Наука, Образование : История : Всесоюзные выборы : Александр Островский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  58  59  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  119  120

вы читаете книгу




Всесоюзные выборы

1989 г. в нашей стране начался под знаком выборов. Согласно новому избирательному закону, две трети народных депутатов СССР подлежали избранию населением, треть депутатов должны были избрать из своей среды общественные организации. На 750 мест был выдвинут 871 кандидат [1726]. Следовательно, как минимум, 629 депутатов являлись безальтернативными. 100 из них приходились на КПСС.

Разумеется, состав этой «красной сотни» предварительно был определён М.С. Горбачёвым, затем утверждён Политбюро и только после этого предложен Пленуму ЦК КПСС. Когда началось голосование, вспоминал А.Н. Яковлев, «я занял предпоследнее, 99 - е место, получив 57 голосов «против». Последним был Егор Лигачёв. Против него голосовали 76 человек» [1727].

Поскольку после сентябрьского 1988 г. Пленума ЦК КПСС Организационный отдел ЦК продолжал возглавлять Г.П. Разумовский [1728], именно ему были доверены подготовка и проведение выборов народных депутатов СССР [1729].

Ещё в сентябре 1988 г. Г.Х. Шахназаров писал М.С. Горбачёву: «Главная проблема при отборе кандидатов от общественных организаций - как, впрочем, и от территориальных и национально - территориальных округов - выдвинуть тех, кто впоследствии может быть избран в Верховный Совет в качестве полностью освобождённого от другой работы депутата» [1730].

28 января 1989 г. А.И. Лукьянов и Г.П. Разумовский представили в ЦК КПСС записку «Об основных итогах выдвижения кандидатов в народные депутаты СССР». В ней шла речь о необходимости «усиления работы партийных комитетов в связи с проведением окружных предвыборных собраний по регистрации кандидатов в депутаты» [1731].

Руководство КПСС не могло не считаться с тем, что на предстоящих выборах впервые должна была принять участие оппозиция.

В столице важную в этом отношении роль сыграл клуб «Московская трибуна», на время ставший, по словам В.Л. Шейниса, «общественно - политическим центром, вокруг которого консолидировались интеллектуальные силы «перестроечников», не входивших во властные структуры» [1732].

Идея этого клуба родилась лётом 1988 г., сразу же после XIX партийной конференции. По одним данным, инициатором «Московской трибуны» был историк Л. Баткин: «Я, - заявил он в 2007 г., - придумал «Московскую трибуну» и руководил ею до конца 1992 года» [1733]. По утверждению Ю.А. Прокофьева, «Московская трибуна» возникла «в значительной степени по инициативе Александра Николаевича Яковлева и Отдела пропаганды ЦК» [1734]. Во всяком случае, по его словам, она была «создана решением Отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС под руководством Яковлева» [1735].

«В июле - августе» 1988 г. академик А.Д. Сахаров находился под Москвой в небольшом городке Протвино, где провёл 20 дней [1736]. «Однажды, - вспоминал он, - неожиданно к нам в Протвино приехали Ю.Н. Афанасьев, Л.М. Баткин, Карпинский, Ю.Ф. Карякин, ещё два или три человека... Они приехали в связи с проектом организации дискуссионного клуба с задачей обсуждения основных проблем перестройки... Мы придумали название - «Московская трибуна». Этот клуб должен был стать одним «из зачатков легальной оппозиции» [1737].

«Московская трибуна», - утверждает В.Л. Шейнис, - была задумана как некий аналог «Клуба Петёфи», действовавшего в предреволюционном Будапеште 1956 г.» [1738].

Первое собрание «Московской трибуны» состоялось 12 октября 1988 г. в 22.40 в актовом зале Московского историко - архивного института. Кроме названных лиц в её деятельности принимали участие С. Аверинцев, А. Адамович, Ю. Буртин, М. Гефтер, Т. Заславская, А. Мигдал, Р. Согдеев, М. Франк - Каменецкий и др. [1739].

«По её образу и подобию, - пишет В.Л. Шейнис, - была создана «Ленинградская трибуна» и ряд других клубов. Раз в месяц, а иногда и чаще «Московская трибуна» собиралась для экспертного обсуждения экономических, политических или правовых проблем» [1740].

Тот факт, что среди инициаторов и организаторов «Московской трибуны» были Ю.Н. Афанасьев, который, как мы знаем, являлся доверенным лицом А.С. Черняева, а также Л. Карпинский, который входил в редакцию журнала «Коммунист», позволяет утверждать, что деятельность этого клуба контролировалась Старой площадью.

В это же самое время возникают и другие дискуссионные клубы. В связи с этим могу поделиться воспоминаниями. Кажется, в мае 1988 г. ко мне зашёл мой приятель Н.В. Флит, с которым мы когда - то учились в Псковском пединституте. Он преподавал историю в одной из школ Невского района Ленинграда. Н.В. Флит сообщил, что из местного райкома пришло указание создать в школе дискуссионный клуб и предложил мне возглавить его. Я согласился. Через некоторое время Н.В. Флит пришёл снова и заявил, что планируемый дискуссионный клуб, оказывается, будет действовать не в школе, а во Дворце культуры на проспекте Обуховской обороны.

Мы составили программу заседаний, она где - то была одобрена и отпечатана. Помню также, что была афиша с этой программой, а перед заседаниями клуба по ленинградскому радио делались объявления. Подобные клубы действовали и в других районах города. Как только прошли мартовские выборы 1989 г., все они прекратили существование.

Это даёт основание думать, что создание дискуссионных клубов было инициировано КПСС в связи с предстоявшей избирательной кампанией.

Особую известность на этих выборах приобрела кандидатура Бориса Николаевича Ельцина, который баллотировался по одному из избирательных округов Москвы.

После упоминавшейся истории 1987 г. Б.Н. Ельцин заявил о готовности уйти на пенсию, но М.С. Горбачёв не поддержал его [1741]. Как утверждает В.И. Болдин, многие в окружении генсека считали, что было бы лучше, если бы Борис Николаевич работал «вне Москвы на любой приемлемой для него должности» [1742]. Недруги Б.Н. Ельцина предлагали направить его послом в какую - нибудь захудалую африканскую страну, но не встретили поддержки со стороны генсека. «Мы, помню, - пишет бывший работник аппарата ЦК КПСС С.А. Колёсников, - подыскивали ему хорошую должность после увольнения из МГК партии... А надо было в банановую республику на заготовку цитрусовых... тогда это легко решалось» [1743].

Михаил Сергеевич, - отмечает бывший секретарь Б.Н. Ельцина Лев Суханов, «вполне мог бы «сослать» Бориса Николаевича «в какую - нибудь тьму - таракань послом, где уже нет никаких шансов на политическое выживание» [1744]. «Но здесь Горбачёв настоял, чтобы оставить его в столице, не выводить из состава ЦК и назначил на министерскую должность - первого заместителя председателя Госстроя» [1745]. «Такой должности в Госстрое не было, и её «придумали» специально для Ельцина» [1746]. Более того, как пишет B.C. Павлов, за Б.Н. Ельциным сохранили все привилегии, которые он имел как кандидат в члены Политбюро [1747].

Михаил Сергеевич не отличается сентиментальностью. Поэтому, комментируя приведённые факты, Лев Суханов пишет: «Создавалось впечатление, что Ельцин ему зачем - то был нужен» [1748]. Подобным образом оценивал этот факт А.Н. Яковлев. «У меня лично, - писал он, - складывалось впечатление, что Михаил Сергеевич готовил для Ельцина более высокое положение в партии» [1749].

Такое впечатление складывалось тогда не только у А.Н. Яковлева. Я, например, был уверен, что произошедший на Пленуме эпизод представлял собою спланированную пиаровскую акцию, которая должна была сделать опального Б.Н. Ельцина героем, чтобы затем его можно было использовать как лидера управляемой оппозиции.

После отставки с поста первого секретаря МГК КПСС Борис Николаевич на некоторое время ушёл в тень. И если мало кто знал фамилию председателя Госстроя СССР, ещё быстрее была бы забыта фамилия его первого заместителя. Однако на протяжении полутора лет подцензурные средства массовой информации периодически вспоминали о нём. Его имя неоднократно выплывало то по радио, то по телевидению, то в периодической печати [1750].

Особый резонанс вызвало интервью Б.Н. Ельцина английским средствам массовой информации, которое он дал в мае 1988 г. во время пребывания Р. Рейгана в Москве. Данный факт 6 июня обсуждался даже на заседании Политбюро. Интервью было признано ошибочным, и КПК при ЦК КПСС поручено провести с Б.Н. Ельциным беседу [1751].

Несмотря на это Борис Николаевич оказался среди делегатов XIX партийной конференции. Можно было бы понять, если бы его выдвинула парторганизация Госстроя, где он трудился. Однако здесь он не пользовался уважением. Более того, констатирует Лев Суханов: «В нашем офисе Ельцина многие ненавидели» [1752].

Уже тогда его ненавидели, видимо, не только в Госстрое СССР, так как не увенчалась успехом попытка провести его в делегаты партийной конференции от Москвы и от Свердловска. Только после этого ему удалось получить мандат делегата от Карелии, где он никогда не работал [1753].

Это значит, что Борис Николаевич был избран на партийную конференцию по разнарядке ЦК КПСС, т.е. с ведома, если не по инициативе М.С. Горбачёва. Уже одно это свидетельствует о стремлении Михаила Сергеевича вернуть Бориса Николаевича в политику. Показательно и то, что на конференции Б.Н. Ельцину было дозволено выступить [1754].

В своих мемуарах Борис Николаевич утверждает, что это произошло случайно, и ярко описывает, как ему удалось прорваться к микрофону и заставить М.С. Горбачёва предоставить ему слово [1755]. Однако этой версии противоречит тот факт, что выступление Б.Н. Ельцина на партийной конференции было продемонстрировано по центральному телевидению [1756].

Это означало его политическую реабилитацию.

Одним из её показателей стало интервью, которое взял у Бориса Николаевича рижский журналист Александр Ольбик [1757]. 4 августа 1988 г. оно появилось в латвийских газетах «Советская молодёжь» [1758] и «Юрмала» [1759], затем было перепечатано во многих советских газетах [1760].

Между тем подошли ноябрьские праздники. И опальный Б.Н. Ельцин получил приглашение на приём в Кремль.

«Ельцин был естественным центром притяжения для всех, кто надеялся на радикальные перемены, - вспоминал бывший британский посол Р. Брейтвейт. - Мы увидели его впервые в 1988 г. в Кремле по случаю годовщины Октябрьской революции» [1761].

Желая засвидетельствовать своё почтение генсеку, благодарный Борис Николаевич направил М.С. Горбачёву поздравительное послание: «Уважаемый Михаил Сергеевич. Примите от меня поздравление с нашим Великим праздником - 71 - й годовщиной Октябрьской революции. Веря в победу перестройки, желаю Вам силами руководимой Вами партии и всего народа полного осуществления в нашей стране того, о чём думал и мечтал Ленин» [1762].

Так писал осенью 1988 г. верный ленинец Борис Николаевич Ельцин.

На выборах 1989 г. он шёл с критикой партийных привилегий. «Нельзя оправдать никакое расслоение общества по имущественному признаку», - заявлял он и призывал к «борьбе за социальную и нравственную справедливость» [1763].

Во время этой избирательной кампании впервые открыто была сформулирована идея разрушения Советского Союза как единого унитарного государства. С этой идеей выступил один из учредителей и руководителей «Московской трибуны» А.Д. Сахаров. 5 февраля 1989 г. он опубликовал «Предвыборную платформу» [1764], в которой говорилось: «Возвращение к ленинской концепции СССР как союза равноправных государств» [1765].

Из этого явствует, что А.Д. Сахаров ратовал за превращение СССР в конфедерацию. Но Андрей Дмитриевич не ограничился предложением превратить союзные республики в независимые государства.

«Не должно быть никакого ущемления малых наций большими. Компактные национальные области должны иметь права союзных республик», - говорилось в его предвыборной программе [1766]. Это означает, что вместе пятнадцати существующих союзных республик он предлагал создать несколько десятков новых государств.

В какой - то степени это перекликается с проектом реформирования СССР, который по поручению Ю.В. Андропова был разработан А.И. Вольским и Е.П. Велиховым и предполагал разделение нашей страны на 41 штат [1767].

Один из важнейших пунктов избирательной программы А.Д. Сахарова был сформулирован так: «Поддержка принципов, лежащих в основе программы народных фронтов Прибалтийских республик» [1768]. Между тем, как мы знаем, народные фронты всех трёх прибалтийских республик ставили своей целью завоевание суверенитета.

7 октября 1988 г. в Вильнюсе на башне замка Гедиминаса был поднят довоенный национальный флаг Литовской республики [1769]. 18 ноября 1988 г. в Риге в Национальном театре было отмечено не 70 - летие Латвийской советской социалистической республики, а 70 - летие независимости Латвии [1770]. К февралю 1988 г. во всех прибалтийских республиках национальные языки стали государственными. Затем все три республики «заявили об экономической автономии и предприняли попытку ограничить иммиграцию» [1771]. 23 февраля 1989 г. над столицей Эстонии был спущен красный флаг, 24 - го поднят сине - чёрно - белый триколор, и этот день провозглашён Днём независимости Эстонии [1772]. Ровно 70 лет назад, 24 февраля 1919 г., в Эстонии пала советская власть.

В печати можно встретить обвинения А.Д. Сахарова в том, что он являлся чуть ли не агентом ЦРУ. Никаких доказательств этого не приведено и, я думаю, они вряд ли появятся. Однако следует обратить внимание на то, что когда 6 ноября 1988 г. он отправился в свою первую поездку за границу, то в Париже имел встречу с главным редактором эмигрантской газеты «Русская мысль» И.А. Иловайской - Альберти, с которой его жена Е. Боннэр поддерживала приятельские отношения [1773].

О «Русской мысли» известно, что она издавалась на американские деньги, а её главным акционером был С.Н. Милорадович, который являлся не только масоном [1774], но и сотрудником ЦРУ [1775]. Имеются сведения, что с ЦРУ была связана и И.А. Иловайская [1776]. Поэтому можно выдвинуть предположение, что через И.А. Иловайскую американские спецслужбы могли влиять на А.Д. Сахарова и использовать его «втёмную».

К этому, вероятно, следует добавить, что с середины 70 - х годов «сахаровское движение» финансировалось Фондом Сороса [1777].

Весной 1989 г. на выборах впервые зазвучали фамилии многих политических деятелей, которые сыграли важную роль в дальнейших событиях. Одним из них был Анатолий Александрович Собчак.

Имеются сведения, что кредитором А.А. Собчака и некоторых других ленинградских демократов первого поколения выступал Пётр Сергеевич Филиппов [1778].

Откуда же у П.С. Филиппова были деньги, и немалые? Оказывается, он черпал их из цветочного кооператива «Последняя надежда». Если верить одному из биографов А.Б. Чубайса, эти деньги Пётр Сергеевич использовал не только для выборов в Ленинграде, но и «финансового обеспечения всего - без преувеличения! - демократического движения» [1779].

Цветочный бизнес был выгодным делом. Однако основная масса прибыли доставалась не тем, кто выращивал и продавал цветы, а тем, кто всё это организовывал. Но тогда получается, что П.С. Филиппов принадлежал к «цветочной мафии» [1780]. В противном случае следует признать, что цветочный бизнес был лишь прикрытием другого источника, из которого финансировалось демократическое движение в Ленинграде и избирательная кампания 1989 г.

Первые альтернативные выборы народных депутатов СССР состоялись 26 марта 1989 г. [1781] 4 апреля Центральная избирательная комиссия подвела их итоги. В избирательные списки было включено 192,6 млн чел., в выборах приняло участие 172,8 млн. Самая высокая явка была в Азербайджане - 98,5 процентов, самая низкая - в Армении - 71,9 процентов [1782].

В 750 территориальных избирательных округах баллотировался 1431 кандидат: в 196 округах было по одному кандидату, в 473 - по два, в 81 - три и более. Выборы состоялись в 749 территориальных округах, но только в 590 округах завершились в первом туре, в остальных были назначены повторные выборы [1783].

В 750 национальных избирательных округах баллотировалось 1419 кандидатов: в 203 округах - по одному кандидату, в 479 - по два, в 68 - по три и более. Выборы состоялись в 748 округах, но завершились в первом туре в 636. В остальных тоже предстояли повторные выборы [1784].

Всего на 4 апреля из 2250 депутатов было избрано 1958: женщин - 334, мужчин - 1624, членов и кандидатов в члены КПСС - 1716 человек, беспартийных - 242, соответственно 87,6 и 12,4 процента [1785].

5 апреля 1989 г. список избранных народных депутатов СССР был опубликован [1786].

Первый разговор о результатах выборов состоялся в Политбюро 28 марта [1787]. «Руководящий слой, - пишет М.С. Горбачёв, - воспринял итоги выборов как поражение партии» [1788]. Но как можно говорить о «поражении КПСС», если «три четверти народных депутатов были членами партии»? [1789].

Ответ на этот вопрос дают следующие цифры.

Из 301 членов ЦК КПСС депутатские мандаты получили только 93, т.е. около 30 процентов, из 157 кандидатов в члены ЦК КПСС - 41, немногим более 25 процентов. А всего из 458 человек, входивших в руководство КПСС, - только 134 (29 процентов) [1790].

Среди потерпевших на выборах поражение оказалось «35 секретарей обкомов» [1791]. Это означало, что провозглашённое совмещение должности первого секретаря и председателя местного Совета для многих являлось невозможным. Поэтому вместо обещанного соединения партийной и советской власти на самом деле началось их разъединение.

Если Г.Х. Шахназаров с удовлетворением писал, что это «поражение» «было, пожалуй, предопределено» [1792], то А.Н. Яковлев характеризовал выборы как «референдум за перестройку» и утверждал, что «ни о каком поражении речи не должно быть» [1793]. Подобным же образом оценивал итоги выборов и генсек. «Мы, - заявил он, - вышли на крупную политическую победу» [1794].

Это значит, Г.П. Разумовскому удалось обеспечить на выборах прохождение в народные депутаты тех коммунистов, которые в глазах М.С. Горбачёва и его ближайшего окружения могли стать послушным орудием проводимой ими политики.

Весной 1989 г., вскоре после выборов, меня пригласили выступить с лекцией перед сотрудниками ленинградского Интуриста. В своём выступлении я попытался показать, что происходящая перестройка - это попытка рождающейся подпольной буржуазии ликвидировать существующую советскую систему и восстановить частнокапиталистическую экономику. Иначе говоря, она представляет то, что позднее С. Говорухин назвал «великой криминальной революцией».

Так получилось, что в зале оказался инструктор то ли горкома, то ли обкома КПСС. Он счёл необходимым отреагировать на моё выступление и после лекции предложил мне остаться для разговора «по душам». Во время беседы мы невольно вышли на итоги выборов. И тут мой строгий судья вдруг заявил: «Это были не выборы, а «тихий переворот».


Содержание:
 0  Глупость или измена? Расследование гибели СССР : Александр Островский  1  ВВЕДЕНИЕ : Александр Островский
 4  Начало кадровых перемен : Александр Островский  8  Как всё начиналось : Александр Островский
 12  Курс на революционные перемены : Александр Островский  16  Курс на революционные перемены : Александр Островский
 20  Операция Метель - 1986 : Александр Островский  24  Операция Метель - 1986 : Александр Островский
 28  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский  32  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский
 36  Какая улица ведёт к Храму? : Александр Островский  40  Эстонский полигон : Александр Островский
 44  У истоков политической реформы : Александр Островский  48  Потомки Зубатова : Александр Островский
 52  Плоды экономической реформы : Александр Островский  56  Тбилисская трагедия : Александр Островский
 58  Первый съезд народных депутатов СССР : Александр Островский  59  вы читаете: Всесоюзные выборы : Александр Островский
 60  Тбилисская трагедия : Александр Островский  64  Консолидация оппозиции : Александр Островский
 68  Начало русской игры : Александр Островский  72  Бархатные революции : Александр Островский
 76  Второй съезд народных депутатов СССР : Александр Островский  80  Парад суверенитетов : Александр Островский
 84  Местные выборы : Александр Островский  88  Вокруг 500 дней : Александр Островский
 92  На пути в референдуму : Александр Островский  96  За советом в Америку : Александр Островский
 100  Капитуляция : Александр Островский  104  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский
 108  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский  112  Развал Союза : Александр Островский
 116  Развал Союза : Александр Островский  119  ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Александр Островский
 120  Использовалась литература : Глупость или измена? Расследование гибели СССР    



 




sitemap