Наука, Образование : История : Курс на революционные перемены : Александр Островский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  11  12  13  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  119  120

вы читаете книгу




Курс на «революционные» перемены

Сразу же после съезда, уже в понедельник 10 марта 1986 г., М.С. Горбачёв созвал совещание, на которое были приглашены секретари ЦК КПСС, заведующие отделами и «другие работники аппарата ЦК» [348]. Характеризуя сложившееся положение, он заявил: «Беда в том, что во многих случаях (особенно это касается отраслевых отделов) имеет место дублирование государственного аппарата, что мешает работе». Исходя из этого генсек дал указание: «Партия должна руководить и направлять, но не брать всё на свои плечи, минуя другие организации», «не подменять правительство» [349].

12 марта состоялось совещание с секретарями ЦК КПСС и заместителями председателя Совета министров СССР [350]. Материалы этого совещания известны лишь частично [351]. Вот что пишет о нём М.С. Горбачёв: «XXVII съезд закончился 6 марта. Не откладывая дела в долгий ящик, я пригласил секретарей ЦК и членов правительства для разговора. На первый план выходила задача децентрализации экономики» [252].

«Сразу же после XXVII съезда, - вспоминал А.Н. Яковлев, - на заседании Политбюро 13 марта 1986 г. Горбачёв изложил свою программу Перестройки, согласно моим личным записям, достаточно реалистичную» [353]. Из дневника В.И. Воротникова явствует, что речь шла о «совершенствовании хозяйственного механизма», «повышении роли советов», «более демократической избирательной системе» [354].

14 марта в ЦК состоялось совещание с руководителями средств массовой информации [355], на котором М.С. Горбачёв выступил с пространным докладом [356]. И хотя в его выступлении преобладала обычная риторика, через неё прорывались отголоски обсуждения в руководстве партии достаточно острых вопросов.

Так, отметив отставание СССР в области НТР, М.С. Горбачёв заявил, что «в развитых капстранах» производительность труда в промышленности выше чем в СССР в 2,5 раза, а в сельском хозяйстве - в 5 раз. «Отсюда, - констатировал генсек, - следуют попытки доказать, что социализм - это не тот строй, который может обеспечить быстрые темпы развития» [357].

При этом он не возмущался подобными попытками, а лишь констатировал, что «появились предложения искать решения назревших вопросов за рамками социализма». «Может быть, это я слишком остро оцениваю, - заявил М.С. Горбачёв, - но во всяком случае крен в эту сторону просматривается» [358].

Один из сторонников подобного решения назревших вопросов нам известен. Это Александр Николаевич Яковлев. Известно и то, как реагировал на его предложения генсек.

А что говорил он о возникшей «угрозе социализму» руководителям средств массовой информации? «Ну, знаете, - сказал Михаил Сергеевич, - если повернуть всё от общественной собственности к частному предпринимательству и к рынку, тогда несомненно этот базис надо будет венчать и другой надстройкой, всеми соответствующими структурами. В Венгрии в Академии наук есть лица, которые прямо эти вопросы выдвигают. А ведь это касается самых главных наших ценностей, нашей системы, то есть всё довольно непросто» [359].

И всё!

Таким образом, сторонникам отказа от «социализма» генсек противопоставил только два аргумента: а) переход «от общественной собственности к частному предпринимательству» потребует изменения всей советской системы и б) осуществить это «довольно непросто».

По существу М.С. Горбачёв ограничился лишь постановкой вопроса о выходе из сложившегося положения на пути отказа от «социализма», давая понять, что не исключает возможности его рассмотрения.

В этом же выступлении Михаил Сергеевич снова затронул проблему «о разграничении партийных и государственных функций», заявив, что в хозяйственных вопросах «всё большую роль на себя будет брать правительство», а Политбюро будет лишь помогать ему, «в том числе и через прессу» [360].

Разговор о ближайших задачах партии был продолжен на заседании Политбюро 20 марта. Не раскрывая до конца своих карт, М.С. Горбачёв предложил вернуться к ленинским идеям о кооперации и продналоге [361].

В связи с этим несомненный интерес представляют воспоминания философа А.С. Ципко, по свидетельству которого в конце марта 1986 г. [362] его пригласил к себе «помощник Горбачёва по идеологическим вопросам Георгий Лукич Смирнов» и частично посвятил в «планы нового генсека», которые можно выразить словами «возвращение к Бухарину», «возвращение к нэпу». «Михаил Сергеевич считает, - доверительно говорил Георгий Лукич, - что наша трагедия состоит в том, что в 1929 г. победил Сталин, а не Бухарин, что мы сошли с того пути строительства социализма, который был начертан Лениным» [363].

Позднее в беседе с японским философом Д. Икеда М.С. Горбачёв заявил: «Наше поколение... верило, что если бы Ленин остался жив, если бы начатая им новая экономическая политика продолжалась, то не было бы ни насильственной коллективизации, ни сталинского террора и репрессий» [364].

Это означает, что весной 1986 г. новый генсек счёл возможным приоткрыть аппарату ЦК КПСС некоторые из своих замыслов, включая возвращение к многоукладной рыночной экономике периода нэпа и ликвидацию созданной на рубеже 1920–30 - х гг. административно - командной системы с её директивным планированием.

Неслучайно именно после XXVII съезда в партийный лексикон входит понятие «перестройка», которое быстро становится синонимом радикальных перемен.

По утверждению В.И. Воротникова, оно появилось ещё в 1985 г., но тогда говорилось лишь о «необходимости психологической перестройки» кадров [365]. Другим, более широким содержанием оно стало наполняться в начале следующего года. 2 января 1986 г. на заседании Политбюро М.С. Горбачёв впервые употребил его как синоним перемен, заявив, что «перестройка пока идёт медленно на всех уровнях» [366].

Весной 1986 г. генсек «отправился в Куйбышев, ныне Самару». Во время этой поездки он посетил Тольятти, побывал на ВАЗе [367]. Выступая здесь 8 апреля, он уже прямо охарактеризовал перестройку как перемены, которые должны затронуть всё общество [368].

Если в апреле Михаил Сергеевич лишь касался планируемых масштабов перестройки, то 23 июня «на встрече с секретарями и заведующими отделами ЦК» он едва ли не впервые заговорил о перестройке как революции. «Перестройка - заявил он, - Революция. Революция в умах, в производстве, в производительных силах, производственных отношениях, во всей надстройке, во всём» [369].

Тем самым М.С. Горбачёв признал то, что, с одной стороны, отрицал, а с другой стороны - на что намекал в своём интервью газете «Юманите».

31 июля 1986 г. он выступил перед партийным активом Хабаровского края и впервые открыто сравнил начатую перестройку с революцией: «Нынешняя перестройка охватывает не только экономику, но и другие стороны общественной жизни: социальные отношения, политическую систему, духовно - идеологическую сферу, стиль и методы работы партии, всех наших кадров. Перестройка ёмкое слово. Я бы поставил знак равенства между словом перестройка и революцией. Наши преобразования, реформы, намеченные в решениях апрельского Пленума Центрального комитета партии и XXVII съезда КПСС - это настоящая революция во всей системе отношений в обществе, в умах и сердцах людей...» [370].

20 августа «Правда» сообщила о том, что М.С. Горбачёв отбыл из Москвы на отдых [371]. В тот день он отправился в Крым, в Нижнюю Ореанду [372]. Возвращаясь через месяц из отпуска, Михаил Сергеевич встретился с партийным активом Краснодарского края и снова повторил свою мысль о перестройке как революции [373].

20 сентября 1986 г. он вернулся в Москву [374]. 23 - го на страницах «Правды» появилась статья К. Варламова «Революционный характер перестройки». С этого момента весь идеологический аппарат партии начинает внедрять в сознание советских людей, что они стоят на пороге не простых, а коренных, революционных перемен [375].

Одних это настораживало и даже пугало, других воодушевляло. К числу романтиков перестройки в тот период принадлежал и я. Что обманывало? Уверения М.С. Горбачёва, будто бы речь идёт о придании советскому обществу нового облика. Но никто не имел представления о том, в чём будут заключаться грядущие перемены. Поэтому каждый связывал их со своими стремлениями и надеждами.

А генсек не спешил раскрывать карты.

Вспоминая 1986 г., американский дипломат Д. Мэтлок писал: «И ещё одно ключевое слово вошло в моду в то лето: «Гласность» [376]. Главную роль на этом фронте перестройки играл возглавлявший Отдел пропаганды ЦК КПСС А.Н. Яковлев, который ещё накануне XXVII съезда начал обновлять руководящий состав средств массовой информации. Лётом 1986 г. он уже докладывал на Политбюро, что «руководящие кадры в этой сфере на 90 процентов заменены» [377].

16 декабря 1985 г. председателем Государственного комитета по телевидению и радиовещанию был назначен Александр Никифорович Аксёнов (этот пост он занимал до 16 мая 1989 г.) [378]. Ни к радио, ни к телевидению Александр Никифорович не имел никакого отношения. В 1983–1985 гг. он возглавлял советское посольство в Польше, до этого занимал пост председателя Совета министров Белоруссии [379], ещё раньше, как гласит молва, был «чекистом» [380].

1 марта 1986 г. был освобождён от своих обязанностей главный редактор журнала «Коммунист» Ричард Иванович Косолапов. Так М.С. Горбачёв отреагировал на его письмо. Как значится в протоколе заседания редколлегии журнала, основанием для этого стало «Решение Инстанции от 10 февраля 1986» [381]. Р.И. Косолапова заменил философ Иван Тимофеевич Фролов (1929–1999) [382], который был утверждён на основании «решения Инстанции от 23 февраля 1986 г.» [383]. После этого начались изменения в составе редакционной коллегии [384].

Существует мнение, будто бы И.Т. Фролов был однокурсником P.M. Горбачёвой [385]. Однако он учился на курс старше [386] и, по его утверждению, в студенческие годы не был знаком ни с Раисой Максимовной, ни с Михаилом Сергеевичем [387].

В марте 1986 г. новым директором Агентства печати «Новости» стал Валентин Михайлович Фалин, оказавшийся в своё время в опале из - за того, что попытался докопаться до сути так называемого «катынского дела» [388]. В.М. Фалин был личным другом В. Брандта и одним из авторов советско - германского договора 1970 г. [389].

Как пишет бывший помощник Ю.В. Андропова И.Е. Синицын, с одной стороны, «АПН полностью подчинялось Отделу пропаганды ЦК КПСС» [390]. Этот факт в беседе со мной признал и В.М. Фалин, отметив, что непосредственным его начальником являлся А.Н. Яковлев, с которым он находился в постоянном контакте - встречался и созванивался по несколько раз на неделе [391].

С другой стороны, утверждает И.Е. Синицын, «Агентство печати «Новости» было наиболее тесно связано с КГБ. И не только кадрово, но и организационно - творчески». Один из заместителей председателя Правления АПН являлся представителем КГБ СССР, причём ему непосредственно подчинялась Главная редакция политических публикаций [392], которая «функционировала в качестве отделения службы «А» Первого главного управления» КГБ СССР [393].

Как явствует из воспоминаний В.М. Фалина, в августе - сентябре 1986 г. АПН были составлены, по крайней мере, четыре принципиально важные записки, которые предусматривали радикальное изменение не только внутренней, но и внешней политики советского государства: а) о затратном характере советской экономики [394]; б) о складывании кризиса в странах Восточной Европы [395]; в) о юридической оценке секретных протоколов 1939 г. с Германией [396] и г) о приближающемся 1000 - летии крещения Руси [397].

13 мая 1986 открылся Пятый съезд кинематографистов СССР. На нём впервые открыто прозвучала критика руководящей роли КПСС и советской идеологии [398]. Новым председателем Союза кинематографистов по рекомендации А.Н. Яковлева стал Элем Климов [399], поставивший фильм «Агония» о последних месяцах монархии в России, в котором некоторые увидели аналогию с советской действительностью брежневских времён.

24 июня открылся Восьмой съезд писателей СССР [400], результатом которого стала рокировка в его руководстве: бывший первый секретарь Правления Союза писателей СССР Г.М. Марков был перемещён на должность председателя Правления, первым секретарём стал В.В. Карпов [401].

28–30 октября состоялся XV съезд Всероссийского театрального общества [402]. Общество было переименовано в Союз театральных деятелей РСФСР, который возглавил известный артист М.И. Ульянов [403].

Тогда же начались перемены в составе редакций ведущих газет и журналов. В конце 1985 - начале 1986 г. В. Маркова в «Московской правде» заменил М.Н. Полторанин [404]. В июле - августе 1986 г. Е.В. Яковлев сменил Г.И. Григорьева во главе «Московских новостей» [405]. Тогда же на смену А. Сафронову в «Огоньке» пришёл В. Коротич. Не позднее 8 сентября В.В. Карпов передал портфель главного редактора «Нового мира» С. Залыгину [406]. Осенью Г. Бакланов заменил Ю.П. Воронова на посту главного редактора журнала «Знамя» [407].

«В первое время, - пишет М.С. Горбачёв, - роль «заводил» играли «Огонёк», «Московские новости», «Аргументы и факты» [408]. В.А. Коротич утверждает, что первым, кто предложил ему портфель главного редактора «Огонька», был А.Н. Яковлев, затем - Е.К. Лигачёв [409], которому, вполне возможно, он был известен как автор романов «Лицо ненависти» и «Ненависть», посвящённых разоблачению буржуазного общества [410]. Кроме того, наведя о нём справки, Егор Кузьмич мог получить информацию, что автор этих романов, живший до этого в Киеве, «сотрудничал с украинскими партийными да и не только с партийными властями» [411].

Возглавив редакцию «Огонька», В.А. Коротич полностью переориентировался на Александра Николаевича. И, как отмечал В.А. Медведев, «мотивы многих публикаций» «Огонька» были «почерпнуты из бесед с Яковлевым» [412].

Несмотря на то, что «Огонёк» выходил в издательстве «Правда» [413], возглавив его редакцию, В. Коротич убрал с первой страницы журнала орден Ленина. Это произошло не ранее 12 - го - не позднее 20 августа, когда был подписан к печати очередной 34 - й номер [414]. Некоторые увидели в этом свидетельство того, в каком направлении грядут перемены [413]. Однако у подавляющего большинства моих знакомых подобные подозрения ничего, кроме снисходительных улыбок, не вызывали.

Другим, тоже поразившим некоторых читателей фактом, было превращение в радикальное издание редактируемых Егором Яковлевым «Московских новостей». Дело в том, что Е. Яковлев был заместителем председателя Советского комитета защиты мира, а «Московские новости» издавались АПН, были ориентированы на заграницу и по этой причине числилась как по ведомству отдела агитации ЦК КПСС, так и по ведомству КГБ СССР [416].

Поэтому, говоря в дальнейшем о «Московских новостях», мы должны помнить, что «Московские новости» - это не только ЦК, но и АПН, а АПН - не только ЦК, но и КГБ.

Главный редактор «Аргументов и фактов» Владислав Андреевич Старков родился в 1940 г. в семье офицера. В 1946–1950 гг. вместе с родителями жил в Австрии. Образование получил в Ростове - на - Дону. По профессии метеоролог. С 1962 г. - на московском радио, в 1977–1979 гг. - в издательстве «Знания», в 1979–1980 гг. - в издательстве «Международные отношения», принял участие в создании еженедельника «Аргументы и факты» и с 1980 г. был его главным редактором [417].

Если верить М.С. Горбачёву, уже в 1986 г. он начал задумываться о подготовке закона о печати [418]. И хотя тогда в этом направлении ничего сделано не было, во второй половине года произошло ослабление цензуры, облик советской печати начал меняться. Была дана команда вынуть из портфелей и начать публикацию многих произведений, которым до этого не давали хода.

Важным событием 1986 г. стала публикация на страницах журнала «Новый мир» романа Чингиза Айтматова «Плаха» [419]. Главную его мысль можно выразить словами: советское общество поражено тяжёлой болезнью и нуждается в срочном лечении. Поскольку 25 марта шестой номер журнала был сдан в набор [420], можно с полным основанием утверждать, что судьба романа Ч. Айтматова решалась накануне XXVII съезда КПСС.

В том же году повесть Валентина Распутина «Пожар» была опубликована в «Роман - газете» и разошлась по стране миллионным тиражом (сдана в набор 25 декабря 1985 г., подписана к печати 5 марта 1986 г.) [421].

25 сентября 1986 г. Политбюро приняло решение, о котором тогда было известно немногим, но очень многие смогли ощутить его результаты: «снять глушение Би - Би - Си, Голоса Америки и других радиостанций» [422]. Чтобы оценить значение этого шага, необходимо учесть: в 1950 г. «радиоприёмники с коротковолновым диапазоном» имели 2 процента населения, к началу перестройки около 50 процентов [423]. Всем им теперь была предоставлена возможность свободно получать «враждебную» информацию из - за рубежа.

Тем самым руководство КПСС сделало важный шаг на пути к идеологическому плюрализму.

В декабрьском номере журнала «Коммунист» за 1986 г. (сдан в набор 11 ноября - 5 декабря) было опубликовано сообщение Академии общественных наук при ЦК КПСС, которое гласило: «С 1987 г. приём слушателей на двухгодичное очное и трёхгодичное заочное обучение в академии прекращается. Организуется новая, заочно - очная форма обучения, рассчитанная на три года. Заочный цикл обучения предусмотрен сроком до двух лет, очный цикл - до одного года».

Уже только это означало существенное понижение уровня подготовки партийных кадров. Между тем далее в объявлении шло очень важное уточнение: «...очный цикл - до одного года без освобождения от занимаемой должности» [424]. Но как мог партийный работник, скажем, из Владивостока обучаться очно в Москве «без освобождения от занимаемой должности»?

Это означало, что в 1986 г. руководство партии встало на путь свёртывания подготовки высших партийных кадров.


Содержание:
 0  Глупость или измена? Расследование гибели СССР : Александр Островский  1  ВВЕДЕНИЕ : Александр Островский
 4  Начало кадровых перемен : Александр Островский  8  Как всё начиналось : Александр Островский
 11  Отказ от марксизма - ленинизма : Александр Островский  12  вы читаете: Курс на революционные перемены : Александр Островский
 13  Европа - наш общий дом : Александр Островский  16  Курс на революционные перемены : Александр Островский
 20  Операция Метель - 1986 : Александр Островский  24  Операция Метель - 1986 : Александр Островский
 28  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский  32  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский
 36  Какая улица ведёт к Храму? : Александр Островский  40  Эстонский полигон : Александр Островский
 44  У истоков политической реформы : Александр Островский  48  Потомки Зубатова : Александр Островский
 52  Плоды экономической реформы : Александр Островский  56  Тбилисская трагедия : Александр Островский
 60  Тбилисская трагедия : Александр Островский  64  Консолидация оппозиции : Александр Островский
 68  Начало русской игры : Александр Островский  72  Бархатные революции : Александр Островский
 76  Второй съезд народных депутатов СССР : Александр Островский  80  Парад суверенитетов : Александр Островский
 84  Местные выборы : Александр Островский  88  Вокруг 500 дней : Александр Островский
 92  На пути в референдуму : Александр Островский  96  За советом в Америку : Александр Островский
 100  Капитуляция : Александр Островский  104  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский
 108  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский  112  Развал Союза : Александр Островский
 116  Развал Союза : Александр Островский  119  ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Александр Островский
 120  Использовалась литература : Глупость или измена? Расследование гибели СССР    



 




sitemap