Наука, Образование : Научная литература: прочее : ГЛАВА ДЕВЯТАЯ ВРЕМЯ ШПИОНОВ (1823–1878) : Эрик Фраттини

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


ВРЕМЯ ШПИОНОВ (1823–1878)

Как разбойники подстерегают человека, так сборище священников убивают на пути в Сихем и совершают мерзости.

Книга пророка Осии, 6, 9

Конклав, которому предстояло избрать преемника Пия VII, собрался в 1823 году. Борьба шла между выдвиженцами zelanti и politicanti, единственных фракций, оспаривавших лидерство при Святом престоле. Во главе zelanti стояли руководитель Священного Альянса кардинал Бартоломео Пакка и кардинал Агостино Риварола. Эти люди выступали за то, чтобы сохранить организацию жесткую и консервативную, способную противостоять любым попыткам либерализма проникнуть в Рим. Для zelanti и в особенности для самого Пакка было очевидно, что революционный радикализм стремится к установлению нового порядка даже в стенах самого Ватикана. Пакка, Риваролла и их сторонники защищали ту точку зрения, что ничего не надо менять.

Напротив, politicanti признавали необходимость движения к более открытому устройству церкви. Возглавлявшим эту фракцию кардинал Консальви считал, что надо воспользоваться последовавшим за наполеоновской эпохой развалом в церковных административных структурах и воссоздать управление, которое опиралось бы на реформированную администрацию папских областей.

Католические державы, в большинстве которых у власти еще стояла абсолютистская монархия, не особенно жаловали кардинала Консальви. Его обвиняли в том, что он проводил революционные преобразования, такие, например, как отмена феодального права аристократии или аннулирование привилегий некоторых городов. Те, кто руководил кампанией против бывшего государственного секретаря, старались представить себя патриотами Италии, а его — человеком, который продал австрийцам себя, а заодно и Ватикан. Пакка добился того, что Консальви прибыл на конклав, не имея ни малейшего шанса быть избранным папой.

Стычки между кардиналами Консальви и Пакка имели тот результат, что Австрия фактически наложила вето на избрание кого бы то ни было из кандидатов «ревнителей» «не ввиду жесткости их принципов, а потому, что все они чересчур итальянцы», как писал знаменитый Шатобриан, министр иностранных дел Франции.

Имя Аннибале делла Дженга в списках кандидатов не значилось. Несмотря на то что он в течение уже трех лет занимал должность викария Рима, его сограждане совершенно ничего о нем не знали. Но 28 сентября тридцать четыре из сорока девяти выборщиков отдали ему свои голоса. Удивленный таким выбором делла Дженга сказал тогда: «Вы выбрали мертвеца». В течение последних трех лет кардинал делла Дженга провел больше времени с разными хворями в постели, чем за работой в своем кабинете. Первым актом нового папы, Льва XII, было назначение близкого по своим взглядам к «ревнителям» кардинала Джулио Мария делла Сомалья на пост государственного секретаря и утверждение кардинала Бартоломео Пакка в должности главы разведывательной службы Святого престола.

Новыми врагами Священного Альянса постнаполеоновской эпохи стали разбойники и члены тайных обществ, в частности carbonari (карбонарии). Именно карбонарии организовали восстание в Романье, и для его усмирения Лев XII решил послать кардинала Агостино Риварола: папа надеялся, что он мирно уладит конфликт. Но он не знал, что Риварола получил от кардинала Пакка одобренные государственным секретарем кардиналом Сомалья четкие инструкции покончить с восстанием во что бы то ни стало.

На самом деле никто особенно не принимал карбонариев всерьез. Их считали просто бандитами. Но с начала XIX века в Неаполе, Милане и Калабрии образовались многочисленные секты, зародившиеся в основном в недрах масонских лож и, следовательно, неоднократно запрещавшиеся различными буллами различных пап. Члены обществ carbonari, protectores, independientes, calderari, furegrinos blancos или mafia официально преследовались на территории папских областей организациями, находившимися под контролем Ватикана, такими, как Священный Альянс, а неофициально — при помощи небольших тайных объединений, которые создавались отдельными священнослужителями и осуществляли карательные операции. Среди них были и возродившийся «Черный Орден», и «Круг Октагон», и другие, менее известные объединения, например «Черные одежды», «Общество Тринадцати» или «Последователи Христа».

Агентам Священного Альянса было известно, что во главе карбонариев стоят два человека — Анджело Таргини н Леонидо Монтанари. Но первая попытка арестовать этих людей привела к тому, что один агент шпионской службы был застрелен, а другой тяжело ранен. Бартоломео Пакка жаждал разыскать главарей карбонариев и предать их понтификальному суду.

20 ноября 1825 года Таргини и Монтанари, обманутые неким папским шпионом, выдававшим себя за члена организации карбонариев, были во время встречи с ним арестованы агентами Священного Альянса и солдатами понтификальной гвардии. 21 ноября их перевезли в Рим, 22-го они предстали перед судом, а 23-го были обезглавлены как виновные в нанесении оскорбления римскому папе. Но война между карбонариями и агентами Священного Альянса на этом не закончилась.

Кардинал Риварола, правая рука кардинала Пакка, всерьез занялся тем, чтобы покончить с повстанцами одним ударом. Опираясь на тайную секту под названием sanfedisti («защитники святой веры»), Риварола и агенты Священного Альянса развязали настоящую войну. Тех, кого подозревали в том, что они являются карбонариями или даже только поддерживают это движение, похищали, подвергали допросу под пыткой и в большинстве случаев казнили самым жестоким образом. Полтысячи человек отправились в изгнание или в папские тюрьмы. Когда папа Лев XII узнал о тайных операциях Священного Альянса против карбонариев, которые осуществлялись с молчаливого одобрения государственного секретаря, он отправил в отставку Джулио делла Сомалья, однако могущественного кардинала Пакка не тронул.

С этого момента новый государственный секретарь, Томмазо Бернетти, человек умеренных взглядов и тесно связанный с Консальви, решил держать под строгим контролем агентурную службу, ее деятельность, ее руководителя и, главное, ее действия, направленные против карбонариев. Но, несмотря ни на что, тайная война Священного Альянса с повстанцами не закончилась и на этом.

Следующими попали в руки понтификальной агентурной службы два карбонария — Луиджи Цаноли и Анджело Ортолани. В феврале 1828 года Цаноли удалось выследит), папского посланца, который вез секретные инструкции Бартоломео Пакка монсеньору Франческо Капаччини (через несколько лет Франческо Капаччини оказался в числе тех агентов римского папы, которые осуществляли масштабные акции против карбонариев в Голландии). Паноли следовал за папским курьером до самой границы, после чего убил его и завладел посланиями, которые были скреплены печатями Священного Альянса. Карбонарий укрылся в одинокой хижине где-то в Романье, но люди кардинала Пакка разыскали его. При аресте Цаноли его друг по имени Анджело Ортолани, тоже карбонарий, застрелил одного из солдат понтификальной гвардии.

Оба повстанца были схвачены, преданы суду и приговорены к смертной казни. Луиджи Цаноли 13 марта 1828 года отрубили голову утром, а Анджело Ортолани повесили вечером того же дня. Могущественный кардинал Бартоломео Пакка прекрасно понимал, что значит «око за око, зуб за зуб», и агенты Священного Альянса были готовы действовать согласно этой инструкции.

Вожди карбонариев жаждали отомстить Ватикану за своих осужденных товарищей. В качестве жертвы был выбран не кто иной, как кардинал Агостино Риварола, посланник папы в Романье.

Убийство посланника папы Льва XII было поручено Гаэтано Монтанари, брату Леонидо, и Гаэтано Рамбелли. Проблемы возникли, когда за два дня до даты, назначенной для нанесения удара, портной, который должен был снабдить карбонариев черными одеяниями, чтобы они могли приблизиться к кардиналу Риварола, ошибся и отдал эти одеяния двум священникам. Один из этих священников сотрудничал со Священным Альянсом. На следующий день обоих мстителей арестовали. Монтанари был казнен в конце 1828 года за покушение на убийство кардинала Агостино Риварола, а Рамбелли в том же году повесили за участие в заговоре против папского правления и самого папы. Но эта война не прекратилась и со смертью Льва XII 10 февраля 1829 года.

Кардинал Франческо Саверио Кастильони был одним из самых реальных кандидатов в преемники Пия VII еще во время конклава 1823 года. Рассказывали даже такой анекдот. Однажды во время беседы с кардиналом Кастильони действующий папа, обращаясь к своему собеседнику, сказал: «Ваше Святейшество Пий VIII (имея в виду Кастильони) позже разрешит этот вопрос». Поэтому то, что 31 марта 1829 года Кастильони был избран папой конклавом, во время которого вновь схватились друг с другом zelanti и politicanti, никого не удивило.

Этот краткий понтификат оказался насыщен событиями, которые изменили политическую ситуацию в Европе. Революции, потрясшие в 1830 году Францию, Германию, Польшу, Бельгию и папские области, покончили с Реставрацией. Пий VIII оставил бразды правления своей разведывательной службой в руках кардинала Бартоломео Пакка, человека, который уже пользовался в Римской курии колоссальным влиянием. В числе серьезных проблем, с которыми пришлось столкнуться папе Пию VIII, а следовательно, и Священному Альянсу, были революционные движения, возникновение в пределах папских областей тайных сект и уже традиционно сложные отношения с католической Францией.

Одним из самых блестящих агентов папской разведки в то нелегкое время был монсеньор Франческо Капаччини. Еще будучи папским нунцием в Голландии, Капаччини начал создавать широкую сеть осведомителей. Эти люди проникали и в самые жалкие трущобы, и в салоны аристократии, а Капаччини получал от них множество сообщений совершенно секретного характера, которые касались в том числе и членов Генеральных Штатов — голландского парламента.

Бартоломео Пакка открыл в лице Капаччини золотую жилу и был готов ее разрабатывать. Монсеньору Капаччини были известны даже вещи, касавшиеся членов королевской семьи. Источником информации в последнем случае был некий член Государственного совета, постоянный гость нунциатуры. Информация о гомосексуальных связях, нарушении супружеской верности и прочих интимных подробностях жизни Оранского дома проходила через руки Капаччини и оседала в архивах Священного Альянса в Риме. Пий VIII несколько раз указывал Пакка на методы работы нунция в Голландии, но, с точки зрения главы Священного Альянса, любые методы были приемлемы, если только они применялись в защиту и во имя интересов церкви, Рима, папы и папских областей.

Однажды Франческо Капаччини подал папской агентурной службе сигнал тревоги по поводу одного сверхсекретного дела. «На несколько минут, — писал он, — у меня в руках оказался отправленный послом Голландии при Святом престоле конфиденциальный документ, в котором речь шла о движениях, возникших и развивающихся в пределах папских областей».

Капаччини сумел прочесть этот документ, когда однажды пришел в Министерство иностранных дел Голландии. Ожидая приема у ответственного чиновника департамента по делам религии и воспользовавшись тем, что секретарь на минуту оставил приемную, агент Священного Альянса нашел на столе среди множества пакетов один, на котором имелась пометка: «Святой престол. Конфиденциально и совершенно секретно». Не задумываясь, монсеньор вскрыл пакет и стал читать первую страницу страницу документа.

В сообщении голландцев, датированном летом 1829 года, шла речь о заговоре, организованном рядом лиц в городе Спа, откуда должны были направляться операции против папских областей. Заговорщики, которые располагали значительными средствами и имели возможность печатать памфлеты, планировали поодиночке добраться до тосканского порта Ливорно и под видом паломников пересечь границу папских владений. Оказавшись на территории Святого престола, они должны были приступить к распространению литературы, направленной против папы и в поддержку революции.

Эта информация была передана государственному секретарю кардиналу Альбани и руководителю папской агентурной службы кардиналу Пакка. Агенты Священного Альянса сумели через участвовавшего в заговоре ремесленника подобраться к этой группе революционеров, которые в свою очередь были близки карбонариям. Один из агентов взял на заметку тот факт, что ремесленник был человек молодой и к тому же, как казалось, был не прочь отомстить одному из входивших в злу группу людей. В октябре — декабре 1829 года солдаты понтификальной гвардии задержали около четырнадцати революционеров. Пятеро из них, руководители группы, были приговорены к казни, и приговор был приведен в исполнение.

Если бы на Священный Альянс работали такие же талантливые агенты, как Франческо Капаччини или аббат Саломон, Святой престол был бы, пожалуй, самым осведомленным из европейских правительств. К сожалению, классические приемы шпионажа, применявшиеся Капаччини и Саломоном, не были взяты на вооружение их коллегами, которые работали в других нунциатурах. Многие из этих людей не считали, что шпионаж за другими государствами или правительствами входит в число их пасторских обязанностей. И среди нунциев было немало таких, которые относились к применяемым Священным Альянсом методам безо всякого энтузиазма. Папа Григорий XVI пожаловал монсеньора Франческо Капаччини и кардиналы in pectore[40] 22 июля 1844 года за заслуги перед церковью. Этот выдающийся агент папской разведывательной службы скончался год спустя, 15 июля 1845 года.

Впервые за много лет и даже веков политика Святого престола и его государственного секретаря осуществлялась независимо от какого бы то ни было европейского правительства. Может быть, именно по этой причине до основания потрясшая Францию революция 1830 года была направлена в равной мере и против короны, и против церкви. Стратегия брата гильотинированного Людовика XVI Карла X, который уже шесть лет правил Францией, состояла в том, чтобы поставить на одну доску абсолютизм и церковь и представить ее, таким образом, как врага свободы.

Нунций папы в Париже уже предупреждал Альбани и Пакка, что политика Карла X выставляет церковь и Рим в невыгодном свете перед гражданами Франции, но, похоже, никто не хотел его слушать. В результате в июле нападению революционеров подверглись дворец архиепископа, школа иезуитов, дом миссионеров и нунциатура. И других городах Франции по примеру Парижа разоряли церкви и монастыри. По совету Альбани Пий VIII объявил о прекращении отношений церкви с монархией Карла X и признании нового короля Луи-Филиппа Орлеанского. Следуя рекомендациям Пакка, папа приказал всем епископам и священнослужителям Франции принести обет верности новому монарху, избранному народом. Таким же образом Святой престол признал Бельгию — новое государство, которое возникло в 1830 году в результате объединения католиков и либералов в борьбе за независимость против королевства Нидерландов. Король Голландии, исповедовавший протестантизм, стремился насаждать абсолютизм во всех своих владениях.

Папа Пий VIII скончался 30 ноября 1829 года. Чтобы избрать его преемника, собрался новый конклав.

Этот конклав, как и ожидалось, не оказался быстротечным, скорее наоборот. Чтобы определить, кто станет преемником папы Пия VIII, понадобились пятьдесят дней и около сотни голосований. Кардинал Альберто Каппеллари не фигурировал среди его фаворитов, доказательством чего служит тот факт, что в первый месяц работы конклава никто не голосовал за его кандидатуру.

Когда зачитывались результаты голосования, Каппеллари предложил членам конклава, чтобы за него больше не голосовали. Тем не менее кардинал Цурла, желая выполнить решение конклава, обратился к нему с просьбой принять тиару первосвященника. 2 февраля 1831 года сам глава Священного Альянса кардинал Бартоломео Пакка вручил знаки папской власти Каппеллари, который принял имя Григорий XVI.

Новому понтифику предстояло окунуться в волны потрясших половину Европы революций. Ровно через день после интронизации Григория XVI в Модене началось восстание. Первые успехи обернулись такими завоеваниями, как создание революционного правительства в Болонье, которая объявила себя республикой и где был взят в плен папский легат. Революционные армии продвигались вперед быстро и неудержимо. Они взяли под свой контроль Маркас и Умбрию. Папские войска были не в состоянии сдержать наступление революционеров, когда те уже захватили восемьдесят процентов территорий, составлявших папские области. По совету государственного секретаря Томмазо Бернетти и шефа агентурной службы Бартоломео Пакка папа Григорий XVI решил обратиться к Австрии за военной помощью для подавления восстания. К этому времени Бартоломео Пакка в значительной мере утратил престиж, которым пользовался в Римской курии: агенты Священного Альянса оказались не способны обнаружить столь широкое революционное движение в пределах папских территорий.

Введение в папские области австрийской армии вызвало немедленный протест со стороны Франции. Там уже два месяца не прекращались беспорядки и взрывы бомб, которые устраивали группы революционеров. Одним из этих революционеров был Луи Наполеон, будущий император Франции Наполеон III.

После подавления восстания Англия, Франция, Пруссия и Россия устроили в Риме конференцию и вынудили Григория XVI провести целый ряд реформ, которые призваны были успокоить революционные брожения в умах. Никто из этих сильных мира сего не желал победы революционеров в папских областях: революционная эпидемия могла распространиться оттуда и на остальную Европу.

Папским областям суждено было пережить после ухода австрийских войск новое потрясение — восстание в Романье в 1832 году. Подготовка этого восстания тоже не была вовремя раскрыта секретными службами Ватикана. Единственным, кого удалось арестовать агентам Священного Альянса, оказался Джузеппе Бальцани. Его обвинили и нанесении оскорбления его святейшеству и 14 мая 1833 года казнили через отсечение головы.

В январе 1836 года Григорий XVI решил отправить Гоммазо Бернетти и Бартоломео Пакка в отставку[41]. Возглавить Государственный секретариат папа поручил кардиналу Луиджи Ламбручини, человеку ярко выраженных консервативных настроений, в надежде, что тот применит к революционным движениям и их лидерам политику твердой руки. Одним из самых знаменитых революционеров того времени был основатель организации «Молодая Италия» Джузеппе Маццини, считавший папу римского главным врагом объединенной Италии.

Ламбручини был первым за все время существования Священного Альянса кардиналом, который совмещал руководство Государственным секретариатом с руководством разведывательной службой. По мнению кардинала-консерватора, власть должна была крепко держать в руках и дипломатию (Государственный секретариат), и молот (Священный Альянс). В качестве государственного секретаря Ламбручини должен был вести переговоры о прекращении восстаний с целью водворения мира на церковных землях. В качестве главы Священного Альянса он должен был покончить со всеми революционными движениями, которые могли представлять опасность для почти тысячелетнего владычества понтифика в папских областях.

В начале 1846 года у папы Григория XVI обнаружили рак, от которого он и скончался в июне того же года. За его смертью последовал понтификат Пия IX — самый продолжительный в истории папства, совпавший с самым насыщенным историческим периодом. Карл Маркс, Фридрих Энгельс, Огюст Конт, Фридрих Ницше, Чарльз Дарвин, Кавур, Джузеппе Гарибальди, Отто фон Бисмарк, Наполеон III — вот некоторые из тех исторических фигур, которые прошли перед папой Пием IX и в той или иной форме и степени оказали влияние на его понтификат, длившийся тридцать два года.

Конклав 1846 года разделился на сторонников кардинала Джицци, кандидата сторонников объединенной Италии, сторонников кардинала Джованни Мария деи Конти Мастаи-Ферретти, кандидата умеренно настроенных членов конклава, и сторонников кардинала Луиджи Ламбручини, кандидата zelanti, которые считали его единственным человеком, способным противостоять натиску революционеров, добившись для этого поддержки Австрии.

Беспрерывные споры между членами конклава обещали, казалось, долгие выборы. Но, ко всеобщему удивлению, через сорок восемь часов после первого голосования кардинал Мастаи-Ферретти сумел набрать необходимые для избрания папой две трети голосов. Мастаи-Ферретти принял имя Пий IX, чтобы стать понтификом в Европе, раздираемой войнами и революциями, — поистине необозримом поле деятельности для шпионов всех мастей.

Одним из выдающихся шпионов, с которым пришлось столкнуться Священному Альянсу кардинала Луиджи Ламбручини, был Вильгельм Иоганн Карл Эдуард Штибер. Вильгельм Штибер родился в Саксонии 3 мая 1818 года. Воспитывался он в лютеранской семье, в которой не одобряли ни католическое духовенство, ни власть римского папы. Переехав вместе с семьей в Берлин (отец сто был чиновником), Штибер изучал юриспруденцию в берлинском университете. Именно в те годы он сделался шпиком прусской полиции в университетских кругах. Штиберу не было еще и тридцати, когда Европу начали волновать рабочие движения. Фридрих Вильгельм Прусский опасался, как бы революционеры, следуя примеру Парижа, Вены и Италии, не попробовали лишить трона и его. И Штибер понял, каких высот можно достичь, играя на этих опасениях.

Между 1845 и 1850 годами Штибер продолжал свою адвокатскую деятельность, передавая при этом обильную информацию о своих клиентах, революционерах и представителях интеллигенции, прусской тайной полиции. Его первый контакт со Священным Альянсом имел место 11 августа 1848 года.

В тот день Вильгельм Штибер подошел к молодому священнику — сотруднику папской нунциатуры в Берлине Этот молодой священник был секретарем монсеньора Кирло Луиджи Мориччини, представителя папы Пия IX при прусском дворе. Штибер хотел установить контакт с папскими разведывательными службами из-за некой попавшей ему в руки информации. Прусский шпион любую информацию, любые данные мог продать любому, кого они могли заинтересовать. Вильгельму Штиберу нужны были не деньги, а влиятельность и контакты с другими секретными службами.

Во время встречи с Мориччини шпион сообщил папскому нунцию, что, по словам одного прусского агента, внедренного в ячейку революционеров, готовится покушение на некое лицо, принадлежащее к высшей иерархии Рима, может быть даже на самого римского папу. Мориччини в свою очередь немедленно передал эту информацию руководителю понтификальных секретных служб кардиналу Луиджи Ламбручини и государственному секретарю кардиналу Джованни Солья Черони. Нужно было действовать без промедления, и прежде всего установить, на кого именно революционеры готовят покушение. А это было нелегкой задачей, так как Рим был полон высокопоставленных лиц, близких к Святому престолу, и, следовательно, потенциальных объектов предполагаемой атаки.

Когда Пию IX доложили о том, что сообщил Штибер, он распорядился направить нескольких агентов Священного Альянса в Берлин для сбора более полной информации. В течение двух месяцев люди папы с помощью Вильгельма Штибера внедрялись в группы революционеров в Берлине, но безрезультатно.

Граф Пеллегрино Росси, глава правительства папских областей, родился 13 июля 1787 года в итальянском городе Каррара и изучал право в университетах Павии и Болоньи. Закончив учебу, Росси начал работать на Иоахима Мюрата, короля Неаполя, карбонария и поборника единой и независимой Италии.

После поражения Мюрата в Толентино Пеллегрино Росси был вынужден эмигрировать во Францию, а после разгрома Наполеона при Ватерлоо вернулся в Женеву Через несколько лет папа Пий IX, узнав о взглядах Росси, в основе которых лежала убежденность в необходимости реставрации власти папы в рамках конституционного режима, пригласил его в Рим. Но Росси придерживался еще и того мнения, что свободы, которой требовали революционеры, надо было добиваться постепенно, мирным путем, не нарушая гражданского порядка. Именно за эти идеи его и приговорили к смерти тайные общества, чьи лидеры пребывали в изгнании в таких городах, как Париж, Берлин или Брюссель.

Через три месяца после встречи Вильгельма Штибера и Карло Луиджи Мориччини, 15 ноября 1848 года, Росси направлялся во дворец Палаццо делла Канселлерия, в Законодательную Ассамблею, чтобы изложить там свою программу. Глава правительства папских областей перечитывал в карете свой доклад. Внезапно дверца кареты распахнулась, какой-то человек вскочил на подножку и вонзил кинжал в шею Росси. Тот скончался на месте.

Расследование убийства правителя папских областей вели агенты понтификальной разведывательной службы. Дело было закрыто самым таинственным образом по распоряжению кардинала Луиджи Ламбручини, и обстоятельства его так и осталось невыясненными. Расследование убийства Пеллегрино Росси было прекращено без каких бы то ни было объяснений.

Хотя папа Пий IX громогласно заявлял, что глава правительства папских областей погиб как мученик за дело веры, в народе поползли слухи о том, что на самом деле по убийство было делом рук членов «Черного Ордена» или «Круга Октагон», которыми тайно руководил кардинал Ламбручини. Глава Священного Альянса был признанным zelanti, то есть принадлежал к числу тех, кто не желал даже тени каких-либо свобод внутри церкви и папских областей, послушных непогрешимому авторитету первосвященника.

При такой идеологии кардинала Ламбручини слухи о том, что на самом деле именно он отдал распоряжение убить графа Пеллегрино Росси из-за его либеральных идей в отношении того, какую роль должен был сыграть папа в деле объединения Италии, могли быть весьма близки к истине. Однако закрытие дела одним из заинтересованных лиц помешало установить личность не только исполнителя убийства, но и тех, кто этот заговор задумал. Кардинал Луиджи Ламбручини, стоявший во главе Священного Альянса в течение восемнадцати лет, скончался 12 апреля 1854 года и унес эту тайну с собой в могилу. Но не подлежит сомнению тот факт, что убийство Росси явилось для тайных обществ сигналом к разжиганию пламени революции, которая вынудила папу Пия IX удалиться в изгнание, и провозглашению Итальянской Республики.

На следующий день после гибели политика демонстрации и манифестации переросли в беспорядки и волнения. В ходе этих беспорядков был убит монсеньор Пальма, секретарь римского папы. Под давлением таких обстоятельств понтифик вынужден был назначить министра, которого желал народ, но другая часть населения тем не менее продолжала требовать роспуска швейцарской гвардии и отставки самого Пия IX. И наконец, 17 ноября гражданская гвардия заняла Святой престол и изгнала швейцарцев. Папа был объявлен арестантом революции. А 24 ноября 1848 года Пий IX, как это ранее случалось с папами Пием VI и Пием VII, вынужден был покинуть Рим и укрыться в портовом городе Гаэта в королевстве Неаполь.

Новое временное правительство решило принять Конституцию, которая объявляла о создании Римской Республики. Конституционная Ассамблея передала всю полноту власти триумвирату, в который вошли Маццини, Карло Армеллини и Аурелио Саффи. А 9 февраля 1849 года был издан декрет, по которому папа объявлялся лишенным всяких прав и власти во Временном правительстве Римского Государства; римский папа получал все гарантии, необходимые для исполнения обязанностей духовного отца; Римское Государство объявлялось демократическим государством, которое должно было принять славное название Римская Республика.

По инициативе Испании в Гаэте была созвана конференция католических держав: Франции, Австрии, Испании и Неаполя. А 3 июля 1849 года французский и испанский генералы Николя Шарль Виктор Удино и Фернандо Фернандес де Кордова-и-Балькарсель высадились, не без помощи агентов Священного Альянса, в Чивиттавекье, прорвали линию римской обороны, которую возглавлял Джузеппе Гарибальди, и взяли Рим. В это же время войска остальных союзных держав заняли остальную территорию папских областей. Пий IX смог возвратиться в Рим 12 апреля 1850 года, но было ясно, что конец правления пап приближается неотвратимо.

Ключевую роль в объединении Италии и прекращении существования папских областей сыграл Камило Бенco, граф де Кавур. Первый министр Пьемонта с 1852 года составил четкий план, основанный на двух простых положениях: Chiesa libera in Stato libero (свободная церковь в свободном государстве) и Рим — столица объединенной Италии.

Виктор Эммануил II Савойский, король Пьемонта, отвоевывал с помощью Гарибальди все новые земли для молодой Италии. Он просил папу дать своим подданным те же права, которыми пользовались граждане Пьемонта, а также согласиться на отпадение некоторых территории, входивших в папские области, например Романьи. По совету кардинала Антонелли Пий IX отклонил эту просьбу. «Я не могу отдать то, что мне не принадлежит», — объяснял он Наполеону III. Кроме того, папа боялся, что светская политика, проводимая правительством Турина, распространится на территорию папских областей.

В энциклике Nullus certi, выпущенной 19 января 1860 года, Пий IX разоблачает «святотатственные покушения на авторитет римской церкви» и требует «возвращения того, что было неправедно отторгнуто (т. е. Романьи)». Энциклика заканчивалась угрозой отлучения от церкви узурпаторов прав Святого престола. К концу 1860 года в распоряжении папы оставалось не более трети его прежних областей.

Одним из первых агентов Священного Альянса, заметившим то непростое равновесие, которое устанавливалось между Францией, Австрией и Пьемонтом, был монсеньор Антонино де Лука. Этому нунцию римского папы сначала в Мюнхене (1853–1856), затем в Вене (1856–1863) суждено было стать одним из наиболее полезных источников информации той эпохи.

Этот сицилийский прелат, обладавший глубокими познаниями в области истории, философии и теологии и прекрасно владевший несколькими языками, был в 1829 году призван в Рим для того, чтобы издавать теологическую газету и консультировать ряд департаментов Римской курии. В 1853 году де Лука был послан в качестве нунция в Баварию, а затем, через три года, в Вену — на самый важный в те годы участок папской дипломатии. Краткий курс дипломатии, который он прошел в Мюнхене, помог ему попасть в столицу Австрии.

Когда в 1859 году британский посол во Франции лорд Коули прибыл в Вену в поисках разрешения военного конфликта между Австрией и Францией, государственный секретарь и ответственный за функционирование папской разведывательной службы кардинал Джакомо Антонелли написал де Луке: «С тех пор как дела итальянские перестали быть вопросом дипломатии, нунций должен принимать на себя труды и более тонкого характера». Так и произошло.

С помощью Вильгельма Штибера, который после попытки его недругов предать его в руки правосудия вновь появился в шпионских кругах, епископ Антонино де Лука превратился в неиссякаемый источник информации из Вены для Священного Альянса в Риме.

Первых больших успехов монсеньор де Лука достиг на поприще шпионажа еще во время своего пребывания в Мюнхене. Нунций утверждал, что австрийские агенты (на самом деле речь шла о Штибере) сообщили ему, будто члены некой революционной организации опознали в трех священнослужителях шпионов Священного Альянса и планировали с ними разделаться. Похоже, один из этих агентов очень хорошо поработал, когда надо было доносить папской полиции на активистов-гарибальдийцев. Все агенты Священного Альянса, действовавшие на территории Италии, были, согласно приказанию их тогдашнего шефа кардинала Луиджи Ламбручини, предупреждены о том, что следует принять меры предосторожности.

Однако в начале января 1854 года, когда три шпиона собрались в таверне, туда вдруг вошли Густаво Паоло Рамбелли, Густаво Марлони и Игнацио Манчини. Каждый нападавший имел свой объект нападения. Рамбелли выстрелил в того агента Священного Альянса, который сидел к нему спиной, и убил его наповал. Марлони попытался застрелить второго агента, но его пистолет дал осечку. Священник набросился на Марлони и немедленно его разоружил. Тем временем Манчини выстрелил в третьего агента и смертельно ранил его.

Когда Манчини обернулся, Марлони боролся на полу с папским шпионом. Манчини схватил нож и несколько раз вонзил его в спину священника. Впрочем, тот был убит уже первым ударом. Затем, прежде чем подоспели папские гвардейцы, три революционера скрылись в окружавших таверну узких улочках.

Через семь дней, однако, Рамбелли, Марлони и Манчини все-таки были арестованы. Им предъявили обвинение, их предали суду и приговорили к казни за убийство трех агентов Священного Альянса. 24 января 1854 года все три революционера поднялись на эшафот и были обезглавлены. Приговор подписал государственный секретарь, могущественный кардинал Джакомо Антонелли. Из-за этого сам Антонелли через несколько лет стал объектом покушения со стороны одного из последователей Гарибальди, некоего Антонио де Феличи. Нападавший сумел нанести кардиналу, доверенному лицу папы Пия IX, только рану в правую руку — ту самую руку, которая вскоре и подписала ему смертный приговор.

Оказавшись в Вене, опять-таки с помощью Штибера и его широкой агентурной сети, монсеньор Антонио де Лука снова и с постоянно растущим рвением стал заниматься работой на Священный Альянс. В одном из своих донесений он сообщил, что офицеры-предатели армии Пьемонта предложили ему планы фортификаций Романьи, которая издревле входила в состав папских областей, но была аннексирована в 1860 году королевством Пьемонт. Никто не обратил внимания на эту информацию — никто, кроме Вильгельма Штибера, который и воспользовался ею в 1870 году во время франко-прусской войны.

В марте 1861 года Виктор Эммануил II объявил себя королем Италии. Начались переговоры, во время которых папе давали множество обещаний в плане духовном с тем, чтобы он пошел на уступки в вопросах светских. Переговоры продолжались до 1864 года, и Виктор Эммануил сумел достичь компромисса, обещав не посягать на территорию, где стоял трон святого Петра.

Из-за развала, который переживала империя церкви, связи Священного Альянса в Риме с разбросанными по всему миру агентами почти прервались. Именно по этой причине разведка римского папы и оказалась неспособна предвидеть грядущую войну в Соединенных Штатах.

В 1861 году Соединенные Штаты Америки, которые к тому времени пребывали «соединенными» лишь чуть более восьмидесяти лет, поразила гражданская война. Эта нация совмещала в себе два общества, каждое из которых имело свое социальное устройство, свою политику, свою экономику. Территория этой нации за четыре десятилетия увеличилась в несколько раз за счет выкупа Луизианы у Франции и Флориды у Испании, аннексии Техаса и последовавшей затем войны с Мексикой (1846–1848).

Политическая атмосфера в северных и южных штатах определялась заинтересованностью южан в своих плантациях табака, хлопка и сахарного тростника и в том, чтобы любой ценой сохранить почти три с половиной миллиона рабов, которые их обслуживали; юнионисты же в большей степени развивали торговлю, трансокеанские перевозки и банковский капитал и, следовательно, выдавали кредиты. То есть с одной стороны стояли кредиторы, северяне-капиталисты, с другой — должники, южане-аграрии.

6 ноября 1860 года президентом Соединенных Штатов был избран адвокат, который с трибуны Конгресса высказывался против сохранения рабства, кандидат от Республиканской партии Авраам Линкольн. 20 декабря 1860 года Южная Каролина вышла из объединения штатов. Через несколько дней ее примеру последовали Миссиссиппи, Флорида, Алабама, Джорджия, Луизиана и Техас. В начале февраля 1861 года представители штатов-сепаратистов собрались в столице Алабамы Монтгомери, чтобы создать новое государство — Конфедеративные Штаты Америки.

Временная Конституция Конфедеративных Штатов Америки была во многом подобна Конституции Соединенных Штатов. Однако хотя она и запрещала продажу рабов, вновь привозимых из Африки, тем не менее разрешала торговлю рабами внутри и между отдельными штатами. Южные штаты отделялись, по их утверждению, ввиду сложностей, которые северяне нагромождали вокруг проблемы рабства. Руководителем Конфедерации был избран прежний военный министр Джефферсон Дэвис.

Новый президент Конфедеративных Штатов Америки объявил набор в армию. Ему нужны были сто тысяч добровольцев. Следуя своему плану самообороны, Конфедерация захватила федеральные арсеналы, военные учреждения, почтовые и таможенные службы, расположенные в южных штатах. Форт Семтер у залива Чарлстон не сдался южанам. Когда Авраам Линкольн объявил о своем намерении послать подкрепление, конфедераты поняли, что следует действовать силой. В 4.30 утра 12 апреля 1861 года пушка южан произвела первый выстрел Гражданской войны в Америке. Линкольн считал, что агрессорами были южане.

Во время Гражданской войны, которая длилась с 1861 по 1865 год, Священный Альянс пользовался услугами Луи Бинссе, консула римского папы в Нью-Йорке. Его секретные донесения не были ни захватывающими, ни даже интересными. Например, в то время когда после атаки на форт Семтер уже разворачивались военные действия, Бинссе писал своим шефам в папской разведывательной службе о торговых судах, направлявшихся в те или иные порты в папских областях, или о некоем гражданине с итальянской фамилией, который явился с просьбой о визе.

Анализ сообщений Бинссе приводит к заключению, что этот агент Священного Альянса на самом деле основывал свою информацию на сиюминутной политической ситуации, которую по большей части выводил из газетных статей, а не на результатах сложной работы разведчика, что не мешало ему, однако, добывать важные сведения. Примером может служить открытие, которое Бинссе сделал в июне 1861 года почти случайно.

Луи Бинссе пригласили на прием, который устроили в Нью-Йорке юнионисты, военные и политики с целью собрать средства для правого дела. Во время приема к Бинссе подошли несколько дам, которые понятия не имели о том, что этот человек на самом деле был агентом папской разведки, и спросили, что он думает о Джузеппе Гарибальди. Эти дамы-юнионистки, по всей видимости, не знали и того, что Гарибальди был врагом папы Пия IX и, соответственно, его консула в Нью-Йорке. Агент Священного Альянса пустил в ход все свое обаяние и сумел-таки заставить проговориться жену одного из генералов: оказывается, президент Линкольн лично пригласил этого самого Джузеппе Гарибальди, чтобы тот консультировал его генералов по вопросам тактики ведения войны.

Агент Бинссе доложил в Рим Священному Альянсу и государственному секретарю кардиналу Джакомо Антопелли о намерениях лидера юнионистов. Узнав эту но-пость, Святой престол поднял такой скандал, что Линкольн вынужден был отозвать свое предложение и принести формальные извинения папе Пию IX. Тем не менее тысячи гарибальдийцев-добровольцев, состоявших в знаменитых отрядах «краснорубашечников», образовали так называемый Американский Легион Гарибальди, который храбро дрался бок о бок с юнионистами на различных полях сражений Гражданской войны. Как только сообщения об этом достигли Рима, консульство в Нью-Йорке превратилось в самый настоящий генштаб шпионажа, откуда в Рим переправлялась вся информация, которая поступала от епископов, священнослужителей, монахов из всех уголков Соединенных Штатов — и с севера, и с юга.

Известия о морской блокаде южных штатов северянами, в результате которой военные позиции Конфедерации значительно ослабли, поступали вперемешку с прошениями некой общины монашек о финансовой помощи, сообщение о кончине епископа — вместе с сообщением о начале строительства нового собора. Ни Священный Альянс в Риме, ни Луи Бинссе в Нью-Йорке не разделяли поступающую информацию на важную, маловажную и совершенно бесполезную. Святой престол полагал, что для фильтрации поступающей из охваченных войной Соединенных Штатов информации необходимо было бы привлечь десятки тысяч священников и чиновников, которые работали бы в Римской курии, а папа Пий IX полагал нецелесообразным привлекать дополнительные ресурсы в период распада папских областей.

Иное дело — демонстрация позиции Ватикана и Священного Альянса в отношении той или другой конфликтующей стороны. Первым попытался оказать давление на папу и государственного секретаря архиепископ нью-йоркский Джон Хыоз. Уже через десять дней после нападения на форт Семтер Хьюз заявлял Пию IX и кардиналу Антонелли, что служит единственно церкви, а не национальным интересам того или иного народа, но на самом деле архиепископ Нью-йоркский был тайным агентом и пропагандистом Вашингтона. Жалованье ему платило правительство Линкольна, а его донесения прочитывал государственный секретарь Уильям Сьюард.

Миссия, порученная Сьюардом архиепископу Джону Хьюзу, состояла в том, чтобы отправиться в Рим и добиться от папы Пия IX публичных заявлений о поддержке им правого дела, за которое сражаются северяне. Для достижения этой цели Хьюз неожиданно явился перед Святым престолом с утверждением, что, работая на Священный Альянс, он обнаружил, что Конфедерация планирует нападение на Мексику и на католические страны Карибского бассейна.

Но симпатии Пия IX и его государственного секретаря, кардинала Джакомо Антонелли, к северянам стали остывать после того, как с мая 1863 года в Священный Альянс начали поступать иные сообщения. Сообщения эти посылал Мартин Сполдинг, архиепископ Луисвилля в принадлежащем Конфедерации штате Кентукки. Как и Хьюз от правительства Линкольна, Сполдинг тайно получал значительные денежные суммы от правительства Джефферсона Дэвиса за то, чтобы постараться добиться от папы поддержки дела южан. Направлял Сполдинга в основном Джуда Бенджамин, секретарь конфедеративного государства.

В донесении Священному Альянсу архиепископ Сполдинг уверял, что борьба за освобождение рабов была на самом деле не чем иным, как политическим движением аболиционистов-протестантов, и что истинными католиками являлись на самом деле южане. В одном из писем Антонелли монсеньор Мартин Сполдинг утверждал, что «негры по природе своей слишком склонны вести жизнь распутную и еще не готовы к свободе. Кроме того, их освобождение может привести к общественным беспорядкам, которые скомпрометировали бы работу с неграми миссионеров церкви».

Донесения Джона Хьюза и Мартина Сполдинга показали Священному Альянсу, что католические епископы не ныли застрахованы от политических симпатий и иногда оказывались более преданы соответственно конфедератам и юнионистам, чем Святому престолу. Некачественная информация, получаемая агентами понтификальной разведывательной службы во время этого конфликта, продемонстрировала существенную непоследовательность м политике отношений Рима с Вашингтоном, где находилось правительство юнионистов, и Ричмондом, где размещалось правительство конфедератов. Сначала папа Инн IX выразил сочувствие делу северян, затем встал на сторону южан, затем снова «отклонился к северу». Может быть, именно в 1865 году, после победы северян над южанами, лица, ответственные за разведывательную службу Ватикана, проанализировав все произошедшее за время этой войны, осознали, что, если они хотят, чтобы Священный Альянс стал в будущем надежным орудием и обеспечивал папам возможность принимать в каждой конкретной ситуации адекватные решения, необходимо вести подготовку профессиональных агентов.

Первым делом кардинал Антонелли распорядился, чтобы все административные единицы церкви, нунциатуры и епископаты еженедельно представляли политические отчеты, в которых отражалась бы политическая жизнь данного региона; названия подлежащих цензорской оценке книг; названия газет и политические идеи, которые они отстаивают; занятия и развлечения населения; портреты государственных служащих; передвижения подозрительных иностранцев и путешественников и, главным образом, информация о политически опасных группах и движениях. Эти отчеты направлялись в Государственный секретариат, который занимался отделением информации от внутренних агентов, интересной только полиции Рима, от информации агентов внешних, необходимой только Священному Альянсу.

Одним из самых способных агентов секретной службы Ватикана в деле подбора и анализа информации был, вне всякого сомнения, монсеньор Танкреди Белла. Еще будучи молодым представителем папы в маленьком городке Риети, расположенном к северу от Рима, этот человек показал себя как способный деятель агентурной службы: он сумел раскрыть организацию Fedelta е Misterio («Верность и тайна»). Члены этой организации устраивали акты саботажа против австрийцев и папских властей, пока их не удалось обезвредить благодаря сведениям, полученным от Танкреди Беллы.

В 1859 году прибывший в Анкону в качестве делегата Танкреди Белла, едва не попав в руки итальянских патриотов, сумел тем не менее раскрыть поддерживаемый правительством Пьемонта заговор, целью которого было свержение власти папы в этом регионе. Полученные Беллой сведения были чрезвычайно важны. Он обнаружил, что с середины апреля 1859 года множество добровольцев со всех концов Италии собиралось в Пьемонте, чтобы поступить в распоряжение Гарибальди и воевать в корпусах «альпийских охотников» против австрийцев; он узнал также, что антипапская эмиграция посылала утроил офицерам папской полиции и их семьям в Романье, на подвластной папе территории, и что у самой границы с Пьемонтом концентрируется сильный контингент французской армии.

Между мартом и августом 1860 года монсеньор Белла получал от одного из своих агентов сообщения о том, что здоровье Гарибальди не в порядке и что, несмотря на это, герой Объединения направился во главе соединения из пяти тысяч человек в сторону Сицилии. Значительную часть этого войска составляли члены подпольной организации protectores, объединившейся с карбонариями. Эти люди были основной движущей силой гарибальдийской кампании, результатом которой стало освобождение Сицилии в 1860 году.

Агенты Беллы поставляли разведывательные данные высшего качества отчасти потому, что этот человек имел спою собственную агентурную сеть, не подконтрольную Священному Альянсу в Риме. Так он был более независим и своей деятельности. В качестве делегата Белла направлял работу десяти или двенадцати агентов, каждый из которых вербовал своих собственных осведомителей. Одним из таких осведомителей был инспектор полиции юрода Пезаро, который раньше служил в полиции Тосканы и Венеции. После присоединения Великого Герцогства Тосканского к королевству Италия в 1860 году этот полицейский решил переселиться в Пезаро, один из портовых городов на Адриатике. Агент Священного Альянса решил оставить службу в папской разведке и поступить в полицию Неаполя, но еще многие годы продолжал поставлять информацию монсеньору Белле.

Еще одним активным агентом Беллы была служанка, которая работала у Одо Рассела, дипломата и агента английской секретной службы в Риме между 1858 и 1870 годами. Через человека Священного Альянса в доме Рассела государственный секретарь узнавал о визитах в Рим разных важных персон, от аристократов, дипломатов и журналистов до священнослужителей и банкиров. И дипломатическая почта тоже стала для папских шпионов важным источником информации. В 1860 году американский посол в Риме передал государственному секретарю ноту протеста по поводу того, что переписку между посольствами Соединенных Штатов в Париже и Риме вскрывали и читали папские шпики. Двумя годами позже посол сообщил в государственный департамент, что вся почта, которую он получал из Вашингтона, поступала в открытых конвертах.

С другой стороны, как это ни странно, Священный Альянс не принял никаких мер, когда телеграфная служба римского папы обнаружила шифрованные послания, которыми обменивался представитель королевства Пьемонт в Риме со своим министром иностранных дел, графом де Кавуром. Разведывательная служба понтифика не предприняла никаких усилий для раскрытия примитивного пьемонтского кода, хотя это помогло бы ей установить, какие планы вынашивал Савойский дом относительно будущего Италии. Римское герцогство, единственная территория, остававшаяся во владении папы, находилось под защитой войска Наполеона III до тех пор, пока в конце 1866 года Кавур не добился ухода французов из Рима.

19 июля 1870 года началась франко-прусская война, и Наполеон III вынужден был отвести свои силы из Рима.

Когда последний французский солдат покинул пределы столицы понтифика, король Виктор Эммануил объявил, что твердо намерен оккупировать Рим, чтобы, по его собственным словам, «обеспечить поддержание порядка». Папа Пий IX ответил: «Я благословляю Господа, который дозволил, чтобы В.Э. наполнил горечью последние годы моей жизни. В остальном же я не могу ни принять требования, ни согласиться с принципами, которые изложены в Вашем послании. Я снова призываю Господа и отдаю в руки его мое дело, которое есть совершенно его дело, и молю его, чтобы он даровал В.Э. сострадание, столь Вам необходимое».

20 сентября 1870 года армия Пьемонта под командованием генерала Кардона, не встретив сколько-нибудь значительного сопротивления, входила в Рим через Пуэрта Пиа. Взятие Вечного города стало последним шагом к бесповоротному объединению Италии.

Новое итальянское государство постаралось разрешить сложную ситуацию с односторонним «Законом о Гарантиях» от 13 мая 1871 года, который признавал неприкосновенность персоны римского понтифика. Пий IX отверг этот закон, поскольку признание его означало бы признание оккупации Рима и той скудной территории, которая осталась от бывших папских областей. В ответ на реакцию понтифика Виктор Эммануил расположился в Квиринальском дворце, исторической резиденции римских пап, заявив при этом: «Мы пребываем в Риме и в Риме останемся».

Папа стал вести политику Non possumus («Мы не можем») по отношению к отторжению его владений и считать себя пленником Савойского дома в Ватикане. Шестого ноября 1876 года в возрасте семидесяти лет скончался доверенный человек папы, могущественный кардинал Джакомо Антонелли, человек, в течение двадцати семи лет занимавший пост государственного секретаря и в течение двадцати двух лет — должность главы Священного Альянса.

В 1877 году начало сдавать и здоровье восьмидесятишестилетнего Пия IX. Итальянское правительство загодя начало подготовку церемонии похорон понтифика, поскольку уже раньше провело церемонию похорон своего главы. Любопытно, что судьба распорядилась так, что Виктор Эммануил, непримиримый враг папы, умер 9 января 1878 года, за четыре недели до кончины Пия IX, В первые дни февраля 1878 года понтифик дал еще несколько аудиенций, но вечером 7 февраля в результате простуды, сопровождавшейся сильным жаром, он ушел из жизни после пребывания на троне святого Петра в течение тридцати одного года, семи месяцев и двадцати дней.

Со смертью Пия IX и потерей папских областей заканчивалась целая эпоха истории понтификата. Последующим папам и агентам Священного Альянса предстояло пережить трагические годы. Апокалипсический Всадник — всадник войны — должен был вскоре промчаться и небе Европы и ввергнуть ее землю в кровопролития и разорение.


Содержание:
 0  Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана : Эрик Фраттини  1  ВВЕДЕНИЕ : Эрик Фраттини
 2  ГЛАВА ПЕРВАЯ МЕЖДУ РЕФОРМОЙ И НОВЫМ СОЮЗОМ (1566–1570) : Эрик Фраттини  3  ГЛАВА ВТОРАЯ МРАЧНЫЕ ВРЕМЕНА (1570–1587) : Эрик Фраттини
 4  ГЛАВА ТРЕТЬЯ ВРЕМЯ АВАНТЮР (1587–1605) : Эрик Фраттини  5  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ (1605–1644) : Эрик Фраттини
 6  ГЛАВА ПЯТАЯ ЭРА ЭКСПАНСИИ (1644–1691) : Эрик Фраттини  7  ГЛАВА ШЕСТАЯ ЭПОХА ИНТРИГ (1691–1721) : Эрик Фраттини
 8  ГЛАВА СЕДЬМАЯ НЕДОЛГИЕ ПРАВЛЕНИЯ (1721–1775) : Эрик Фраттини  9  ГЛАВА ВОСЬМАЯ ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ ОРЛОВ (1775–1823) : Эрик Фраттини
 10  вы читаете: ГЛАВА ДЕВЯТАЯ ВРЕМЯ ШПИОНОВ (1823–1878) : Эрик Фраттини  11  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ СОЮЗ НЕПРАВО УМСТВУЮЩИХ (1878–1914) : Эрик Фраттини
 12  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ АПОКАЛИПСИЧЕСКИЙ ВСАДНИК (1914–1917) : Эрик Фраттини  13  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ ИНТРИГИ ВО ИМЯ МИРА (1917–1922) : Эрик Фраттини
 14  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ ЭПОХА ДИКТАТУР (1922–1934) : Эрик Фраттини  15  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ЭПОХА ТЕРРОРА (1934–1940) : Эрик Фраттини
 16  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ КОНЕЦ ТЫСЯЧЕЛЕТНЕГО РЕЙХА (1940–1945) : Эрик Фраттини  17  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ ОДЕССА И ВАТИКАНСКИЙ КОРИДОР (1946–1958) : Эрик Фраттини
 18  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ НОВЫЕ СОЮЗЫ (1958–1976) : Эрик Фраттини  19  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ БАНК ВАТИКАНА И СДЕЛКИ ГОСПОДНИ (1976–1978) : Эрик Фраттини
 20  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ЧАС УБИЙЦ (1979–1982) : Эрик Фраттини  21  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ ПОЛЬСКИЕ ГОДЫ (1982–2005) : Эрик Фраттини
 22  ЭПИЛОГ ГРЯДУЩИЕ ГОДЫ. БЕНЕДИКТ XVI : Эрик Фраттини  23  ПАПЫ РИМСКИЕ ОТ СОЗДАНИЯ СВЯЩЕННОГО АЛЬЯНСА ДО НАШИХ ДНЕЙ : Эрик Фраттини
 24  Использовалась литература : Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана    



 




sitemap