Наука, Образование : История : Второй съезд народных депутатов СССР : Александр Островский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  75  76  77  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  119  120

вы читаете книгу




Второй съезд народных депутатов СССР

В конце ноября МДГ решила вынести на Второй съезд народных депутатов вопрос об отмене 6 - й статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС. С этой целью её представители предложили на заседании Верховного Совета СССР включить данный вопрос в повестку дня съезда [2277]. В голосовании принимал участие 401 депутат, из них «за» проголосовало 198 человек, «против» 173, воздержались 28. Для принятия решения не хватило всего трёх голосов [2278].

Касаясь этого вопроса, Д. Мэтлок пишет: «Лишь позже я узнал, что Горбачёв, Яковлев и Шеварднадзе в 1989 году пытались получить поддержку Политбюро для отказа от узаконения монополии партии на власть, но потерпели неудачу» [2279].

1 декабря 1989 г. МДГ обратилась к населению с призывом провести накануне съезда народных депутатов предупредительную забастовку в поддержку её предложения об отмене 6 - й статьи [2280]. Однако отклика этот призыв не получил. Не оказалось единства и среди самих межрегионалов [2281].

12 декабря открылся Второй съезд народных депутатов СССР [2282]. Представители МДГ снова внесли предложение дополнить повестку дня пунктом о 6 - й статье и снова не получили поддержки [2283].

В центре внимания съезда была программа новой экономической реформы, разработанная под руководством Л.И. Абалкина и 13 декабря представленная съезду Н.И. Рыжковым [2284].

«В конце 1989 - начале 1990 года, - пишет М.С. Горбачёв, - экономический кризис в стране начал вступать в свою острую фазу. Уже в декабре произошло абсолютное снижение промышленного производства, ускорился развал потребительского рынка, стал быстро обесцениваться рубль. Стало ясно, что экономика стоит перед серьёзными потрясениями» [2285].

Казалось бы, это должно было привести правительство к мысли о необходимости сохранения, а может быть, даже и укрепления плановых начал в экономике. Между тем предложенная Н.И. Рыжковым программа предусматривала дальнейшее продвижение к рынку, переход к которому теперь предлагалось осуществить не в три, а в два этапа по три года каждый [2286].

15 декабря на съезде выступил Б.Н. Ельцин. Не вступая в открытую полемику с обвинением, которое прозвучало в адрес руководства партии на последнем Пленуме ЦК КПСС, он встал на защиту генсека: «Не согласен с заявлением на Пленуме и здесь, что мы идём не тем путём... путь тот, социалистический» [2287]. Далее Борис Николаевич обратил внимание на медленность осуществления перестройки и напомнил, что «конкретные предложения были сделаны руководству три года тому назад» (т.е. в 1986 г. - А.О.), но были тогда «признаны политически ошибочными» [2288].

Излагая своё понимание проблемы, Борис Николаевич заявил: «Главное - определить чётко, расписать по месяцам, что сделать в 1990 году. Создать необходимые политические условия. Основной производитель - коллективный, кооперативный, индивидуальный. Землю отдать крестьянам. Упразднить министерства, преобразовать Госплан... Реформа цен, вывести из Совмина Госбанк, создать эмиссионный и резервный банки с подчинением Верховному Совету. Открыть фронт иностранным инвестициям. Самостоятельность автономий. Реформа в армии, МВД, КГБ» [2289].

В своём заключительном слове, не называя Б.Н. Ельцина, Н.И. Рыжков охарактеризовал подобные предложения как «шоковую терапию», которая «дорого обойдётся народу» [2290].

Второй съезд народных депутатов СССР одобрил предложенный Н.И. Рыжковым план перехода к рыночной экономике [2291]. За доверие правительству и его экономическую программу было подано 1532 голоса, против - 419, воздержались - 44 [2292]. За постановление по докладу Н.И. Рыжкова голоса распределялись следующим образом: за - 1590, против - 215, воздержались - 84 [2293].

На этом съезде были заслушаны доклады комиссий по политической и правовой оценке советско - германского договора 1939 г. (А.Н. Яковлев) [2294], по проверке материалов, связанных с деятельностью следственной группы Прокуратуры СССР, возглавляемой Т.Х. Гдляном (В.А. Ярин) [2295], по расследованию тбилисских событий (А.А. Собчак) [2296].

Особое значение имел доклад Комиссии А.Н. Яковлева. Первое заседание комиссии состоялось 8 июня [2297]. 31 июля А.Н. Яковлев сделал сообщение о договоре 23 августа 1939 г. на заседании Политбюро ЦК КПСС [2298]. Для обсуждения была представлена специальная записка [2299]. Предложение А.Н. Яковлева сводилось к следующему: сейчас опубликовать «пакт и протоколы с комментариями», «затем после съезда заключение Комиссии» [2300].

Судя по всему, никакого решения Политбюро не приняло [2301].

Однако именно в это время упомянутые документы всё - таки появились в печати, правда, не в Москве, а в Вильнюсе [2302].

22 августа было опубликовано заключение комиссии Верховного Совета Литовской ССР по поводу советско - германского договора 1939 г., которая опротестовала не только Секретный протокол к пакту Молотова - Риббентропа 1939 г., но и договор 1940 г. о вступлении Литвы в состав СССР [2303]. 23 сентября Верховный Совет Литвы одобрил это заключение и обратился к Комиссии А.Н. Яковлева ускорить принятие решения [2304].

7–8 октября 1989 г. второй съезд Народного фронта Латвии одобрил новую программу, в которой речь шла уже не о региональном хозрасчёте и не о главенстве республиканских законов над союзными, а о выходе Латвии из состава СССР [2305].

12 ноября 1989 г. постановление «Об историко - правовой оценке событий, имевших место в Эстонии в 1940 году» принял Верховный Совет ЭССР. Одновременно он аннулировал свою декларацию от 22 июля 1940 г., на основании которой Эстония была включена в состав СССР, что было равнозначно официальному заявлению о выходе из состава СССР [2306]. Теперь требовалось только оформить его законодательно, но этот шаг был отложен на время после республиканских выборов.

18 ноября 1989 г. Верховный Совет Литовской СССР утвердил в первом чтении проект новой конституции республики, особое место в которой занимали две статьи: 11 и 70 [2307].

Ст. 11 по существу воспроизводила решения Рижского совещания 1988 г. об основных принципах республиканского хозрасчёта и всё, что находилось на территории республики, объявляла её собственностью, в том числе землю, недра, воды и воздух [2308].

Ст. 70 гласила: «В Литве действуют только законы, принятые Верховным советом Литовской ССР. Законы СССР действуют на территории Литвы только после их регистрации решением Верховного Совета Литовской ССР, принятым двумя третями голосов от общего числа депутатов» [2309].

«Я, - вспоминал А.С. Черняев, - говорил Горбачёву: Михаил Сергеевич, отпустите Латвию, Литву, Эстонию. У нас с ними сложатся прекрасные отношения, и с Западом, с Бушем отношения быстрее наладятся» [2310].

Подобным же образом смотрели на этот вопрос и представители оппозиции, в частности Б.Н. Ельцин, который тоже «выступил за отделение Прибалтики» [2311].

Отмечая, что националисты исходят из того, что против них не будет применена сила, Г.Х. Шахназаров писал осенью 1989 г. М.С. Горбачёву: «Поскольку применить силу действительно было бы губительно и для перестройки, и для судьбы страны вообще, перспективу развития событий предугадать не так уж сложно. Захватив весной абсолютное преобладание в республиканских Верховных Советах, сепаратисты наверняка объявят об отделении от СССР или в лучшем случае о сохранении с Союзом лишь иллюзорных связей, даже выходящих за рамки конфедеративных связей». Поэтому Г.Х. Шахназаров предлагал заранее подготовиться к весне 1990 г. и принять на Втором съезде народных депутатов меры, которые позволили бы оттянуть реализацию «проектов отделения» «на 5–10 лет» [2312].

Реакция М.С. Горбачёва на это предложение пока неизвестна.

Между тем продолжала обостряться обстановка на Кавказе, где то затухал, то снова разгорался армяно - азербайджанский конфликт. 29 мая 1989 г. Верховный Совет Армении принял указ о признании 28 мая днём армянской государственности [2313]. 23 сентября решение о суверенитете республики принял Верховный Совет Азербайджана [2314].

К июню 1989 г. при содействии прибалтов возник Народный фронт Грузии. По этому случаю первый секретарь ЦК Компартии Грузии Г. Гумбаридзе направил его руководителям приветствие [2315]. 18 ноября Верховный Совет Грузии принял решение о верховенстве республиканских законов над союзными [2316]. Тогда же он осудил ввод Красной Армии на территорию республики в 1921 г. [2317].

Таким образом, если 16 ноября 1988 г. знамя независимости подняла маленькая Эстония, через год за ней последовали ещё пять союзных республик. На подходе были и другие республики.

На Первом съезде народных депутатов СССР писатель В. Распутин пригрозил сепаратистам из союзных республик возможностью выхода России из состава СССР [2318]. В декабре 1989 г. на Втором съезде народных депутатов другой писатель, В.И. Белов, предложил «немедленно разработать и придать РСФСР государственный статус» [2319]. По сути дела это была осторожная заявка на предоставление России государственной самостоятельности.

В таких условиях вопрос об оценке советско - германского пакта 1939 г. приобретал особое политическое значение.

Первый вариант доклада Комиссии А.Н. Яковлева по договору 1939 г. М.С. Горбачёв забраковал [2320]. «Последний вариант своего доклада, - пишет А.Н. Яковлев, - я никому не показывал - ни Горбачёву, ни членам Политбюро, ни членам комиссии». Вот такая в руководстве партии была демократия. Но подготовленный проект постановления был завизирован всеми членами комиссии [2321].

Второй съезд народных депутатов СССР заслушал доклад 23 декабря [2322]. Было предложено прения по нему не открывать. Сорвать их не удалось [2323], но их предметом стал не сам доклад, а проект постановления по нему [2324].

В первом голосовании приняли участие 1880 депутатов из 2250. Итоги голосования: за - 1052, против - 678, воздержались - 150, для принятия решения не хватило 74 голосов [2325].

Такое решение М.С. Горбачёва не устроило. За ночь была проведена разъяснительная работа. Вопрос о пакте снова поставлен на голосование, число голосующих увеличилось до 1952, и голоса разделились следующим образом: за - 1435, против - 251, воздержались - 266 [2326].

«Я, - вспоминает А.Н. Яковлев, - был удовлетворён. Мои друзья по комиссии - тоже». Что же настраивало Александра Николаевича на такую волну. «Я понимал, что принятое постановление является решающим этапом на пути Прибалтики к независимости» [2327]. И не только Прибалтики, но и Молдавии, и Украины, и Белоруссии. Иными словами, принятое постановление давало старт к развалу СССР. И А.Н. Яковлев не скрывал, что «был удовлетворён» этим.

В те самые дни, когда в Москве заседал Второй съезд народных депутатов СССР, в Вильнюсе 19–23 декабря состоялся XX внеочередной съезд Коммунистической партии Литвы. На своём последнем заседании, почти одновременно с принятием Вторым съездом народных депутатов СССР постановления о незаконности акта 1939 г., съезд КПЛ одобрил Декларацию о самостоятельности компартии Литвы. В качестве главной цели партии в ней было названо создание независимого демократического литовского государства. Меньшинство делегатов съезда, не согласное с принятыми решениями, заявило о своём выходе из КПЛ и создании собственной партии (на платформе КПСС) [2328].

Для многих рядовых членов КПСС это было неожиданностью. Но не для руководства партии.

Предложение «восстановить суверенитет Компартии Литвы» появилось на страницах литовской печати ещё осенью 1988 г. [2329]. В феврале 1989 г. первый секретарь ЦК Компартии Литвы А. Бразаускас имел продолжительный разговор с М.С. Горбачёвым, во время которого заявил, что КПЛ должна «иметь свой устав, свою программу» и должна быть «составной частью самостоятельной республики» [2330].

Лётом 1989 г. председатель Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС, бывший первый секретарь ЦК Компартии Латвии Б.К. Пуго выступил за автономизацию республиканских партий [2331].

А пока шло обсуждение этого вопроса, руководство Компартии Литвы завершило разработку документа под названием «Основы Программы Компартии Литвы». 20 сентября в печати появилось «Обращение» составителей этого документа, а через день и он сам. Этими документами было открыто объявлено, что Компартия Литвы видит перед собою две цели: выход из состава КПСС и выход Литвы из состава СССР [2332].

Показательно, что этот шаг был приурочен к Пленуму ЦК КПСС, который собрался в Москве 19 сентября для обсуждения национального вопроса [2333]. Однако Пленум никак не отреагировал на демарш руководства литовской Компартии. Как будто бы его это не касалось. И в последующие три месяца практически ничего не делалось, чтобы парализовать подготовку к съезду, не допустить принятие им названных решений [2334].

Зато имеются сведения, что А. Бразаускас поддерживал тесные отношения с М.С. Горбачёвым и уверял своих соратников, что генсек на стороне литовских коммунистов [2335].

Это даёт основания думать, что подготовка доклада А.Н. Яковлева и Декларации литовских коммунистов представляли собою согласованные действия.

25–26 декабря был проведён новый Пленум ЦК КПСС [2336]. Рассмотрев положение, сложившееся в Литве, он не принял никаких конструктивных решений [2337]. Выступая на нём, М.С. Горбачёв лицемерно предостерегал литовских коммунистов от сделанного ими шага. Но ведь, голосуя за осуждение договора 1939 г., он давал им карт - бланш на выход из СССР.

Между тем некоторые ближайшие соратники генсека считали, что он действует недостаточно решительно. «Михаил Сергеевич, - упрекал его А.Н. Яковлев, - пропустил исторический шанс переломить ход событий именно в 1988–1989 годах. Страна ещё была оккупирована большевизмом, а действия демократии против него оставались партизанскими» [2338].

Под Новый 1990 год А.С. Черняев написал М.С. Горбачёву письмо, которое осталось неотправленным. В нём он тоже обвинял его в медлительности и нерешительности [2339].

31 декабря 1989 г. генсек, как обычно, поздравил советских людей с Новым годом [2340] и, как заметил американский посол, впервые не упомянул ни о возглавляемой им партии, ни о Ленине, ни о марксизме [2341]. Зато 7 января 1990 г., когда «Русская православная церковь согласно григорианскому календарю отмечала Рождество, по телевидению из собора в Ленинграде передавалась вся трёхчасовая служба» [2342].

Это тоже было впервые. И это тоже говорило о многом.

Становилось очевидно: и руководящая роль КПСС, и её идеология остались в старом году, а в новом предстояло официальное прощание с ними.

31 декабря президент Франции Ф. Миттеран выступил по телевидению с проектом создания Европейской конфедерации. В состав этой конфедерации, по его мнению, должны были войти не только страны Западной Европы, но и «бывшие коммунистические страны», в том числе обновлённый Советский Союз [2343].


Содержание:
 0  Глупость или измена? Расследование гибели СССР : Александр Островский  1  ВВЕДЕНИЕ : Александр Островский
 4  Начало кадровых перемен : Александр Островский  8  Как всё начиналось : Александр Островский
 12  Курс на революционные перемены : Александр Островский  16  Курс на революционные перемены : Александр Островский
 20  Операция Метель - 1986 : Александр Островский  24  Операция Метель - 1986 : Александр Островский
 28  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский  32  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский
 36  Какая улица ведёт к Храму? : Александр Островский  40  Эстонский полигон : Александр Островский
 44  У истоков политической реформы : Александр Островский  48  Потомки Зубатова : Александр Островский
 52  Плоды экономической реформы : Александр Островский  56  Тбилисская трагедия : Александр Островский
 60  Тбилисская трагедия : Александр Островский  64  Консолидация оппозиции : Александр Островский
 68  Начало русской игры : Александр Островский  72  Бархатные революции : Александр Островский
 75  Крючков против Яковлева : Александр Островский  76  вы читаете: Второй съезд народных депутатов СССР : Александр Островский
 77  Бархатные революции : Александр Островский  80  Парад суверенитетов : Александр Островский
 84  Местные выборы : Александр Островский  88  Вокруг 500 дней : Александр Островский
 92  На пути в референдуму : Александр Островский  96  За советом в Америку : Александр Островский
 100  Капитуляция : Александр Островский  104  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский
 108  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский  112  Развал Союза : Александр Островский
 116  Развал Союза : Александр Островский  119  ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Александр Островский
 120  Использовалась литература : Глупость или измена? Расследование гибели СССР    



 




sitemap