Наука, Образование : История : Парад суверенитетов : Александр Островский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  79  80  81  84  88  92  96  100  104  108  112  116  119  120

вы читаете книгу




Парад суверенитетов

В отличие от других республик в России оппозиции не удалось одержать на выборах победу. Почти 90 процентов избранных депутатов были членами КПСС. 19 процентов представляли высшее политическое руководство страны, 38 процентов - средний, 22 процента - нижний эшелон управления [2572]. Иначе говоря, почти 805 народных депутатов входили в партийно - государственную номенклатуру.

Первый съезд народных депутатов РСФСР открылся 16 мая 1990 г. [2573].

Почти сразу же началось политическое размежевание, в результате чего возникли две фракции: «Демократическая Россия» и «Коммунисты России». В первую фракцию вошли 465 депутатов, во вторую - 417, 176 депутатов распределились по другим, более мелким объединениям [2574].

В субботу, 26 мая, состоялось голосование по избранию председателя Верховного Совета. «Коммунисты России» выдвинули кандидатуру И.К. Полозкова, «Демократическая Россия» - Б.Н. Ельцина [2575].

С первого раза не прошёл ни один кандидат. За Б.Н. Ельцина проголосовало 497, против - 535 депутатов [2576]. Повторное голосование тоже оказалось безрезультатным. На этот раз Ельцин получил 503 голоса «за» и 529 «против» [2577].

По всей видимости, поздно вечером 28 мая М.С. Горбачёв встретился с делегатами съезда и призвал их поддержать кандидата от фракции «Коммунисты России» [2578]. Но если оппозиция в третий раз выдвинула Б.Н. Ельцина, то И.К. Полозков неожиданно для многих взял самоотвод (позднее выяснилось: по настоянию М.С. Горбачёва [2579]) и «Коммунисты России» предложили новую кандидатуру - А.В. Власова [2580].

Третье голосование состоялось 29 мая [2581].

Как утверждает председатель Счётной комиссии С. Сидоренко, на этот раз за Б.Н. Ельцина проголосовали 534 депутата, ровно половина их общего числа, против - 531. Три бюллетеня оказались испорченными. Чтобы не голосовать в четвёртый раз, один испорченный бюллетень был засчитан в пользу Бориса Николаевича [2582]. Получилось «за» - 535, «против» - 531, испорчено - 2 бюллетеня [2583].

Таким образом, в результате небольшой фальсификации Б.Н. Ельцин «победил». Участники «русской игры» получили в свои руки руководство российским парламентом. Чего не сделаешь ради «демократии»!

Во вторник 29 мая, в тот самый день, когда в Москве состоялось решающее голосование, М.С. Горбачёв вылетел в Канаду с «двухдневным визитом» [2584]. Вечером 30 мая из Канады он отправился США. Утром 31 - го начался его официальный визит в Вашингтон [2585], продолжавшийся до 4 июня [2586].

Здесь уже 1 июня было подписано соглашение об изменении государственной границы между США и СССР в районе Берингова моря [2587]. По этому соглашению, М.С. Горбачёв и Э.А. Шеварднадзе без всякой компенсации со стороны США сделали крупную территориальную уступку: передали американцам «шельф с нефтью», запасы которой, по некоторым данным, «соизмеримы с кувейтскими» [2588].

Делая такой шаг, М.С. Горбачёв, видимо, надеялся подписать в Вашингтоне торговое соглашение, о котором шла речь на Мальте, и получить обещанную экономическую помощь. Однако вопреки сделанным тогда заверениям, Д. Буш заявил, что направит соглашение в Конгресс лишь после того, как Москва прекратит экономическую блокаду Литвы [2389]. Этим самым он дал понять, что не позволит союзному центру тормозить процесс распада СССР.

Характеризуя поведение М.С. Горбачёва в 1990 г., Д. Бейкер цинично отмечает в своих мемуарах, что он вёл себя «как обманутый любовник, которого покинули у алтаря» [2590].

Вскоре после возвращения М.С. Горбачёва из США ленинградская газета «Час пик» перепечатала заметку из берлинской газеты «Нойес Дойчланд», в которой говорилось: «Один из результатов недавней встречи в верхах остался почти совершенно незамеченным. Президент Буш предоставил в распоряжение своего советского коллеги на неопределённый срок начальника штаба Белого дома Джона Сануну для реорганизации аппарата Президентского совета М. Горбачёва таким образом, чтобы обеспечить его эффективное сотрудничество с Верховным Советом СССР» [2591].

Д. Сануну - «начальник штаба», если перевести на более понятный язык, это «руководитель аппарата Белого дома» [2592].

«50 - летний Сануну, - говорилось далее в упомянутой газете, - внук иммигранта из Ливана. Он окончил с отличием одно из самых престижных высших учебных заведений США - Массачусетский технологический институт, после чего сочетал деловую и коммерческую деятельность с преподаванием в высшей школе. После вступления в сферу политики он в течение шести лет занимал пост губернатора штата Нью - Гемпшир. В качестве координатора избирательной компании Дж. Буша в 1988 году он завоевал доверие и уважение нынешнего президента и в настоящее время, по единодушному мнению специалистов, является его «правой рукой» [2593].

«Сануну, - объяснял читателям «Час пик», - известен своими консервативными политическими взглядами, блестящими организаторскими способностями и жёстким характером. Он одинаково требователен к себе и окружающим. Как заметил один из его старых приятелей: «Джон - это тренер, способный навести порядок в любой команде, даже в кремлёвской» [2594].

Едва только М.С. Горбачёв вернулся из США, как произошло событие, которое следует рассматривать как поворотное в дезинтеграции СССР.

Заявив 4 июня 1990 г. о том, что в следующем году Литва будет независимой, В. Ландсбергис отметил: «Единственно, что нам остаётся в таком случае, это взорвать Советский Союз» [2595].

И такой взрыв вскоре произошёл.

12 июня Первый съезд народных депутатов РСФСР принял «Декларацию о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики».

В ней суверенитет республики определялся как «полнота власти РСФСР при решении всех вопросов государственной и общественной жизни, за исключением тех, которые ею добровольно передаются в ведение Союза ССР», а также «исключительное право народа на владение, пользование и распоряжение национальным богатством России». Декларация провозгласила «верховенство Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории РСФСР» и объявила, что «действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается Республикой на своей территории» [2596].

Ф.Д. Бобков рассказывает, как во время Первого съезда народных депутатов РСФСР, когда декларация о суверенитете была вынесена на обсуждение, он и ещё несколько депутатов обратились к М.С. Горбачёву с заявлением, что это начало разрушения СССР, но услышали в ответ: «Ничего страшного не вижу. Мы уже многое обсуждали» [2597].

Когда в 1988 г. подобная же декларация была принята Эстонией, М.С. Горбачёв «вынужден» был её опротестовать. Не потому, что был против неё, а потому, что считал её несвоевременный. Если же декларация о суверенитете России не вызвала у него возражений, значит, по его мнению, момент начала дезинтеграции СССР наступил.

«Именно Россия, - пишет А.С. Черняев, - спустила курок «суверенизации». На Совете Федерации 12 июня 1990 г. почти все руководители республик заявили, что не собираются впредь безоговорочно выполнять указы и постановления центра. О «федерации для Союза», по их словам, поздно рассуждать. Даже конфедерация их уже не устраивала».

«Объявлением «независимости» России,.. - по существу был «объявлен приговор» Советскому Союзу» [2598].

Как отреагировал на это глава государства? 13 июня руководитель пресс - службы президента СССР А.А. Масленников провёл пресс - конференцию и так изложил его позицию [2599].

«Каким Горбачёв видит новый Союз: «В рамках такого образования могли бы развиваться связи республик с центральной властью - от федеративных, привычных сегодня, до конфедеративных. Иными словами, характер связей может быть различный - в зависимости от того, как складываются реальные отношения той или иной республики с центром и другими участниками Союза... Например, в Финляндии - части Российской империи - были свой парламент и свои связи. На особом положении находилось Бухарское ханство. Особенности государственного устройства существовали в Закавказье» [2600].

Таким образом, президент СССР не видел ничего страшного в провозглашении новым российским парламентом курса на конфедерацию. На самом деле он был готов идти ещё дальше. 2 марта 1990 г. М.С. Горбачёв заявил на заседании Политбюро: «Исходным пунктом должна быть федерация. Вариантов полно: конфедеративные, ассоциативные связи и т.д. Насколько разнообразен наш Союз, что придётся считать: кто - то - за отделение, другие - за короткий поводок, третьи - за длинный и т.д. Но нигде в процессе разработок и переговоров не терять стержня - федерация!» [2601].

Если отбросить «федеративную упаковку» высказывания М.С. Горбачёва, то мы получим следующую картину. С некоторыми республиками он готов был расстаться совсем («кто - то - за выход»), других отпустить в свободное плавание и сохранить с ними «конфедеративные» или даже «ассоциативные связи». Очевидно, что применительно к этим республикам ни о какой федерации не могло быть и речи. Более того, возникает вопрос: допустимо ли в данном случае говорить о конфедерации?

Показательно, что 12 июня представители прибалтийских республик присутствовали на заседании Совета Федерации [2602]. Но когда было назначено следующее заседание, участвовать в нём отказались. Тогда им было заявлено о возможности создания в Прибалтике «других структур власти, на которые можно было бы опереться» [2603].

Насколько удалось установить, впервые М.С. Горбачёв заявил о возможности такого шага ещё 22 марта [2604]. Имеются сведения, что тогда же, в марте 1990 г., на подобную возможность обратил внимание народных депутатов А.И. Лукьянов [2605].

Было ли это политической игрой, рассчитанной на то, чтобы успокоить зревшую внутри партии оппозицию генсеку? Пыталось ли таким образом советское руководство оказать влияние на администрацию США, которая стремилась форсировать развал Советского Союза? Или же М.С. Горбачёв и его окружение действительно хотели затормозить этот процесс? Эти вопросы ещё ждут ответа.

Между тем, как утверждает бывший народный депутат СССР В.И. Алкснис, после 12 июня 1990 г. он был приглашён в штаб Прибалтийского военного округа и его «по указанию из Москвы» не только ознакомили с планом введения чрезвычайного положения в Латвии, но и предложили возглавить там новое правительство. При этом ему было сказано, что введение чрезвычайного положения планируется на 20 июля [2606].

В названный день никаких чрезвычайных действий не последовало. В.И. Алкснис склонен объяснять это нерешительностью М.С. Горбачёва. Однако объяснение, вероятно, заключается в другом. 29 июня Литва объявила «стодневный мораторий» на выход из состава СССР «со дня начала переговоров» [2607]. В связи с этим Совет Министров СССР отказался от дальнейшей экономической блокады Литвы, и М.С. Горбачёв подписал указ «Об образовании делегации Союза ССР для проведения переговоров с делегацией Литовской ССР» во главе с Н.И. Рыжковым [2608].

В таких условиях руководство прибалтийских республик вынуждено было отправиться в Москву, где 20 июля (обратите внимание на дату) состоялось совместное заседание Президентского Совета и Совета Федерации [2609].

Однако дезинтеграционные процессы продолжали развиваться. По словам Д. Мэтлока, принятие Россией декларации о независимости «вызвало цепь таких же решений в других республиках, и ещё до конца года все 15 приняли декларации о суверенитете» [2610].

Процесс суверенизации выглядел следующим образом: 16 ноября 1988 г. - Эстония, 18 мая 1989 г. - Литва, 23 сентября 1989 г. - Азербайджан, 4 мая 1990 г. - Латвия, 12 июня - Россия, 20 июня - Узбекистан, 23 июня - Молдова, 16 июля - Украина, 27 июля - Белоруссия, 22 августа - Туркмения, 23 августа - Армения, 24 августа - Таджикистан, 25 октября - Казахстан, 14 ноября - Грузия, 15 декабря - Киргизия [2611].

Тогда же возникла угроза расчленения России.

10 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принял закон «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик» [2612], 26 апреля - закон «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации» [2613].

В результате автономные республики приобрели статус «советских социалистических государств». К тому времени в Советском Союзе существовало 20 автономных республик: по одной в Узбекистане и Таджикистане, две - в Грузии и шестнадцать - в России. Причём на долю этих 16 автономных республик приходилось более четверти всей территории Российской Федерации.

Можно встретить мнение, будто бы союзное правительство пыталось использовать «фактор автономий» для сдерживания выходящих из - под контроля союзных республик, прежде всего России.

Действительно, названные законы представляли собой мину замедленного действия. С одной стороны, они не отрицали того, что автономные республики по - прежнему «входят в состав союзных республик», с другой стороны, признали их «субъектами федерации - Союза ССР» и уравняли в правах с союзными республиками.

Однако в 1990 г. противоречий в данном вопросе между союзным руководством и руководством России не существовало.

Хотя, выступая 14 августа 1990 г. в Свердловске, Б.Н. Ельцин заявил: «Первоначальный вариант моей программы - семь русских государств. Но сам потом понял, что это будет серьёзной ошибкой и этого пока допускать нельзя» [2614]. В то же время принятая 12 июня Декларация о суверенитете России признала «необходимость существенного расширения прав автономных республик, автономных областей, автономных округов, равно как краёв и областей РСФСР» [2615].

В полном соответствии с этим находились слова Б.Н. Ельцина, сказанные им в августе во время поездки по стране [2616] и подтверждённые 13 сентября 1990 г. на заседании Верховного Совета РСФСР: «Берите столько суверенитета, сколько можете переварить» [2617].

В связи с этим напрашивается предположение, что М.С. Горбачёв и Б.Н. Ельцин разыгрывали тогда одну и ту же карту - создавали условия для превращения СССР (когда это понадобится) в объединение нескольких десятков самостоятельных государств, к чему, как мы знаем, призывали А.Д. Сахаров и Г.Х. Попов.

И действительно, 20 июля 1990 г. заявила о своём суверенитете Северная Осетия, 9 августа - Карелия, 29 августа - республика Коми, 30 августа - Татарстан, 20 сентября - Удмуртия, 22 сентября - Марийская республика, 29 сентября - Якутия, 8 октября - Бурятия, 11 октября - Башкирия, 18 октября - Калмыкия, 24 октября - Чувашия [2618].

Более того, Татария признала 15 октября «национальным днём памяти погибших при защите Казани от войск Ивана Грозного» [2619]. Якутия пошла ещё дальше и объявила «землю и все природные ресурсы, а также средства и результаты производства на территории республики её исключительной собственностью» [2620], что означало объявление собственностью республики месторождений золота и алмазов.

Если первоначально речь шла только о суверенитете республик, то 21 августа заместитель спикера российского парламента Р. Хасбулатов и народный депутат России В. Ярошенко на брифинге в Верховном Совете Российской Федерации заявили, что «РСФСР готова взять на себя по сути ответственность за обязательства СССР, а, значит, стать его политическим правопреемником» [2621].

Тогда же, лётом 1990 г., Р.И. Хасбулатов объяснил американскому послу Д. Мэтлоку, что скрывалось за приведёнными словами. По его мнению, Советский Союз доживает последние дни, в ближайшее время он будет трансформирован в конфедерацию, и Россия станет его правопреемником по большинству внешнеэкономических обязательств. Модель этой конфедерации Р.И. Хасбулатов видел в Европейском экономическом союзе [2622].

Выступая 1 августа 1990 г. в Верховном Совете Латвии, Б.Н. Ельцин заявил: «Россия, возможно, будет участвовать в союзном договоре». Возможно, значит, может быть, и не будет. И далее: «...мы подготовили свой вариант, где имеем в виду, что будет договор о создании содружества суверенных государств, имеющем основы конфедерации, независимость и, допустим, каких - то два - три объединяющих элемента» (м. б. оборона, госбезопасность, кредитно - денежные отношения). Вот, пожалуй, и всё, что может быть отдано Центру» [2623].


Содержание:
 0  Глупость или измена? Расследование гибели СССР : Александр Островский  1  ВВЕДЕНИЕ : Александр Островский
 4  Начало кадровых перемен : Александр Островский  8  Как всё начиналось : Александр Островский
 12  Курс на революционные перемены : Александр Островский  16  Курс на революционные перемены : Александр Островский
 20  Операция Метель - 1986 : Александр Островский  24  Операция Метель - 1986 : Александр Островский
 28  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский  32  Мировое сообщество управляемо : Александр Островский
 36  Какая улица ведёт к Храму? : Александр Островский  40  Эстонский полигон : Александр Островский
 44  У истоков политической реформы : Александр Островский  48  Потомки Зубатова : Александр Островский
 52  Плоды экономической реформы : Александр Островский  56  Тбилисская трагедия : Александр Островский
 60  Тбилисская трагедия : Александр Островский  64  Консолидация оппозиции : Александр Островский
 68  Начало русской игры : Александр Островский  72  Бархатные революции : Александр Островский
 76  Второй съезд народных депутатов СССР : Александр Островский  79  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. У ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕРТЫ Глава 1. Быть или не быть Союзу? : Александр Островский
 80  вы читаете: Парад суверенитетов : Александр Островский  81  Демобилизация КПСС : Александр Островский
 84  Местные выборы : Александр Островский  88  Вокруг 500 дней : Александр Островский
 92  На пути в референдуму : Александр Островский  96  За советом в Америку : Александр Островский
 100  Капитуляция : Александр Островский  104  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский
 108  Заговорщики начинают действовать : Александр Островский  112  Развал Союза : Александр Островский
 116  Развал Союза : Александр Островский  119  ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Александр Островский
 120  Использовалась литература : Глупость или измена? Расследование гибели СССР    



 




sitemap