Наука, Образование : История : Накануне съезда : Александр Островский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  61  62  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  119  120

вы читаете книгу




Накануне съезда

14 апреля М.С. Горбачёв подписал указ «О созыве Съезда народных депутатов СССР» на 25 мая. [1862]. С этого момента развернулась не только подготовка к съезду, но и организация парламентской оппозиции.

По мнению бывшего народного депутата СССР А.Н. Мурашёва, первые шаги на этом пути были сделаны в Москве ещё во время выборов, когда избирательный штаб Б.Н. Ельцина выступил с обращением поддержать его кандидатуру [1863]. На это обращение откликнулись 22 кандидата в народные депутаты, которые связались с избирательным штабом Б.Н. Ельцина и от своего имени выступили со специальным письмом [1864].

А.Д. Сахаров, который 18 марта вернулся из новой поездки за границу [1865], утверждал, что избранные от Москвы и Московской области народные депутаты («первоначально их было человек 20–30») стали собираться в Доме политпросвещения на Трубной улице «ещё до академических выборов, с конца марта» [1866].

Однако А.Н. Мурашёв пишет, что впервые они собрались вместе немного позже. 15 апреля 22 народных депутата встретились в МНТК «Микрохирургия глаза», который возглавлял известный врач С.Н. Фёдоров, и «решили, что было бы целесообразно, если бы перед Съездом такие встречи носили регулярный характер, а их итогом стали бы предложения Съезду и о повестке дня, и о регламенте съезда, и о необходимых изменениях в Конституции, и о порядке избрания Верховного Совета, и о статусе народного депутата» [1867].

После этого С.Н. Фёдоров позвонил А.И. Лукьянову, а когда его разговор с ним закончился неудачей, 18 апреля обратился к А.С. Черняеву и получил с его стороны поддержку [1868]. Так в Доме политпросвещения на Трубной площади возник «Московский клуб народных депутатов СССР» [1869].

Другой центр консолидации оппозиции сложился во время выборов от Академии наук, где главной фигурой оказался А.Д. Сахаров. Вокруг него объединились все 12 избранных от АН СССР депутатов [1870]. Заключительный тур выборов от Академии наук состоялся 19–21 апреля [1871].

Гавриил Харитонович Попов утверждает, что А.Д. Сахаров сыграл «огромную роль» «в консолидации московской депутатской группы». Он «совершенно однозначно высказался за то, что нужно объединить всех независимых депутатов - членов КПСС и не членов КПСС - и противопоставить их аппаратному блоку» [1872].

«При помощи Андрея Дмитриевича и при моём активном посредничестве, - читаем мы в воспоминаниях Г.Х. Попова, - преодолены были разногласия группы Афанасьева и группы Ельцина... Мы собрали, наконец, московскую группу в Доме политпросвещения». «Решили вместе подготовить свои документы к съезду» [1873].

Одним из связующих звеньев между этими центрами был Московский народный фронт, в руководство которого входил С. Станкевич, тоже ставший народным депутатом СССР [1874].

Признавая, что в объединении оппозиции важную роль сыграли Академия наук СССР и «штаб Ельцина» [1875], следует, однако, учесть, что сразу же после выборов, уже 28 марта 1989 г., Б.Н. Ельцин уехал на отдых в Кисловодск [1876] и вернулся в Москву только во второй половине апреля.

По свидетельству М.Н. Полторанина, А.Д. Сахаров тоже не сразу вошёл в эту группу [1877]. Данный факт признавал и сам Андрей Дмитриевич, подчёркивая, что присоединился к ней «с некоторым запозданием», «после выборов в Академии» [1878].

Поэтому, по всей видимости, следует согласиться с А.Н. Мурашёвым, который пишет, что «руководителем клуба стал Гавриил Харитонович Попов» [1879].

Как явствует из его воспоминаний, в доперестроечные времена Гавриил Харитонович не только имел связи в ЦК КПСС, но и контактировал с КГБ СССР [1880]. Некоторые авторы называют его даже «ближайшим другом и сподвижником Бобкова» [1881]. И хотя вопрос о связях Г.Х. Попова с КГБ ещё ждёт своего исследователя, есть основания думать, что со временем приведённая версия получит подтверждение. Гораздо проще обстоит дело с аппаратом ЦК КПСС. Из воспоминаний Гавриила Харитоновича явствует, что в рассматриваемое время он имел выход на самого М.С. Горбачёва [1882].

30 апреля А.С. Черняев записал в дневнике: «Неодиссиденты на Трубной площади уже выдвинули свой регламент и свою программу, обобщённую в статье Г. Попова в «Огоньке» [1883], явно противопоставили её «аппаратному» регламенту и замыслам Лукьянова» [1884].

А пока шло объединение оппозиции, 25 апреля 1989 г. состоялся пленум ЦК КПСС [1885].

Когда и как было принято решение о его проведении, установить пока не удалось. Можно лишь отметить, что 28 марта, когда Политбюро обсуждало итоги выборов, вопрос о пленуме не поднимался [1886], а к 20 апреля уже был решён [1887].

Между тем 2 апреля М.С. Горбачёв улетел на Кубу, на обратном пути сделал остановку в Лондоне и 7 апреля вернулся в Москву [1888]. В его отсутствие Политбюро не собиралось, первое после его возращения заседание состоялось 10 апреля, следующее - в четверг 13 апреля [1889]. Видимо, на одном из них и было решено созвать пленум ЦК.

Казалось бы, главным на этом пленуме должен был стать вопрос об итогах выборов и приближающемся съезде народных депутатов. Однако пленум был посвящён совершенно другой проблеме.

Как пишет бывший британский посол в Москве Р. Брейтвейт, ещё «в январе 1989 г. Форин Офис запросил, верно ли, что Горбачёва того и гляди свергнут в результате переворота» [1890]. Тогда оснований для подобной тревоги не было. Итоги мартовских выборов имели следствием резкое усиление антиГорбачёвских настроений. По утверждению А.С. Черняева, накануне пленума на Старую площадь явилась «немка, трактористка из Казахстана» Н.В. Геллерт и сообщила, что её товарищи по ЦК КПСС «собираются... свергать Горбачёва» [1891].

20 апреля на Политбюро возник вопрос о возможности «коллективной отставки Политбюро с последующим избранием нового руководства». По свидетельству М.С. Горбачёва, этот вопрос был поднят Н.И. Рыжковым. «Рыжков, - пишет Михаил Сергеевич, - не то что выступил с таким предложением, а просто предупредил, что этот вопрос может быть поднят, и Генеральному секретарю надо быть готовым. Я считал, что сейчас не время для рискованных экспериментов. При тогдашнем составе ЦК было бы наверняка избрано более консервативное Политбюро. В нём не было бы Яковлева, Медведева, наверное, Шеварднадзе, не исключено, и генсека» [1892].

Поднимался также вопрос об изменении состава ЦК КПСС путём кооптации. Но это предложение тоже не получило поддержки [1893].

Для обновления ЦК КПСС был избран другой путь.

16 апреля А.С. Черняев записал в дневнике о М.С. Горбачёве: «...он решил 25.04. на пленуме освободить из ЦК 83 членов, пенсионеров и т.п. Знают об этом пока человек пять» [1894]. Кто были эти пятеро, посвящённых в тайный замысел генсека? Кроме М.С. Горбачёва и А.С. Черняева, в эту пятёрку, по всей видимости, входили: В.И. Болдин, А.И. Лукьянов и Г.П. Разумовский.

Выступив на Пленуме, М.С. Горбачёв сделал следующее заявление: «Если обратиться к цифрам, то должен сказать, что из 301 члена ЦК 83 находятся ныне на пенсии, в числе 157 кандидатов в члены ЦК - 27 пенсионеров, среди 82 членов ЦРК пенсионерами являются 12 человек. Таким образом, сейчас в составе центральных органов партии 122 человека являются пенсионерами» [1895]. После этого «Горбачёв зачитал обращение группы членов ЦК, кандидатов в члены ЦК и членов Ревизионной комиссии. Суть - они складывают свои полномочия» [1896].

Для большей убедительности на следующий день заявления вышедших из состава руководящих партийных органов (74 члена ЦК, 24 кандидата в члены ЦК и 12 членов ЦРК) были опубликованы на страницах газеты «Правда» [1897]. Разумеется, подавляющее большинство сделали такой шаг не по своей воле. «С ними накануне была «беседа в ЦК - убедили», - отметил в своём дневнике В.И. Воротников [1898].

Таким образом, общий состав руководящих органов партии сократился на одну пятую. Был ли в результате этого подавлен зревший в руководстве партии бунт или же это был превентивный удар, ещё предстоит выяснить.

Однако этим дело не ограничилось.

3 мая в здании Моссовета М.С. Горбачёв встретился с московскими депутатами [1899]. Во время встречи Г.Х. Попов поднял вопрос о необходимости участия народных депутатов в подготовке к съезду необходимых документов. М.С. Горбачёв отнёсся к этому предложению благосклонно и тут же предложил связаться с А.И. Лукьяновым. Через некоторое время А.И. Лукьянов собрал народных депутатов в Доме политического просвещения, и здесь закипела работа [1900].

Было решено привлечь к участию в этой группе депутатов из провинции. «Я, - вспоминает М.Н. Полторанин, - ездил по регионам перед съездом, встречался с депутатами» [1901].

По утверждению Михаил Никифоровича, объединение оппозиции шло вокруг следующих требований: а) отмена 6 - й статьи конституции о руководящей роли КПСС, б) переход к рыночной экономике, в) частная собственность на землю, г) отмена цензуры [1902]. По некоторым данным, к началу съезда удалось объединить около 60 народных депутатов, что составляло 3 процента их общей численности [1903].

3 мая народный депутат Т.Х. Гдлян обвинил М.С. Горбачёва в том, что он покрывает взяточников [1904], и попросил его о встрече. «Я приму вас, - заявил М.С. Горбачёв. - Но если у вас нет документов ваших утверждений, я вам не завидую» [1905].

Состоялась ли эта встреча или нет, установить пока не удалось. Но через некоторое время взорвалась информационная «бомба».

Вечером 12 мая по ленинградскому телевидению выступил уже известный нам следователь Н.В. Иванов. Он заявил, что «узбекское дело» привело прокуратуру в Кремль, так как в материалах дела замелькали фамилии высокопоставленных партийных деятелей, в частности, Е.К. Лигачёва, Г.В. Романова, М.С. Соломенцева [1906].

Если учесть, что телевидение находилось полностью в руках государства, то выступление Н.В. Иванова следует рассматривать как спланированную акцию. По существу, это был такой же шантаж, который М.С. Горбачёв использовал лётом 1988 г. во время XIX партийной конференции.

Получив на руки текст прозвучавшего по телевидению выступления, Е.К. Лигачёв сразу же направил в комиссию Президиума Верховного Совета СССР и Генеральному прокурору СССР заявление с просьбой разобраться [1907]. С подобными же заявлениями обратились Г.В. Романов [1908] и М.С. Соломенцев [1909]. 19 мая протест Е.К. Лигачёва и М.С. Соломенцева был опубликован на страницах «Правды» [1910].

До сих пор не приведено никаких данных о том, что обвинения Н.В. Иванова имели под собою какие - либо основания. Однако в результате этого консервативная оппозиция на Первом Съезде народных депутатов СССР точно также, как и на XIX партийной конференции, была парализована.

22 мая 1989 г. состоялся новый Пленум ЦК КПСС [1911]. Он был посвящён Первому Съезду народных депутатов СССР. На этом Пленуме снова привлёк к себе внимание Б.Н. Ельцин. Он предложил передать на Съезде власть от партии к Советам. И хотя именно в этом заключалась цель начатой политической реформы, его предложение поддержки не получило [1912].

23 мая, т.е. на следующий день после Пленума, состоялась новая встреча руководителей партии с народными депутатами. А.Д. Сахаров тоже поднял вопрос о необходимости отмены 6 статьи, но его поддержал только Ю.Н. Афанасьев [1913].

Действовали ли они на свой страх и риск или же все эти три выступления были согласованы с генсеком, мы не знаем. Но обращает на себя внимание следующий факт.

«Сразу после выборов, ещё до съезда народных депутатов, - пишут Е. Клепикова и В. Соловьёв, - Горбачёв позвонил Ельцину и предложил встретиться. Встреча продолжалась с час» [1914]. Ни первый, ни второй об этой встрече в своих мемуарах ничего не пишут. Однако данный факт подтверждают воспоминания Д. Мэтлока. Из них явствует, что подобная встреча действительно имела место и на ней Б.Н. Ельцин и М.С. Горбачёв договорились «создать механизм постоянных контактов» [1915].

По утверждению Д. Мэтлока, он познакомился с Борисом Николаевичем ещё в августе 1987 г. (когда тот возглавлял МГК КПСС) и сразу же обратил на него особое внимание [1916]. Через некоторое время Б.Н. Ельцин был смещён со своего поста, выведен из Политбюро и оказался в Госстрое. Казалось бы, с этого момента он потерял интерес для американской дипломатии.

Однако здесь следует вспомнить признание А. Даллеса, который, характеризуя приёмы работы ЦРУ, писал: «...западные разведывательные службы стараются установить контакт с лицами, которые, по их мнению, окажутся в числе тех, кого сместят или кто попадёт в немилость, а возможно, подвергнется и более строгому наказанию, чтобы попробовать убедить их в том, что они нуждаются в помощи и могут получить её, если согласятся сотрудничать с нами» [1917].

Поэтому неудивительно, что, как позднее признался Д. Мэтлок, после отставки Б.Н. Ельцина он установил с ним неофициальные контакты [1918].

«Я, - поведал бывший американский посол в 2007 г. со страниц «Нью - Йорк таймс», - пришёл к выводу, что он один из самых объективных аналитиков советской политики, и продолжал общаться с ним и после его падения. Время от времени мы с женой встречались с ним и его женой Наиной и вместе обедали» [1919].

Неужели американскому послу в Москве не с кем было больше обедать? Конечно, нет. Следовательно, он присматривался к Б.Н. Ельцину, собираясь использовать его для будущих политических игр как представителя оппозиции.

Могли ли эти встречи остаться незамеченными КГБ СССР? Нет. Но тогда получается, что приватные контакты члена ЦК КПСС, каковым оставался Борис Николаевич, с американским послом были санкционированы и на Лубянке, и в Кремле. Одно из двух: или Б.Н. Ельцин нужен был там как источник информации о намерениях американской дипломатии, или же Кремль и американское посольство собирались разыгрывать одну и ту же карту.

Через некоторое время после выборов Борис Николаевич снова встретился с американским послом. Где, когда и по чьей инициативе, мы не знаем. Известно лишь, что 28 марта, Б.Н. Ельцин отправился отдыхать в Кисловодск [1920] и тогда же «в марте» Д. Мэтлок улетел в Вашингтон [1921]. Вернулся он «в конце апреля» [1922]. И тогда же, видимо, к Пленуму ЦК КПСС, который состоялся 25 апреля, в Москву вернулся Б.Н. Ельцин.

Это даёт основание предполагать, что обе встречи Б.Н. Ельцина (и с М.С. Горбачёвым, и с Д. Мэтлоком) имели место не ранее конца апреля.

Американцы внимательно следили за судьбой Б.Н. Ельцина, и ещё до выборов у них сложилось убеждение в возможности использования его в своей политике. Понимая, что в СССР все его контакты могут отслеживаться КГБ, было решено пригласить его в США.

«Я, - вспоминал Д. Мэтлок, - ещё раньше обдумывал, каким образом можно было бы организовать его поездку... Однако, пока Ельцин был заместителем председателя Госкомитета по строительству, для визита в США имелись препятствия протокольного характера» [1923]. Выборы принципиально изменили статус Бориса Николаевича.

Весной 1989 г., когда Б.Н. Ельцин находился на отдыхе в Кисловодске, ему позвонили из Нью - Йорка и предложили издать воспоминания [1924].

Если бы с таким предложением к нему обратились в конце 1987 г., когда он сложил с себя обязанности кандидата в члены Политбюро и был устранён с должности секретаря МГК КПСС, это можно было бы понять как стремление сыграть на сенсации. Между тем к весне 1989 г. эта история стала забываться даже в СССР. Поэтому поступившее к Б.Н. Ельцину предложение - это или замаскированный подкуп, или шаг на пути раскручивания его как оппозиционного политика.

После того, как Б.Н. Ельцин вернулся из Кисловодска в Москву, состоялась его встреча с американским послом. Причём к тому времени у них сложились такие доверительные отношения, что Борис Николаевич, который так и унёс с собой тайну своей встречи с М.С. Горбачёвым весной 1989 г., счёл возможным посвятить иностранного посла не только в сам факт встречи, но и в содержание достигнутого ими сугубо конфиденциального соглашения [1925].

Это свидетельствует о том, что только что избранный народным депутатом СССР Б.Н. Ельцин по сути дела продемонстрировал готовность сотрудничать с американским посольством за спиной главы своего государства. Был ли это первый подобный шаг с его стороны или же такую готовность он продемонстрировал ещё ранее - в любом случае это означает, что не позднее весны 1989 г. Б.Н. Ельцин стал вести двойную игру.

Показательно, что именно в это время либеральная оппозиция начинает сеять первые зёрна недоверия к главному «перестройщику». 21 мая А.С. Черняев записал: «Ельцин и Сахаров съездили в Тбилиси. И распускают слухи, что в «кровавом воскресенье» виноваты не только Чебриков, Язов и Лигачёв, но и Горбачёв» [1926].

И здесь же: «Гдляна и Иванова решили остепенить. Так на том же TV передаётся «всеобщее возмущение народа». Но в то же время в Москве намечен митинг, организованный «стачечным комитетом» в защиту Гдляна от властей. А они не только Лигачёва, Соломенцева и Романова назвали (на весь Советский Союз) взяточниками, но намекали и на Горбачёва» [1921].

В связи с этим заслуживает внимания следующий факт. Оказывается, весной 1989 г. в Совете безопасности США была создана специальная «рабочая группа» для разработки аргументации, «сеющей сомнения в успехе перестройки в Советском Союзе и надёжности позиции руководства советского государства» [1928].


Содержание:
 0  Глупость или измена? Расследование гибели СССР : Александр Островский  1  ВВЕДЕНИЕ : Александр Островский
 4  Начало кадровых перемен : Александр Островский  8  Как всё начиналось : Александр Островский
 12  Курс на революционные перемены : Александр Островский  16  Курс на революционные перемены : Александр Островский
 20  Операция Метель - 1986 : Александр Островский  24  Операция Метель - 1986 : Александр Островский
 28  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский  32  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский
 36  Какая улица ведёт к Храму? : Александр Островский  40  Эстонский полигон : Александр Островский
 44  У истоков политической реформы : Александр Островский  48  Потомки Зубатова : Александр Островский
 52  Плоды экономической реформы : Александр Островский  56  Тбилисская трагедия : Александр Островский
 60  Тбилисская трагедия : Александр Островский  61  вы читаете: Накануне съезда : Александр Островский
 62  Первый съезд народных депутатов СССР : Александр Островский  64  Консолидация оппозиции : Александр Островский
 68  Начало русской игры : Александр Островский  72  Бархатные революции : Александр Островский
 76  Второй съезд народных депутатов СССР : Александр Островский  80  Парад суверенитетов : Александр Островский
 84  Местные выборы : Александр Островский  88  Вокруг 500 дней : Александр Островский
 92  На пути в референдуму : Александр Островский  96  За советом в Америку : Александр Островский
 100  Капитуляция : Александр Островский  104  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский
 108  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский  112  Развал Союза : Александр Островский
 116  Развал Союза : Александр Островский  119  ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Александр Островский
 120  Использовалась литература : Глупость или измена? Расследование гибели СССР    



 




sitemap