность,

Как этих субъективностей обмен.

Не очень ясно. Извините, други.

Рассмотрим аналогию в науке.

В классической механике Ньютона,

Где, как известно, только три закона

(Опять-таки прости меня читатель)

Есть некий неподвижный наблюдатель.

Следит он за природой непрерывно,

И то, что видит он, то объективно.

Летите вы: свободное падение,

Вам кажется - не двигаететесь вовсе.

Но видит он движенье с ускореньем,

А значит - все сомнения отбросьте.

Эйнштейн сломал классический канон

Изгнал из мира объективность он.

И пусть все наблюдатели поспорят

О том, что наблюдали, меж собой

Здесь истину никто не установит,

Поскольку будет прав из них - любой.

Но есть предел и здесь свободе мнения.

Представьте двух объектов столкновение:

Подобный факт нам оба подтвердят,

Поскольку претерпели изменение

Должны признать, как это не противно:

Со-бытие, как видно, объективно.

Заканчиваем беглый наш обзор.

Но для чего весь этот разговор?

Какая польза для желанной практики

При выборе стратегии и тактики?

Как объясненье наших побуждений

Приводим цепь коротких рассуждений.

Рождение ребёнка иль открытие

Поступок есть воздействие, событие,

А значит, мы запомним это впредь,

Поступок может объективный смысл иметь.

И бытие, как всех событий свод....

Но это мы рассмотрим в свой черёд.

6.

Итак, поступок. На доске натуры

Игра идет надолго и всерьез.

И вот твой ход... Но маленький вопрос:

Мы кто здесь - игроки или фигуры?

Чтобы играть самим на этом поле,

Нам нужен выбор и свобода воли

(Чтоб выбор совершить и сделать ход).

Ах, слово это сладкое - Свобода,

Мечта поэта, знамя для народа.

Но кто себя свободным назовет?

Неужто мы родились, где хотели,

И жили, как хотели, каждый час?

Имеем ли мы выбор в самом деле,

Иль обстоятельства решают все за нас?

Свобода ли по жизни нас вела

Или судьбы жестокое веленье

И, раз уж Анна масло пролила,

Нам не уйти от предопределенья.

Коль предопределен любой шажок,

Ты - винтик в механизме мироздания.

Свобода же - иллюзия сознания.

Итог печальный. Кто б подумать мог?

- Ну, полноте! Зачем бросаться в крайности?

Нельзя же все на свете предсказать

Ведь существуют все-таки случайности

Мы этот факт не можем отрицать.

Один наследство получил - везучий,

Другой - все деньги в карты проиграл,

А третий - вовсе под кирпич попал

(И это был уже несчастный случай).

Случайностями наша жизнь полна

И потому - свободна и вольна!

- Сдаюсь! Сдаюсь. Но дайте мне совет

Как отличить, что случай, а что нет?

Подсказывает нам естествознание,

Что случай принимает две личины:

То, что не можем предсказать заранее,

И то, что происходит без причины.

Вот кости - их игрок на стол бросает.

(А перед тем он долго их трясёт):

Здесь сразу столько факторов влияет

Никто б не взялся предсказать исход.

Но если только мог бы наш игрок

Во всех деталях повторить бросок,

То результат бы тоже повторился,

И этому никто б не удивился.

Ведь нет причин в механике явления

Чтоб не происходило повторение.

Здесь есть закономерность. Пусть незнание

Возможность отнимает предсказания,

Но все равно приходится признать:

В таких случайностях мы не найдем спасения

От неминуемого предопределения.

И можно их в расчет не принимать.

В механике случайность невозможна

Здесь будущее задается прошлым.

Событие любое (вот кручина!)

Есть следствие одним, другим - причина;

Причинность не выдерживает дыр.

Так просто все и в то же время сложно

Изъять песчинку даже невозможно,

Чтобы при этом не разрушить мир.

Нет вариантов. Все произошло.

И будущее словно бы прошло,

Но мы еще об этом не узнали.

Нет выбора, напрасна вся борьба,

Ведь существует общая судьба,

Сегодня как вчера, в конце, как и в начале.

И это даже к лучшему, быть может:

Свободы нет - ответственности тоже.

Раз ничего не можем изменить,

Так, стало быть, нас не за что винить!

Вот говорят, что в микромире странном

Случайность существует без обмана,

"Свобода воли" есть у электрона,

И нет, кроме статистики, закона.

(Хоть можно всё же высказать сомнение,

Что дело здесь в эффектах наблюдения.)

Что ж - пусть частица делает, что хочет.

Но мы живём, увы, не в микромире,

У нас пока что дважды два - четыре,

И без причины даже прыщ не вскочит.

- Ну, если этот аргумент годится

Механика уж точно вне игры:

Мы не элементарные частицы

Но мы и не бильярдные шары!

Сомнительны все эти аналогии.

- Так перейдём же прямо к психологии.

Известно всем нам из литературы

Про сложность человеческой натуры,

Но раньше было принято считать,

Что мир причин есть логика и разум.

Спонтанность, страсть, безумие - зараза,

И должен разум чувством управлять.

Фрейд подорвал привычные основы.

Он доказал: душевный мир здоровых

Не проще, чем душевный мир больных.

Здесь логика лишь на переднем плане,

Но надо всем довлеет подсознание

Переплелись все механизмы их.

"Какой скандал!" - все закричали разом

"Фрейд опроверг и уничтожил Разум.

Мы лишь животные и секс важней всего "

Кто понял так - не понял ничего.

Фрейд не имеет ни одной провинности

Перед великим принципом причинности,

А труд его достоин лишь похвал:

Психоанализ есть триумф познания

Случайность он изгнал из подсознания,

В безумии систему отыскал!

Свободы нет, увы, в душе капризной

Мы все - запрограммированы с детства,

А логика лишь маскирует действие

Психического механизма.

Вот так удар - попробуйте, ответьте-ка.

А, между прочим, есть ещё генетика.

Забудьте даже Фрейда рассуждения:

Заложена программа до рождения.

- Генетика важна. Тут нет вопроса.

Особенно полезна для врачей:

Наследуют болезни, форму носа,

Но ведь не всю же жизнь до мелочей!

- Не надо верить. Есть, в конце концов,

Примеры разлученных близнецов.

Хоть ничего не знали друг о друге

И даже жили в разных городах,

Похожи были очень их супруги,

И одинаков их успех в делах.

Одна профессия, и имена детей,

Квартиры и дома похожи тоже

Выходит, от рожденья в нас заложен

Подробный план дальнейшей жизни всей.

Хичкок не нужен. Ужас! Волос дыбом.

Рок победил. Надежды луч погас.

Выходит, если делаем мы выбор,

То что-то в нас вершит его за нас?

С ума сойти и больше не вернуться!

Коль пешкой посчитал себя игрок,

Два выхода всего и остаются:

Петля на шею и свинец в висок.

Покончить с жизнью вовсе не грешно,

Раз все равно уж так предрешено.

Довольно слезы лить и убиваться.

Теперь начнем по новой разбираться.

Вы помните - пройдя путем сомнения,

Мы оказались в сходном положении:

Раз пользы нет - отвергли мы ответ

Из прагматических соображений.

Когда пытаешься осмыслить этот мир,

То важно не терять ориентир.

И помнить цель, ради которой начал

Ты разрушать и создавать миры.

Здесь перед нами главная задача

Определить стратегию Игры.

И с этой точки зрения, заметьте,

Тупик сей - вовсе не подобен смерти.

Отсутствие свободы не болезненно,

А просто абсолютно бесполезно.

Не важно, что, исследуя природу,

Мы не нашли ни выбор ни свободу:

Поскольку для Игры они нужны

То мы их постулировать должны.

Тем более что самонаблюдение

Скорее подтверждает это мнение.

Легко поверить нам в свободу воли:

Мы выбор совершали много раз

(За что потом нещадно нас пороли,

Чтоб приучить к ответственности нас).

Но часто, совершая выбор трудный,

Мы кляли положение своё.

Не может быть свобода абсолютной:

Ограничений много у неё.

Теперь я предлагаю обсудить

Свободы с несвободой отношение

На шахматном примере. И решение

Нам многое позволит прояснить.

Пускай мы не фигуры - игроки,

Но от свободы полной - далеки.

Часы идут, не за горой цейтнот.

Позиция. Игрок. Он ищет ход.

В чём несвободен он на первый взгляд?

- В ходах фигур, - нам сразу говорят.

Когда бы слон из прихоти иль моды

Способен ход коня был выполнять,

Могли бы о свободе мы мечтать.

Но нарушать нельзя закон природы

(То есть законы шахматной игры).

- Засчитано! Но будьте так добры

Здесь отыскать ещё ограниченье.

- Пожалуйста. Фигур расположенье.

Отчаявшись спасти игру свою,

Готовы мы, как Бендер, красть ладью,

Но возвратить не можем даже ход:

Судьба ходов обратно не дает.

- Благодарю за точность наблюдения.

Какие есть ещё ограничения?

-Да вроде всё. Пожалуй, в остальном

Игрок свободен в выборе своём.

- И было б так! Когда б не цель игры,

Не наше устремление к победе.

(Так в шахматы порой играют дети,

И так мы в жизнь играем до поры).

Ходы равновозможны все подряд;

Ход - результат случайной процедуры.

Но если нужно защищать фигуры,

Атаку развивать и ставить мат,

То варианты тают на глазах:

Нельзя предпринимать ходов опасных,

А также безопасных, но напрасных,

И вот уж выбор в нескольких ходах!

Но бедный выбор всё ж таки свобода.

Попал в цугцванг - там вовсе нету хода!

Но здесь не шашки - ход не пропустить:

Мы в свой черёд обязаны ходить.

Раз каждый ход имеет цель - победу

И объективный смысл - результат,

Кто выиграл - заслуживал наград,

Но не припишешь проигрыш соседу.

Когда нет выбора - ответственности нет,

Свобода есть - изволь нести ответ.

Играешь - значит должен ты признать,

Что можешь победить иль проиграть.

Игра к нам милосердней быть должна,

Но ведь за всё положена цена,

И платим мы за правильные ходы

Самоограничением свободы.

Закончим с аналогией теперь!

Прощайте шахматы - к нам жизнь стучится в дверь.

Что о свободе мы смогли узнать?

Во-первых, что её должны искать

Мы сами в ситуации любой.

И, если выбор видим пред собой,

То нам ничьё не нужно разрешение,

Чтобы принять свободное решение.

Но, во-вторых, чтобы чего добиться,

Чтоб в жизни цель найти и смысл добыть,

Должны мы со свободой распроститься,

Ответственность принять и полюбить.

И, так же, как свобода не абстрактна,

В конкретной ситуации "живёт",

Так смысл и цель найдем мы, вероятно,

Среди обычных жизненных забот.

Конечно, есть великие свершенья,

Но есть и повседневные решенья,

Они порой бывают посложней...

Напрасно Вы, читатель, приуныли

Мы эту тему только зацепили

И здесь ещё не раз вернёмся к ней.

7.

Пришла пора поговорить о том,

Как и зачем мы что-то познаём.

Вы помните, вначале мы для старта

Последовали методу Декарта:

Подвергли всё сомненью и затем

Логическим анализом проблем

Сомненья наши разрешить пытались,

Но лишь на личный опыт опирались.

Увы, не далеко таким путём

Мы по дороге знания уйдём.

Ведь опыт наш - обманчивая штука:

На нём одном не строится наука.

Как над обманом одержать победу,

Когда себе нам доверять нельзя?

Мы видим: солнце движется по небу

На деле же вращается Земля.

Так всё же - что мы знаем? И откуда?

Уверены ли в знании своём?

Стремились к постиженью абсолюта,

Но лишь предположенья создаём.

Где оптимист узрит ума свершенья,

Ступени восхожденья, знаний свет

Увидит пессимист опроверженье

Всех предыдущих доблестных побед.

Эйнштейн сказал нам, что не прав Ньютон,

Но ведь и сам он будет побеждён

Каким-нибудь догадливым потомком

Так стоит ли бежать за горизонтом?

Что заставляет нас искать ответы,

А после вновь вопросы задавать?

Пожалуй хватит попусту болтать

Нам явно стоит разобраться в этом.

Давайте вспомним (речь идет о знании):

Мы - информационные создания.

И, чтоб в проблеме нашей разобраться,

Определим, что значит "информация".

Вот строгое её определение:

Когда передается сообщение

(Словами ли, посредством электричества

Или путём сигналов барабанных)

Считают информации количество,

Как меру неожиданности данных.

"Я Вас люблю - чего же боле....

Что я могу ещё сказать"

Чего же боле - это в школе,

Мы с вами будем наблюдать:

Рассмотрим эту ситуацию,

Как передачу информации.

Татьяна - юное создание

Летит к Онегину душой

И совершает грех большой,

Сама решившись на признание.

Не будем в это углубляться:

Она - источник информации.

В волненье Таня еле дышит.

Берёт перо. К столу садится. Пишет.

Бумаге доверяет откровение.

(Письмо здесь - это форма сообщения.)

Онегин - адресат сего письма.

Мы грубо назовём его весьма:

Приёмник сообщенья - вот кто он!

Читает - и немало удивлён.

Когда бы точно знал он до того,

О том, что Таня влюблена в него

При всей своей душевной экзальтации

Письмо не принесло бы информации.

Когда б он находился в ожидании,

Предугадав признанье всем назло,

То и тогда бы пылкое послание

Немного информации несло.

Но говорит нам слово "удивлён"

Не ожидал таких сюрпризов он.

Приходится признать, как ни печально,

Письмо информативно максимально.

Итак, все мало вероятные события,

Будь то землетрясения, открытия,

Скандалы - все подобные сенсации

Содержат очень много информации.

Напротив, коль событье вероятно,

Узнать о нём не так уж и занятно,

А значит, как не трудно догадаться,

Оно содержит мало информации.

- Ну, хватит рассусоливать - обидно.

Ведь это же почти что очевидно!

- Что ж - разберём задачу посложнее

(Да и поближе к нашенским делам),

И если сами справитесь вы с нею

Тогда за это честь вам и хвала.

Вот лист бумаги. Точек хоровод,

Но нет системы в их расположении.

Да-да, вы правы - здесь изображение

Немало информации несет.

Теперь ещё добавим информации:

Нам удалось внезапно догадаться,

Что точки на одной прямой лежат.

Прозрение! Сенсация! Виват!

Вам остается только разобраться

Здесь стало больше или меньше информации?

Запутал Вас? Я думаю, что нет.

Конечно, "меньше" - правильный ответ.

Теперь, когда мы знаем наперёд,

Где точкам надлежит располагаться,

То каждая из точек принесёт

Уже гораздо меньше информации.

Всё ясно? Мне отрадно понимание.

Ведь мы имеем здесь модель познания!

Пусть точки - это сведенья о мире,

Уменьшить информацию - вот цель.

Придумайте удачную модель

И просто станет всё как "дважды два - четыре".

- Чем плохо информацию иметь?

Наш современник сразу удивится.

Напротив, к ней положено стремиться,

Побольше нахватать её успеть!

Но, возражу ему я непременно,

Ведь знание для нас не самоценно.

Не мог наш предок в жизни первобытной

Рачительно трястись над каждым битом.

Подробно созерцать, копить приметы,

Здесь некогда (когда б мы и хотели).

Чтоб, увидав, использовать предметы,

Нужны весьма компактные модели.

Чтобы с реальностью удобно обращаться,

Должно модели максимально упрощаться.

Знать меньше - вот к чему стремимся все мы,

Как информационные системы.

- Но как же так? Ведь чтобы выживать

Наоборот, нам нужно больше знать!

Как можно новых знаний не хотеть?

А вдруг там, в темноте, нас ждёт медведь?

А вдруг за тем вон дальним поворотом

Подстерегает нас плохое что-то?

И гонит нас инстинкт за поворот,

За новой информацией - вперёд.

Выходит - устремленья человечие

Между собой вошли в противоречие?

Но дело здесь не в логике порочной

Припомните-ка Гегеля учение:

Противоречие - вот истинный источник

Любого настоящего движения.

Теперь уместным будет ликование:

Известна нам механика познания!

Сперва несут учёные мужи

Все знания добытые до кучи,

А после их вопрос суровый мучит

Как это всё в систему уложить.

Но лишь нашли удачную модель,

По новой затевают канитель

Немедленно бросаются на поиск

Того, что им не ведомо досель.

Напоминает бег за горизонтом

Но не смутить их этаким афронтом.

Ведь дивиденды от такой тусовки

Компьютер, телевизор и кроссовки

(И атомный кошмар на мир земной.

Но это разговор уже иной...).

Я думаю - довольно пояснений.

Вот выводы из наших рассуждений.

Хоть идиотом быть гораздо проще,

Но в нас сильно, как и желанье жить,

Стремление узнать как можно больше,

А что узнали - сразу объяснить.

Возможно - несказанно мироздание,

В нём нет вещей, а у вещей - имён,

Но нам важно практическое знание

И мы его успешно создаём.

Познание - не только цель науки.

Нет - это есть врожденный механизм,

Который встроен в каждый организм,

И не даёт нам помереть со скуки.

Как и потребность есть, совокупляться,

Стремленье к накопленью информации

И жажда в этом мире все понять

Из тех могучих сил, что движут нами,

Они всю жизнь толкают нас и манят,

И я боюсь, что нам не устоять!

8.

Когда копилку дел вседневных вдруг

Судьба рукою щедрой разбивает,

Волна нас с головою накрывает

И мыслить отвлечённо не досуг.

И жизнь уже не театр, а дурдом,

И ты по жизни носишься букашкой,

Не успевая поспевать кругом ...

Но ночь пришла, смирительной рубашкой

Связала утомлённый город мой.

Улёгся шквал событий штормовой.

Пока утихла буйная палата,

Прилёг вздремнуть главврач наш - Бог-Отец,

А я с героем моего трактата

Спешу вас познакомить наконец.

Вопрос о смысле жизни с давних пор

Сумел пленить моё воображенье

Ради него затеян разговор

Материй философских обсужденье.

Ещё я не успел покинуть вольный

Мирок уютно-беззаботный школьный,

А уж вопрос о смысле бытия

Словно кошмар преследовал меня.

Хотя я кашу кушал без проблем,

Но тоже был капризным и упрямым,

И огорчал не раз, наверно, маму

Сакраментальный мой вопрос "зачем?"

Я рано понял, что такой вопрос,

Уж если задавать его упорно,

На смысл жизни рано или поздно

Замкнётся. И задумался всерьёз.

Я знал, здесь не один я смысла стражду,

И мнил, что он найдётся без труда

( Ведь если мы испытываем жажду,

То значит где-то в мире есть вода).

Увы! Увы! Философы и годы

В обратном убедить меня смогли:

Искали часто смысла у природы,

Но до сих пор, пока что, не нашли.

И я, признаюсь, тщился доказать,

Что мир в самом себе содержит цели,

Но отступил. И думал: "В самом деле

Зачем вопрос дурацкий задавать?"

И вдруг я понял: сам вопрос "зачем",

Возможно, ключ к решенью всех проблем.

Он мучит нас напрасно столько лет,

Мы силы тратим, чтоб найти ответ,

А надо бы задуматься о том,

Зачем вопрос "зачем" мы задаём?

Философы указывали многие

На призрачность любой телеологии,

Но редко разбирались почему

Так дорог призрак нашему уму.

Уму? А что такое этот ум?

Набор туманных образов и дум?

Желаний смутных и тревог не ясных?

Нет, Логика - бессмысленности враг,

И нас ведет она за шагом шаг

Путём поступков целесообразных!

Коль вы в беде и что-то вам грозит,

Или вы, скажем, просто есть хотите

На помощь смело логику зовите:

Она для вас проблему разрешит.

Отыщет средства, выберет пути

Помощника надёжней не найти,

Чтоб выполнить любое порученье

Ведь это же её предназначенье!

Достигнуть цели, если цель ясна

Для этого и создана она.

Но если цель нам вовсе неизвестна,

То логика не только бесполезна,

Но может быть и попросту вредна

Ведь начинает цель искать она.

Способна логика на целеуказание.

К примеру, если сложное задание

Приходится на несколько делить,

Тогда все промежуточные цели

Логически построить мы б хотели,

Чтобы к финальной цели путь открыть.

Так и поступки. Чтобы смысл имели,

Они должны служить конечной цели,

Иначе в логике нет оправдания им

И мы томимся бытием своим.

Выходит, цели требует сознание,

Чтоб оправдать своё существование.

И если в мирозданье цели нет,

То с этим не согласны мы заранее.

И логика, не справившись с задачей,

(Ведь дело это, в общем, не её)

Здесь начинает публику дурачить,

Используя всё мастерство своё.

Как изворотливы и изощренны мы

В стремленье обмануть свои умы!

(И логике навеять сон златой,

Её утешив сказкою пустой.)

Уловки эти страшно надоели:

Одни, чтоб что-то делать, ищут цели,

Другие - смысла, чтобы оправдать

Всё то, что натворить уже успели.

С холодной беспристрастностью науки

Пора разоблачить нам эти трюки.

Вот первый их технический секрет:

Приём простой - "подгонка под ответ".

Вы помните Толстого "Воскресение"?

Нам интересно здесь не преступление,

А то, как Катерина объясняла,

Зачем любовь за деньги продавала.

"Как мир устроен? В нем мужчина- главный.

А деньги - к удовольствию пароль.

Цель - удовлетворять. И роль путаны

Важнейшая осмысленная роль."

Что ж. Нечего на зеркало пенять.

В игре такой мы все собаку съели:

Удобней цель под средства подгонять,

Чем жизнь менять в угоду некой цели.

Уловка номер два - отрада детства.

"Что я могу? Да разве эти средства

Позволят мне достичь чего-нибудь?

Не знаю цель. Но чтоб её добиться,

Я должен развиваться и учиться.

А после я, авось, найду свой путь..."

Вольно отсрочить главное решение.

Хоть в молодости верно рассуждение

Привычка и приятна и легка,

И можно ждать хоть лет до сорока.

И вот среди карет и самоваров

Страдает неприкаянный Базаров,

Ему невмоготу напрасно жить.

Там где на деле логики оплошность,

Трагическую видит невозможность

К чему-то свои силы приложить.

И я встречал базаровых не раз

(Есть часть его у каждого из нас),

Но многие из них с теченьем лет

Находят смысл "подгонкой под ответ"

Когда бы ни печальные последствия,

То было бы смешно до посинения:

Для неизвестной цели ищут средства,

А после - цель - как средствам применение.

Но вот триумф логической удобности:

Приём "реализация способностей".

Раз люди от рождения равны

(Различны и пестры таланты наши),

То цели выбирать себе должны,

Которые способности укажут.

Коли рисуешь - будешь ты художник,

Слух музыкальный? - будешь музыкант.

А если явный не видать талант,

То будешь инженер или сапожник.

Дивлюся я на чудную ментальность,

Ведь безупречна здесь функциональность.

Когда б я, например, лопатой был,

То целью бы копанье объявил.

Плевать зачем. Копал во всю бы силу,

Неважно - огород или могилу.

Знать не хочу, что это только средство,

Ведь для меня здесь - цель святая с детства!

Смешно? А вы спросите у поэта:

"Зачем стихи?" - что скажет он на это?

Скорей всего промямлит вам поэт

Свой вариант "подгонки под ответ".

- Довольно! Хватит! Никакая сила

Не опровергнет верную любовь

К тому, что сердцу дорого и мило,

Что дарит смысл, вошло и в плоть и в кровь.

Бессмертья не отнять надежды зыбкой,

И храм судьбы не превратить в кабак.

Не объявить логической ошибкой...

Но, черт возьми! Неужто это так?

- Спешу утешить Вас, читатель мой.

Есть глубина за каждой глубиной.

Раз вновь тупик, вопрос "зачем" применим

Теперь уже и к логике самой.

Зачем нам логика? Чтоб средства отыскать,

Достигнуть цели, заданной заранее.

Но для чего нам нужно исполнять

Малейшее возникшее желание?

Зачем пишу, я не смыкая глаз?

Зачем за кошкой пёс несётся с лаем?

Противоречие по жизни движет нас

Меж тем, что есть, и тем, чего желаем.

Гомеостаз - вот жизни всей закон,

Нас к равновесию всегда толкает он.

Но от чего, я не могу понять,

Желанья нужно удовлетворять?

Ведь Будда прав, и если разобраться,

То проще от желаний отказаться.

И не нужны ни деньги, ни профессии.

Всё суета. Всё больше ни к чему.

Мы будем находиться в равновесии

Другого и не надобно уму.

Вот Лепота! Но подлая природа

Не поощряет это отчего-то,

А платит удовольствием (из вредности?)

За удовлетворение потребности.

Всё дело в том, что если б мы в Нирване

Дни проводили, лёжа на диване,

Достигнув полной пустоты ума,

То здесь бы прекратилась жизнь сама.

Вот почему в живые организмы

И встроены такие механизмы,

Чтоб, несмотря на внешние события,

В ущерб покою продолжать развитие.

Покой не представляет интереса.

Желание - вот двигатель прогресса!

Возникнув робко на заре людской,

И логика была слугой желания.

Но шли века. Мы вышли на другой,

Сознательный виток сосуществованья.

Раз логика с желаньем вровень стала,

То вместе с ним толкает нас она.

Теперь, чтоб жить, желания нам мало

Теперь нам цель разумная нужна!

Пусть здесь пасуют лучшие умы

Но ежечасно ощущаем мы

Потребность в цели. Это не каприз,

Не прихоть, не ошибка, не помеха

Она лежит в природе человека,

Как правило Игры с названьем Жизнь.

9.

Пытаюсь я сказать не в первый раз

Всё то, что вы недавно прочитали.

Про первый раз я расскажу сейчас.

Был вечер в университетском зале.

Я помню - вот на кафедре стою

В предчувствии ужасного позора,

Я только что окончил роль свою

И обсужденья жду, как приговора.

Но в тишине встаёт один студент

И приговор за всех выносит сразу:

"У Вас не философский факультет?

Оно и видно - не хватает базы.

Как можно смысл жизни обсуждать,

Ни словом не упомянув о смерти?

Напрасный труд, уж тут вы мне поверьте!

А вам бы - книжки, что ли, почитать...".

Теперь я знал бы, что ему сказать,

И победил, быть может, в споре нашем...

Что после драки кулаком махать?

Но ведь вопрос и вправду очень важен!

Зачем мне смысл, коль всё равно умру?

Его с собою я не заберу.

А раз уж сам я буду вне Игры

Да провались тут всё в тартарары!

Но вдруг есть смысл за гранью вечной тьмы,

И сохраниться в нём способны мы?

Смертельно нужен правильный ответ.

Давайте отделим мух от котлет.

Ещё не разбирались мы доселе,

Что значит "смысл"? И что такое "цели"?

А значит, не судили и о том,

Что смысл бывает общий, объективный,

Конкретный, частный, узкий, субъективный

И это далеко не всё о нём.

Придётся нам к началу возвращаться,

И уж тогда, от печки, в путь пускаться.

Смысл наших действий - это результат,

Последствия. Их не вернуть назад.

А значит, смысл - всё то, что остаётся,

Когда нам что-то сделать удаётся

Так общий смысл любых конкретных действий

Есть совокупность полная последствий,

Что наступают в мире из-за них.

Они - плоды конкретных ситуаций,

И не узнать нам дело рук своих.

Способно время на такие штуки:

Вот Аристотель был отцом науки.

Без знаний люди - будто без воды,

В его работах знанье в изобилии,

Но время шло - и вот его труды

Познанье на века остановили.

Мученья и проклятия коллег

Об этом ли мечтал великий грек?

Проходит время. Каждый новый срок

Приносит новый смысловой итог.

Раз шаг любой способен стать впоследствии

Причиною, как блага, так и бедствия,

Нам трудно целью общий смысл избрать

Ведь не дано его предугадать.

А кстати цель - есть тот же результат,

Пока ещё он в будущем капризном,

Когда потом посмотрим мы назад,

То результат уже зовём мы смыслом.

Но только там ведется речь о цели,

Где результат заранее хотели.

А значит, целью может выбираться

Конкретный смысл в конкретной ситуации.

Грозит опасность - значит цель - спасение

(Вступить в борьбу или умчаться прочь),

Научная проблема - дать решение,

Страдает человечество - помочь!

(Конечно, здесь нужна классификация

Масштаба цели по масштабу ситуации).

Вернёмся к смыслу. Ясно нам вполне:

Две стороны всегда есть у медали.

Относится всё то, что мы сказали

К одной лишь объективной стороне.

Последствия влечет поступок каждый,

Все результаты след его хранят,

Но субъективный смысл есть то, что важно

Среди последствий этих для меня.

Пускай они обширны и бесчисленны,

Затрачивают множество людей

Мне всё равно - а значит всё бессмысленно

(Конечно, с точки зрения моей).

Пожалуй, вот теперь настал момент

Пора поговорить об эгоизме,

И обсудить вопрос о смысле жизни,

Что задавал мне давний оппонент.

"Имеем ли мы личные причины,

Чтоб видеть смысл и за чертой кончины?"

Конечно, повод есть у пессимизма

Считается почти что вечной истиной

Позиция святого эгоизма:

Мол, если я умру, то всё бессмысленно.

Вот почему так ценится в миру

Уверенность, что "весь я не умру".

Она нас избавляет от печали

И служит основанием морали.

Сегодня можно выбирать бессмертие,

Как платье выбирают по фигуре:

В аду у христиан Вас встретят черти,

В раю у мусульман - приветят гурии.

Индусы верят в путь перерождений

Из жизни в жизнь мы, как в двери,

А также есть ещё такое мнение,

Что с каждым будет то, во что он верит.

Чей сон правдивей? Чьё прозренье тоньше?

Иль мы себя обманываем сами?

Но значит нужно быть нам чем-то большим,

Чем обречённый гнить мешок с костями.

Как ни старайся протянуть подольше

Подстерегает всех природы месть.

Нам нужно быть на свете чем-то большим!

Но мы ведь нечто большее и есть!

Я снова повторю как заклинание:

Мы - информационные создания!

Пусть для кого-то главное - семья,

А для кого-то главное - работа,

Но из того мы строим наше "Я",

Что нас волнует и о чём забота.

Всё важное находится вне нас

Из связей с миром состоит сознание.

Лиши его такого содержания

И наше "Я" исчезнет тот же час.

Сперва исчезнут мысли о делах,

Потом - любовь и ненависть и страх,

Всё то, что составляет нашу душу:

Они внутри - но их предмет снаружи!

И вот душа, как разорённый дом.

Нет ничего в сознании пустом,

Что стоило б спасать для жизни вечной.

Куда ушло? Вернулось в мир, конечно!

И никогда его не покидало!

Там наше "Я" всегда и пребывало.

Конечно, умирает интеллект

Влиять на мир мы больше не способны,

Но тем сильнее заинтересованы

Устроить всё, пока мы на Земле.

Ведь остаются здесь дела и дети

И после смерти мы за них в ответе.

Всё, чем мы жили, остается здесь

Желанный смысл и кровный интерес!

Ну, как вам вывод? Чистая работа?

(А умирать-то всё же неохота...)


Содержание:
 0  вы читаете: Сумма Оснований, Основы : Юрий Ракита    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap