Проза : О войне : Тайфун : Владимир Возовиков

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Владимир Возовиков

ТАЙФУН

Вертолет завис над желобом горной долины, и лейтенант Дагаев внимательно разглядывал скалу, темную полоску леса, перерезанную ручьем — редкие, черные на белом снегу промоины отмечали его извилистое русло. Как раз между ручьем, леском и скалой находилась, по мнению Дагаева, лучшая точка для посадки, но пилот, слегка набрав высоту, повел машину ближе к лесистому хребту, прикрывающему долину с севера. Кабина развернулась, и снова Дагаев увидел на юге, за синими гребнями, покрытыми ельником и кедрачом, полупрозрачные вершины зимних гольцов. Он вздохнул, провожая их взглядом, когда вертолет начал оседать почти над самой скалой. Воздушный путь окончен, но было такое чувство, что не долетели до места. Опуститься бы где-то там, в тихом распадке у подножия гольцов, напротив домиков заставы, которые Григорий Дагаев много раз представлял себе. Выйдет навстречу коренастый, сурово настороженный капитан в сопровождении таких же непроницаемых автоматчиков с зелеными петлицами на шинелях, а Григорий весело вскинет руку к виску и ошарашит: «Здравия желаю, Федор Федорович! Небось и по земле в гости не ждал, а мы — с неба. Пехота, она нынче такая!.. Да ты ведь и сам-то, Федор Федорович, считай, в пехоте служишь, хотя, конечно, она особого рода, твоя пехота… Что ж ты не спешишь с объятиями, брат?..» Дагаев улыбнулся, представив подобную встречу, и подумал: заявись они группой на вертолете на заставу, объятий, пожалуй, долго ждать придется. Еще и задержит до выяснения обстоятельств, и вид сделает, будто не родной брат перед ним, — он такой, Федор Федорович Дагаев, начальник пограничной заставы…

Винты машины уже вихрили снег, и лейтенант снова вздохнул. Второй год братья Дагаевы служат в одном краю, соседи, можно сказать, а свидеться пока не доводилось. И домой в разное время наезжали. Командир взвода редко выбирает время отпуска по желанию, да и начальник погранзаставы, конечно, тоже. Звал недавно Федора на праздники, но служба у него такая, что и в дни, когда празднуют люди, ему необходимо быть на заставе. Взвод разведки, которым командует Дагаев-младший, тоже не рядовой взвод… Пишут братья по письму друг другу в месяц, коротко, сдержанно, — военные люди многое понимают без лишних слов. Только одно из последних писем Федора оказалось пространнее других. Редкостное, особое письмо. Григорий много раз перечитывал его, почти наизусть помнит, и все же носит с собой. Оно и теперь при нем. Засунешь руку в нагрудный карман, потрогаешь листки и услышишь голос старшего брата.

* * *

…Машина мягко коснулась земли, трескучий гул винтов снизился на полтона, медленно затих. Разведчики зашевелились на сиденьях, подхватывая вещмешки. Дагаев вслед за пилотом шагнул к посадочной двери. В «чужом» тылу надо спешить. Через полтора часа разведчики должны лежать в засаде, и хотя путь отсюда до позиции каких-нибудь два километра, но идти придется по горному, заросшему лесом склону.

— Живо надеть лыжи! — скомандовал Дагаев, оглядываясь.

Набегали тучки, однако день еще был по-зимнему ясным. Стоящий рядом летчик нетерпеливо следил за высадкой группы. Ему тоже надо убраться восвояси побыстрее и незамеченным.

«Ну что ж, — сказал себе Дагаев, — начнем…»

В горах ветер ходит долинами, бывает, и не поймешь сразу — сулит ли он влажную оттепель с юга или сухую, режущую стынь севера. Но сегодня Дагаев знал: на востоке вздохнул зимний океан. Пока только вздохнул, пробуя силу необъятной застуженной груди, расправляя ее, чтобы через час-другой исторгнуть ураган. Пурга, еще легкая, совсем «домашняя», неспешно заметала снежные норы, в которых прятались разведчики по краю мелкорослого коряжистого кедрача, среди обдутых камней, угрюмовато-серых, похожих на медведей, уснувших прямо на засиневшем к вечеру таежном снегу. Внизу, у подножия изогнутой каменистой гривы, на которой они заняли позицию, подходил к горной дороге колонный путь, пробитый поперек долины, — широкий прямой рубец в снежном поле. Слабая поземка играла на нем, — казалось, там резвятся белые зверьки, засыпая пухом колеи путепрокладчиков.

Со стороны долины донесся тихий треск. Дагаев осторожно повернул голову, оглядывая открытое снежное пространство и лесистую гряду гор за ним, откуда тянулся колонный путь. Белесоватый, под цвет смутного зимнего неба, вертолет показался большой летучей мышью. Он шел невысоко над колонным путем, хищно наклонив туповатый нос, и тонкий ствол его пулемета как бы вычерчивал в небе линию, следуя по рубцу дороги.

«Разведчик, — догадался Дагаев. — Осматривает путь. Значит, надо ждать с минуты на минуту головную колонну». Слева от Дагаева шевельнулся белый бугорок, тут же Дагаев различил приподнявшуюся над снегом голову в капюшоне и рукав маскхалата, мелькнул перекинутый с руки на руку гранатомет.

— Воронов, прекратите возню! — негромко окликнул Дагаев.

Сосед замер, потом так же негромко отозвался:

— Рука зашлась, товарищ лейтенант, спасу нет. Дагаев промолчал, искоса следя за приближающимся вертолетом. Он знал, каково час-другой лежать в снегу без движения, сам едва чувствовал ноги, хотя был обут в валенки, но бывают минуты, когда — умри, а терпи: превратись в камень, в лед, не смей дышать, прикажи сердцу замолкнуть, но ничем не выдай себя. Такая минута была теперь. Разведчик Воронов знает это не хуже командира, а вот не утерпел, устроил разминку. Стоит вертолетчикам обнаружить группу, и боевое задание будет сорвано.

Он почувствовал ветер от винта, когда вертолет прошел над гривой, набирая высоту. Неподвижный снег — плохой фон для маскировки. Вот если действительно нагрянет «Мария», тогда-то будет самое время для диверсантов…

«Мария», «Мария»… Сейчас, в холодной снежной норе, ему, закоченелому, стало чуточку неловко за свою сегодняшнюю растерянность, когда перед вылетом на задание майор Филин, инструктируя группу, неожиданно сообщил: «Между прочим, идет «Мария», и уже где-то близко… Не боитесь, лейтенант, попасть в переделку?» Дагаев смутился под неулыбчивым совиным взглядом начальника разведки, заподозрив подвох и совершенно не понимая, для чего в такой момент — на учениях, перед трудным заданием — майор назвал девушку, с которой у Дагаева трудные отношения.

«Причем тут Мария?» — пробормотал, слегка краснея и отводя глаза.

Майор странно усмехнулся, зябко повел покатыми плечами и сдержанно сказал: «Причем, спрашиваешь?.. Ну что ж, тайфуны и бури не отменяют учений. Пусть эта самая «Мария» выходит из себя… Но дело с нею усложнится…» В странной усмешке майора Филина словно бы скользнул намек на то, что ему известно и о другой Марии, о другом вихре, сквозящем в жизни лейтенанта Дагаева.

И кто это только придумал — называть разрушительные тайфуны и ураганы красивыми женскими именами. То ли чья-то злая ирония родила эту традицию, то ли суеверное желание смягчить разъяренную стихию нежным именем? Надо же — «Мария»! Сколько теперь островов оголила, сколько судов потрепала или даже отправила на дно эта самая «Мария»? А ведь нет имени звучнее и красивее, во всяком случае, для Дагаева.

А может, какой-то неведомый моряк в минуту отчаяния на расколотом парусном бриге, выброшенном на скалы, цепляясь за оборванную снасть, прошептал, как проклятие и заклинание, как мольбу о пощаде и вечную клятву любви, имя женщины, однажды разбившей ему жизнь, подобно буре…

Торопясь сгладить смущение, показать, что не понимает намека, затаенного в усмешке майора, Дагаев сказал: «Один бывший пограничный старшина, прослуживший в здешних краях пятнадцать лет, говорил мне: «Стихии немножко похожи на женщин. В конце концов, они благосклоннее к тем, кто не бежит от них в самую злую минуту, принимает такими, какие есть, остается терпеливым и благоразумным, когда они вовсю бушуют. Нам ураган на руку, товарищ майор».

Майор опять странно усмехнулся: «Будем надеяться, с ураганом-то вы поладите».

«С ураганом-то…» Что он хотел этим сказать, на что намекал? Не будь, мол, слишком самоуверенным, лейтенант? Только ли? И эта особенная усмешка…

Вопросы пришли позже, когда сидел в кабине вертолета, а там, на взлетной площадке, в строю, надо было слушать распоряжения и советы майора Филина, ничего не пропуская, — майор не любил повторять.

Обойдя горными распадками линию войск охранения, вертолет высадил разведчиков вблизи одного из колонных путей «противника» и ушел за второй группой, которой предстояло перехватить соседнюю дорогу к перевалу. С лейтенантом Дагаевым было десять человек. На всех — шесть гранатометов, семь автоматов, два ручных пулемета. Сегодня им предстоял открытый бой. В чистом поле на них хватило бы одного бронетранспортера или боевой машины пехоты, но в ближнем бою, в горах, возможно ночью, когда каждый гранатомет в твердых руках становится противотанковой пушкой, — а на такой бой они и рассчитывали, — группа Дагаева стоила немало; она помогала своим главным войсковым силам выйти к перевалу, чтобы выиграть сражение в горах. Даже маленькая заноза заставляет хромать большого слона. Одной из таких заноз и должна стать для «противника» группа Дагаева.

* * *

Треск чужого вертолета-разведчика давно стих где-то за хребтом, но долина по-прежнему выглядела пустынной, метель незаметно улеглась, небо немного расчистилось, словно бы к морозу. Неужто синоптики ошиблись, и циклон прошел далеко стороной?..

Мороз действительно усилился к ночи. Стужа медленно, упорно натекает под полушубок, накапливается, вползает в тело, пробивая сквозной дрожью, даже скулы сводит, и уже нет желания вскочить, пробежаться, устроить возню с разведчиками — только бы лежать неподвижно, сжимаясь в ком, пряча остатки тепла глубоко-глубоко в себе.

Разведчики, кроме Воронова, ничем не выдавали себя. Воронов же поминутно возился, высовывался из окопчика, покашливал, и Дагаев, несмотря на досаду, жалел парня, даже раскаивался в душе, что взял его на это задание. Просил же начальник клуба части оставить Воронова в лагере, помочь выпустить специальную радиопередачу и фотогазету, в чем Воронов незаменим — он и тексты мигом напишет, и куплеты сочинит, и музыку подберет, и дикция у него неподражаемая. Дагаев уже привык, что Воронов в дни учений и всяких авралов оставался при начальнике клуба «приданной силой». Солдату это, похоже, нравилось. Дагаев тоже оставался доволен: Воронов никогда не забывал прославить своих всеми средствами местной информации — от листовок до радиопередач. А тут, в начале учений, сам Воронов завел непривычный разговор:

— Разрешите, товарищ лейтенант, рассказать невыдуманный случай?

— Валяй! — хмыкнул Дагаев.

— Один мой знакомый, йог-любитель, как-то решил питаться исключительно капустой с растительным маслом. Представьте, полмесяца ничего другого в рот не брал.

— Ну и чего же он достиг?

— А достиг он, по-моему, только того, что одни знакомые прозвали его Кочаном, другие — Кочерыжкой.

— Умные знакомые были. Но что-то не пойму, куда клоните.

— Да я ж про себя, товарищ лейтенант! Второй год служу в разведроте, а благодарности у меня — все за какую-нибудь самодеятельность. Вроде той капусты получается…

И Дагаев включил Воронова в боевой расчет.

Похоже, что Воронов сейчас с непривычки мерз больше других. Представилось посиневшее, искаженное холодом лицо парня, опять шевельнулись жалость и чувство смутной вины перед Вороновым. Дагаев вспомнил, как, высаживаясь из вертолета в дикой долине, близ гранитной скалы на опушке кедрового леска, Воронов, бодрясь, громко сказал, кинув быстрый взгляд на командира: «Что, парии, зададим жару неприятелю, а потом и для себя соорудим костерок пожарче да будем чаек попивать в ожидании воздушного такси. Мой знакомый, йог-любитель, утверждал, будто бы чай укрепляет волю и продлевает жизнь. Каждые сто литров чая, выпитые вместо двухсот литров вина, увеличивают бренное существование человека ровно на триста шестьдесят дней». Шутки не вышло, разведчики вроде и не расслышали, только заместитель Дагаева, немногословный, серьезный не по годам сержант Амурко, хмыкнув, ответил: «С чайком-то, видно, придется подождать до возвращения в часть, А вот жару нам скорее дед-мороз задаст — настраивайтесь терпеть». Сержанта тут же поддержал мягким баском весельчак пулеметчик Нехай: «Ты, Воронов, другый год служишь в розвидки, а судишь, як той пысьменнык, що у своей книги размалював, як солдат виз на учение живых баранив, щоб, значит, з ных шашлыки жарыть. Мы усим взводом реготалы».

В словах Нехая прозвучал открытый намек на легкость, с которой шла служба у Воронова, и Дагаев опять почувствовал неловкость: Воронов, кажется, и в самом деле первый раз попал в столь сложный переплет — пулеметчик Нехай прав. Но не по вине же Дагаева служба Воронова чаще проходила в местах более уютных, чем зимние горы, — он со всеми его талантами нарасхват в части…

Из письма Федора Дагаева

«…Знаешь, брат, вспомнил я слова отца в день первых проводов моих на границу после училища. Я, говорит, не буду тебя учить, как службу нести. Вы, мол, нынче сами достаточно грамотные, и техника у вас на грани фантастики. А вот люди, они людьми остаются. Ты понять старайся, в чем нуждается парень, чтобы настоящим воином стать. Поймешь — остальное сумеешь при желании. И еще помни: когда сложился характер, ломать его — все равно, что кирпичный дом наново перестраивать. Так что не опаздывай…

Юнцами мы не очень склонны запоминать поучения, даже родительские. Мне вот теперь только разговор вспомнился. А почему? К награде недавно представляли мы одного парня. Первого года службы, виду не геройского, в общем, из тех, которые много хотят, да немного умеют. Признаться, я до сих пор предпочитал таких, которые умеют больше, чем хотят…

Подвел он меня однажды крупно. Надо было в команду от заставы включить молодых солдат для участия в комплексных состязаниях, а наши новички только-только прибыли из учебного, способностей их я не знал, на проверку времени не оставалось. Одного вызываю, другого, третьего — мнутся: ответственно, мол, боимся подвести. Дошло до рядового Иванушкина, а он только и ответил: «Есть!» Разумеется, я его тут же и в список… Ох, брат, позлословили потом надо мной соседи: что же, мол, такие вот у вас лучшие стрелки, спортсмены и следопыты? Какие же тогда худшие?..

Сам знаешь, нам с тобою нельзя обнажать свои симпатии и антипатии к подчиненным. Но засела во мне досада на этого Иванушкина. Самолично гонял его на занятиях с секундомером в руках. Да только редко он в нормативы укладывался. Но ведь упрямец какой! Куда бы ни требовались добровольцы — первым вызывается. Ты знаешь, солдаты на язычок бойкий народ, доставалось ему со всех сторон, а он, чертенок, и бровью не поведет, будто не его касается…

Как-то шла от нас машина в поселок, Иванушкин ко мне: «Разрешите съездить? Мне двух часов хватит, пока машина будет загружаться». После узнал я, что у него в поселке девушка завелась, когда в учебном службу проходил… Взяли меня сомнения: опоздает же, не очень-то надежный парень… Говорю ему: «Вы вот обещали, например, за месяц научиться через коня прыгать, а ведь уже второй кончается. Как же верить вам?» Помрачнел мой Иванушкин. «Разрешите, — говорит, — я сейчас прыгну». «Добро», — говорю, а пограничники из-за спины Иванушкина смеются. Вышли на площадку. Раз он прыгнул — не вышло, другой, третий… Раз десять пытался, да так и не осилил коня. Смело идет, а ловкости и умения не хватает. Опустил голову, слинял как-то: «Разрешите идти?» Право, хотелось мне его все же отпустить тогда в поселок, но опять досада взяла. Зачем напросился на прыжки, недотепа ты этакий! Опять ведь смеются над тобой, и когда поумнеешь?..

А дня через два, ночью, наряд, в котором был Иванушкин, столкнулся с нарушителем… Ты небось думаешь, в наше время «классический» нарушитель только в книжках остался? И погони, схватки, перестрелки в легенды ушли? Нет, Гриша, граница есть граница. При всех средствах наблюдения, оповещения и прочем столкновение с врагом лицом к лицу тут совсем не исключено. Матерый нарушитель нашим парням попался, напролом шел. Старший наряда, ефрейтор, принял его вначале за охотника, заплутавшего в горах. Окликнул, как положено, а тот — из пистолета на голос… И ранил парня. Не сильно ранил, но все равно солдат уж не вояка. А ночка — глаз коли, да еще с дождичком. Ты сам знаешь, какие у нас тут ночки в конце осени выпадают… Ефрейтор командует Иванушкину: преследуй, постарайся взять живым, а я доложу на заставу, да и перевязку как-нибудь сам сделаю… Вот они, брат, наши девятнадцатилетние солдаты, на мальчишество которых мы частенько сетуем.

Словом, остался мой Иванушкин один на один с матерым нарушителем в ночных горах. Не буду писать, о чем передумал я, когда узнал ситуацию, — сам командир, поймешь. Не стану и поиск наш описывать. Шел он не один час, дождь следы смыл. Только утром нашли мы Иванушкина. Сидит на камне под колючей бояркой, мокрый, оборванный, в одной легкой тужурке — шинель и плащ он сбросил, чтоб не мешали. Осунулся, посинел, руки на автомате закостенели. Встал. «Товарищ капитан, нарушитель государственной границы, оказавший вооруженное сопротивление, задержан. На заставу идти отказывается…» Только тогда увидел: лежит в ямке человек в брезентовом ватнике, рожу отвернул, не шевельнется, будто не слышит…

Я ведь не сентиментальный человек, ты знаешь, а тут едва удержался, чтоб не расцеловать моего парня. Не столько тому обрадовался, что нарушителя задержал — от нас он все равно не ушел бы. Сам Иванушкин уцелел и выдержал такое испытание — вот что мне дороже всего показалось. Выходит, плоховато знал своего пограничника… И еще одну старую-старую истину заново уяснил для себя: в настоящем бою, конечно, и сила и ловкость нужны, но всего заглавнее — дух и стойкость…»

* * *

Зимний закат скор. Еще желто-красное солнце, нежданно проглянувшее в тучах словно для того, чтобы попрощаться с землей, цепляется за неровную, почерневшую гряду на западе, а в воздухе уже разлит сумрак, даже блеск снегов притушен и угрюм, чувствуешь — ночь где-то рядом, вокруг тебя, она выползает из тени мелколесья, смотрит из горных ущелий, ждет близкой минуты, чтобы разом затопить округу, даже небо на глазах тяжелеет, становится ниже…

Показалось, серый сугроб шевельнулся там, где колонный путь терялся у противоположного края долины, и, только глянув в бинокль, Дагаев опознал вездеходную боевую машину. Волнение от близости боя погнало по телу жаркую волну, словно разгорался потаенный костерок в груди. В тот же самый момент Дагаев отметил неудобство собственной позиции. Группа сможет атаковать неприятельскую колонну лишь на входе в горно-лесистое дефиле, над которым расположились разведчики, а это невыгодно и крайне опасно. Ударить по голове — тогда идущим в хвосте боевым машинам и разворачиваться для боя не надо: они прямо с дороги, с ходу, откроют такой огонь, что камни и снег начнут гореть, головы не поднимешь. А потом легко отбуксируют подбитую технику назад в долину. По хвосту бить еще хуже — основная масса машин проскочит вперед. Вот если бы пропустить всю колонну в дефиле, ударить по голове да по хвосту!.. Не хватает фронта. Слишком плотной группой расположил он засаду — вот в чем дело! Но ведь еще не поздно, и, пока дозорная машина далеко, часть людей можно отправить на фланг, поглубже в лес…

А справа, над хребтом, снова родился знакомый треск: очевидно, вертолет возвращался, чтобы обеспечить втягивание колонны из долины в горный распадок. Поднимать людей из укрытий стало опасно.

Минутный луч солнца погас, тучи снова сомкнулись по горизонту, сильнее дохнул ветер, бросив в лицо Дагаеву снежный пух, и как будто услышал он далекое, грозное перед штормом зимнее море. То была, конечно, иллюзия — гудела горная тайга, гул шел особенный, родившийся сразу по всему пространству ближних гор, ровный, тревожный в своем уверенном нарастании. Дагаев успокаивал себя, думая, что у всякой позиции, как у медали, две стороны, и, поскольку бой придется принять на той, что ему выпала, надо использовать все ее преимущества. Проигрывая «противнику» фронт боя, он выигрывает плотность огня, значит, удар окажется ошеломительнее, а огнем можно и сманеврировать…

Теперь и невооруженный глаз различал дозорную боевую машину «противника», фигуру человека в люке ее башенки… На колонный путь выходили новые бледно-серые приземистые вездеходы. Считая их, Дагаев уже знал: это походное охранение каких-то крупных сил. Разведка, судя по следам на горной дороге, прошла раньше, за что Дагаев благодарил судьбу — разведка непременно обшарила бы окрестности дефиле, в то время как походное охранение довольствуется простым наблюдением, ведь оно идет уже разведанным маршрутом, к тому же и задерживаться ему нельзя — главные силы наступают на пятки.

Вертолет развернулся почти над головой лейтенанта, снова пошел в сторону перевала, приглашая за собой колонну, видом своим успокаивая ее командира: путь, мол, открыт, ничто не угрожает, мы-то все же молодцы, даже Воронов не шевельнется, не кашлянет — затаился, чувствует момент, — состояние уверенности все больше овладевало Дагаевым, долгая настороженность его переходила в боевое нетерпение, удлиняя минуты.

Воздух густел, Дагаеву даже чудилось, как он течет долиной к морю, изгибаясь ледяной прозрачной рекой, по дну которой двигалась далекая цепочка машин. Тайфун уже изменил направление ветра, высасывая горные распадки и ущелья, которым он скоро с избытком вернет изъятое; обдутые кедры у подножия хребта несильно, но упорно клонили вершины к востоку.

Колонна целиком втянулась в долину. Дагаев насчитал более десятка машин. Дозорная была уже близко, и он тихо, как будто боялся, что его услышат, сказал в микрофон портативной радиостанции:

— Амурко! Передайте соседям: нервы не распускать. Огонь — по моему выстрелу, отход, как условились, — по красной ракете.

— Понял, — отозвался сержант, находившийся сейчас на правом фланге засады.

Оснеженная елочка сбоку закрыла дозорную машину. Через минуту она появится прямо перед Дагаевым, уже на узкой горной дороге между каменной гривой и покатым склоном хребта. Пусть уходит дальше — дело не в ней, а в тех, что идут следом. Дагаев перекинул легкую коробку радиостанции с груди на бок, чтобы не мешала в бою, снова вгляделся в силуэты машин, уже размываемые сумерками. К дефиле подходила, вероятно, мотопехотная рота «противника», усиленная батареей горных пушек, минометами и двумя многоствольными зенитными установками. Даже такую силу, оседлай она перевал, сбить будет нелегко. Значит, надо их потрепать. Одно жаль: главные силы «противника», идущие где-то по следам походного охранения, не получат занозы в подошву. Удар по ним отозвался бы больнее и громче из-за большей внезапности — походное охранение все-таки настроено на неожиданности. Ударь Дагаев по главным силам, эту головную роту все равно задержат, заставят потом соваться дозорами в каждое ущелье, шарить за каждым подозрительным хребтом. Значит, пропустить?..

Но кто поручится, что эта усиленная рота не брошена специально к перевалу кратчайшим путем? И, если даже она охраняет главные силы, кто поручится, что командир их станет действовать так, как решил Дагаев? Нет на войне единых правил борьбы, неизменно лишь правило — выполнять боевую задачу до конца и любым путем!

Дозорная машина, заглушая натужным гулом ропот вечерней тайги, обогнула уступ, прошла перед Дагаевым в сгущенный сумрак дефиле, и лейтенант видел, как человек в полушубке, перехваченном офицерской портупеей, покачиваясь в открытом люке, внимательно разглядывал планшет с картой. В хвойном ледяном ветерке резко отдался запах бензина.

Этот запах, а главное — вид прошедшего рядом живого «противника» вдруг подняли Дагаева из снежной норы. Как он мог сомневаться, что приближающаяся колонна — только походное охранение крупных сил! Кто же посылает вертолет сопровождать небольшую группу?! И не сделать попытки ударить по главным силам — разве простительно для командира засады?! Но ведь и головную заставу пропускать без боя нельзя.

Стоя на коленях в снегу, Дагаев нащупал окоченевшими пальцами переключатель радиостанции, прислушиваясь к затухающему гулу дозорной машины, вызвал сержанта, приказал ему возглавить засаду, в которой кроме Амурко останутся трое гранатометчиков и пулеметчик.

— Бейте по середине колонны, — хриплым, застуженным голосом распоряжался Дагаев. — Постарайтесь разорвать ее, ж хорошо бы еще подбить головную машину. В затяжной бой не ввязывайтесь, уходите по ручью — не заблудитесь даже в бурю. Сбор на прежнем месте. Пароль прежний.

— Понял! — коротко отозвался Амурко, хотя он едва ли еще понимал, куда лейтенант уводит половину людей. Но для Дагаева важно было только одно: сержант понял, что боевую задачу на этой позиции выполнять ему и выполнить ее надо вдвое меньшими силами.

— Воронов, Нехай, Денисов, Брегвадзе, за мной ползком в ельник и — на лыжи! — громко скомандовал Дагаев. Гул прошедшей машины уже слился с нарастающим шумом деревьев.

Пригибаясь, солдаты сбегали по некрутому склону гривы, похожие в лесных сумерках на большие снежные комья. Тревожно вскрикнула сойка, из-под ног Дагаева, испуганно вереща, порскнул огненно-рыжий пышнохвостый зверек, стремительно взлетел на дерево, но разведчикам было не до лесных обитателей. Застылые, отвердевшие в снегу лыжные ремни плохо поддавались окоченевшим рукам, а время теперь летело стремительно, и все же Дагаев осмотрел экипировку каждого.

— Воронов — первым за мной, Денисов — замыкающим. Не отставать!..

Маленький отряд быстро двинулся в сторону от колонного пути подножием горного хребта, держась опушки. Долина здесь была чистой, лес начинался у самого горного склона, и лишь когда Дагаеву стало казаться, что с дороги лыжников рассмотреть в наступающих сумерках невозможно, он круто повернул в долину, навстречу движению «противника». Его план был прост: пока группа Амурко ведет бой с походным охранением, броском пересечь долину, перехватить на выходе из нее главные неприятельские силы, обстрелять их, показав, что засада на пути к перевалу не одинока. Разведчики могли и не успеть проскочить открытое пространство до появления колонны, но сумерки густеют, они позволят и по чистому полю приблизиться к походным порядкам на выстрел из гранатомета, чего «противник» уж никак не ждет. Неважно, что в таком случае группу Дагаева наверняка захватят — она сделает свое дело.

С поворотом в долину боковой ветер вышиб слезу, больно ломило руки, деревенеющие на лыжных палках, но Дагаев не убавил шагу, не остановился, даже когда позади справа багрово полыхнули отсветы пламени, донесся грохот разрывов, длинно залился пулемет и ему отозвались автоматы, торопясь перекричать друг друга, сливая голоса в сплошной треск. Отряд, подхлестнутый стрельбой, еще быстрее заскользил в сумерки, на ледышку синей звезды, проглянувшей над седловиной лесистого хребта. Там из горного распадка выползал в долину колонный путь.

Перестрелка за спиной шла недолго — слишком неравны силы сражающихся. Амурко, наверное, отошел в лес и теперь торопится со своими разведчиками к месту сбора под скалой. От дефиле ветер еще доносил сердитое ворчанье моторов, там изредка вспыхивали фары, — видно, расчищался загроможденный путь…

Гул многих машин и характерный скрежет траков Дагаев услышал сразу так отчетливо, что удивился и вскинул голову. Вершины елей и кедров снова клонились в одну сторону, но теперь уже на запад. Ветер — вот в чем дело! Ветер в минуту принял одно направление, он словно выровнял таежный шум, оттого и гул моторов, металлически ворчливый, перемежаемый скрежетом траков, звучит резким диссонансом и далеко слышен. В смутном посветлевшем небе, над тонкой облачностью, стремительно летело размытое пятно лунного диска — тучи шли с моря. Значит, все-таки грядет «Мария»…

Дагаев спокойно пропустил колонну головной роты. Его зоркие глаза разведчика высматривали на сумеречной дороге то, что они привыкли высматривать особенно пристально, — машины управления. И когда те появились, он скомандовал залч, и другой, и третий…

Вспышки разрывов вырвали из мрака угловатые «летучки» и вездеходы, идущие за ними тягачи с минометами на прицепе, бесстрастные конусы черных елей, щербатый разлом гранита на противоположном склоне; в цветном мерцании пляшущей по сугробу ракеты заметались фигуры людей, выскакивающих из машин. Команды, окрики, лязг затворов, забористая брань и все покрывающий медный бас:

— Остановите вторую роту!.. Фронтом направо, в обход!..

Недалеко от Дагаева, прислонив ствол пулемета к толстому кедру, длинными очередями бил по колонне Нехай, дальше — редкие вспышки гранатометов. Внезапно из глубины распадка, откуда вышла колонна, слепяще полыхнули длинные огни, и резко, плотно сжался, ударил в лицо воздух. «Танки, — догадался Дагаев, — бьют прямой с дороги — пора ноги уносить!» — и выстрелил сигнальной ракетой в сторону долины.

Уходили опушкой, спеша, рискуя сломать лыжи о деревья и камни; хорошо еще, что снег уплотнился от ветров, легко проникающих на опушку из долины, — в здешнем краю он падает влажный, тяжелый, и там, где гуляет ветер, по нему можно ходить без лыж.

Стрельба позади затихала: «противник», очевидно, обнаружил отход группы. Раздавались лишь отдельные, как бы остерегающие выстрелы и автоматные очереди, но еще оставалась опасность преследования.

Дагаев не убавлял хода, то и дело поглядывая в небо, которое темнело, опускалось ниже, обещая буран. Заблудиться он не боялся. Двухкилометровой ширины долина сжата горными хребтами, впереди ее пересекает ручей с высокими изрезанными берегами. По нему легко выйти к месту сбора, потому что ручей огибает скалу и рощицу старых кедров, где зарыта в снегу палатка и где теперь, вероятно, их ждет Амурко. От мысли, что задание выполнено, Дагаеву становилось легко и весело, пьянил теплый морской ветер, любая цель казалась доступной. Он все-таки остановил, заставил потоптаться неприятеля, а если в последнем бою его группа разгромила штаб, в чем Дагаев не сомневался, посредники наставят «противнику» таких минусов, что он не скоро придет в себя.

Дагаев недолюбливал майора Филина за чрезмерную въедливость и скупость на похвалу, побаивался его непостижимой осведомленности во всем, его пронизывающего совиного взгляда — прямо-таки врожденный разведчик! Но сейчас Дагаев хотел бы предстать перед начальником разведки с лихим рапортом, который приготовил заранее: «Товарищ майор! Группа специальное задание выполнила. Потерь нет. Обмороженных нет… Готовы выполнять новый приказ…»

Эх, услышала бы его в такую минуту Мария!..

Устыдясь наивности собственных мечтаний, Дагаев остановился, сердито оглядел свое маленькое войско. Трое шли вплотную за командиром, четвертого не было видно. Настроение Дагаева испортилось от тревоги за Воронова. Ждали, пока среди темных стволов не появилась белая фигура лыжника. Дагаев сухо распорядился, чтобы последним в группе шел ефрейтор Денисов, и уж было шагнул вперед, как издалека донесся отголосок стрельбы. Разведчики замерли, слушая ветер. Тяжело дышал подошедший Воронов… Вот опять далеко загремело.

— Неужто наши все еще воюют? — спросил Денисов.

— Держи карман! — отдуваясь, ответил Воронов. — Они уж, поди, чаек попивают в палатке. А это «противник» постреливает на всякий пожарный. Задали мы ему жару! Пуганая ворона, говорят, куста боится.

— Кустов тут богато, — отозвался со смешком Нехай. — Та й вороны попадаются.

Воронов, конечно, понял намек, но, как бы отводя его от себя, подыграл юмору собеседника:

— И нехай им всюду мерещится!

Денисов и Нехай с готовностью рассмеялись, заглаживал размолвку. Нехай спросил:

— Товарищ лейтенант, дозвольте покурить? Уши пухнут!

— Можно, только в рукав. И станьте за кусты. Проверим заодно, нет ли погони…

Дагаев все еще был раздражен отставанием Воронова, наверное, оттого ему не понравился и новый намек на чай в палатке, и хвастливое заявление: «Задали жару!», хотя самодовольные мысли только что носились и в его собственной голове. Рано упиваться победой. Вот они, целые и невредимые, прячутся в лесу, и боеприпасы у них еще есть, а «противник» все-таки движется к перевалу. Сдержанно сказал:

— Товарищ Воронов, держите себя в руках. Чтоб ни на шаг не отставали больше от группы.

Тот ответил не сразу:

— Попробую, как сказал мой знакомый, йог-любитель, когда ему предложили в час «пик» проехать на автобусе через город с ежом за пазухой.

Разведчики рассмеялись, и Дагаев тоже улыбнулся, подумав: «Хорохорится, черт. Что ж, это уже хорошо, может, и не зря мы его взяли?»

— Ах, Воронов, любыми дытына, с тобой бы не воеваты, а шутковаты, — прогудел Нехай.

«Любимое дитя»… А ведь Нехай нрав…

Дагаев пристально всмотрелся в лесную темень. За Амурко пока не тревожился — сержант из местных охотников, настоящий таежник, он, если надо, пройдет горы насквозь без единой спички и сухаря в кармане, да еще и других за собой проведет. Мысли Дагаева в эту минуту отдыха были о другом. «Что же сейчас поделывает Марля? Да что она может делать? Небось сидит на лекции в своем вечернем техникуме, слушает, пишет конспект и урывками думает…» Вот о чем она думает, кроме лекция, вернее, о ком думает Мария, — больше всего на свете интересовало Григория Дагаева. Чтобы узнать это, он не пожалел бы и половины жизни. Но хоть всю отдай — разве узнаешь? Наверное, мысли девушки так же непохожи на его мужские, как не похож ночной бой в. горах на хороводный танец под песенку про «беспечные снежинки», которую Дагаев подслушал однажды на детсадовской площадке, где так увлеченно дирижировала Мария.

Одно время Дагаев считал: Мария только и думает о нем — разве не в том признавались ее улыбающиеся при всякой встрече глаза? Его самонадеянность улетучилась после того, как однажды при расставании она, настойчиво отняв руку, сказала: «Не надо, Гриша. Мне пока нечего тебе ответить».

Холодная горечь уязвленного самолюбия, и чувство внезапной пустоты, и унизительно-ревнивая мысль: кто-то перешел дорогу Григорию Дагаеву… Может быть, морячок-отпускник, что не пропускает ни одного вечера танцев в гарнизонном Доме офицеров? Уважающие себя люди отдыхают на берегах теплых морей, на южных турбазах, где избыток загорелых красавиц, а этого принесло в глухомань — завлекать и без того: немногочисленных невест золотыми шевронами и якорями. Вот и Мария прямо порхнула навстречу, когда моряк пригласил ее на танец… Хотя где-то в душе Дагаев не мог не признать, что моряк симпатичный парень… Или тут замешался Сережка Лобов, известный в гарнизоне сердцеед, у которого ежемесячно заводится новая поклонница? То-то он и к Марии норовит подсесть в кино, и возле детского сада в конце рабочего дня; Дагаев замечал его не раз. Подойти бы, встряхнуть за ворот: «Оставь девушку в покое, не мути ей голову зря!» — да как в таком деле подступишься? Вдруг ей нравятся Сережкины ухаживания, рассердится, на смех поднимет…

— Товарищ лейтенант, мы готовы в путь, — тихо сказал Денисов. — А погони-то нет.

— Да, похоже. — Дагаев оттолкнулся палками, скользнул за деревья, выводя группу в открытую долину, где идти было легче. В лесу совсем потемнело, небо опустилось до самых вершин. В ровном гудении тайги теперь слышалась открытая угроза.

Разведчики не прошли и полверсты к ручью, когда повалил снег. Он обрушился шелестящей лавиной, крупный и рыхлый, и сразу заполнил окрестное пространство: исчез не только черный гребень лесистого хребта на противоположном краю долины, исчез и склон, вдоль которого шли разведчики, — белая шевелящаяся тьма сливалась на расстоянии вытянутой руки. Ослепленный Дагаев снова остановился, и Воронов почти налетел на него. Несколько минут разведчики стояли молча, плотной группой, слушая странный живой шорох падающего снега; казалось, бесчисленное множество уродливых существ толчется вокруг на мягких тоненьких лапках. Дагаев ждал ветра, и ветер дунул — вроде бы со всех сторон сразу, смешал, закружил белую тьму, однако теперь в разрывах ее по временам проглядывала справа черная стена лесистого склона и, хотя с трудом, различался снег под ногами.

— Брегвадзе, дайте шнур! — распорядился Дагаев. Двадцатиметровый шнур соединил пояса всех пятерых.

— Як караси на кукане, — пошутил Нехай. — Колы попадемо в уху, так усей громадой — гарный улов буде.

Никто не отозвался, даже Воронов промолчал, обескураженный крайней мерой предосторожности. Дагаев снова двинулся вперед, ориентируясь по гулу близких кедров, но постепенно их гул растворился в свисте и завывании пурги. Он понял, что группа вышла в точку, где горный склон отгибается к югу, отсюда следовало держать ближе к середине долины, к ручью, по которому теперь во избежание лишнего риска он решил выйти на место сбора… Остановился он, лишь когда убедился, что с ручьем они разминулись. Поднес к лицу руку с компасом. Бледная зеленоватая стрелка, качнувшись, задрожала, указывая север, и Дагаев чертыхнулся про себя: оказывается, группа изрядно сбилась с рассчитанного им направления, а вот когда сбилась — на последних шагах или сразу, как дохнула пурга, — лейтенант сказать не мог… Или врет компас?..

Дагаев вырос в городе, по, солдатский сын и внук, он еще с детства наслышался, что человек, потерявший ориентиры в лесу, пустыне или метельной степи, может часами кружить на малом пятачке, уверенный в том, что идет прямехонько к цели. За его плечами стоял опыт военного училища и двухлетний опыт войскового разведчика, однако никогда еще Дагаеву не случалось терять ориентиры, разуверяться и таком простеньком и надежном помощнике, как обыкновенный компас. В какую бы сторону он теперь ни поворачивался, казалось — это и есть нужное направление.

В каждом человеке живут страхи детства. Забытые, спрятанные наслоениями времени, они поразительно живучи и, едва наступает их минута, вскипают, словно черный гейзер над сонным зеркалом родникового озерца. Дагаеву вдруг показалось, будто он, маленький, проснулся среди ночи в просторной комнате, не узнавая ее, потому что на месте окна — глухая стена, у которой затаилось что-то черное и угловатое, а там, где на стене висел старый ковер с именной дедовской шашкой, светится мутный огромный глаз и колышется черная длинная тень в углу, — может быть, тот, кто неслышно прокрался в спящую квартиру, все сдвинул, переставил по-своему, даже стены, и теперь затаился, ждет, но чего он ждет, жуткий, безмолвный гость? Хочется крикнуть — позвать большого всемогущего отца, а язык немеет. Лежишь среди невероятной тишины, пугаясь громкого торопливого стука в груди, пока другая, неведомая сила не вернет окружающий мир к привычному порядку и мутный огромный глаз станет окном, угловатая чернота у стены — книжным шкафом, черная длинная тень — приоткрытой дверью, и тогда, уже совсем проснувшийся, вскакиваешь, стремительно бежишь в эту дверь, ныряешь под тонкое одеяло, прижимаешься к горячему отцовскому плечу, сильнее которого нет на свете.

Но где оно, то плечо? И где они, обжитые стены, — пусть бы сдвинутые, изломанные лабиринтом, пусть даже не стены, а неуютные промороженные скалы или деревья — только бы за что-нибудь зацепиться глазом! Ничего, кроме летящего снега вокруг, текучего снега под ногами да свиста пурги. И для тех четверых, что молча стоят за спиной, пряча лица от ветра, главная надежда — ты, Дагаев. Давным-давно нет на свете мальчика Гриши Дагаева, пугавшегося ночных видений, есть командир взвода разведки лейтенант Дагаев, а командир не знает сомнений и страха — так считает солдат. Правильно считает. Иначе бы зачем тебя поставили командовать?

Надо менять маршрут. Но куда повернуть?.. Он раскрыл планшет, осветил его ручным фонариком, пытаясь хотя бы приблизительно найти точку, где они находились. Разведчики плотно обступили командира, заслоняя от ветра. Желтоватое пятно долины, окруженное зеленым разливом горной тайги, походило на подслеповатый глаз, сощуренный в дьявольской усмешке.

— Хорошо куропаткам, они в снегу спать могут, — проворчал Воронов. — Мы еще пожалеем, что не попали в руки «противника».

Дагаева обожгло. Но не дал себе сорваться — это было бы признанием собственной беспомощности.

Майор Филин не раз выговаривал Дагаеву за непоследовательность: «Командир должен уметь управлять собственным настроением, у вас же часто наоборот получается. Похвали вас — вы тотчас розовые очки нацепляете и готовы благодарить своих солдат за то, что они вовремя на физзарядку выходят. Побрани — еще хуже: вы тотчас розовые очки на черные меняете и уже не хотите различать, что такое хорошо и что такое плохо, задергаете себя и других».

Дагаев напряг память, мысленно восстанавливая путь, которым шли после той остановки, где поджидали погоню. Они идут почти навстречу урагану, их шаг втрое короче нормального шага среднего лыжника — не в этом ли все дело? В первый раз пересекли долину броском, теперь, считай, пересекают ползком, а командир-то не удосужился рассчитать более или менее точную поправку во времени. Нечего сказать, хорош начальник, который под настроение перестает верить даже компасу! Не на девяносто же градусов отклоняют стрелку магнитные бури! Этак и до паники недалеко.

Дагаев молча повернулся, пошел впереди, выдерживая взятое направление. Он не сделал и десятка шагов, когда лыжи, словно живые, внезапно рванулись вперед, и, остановленный толчком ветра в грудь, падая на спину, он почувствовал, что снег куда-то рушится под ним, рушится вокруг него и он летит вниз в шелестящем обвале, задохнувшись ледяным колючим пухом.

Слабый рывок шнура не остановил падения, но в следующий миг будто схватили за пояс жесткой и бесцеремонной рукой — так, что зашлось дыхание, — вырвали из обвала. Ветер отбросил снежную пыль, и в смутных сумерках висящий Дагаев увидел близко, почти у самых ног, черную, стремительно бегущую воду; она рвала, захлестывала, уносила белые куски обвала. Еще не успел испугаться, он сообразил, что висит над ручьем, размывшим ледяной панцирь, — над тем самым ручьем, который отчаялся было найти — не с того ли потерял осторожность?! Испуг пришел вместе с колючим холодом снега, набившегося за воротник полушубка. Тонкий шнур мог в любой момент оборваться…

Оп висел, согнувшись, схваченный сзади за пояс, лыжные палки свободно болтались на ремешках, намотанных на кисти рук, концы палок чиркали черную воду, и она, казалось, вспучивается, стараясь достать человека.

Чья-то голова смутно мельтешила над обрывом: его крик, видно, поняли, тянуть перестали — шнур мог лопнуть. Ему удалось перевести петлю шнура к пряжке ремня — стало удобней, и у Дагаева хватило силы, чтобы выругать себя за неосмотрительность: «Горе-разведчик. Лазаешь по горам в связке, а шнур цепляешь сзади, будто ведешь за собой телка на веревочке!»

Чуть поутихло, и сверху донесся голос Денисова:

— Жи-и-вы, товарищ лейтенант?..

— И здоров, как видишь! — крикнул в ответ, стараясь казаться бодрым.

— Сей-ча-а… да-дим… двойной… выдержит… — Слова Денисова наполовину потерялись в новом порыве ветра, но Дагаев понял. «Сообразили, черти, молодцы — ничего объяснять не придется».

Одной лыжей Дагаев по-прежнему упирался в стену, другая висела свободно и норовила стащить с ноги валенок, который наполовину сполз от рывка. Дагаев до боли напрягал ступню, удерживая валенок, а тот все-таки потихоньку сползал. Начнут поднимать, и наверняка останешься босым. Выждав порыв ветра в лицо, качнул ступней — лыжа задралась. Он схватил ее свободной рукой, дрожа от усилий, вытащил ногу из валенка. Портянку унесло ветром — шут с нею, повисеть можно и в носках! Зато лыжу с валенком он теперь ни за что не выпустит, а одна теплая обувка на пару ног — уже кое-что! Разуть вторую ногу пока не рисковал. Сверху наконец спустили скрученный вдвое шнур. Тонкая змейка вилась на ветру, не даваясь в руки. Дагаев изловчился, подцепил ее концом лыжи, и скоро сдвоенный шнур мертвым узлом стянул его пояс.

Наверху терпеливо ждали, и когда Дагаев подергал шнур, крикнув: «Тащи!» — связанные валенки быстро заскользили вверх.

Зимний ветер кажется теплым, пока ты одет и обут по-сибирски, а тут ноги словно в ледяные тесные туфли всунули, к тому же Дагаев попеременно упирался ими в стенку обрыва: поясница болела от рывка при падении, он старался ослабить натяжение шнура, — и камень студил ноги злее ветра. Когда ему для страховки спустили освободившийся конец, он едва чувствовал подошвы и пальцы ног. Разведчики догадывались, каково их командиру, поднимали его осторожно и быстро.

— Благодарю за службу, — только и сказал, обуваясь наверху.

Воронов сунул ему в руки флакон, прокричал, загораживая от ветра:

— Побрызгайте в валенки, все пройдет без последствий.

— Что это?..

— Одеколон высшей крепости! Мой знакомый, йог-любитель, говорит: поскольку фортуна женского рода, брейтесь всегда и всюду, чтоб улыбалась почаще… Не расстаюсь…

Что-то проворчал над ухом Денисов, вроде: «Хоть тут от тебя польза…» Дагаев не обратил внимания. Он воспользовался советом Воронова и не пожалел. Бесчувственные ступни медленно охватывало приятным жаром. Разведчики стояли вокруг плотной группой, никто не говорил о происшествии. Теперь каждый знал, в какую сторону идти, но ручей и напомнил, сколь опасно блуждать среди вьюги. У Дагаева усиливалась боль в пояснице, саднило плечо и локоть — ударился о край обрыва при падении, все в нем еще дрожало от пережитого напряжения, но это цветочки в сравнении с ледяной купелью, от которой был так близко. Окажись шнур чуток свободней, растеряйся разведчики, он наверняка выкупался бы, да еще мог второго за собой утащить…

А идти все же придется берегом, конечно, со всей осторожностью, подсвечивая путь ручным фонариком. Иного выхода нет. Впрочем, бояться света теперь не стоит: кто их станет ловить в такую бурю!

— Дозвольте я первым, товарищ лейтенант? — попросил Нехай.

— Пойдем прежним порядком, у меня теперь опыт. — Дагаев усмехнулся, подавляя боль. — Держаться «на струне» — чтоб шнур внатяжку. И не зевать. Всем понятно?

— Чего ж, — буркнул Нехай, — тильки я пийду другим за вами: в мене рука покрепче.

Была какая-то убежденность в тоне солдата, и Дагаев не посмел отказать. Еще раз оглядев молчаливых разведчиков, зажег фонарик и медленно пошел наперерез ветру.

…В тонком луче возникла черная, странного вида копна, качнулась навстречу, и опешивший Дагаев не сразу сообразил, что перед ним густая, изломанная ветром елка, нижние лапы которой прихвачены мерзлым снегом. Ветер выкручивал ее ветви, и, казалось, деревце отчаянно замахивается на разведчиков.

— О це людына! — засмеялся Нехай. — Слухайте — кедры спивают…

Ветер крутил, и Дагаев уловил в его свисте долгожданный гул лесных крон. Кедры появились через несколько шагов черной надежной стеной, и Дагаев двинулся в глубину леса, скользя лучом по темно-бурой коре мощных стволов, по сугробам, из которых торчали рога бурелома. Горного склона не было, — значит, вышли к месту сбора.

Шли под защитой деревьев. Кедрач снова кончился, но скалы не было. Проглядели? Ничего удивительного, если в десяти шагах — ни зги. Пошли обратно, держась от леска подальше, и Дагаев изо всех сил напрягал зрение, зажигая фонарик всякий раз, когда чудилась впереди туманная глыба. Теперь они бы и вслепую наткнулись на скалу — она ведь в каких-нибудь двадцати шагах от опушки, но ее не было.

Дагаев остановился. Поток ветра здесь как бы раздваивался, казалось, его отсасывала невидимая гигантская труба, и такой трубой могло быть ущелье, из которого в долину выбегает ручей. Именно этим ущельем крался в тыл «противника» их вертолет. Дагаев видел гигантскую ледяную бороду, свисающую с каменной стены там, где поток, прорезав граниты, низвергается на дно ущелья.

А скалы все-таки не было. Не унесло же ее ветром!.. Дошли до противоположной оконечности леска, остановились в молчании. Тот ли кедрач перед ними, который искали?.. Отрешенно ревела пурга. Она может реветь вот так и сутки, и двое, и неделю; нет ей дела до маленькой группки усталых людей; она заметет их следы и их самих с тем же равнодушием, с каким заносит мертвые камни — мало ли звериных и человеческих костей видели на своем веку эти горы, когда весны сгоняют снега?.. Где бы ни находился человек, ему кажется — Вселенная располагается вокруг него, а тут Дагаев первый раз в жизни увидел себя на самом ее краю… Вот что значит потерять ориентиры!..

Но иная тревога, вырастая постепенно, вытесняла заботы о себе — тревога за Амурко и его группу… Где они?..

Разведчики стояли рядом, устало опираясь на палки, все понимая, но оставляя слово за командиром. Что им сказать? Лишь командирское самолюбие не позволяло признаться в бессилии. Вот если б не было рядом Воронова… Тот, конечно, предложит отсидеться в лесном затишье у костра; к тому же склонялся и сам Дагаев и оттого, может быть, не хотел устраивать совета. Получится, и тут лейтенант Дагаев — на чужом поводке… «Помолчим, подумаем, посоветуемся, решим…» — поговорка майора Филина, и он-то умеет посоветоваться, а потом решить так, что чужой совет становится его собственным решением, и ничьим другим. Далеко майор Филин, слишком далеко…

Но не долго ли молчит лейтенант Дагаев? Пора или советоваться, или решать в одиночку?..

— За мной! — Он махнул рукой и двинулся к чернеющему мыску леса: боялся потерять единственный, пусть и неопознанный, ориентир.

Подходящее место для привала нашлось вблизи опушки. Несколько молодых кедров под защитой старых деревьев сомкнули оснеженные кроны наподобие шатра. С одной стороны вырос высокий сугроб, с другой темнела выемка, похожая на грот. Отстегнув шнур, Дагаев направился к лесному домику деда-мороза, поднял лыжную палку, хотел сбить снег с нависающих ветвей. В «гроте» метнулась тень.

— Берегитесь!..

Упругая черная масса вырвалась из «грота», за нею — вторая. Сбив тучу снега, она пронеслась прямо над головой пригнувшегося лейтенанта.

— О це прыгун! — восхищенно крикнул Нехай. — Який шашлык убиг!

У Дагаева бешено стучало сердце.

— «Шашлык»! — передразнил Денисов. — Это ж изюбры, их тут пуще глаза берегут… Не зашибли вас, товарищ лейтенант?

— Вроде цел пока. — Дагаев нервно рассмеялся. — Вот если еще на медведя наступим…

— На медведя в горах зимой так просто не наступишь, — ответил Денисов. — А оленей-то мы из доброго отстойника выгнали, жалко: в этой свистопляске запросто налетят на горную рысь. Тут этих зверюг…

— Не налетят, — успокоил Дагаев. — Сейчас и рыси на логовах отсыпаются, они свое после пурги по свежей тропе возьмут. Оголодает зверье, побежит на кормежку — будет и рысям раздолье… А домик-то подходящий для отсидки.

Скинув лыжи, вошел под навес из ветвей и снега, посветил под ноги. Снег был выбит до земли, две аккуратные лежки, похожие на проталины, курились парком, слабо пахнуло хлевом. Сняв лыжи, Дагаев положил их у снежной стенки, медленно опустился на импровизированное сиденье, оберегая ноющую поясницу. Глянул на часы — только двадцать. Бой начали в шестом, а, кажется, прошла вечность. Разведчики рассаживались напротив, вокруг ямки.

Происшествие с оленями переломило душевное напряжение Дагаева, вернуло ему равновесие. Став армейским разведчиком, дальневосточником, он занялся наукой таежного следопыта, взяв в учителя профессионального охотника сержанта Амурко. Не раз в выходные дни уходили они вдвоем в тайгу читать лесную книгу, и первые же ее страницы открыли горожанину Дагаеву больше всех обычных книг и рассказов, потому что понять живое можно только вблизи. Дагаев не хуже, а то и лучше Амурко мог сориентироваться в горных лесах, устроить ночлег и развести костер в самую кислую погоду, зато охотник Амурко знал то, чему не учат ни в каких вузах. Поведение и голоса лесных обитателей говорили ему: есть ли вблизи посторонний и кто он — человек или зверь, будет ли дождь, ветер, метель или мороз; он знал, кто из птиц и зверей может остеречь разведчика от опасности и, наоборот, выдать врагу; по звериным следам он уверенно выходил к реке, озеру, на опушку леса, даже на дорогу.

Сейчас олени напомнили ему о затаившейся вокруг жизни, для которой сорвавшийся ураган — случайная авария в природе, и надо подождать, пока наладится какой-то небесный механизм, вернутся тишина и солнце. «Подождать так подождать… И подумать спокойно. Иначе воображение такие стены вокруг воздвигнет — свет с овчинку покажется. Известно ведь, что потерпевшие кораблекрушение и заблудившиеся чаще гибнут не от голода или жажды, а от безысходности, которую воображают себе сами. Нет, черт побери, Вселенная все-таки вокруг нас!»

Неподалеку треснуло дерево, и стало слышно, как оно валится, обламывая сучья. Дагаев вскочил, вышел из укрытия, посветил вокруг фонарем. Снег теперь летел реже, луч хватал далеко, и Дагаев убедился, что вокруг их убежища растут настоящие кедры-великаны; их прямые, похожие на гранитные колонны стволы едва качались, хотя вершины бешено рвал ветер. Дагаев знал поразительную устойчивость горных кедров к шквальным ветрам. Вознесенные на головокружительные обрывы, на остроконечные скалы и вершины гор, они десятилетиями принимают удары грозовых и снежных бурь, а если рушатся, то лишь от старости или вместе со скалами.

Вернулся, спокойно сказал:

— Отдыхайте и не бойтесь — мы под колпаком. Разведчики рассмеялись: раз командир шутит, дела не так уж плохи.

Снова на Дагаева щурился с карты желтоватый ехидный глаз долины. Древнее восточное коварство чудилось ему в этом узком немом прищуре, и он, вздохнув, сложил планшет, просто спросил:

— Что будем делать?

— А что еще можно делать? — удивленно переспросил Воронов. — Ждать утра, тогда хоть немного развиднеется… Да у меня уж ноги бастуют — не знаю теперь, как и вставать буду.

— Мои ноги не длиныне твоих, Воронов, чого ж воны мене слухають? — усмехнулся Нехай. — Дурну голову не тильки ноги…

— Э-э, товарищ пулеметчик, знаешь, что на сей счет говорит мой знакомый, йог-любитель?

— Хватит, Воронов, — неожиданно резко оборвал Денисов. — Что сказал бы твой йог-любитель о том, как ты со шнурком?..

Денисов замолк на полуслове, и Дагаев удивленно посмотрел на него. «Йог-любитель» в устах Воронова пользовался популярностью среди разведчиков, и злой тон ефрейтора озадачивал. Лишь теперь Дагаев заметил: солдаты вроде бы сторонятся Воронова; Брегвадзе, садясь, почти демонстративно отодвинулся от него ближе к Нехаю.

— Так что же со шнурком? — спросил лейтенант. Разведчики угрюмо молчали. Воронов, потупясь, играл ремнем гранатомета.

— Да что, товарищ лейтенант! — вдруг заговорил молчун Брегвадзе. — Разве он скажет?.. Вы когда падали, мы почему плохо держали? Кто за вами шел?..

— Да ладно, скажу! — вспыхнул Воронов. — Ну, шнур я не привязал к поясу, просунул под застегнутую пуговицу полушубка… Она, конечно, расстегнулась, как вы провалились… Поймать шнур не успел… Да разве знал я, что так получится?!

— А может, боялся, что лейтенант сорвется в трещину и тебя утянет? — каким-то деревянным голосом спросил Денисов.

— Ничего я не боялся! И место было ровное — какие трещины? Говорю же вам, что не думал…

— То и погано, що не думав, — спокойно вставил Нехай. — Хто не думае, тот не дюже добрый вояка. Думай, Воронов.

Тон Нехая остудил разведчиков.

— Будем считать, вопрос ясен, — сказал Дагаев. — За первый грех не казнят, но впредь, Воронов, вам — паука… — Он бросил на середину круга брикет синтетического топлива, поднес к нему спичку, и маленькое жаркое пламя озарило снежный грот. — Подсушите перчатки…

Лес гудел так же мощно, но в гул его поминутно врывались волны свистящего шипения, словно гигантские змеи гонялись друг за другом по вершинам деревьев, — ветер дул порывами, и это значило, что сила урагана скоро начнет иссякать. Качалось пламя, завораживая, усыпляя усталые глаза, будто горный дух плясал в нем — то проглянет сосредоточенное лицо Амурко, то майор сердито поведет густой бровью, то засмеется Мария, кружась в призрачном белом хороводе: «Беспечные снежинки, мы весело кружим…»

Закружила она Григория Дагаева, похоже, всерьез и надолго… «Мне пока нечего ответить…» Тогда в нем закипела мужская гордость: вежливо тронул козырек фуражки, сухо попрощался, повернулся круто, как на плацу, готовый уйти, а за спиной — тихий грудной смех и тягуче ласковый голосок: «Да погоди… какой обидчивый и нетерпеливый!.. Мне пока нечего сказать…» И улыбка в быстром, убегающем взгляде, почти нежная и такая многообещающая…

Снова были думы о ней, ожидания встреч, надежды и даже бессонница… И тяжелая, унижающая ревность, когда опять повстречались с тем же Сережкой Лобовым. Слушает его, поощрительно смеется, сияет быстрыми глазами, и лишь короткий, скользящий взгляд на Дагаева да небрежный кивок, будто малознакомому, неинтересному человеку. «Все!» — сказал он себе, а через три дня после работы будто случайно появился на ее дороге — и вся решимость растаяла, как дым на ветру. «Что-то вас не видно! Я уж скучаю. Приходите в кино…» Он пришел в кино и смотрел на нее издалека, потому что была она с компанией сокурсников» и так увлеклась разговором, что не заметила Дагаева. После он бранил себя: наверное, следовало самому подойти, но как подойдешь, если ни единого взгляда в твою сторону?.. А потом этот морячок на танцах. Похоже, давний ее знакомый…

В тот вечер Сережка Лобов сказал ему с насмешливым сочувствием: «Пожалей ты себя, парень. Нельзя страдать так откровенно — не ценят они этого. Неужто не видишь, что тебя держат на всякий случай. Так сказать, неприкасаемый запас. А ты уйди вон хоть к той темноглазой брюнеточке — весь вечер за тобой следит!»

Дагаев ушел домой и по дороге снова сказал себе: «Все! Хватит, — и ревниво подумал: — Пойдет ли кто-нибудь провожать Марию?..»

Она как будто нарочно встретилась ему утром. Не обращая внимания на его хмурое лицо, спросила, сожалеюще улыбаясь: «Что же вы ушли так рано? Хотела на белый танец пригласить вас…»

Дагаев вдруг подумал о том, что со своей любовью, к Марии похож на машиниста, который знает, что едет в тупик, а остановиться не может. Есть что-то сильнее человека — на то и жизнь, чтобы до конца черпать в ней радости и огорчения.

Дагаев не хотел терять надежду, вспоминая многообещающее «пока». Он не поверил Лобову, не мог и мысли допустить, будто Мария расчетливо держит его «на поводке», про. запас. Появится у нее сердечный дружок — даст знать…

— Ох, братцы, не завидую тем, кто в море, — вздохнул Денисов, прислушиваясь к порывам ветра. — На суше и то не по себе. Как бы эта «Мария» не натворила беды в поселках. А то прямо с учений бросят нас ликвидировать последствия.

Дагаев встрепенулся. Короткий отдых вернул силы, боль в руке и пояснице словно рассосалась по телу, стала не так заметна, и жажда боевой работы, и досада от вынужденного сидения в лесу уже наполняли Дагаева.

«Ликвидировать последствия…» Каким-то далеким, тревожным эхом отозвались в памяти слова ефрейтора Денисова, будто вместе с океанским ветром прошел над горным лесом отголосок июльского грома, а с ним — топот копыт, заглушающий теплый ливень. Не через эту ли долину пятьдесят три года назад проскакал с маленьким отрядом бойцов краской Дагаев на помощь пограничным нарядам? Не за тем ли хребтом, вдоль которого уходили сегодня разведчики после боя, разделил краском Дагаев свой отряд на две группы по десять бойцов, потому что стало известно ему в пути — перешедшие границу банды семеновцев и хунхузов разбойничают в соседних районах, сжигая поселки, расстреливая активистов, угоняя скот? Не за той ли лысой горой, что маячила в иллюминаторе вертолета у самого горизонта, внезапно столкнулись десять советских конных пограничников с сотенной бандой хунхузов, утаскивающих за кордон награбленное добро? Столкнулись и ударили первыми, заставили врага трусливо бросить добычу и побежать. А потом, у самой границы, оказавшись в ловушке, окруженные со всех сторон, навязали противнику рукопашный бой, в котором земляк Амурко богатырь Прыгунов заколол пятерых бандитов и, отбросив перебитую пулей винтовку, с клинком в руке кинулся выручать окруженного командира, пробился к нему и выручил, при этом развалив напополам главаря шайки… Немногим грабителям удалось бежать из той теснины, где они готовили могилу красным пограничникам. Их осталось шестеро после того боя, но, едва отправив на ближнюю заставу тяжелораненых товарищей, они уже скакали на помощь второй группе, которая вместе с маленьким пограничным нарядом бесстрашно вступила в неравную схватку с озверелой, пьяной от крови бандой семеновцев…

Они не искали убежищ, суровые, смертельно усталые люди в звездных шлемах, воины того грозного времени, — они искали врага, не смыкая глаз ночью и днем; они знали, как велика эта граница, как много недобитой, всегда готовой ужалить нечисти притаилось по обе ее стороны и как мало бойцов могла выставить против нее разоренная войной Республика. Им достались последствия урагана, от которого разваливались империи, и они очистили эту землю от ядовитых осколков ненавистного старого мира, бдительностью и мужеством оградили ее пределы. Читая историю этой границы, протянувшейся от Забайкалья до океана по таежным дебрям, горным хребтам и бурным рекам, Дагаев неизменно переживал и горечь, и гордость за ее первых солдат.

Осунувшиеся, темные от морозных и знойных ветров лица. Усталые кони со стертыми копытами. Старые трехлинейки с побелевшими стволами. Считанные сухари и считанные патроны в сумках. И непрерывные тревоги, погони, схватки, в которых не просят пощады, — классовая война милосердия не знает. У тех, кто ушел тогда за кордон с руками по локоть в крови, ничего не оставалось за душой, кроме ненависти, им нечего было терять, этим волкам в человеческом образе. Но бессильны были их наглые стаи, как и отряды чужеземных провокаторов, банды хунхузов, скупщиков золота и пушнины, спиртоносов, воров скота и леса, шпионов и браконьеров, против тоненькой цепи буденновских шлемов, прикрывших дальневосточную границу Республики. И один из двух тысяч первых ее солдат — краской Дагаев.

Такое простое русское лицо на старенькой семейной фотографии, а приглядись — сверкающая дымка ореола будто окружает его остроконечный шлем. Сама история страны смотрит с фотографии глазами двадцатилетнего парня в буденовке… А рядом — она же глядит из-под зеленой фуражки другими, очень похожими глазами бывшего старшины пограничной заставы. Стоял на здешней границе сын краскома Дагаева и в иную тяжкую пору, когда тучами нависали над нею самурайские армии. Ходил в наряды и секреты, стиснув зубы, потому что лежала в кармане его бумажка, где коротко сообщалось, что батальонный комиссар Дагаев смертью храбрых погиб под Смоленском, поднимая в атаку стрелковые роты, а на рапорте старшины Дагаева с просьбой послать его на фронт, чтобы мог отомстить за отца, начальник отряда коротко написал: «Отказать! Здесь тоже фронт!» Старшина Дагаев видел это и сам, когда по тревогам поднимал заставу и стоял в траншее у пулемета, следя, как самурайские цепи под прикрытием танков надвигаются на границу, и не знаешь — то ли это очередная провокация, то ли начало войны здесь, на востоке? Он стискивал зубы, когда по заставе стреляли, провоцируя на ответный огонь.

И снова стискивал зубы, слыша, как с чужой стороны, издевательски хохоча, кричат в усилители: «Москва — скоро нету борсевика!», «Сталинграда — нету борсевика!», «Скоро нигде нету борсевика!», «Ходи к нама — нынсе прёхо борсевика!»…

Зато какими радостными были для него часы торжества, когда выстрелы врагов смолкали, потому что и в Москве, и в Сталинграде оставались большевики, а русские снега заметали останки разгромленных армий Гитлера. Он снова писал рапорты, завидуя тем, кто гнал фашистов по полям Украины, Польши и Германии, и боялся одного: счет его мести врагу останется не открытым… Последний рапорт получил ход, и старшина заставы Дагаев возглавил взвод полковой разведки, сформированный из пограничников его родной заставы. Им не нужна была осо бая подготовка — пограничник тот же разведчик, да и бойцы Дагаева превосходно знали этот край и повадки врага. Впереди танковых колонн вел своих разведчиков старшина Дагаев через перевалы Малого Хингана, лесистые лабиринты Восточно-Маньчжурских гор и лессовые болота в пойме Сунгари, прорывая самурайские засады и укрепрайоны, не страшась мин и коварных выстрелов самурайских смертников. Сын краскома Дагаева стоил своего отца.

…Что бы сказали они, те двое Дагаевых, о своем внуке и сыне, который на учении, едва задев «противника», отскочил, заблудился в метели меж двух сосен и засел в тихом закутке, поджидая погоды, грустя о далекой зазнобе, казнясь, что оставил где-то половину своих солдат, и не знает, как их найти? Что бы они сказали?..

Дагаев сейчас, пожалуй, думал о себе несправедливо, но, когда тревожат тени героев, все, что сделал человек, кажется ему ничтожным, и он ищет работы, которая потребует его силы без остатка.

Коротко глянул на часы, разогнулся над догорающим пламенем:

— Так вот, «противник» о нас небось забывать начал. Пора о себе напомнить…

Вместе с решимостью к нему пришло и прозрение. Теперь он знал, куда девалась скала. Нет, ее не разрушило и не унесло ураганом. Может быть, не двадцать шагов до нее от леса, как показалось днем, а все сто. Не промерял ведь, а горный воздух и чистейший снег ох как скрадывают расстояние! И не темная теперь скала со стороны леса — она белая, потому что облеплена влажным снегом! В таком киселе в трех шагах пройдешь — не заметишь.

— Вот, ей-богу, ноги не гнутся, товарищ лейтенант, — вздохнул Воронов.

— В двадцать третьем году, — негромко заговорил Дагаев, — недалеко от здешних мест двое пограничников шесть часов вели бой с вооруженными контрабандистами, которые везли груз на сорока подводах. И заставили нарушителей бросить оружие. Оба к тому времени были ранены, но все же доставили обоз на заставу. У них, между прочим, тоже были обыкновенные руки и ноги, но, видно, было и еще что-то…

Брегвадзе вскочил:

— Зачем его слушать, товарищ лейтенант! Он же все нарочно говорит. Хороший парень, а говорит много, когда молчать надо.

— А ты нервный, Датико. — Воронов с усмешкой покачал головой. — Мое ворчанье легче молчанья. Однажды мой знакомый, йог-любитель, с женой на пару молчали две недели подряд. Кончилось тем, что обоих «скорая помощь» увезла. Так уж я предпочитаю высказываться. Пошли, что ли. раз командир ведет…

Под ветер скользили быстро, и когда в разрывах метели возник лесистый склон, Дагаев поднес к лицу компас, дал успокоиться стрелке. Казалось, горный кряж, тянувшийся строго с запада на восток, теперь сдвинули с места. Постучал по стеклу компаса, усмехнулся: «Что, брат, и у тебя нынче тревога — вон как стрелку увело магнитной бурей, словно сердце влюбленного лейтенанта. С этими мариями только держись. Зато не закиснешь»…

* * *

Он вывел группу к той самой гриве, где лежали в снегу, подкарауливая «противника», развернул в маленькую цепочку. Сквозь метель на дороге смутно мерцали автомобильные фары — «противник» сейчас не опасался наблюдения. Охраны у дефиле не было — здесь, конечно, не ждали, что разведчики так скоро после боя появятся снова. На это и рассчитывал Дагаев. Он спокойно пропустил хозяйственные машины, пересчитав их и отметив, что идут, вероятно, тылы полка, резко поднял автомат, когда сквозь вьюгу, едва озаренный фарами идущей следом машины, проглянул силуэт горючевоза. За ним возник другой, третий… Цель стоила риска и жертв. Машины одна за другой тяжело вползали в дефиле, и он ударил вслед головной. Сразу застучали еще два автомата, грохот взрыв-пакетов заглушил их, колонна горючевозов остановилась, и впереди ее, на снегу, поднялось высокое пламя, выстелилось под ветром, затрепетало, озаряя лес холодноватым красным светом, и Дагаев разглядел там фигуру человека, вызывающе спокойную в начавшейся суматохе. «Посредник!.. Зачтутся труды наши…» Скоро в середине колонны вспыхнул на снегу второй красноватый костер, и тогда лишь нагремели ответные выстрелы; Дагаев скомандовал отход, продолжая бить наугад по замыкающим машинам, погасившим фары.

Прокладывая путь отхода, он не оглядывался — сосед дышал в затылок, и вся группа должна идти плотно. Контрольную остановку сделал, свернув ближе к опушке, и Брегвадзе, подкатившись вплотную, возбужденно заговорил:

— Дальше надо уходить, товарищ лейтенант. Дотопят — бить будут, горючку мы им пожгли. Чем воевать будут?

— Не догонят, — успокоил Дагаев, думая о том, что если мотострелковая рота не выслала за ними погоню, то-уж тыловики не вышлют тем более, да еще в пургу.

Появился Нехай, чуть позже — Денисов. Воронова не было.

— Он шел вслед за вами, — доложил ефрейтор Дагаеву. — Я прикрывал отход, видел — все отошли….

Тревожное чувство шевельнулось в груди лейтенанта. Мало ли что может случиться с человеком в ночном метельном лесу, особенно когда он выходит из боя!.. Снегопад затихал. Ветер еще нес мелкую крупку, она прорывала строй деревьев, и с ветвей тоже пуржило, но смутный лунный свет уже проникал в лес, различались стволы деревьев, за ними белели полянки, однако там, где терялась лыжня, никто не появлялся. В ветре почудился Дагаеву далекий крик совы… вот еще… и еще… Минута тишины — и снова три протяжных, печальных крика. «Сигнал Амурко?..» Дагаев приказал Денисову включить радиостанцию — он передал ее ефрейтору после первого боя, — тот вызвал сержанта, но ответа не было… Нагрудная радиостанция действовала на несколько сот метров, однако и совиный крик на шквальном ветру недалеко слышен. Померещилось…

— Ефрейтор! Останетесь за старшего. Отсюда — ни шагу. Я пойду навстречу Воронову.

Из письма Федора Дагаева

«…Мне кажется, брат, при желании всякого человека понять и разглядеть можно. Граница меня в том убедила. Наверное, это справедливо, что все мы из одного теста. Дело лишь в том, на чем оно замешано и насколько круто замешано…

И выходит, брат, у Иванушкина-то и дух, и стойкость оказались покрепче, чем у иного атлета. Я понял, почему он на всякое трудное дело вызывался: ему доказать хотелось — прежде всего себе доказать, что может равняться с сильнейшими. Не высовывайся он из общей шеренги, служи тихонько — был бы середнячок из середнячков, с которого много не спросишь. А враг-то спросит при случае по высшему счету — вот что он интуитивно, может быть, понимал, вот к чему готовил себя… (Да, представь, он все-таки прыгнул через коня!)

Разговорились мы с Иванушкиным, а он — про зазнобу свою: красивая, мол, заносчивая девица. Но все равно, говорит, докажу, что стою ее. И ведь докажет, я думаю. Придется его как-нибудь отпустить в поселок…

К чему я тебе все это нишу? А хочу отцовские слова напомнить: старайся понять, в чем нуждается человек, чтобы настоящим воином стать. Не здесь ли начало нашей командирской работы? Мне Иванушкин говорит: спасибо, товарищ капитан, — гоняли вы меня на занятиях больше других и не сердились, если у меня не получалось. Знал бы он, как не сердился!.. Да, но это хорошо: устремления наши совпадали, хотя главного-то я сразу не разгадал в нем. А ведь часто молодому солдату хочется совсем не того, что действительно ему необходимо. И вот тут, командир, не ошибись!..

Что, брат, утомил я тебя сентенциями? Скажешь, воспользовался родственными узами — и в письмах поучает. Да я ведь для того это, Гришенька, чтобы все у тебя шло, как надо. Не стало вашего батьки, и мне за тебя вдвойне беспокойно. Все же я старший, и потом у нас тут передний край, где человек виднее…

Матери-то пиши почаще…»

* * *

…Дагаев шел быстро, надеясь вот-вот встретить отставшего солдата. Лыжня хорошо различалась в поределой тьме, но уже блеснул за деревьями красноватый трепетный свет: условный пожар еще полыхал на дороге, а Воронова не было, и осенила неприятная догадка — дефиле теперь, конечно, охраняется.

Дагаев повернул глубже в лес, поднялся по склону в обход гривы, снял лыжи, надвинул капюшон маскхалата на самые глаза и пополз к дороге, вниз, глубоко зарываясь в мягкий лесной снег. Он полз на свет из темноты, это давало ему преимущество перед наблюдателями «противника». «Спасибо за огонек, товарищ посредник». И все же он едва не нарвался на засаду. Из близкого ельничка вдруг пахнуло табачным дымком. Дагаев замер, потом осторожно отполз, обогнул опасное место.

Все то же стелющееся пламя мерцало на дороге, озаряя людей и тягач, оттаскивающий «сожженные» машины, но Дагаева мало обрадовало созерцание дел собственных рук. Возле огня стояли уже знакомый человек с повязкой посредника на рукаве полушубка и… Воронов. Опираясь на снятые лыжи, он слушал офицера, устало опустив голову. Любая попытка выручить Воронова не имела смысла — он во власти посредника, значит, выведен из строя, а мертвых не спасают.

Дагаев видел, как посредник указал Воронову на тягач, и солдат медленно побрел к машине…

На обратном пути Дагаев откровенно спрашивал себя: как же такое случилось с Вороновым? Ну пусть ему труднее, чем другим, — разве не приходилось прежде брать на тяжелые задания молодых солдат? И ведь держались! Или Воронов считает, что особенные лишения не для него, а если и готов делить их с другими, то лишь до того предела, который сам себе положит?.. Однако почему же все-таки именно Воронову чаще других выпадали освобождения от трудов ратных? Разве один он побивает рекорды на стадионе, играет в ансамбле? Вон как поет Нехай, а предложи ему на выбор — ехать на занятие в тридцатиградусный мороз или петь в самодеятельном концерте в это же время, — пожалуй, обидится: «Що ж вы мэне за пивня приймаете чи що?» Ему, конечно, как и всякому другому, не слишком приятно мерзнуть в боевой машине и не спать сутками, но есть гордость солдата-разведчика, и она всего превыше. И есть сознание необходимости, а с ним — сознание того, что именно в своем главном солдатском ремесле ты обретаешь себя как мужчина и воин — на всю жизнь.

Понимает ли это рядовой Воронов?

Память услужливо выпячивала подробности из первых дней службы Воронова…

Вот командир спрашивает новичков, есть ли среди них спортсмены-разрядники, и выходит из строя тоненький солдат в длинной гимнастерке — руки теряются в рукавах. Воронов… Потом командир вызывает музыкантов, художников, плясунов — и снова выходит Воронов. «Да у вас букет талантов! — смеется командир. — Смотрите, как бы не заездили»…

Не заездили. Когда в первый раз объявили общий сбор и пришлось совершить марш-бросок, чемпион по стометровке Воронов через полчаса раскис, и его буквально тащили на руках те же молодые солдаты, из-за него и оценку взводу снизили… А вот стоит он перед Дагаевым, покорно выслушивая упреки за плохо обслуженный агрегат машины, и, выбрав момент, виновато объясняет: у него-де руки грубеют от ледяного металла и технических масел, а потому он вечером не сможет играть на своем изящном инструменте и не знает, как быть, — ансамбль участвует в городском конкурсе. Дагаев готов взорваться, но его останавливает смущенный взгляд Воронова, брошенный на агрегат: «Сам вижу — плохо, но я же старался, правда… Мой знакомый, йог-любитель, говорил: делай, не думая, что тебе велят, и ты не сделаешь ничего выдающегося… Вот у меня пока так и выходит». И Дагаев смеется…

Дагаев, чертыхнувшись, остановился, — похоже, он потерял колею, потому что лыжи вдруг зарылись в сугроб. Он стоял посреди небольшой поляны, окруженный вихревой воронкой метели — очередной снежный заряд был кратковременным, но мощным. Дагаев мог без опаски идти наугад, но снег на отлогом лесном склоне оказался рыхлым и шагать по целине было тяжело. Медленно пересек поляну, снег под деревьями падал реже, и колея снова оказалась под ногами, словно ее подбросил кто-то, вдруг сообразивший, что взять лейтенанта на испуг не удастся.

…Не в том ли письме, что пришло в первый месяц службы Воронова, разгадка всех теперешних вопросов?.. Дагаев нередко получает письма от родителей солдат, потому что сам не чурается писать первым. Разные приходят письма, а вчитаешься — очень похожие тем, что в словах и что за словами. Радость, если сын хорошо служит, обрывки вестей о жизни солдатских матерей и отцов, наказы «держать сынка построже, чтоб не разбаловался…»

То письмо было особенным, может, оттого и помнится оно почти дословно: «Толик пишет мне, что вы душевный и умный человек… Толик у нас один, и вы понимаете, конечно, как он нам дорог… Душа у него тонкая, хрупкая, и я, как мать, обращаюсь к вашему сердцу и такту, уверенная, что вы поймете меня правильно… Толик у нас развитой и разносторонний, ему в армии тяжело будет без любимых занятий. Я понимаю, там нет условий, чтобы талантливый мальчик во всем проявил себя, но что-то, наверное, сделать можно. Прошу вас, как мать, приглядитесь к нему внимательнее, поберегите, где можно… Очень надеюсь…»

Письмо неприятно настораживало, но трудно не размякнуть, если обращаются к твоим душевным достоинствам, признавая их несомненное наличие. Возможно, сам того не замечая, стал оберегать Толика от чрезмерных усилий? Или захотелось доказать: в армии, мол, тоже существуют условия для проявления всех наклонностей и талантов? И забыл, какой главный талант нужен Толику! Ни мастером спорта, ни мастером живописи, ни мастером рояля Толик не станет, если не откроет в себе таланта бойца. Где ж его открывать, как не на службе, а лейтенант Дагаев и на службе умудрился возвести вокруг Толика невидимые тепличные стенки! Такие ли уж они невидимые — разве Дагаев не слышал сегодня солдатских намеков?

Но Воронов все-таки попросился в группу. Неужто понял, что совершает ошибку, почувствовал ложность собственного положения? Или отношение других солдат стало его задевать и решил от амбиции — «вот я вам докажу!»?.. Или только славы захотелось?.. Да, он боялся вылета в тыл «противника» еще там, на построении, теперь-то Дагаев не сомневается. Слава, она жжется… Как бы там ни было, взял его не зря! Пусть парень снова показал спину, натерпевшись холода и нахлебавшись метели, — это случилось все-таки на учении, в бою с условным противником. Значит, еще не поздно…

Разведчики встретили командира вопросительными взглядами.

— Остался там, — сдержанно сказал Дагаев. — Взяли его.

Не оставляя времени для вопросов, двинулся от опушки напрямую к скале по твердому снегу долины. Заряды пурги становились слабее и короче, смутное пятно луны временами просвечивало в летящих клочьях туч; в один из таких моментов Дагаев и разглядел впереди скалу. Его догадка подтверждалась: даже с подветренной стороны скала была белой от налипшего снега. Навстречу неожиданно выдвинулась человеческая фигура и голосом Амурко потребовала пароль.

— «Мария»! — громко и с облегчением отозвался Дагаев, различив за спиной сержанта еще четверых. Значит, и они только-только пришли. Сержант докладывал, слегка наклоняясь к Дагаеву от бьющего в спину ветра: боевая группа задачу выполнила. После первого боя они, оказывается, отошли поглубже в горы, чтобы устроить новую засаду. В результате еще дважды нападали на колонны «противника» и каждый раз останавливали их. В группе потерь нет.

«Так вот почему мерещилась стрельба. Ну Амурко!.. Три боя провел!.. Мы-то, выходит, не добрали и вдобавок человека «противнику» оставили». Молча пожал руку сержанта, распорядился:

— Откапывайте палатку и провизию. Привал устроим в лесочке. Люди небось устали.

— Устали, — просто согласился Амурко. — И переволновались из-за вас. Нам-то в лесу проще было.

— Ну в этой долине негде заблудиться!

— Не скажите, товарищ лейтенант. — Сержант опасливо покачал головой. — В такой ураган можно заблудиться, не сходя с места. А где же Воронов? В секрете оставили?

— Оставили… в руках неприятеля, — хмуро ответил Денисов.

Солдаты переглянулись, комсомольский групорг взвода Седых, уходивший с группой Амурко, многозначительно обронил:

— Н-да, везет же некоторым.

«Вот оно». Дагаев внутренне напрягся, объяснил:

— Его захватили при выходе из боя. Я лично проверил — с ним все в порядке. Уехал в тягаче.

С минуту солдаты молчали, потом гранатометчик Балтрушайтис медленно произнес:

— Интересно, почему он не ушел?.. Чемпион на короткие дистанции, а в лесу только немножко оторваться — и скрылся.

— А че ему удирать? — хмыкнул Седых. — Противник-то — свои ж ребята. Бить не станут, еще обрадуются да пригреют и спать уложат. Это ж им какой плюс!

— Им-то плюс! А нам — дырка! — вспыхнул Брегвадзе.

— Не-ет, на учениях сдаваться можно.

— Кто сподличал на учениях, с тем на войне в разведку не ходи. Там расценки повыше.

— Чого мелешь? — сердито вступился Нехай. — Хто сподличал?

— Ты что, Воронова нынче первый раз увидел?

«Вот оно! — повторил для себя Дагаев. — Выходит, командир-то взвода увидел нынче Воронова в первый раз!»

— Мы ж не бачилы, як воно було у Воронова.

— То-то и дело, что не бачилы…

— Ладно вам! — оборвал разведчиков Амурко. — Выясним. И вообще… такие вещи надо говорить человеку в глаза. Лучше осмотрите оружие.

Лейтенант поманил Брегвадзе:

— Пойдете наблюдателем в засаду, место я покажу. Вы, сержант, кормите людей. Всем пока отдыхать и готовиться к маршу. Отсиживаться не будем, полночь — самое время для разведчиков.

Дагаев высмотрел на опушке удобный островок мелколесья, указал на краю его место Брегвадзе, проинструктировал и уж было кивнул на прощание, как вдруг замер, напрягая зрение. Что-то шевельнулось впереди на снегу, и он догадался — со стороны невидимой отсюда скалы двигалась белая фигура. «Ох прав майор Филин — в чужом тылу никакая предосторожность не лишняя. Накрыли бы в палатке, как куропаток…» Лейтенант сделал остерегающий жест Брегвадзе, который уже потянул затвор автомата, готовый немедленно открыть стрельбу, вполголоса распорядился:

— Быстро — к Амурко. Поднять группу и… Погоди-ка…

Белый человек приблизился, и знакомое почудилось Дагаеву в тяжелом, неосторожном шаге усталого лыжника.

— Кто идет? — окликнул негромко, но так, чтобы тот услышал. Человека словно толкнули, он качнулся назад, оступился на скользящих лыжах. Это был Воронов. — Вы? Почему вернулись?

— Утек я, товарищ лейтенант! — «Утек» прозвучало так, словно Воронов сам себе присуждал приз.

— Хорошо. Объяснения — потом. Брегвадзе, выполняйте задачу. А вы — за мной…

Едва вошли в палатку, Воронов, скидывая вещмешок, весело заговорил:

— Чего уставились, как сычи? Давно не видели, за своего не признаете? Вот так и мой знакомый, йог-любитель, явился домой из гостей за полночь, а жена двери — на запор. Что же, вы думаете, он предпринял?.. Ну кто догадливый?..

Ответом было хмурое молчание.

— Садитесь, Воронов, — устало сказал Дагаев, расстегивая полушубок и опускаясь у стенки палатки. — Рассказывайте.

— О чем, товарищ лейтенант?

— О чем, вы думаете, должен рассказывать разведчик, побывавший в руках противника?

— Так ведь какой противник!.. — Воронов осекся под ледяным взглядом лейтенанта, стянул капюшон, снял ушанку, медленно опустился на вещмешок.

Дагаев словно бы впервые рассматривал его разгоревшееся от ходьбы лицо — коротко стриженные влажные кудри, сведенные широкие брови, правильный нос, крупные губы, мягкий подбородок. Красивый ведь парень… Всегда, или почти всегда, внешность человека с первого взгляда переносят на его содержание, и в этом есть своя логика. Но как часто под привлекательной внешностью кроется душевная червоточина. Дагаев замечал, что себялюбцы обычно внешне впечатляющи, и редкий из них откажется при случае заглянуть в зеркало. Зато в таких, как Амурко, малоприметных, словно стесняющихся себя, парнях, постоянно мерцает огонь, однако увидеть его удается, когда становится темно и холодно… Дагаеву теперь почему-то вспомнилось, сколько раз он разрешал Воронову внеочередные увольнения в город, не в силах отказать его улыбчивым просьбам: «В прошлый раз, товарищ лейтенант, с хорошенькой девушкой познакомился, дал слово прийти. Ждать будет — изведется. И потом, слово солдата…»

«Слово солдата». Амурко или Денисов «словом солдата» на авось не разбрасываются… А может он, Дагаев, просто завидовал везению Воронова в сердечных делах?

— Рассказывайте при всех, — повторил лейтенант. — Да поподробнее, и не виляйте. В нашем положении секретничать не приходится.

Воронов кинул быстрый взгляд на командира, и лицо его покрылось испариной, он утерся рукавом.

— Фу!.. Забегался… Да что рассказывать! Устал до смерти. Когда лежал, ожидая горючевозы, совсем развезло меня, как на духу говорю… Потом вижу — вы отходите, а я как примерз, вот честное слово! Танк бы, наверное, на меня попер — и то не встал бы… А-а, думаю: буду вас огнем до конца прикрывать… Потом патроны кончились, а тут откуда-то сбоку — ихний лейтенант с солдатами. Окружили, говорят — вставай, мол…

— Ефрейтор Денисов! Вы были ближе всех к Воронову. Видели, что он не поднялся при отходе?

Ефрейтор метнул взгляд на Воронова, но ответить не успел.

— Да я пробовал… — Воронов смешался. — Встать, говорю, пробовал. Только на пять шагов меня и хватило… Отбежал к елочкам, которые там рядом…

— Понятно, — жестко сказал Дагаев. — Дальше.

— Капитан еще подошел, посредник… Я с ним пошел на дорогу…

— И откуда силы взялись! — съехидничал Седых.

— …Стал он меня, капитан тот, спрашивать: чьи, мол, и сколько нас, а я ничего ему не сказал, хоть он и посредник.

— Что приказал вам капитан?

— Ничего он не приказывал. Говорит, в тягач, мол, садись, довезем до ваших, они теперь на перевале… Да, он еще говорил, что в начале пурги было распоряжение из штаба: посредникам присоединять диверсионные группы к войскам. Они одну такую группу подобрали, я думал — это Амурко. А сейчас, говорит, метель затихает и трогать он нас не хочет. Иначе бы приказал вести к вам.

— Как же вы ушли?

— Да просто. Сел в тягач, тепло, спать клонит, а на душе-то скребет… В общем, выбрал момент, лыжи выбросил и сам сиганул в сугроб. Они не заметили. Может, и теперь не хватились… Нашел вашу лыжню, да и место я тут запомнил. Только у скалы немножко растерялся.

Дагаев сдержанно спросил:

— Вы понимаете, Воронов, что посредник, усадив вас в тягач, взял на себя ответственность за вас?.. И вообще, что значит на войне попасть в руки противника, вы представляете хоть по кино и книгам?..

Голова Воронова низко опустилась.

— Придется вам возвратиться в плен, — холодно сказал лейтенант.

Теперь кровь отхлынула от лица Воронова.

— Товарищ лейтенант!.. — Голос Воронова сорвался: он, вероятно, понял бесполезность слов, начал неловко натягивать ушанку, застегивать полушубок.

Дагаев, следя за его неуверенными движениями, вдруг пережил состояние солдата, когда тот оказался в плену — пусть условном, и все же в плену!

Вот отчего немилым показался Воронову теплый отсек гусеничной машины, и силы нашлись для побега, и отступил страх одиночества в ночном лесу. Дагаев представил, как Воронов мчится через темный лес, едва отбрасывая с пути колючие ветки, какой легкой кажется ему дорога в ночные зимние горы, где остались товарищи; он весь во власти свободы и готов пройти горы насквозь на одном дыхании. И ошеломление его представил, когда у скалы, на месте зарытой палатки, обнаружил полузанесенную ямку в снегу, и тревожно сбивчивые гадания — где искать?! Сообразил ведь…

— Погодите-ка, Воронов, — устало произнес Дагаев, видя, что солдат берется за вещмешок. Лейтенант обвел внимательным взглядом лица разведчиков, сказал негромко: — Не время и не место проводить собрания, но мы обойдемся без речей. Здесь, в палатке, кроме Воронова семь человек. Пятеро — комсомольцы, двое — коммунисты. Так вот, как скажет большинство, так мы и поступим — то есть отправлять вас обратно или оставить. Это мое командирское решение.

Молчание первым нарушил Нехай:

— Колы убиг до своих, нехай ще повоюе…

Казалось, добродушный басок пулеметчика настроит разведчиков на снисхождение к Воронову, но комсомольский групорг Седых прямо-таки взвился:

— Ты очень добрый дядя, товарищ Нехай. Думаешь, он тебя пожалеет при случае? Он себя одного жалеть умеет, за счет других! Я против того, чтобы Воронов остался с нами.

— Ты, комсорг, не горячись, — степенно произнес Балтрушайтис. — Остался там — один человек, вернулся — другой. Мы поговорить с ним успеем. А сейчас каждый штык на счету. Пусть останется, поучится воевать.

Воронов заметно повеселел.

— Каждый штык, говоришь? — угрюмо переспросил Денисов. — Согласен. Да только сломанный штык для дела негоден, его выбрасывают. Пусть Воронов вернется туда, где остался, да подумает обо всем хорошенько — время у него будет.

— Согласен с Денисовым! — коротко высказался пятый разведчик.

Воронов испуганно глянул на Амурко и опустил глаза. Лицо таежника казалось замкнутым, отчужденным, и только лейтенант читал затаенную улыбку в линии его плотно сомкнутых губ. Бывая в тайге подолгу вдвоем, они научились понимать друг друга без слов, и сейчас глаза сержанта говорили Дагаеву: выдворять Воронова из группы не следует, и даже те, кто под горячую руку готовы это сделать, в душе надеются на благополучное для Воронова решение; они только хотят, чтобы устроенный лейтенантом урок не прошел даром. Амурко улыбнулся и просто сказал:

— Мое мнение — пусть остается.

Голоса разделились поровну, и теперь разведчики выжидающе смотрели на лейтенанта: все-таки решать приходилось ему. Но разведчики, похоже, просчитались, думая, что командир, устроив необычное голосование, отказался от своего первого слова.

— Амурко, вы все еще не накормили Воронова, поторопитесь, — спокойно сказал лейтенант и отметил, что люди облегченно вздохнули, по-своему истолковав его распоряжение.

Чуть позже, когда разбирали лыжи, Дагаев почувствовал, как сквозь влажный снег по-весеннему запахло хвоей. Пурга совсем прекратилась, но над черными деревьями нескончаемо плыли легионы туч, они как будто даже стали ниже, и не идут ли за ними новые с нерастраченным запасом снега? Впрочем, снег замел бы их следы, а пока приходится каждую минуту ждать гостей. Особенно после того, как был взят в плен и сбежал от «противника» Воронов. Группа, конечно, сделала немало, но, пока цела, она должна воевать…

Нехай, толкнув Воронова в бок, весело прогудел:

— Так що ж вон робыл, той йог-любытель, як жинка його до хаты не приймала?

На ходу дожевывая ужин, Воронов хитро спросил:

— А ты бы что сделал на его месте?

— В мене жинки немае. Не можу знаты.

— Вот и он не знал, что ему делать. Поэтому постучался к знакомой соседке и переночевал у нее.

Снова разведчики весело смеялись, и Дагаев, против воли улыбаясь, сердился на себя и на них: «Только-только ярились на Воронова, а уж в рот ему заглядывают, готовые смеяться. «Любыма дытына»… Разве не тот же Денисов на пару с Брегвадзе чуть ли не в каждом марш-броске делят между собой груз боевой выкладки Воронова, чтоб ему полегче было? А «непримиримый» Седых сколько раз обращался к Дагаеву: «Товарищ лейтенант, Воронову надо бы на репетицию, отпустите его, а мы работу сами сделаем…» Да и другие… Вот уж точно — любимое дитя. Нет, не имеет Дагаев права сегодня менять свое решение, и, выходит, большинство голосов не в пользу Воронова… Почаще надо брать его в разведку и ничего не спускать ему, иначе этого везучего мальчика завезет когда-нибудь в скверную историю. Ведь и нынешняя не так уж безобидна. А Воронов, похоже, решил, что пронесло».

— Становись!..

Разведчики выстроились в одну шеренгу, затихли, прислушиваясь к слабеющим порывам ветра.

— Воронов!.. Дойдете до постов охранения «противника», там, где вас задержали. Передайте их старшему, что я возвратил вас. Как быть с вами дальше, они сами решат. Да пусть посредника поставят в известность.

Сутулясь, солдат медленно вышел из строя и, провожаемый молчанием, скоро скрылся за деревьями.

На миг Дагаеву показалось, что он совершает ошибку, но только на миг. Жалостью бойца не воспитаешь.

— Амурко! — сказал негромко. — Идите за ним. Проводите его до первого поста, но старайтесь не показываться. По пути передайте Брегвадзе, чтоб вернулся к палатке и охранял ее до нашего возвращения. Потом — сюда, и чтоб в одиночку никакой самодеятельности.

— Понятно. — Амурко тенью скользнул в темноту и почти мгновенно растворился в ней.

— Остальные — за мной!.. — приказал Дагаев и повел группу серединой открытой долины прямо к колонному пути — туда, где, по его мнению, диверсантов никак не ждали. Но едва минули оконечность леса, со стороны ближнего хребта блеснул трепетный свет, и люди без команды попадали в снег. Холодный белый огонь ракеты озарил низкие тучи. Встал из мрака, словно придвинулся, черногрудый лесистый склон, заискрился влажный снег, и от близкого леска упала черная колеблющаяся тень. Длинная очередь, захлебнувшись, закончилась одиночным выстрелом, словно автоматчик поставил точку, и вторая белая ракета зажглась над опушкой. Стрелял, конечно, не Амурко: у него оставалось пяток патронов — столько же, сколько у каждого в группе. У Воронова патронов совсем не было. Значит, либо напоролись на засаду, либо «противник» все-таки выслал погоню по их следу, — видно, изрядно досадили ему, и он решил расправиться с разведчиками, едва затих снегопад. У Амурко были ракеты, и не иначе это он подает сигнал тревоги. «Противнику» устраивать иллюминацию не с руки.

С Вороновым теперь ясно, но сумеет ли оторваться от них Амурко? Догадается ли захватить Брегвадзе и уйти по следам группы? Палатку им придется оставить «противнику» как трофей, и от палатки погоня бросится по пятам за Дагаевым — пошла игра в кошки-мышки. Эх, развернулась бы напоследок «Мария» да сыпанула снежку! Он только начинал понимать, какой помощницей была ему пурга в эту ночь. Если враг наступает на пятки, землетрясению обрадуешься.

Едва угасла вторая ракета, Дагаев поднял группу и, не оглядываясь, пошел вперед быстро, как только мог. Ветер порывами толкал в спину, снег был плотный, мутный свет луны пробивался сквозь тучи, позволяя вовремя замечать редкие валуны, поэтому группа скоро достигла колонного пути.

Но тут разведчики сами напоролись на засаду.

Дагаев сразу бросился в снег, увидев вспышки выстрелов над темнеющим впереди снежным отвалом, — два автомата били по ним прямо с дороги. Выходит, и здесь выставили охрану. Он не знал еще, что группа его не раз фигурировала в донесениях посредников, что «противник», потеряв несколько боевых машин, управление батальона и горючевозы, а главное — десятки драгоценных минут на стычки с засадами и расчистку пути, уже нарек это место «долиной диверсантов», и теперь редкая цепь постов охраны протянулась вдоль дороги на несколько километров. Воевать с этими постами не имело смысл. Дагаев дал команду на отход. А сзади ветер снопа донес выстрелы: вероятно, Амурко и Брегвадзе пытались задержать наседающих преследователей. Боевые удачи группы закончились вместе с пургой.

Луна ушла за горы, стало совсем темно, и Дагаев, уклоняясь от дороги, повел разведчиков туда, где они впятером приняли первый бой. Он рассчитывал в темном лесу незаметно приблизиться к дороге, еще не зная о второй группе преследователей, которая искала их следы как раз там, куда они шли, и, привлеченная стрельбой у дороги, повернула им навстречу. План командира, руководившего прочесыванием, был прост и безошибочен — команды преследователей, действуя вдоль отрогов, словно две клешни, охватывали разведчиков, и рано или поздно одна из них должна была нащупать свежий след, а там все решала гонка, которую измотанные ночными переходами разведчики Дагаева долго не выдержали бы. Сейчас «противник» как раз вышел на свежий след; используя радио, он уверенно затягивал мешок.

Смутное беспокойство заставило Дагаева взять у одного из разведчиков автомат, оснащенный ночным прицелом; время от времени он останавливался, осматривая долину впереди. Тьма сгустилась так, что идти наугад стало опасно. Боль в спине и локте напоминала о вечернем происшествии…

Встречная группа попала в самый край поля зрения прицела. Дагаев резко повел автоматом и замер: оттуда в их сторону тоже целились двое, в следующий миг инфракрасный луч ослепил его, прятаться не имело смысла, и Дагаев скомандовал:

— К бою!

— Пароль?! — потребовал из темноты незнакомый голос.

Автоматные очереди взорвали ночь. Взвод «противника» с ходу бросился в атаку, но последние взрыв-пакеты разведчиков взметнули на пути стену огня и снега, мотострелки залегли под редкими выстрелами, однако Дагаев видел в ночной прицел, как фланги атакующих быстро выдвигаются, охватывая его группу. По открытой долине под ночными прицелами уйти невозможно, к тому же и позади, совсем близко, взлетели ракеты, осветив долину и маленькую группу разведчиков, уже полуокруженную цепью мотострелков — подходила вторая команда преследователей. С недалекой дороги блеснул узкий плотный луч прожектора, пробежал по снегу, задержался на ослепленных разведчиках, но им все равно стрелять было уже нечем.

— Отвоевались, соколики? — ехидно спросил подошедший офицер. — А ну, встать!

— Мертвые не слышат, — насмешливо отозвался Дагаев.

— Да уж вам, конечно, лучше быть мертвыми. На войне для диверсантов трибуналы не собирают. Это вы у наших тыловиков пожгли горючку?

— Возможно.

— Сейчас они дрожат, как бы вторую колонну не разгрохали! И нас, как чертей, по горам гоняют из-за их ротозейства.

— Вы тут потопчитесь подольше, так вам уж точно вторую колонну сожгут, — с иронией заметил Дагаев, дав выход досаде и необъяснимой неприязни к этому человеку, его ровеснику. Тот разозлился:

— Ну-ну, поговорите мне! Марш строем на дорогу — должен я засвидетельствовать, что вашей команде крышка.

Подчиниться пришлось, тем более что сомкнувшаяся цепь мотострелков надвигалась на усталых разведчиков, давая понять, что улизнуть никому не удастся. Близко послышались голоса, мотострелки негромко обменялись паролем и через оцепление пропустили троих — Амурко, Брегвадзе и Воронова. Последний, прежде чем присоединиться к своим, угрюмо пообещал кому-то:

— Ну попадешься ты ко мне когда-нибудь в засаду, я тебя скручу на тот манер, каким мой знакомый, йог-любитель, выкручивает портянки.

— Иди-иди, — подтолкнули его. — Маме пожалуйся. Мы из-за тебя похуже выкручивались, когда сбежал.

— Нет, вы подумайте, мужики, только вошел в лес — они на меня из-за куста. И не сопротивлялся ведь — так нет, руки крутят!

— От самбо не надо отлынивать, — буркнул Денисов.

— Самбо! Их трое на одного навалилось. Вот тогда я обозлился: раз вы меня за действующего принимаете — пеняйте на себя. Заорал дурным матом: «Берегись, у меня граната!» Они, как зайцы, в кусты, а я — сигнальную ракету под небеса засветил.

Разведчики и ближние из мотострелков рассмеялись.

«Черт, ведь из него же получится отличный разведчик!» Дагаев кусал губы, глуша нарастающую боль в спине. От дороги навстречу помигивал фонарик, напоминая, что бой для Дагаева и его солдат окончен.

— Брегвадзе, слышь? Поди, харчишки-то наши выгребли из палатки? — спросил кто-то.

— Дырка им от бублика, а не харчишки! Брегвадзе голову зачем носит? Я мешок в снег закопал, а потом воевать пошел с сержантом.

— Надо было на дерево повесить, — вздохнул Денисов. — Росомаха пожрет.

— Какая там росомаха!.. Мы с сержантом в лесу воевали, следы путали, пока нас окружили: разогнали все зверье.

Дагаев усмехался, прислушиваясь, а боль становилась нестерпимой, и хотелось опуститься тут же, прямо на снег. Он скрипнул зубами, выпрямился, пошел тверже: командир, пока он держится на ногах, обязан оставаться командиром.

* * *

Вертолет шел над хребтом, едва не срезая вершины кедров и елей. Синеватый снег лежал на оголенных склонах, и чистота его оттенялась угрюмой зеленью горного леса, с которого ветер сорвал зимнее одеяние. Солдаты, убаюканные качкой и гулом винтов, дремали, прижимаясь друг к другу на жестких сиденьях. В красную ветровую зарю впечатывались резкие контуры далеких гор; где-то за ними, в долинах и на крутосклонах, лежат старые тропы, давно стертые, засыпанные метелями, но, конечно же, помнящие копыта коней красного командира Дагаева и его пограничников. Сегодня там командуют заставами брат и сверстники Григория Дагаева, и бывают минуты, когда шевелится в сердце тайная зависть к ним, стражам переднего края, чье дело не знает условностей, на кого постоянно устремлен холодный прищур врага. Жить, забыв о покое, в недремлющей готовности к отпору, жить, зная, что ты и твои друзья — это и есть граница страны, та святая красная черта на карте мира, которая с детства рождает в сердце образ великой Родины. Жить, помня о том, что непроходимой для врага ее делает твое солдатское мужество, — разве есть более счастливая доля! Он, в пять лет примерявший зеленую фуражку отца, наверное, как и старший брат, должен был стать в шеренгу тех, кто ходит теперь дедовскими тропами, но порою судьба по-своему распоряжается человеком, и Григорий Дагаев стал войсковым разведчиком. А все же далекий этот край он выбрал сам. И еще одна мысль греет душу лейтенанта Дагаева. Если прогремит боевая тревога, первым на линии пограничных застав быть ему, разведчику, стражу своего полка. «Вам не придется ждать, ребята…»

Далеко тянется взгляд Дагаева — за горы, равнины и пустыни, где лежат другие тропы, помнящие стук танковых копыт, на которых пришла свобода в тот край, и пришла она по следам разведчика старшины Дагаева… История — клад мужества, самый дорогой клад из всех, какие есть на свете. Это только в иных песнях да фильмах быть мужественным легко и красиво. Их всего десять находилось в чужом тылу, в круговерти снежного урагана, и один из десяти в какой-то момент не выдержал. Пусть тут случай и во всем взводе Воронов один такой, но и это непростительно много — один хлюпик во взводе. Плохо еще знаешь, Дагаев, кто и на что способен, мало черпаешь из того щедрого клада мужества, обучая своих солдат. Вспомни, как после опасного утомительного перехода в пургу они разом встали, готовые покинуть тихое прибежище, — стоило лишь вспомнить единственный случай из такого близкого и грозного прошлого этой приграничной земли…

Он коснулся груди, где лежало в кармане письмо брата, и очнулся — вертолет завис, опускаясь на расчищенную, обдутую винтами площадку.

Майор ждал. Он выслушал доклад лейтенанта, перебил, когда тот начал объяснять потерю Воронова и последний неудачный бой.

— Знаю, посредники сообщили. Какая ж война без потерь? — повернулся к строю: — Благодарю за службу!..

Солдат отправили на отдых, и майор внимательно всмотрелся в исхлестанное ветром лицо молодого офицера, буднично спросил:

— Досталось? Перевал — наш, и тут есть доля труда вашей группы. Только не загордись, лейтенант, учение еще впереди.

Внезапное обращение майора на «ты», пусть и произнесенное привычным холодным тоном, было для Дагаева самым большим поощрением, но тем более не мог он уйти, не сказав главного:

— Товарищ майор! Разведчики заслужили вашу благодарность, кроме меня и Воронова. Прошу отменить.

В широко расставленных глазах майора скользнула тень неудовольствия, он поморщился:

— Что за скромность такая? Могу и отменить — вам. А Воронов?

— Он не случайно был захвачен.

— Разумеется. Вас тоже не случайно накрыли.

— Я не о том. В общем, он скис, фактически сдался.

— Вы… уверены?

Дагаев поежился от тона и взгляда майора, но ответил твердо:

— Уверен.

— Та-ак… Случай прямо небывалый. Турнуть его надо из разведки.

— Нет, товарищ майор. Мы тут сами виноваты, и я — больше всех. Он еще успеет стать разведчиком.

— Если за год с лишним не стал…

— Товарищ майор, знаете, мне один пограничный старшина говорил так: «Если человек чувствует за собой вину по службе и оттого плохо спит, я из него настоящего воина сделаю. Но если набедокурил и засыпает, как младенец, его от границы надо держать подальше».

— Вы хотите сказать, что Воронов?..

— Да, товарищ майор. Он мог бы спать в теплом тягаче, однако сбежал, рискуя заблудиться.

— Понятно… Слушайте, Дагаев, чего это у вас все примеры из пограничной жизни? — впервые в глазах майора Филина усмешка сменилась улыбкой.

— Наследственное, товарищ майор. Да ведь и мы, разведчики, тоже вроде пограничников — для войск. Много общего. Разрешите идти?

Майор кивнул, провожая Дагаева пристальным взглядом. Тот шел прямо, спина его была какой-то деревянной, словно боялся оступиться. Вспомнив о чем-то, майор нахмурился:

— Лейтенант Дагаев!

Тот остановился, повернулся к начальнику, ожидая.

— Вы не туда идете. В полевой медпункт — по левой дороге.

— Почему в медпункт?

— Не будьте мальчишкой, Дагаев, — и, снова глядя в неподвижную спину лейтенанта, покачал головой.

Откуда он все знает, майор Филин?..

Однако майор Филин знал не все. Правда, он мог нарочно промолчать — майор Филин далеко не всегда говорит то, что знает о человеке, даже очень важное для него…

Только через час Григорий вырвался от хирурга, который всерьез пытался уложить его в полевой медпункт; похоже, медики в поле скучали от условностей, и всамделешного больного, да еще с подозрением на серьезные ушибы и сотрясение, они встретили, как самого желанного гостя. Казалось уже, Дагаеву до конца учений путешествовать в санитарном автобусе, а то и лежать в теплой палатке, но он наконец спохватился. Выход разведчик всегда найдет. В последний момент, весело рассмеявшись, Григорий сделал стойку на руках и при этом озорно подмигнул врачу. Стойка эта и смех ему недешево дались, но обескураженный хирург махнул рукой, лишь приказал сделать рентгеновские снимки да выписал какие-то таблетки из самых новейших…

У медицинской палатки топтался коренастый офицер в белом незаношенном полушубке, крепко стянутом широким ремнем. На опушке его шапки, на бровях и плотных усах белел иней. Офицер, видно, ждал кого-то, похлопывая на морозе руками в перчатках. Мельком Григорий заметил майорский погон, коротко отдал честь, глянул в лицо майора и словно на стенку налетел. Готовое восклицание замерло на губах — глаза человека знакомо смеялись, но эти усы, отвердевшее лицо со складкой у губ, майорские погоны и плотная решительная фигура разрушали хранящийся в памяти родной портрет. Григорий не осмелился произнести имени.

— Не узнаешь, выходит, братишка?

— Фе-едор?!

Майор сам шагнул к лейтенанту, обхватил крепкой тяжеловатой рукой, притянул к груди.

— Ого!.. Да и ты, брат, не тот уж хрупкий юноша — сколько ж мы не виделись? Два года, пожалуй…

— Федор! Откуда ты… здесь?! — Григорий все еще не верил, что перед ним старший брат.

— А все оттуда же. Вторую неделю — в штабе отряда, вот к вам на учение залетел кое-какие служебные вопросы отладить. — Он озабоченно глянул на часы. — Можешь проводить меня до вертолета? Жаль, но пора мне.

Шагая рядом, Федор изучающе, остро всматривался в лицо младшего, словно заново узнавал и запоминал его.

— Думал, не увижу тебя. А тут разведчик ваш говорит: вернулся ты со своими вояками. Что с тобой стряслось-то?

— Ерунда! — Григорий отмахнулся. — Да правда же! Ушибся малость, заставили врачу показаться. Как видишь, ничего и нет. Ты-то как? Что семья?..

— Нормально, Гриша. — Он по-прежнему озабоченно разглядывал младшего брата. — Хвалил тебя майор ваш, я очень рад, Гриша.

— Да это он при тебе хвалил! — Григорий смутился. — Я вот, знаешь, вчера и сегодня много раз о твоем письме думал, как чувствовал.

— О письме? — Карие глаза старшего Дагаева чуть сузились. — Неужто и у тебя сходный случай?

— Вроде того. Только… по-другому повернулось, не выдержал парень нашей работенки.

— По-другому? И что же ты?

— Будем перестраивать… По кирпичику. — Григорий весело глянул на брата. — Собственно, уже начали…

У края вертолетной площадки Федор остановился:

— Сдал я свою отличную заставу. Сердце, понимаешь, щемит. У меня теперь не одна застава, а все тянет на свою бывшую. Начальник отряда даже замечание сделал… Матери-то часто пишешь?

— Стараюсь.

— Не забывай, Гриша, ты младший у нас, значит, о тебе у нее сердечко болит побольше. Хотя… пишет мне: перевелся бы ты, Феденька, в Гришину часть — и вместе служили бы, и там небось поспокойнее. На границе-то опасно — вспомнишь, что отец рассказывал, душа заходится… Ну как ей ответишь, что служить вообще опасно! А надо служить. Вдруг да она, проклятая, грянет?.. Потому и служим, чтоб не грянула. Смотрю иной раз на своих ребят и думаю: а ведь придет время, когда рядом с памятниками солдатам той войны поставят памятник и нынешнему защитнику мира на земле… Да что это я высоким слогом заговорил!.. Ты знаешь, Гриша, майор ваш обещает мне привезти лучших разведчиков на встречу с нашими следопытами. Дело хорошее. Ты уж постарайся попасть, тогда и поговорим.

— Постараюсь, Федя.

— Бывай, брат… — Федор стиснул руку Григория, близко наклонясь, спросил: — Жениться не собираешься, разведчик?

— Да нет… не знаю…

— Ага, проговорился. — Федор засмеялся, блеснув ровными зубами из-под заиндевелых усов, и смех его пробудил в душе Григория все далекое, полузабытое, бесконечно родное и невозвратное. — Раз не знаешь, верный признак, что подумываешь. Не промахнись, Гриша, ты у нас простецкий парень…

Не оглядываясь, Федор уходил к вертолету, лишь со стремянки прощально махнул рукой.

Почему они в самом деле не вместе служат?.. А разве не вместе?! «Господи, даже поздравить его с новым званием не успел!»

* * *

В темном сквере, напротив здания техникума, парень целовался с девушкой, и Дагаев, деликатно глядя в сторону, прошел мимо. Он не знал, на лекциях ли сегодня Мария, и все же решился дождаться конца вечерних занятий. Что он скажет ей, Дагаев не думал, да и важно ли, что скажет — ведь вот решился встретить, и разве это ничего не объяснит ей? Рано или поздно надо было самому пойти навстречу — и вовсе не обязательно с ходу объясняться в собственных чувствах, как он пытался однажды; просто встретить, проводить домой, может быть, пригласить куда-нибудь, словом, занять место подле нее, попытаться надолго завоевать это место — а там видно будет. Жизнь видится проще после снежных ураганов и многочасовых маршей в ледяной броне над коварными осыпями горных крутосклонов, после изматывающих лыжных бросков и стремительных полетов в ущельях, где сверкающий винт машины проносится в считанных метрах от гранитных стен, после внезапных боевых столкновений, из которых ты сумел выйти с честью.

Дорожа редким ощущением простоты привычного мира и человеческих отношений в нем, Дагаев не захотел терять этого тихого зимнего вечера — служба ведь не бывает щедрой на такие вечера: завтра, глядишь, — в караул, послезавтра — на вечерние занятия или собрание, потом — ночные занятия, и когда-то еще наступит вечер такой спокойной решимости, свободный от обязательных дел? Дагаев глянул на часы, прошелся у подъезда, постоял перед афишкой. Вот и предлог — новый фильм в городском кинотеатре, и на последний сеанс можно пригласить Марию. А еще бы лучше — в молодежное кафе, неоновый огонек которого зазывно светится сквозь голые сучья деревьев, растущих в сквере, — только улицу перейти. Он искал раньше какого-то особенного предлога, а ведь предлоги не надо придумывать, все дело, оказывается, в настроении и решимости.

Ждать оставалось еще четверть часа, и Дагаев вспомнил, что завтра сержанту Амурко двадцать лет, опустил руку в карман, нащупал подарок — складной охотничий нож с гравированной памятной надписью — от имени взвода. Он знал: Амурко обрадуется — такие подарки от сослуживцев люди хранят всю жизнь, — и думать Дагаеву об этом было приятно. Он знал и то, что сегодня вечером во взводе произойдет свой, мужской разговор о минувшем учении, поэтому ушел из казармы пораньше, не желая стеснять солдат. Наверное, Воронову будет жарко — Седых настроен воинственно, но все к лучшему. Сейчас Воронову взбучка необходима для памяти: больно коротка она у него. Представляя в лицах, как все произойдет или уже происходит, Дагаев добродушно усмехался, медленно идя назад от подъезда к затемненному скверику, где поднялась со скамейки влюбленная парочка. Сквозь путаницу голых сучьев мерцали огни тихого городка, неподвижные звезды смотрели с подмороженного темного неба, мирно похрустывал снежок, и, прижимаясь к мужскому плечу, навстречу Дагаеву шла Мария и рукой в светлой перчатке заправляла под шапку выбившиеся волосы. Только на миг рука ее замерла у щеки, но тут же сердито опустилась, девушка отстранилась от спутника, озабоченно сказала:

— Да что они сегодня там засиделись? Мне подруга позарез нужна…

Он шел медленно и прямо, в глубину сквера, к дрожащим, словно отплывающим огням, и черные ветви слабо раскачивались, ловя отголоски еще далекого снежного урагана. Дагаев отчетливо слышал его стремительное приближение — вот-вот он взметнет яростное крыло над городскими улицами и скверами, гася фонари, пытаясь свалить деревья и дома, столкнуть с тротуаров прохожих, погнать в беснующуюся белую тьму. Дагаев хорошо знал слепую ярость тайфунов, и все же шел неторопливо, прямя спину и плечи, слегка усмехаясь чему-то. Любые бури сменяются тишиной и солнцем, но, если они приходят, значит, зачем-то нужны.


Содержание:
 0  вы читаете: Тайфун : Владимир Возовиков    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap