Наука, Образование : Научная литература: прочее : ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ ПОЛЬСКИЕ ГОДЫ (1982–2005) : Эрик Фраттини

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ


ПОЛЬСКИЕ ГОДЫ (1982–2005)

Ибо вот, нечестивые натянули лук, стрелу свою приложили к тетиве, чтобы во тьме стрелять в правых сердцем.

Псалмы, 10, 2

Восьмидесятые годы были изматывающими для Священного Альянса из-за операций, которые проводились за границей. Большинство его активов было направлено и Польшу, а еще одна группа средств — в Центральную Америку. Именно в это время монсеньор Луиджи Поджи попросил понтифика освободить его от «столь высокой ответственности». Но Иоанн Павел II не собирался менять главу своей разведки в столь критический момент. Прошение Поджи было восьмикратно отвергнуто папой.

В Польше дела шли все хуже и хуже. Страна находилась на грани катастрофы. 4 ноября 1981 года Ярузельский предложил Валенсе и кардиналу-примасу Польши Йозефу Глемпу создать так называемый «Фронт национального согласия», чтобы найти способ положить конец царившему в стране хаосу. Валенса отказался, потому что Ярузельский просто хотел потопить «Солидарность» во множестве других профсоюзов.

Тогда Священный Альянс сообщил папе Иоанну Павлу II, еще только находившемуся на пути к выздоровлению, кардиналу Касароли и монсеньору Луиджи Поджи о письме с выражением протеста, которое Брежнев написал Ярузельскому. Текст этого письма удалось заполучить агенту разведки понтифика и помощнику Ярузельского полковнику Ришарду Куклинскому, которого ватиканские шпионы знали под кличкой Гуль. Письмо советского лидера генералу Ярузельскому кончалось словами: «Предупреждаю Вас, что социализм погибнет, если Вы позволите «Солидарности» и церкви играть слишком большую роль в управлении страной». Несомненно, это было скорее предупреждение, а не анализ ситуации.

Утром 30 ноября посол по особым поручениям Рональда Рейгана Вернон Уолтерс был принят верховным понтификом. Во время этой аудиенции американский дипломат показал папе целую серию фотографий, полученных со спутников-шпионов. На черно-белых снимках можно было различить башни верфей и молов Гданьска и не более чем в сорока километрах от них — колонну движущихся объектов. Это были танки советского производства, которые приближались к верфям. Папа знал лучше Уолтерса, что это означало.

Агент Гуль сообщил связному Священного Альянса, что генерал Ярузельский и польский Генеральный штаб готовят военную операцию, чтобы ввести военное положение. Беда была в том, что неизвестно было, ни как они намереваются это осуществить, ни когда. После этого сообщения связь с Гулем оборвалась. Утром Куклинский присутствовал на совещании в кабинете помощника главнокомандующего польской армией, на котором конкретизировался план введения военного положения. В огромном помещении, полном карт и фотоснимков, генерал сказал Куклинскому, что неизвестно, каким образом, но Ватикан и американцы узнали об этом плане. По-видимому, кто-то, находившийся в стенах Ватикана, информировал КГБ, а КГБ — своих польских коллег о том, что агент Священного Альянса, возможно офицер, приближенный к высшим эшелонам власти, передает информацию секретным службам США и Ватикана.

Полковник Ришард Куклинский по кличке Гуль помчался домой, к своей семье. Через несколько дней он смог сообщить ватиканскому связному, что ему надо бежать со всей семьей и что для этого ему требуется надежное окно. Монсеньор Луиджи Поджи привел в действие машину папской разведки, чтобы создать безопасный коридор для побега своего шпиона.

Благодаря связям с курией Канады и благодаря тому, что Куклинский каждый день проходил мимо посольства этой страны в Варшаве, Священный Альянс сумел подготовить план бегства. Для этого назначена была следующая пятница — праздничный день во всей Польше.

Утром Куклинский, за которым неотступно следили, и все члены его семьи сели в машину. С собой они везли корзины с едой для пикника на природе. На самом деле в этих корзинах были спрятаны документы семьи. Приближаясь к проспекту, на который выходили главные ворота здания канадского посольства, автомобиль увеличил скорость и вдруг резко свернул налево, а груженный металлическими трубами грузовик с агентом Казимиром Пржидатеком за рулем преградил дорогу двум черным автомобилям, которые ехали следом за Куклинским. Когда машина экс-агента на полной скорости влетела во двор дипломатического представительства, огромные створки ворот захлопнулись. Жизнь полковника Ришарда Куклинского, Гуля, лучшего агента Священного Альянса в Польше, была спасена. Длинная рука Луиджи Поджи при помощи ЦРУ сумела выручить своего агента и всю его семью[79]. А 12 декабря генерал Войцех Ярузельский ввел в стране военное положение.

Пока коридоры Ватикана сотрясали ужасные известия с родины понтифика, в глубинах IOR Пол Марцинкус готовил одну из самых выгодных операций, которые когда-либо до этого осуществлял Банк Ватикана. Для этого Марцинкус выбрал трех агентов во главе со шпионом отцом Казимиром Пржидатеком, который вернулся из Варшавы после участия в спасении Куклинского и его семьи, чтобы в конце 1981 года принять на себя руководство операцией «Летучая рыба».

С 24 марта 1976 года, когда военная хунта, которую образовали высокие военные чины во главе с генералом Хорхе Рафаэлем Видела, свергнув президента Исабель Мартинес де Перон, захватила власть в Аргентине, отношения между Буэнос-Айресом и Святым престолом стали теплее. Многие члены триумвирата, такие, как, например, адмирал Эдуардо Массера, имели важные контакты с ложей Р2 Личо Джелли.

Именно благодаря ему и под прикрытием свободных агентов Священного Альянса Роберто Кальви переводил через компанию «Беллатрикс» (собственность Ватикана) миллионы долларов аргентинской хунты, на которые приобретались ракетные снаряды «Эксосет» (Exocet) французского производства. Эта тайная операция получила название «Летучая рыба», от слова Exocoetus, латинского названия рыбы, которая скользит по волнам, касаясь поверхности воды, точно так же, как ракеты «Эксосет»[80]. Пока аргентинская армия старалась при помощи Кальви и секретных служб Ватикана заполучить как можно больше таких снарядов, премьер-министр Маргарет Тэтчер и английская разведывательная служба MI 6 прилагали максимум усилий к тому, чтобы этого не допустить. «Аргентинцы имели только ограниченное число обладающих огромной поражающей силой ракетных снарядов «Эксосет» и делали все возможное для того, чтобы увеличить свой арсенал… Мы, со своей стороны, делали то же самое, чтобы им помешать», — напишет сама Тэтчер через много лет в своих мемуарах «Годы, проведенные на Даунинг-Стрит» (The Downing Street Years).

Британская разведка получила от Маргарет Тэтчер приказание, не считаясь с силами и средствами, обнаруживать и пресекать любые попытки аргентинцев заполучить ракеты «Эксосет» или любое другое оружие такого типа. Аргентина подписала с французским правительством контракт на покупку четырнадцати самолетов «Супер-Этандар» и четырнадцати «Эксосет» в 1981 году. Но к 12 апреля 1982 года аргентинцы получили только пять самолетов и пять ракетных снарядов.

Премьер-министр Великобритании в то время не знала, что на черном рынке оружия снаряды «Эксосет» разыскивали не аргентинцы, а тайная команда, которой дирижировала ложа «Пропаганда-2». Финансировал работу этой команды Ватикан, а входили в нее агенты Священного Альянса.

Из одного из докладов MI 6 следует, что аргентинская военная хунта получила шесть снарядов «Эксосет» неизвестными путями. Плоды операции «Летучая рыба» аргентинцы пожали в полной мере, когда 14 мая 1982 года с военно-морской базы Рио-Гранде вылетели два «Супер-Этандар», каждый из которых нес один «Эксосет». Потом они опустились очень низко, чтобы оказаться в мертвой зоне радаров и не быть обнаруженными англичанами. Оба пилота зафиксировали одну большую цель и три цели средней величины, навели свои «Эксосет» на самую крупную цель и, находясь примерно в пятидесяти километрах от нее, осуществили залп. Английский корабль «Шеффилд» получил неустранимые повреждения.

К концу конфликта от снарядов, добытых с помощью людей Ватикана, пострадали английские корабли «Шеффилд» и «Гламорган», а также контейнеровоз «Атлантик Конвейор», в результате чего англичане потеряли пятьдесят пять человек убитыми, а более сотни солдат получили ранения.

К концу операции «Летучая рыба» принадлежащая Святому престолу финансовая компания пропустила через свои счета более семисот миллионов долларов, причем одиннадцать миллионов оказались в казне «В» государства Ватикан. Как установило произведенное задним числом расследование, эти деньги предназначались главе Священного Альянса кардиналу Луиджи Поджи, главе IOR монсеньору Полу Марцинкусу и главе ватиканской дипломатии кардиналу Агостино Касароли для оказания, с разрешения понтифика Иоанна Павла II, финансовой помощи польскому профсоюзу «Солидарность». Однако некая неведомая сила была полна решимости «расплатиться по всем счетам», которые еще оставались неоплаченными после скандала с банком «Амброзиано», и в первую очередь должен был получить свое Роберто Кальви, которого называли «банкиром Господа».

С 31 мая 1982 года Кальви неустанно подавал жалобы нескольким кардиналам, в том числе Пьетро Палаццини, префекту Конгрегации Беатификации. Кальви говорил им угрожающим тоном, что, если банк «Амброзиано» потерпит крах, вместе с ним потерпит крах и Банк Ватикана. Вот уже несколько лет Кальви требовал от Марцинкуса совместного разрешения проблемы колоссального долга, который накопили заокеанские отделения сети предприятий, организованной IOR и банком «Амброзиано». Но попытка объединения в очередной раз провалилась. Тогда Кальви пригрозил директору IOR Луиджи Меннини, что расскажет все, что ему известно о Банке Ватикана, финансовым контролирующим органам Италии.

В понедельник 7 июля Роберто Кальви подробно описал совету директоров драматическую ситуацию, в которой находился банк, и заявил, что если Банк Ватикана не вернет кредиты, придется делать заявление о банкротстве. На следующий день банкира посетил странный визитер, некий Альваро Джардили, который, по сведениям полиции, мог иметь отношение к мафии и Священному Альянсу Ватикана. Джардили сообщил Роберто Кальви, что его жене и детям угрожает смертельная опасность. По всей видимости, Джардили был связан еще и с неким Винченцо Касилло, наемным убийцей из мафиози, который иногда выполнял кое-какую работу по поручению Марцинкуса и разведывательных служб Ватикана. Позже прокуратура Рима установила, что Касилло был одним из непосредственных убийц Роберто Кальви. Сам Винченцо Касилло был убит 23 января 1983 года.

Претензии Роберто Кальви становились все опаснее не только для IOR, но и для операций Священного Альянса в Польше. «Банкир Господа» открыто заявлял, что Пол Марцинкус, дабы избежать расследования по понтификальному повелению или контрразведкой Ватикана Sodalitium Pianum, которой руководил Луиджи Поджн, без разрешения позаимствовал из казны сто миллионов долларов, предназначенных профсоюзу «Солидарность» Леха Валесы[81].

В одиннадцать утра 14 июня монсеньор Пол Казимир Марцинкус подал официальное заявление о выходе из совета директоров «Банка Амброзиано Оверсайз Лимитед» (BAOL), размещенного в Нассау. Через этот банк IOR приобрел неконтролируемые фонды, приближавшиеся к миллиарду долларов. Эти фонды могли заткнуть дыры в бюджете банка «Амброзиано».

Во вторник 15 июня Роберто Кальви приехал в Лондон и зарегистрировался в «Челси Клойстерз», в номере 881. «Клойстерз» — отель, подходящий для путешествующего коммерсанта, но не для президента одного из самых крупных и влиятельных католических банков Европы. В среду 16 июня Кальви перестает доверять кому бы то ни было и даже заявляет по телефону своей жене Кларе, что «боится черных людей из постоянного окружения Пола Марцинкуса, ибо они всегда сумеют его разыскать».

В четверг 17 июня Кальви продолжает отчаянно убеждать свою семью по телефону уехать из Швейцарии и укрыться в Соединенных Штатах.

В пять часов вечера Кальви был исключен из руководства банка «Амброзиано». Узнав об этом, «банкир Господа» понял, что все кончено и ему остается жить не более нескольких часов. Около десяти вечера, как зафиксировано в документах прокуратуры Рима, два человека, говорившие по-итальянски, агенты Священного Альянса или убийцы-мафиози, встречают Роберто Кальви в его отеле, вместе с ним выходят через заднюю дверь, в обход швейцара, и садятся в черный лимузин. На следующий день Роберто Кальви нашли повешенным на лондонском мосту Блэкфрайерз (Blackfriars) — «Черные братья».

Тело Кальви вскрывали трижды, и трижды было подтверждено, что смерть наступила в два часа ночи 19 июня 1982 года. Известный судебный медик Антонио Форнари констатировал в своем заключении, что нет никакого сомнения в том, что Кальви был убит. Для того чтобы таким образом совершить самоубийство, Кальви должен был спуститься по крутой мокрой лестнице, а потом подпрыгнуть почти на метр, чтобы оказаться на платформе под мостом — и все это по колено в воде (было время прилива) и имея в карманах брюк и пиджака почти пять килограммов камней. Более того, уже оказавшись на платформе, он должен был еще вскарабкаться на почти семиметровую высоту, чтобы повеситься на балке, на которой был обнаружен. Не было ни малейшего сомнения в том, что Роберто Кальви был убит, и никто так никогда и не узнал о том, что произошло в Милане за несколько часов до того, как его убили.

В тот самый вечер, 18 июня, в банк «Амброзиано» пришли два человека, которые заявили, что они присланы из Ватикана, чтобы передать в банк пакет документов из IOR. Элегантный лифт поднял их на четвертый этаж величественного здания. В глубине коридора находилось помещение, служившее кабинетом всемогущего Роберто Кальви, который еще был жив в Лондоне. Вновь прибывшие вошли в небольшой кабинет, соединенный дверью с кабинетом Кальви. В нем работала Грациэлла Коррокер, преданная секретарша «банкира Господа», одна из посвященных в тайны своего доселе могущественного шефа. Через пару минут она выбросилась из окна, совершив «самоубийство». Записка, которую нашла полиция, расследовавшая происшедшее в банке «Амброзиано», была адресована Роберто Кальви. Ни слова о семье, жизни, друзьях. Только обвинения в адрес начальника.

В сентябре Личо Джелли обвинили в шпионаже, политическом заговоре, связях с преступниками и мошенничестве. Вначале ему удавалось избежать ареста, но 13 сен ября великий магистр ложи Р2, человек, которого все звали Burattinario (Кукловод), был взят под стражу в Женеве при попытке унести в чемодане 50 миллионов долларов, снятых со счета в банке.

Еще через месяц, 2 октября 1982 года, Джузеппе Деллака, один из высших чинов администрации банка, тоже «покончил жизнь самоубийством», выбросившись из окна своего кабинета на шестом этаже того же здания банка «Амброзиано» в Милане. По всей видимости, он выполнял роль курьера по особым поручениям между Роберто Кальви и монсеньором Полом Марцинкусом. Деликатная работа Деллака состояла в том, чтобы передавать послания, которые ни в коем случае нельзя было доверить бумаге. Джузеппе Деллака знал слишком много и тоже должен был умереть.

Так постепенно некая таинственная рука расставляла все оставшиеся точки над i. Вдова «банкира Господа» Клара Кальви говорила: «Ватикан убил моего мужа, чтобы скрыть банкротство Банка Ватикана». Со времени провала Микеле Синдоны Роберто Кальви принял на себя его работу по отмыванию денег мафии. Он крутил деньги Р2, покупал, переправлял, продавал оружие, переводил деньги высокопоставленных лиц, которые утаивались от налоговых органов Италии, в свободные зоны, финансировал диктаторские режимы в Никарагуа, Уругвае, Аргентине, Парагвае.

В октябре 1982 года Иоанн Павел II создал специальную комиссию для расследования роли, которую играли IOR, Ватикан и его секретные службы в мошенничествах банка «Амброзиано». Расследование «дела Кальви», банкротства банка и причастности ко всему этому IOR не давало забыть о себе вплоть до 1989 года. Например, 22 марта 1986 года Микеле Синдона был отравлен в итальянской тюрьме «Вогера», куда его поместили после экстрадиции из Соединенных Штатов, цианистым калием, подмешанным в кофе. Тот, кто был когда-то банкиром мафии, умирал в своей камере, и никто не пришел ему на помощь. И это — через два дня после того, как суд приговорил его к пожизненному заключению, а он заявил, что, если никто ему не поможет, он «решит рассказать все, что знает о связях мафии и Ватикана и о роли, которую играют тут некоторые папские учреждения вроде IOR и секретных служб».

20 февраля 1987 года следователь прокуратуры Милана Антонио Пицца выдал ордер на задержание и заключение под стражу трех самых высокопоставленных лиц IOR — монсеньора Пола Казимира Марцинкуса, Луиджи Меннини и Пеллегрино де Штробеля. До этого момента папа Иоанн Павел II сохранял за ними их должности — возможно, потому, что они знали слишком много и лучше было не поднимать муть с финансового дна Ватикана. Вокруг собора Святого Петра и у всех выходов из государства Ватикан дежурили полицейские, готовые надеть наручники на всю верхушку ватиканского банка и на главу правительства Ватикана. Марцинкус был не только главой IOR, но еще и председателем Совета Правительства Ватикана.

Монсеньор Марцинкус уже почти видел себя кардиналом, когда разразился скандал, в результате которого Иоанн Павел II вынужден был, дабы не допустить ареста главы IOR итальянскими властями, удерживать его в пределах Ватикана, а позднее отправить обратно в Соединенные Штаты. Теперь этот человек живет в уединении в городке Сан-Сити, штат Аризона, под защитой дипломатического паспорта государства Ватикан, который делает его неприкосновенным для американских властей.

Благодаря давлению, оказанному Иоанном Павлом II на судебные власти Италии, дело об аресте ватиканских банкиров было замято: Италия признала их неприкосновенность как «представителей банка иного государства».

Поскольку Банк Ватикана нес некую ответственность за банкротство банка «Амброзиано», он вынужден был выплатить кредиторам 240 миллионов долларов. В результате судебного разбирательства банкротства банка «Амброзиано», завершившегося в 1998 году, самые суровые приговоры были вынесены вождям ложи «Пропаганда-2»: Личо Джелли был осужден на восемнадцать лет лишения свободы, Умберто Ортолани — на девятнадцать.

В 1988 году начался суд по делу об убийстве Роберто Кальви. В 1993 году были осуждены как соучастники видный деятель Священного Альянса епископ монсеньор Павел Гнил ка, пользовавшийся абсолютным доверием римского папы, Флавио Карбони и Джулио Лена. На этом и закончилось распутывание дела Банка Ватикана. Но в сердце государства Ватикан уже назревал новый взрыв финансовой коррупции.

Леопольд Лендл, в прошлом мясник, был замешан в некоторых мошеннических делах Ватикана и проводил пикантные операции для Священного Альянса. Экс-агент секретных понтификальных служб выполнял функции посредника между Ватиканом и мафией в операции с фальшивыми печатями и ценными бумагами. Когда дело вскрылось, Лендл оказался в роли не только его организатора, но и жертвы.

Насколько можно себе представить, суть была в том, что Лендлу предлагалось достать для кого-то в Ватикане фальшивые ценные бумаги на сумму в тысячу миллионов долларов. Работа экс-шпиона состояла в том, чтобы осуществлять посредничество между Ватиканом и американской мафией: надо было суметь не только подделать ценные бумаги «Боинга», «Крайслера», «Дженерал Моторе» или ITT, но и пристроить их. Со стороны Ватикана операцией руководил лично монсеньор Марцинкус. Иногда при встречах с Лендлом присутствовали кардиналы Тиссеран и Бенелли.

Наконец Павел Гнилка предупредил Марцинкуса о том, что выпускать на финансовые рынки такое количество поддельных ценных бумаг опасно. Это означало бы оказаться в поле зрения Казначейства Соединенных Штатов. Гнилка напомнил Марцинкусу, что тот — гражданин США. «Если Рейган захочет, он сможет просить Святейшего Отца о Вашей экстрадиции», — объяснил Полу Марцинкусу тайный агент Священного Альянса. И глава IOR не рискнул пойти на преступление федерального значения в своей родной стране, ибо понимал, как к этому отнесутся его сограждане.

В мае 1992 года Личо Джелли, находившийся под домашним арестом в собственной резиденции, получил извещение о приговоре за участие в разорении банка «Амброзиано». Через шесть лет после подачи апелляции тот, кто некогда был великим магистром ложи Р2, получил подтверждение приговора апелляционным судом. Это означало, что ратификация приговора Высшим кассационным судом, наконец, вступила в силу. В среду 20 мая 1998 года Джелли бежал из дома на глазах у стороживших его полицейских. Почти четыре месяца спустя, в четверг, 10 сентября, он был вновь задержан на Лазурном Берегу. По-видимому, соответствующая информация была передана французской контрразведке секретными службами Ватикана.

В 1990 году масон и член ложи «Пропаганда-2» Умберто Ортолани сообщил на допросе, что секретные службы Ватикана в течение нескольких месяцев принимали меры к тому, чтобы вернуть несколько фотографий, компрометирующих самого Иоанна Павла II.

В апреле 1981 года Личо Джелли показал некоему члену Итальянской социалистической партии фотоснимки обнаженного папы Войтылы у бассейна в Кастельгандольфо. Джелли считал, что, если эти снимки были сделаны с телеобъективом, будет нетрудно и выстрелить в папу из ружья с оптическим прицелом[82].

Поджи решил дать агентам Священного Альянса поручение разыскать пропавшие негативы. Шеф Священного Альянса окрестил эту операцию «Изображение».

Глава папских шпионов знал, что большинство снимков уже оказались в руках Риццоли через Личо Джелли, а через него — у Джулио Андреотти. Фотографии были переданы из рук в руки лично понтифику в присутствии монсеньора Поджи.

Немедленно после этого глава ватиканской разведки вызвал двух священников, работавших в Sodalitium Pianum. Приказ Поджи был, как всегда, краток, ясен и точен. Следует установить местонахождение недостающих негативов по двум причинам: во-первых, дабы не допустить их публикации и последующего скандала и, во-вторых, что важнее, чтобы узнать, как именно фотографы могли сделать снимки, оставшись не замеченными понтификальной службой безопасности. Не вызывало сомнений, что каким-то папарацци удалось перехитрить окружавшую папу охрану всех уровней.

Агенты начали обследование всех лабораторий Рима, занимавшихся обработкой фотоматериалов профессиональных фотографов. К концу недели S.P. выследила человека, который пытался продать снимки компрометирующего характера, но не говорил прямо, о чем именно идет речь.

Оказалось, что этот человек работает помощником лаборанта в некой фирме, известной своей работой с издательствами ежедневных газет, то есть умением обрабатывать фотоматериалы достаточно быстро. Жил этот человек в маленькой квартирке на самой окраине Рима. Однажды, вернувшись домой, он обнаружил, что в его квартире все перевернуто вверх дном: ящики разбросаны по полу, матрац порезан, стулья выпотрошены. Все выглядело так, будто здесь бесцеремонно что-то искали. И хозяин квартиры знал, что именно.

Когда он вошел в ванную комнату, то обнаружил, что незваные гости нашли то, что искали. Одна труба оказалась разрезана, а хранившаяся внутри пластмассовая трубка с негативами — вынута. Люди Луиджи Поджи хорошо выполнили свою работу. Позднее Поджи уничтожил все относившиеся к ней материалы.

Папская контрразведка установила, что в истории с фотографиями был замешан агент Священного Альянса, священник по имени Лоренцо Цорца. Этот агент имел отношение к следствию по делу о банкротстве банка «Амброзиано» и участвовал в одной из операций вместе с бывшим агентом военной службы безопасности Италии Франческо Паченца. Кроме того, Цорцой заинтересовались и из-за его предполагаемых связей с мафиозными группировками, замешанными в торговле наркотиками и произведениями искусства.

Однажды итальянские власти обратились в Ватикан с просьбой выдать Цорцу, но Государственный секретари ат отказался под тем предлогом, что он является иностранным гражданином и, следовательно, не подпадает под действие законов Итальянской Республики. Через несколько месяцев агент Священного Альянса был благоразумно отправлен в одну из нунциатур на Африканском континенте, но дело на этом не закончилось. Новое происшествие потрясло один из самых известных и популярных институтов Святого престола — швейцарскую гвардию.

В понедельник, 4 июня 1998 года, после девяти вечера, в здании, где размещаются казармы швейцарской гвардии, в квартире, которую занимал главнокомандующий понтификальной армией, были найдены окровавленные тела трех человек. Все трое были застрелены. Тела обнаружила монахиня, имя которой Священный Альянс держит в тайне. Первым на месте происшествия оказались пресс-секретарь Ватикана Хоакин Наварро-Валльс, заместитель государственного секретаря кардинал Джованни Баттиста Ре и помощник государственного секретаря по общим вопросам монсеньор Педро Лопес Кинтана.

Через полчаса место преступления наводнили высшие члены курии, агенты службы разведки, Священного Альянса, и контрразведки, Sodalitium Pianum, и одетые в гражданское солдаты швейцарской гвардии. Через сорок пять минут прибыли три важных чина службы безопасности Ватикана: генеральный инспектор Камилло Чибин, старший суперинтендант Рауль Бонарелли и еще один суперинтендант. Чибин сразу заметил, что куда-то исчезли четыре стакана. Возможно, их унесли агенты Священного Альянса, которые непонятно почему первыми появились на месте преступления. Прибыл также сотрудник Управы. Фотоаппаратом-поляроидом он снимал тела командира швейцарской гвардии Алоиза Эстермана, его жены, уроженки Венесуэлы Глэдис Мессы Ромеро, и капрала швейцарской гвардии Седрика Торная. Бонарелли обратил внимание Чибина на то, что ящики письменного стола Эстермана были открыты. Несомненно, кто-то что-то искал в рабочем столе и бумагах офицера.

В нескольких метрах от места событий кардинал Луиджи Поджи[83], которому только два месяца назад удалось сложить с себя бремя руководства понтификальными секретными службами, сообщал папе Иоанну Павлу II о происшедшей трагедии. А снаружи, у ворот Святой Анны, перед нарядом швейцарской гвардии начинали собираться любопытные и журналисты. У слухов быстрые крылья.

Все три трупа перенесли в другое помещение, положили на пол и накрыли простынями.

Сотрудники Службы охраны и агенты Священного Альянса привели квартиру в порядок, заперли двери и наложили на них сургучную понтификальную печать. Никто не мог теперь туда проникнуть под угрозой отлучения от церкви.

Алоиз Эстерман, сорока четырех лет, родился в Гунцвилле, в швейцарском кантоне Люцерн. С 1989 года он был заместителем командира швейцарской гвардии, несколько часов назад его назначил командиром гвардии лично папа. Официальная церемония передачи должности должна была состояться 6 мая, через два дня после дня убийства.

Жена Эстермана, Глэдис Месса, работала в посольстве Венесуэлы при Святом престоле. Третью жертву опознали как капрала Седрика Торная, двадцати трех лет, уроженца Сент-Мориса, швейцарский кантон Вале. Торнай поступил на службу в папскую гвардию 1 января 1994 года.

Пресс-секретарь Ватикана Наварро-Валльс стал представлять реконструкцию событий, которая, как потом оказалось, совершенно не соответствовала действительности. Согласно Наварро-Валльсу, «тела были обнаружены одной соседкой[84]. И Эстерман, и Месса, и Торнай были застрелены. Под телом капрала обнаружили оружие, из которого были произведены выстрелы». По версии пресс-секретаря, «капрал в приступе ярости застрелил из табельного пистолета своего командира и его супругу. Ватикан уверен, что все произошло именно так». Никто больше не задавал никаких вопросов.

Ночью 5 мая три агента военной службы безопасности Италии прибыли на встречу с человеком, некогда служившим в швейцарской гвардии. На самом деле ни итальянская разведка, ни полиция не поверили в то, что представленная Ватиканом версия соответствует действительности. Пресса основывала свои спекуляции на трех гипотезах: во-первых, что Эстерман имел гомосексуальную связь с Ториаем; во-вторых, что Торнай мог иметь отношения с женой Эстермана; в-третьих, что за этихМ преступлением могло стоять нечто гораздо более таинственное.

Официально Ватикан придерживался той версии, что у Торная были серьезные трения с Эстерманом, что Эстерман даже отказал ему в награде и повышении по службе, но разведка по-прежнему в это не верила. По словам Хоакина Наварро-Валльса, Торнай в приступе ярости произвел пять выстрелов из табельного оружия. Одна из пуль застряла в притолоке двери, две убили Эстермана; еще одна пуля попала в потолок. И это был не единственный инцидент внутри швейцарской гвардии[85].

По километровым коридорам Ватикана продолжали гулять вопросы. Например, почему, если Торнай сделал пять выстрелов, на месте происшествия нашли только четыре гильзы. Или почему когда появилась предполагаемая монахиня, обнаружившая трупы, дверь квартиры Эстерманов была открыта.

Те, кто занимался расследованием этого дела, задавали себе еще один вопрос: если Торнай действительно стрелял из табельного пистолета «зиг-зауер 75», магазин которого вмещает девять пуль, как могло случиться, что, выстрелив в себя, он упал вперед, на свой пистолет? «Зиг-зауер 75» имеет большую останавливающую силу, так что было бы естественно, чтобы Торнай от попадания пули упал назад. Говорили и о том, почему швейцарская гвардия в течение многих месяцев существовала без командира, а когда командира назначили, то через несколько часов после этого он был убит. Множество вопросов, на которые Ватикан не отвечал или предпочитал не отвечать.

6 мая министр внутренних дел Италии Джорджо Наполитано, отвечая на вопросы журналистов, разъяснил, что итальянские власти не получали никаких просьб о помощи в расследовании дела о швейцарской гвардии. Расследованием занимался Корпус Безопасности Ватикана[86], и он быстро закрыл это дело. Во время похорон, когда все три гроба стояли рядом, понтифик сказал об Алоизе Эстермане: «Это был человек глубоко верующий и глубоко преданный своему долгу. Он служил нам верно и преданно восемнадцать лет, и я благодарен ему за службу».

Но вопросы, связанные с этим преступлением, продолжали витать в воздухе. Например, почему дверь квартиры была открыта, если тела трех убитых нашли в кабинете в глубине квартиры. Или почему соседка, которая якобы обнаружила тела, заявила, что услышала «несколько глухих ударов, и это ее удивило». Соседка по этажу должна была услышать пять громких выстрелов из пистолета Торная. Но женщина уверяла журналистов, что слышала что-то вроде пяти сухих щелчков, «как если бы стреляли из пистолета с глушителем». Дело осложнилось, когда четыре влиятельных кардинала — Сильвио Одди, Дарио Кастрильон, Роже Эчегаре и Карло Мария Мартини выразили папе Иоанну Павлу II свое недоверие представленному объяснению происшедшего.

Еще одну теорию, которая на самом деле только еще больше запутала это дело, выдвинул писатель Джон Фоллейн в своей книге City of Secrets. The Truth Behind the Murders at the Vatican («Город тайн. Правда об убийствах в Ватикане»). Писатель утверждал, что швейцарская гвардия стала объектом борьбы за контроль над ней между последователями тайного христианского общества Орus Dei (Дело Божье)[87], которые хотели превратить ее в элитный корпус и вовлечь в антитеррористические операции, и масонами — членами курии, которые хотели практически уничтожить ее, сохранив только формально, для развлечения туристов, а ее реальные обязанности передать Корпусу Безопасности Ватикана.

7 мая 1998 года в газете Berliner Kurier была опубликована история, в которой утверждалось, что Алоиз Эстерман был связан со Штази, спецслужбой Восточной Германии. В статье приводилось множество фактов и подробностей. Газета утверждала даже, что, еще будучи капитаном швейцарской гвардии, Алоиз Эстерман принимал участие в тайных операциях ватиканской разведки, Священного Альянса. Например, именно он несколько раз ездил в Варшаву и Гданьск, когда некоторые радикальные группировки в профсоюзе «Солидарность» выступили с утверждением, что требуется милитаризация профсоюза на случай необходимости вооруженной защиты забастовщиков в условиях военного положения, которое генерал Ярузельский ввел в Польше 12 декабря 1981 года. Эстерман занимался также координацией действий по закупке на черном рынке оружия на средства IOR и созданием учебных лагерей для будущих бойцов «Солидарности» на территории Австрии и Германии.

Маркус Вольф, могущественный начальник Штази в течение тридцати трех лет, утверждал, что агент по кличке Вердер (Островок) служил в папской армии. Согласно открытым после падения Берлинской Стены архивам Штази, Вердер стал работать на восточногерманскую разведку в начале 1980 года, то есть года вступления Алоиза Эстермана в швейцарскую гвардию.

Сообщение о том, что Алоиз Эстерман был связан с разведкой Восточной Германии, вызвало взрыв негодования в высших сферах Ватикана и в Священном Альянсе. Сам Маркус Вольф подтвердил задним числом в интервью одному польскому журналисту, что Алоиз Эстерман действительно работал на Штази. «Мы были очень горды, когда в 1979 году нам удалось завербовать Эстермана. Этот человек имел неограниченный доступ к Святому престолу, а вместе с ним и мы. Когда мы устанавливали с ним связь, он еще только хотел поступить в папскую гвардию. А когда Ватикан его принял, его информационная ценность возросла несказанно»[88].

Человеком Эстермана в Ватикане для связи со Штази был монах-доминиканец по имени Карл Браммер, известный под кличкой Луч Света. Браммер был изгнан из Ватикана в конце восьмидесятых годов, когда агенты контрразведки Sodalitium Pianum поймали его на извлечении секретной информации из архивов Комиссии Ватикана по науке. Папские агенты поймали Браммера с поличным, когда он передавал эту информацию некоему итальянскому журналисту.

Через месяц после убийства мать Торная сделала заявление итальянскому еженедельнику Panorama. В своем интервью она уверяла, что говорила со своим сыном утром того дня, когда было совершено преступление, и что он не был ничем огорчен или угнетен. В этом интервью мать Торная упомянула некоего «отца Ивана», который был духовным наставником ее сына. Торнай собирался встретиться с ним вечером, чтобы поговорить о перспективах устройства на работу в один из швейцарских банков на должность старшего охранника.

На самом деле «отец Ивано» или «отец Иван» — это Иван Берторелло, француз лет тридцати пяти — сорока, который всегда носит сутану и за перемещениями которого по коридорам Ватикана никто не следит. Берторелло — агент Священного Альянса, участник особых операций папской разведки. Говорят даже, что он прошел военную подготовку то ли во французской, то ли в швейцарской армии.

После преступления мать Торная сказала судье в Ватикане, что знала Ивана, но позже заявила, согласно докладной записке Корпуса Службы Безопасности, что среди ее знакомых в государстве Ватикан не было священника, которого звали бы Иван или Ивано или как-то еще в этом роде.

На самом деле Иван Берторелло — агент Священного Альянса или Sodalitium Pianum франко-итальянского происхождения. Он выполнял в Африке и Боснии миссии дипломатического и разведывательного характера. Начальник Берторелло, монсеньор Педро Лопес Кинтана, поручил этому агенту шпионить за швейцарской гвардией, чтобы раскрыть ее связи с Opus Dei.

Педро Лопес Кинтана родился 27 июля 1953 года в испанском городе Барбастро. Он работал в дипломатическом корпусе Святого престола и в Дисциплинарой комиссии курии, но в 1987 году получил звание почетного прелата Его Святейшества и был переведен в нунциатуру в Нью-Дели. В 1992 году он снова был призван в Ватикан и направлен в Государственный секретариат в качестве помощника по общим вопросам. В Ватикане ходили слухи, что со времени отставки кардинала Луиджи Поджи 7 марта 1998 года контроль за деятельностью ватиканской контрразведки перешел к Лопесу Кинтане.

Некий источник во французских секретных службах сообщил писателю Дэвиду Яллопу, что в преступлении 4 мая на самом деле принимали участие три человека: сам Алоиз Эстерман, Глэдис Эстерман и агент ватиканской разведки Иван Берторелло.

В марте 1999 года новый начальник швейцарской гвардии Пий Сегмюллер получил задание создать в рамках швейцарской гвардии особое подразделение, так называемый «Комитет по Безопасности», одобренный Понтификальной комиссией по государственным делам Ватикана. В обязанности этого нового комитета входит координация действий, направленных на обеспечение безопасности Святого престола и лично Его Святейшества, а также предотвращение преступной деятельности в стенах Ватикана.

На самом деле «Комитет по Безопасности» — это своего рода секретная служба вне сферы влияния Священного Альянса и Sodalitium Pianum, которая находится в подчинении генерального секретаря правительства, монсеньора Джанни Данци.

Источники в Ватикане характеризуют Данци как человека, которому чужды сомнения и угрызения совести, чиновника, обладающего огромной властью в Понтификальной комиссии по государственным делам Ватикана. Из своей роскошной виллы он железной рукой правит «Комитетом по Безопасности». В документах проведенного расследования указывается, что вечером 4 мая в квартире Эстерманов кроме Торная, мог находиться еще один человек[89].

Доказано, что этот четвертый человек, который, возможно, уже находился в квартире Эстерманов, был только свидетелем, так как совершенно точно установлено, что все четыре пули были выпущены из табельного оружия Торная, а на его ладони и указательном пальце, который лежал на курке, остались следы пороха. Существует возможность, что этот четвертый человек прятался где-то в квартире до прихода первых представителей власти, а потом смешался с ними и незаметно покинул жилище Эстерманов. Говорят, что первыми на месте преступления оказались четыре агента Священного Альянса и что именно они убрали стаканы со стола в кабинете Алоиза Эстермана.

Позднее обнаружилось, что Священный Альянс, Sodalitium Pianum и «Комитет по Безопасности» уже несколько месяцев следили за Седриком Торнаем. Молодой капрал швейцарской гвардии был заворожен некой юной итальянкой по имени Мануэла. Они познакомились в кафе недалеко от Ватикана, в котором обычно собирались солдаты швейцарской гвардии. Эта самая Мануэла еооб-щала некоему епископу в Ватикане о каждом движении Торная, поэтому невозможно, чтобы юноша вошел в дом Алоиза Эстермана незамеченным[90].

Кроме того, несмотря на выраженное Ватиканом матери Седрика Торная сочувствие, кто-то в Священном Альянсе начал оказывать давление на нее и ее адвокатов.

С того вечера 1998 года появилось много измышлений и различных теорий. Например, что Священный Альянс казнил Алоиза Эстермана, потому что тот знал слишком многое о секретных операциях разведки; что Торнай мог убить своего командира потому, что был в него влюблен и ему было обидно, что его заменил в постели Эстермана другой молодой гвардеец; что Эстермана могли казнить за тесную связь с Opus Dei или масонским кланом ватиканской ложи; что Эстерман мог быть убит из-за своих прошлых связей с разведкой одной из стран за «железным занавесом», и многое другое. Его друзья из швейцарской гвардии и его родные утверждали, что Торнай не был ни пьяницей, ни безумцем и что он наверняка оказался втянут в ситуацию или события, с которыми не мог совладать, которые оказались ему не по силам и довели его до гибели.

Власти Ватикана не провели ни одного независимого полицейского или прокурорского расследования событий вечера понедельника 4 мая 1998 года. Ни Священный Альянс, ни «Комитет по Безопасности», ни Корпус Службы безопасности не предприняли ничего серьезного. Государственный секретарь Анджело Содано с одобрения верховного понтифика Иоанна Павла II приказал наложить печати на все материалы, относящиеся к тому трагическому вечеру, когда три человека были лишены жизни в стенах Ватикана, и поместить их в Тайный архив.

Так что никто до сих пор не знает правды об убийстве командира швейцарской гвардии Алоиза Эстермана, его жены Глэдис Мессы и капрала швейцарской гвардии Седрика Торная. Шпион Священного Альянса Иван Берторелло, который, возможно, мог бы больше всех рассказать о том, что произошло в тот вечер, просто исчез. Больше никто никогда не видел его в темных коридорах государства Ватикан.

В своей книге In God's Name. An Investigation into the Murder of Pope John Paul I («Во имя Божье. Попытка расследования убийства папы Иоанна Павла I») писатель Дэвид Яллоп выдвинул очень суровое обвинение против папы Иоанна Павла II:

«Мы имеем папу, который публично осуждает никарагуанских священников за то, что они вмешиваются в политику, и в то же время дает свое благословение на то, чтобы огромные суммы тайно и незаконно текли в Польшу, в руки профсоюза «Солидарность». Этот папа двуликий: он имеет одно лицо для себя, другое — для остального мира. Понтификат Иоанна Павла II — это триумф международных спекулянтов, коррупционеров и воров, таких, как Роберто Кальви, Личо Джелли и Микеле Синдона. А между тем Его Святейшество демонстрирует себя в постоянных разъездах, напоминающих турне какой-нибудь рок-звезды. Его окружение утверждает, что он делает это для пользы дела и что доходы со времени начала его понтификата возросли. Очень жаль, что морализирующие речи Его Святейшества нельзя услышать за кулисами».

Как бы то ни было, в течение долгого понтификата Иоанна Павла 11 Ватикан продавал оружие и финансировал диктатуры и государственные перевороты; имели место разорения и банкротства, из-за которых многие «покончили жизнь самоубийством», отдавались приказы о проведении понтификальной разведывательной службой тайных операций.

Сегодня, в XXI веке, никто не знает такой секретной службы Ватикана под названием «Священный Альянс». Теперь в мире шпионажа понтификальные спецслужбы разведки и контрразведки называются «Учреждение». Но как бы их ни называли, они и сегодня следуют тем же принципам, для служения которым их создал папа Пий V в далеком 1566 году от Рождества Христова: защита веры, защита католической религии, защита интересов государства Ватикан и безусловное подчинение Его Святейшеству папе остаются и будут оставаться теми великими столпами, которые позволят им выдержать даже самые мрачные времена будущей истории. Ибо пока католическая церковь продолжает нести веру в самые дальние уголки Земли, «Учреждение» будет охранять ее от любого врага, который может встать на пути Его Святейшества или его политики. Хотя государство Ватикан до сегодняшнего дня продолжает отрицать существование у него разведывательной службы.


Содержание:
 0  Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана : Эрик Фраттини  1  ВВЕДЕНИЕ : Эрик Фраттини
 2  ГЛАВА ПЕРВАЯ МЕЖДУ РЕФОРМОЙ И НОВЫМ СОЮЗОМ (1566–1570) : Эрик Фраттини  3  ГЛАВА ВТОРАЯ МРАЧНЫЕ ВРЕМЕНА (1570–1587) : Эрик Фраттини
 4  ГЛАВА ТРЕТЬЯ ВРЕМЯ АВАНТЮР (1587–1605) : Эрик Фраттини  5  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ (1605–1644) : Эрик Фраттини
 6  ГЛАВА ПЯТАЯ ЭРА ЭКСПАНСИИ (1644–1691) : Эрик Фраттини  7  ГЛАВА ШЕСТАЯ ЭПОХА ИНТРИГ (1691–1721) : Эрик Фраттини
 8  ГЛАВА СЕДЬМАЯ НЕДОЛГИЕ ПРАВЛЕНИЯ (1721–1775) : Эрик Фраттини  9  ГЛАВА ВОСЬМАЯ ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ ОРЛОВ (1775–1823) : Эрик Фраттини
 10  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ ВРЕМЯ ШПИОНОВ (1823–1878) : Эрик Фраттини  11  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ СОЮЗ НЕПРАВО УМСТВУЮЩИХ (1878–1914) : Эрик Фраттини
 12  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ АПОКАЛИПСИЧЕСКИЙ ВСАДНИК (1914–1917) : Эрик Фраттини  13  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ ИНТРИГИ ВО ИМЯ МИРА (1917–1922) : Эрик Фраттини
 14  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ ЭПОХА ДИКТАТУР (1922–1934) : Эрик Фраттини  15  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ЭПОХА ТЕРРОРА (1934–1940) : Эрик Фраттини
 16  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ КОНЕЦ ТЫСЯЧЕЛЕТНЕГО РЕЙХА (1940–1945) : Эрик Фраттини  17  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ ОДЕССА И ВАТИКАНСКИЙ КОРИДОР (1946–1958) : Эрик Фраттини
 18  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ НОВЫЕ СОЮЗЫ (1958–1976) : Эрик Фраттини  19  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ БАНК ВАТИКАНА И СДЕЛКИ ГОСПОДНИ (1976–1978) : Эрик Фраттини
 20  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ЧАС УБИЙЦ (1979–1982) : Эрик Фраттини  21  вы читаете: ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ ПОЛЬСКИЕ ГОДЫ (1982–2005) : Эрик Фраттини
 22  ЭПИЛОГ ГРЯДУЩИЕ ГОДЫ. БЕНЕДИКТ XVI : Эрик Фраттини  23  ПАПЫ РИМСКИЕ ОТ СОЗДАНИЯ СВЯЩЕННОГО АЛЬЯНСА ДО НАШИХ ДНЕЙ : Эрик Фраттини
 24  Использовалась литература : Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана    



 




sitemap