Наука, Образование : История : Консолидация оппозиции : Александр Островский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  63  64  65  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  119  120

вы читаете книгу




Консолидация оппозиции

В последний день работы Первого съезда народных депутатов СССР В. Шаповаленко сделал заявление о создании Межрегиональной депутатской группы - МДГ. К этому времени в неё изъявили готовность войти 256 человек [2061].

Из мемуаров Д. Метлока: «19 июля Ельцин объявил Верховному Совету, что сформирован координационный комитет для создания «Межрегиональной группы депутатов» и что учредительное собрание намечено провести в конце месяца» [2062].

Действительно, оно состоялось в Доме кино 29–30 июля [2063]. Председательствовал на нём Г.Х. Попов. К тому времени в МДГ входили 393 депутата, но в голосовании приняли участие только 260 человек. На собрании был избран Координационный комитет из 25 человек и 5 сопредседателей [2064].

В Координационный совет вошли «Андрей Сахаров, Борис Ельцин, Юрий Афанасьев, Гавриил Попов, Анатолий Собчак (Ленинград), Николай Травкин, Аркадий Мура - шев, Юрий Черниченко, Александр Оболенский (Апатиты), Геннадий Бурбулис (Свердловск), Юрий Карякин, Милен Мартиросян (Украина), Сергей Станкевич, Евдокия Гаер (Владивосток), Владимир Волков (Свердловск), академик ВАСХНИЛ Владимир Тихонов, Виктор Пальм (Эстония), Валентин Логунов, Алла Ярошинская - Згерская (Украина), Михаил Бочаров, Тельман Гдлян, Виктор Гончаров (Украина), Михаил Полторанин, Алексей Емельянов, член - корр. АН СССР Алексей Яблоков. Сопредседателями Координационного совета МДГ стали Б. Ельцин, Ю. Афанасьев, Г. Попов, В. Пальм и А. Сахаров» [2065].

Ю.Н. Афанасьеву была поручена координация действий с общественными движениями, Б.Н. Ельцину доверены контакты с Верховным Советом, в том числе с М.С. Горбачёвым и А.И. Лукьяновым. На В.А. Пальма возложена обязанность поддерживать отношения с республиками, на А.Д. Сахарова - подобные же контакты с заграницей. Г.Х. Попов взял на себя организационные вопросы [2066].

«Ответственным секретарём МДГ, - пишет Г.Х. Попов, - избрали Аркадия Мурашёва, который руководил оргбюро, т.е. группой депутатов, ведавших финансами (с деньгами у нас было очень трудно), подготовкой различных документов» [2067].

«После первого съезда, - вспоминает академик О.Т. Богомолов, - народные депутаты межрегиональной группы окончательно оформились, обзавелись своим небольшим секретариатом и помещением в здании на Новом Арбате, где размещались созданные съездом комитеты по различным вопросам парламентской деятельности. Она стала проводить регулярные собрания и издавать бюллетень» [2068].

Несмотря на то, что МДГ представляла собою оппозицию, как мы уже знаем, Ю.Н. Афанасьев контактировал с А.С. Черняевым и А.Н. Яковлевым, пользовался покровительством М.С. Горбачёва. М.С. Горбачёв поддерживал контакты с А.Д. Сахаровым. Причём связующим звеном между ними был В. Пальм. Ещё до съезда Михаил Сергеевич договорился о тайных контактах с Б.Н. Ельциным. Существовала у него связь и с Г.Х. Поповым.

«Наши взаимоотношения с М.С. Горбачёвым, - пишет Гавриил Харитонович, - были непростые». Этому не стоило бы удивляться: ведь Г.Х. Попов являлся одним из руководителей формирующейся оппозиции. Несмотря на это, - признаётся Гавриил Харитонович: «Звонить ему я мог всегда». Этому тоже как будто бы не следовало удивляться, хотя не всякий глава государства открыт для диалога с лидерами оппозиции. Ну, а если в момент звонка Михаила Сергеевича не было на месте? «Если звонок принимал секретарь», - отмечает Гавриил Харитонович, - Михаил Сергеевич «всегда... меня потом находил... и выслушивал» [2069].

О том, что между главой государства и лидером оппозиции действительно были непростые отношения, свидетельствует следующая деталь. По словам А.Н. Мурашёва, когда 3 мая 1989 г. в Моссовете Г.Х. Попов встретился с М.С. Горбачёвым, они не только поздоровались, но и обнялись [2070].

Таким образом, все пять сопредседателей МДГ прямо или опосредованно были связаны как со Старой площадью, так и с Кремлём.

Подтверждая этот факт, Михаил Сергеевич недавно признался: «Я поддерживал с ними контакт - и гласный (прямо в зале), и негласный (как говорится, шушукались)» [2071]. Конкретизируя это заявление, он отмечает: «Я очень тесно был связан с Андреем Дмитриевичем Сахаровым... У меня была постоянная связь с Гавриилом Поповым. С Борисом Николаевичем Ельциным практически мало общались, но тоже общались» [2072]. «У меня с МДГ, - признаётся Михаил Сергеевич, - сложились самые нормальные, самые хорошие отношения - даже лучшие, чем отношения с некоторыми другими секторами» депутатского корпуса [2073].

В беседе со мной 1 июля 2008 г. А.Н. Мурашёв заявил, что у них в Политбюро «своими в доску» были А.И. Лукьянов, В.А. Медведев, Э.А. Шеварднадзе и А.Н. Яковлев и что в парламенте они с М.С. Горбачёвым «играли на пас» [2074].

Подтвердив свои контакты с лидерами МДГ, В.А. Медведев сообщил мне, что наиболее тесные связи с ними поддерживал А.Н. Яковлев [2075], который, по его собственному признанию, имел в этой группе не только единомышленников, но и друзей.

«Некоторые мои друзья из межрегиональщиков, - вспоминал Александр Николаевич, - просили приходить на их заседания и собрания... Они имели в виду установить через меня рабочий контакт с Горбачёвым, надеясь, что об их заседаниях и решениях будет докладывать не КГБ, а близкий Горбачёву человек. Думается, были у межрегионалов и другие соображения» [2076].

Когда Александр Николаевич поставил М.С. Горбачёва в известность о сделанном ему предложении, тот категорически запретил ему «посещать собрания межрегиональной группы» [2077]. Понять М.С. Горбачёва нетрудно. Получать неофициальную информацию о заседаниях МДГ он мог и от Ю.Н. Афанасьева, и от Б.Н. Ельцина, и от В.А. Пальма, и от Г.Х. Попова, и от А.Д. Сахарова.

Более того, оказывается, генсек имел не только устную информацию о происходящем в МДГ. «Члены МДГ, - утверждает Михаил Сергеевич, - присылали мне... протоколы своих заседаний» [2078].

Поэтому смысл сделанного им запрещения заключался в том, чтобы своим присутствием на заседаниях Межрегиональной депутатской группы А.Н. Яковлев как один из руководителей партии не демонстрировал причастности Кремля к деятельности оппозиции. Запретив посещать заседания МДГ, М.С. Горбачёв не запретил ему поддерживать с «межрегионалами» контакты [2079].

Всё это вместе взятое даёт основание утверждать, что МДГ была сформирована если не по инициативе, но во всяком случае при участии М.С. Горбачёва и его ближайшего окружения. Лётом 1989 г. А.С. Черняев отметил в своём дневнике: М.С. Горбачёв «сам вывел на политическую авансцену» Ю.Н. Афанасьева, Г.Х. Попова и Ко. [2080]

Однако межрегионалы нужны были не только М.С. Горбачёву и его ближайшему окружению. По мере того, как перестройка приобретала всё более и более радикальный характер, всё теснее и теснее становились связи наших неформалов, а затем и демократов с представителями иностранных посольств.

«Гости, в основном советские, - вспоминает американский посол, - собирались в нашей резиденции Спасо - Хаус по десять и больше раз в неделю на концерты, фильмы, художественные выставки, завтраки и обеды, а потом и на обсуждение политических и экономических проблем» [2081].

Это значит, что подобные встречи проводились ежедневно и даже по несколько раз на дню. Если допустить, что среднее количество участников одного мероприятия составляло, по крайней мере, 10–20 человек, получается, что через эти мероприятия проходили по меньшей мере сотни человек. В результате вокруг американского посольства постепенно складывался постоянный актив, члены которого вольно или невольно становились проводниками американской политики.

Как пишет В. Широнин, «у Мэтлока сложились «приятельские отношения со Станкевичем, Коротичем, Афанасьевым, Поповым, Бурбулисом, Арбатовым, Шмелёвым». «Это самые близкие из советских друзей, которых он всегда рад у себя видеть» [2082].

«С образованием нового парламента, - признаётся Д. Мэтлок, - его члены часто дискутировали за обеденным столом в Спасо - Хаус по вопросам, которые только ещё подлежали официальному обсуждению» [2083]. Следовательно, уже в 1989 г. некоторые решения, которые затем принимались на Съезде народных депутатов и в Верховном Совете СССР, проходили предварительную «обкатку» в стенах американского посольства.

В таких условиях, фиксировал КГБ, американский посол Д. Мэтлок активизировал свою деятельность, а «его резиденция в Спасо - Хаус превратилась в место оживлённых свиданий со сторонниками и противниками Горбачёва. Американские дипломаты зачастили в советские учреждения, искали встреч с журналистами, представителями творческой интеллигенции» [2084].

Тогда же, в 1989 г, американское посольство стало разбрасывать свою сеть и на провинцию, «...я, - вспоминает Д. Мэтлок, - предложил открыть несколько небольших учреждений, со штатом из четырёх - пяти американцев в каждом, в административных центрах регионов. От них требовалось: следить за развитием событий и обозначать присутствие США» [2085].

Что значит «следить за развитием событий», понять нетрудно, а вот что такое «обозначать присутствие США» в этих событиях - сказано слишком дипломатично. На простом языке это означает, что представители американского посольства были не только сторонними наблюдателями разворачивавшихся в СССР событий, но и их непосредственными участниками.

А пока шло формирование МДГ, по крайней мере три его сопредседателя - Ю.Н. Афанасьев, Б.Н. Ельцин и А.Д. Сахаров - получили приглашения за границу.

«Через несколько дней после завершения работы Первого съезда, - вспоминал Д. Мэтлок, - к нам на обед пожаловал Ельцин и его очаровательная жена, Наина Иосифовна». Одним из обсуждавшихся вопросов был вопрос о поездке Бориса Николаевича в США [2086].

Как отмечал американский посол, первоначально на пути решения этого вопроса стояли некоторые процедурные препятствия. Избрание Бориса Николаевича в Верховный Совет «изменило ситуацию» [2087]. «Я направил просьбу в госдепартамент побудить соответствующую комиссию направить ему приглашение, но лётом этого года ничего не получилось» [2088].

Однако когда Д. Мэтлок «вернулся из продолжительной поездки по Сибири и советскому Дальнему Востоку», то узнал, что 9 сентября Б.Н. Ельцин уже отправляется за океан. С какой целью? Оказывается, «для чтения лекций» [2089].

Бывший народный депутат В. Ярошенко утверждает, что инициаторами этой поездки были он и журналист Павел Вощанов [2090]. Им удалось заручиться поддержкой американского коллеги Д. Андерсена, того самого, который в своё время раскапывал Уотергейт [2091], и к 2 августа решить все необходимые вопросы [2092].

Поездка была организована, с одной стороны, Фондом социальных изобретений, которым руководил учёный из Новосибирска Геннадий Алференко [2093], с другой стороны, американским Институтом Эсален, который действовал на основе Программы советско - американских обменов [2094]. Кроме того, в организации поездки принимали участие фонд Рокфеллера и фонд Форда [2095].

Следует отметить, что упомянутый Фонд социальных изобретений создавался под патронажем Раисы Максимовны и Михаила Сергеевича Горбачёвых. Президентом Эсален Института в рассматриваемое время был Стив Донован (1985–1993), являвшийся членом Совета по международным отношениям, а представителем института, которому было поручено курировать Бориса Николаевича, стал бывший советник Д. Буша Джеймс Гаррисон [2096].

Вернувшись в Москву и узнав о предстоящем визите Б.Н. Ельцина в США, Д. Мэтлок обратился к нему с просьбой о встрече. Она состоялась 8 сентября. «Я, - вспоминает американский посол, - тут же отправился на встречу с Ельциным, дабы выяснить, что происходит. Мы встретились в номере гостиницы «Москва», который предоставлялся членам Верховного Совета для встречи с посетителями. На следующий день Ельцину предстоял полёт в Нью - Йорк» [2097].

Раскрывая свои планы, Б.Н. Ельцин заявил американскому послу: «Главная моя цель политическая: посоветоваться с вашими лидерами». «По прибытии в Вашингтон, - уточнял Д. Мэтлок, - он рассчитывал, как минимум, на встречу с президентом Бушем» [2098].

Один из первых вопросов, который задал Борис Николаевич американскому послу: «Кто будет встречать его в аэропорту Кеннеди, когда он прибудет в Нью - Йорк». Оказывается, он ожидал, что это будет по меньшей мере государственный секретарь Д. Бейкер, а когда, к своему удивлению, узнал, что Белый дом находится в Вашингтоне, а не в Нью - Йорке, выразил надежду, что его встретит губернатор. Послу пришлось объяснять, что Нью - Йорк не является столицей штата [2099].

Чтобы понять смысл этих вопросов, необходимо учесть, что Б.Н. Ельцин был всего лишь депутатом Верховного Совета и возглавлял совершенно второстепенный комитет. Но дело даже не в этом! Его визит не имел официального характера: он ехал читать лекции. Поэтому возникает вопрос: что же лежало в основе его амбиций? Ведь при всех недостатках его нельзя назвать дураком.

Отсюда вытекает один вывод - приглашение в США для чтения лекций имело лишь характер прикрытия, на самом деле Б.Н. Ельцин был приглашён для неофициальных политических консультаций. В США Борис Николаевич находился с 9 по 17 сентября. [2100]

С самых первых своих шагов по американской земле он шокировал публику своими неординарными поступками и заявлениями. Злые языки утверждали, что для бодрости, храбрости и преодоления разницы во времени бывший прораб целую неделю не расставался с «чёрным Джеком». Так называется дешёвая американская водка. Дело доходило до того, что во время некоторых встреч он с большим трудом вязал лыко. Однако на это старались не обращать особого внимания, так как в США Борис Николаевич представлял поднимающуюся антисоветскую оппозицию.

Во время этого путешествия Б.Н. Ельцин сделал ряд громких заявлений. Он объявил, что выступает за право республик на выход из СССР и многопартийность [2101], заверил американцев, что уже в следующем году М.С. Горбачёва не будет на своём посту [2102].

Показательно, что когда 12 сентября Б.Н. Ельцина привезли в Белый дом и он отправился на встречу с советником американского президента Б. Скоукрофтом, то по пути к его кабинету, «встал, раскинув руки, и заявил, что дальше ни шагу не ступит, если не получит обещания свести его с президентом» [2103].

Б.Н. Ельцин был не только первым секретарём обкома и московского горкома, но и кандидатом в члены Политбюро, поэтому хорошо знал, что вопрос о встрече с высшими должностными лицами так не решается, но, видимо, у него были основания, чтобы подобным образом давить на американцев.

Это означает, что его привезли на смотрины, и он желал торговаться по поводу своей будущей роли не с вашингтонскими клерками, а с руководством американской администрации.

Во время встречи Б.Н. Ельцина с Б. Скоукрофтом «неожиданно» появился Д. Буш и уделил гостю из России 12 минут [2104]. Борис Николаевич передал американскому президенту какой - то документ, который известен как «десять пунктов» [2105]. Но что они представляли собой, до сих пор мы не знаем. Затем на несколько минут зашёл вице - президент Дэн Куэйл, после чего состоялась встреча Бориса Николаевича с сенаторами [2106].

Б.Н. Ельцин был принят также в Совете по международным отношениям. На встрече присутствовали Дэвид Рокфеллер, председатель Совета и директор фирмы «Аргер Даниэл Мидланс» Дуэйн О. Андреас, издатель Роберт Бернстайн, вице - президент корпорации Ай - Би - Эм Кеннет Дам, вдова Аверелла Гарримана Памелла, Дисоэл Мотлей [2107].

Чтобы иметь более полное представление о значении этой встречи, следует иметь в виду, что членами Совета по международным отношениям являются не только физические, но и юридические лица. Например, такие крупнейшие корпорации, как Бэнк оф Америка, Боинг, Бритиш Петролеум, Де Бирс, Сити - Групп, Дойче банк, Форд Мотор, Дженерал Электрик, Морган и др. [2108].

Среди лиц, с которыми встречался в США Б.Н. Ельцин, были также 3. Бжезинский [2109], Пол Баралан (фонд Форда), Энтони Бунк (фонд Сороса), Колин Камптелл (фонд братьев Рокфеллеров), Уэлл Грин (фонд семьи Рокфеллеров), Дэйвил Хамбург (фонд Карнеги) [2110].

Таким образом, Борису Николаевичу были организованы достаточно серьёзные смотрины.

Существует мнение, что путешествие Б.Н. Ельцина в США оказалось неудачным. Однако если весной 1989 г. ему был обещан гонорар за мемуары в размере 140 тыс. рублей, осенью уже - в 450 тыс. долл. [2111]

А пока Борис Николаевич путешествовал по США, в России шла работа по сплочению оппозиции.

16–18 сентября 1989 г. в Ленинграде состоялась Всесоюзная конференция демократических движений [2112]. В Доме культуры работников пищевой промышленности собрались 162 делегата от 81 неформальной организации из 11 республик плюс 127 работников средств массовой информации [2113]. На конференции были сделаны три доклада: Ю.Н. Афанасьева «Политическая ситуация в стране» [2114], Г.В. Старовойтовой «Национально - государственное устройство страны» [2115], М.Е. Салье «Революционная ситуация, задачи революционного движения и координация действий» [2116].

Главный лейтмотив выступления Ю.Н. Афанасьева заключался в обосновании необходимости передачи партией власти государству и передачи государственной собственности в частные руки. Г.А. Старовойтова призвала денонсировать союзный договор 1922 г., предоставить всем компактно проживающим народам право на образование союзных республик и заключение ими нового союзного договора на конфедеративной основе.

23–24 сентября состоялось второе собрание членов Межрегиональной депутатской группы. На нём обсуждались вопросы программы, стратегии и тактики [2117]. В собрании участвовало 297 человек. Были приняты «Тезисы к платформе МДГ» [2118].

21 апреля 1989 г. в Ленинграде в здании ЛАХУ АН СССР состоялась встреча Ю.Н. Афанасьева с учёными. В ходе этой встречи он заявил, что знаменем перестройки не может быть ни национальная, ни религиозная, ни либеральная идея, так как все они ведут к расколу общества. Единственная объединяющая идея - это идея конвергенции социализма и капитализма [2119]. «Социалистическая идея остаётся путеводной», - заявил он 23 июля 1989 г. на первом собрании Межрегиональной группы [2120].

23 сентября на заседании МДГ Ю.Н. Афанасьев сделал доклад «О положении в стране», в котором говорилось: «...эта система неремонтнопригодна! Три её кита: имперская сущность Советского Союза; государственный социализм с нерыночной экономикой; партийная монополия. Эти киты должны быть ликвидированы» [2121].

Таким образом, если ещё в июле Ю.Н. Афанасьев заявлял, что «социалистическая идея остаётся путеводной», то ровно через два месяца он кардинально изменил свои взгляды. Что же произошло за это время? Ничего, если не считать почти двухмесячной поездки за границу. Что же он делал там в разгар лета? Оказывается, тоже «читал лекции»! [2122]

Это означает, что из Москвы Юрий Николаевич уехал с одними идеями, вернулся в Москву с другими. Касаясь вопроса о его деятельности, В.А. Медведев пишет: «Мне известно, что со стороны КГБ руководству страны делались намёки на связи Ю. Афанасьева с зарубежными спецслужбами, что он лишь озвучивает то, что ему подсказывают «из - за бугра» [2123].

Приведённая версия ещё требует проверки. Однако один факт в этом отношении можно отметить уже сейчас. В сентябре 1988 г. в Москве появился новый британский посол Р. Брейтвейт [2124]. Уже в декабре он посетил ректора МГИАИ Ю.Н. Афанасьева. Причём, как отмечает Р. Брейтвейт в своих мемуарах, это была лишь первая встреча с ним [2125].

Значит, после этого контакты британского посла с Ю.Н. Афанасьевым продолжались. Вряд ли Р. Брейтвейт интересовался профессиональной деятельностью Ю.Н. Афанасьева. Вряд ли он представлял для него интерес как историк, тем более что Юрий Николаевич занимался французской, а не английской историографией. Поэтому самое вероятное, что он интересовал его как представитель оппозиции.

Другим человеком вернулся из - за океана и Б.Н. Ельцин.

Ещё в США Борис Николаевич заявил, что «нас ждёт катастрофа» и что «Горбачёву осталось полгода» [2126]. 24 сентября он проинформировал МДГ о своей поездке, после чего, по свидетельству М.Н. Полторанина, было решено добиваться смены политической системы и с этой целью «раскрутить маховик кампании против Горбачёва» [2127].

Не успела МДГ осмыслить эту идею, как произошло событие, которое вошло в историю как «купание красного коня». Вечером 28 сентября Борис Николаевич явился на пост охраны мокрым с головы до ног и заявил, что на него было совершено покушение: кто - то надел ему на голову мешок и сбросил с моста в реку.

Между тем недруги рассказывали, будто бы в тот злополучный вечер Борис Николаевич решил посетить дачу бывшего министра Сергея Башилова. При этом отпустил охрану и шофёра, а когда с букетом цветов добрался до дачи, оказалось, что ни самого экс - министра, ни его жены дома не было. Зато там оказалась молодая повариха. И, как назло, её муж. Мужчины, видимо, не поняли друг друга, в результате чего разговор между ними закончился упомянутым купанием [2128].

Однако эти детали стало известны далеко не сразу. А тогда этот эпизод, едва не подмочивший репутацию одного из лидеров оппозиции, даже подцензурные СМИ использовали для того, чтобы повысить рейтинг Б.Н. Ельцина, раскручивая версию о покушении на него.

На удивление, и М.С. Горбачёв, и КГБ, и официальные СМИ не стали афишировать сути произошедшего.

В сентябре 1989 г. оппозиция опубликовала свою программу - «Тезисы к платформе МДГ». В этом документе был выдвинут лозунг «Вся власть Советам». Под этим лозунгом развернулась массированная агитация против 6 - й статьи [2129]. А. Адамович, Ю.Н. Афанасьев, М. Бочаров, Т.Х. Гдлян, И. Заславский, Н.В. Иванов, В.И. Новодворская, М.Н. Полторанин, Г.Х. Попов, А.Д. Сахаров, А.А. Собчак, Г. Старовойтова отправились в турне по Союзу, агитируя за отмену 6 - й статьи и принятие двух законов: о земле и о собственности [2130].

В обществе развернулось открытое обсуждение вопроса о необходимости ликвидации монополии КПСС на власть. По некоторым данным, в 1989 г. в митингах приняло участие 12,5 млн человек [2131].

Между тем ещё лётом 1989 г. в Воркуте и Кузбассе стала подниматься волна шахтёрских забастовок. Являлись ли они стихийными или же были кем - то организованы, требует выяснения. М.Н. Полторанин утверждает, что забастовки были спровоцированы Москвой: ЦК КПСС и КГБ СССР [2132].

По свидетельству В.Л. Шейниса, оппозиция не имела к их возникновению никакого отношения. Более того, когда лётом 1989 г. в Москву приехал один из лидеров «Солидарности» Адам Михник и узнал о начавшихся забастовках, он удивился тому, что лидеры МДГ сидят в Москве. «Мы, - заявил он, - были бы уже там», т.е. в Воркуте, Донбассе и Кузбассе [2133].

Однако Г.Х. Шахназаров писал, что шахтёрские забастовки 1989 г. начались «с подначки» «эмиссаров радикально - демократического штаба» [2134]. Что это значит, Георгий Хосроевич не раскрыл. Но из его слов вытекает, что какое - то отношение к возникновению этих стачек оппозиция всё - таки имела.

В любом случае МДГ сразу же обратила на них внимание и установила контакты с их руководителями. Выступая на заседании МДГ 23 сентября, Ю.Н. Афанасьев сообщил: «Попов и другие много работали со стачечными комитетами» [2135]. «Андрею Дмитриевичу и мне, - пишет Г.Х. Попов, - пришлось активно заниматься шахтёрскими делами. Я вместе с Травкиным встречался с шахтёрами Кузбасса, Андрей Дмитриевич - с шахтёрами Воркуты, Сергей Станкевич ездил в Донбасс» [2136].

Как признаётся Гавриил Харитонович, именно после того, как приехавшие в Москву шахтёры встретились с ним и Н.И. Травкиным, забастовочное движение стало приобретать политический характер [2137].

Так, шахтёры Печорского бассейна потребовали «передать власть Советам, землю крестьянам, фабрики рабочим», «отменить статью в Конституции о руководящей и направляющей роли партии» [2138].

Межрегиональная депутатская группа призвала население страны поддержать её требование об отмене 6 - й статьи всеобщей забастовкой [2139].

24 сентября 1989 г. я присутствовал на собрании в Ленинградской консерватории. Здесь перед собравшимися выступал бывший следователь, а в тот момент народный депутат СССР Н.В. Иванов. Он озвучил тот же самый призыв к забастовке, правда, в защиту его и Т.Х. Гдляна, которые накануне были обвинены на Пленуме ЦК КПСС в нарушении законов, злоупотреблении властью и распространении клеветы [2140].

По свидетельству дочери тогдашнего главного редактора «Правды» О.В. Афанасьевой, в сентябре состоялась «секретная конференция Московского объединения клубов избирателей и Московской ассоциации избирателей», на которой Г.Х. Попов якобы заявил о необходимости использовать в борьбе с властью рост социального недовольства: «Для достижения всеобщего народного возмущения [нужно] довести систему торговли до такого состояния, чтобы ничего невозможно было приобрести. Таким образом можно будет добиться всеобщей забастовки в Москве» [2141].

Действительно, в Москве и Ленинграде, а может быть, и в других городах пустые полки в магазинах во многом были результатом саботажа. По свидетельству В.Т. Сенина, осенью 1989 г. «в Ленинграде сложилось катастрофическое положение с обеспечением города продовольствием. Длинные очереди в магазинах вытягивались на улицы». Между тем, железнодорожные станции были забиты вагонами с продовольствием [2142].

Кто именно занимался саботажем, ещё требует выяснения. Безусловно, что к этому приложила руку подпольная буржуазия, которая направляла дефицитные товары на «чёрный рынок» и тем самым играла на повышение цен. Но была ли её деятельность согласована с лидерами оппозиции, требует выяснения.

В связи с этим заслуживает специального выяснения и неожиданная отставка В.Г. Афанасьева с поста главного редактора газеты «Правда». По утверждению его дочери, когда Виктору Григорьевичу положили на стол материалы упоминавшейся «секретной конференции» с выступлением Г.Х. Попова, он разработал план идеологических мероприятий, направленный на нейтрализацию усилий оппозиции по дестабилизации положения в стране, и передал его М.С. Горбачёву «на встрече последнего с главными редакторами газет и журналов». По свидетельству О.В. Афанасьевой, «Горбачёв, пробежав этот документ, побледнел и выскочил из зала. За ним последовал «серый кардинал»... А.Н. Яковлев» [2143].

Упоминаемая встреча с представителями средств массовой информации состоялась в пятницу 13 октября [2144], 19 - го на ближайшем заседании Политбюро В.Г. Афанасьев был отправлен в отставку [2145]. 23 - го М.С. Горбачёв представил редакции «Правды» её нового руководителя - И.Т. Фролова [2146].

Показательно, что возглавив центральный печатный орган КПСС, И.Т. Фролов сразу же убрал с первой страницы газеты орден Ленина и орден Октябрьской революции [2147].


Содержание:
 0  Глупость или измена? Расследование гибели СССР : Александр Островский  1  ВВЕДЕНИЕ : Александр Островский
 4  Начало кадровых перемен : Александр Островский  8  Как всё начиналось : Александр Островский
 12  Курс на революционные перемены : Александр Островский  16  Курс на революционные перемены : Александр Островский
 20  Операция Метель - 1986 : Александр Островский  24  Операция Метель - 1986 : Александр Островский
 28  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский  32  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский
 36  Какая улица ведёт к Храму? : Александр Островский  40  Эстонский полигон : Александр Островский
 44  У истоков политической реформы : Александр Островский  48  Потомки Зубатова : Александр Островский
 52  Плоды экономической реформы : Александр Островский  56  Тбилисская трагедия : Александр Островский
 60  Тбилисская трагедия : Александр Островский  63  Глава 4. Смена ориентиров : Александр Островский
 64  вы читаете: Консолидация оппозиции : Александр Островский  65  Начало русской игры : Александр Островский
 68  Начало русской игры : Александр Островский  72  Бархатные революции : Александр Островский
 76  Второй съезд народных депутатов СССР : Александр Островский  80  Парад суверенитетов : Александр Островский
 84  Местные выборы : Александр Островский  88  Вокруг 500 дней : Александр Островский
 92  На пути в референдуму : Александр Островский  96  За советом в Америку : Александр Островский
 100  Капитуляция : Александр Островский  104  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский
 108  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский  112  Развал Союза : Александр Островский
 116  Развал Союза : Александр Островский  119  ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Александр Островский
 120  Использовалась литература : Глупость или измена? Расследование гибели СССР    



 




sitemap