Наука, Образование : Научная литература: прочее : ГЛАВА СЕДЬМАЯ НЕДОЛГИЕ ПРАВЛЕНИЯ (1721–1775) : Эрик Фраттини

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА СЕДЬМАЯ


НЕДОЛГИЕ ПРАВЛЕНИЯ (1721–1775)

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония.

Евангелие от Матфея, 23, 27–28

Тем временем в Риме конклав избрал преемника Климента XI. Большинство членов Коллегии кардиналов были назначены почившим папой, и в первых голосованиях Фабрицио Паолуччи едва не набрал необходимых для избрания папой римским двух третей голосов. Если бы Паолуччи был избран, Священный Альянс получил бы великолепную возможность простирать всюду и везде свои длинные руки. Кардинал Аннибале Альбани знал, что, если бывший государственный секретарь Климента XI станет новым понтификом, для папской разведывательной службы наступит звездный час. Но радость его обернулась печалью, когда кардинал Альтам публично объявил конклаву имперское вето на избрание Паолуччи, наложенное отчасти из-за его деятельности во времена войны за испанское наследство.

После того как могущественный кардинал Паолуччи выбыл из гонки за папский престол, нового кандидата подыскивали еще шесть с половиной недель. Но наконец 8 мая 1721 года кардинал Микель-Анджело Конти был избран папой и принял имя Иннокентий XIII. Его правление длилось всего три года, но перед смертью он успел дать зеленый свет гонениям на иезуитов, которые еще более ужесточились в последующие понтификаты.

Агенты Священного Альянса в Азии, почти все — иезуиты, информировали Рим о действиях миссионеров Ордена в Китае, имевших целью добиться разрешения как традиционных китайских, так и католических обрядов. Тогда Иннокентий XIII приказал Конгрегации Пропаганды Веры направить генералу ордена неодобрительное письмо. Генерал ордена встал на защиту своих людей. Он утверждал, что миссионеры в Китае соблюдают понтификальные нормы и подчиняются распоряжениям папы. Это был первый гром надвигающейся страшной грозы, которая в ближайшие годы должна была разразиться над орденом иезуитов.

Три года пребывания Иннокентия XIII на троне святого Петра стали для Священного Альянса годами практически полного бездействия, отчасти потому, что новый понтифик так и не назначил руководителя своей разведывательной службы. Такая ситуация сохранялась и на протяжении следующего понтификата. Кардинал Аннибале Альбани продолжал номинально исполнять обязанности главы шпионов Ватикана, но не имел при этом никаких реальных полномочий. Единственной опорой Альбани в стенах Ватикана был кардинал Фабрицио Паолуччи, который снова стал фаворитом гонки за папскую тиару, когда пришло время созыва очередного конклава.

После смерти Иннокентия XIII 7 марта 1724 года конклав снова собрался в Риме. И опять кандидатами были кардинал Пьяцца, которого поддерживала проимперская партия, и Паолуччи, за которого выступал Филипп V. Но кардиналы в конце концов избрали 29 мая 1724 года Пьетро Франческо Орсини. Новый папа пожелал называться Бенедикт XIV. Впрочем, когда ему разъяснили, что предыдущий Бенедикт — Бенедикт XIII, известный как Папа-Луна, — никогда не был по-настоящему посвящен в понтифики, Орсини решил принять имя Бенедикт ХIII.

За три месяца до этого события Филипп V отрекся от престола в пользу своего сына Луиса. 9 февраля 1724, года семнадцатилетний принц Астурийский был объявлен королем Испании. И с этого момента юный король Луис и его супруга, королева Луиза Изабелла Орлеанская, начали принимать на себя заботы по управлению страной.

Но надежды, которые население Испании поначалу связывало с появлением на троне короля-испанца, очень скоро обернулись разочарованием. На самом деле страной управлял из дворца Ля Гранха де Сан-Ильдефонсо Филипп V, и все решения, которые принимал новый король, должны были быть ратифицированы его отцом, после обсуждения их с тем, кто до тех пор был главным человеком в Испании, — маркизом Хосе де Гримальдо.

26 июня Филипп V встречается с сыном и снохой в Ли Гранхе. Четырнадцатилетняя королева ведет себя недопустимо. Во многих случаях она обходится без нижнего белья и часто появляется в откровенных одеяниях. Маркиз де Санта Крус даже пишет Гримальдо, что «королеву часто видят в непристойном обществе двух итальянцев» Одним из этих итальянцев, возможно, был Тебальдо Фиески, сиенец, агент Священного Альянса.

Не будучи в силах дальше переносить такое поведение своей жены, Луис решил запереть Луизу Изабеллу и Алькасаре и держать ее там, пока она не даст обещание вести себя как подобает. Королева обрела свободу черед шесть дней заточения, а оба итальянца были изгнаны из Испании[30].

Но ко всем проблемам короля Луиса прибавилась еще одна, гораздо более серьезная. Четырнадцатого августа он неожиданно заболел. 19 августа медики поставили ему диагноз «оспа». Двадцать девятого августа у него от очень сильного жара начался бред, и через два дня он скончался, пробыв на испанском престоле лишь шесть с половиной месяцев. Филипп V вынужден был оставить спокойную, уединенную жизнь во дворце Ля Гранха и вновь возложить на свою голову корону Испании.

Новый папа привел с собой в Рим своих доверенных людей, которые уже работали с ним в епископатах Беневето, Манфредония и Уезена. Одним из этих людей был его коадъютор в Беневенто, некто Николо Косчиа.

Благодаря отношениям с понтификом, Косчиа в качестве личного секретаря папы в течение многих лет использовал свою силу и власть для собственного обогащении — коррупция поистине из ряда вон выходящая. Этот человек незаконными путями присваивал огромные суммы денег, ставя под удар авторитет Ватикана, и извлекал личную выгоду из своей близости к папе. Он делал попытки направлять внешнюю политику Ватикана себе во благо и, самое главное, использовал возможности Священного Альянса с целью направить церковь на проведение такой политики, которая была бы выгодна европейским монархам.

Несмотря на оппозицию большинства кардиналов, которые искренне ненавидели Косчиа, Бенедикт XIII пожаловал его пурпуром и должностью, которую в некоторые прежние понтификаты занимали «кардиналы-кумовья». Тогда Аннибале Альбани, все еще сохранявший некоторую силу в Священном Альянсе, рассказал кардиналу Фабрицио Паолуччи о действиях кардинала Косчиа, направленных на получение контроля над документами Священного Альянса. Он также посоветовал некоторым кардиналам повнимательнее следить за экономическими акциями папского фаворита.

Некоторые члены Коллегии кардиналов, опасаясь все усиливавшегося могущества Николо Косчиа, предпочитали закрывать глаза на происходящее; другие же, возглавляемые кардиналом Паолуччи, советовали Бенедикту XIII усилить контроль за деятельностью его любимца.

Косчиа стремился проникнуть в Государственный секретариат, возглавляемый Паолуччи, и Священный Альянс, находившийся под контролем Альбани, но ни Паолуччи, ни Альбани не собирались отворять перед ним двери. Паолуччи пользовался слишком большим авторитетом в Коллегии кардиналов — в конце концов, он дважды был кандидатом на папский престол; Альбани занимался таким церковным департаментом, в дела которого Бенедикт XIII не очень стремился вникать.

Ситуация стала еще более напряженной, когда сам понтифик обвинил Паолуччи, Альбани и других кардиналов в том, что они клевещут на Косчиа. Но и государственный секретарь, и глава Священного Альянса достоверно знали, что фаворит римского папы получает взятки от некоторых европейских монархов. Дело было в том, чтобы неопровержимо доказать справедливость обвинений в коррупции, которые выдвигались против кардинала Николо Косчиа.

И тогда Альбани решил начать так называемую «Операцию Искариот», названную по имени апостола, предавшего Иисуса Христа. Операция состояла в том, чтобы внедрить в возглавляемый Косчиа секретариат «троянцев»[31] — агентов Священного Альянса, которые должны были шпионить за деятельностью этой организации.

В феврале 1726 года петля на шее кардинала Косчиа начала затягиваться. Паолуччи жаждал любой ценой покончить с коррумпированным секретарем понтифика. Но Косчиа, знавший, что Священный Альянс вышел на тропу войны, решил сам нанести превентивный удар. Однажды вечером тело священника Энрико Фасано было найдено неподалеку от одного из мостов через Тибр. Некоторые части тела священника были отрезаны во время жесточайших пыток, которым его подвергли.

Фасано был агентом Священного Альянса, которого Альбани выбрал для «Операции Искариот». Его задача состояла в том, чтобы собирать информацию о маленькой армии преступников, нанятых Николо Косчиа на деньги казны Ватикана. Это было самое гнусное отребье из самых мерзостных римских трущоб. И эту армию коррумпированный кардинал использовал как свою теневую яичную охрану. Они должны были убирать все, что в принципе могло представлять собой какую-либо угрозу, даже тень угрозы, с дороги своего могущественного повелителя.

Причастность секретаря Бенедикта XIII к убийству агента так и осталась недоказанной, но после этой атаки Священный Альянс не оставил попыток получить как можно больше данных о грязных делах Николо Косчиа.

Следующий удар помощника папы был направлен против Лоренцо Вальдо, доминиканца, который служил в понтификальном секретариате еще со времен папы Иннокентия XII. Вальдо был мелким шпионом, но его близкое к Косчии положение придавало ему значительность в глазах Аннибале Альбани.

Вечером 9 июня 1726 года Вальдо вышел из дворца понтифика, имея при себе письмо с печатью Бенедиктa XIII. Это письмо должно было быть доставлено по некоему адресу в Риме. Вальдо знал, что его миссия была почти священна, ибо он нес в своих руках послание понтифика.

Дойдя до дома, в который следовало доставить письмо, Вальдо постучал в дверь. Дверь открылась, три человека втолкнули его внутрь и нанесли ему несколько ударов кинжалами в шею. Тело убитого доминиканца бросили в Тибр.

Проведенное Альбани расследование показало, что письмо, которое нес Лоренцо Вальдо, представляло собой просто чистый лист бумаги. Кто-то, очень близкий к папе Бенедикту XIII, по всей видимости, кардинал Николо Косчиа, для того чтобы ввести служащего канцелярии в заблуждение, воспользовался папской печатью как хитрой приманкой.

12 июня, через три дня после убийства Лоренцо Вальдо, таинственным образом скончался кардинал Фабрицио Паолуччи, дважды кандидат на престол римского папы, в течение двадцати четырех лет исполнявший обязанности государственного секретаря, и один из лучших друзей, которые были у Священного Альянса на протяжении всей его истории. Теперь кардинал Аннибале Альбани должен был бороться против кардинала Николо Косчиа один на один.

Еще одной раскрытой Священным Альянсом в 1727 году операцией фаворита римского папы было манипулирование отношениями церкви с Виктором Амадеем II Савойским, королем Сардинии, результатом коего явилось подписание конкордата. Виктор Амадей направил в Рим в качестве посла маркиза д’Армеа, ловкого и умелого дипломата, который всегда мог добиться привилегий у кардинала Косчиа. К числу таких привилегий принадлежали: разрешение Виктору Амадею Савойскому представлять кандидатов в кардиналы, право налагать вето на кандидатуры епископов, назначаемых на его территории, и, наконец, право представлять все церкви, соборы, аббатства и приорства. Видимо, подписания этого декрета добился от папы Бенедикта XIII кардинал Косчиа. Коррумпированный кардинал получил за это от Виктора Амадея Савойского в собственность большие земельные владения в районе Пьемонта.

Другим спровоцированным Косчиа конфликтом был конфликт с еврейской общиной Рима. Между 1634 и 1790 годами католичество приняли более двух тысяч римских евреев. Двадцать шесть из них крестил лично папа Бенедикт XIII. Эти обращения евреев в христианство сопровождались фейерверками и религиозными процессиями, а между тем евреев в гетто заставляла молчать личная армия Косчиа. Если кого-либо из них ловили на том, что он зажигает похоронные свечи или кладет маленький камушек на могилу, гвардейцам Косчиа или папы разрешалось исхлестать этого человека плетьми.

Бандиты кардинала Косчиа делали что хотели на улицах Рима. Кто-то из них распустил слух о том, что якобы если какой-нибудь католик сумеет обратить еретика, то сможет тем самым открыть себе дорогу в рай. В последующие месяцы многих еврейских детей вытаскивали из домов и насильно крестили в фонтанах или просто дождевой водой. И обо всем этом папа Бенедикт XIII, как предполагалось, ничего не знал.

В начале 1730 года здоровье папы ухудшилось. Лихорадка уложила его в постель, и 21 февраля 1730 года он скончался в возрасте восьмидесяти двух лет. Специалист по истории понтификатов Льюис фон Пастор был совершенно прав, когда говорил, что «недостаточно быть хорошим монахом, чтобы стать хорошим папой». Это утверждение как нельзя более подходит к папе Бенедикту XIII. Понтификат его был более религиозным, чем политическим; именно по этой причине в высшие сферы И. п иона и смог затесаться такой субъект, как кардинал Николо Косчиа.

Конклав, собравшийся после смерти этого папы, продолжался более пяти месяцев — с 6 марта по 12 июля. Поскольку ни одна из партий не обладала внутри Коллегии кардиналов достаточным перевесом и силой, никто не мог провести своего кандидата. По причине наступления жары и смерти нескольких кардиналов кардинал Альваро Сьенфуэгос, принадлежавший к имперской партии, объединился с теми, кто поддерживал кандидатуру кардинала Корсини. В тот же день, 12 июля, Корсини был избран папой и принял имя Климент XII.

Новый понтифик в свои семьдесят восемь лет все еще сохранял острый ум. Уже будучи регентом в канцелярии и священником Апостольской Палаты, он проявлял большие способности к поддержанию нейтралитета в суровой внутренней борьбе между церковью и курией. Лоренцо Корсини вел две полноценные жизни — гражданскую и религиозную, и это помогло ему в решении той нелегкой задачи, которую он поставил перед собой, когда был избран папой.

Первым делом новый папа 24 июля 1730 года попросил кардинала Альбани заявить о своей отставке с поста ответственного за понтификальную разведывательную службу. Папа Климент XII обвинял Альбани в том, что тот, находясь во главе Священного Альянса, не сумел защитить интересы церкви. Он расценил «Операцию Искариот» как нелепую и нерезультативную, но тем не менее стоившую жизни двум агентам — Энрико Фасано и Лоренцо Вальдо[32]. Затем настала очередь Николо Косчиа.

Сразу же после смерти Бенедикта XIII Косчиа и его друзья попытались бежать из Рима, но у ворот города швейцарская гвардия остановила священнослужителя, ибо он обязан был принять участие в конклаве, который должен был избрать преемника того, кто был его покровителем. Любопытно, что во время одного из голосований на одном из бюллетеней появилось имя Николо Косчиа, что вызвало бурный протест остальных членов Коллегии кардиналов.

Первой мерой Климента XII против кардинала Косчиа была организация четырех церковных трибуналов, признанных судить коррупционера и его деяния. Первый трибунал должен был судить самого кардинала Николо Косчиа; второй — весь путь, который прошел Косчиа до того, как стал доверенным лицом папы, дабы такое больше не повторилось. Третий трибунал должен был рассмотреть привилегии, полученные от Косчиа владетельными особами Европы, а четвертый — проверить состояние финансов Апостольской Палаты и подсчитать суммы, неправедно потраченные или присвоенные кардиналом Косчиа.

Видя, что против него начинаются преследования, Косчиа обратился за защитой к императору Карлу V и просил его остановить этот процесс. Узнав об этом, Климент XII ратифицировал начало суда над Николо Косчиа.

Косчиа бежал под покровом ночи и укрылся в Неаполе, но вынужден был вернуться в папские области, так как получил суровое письмо, написанное собственноручно папой. Вместе с Николо Косчиа под суд попали его брат Филиппе, архиепископ Тарги, и кардинал Франческо Фини.

По всей видимости, именно Фини было поручено сообщать Косчиа обо всем, что предпринимали агенты Священного Альянса и их начальник, кардинал Альбани, против коррумпированного кардинала. Франческо Фини был направлен в государственную канцелярию и действовал там как доверенное лицо усопшего кардинала Фабрицио Паолуччи и даже как тайный курьер между ним и Альбани.

Процесс закончился 22 мая 1733 года. Шестнадцать кардиналов, составлявших трибунал, единодушно одобрили приговор Николо Косчиа, который 25 мая, через три дня после вынесения вердикта, ратифицировал понтифик. Все имущество кардинала Косчиа должно было быть конфисковано в пользу бедных. В возмещение ущерба виновный в коррупции должен был внести в казну церкви и Рима сто тысяч эскудо. Кроме этого, он приговаривался к лишению всех почестей и церковных санов и права голоса в последующих конклавах. И, наконец, он был осужден на десять лет тюремного заключения, которые должен был отбывать в одиночной камере в замке Сант-Анджело.

Когда Косчиа вышел из заключения, папа помиловал его и вернул ему право голоса в конклаве. Возвращенный в кардинальское достоинство, Николо Кончиа удалился в Неаполь. Там он и умер 14 сентября 1755 года в полном одиночестве и забвении.

У папы, несмотря на его крепкое здоровье, по истечении двух лет понтификата начались проблемы со зрением, так что в конце концов он совершенно ослеп и кто-то должен был направлять его руку, когда он подписывал документы. Хотя понтифик продолжал заниматься делами, большую часть государственных вопросов он передал в руки своего племянника Нери Корсини, которого пожаловал кардинальским пурпуром 14 августа 1730 года. После отставки кардинала Аннибале Альбани Корсини взял в свои руки бразды правления Священным Альянсом.

Под управлением Корсини Священный Альянс занимался главным образом религиозными преследованиями внутри церкви и масонством, а не вмешательством в политические дела — и именно в эти годы отношения с Филиппом V были совершенно испорчены. Постоянное пересечение испанскими войсками папских областей, насильственные рекрутские наборы и отказ папы предоставить инвеституру королевства Неаполь Карлу Бурбону, сыну Филиппа V, послужили причиной нового разрыва между Мадридом и Римом. Отношения наладились только в 1737 году с подписанием конкордата, одним из важных пунктов которого было предоставление Климентом XII Карлу Бурбону инвеституры Неаполя.

Через год, по получении от Священного Альянса имевшего огромное значение доклада о все более угрожающем развитии масонства внутри католической церкви, папа решил осудить масонство посредством буллы In Еminenti, которая была выпущена 28 апреля 1738 года. И этой булле Климент XII запрещал своей пастве под угрозой отлучения от церкви примыкать к масонству или присутствовать на масонских церемониях. Понтифик (читал, что масонство не позволяет человеку полностью проникнуться религиозным чувством и, кроме того, ставит преданность тайному обществу выше верности Господу.

Первый обширный доклад о масонстве был подан Священным Альянсом в декабре 1733 года. Он и послужил толчком к апробации Климентом XII 14 января 1734 года новой Конституции Понтификального государства, по которой всем гражданам запрещалось, под угрозой смертной казни и конфискации имущества, участвовать в масонских ритуалах. Новый закон предписывал верующим сообщать церковным магистрам обо всех случаях отправления этих ритуалов и обо всех, кто принимает в них участие.

Следующий папа, Бенедикт XIV, своей буллой Providas от 18 мая 1751 года подтвердил приговор, вынесенный масонству Климентом XII. И Пий VII в 1814 году, и Лев XII в 1825 году, и Пий IX в 1865 году осуждали масонство и его ритуалы. В 1884 году папа Лев XIII в энциклике Нитапит Genus («Род человеческий») предуведомлял христиан против наступления секты, называемой «масонство».

6 февраля 1740 года в возрасте восьмидесяти семи лет скончался папа Климент XII. Следовательно, должен был собраться новый конклав. Кардинал Просперо Ламбертини пользовался репутацией серьезного знатока канонического права, и прочие кардиналы относились к нему с большим уважением, но во время конклава, который начал свою работу 14 февраля, среди фаворитов он не фигурировал.

Не подлежит сомнению, что ввиду равного могущества фракций и явных разногласий между членами Коллегии кардиналов предстоящий конклав должен был стать одним из самых продолжительных за всю историю католической церкви. Французская партия объединилась с партией австрийской, испанская партия — с партиями неаполитанской, тосканской и сардинской. Кардинал Нери Корсини, руководитель Священного Альянса, возглавлял партию кардиналов, которых пожаловал пурпуром его дядя, Климент XII. Кроме того, различные фракции разделились еще на два лагеря: zelanti («ревнители»), то есть те, кто желал иметь папу с твердым характером, непреклонного защитника интересов церкви, с одной стороны, и те, кто высказывался в пользу папы более дипломатичного, более склонного к компромиссам, — с другой.

Голосования и споры происходили вновь и вновь и каждый раз безрезультатно, пока кто-то не предложил кандидатуру кардинала Просперо Ламбертини. Утром 17 августа 1740 года, через шесть месяцев после открытия конклава, Ламбертини был избран папой и принял имя Бенедикт XIV. Первыми его акциями в новой должности были назначение ученого и мудрого кардинала Сильвио Валенти на пост государственного секретаря и ратификация пребывания кардинала Нери Корсини на посту руководителя папской разведывательной службы.

Бенедикту XIV суждено было остаться в истории скорее «папой конкордатов», чем политической фигурой. С первого же года своего правления этот понтифик принялся за урегулирование проблем с другими государствами — проблем, которые его предшественники оставили нерешенными.

Был выработан новый конкордат с королевствами Сардиния, Португалия и Испания. Были заключены трудные конкордаты с королевством Неаполь и австрийской Ломбардией. И в течение всего этого времени агенты Священного Альянса либо бездействовали, либо выступали как политические аналитики на службе у кардинала Валенти.

Из-за того, что папская агентурная служба фактически не работала, Святой престол много дней пребывал в неведении, например, о смерти короля Филиппа. Король Филипп V скончался 9 июля 1746 года. Той ночью король, как обычно, провел совещание со своими министрами во дворце Буэн-Ретиро и удалился на покой около половины восьмого утра. Днем, около половины второго, Филипп сказал королеве, что его тошнит, но королевского лекаря во дворце не оказалось. Через несколько минут шея и язык короля начали раздуваться. Король попытался приподняться и упал на постель. Он был мертв.

Историк Генри Артур Кеймен в своем биографическом исследовании Philip V of Spain: The King Who Reigned Twiсе («Филипп V испанский: король, который царствовал дважды») утверждает, что столь быстрая кончина шестидесятидвухлетнего короля явилась следствием его физической и моральной деградации. Действительно, до этого Филипп не мылся в течение по крайней мере четырех месяцев, и состояние его было таким, что у слуг, попытавшихся омыть тело, оставались на мочалках кусочки кожи. В конце концов король, обернутый золотыми и серебряными тканями, был погребен 17 июля, через восемь дней после смерти, в церкви Сан-Ильдефонсо де ля Гранха. Принц Астурийский был провозглашен королем Испании и вступил на царство под именем Фердинанд VI.

Нам на самом деле очень мало известно о деятельности Священного Альянса в течение восемнадцатилетнего понтификата Бенедикта XIV. Возможно, дело было в том, что в рядах папской разведывательной службы с самого ее возникновения насчитывалось много иезуитов — членов ордена, к которому понтифик отнюдь не относился с симпатией. Именно Бенедикт XIV своим приказом, отданным епископу Лиссабона кардиналу де Салданья, открыл дорогу к прекращению деятельности ордена. Уступая давлению министра Помбаля, папа приказал епископу изучить и проверить деятельность португальских иезуитов. Скончался Бенедикт XIV 3 мая 1758 года в возрасте восьмидесяти трех лет.

Конклав собрался 15 мая, через двенадцать дней после кончины Бенедикта XIV. При голосованиях сразу выявились две фракции: zelanti и «фракция корон», желавшая получить такого папу, который продолжил бы политику папы предыдущего. Кардиналы Корсини и Портокаррера поддерживали кандидатуру Кавальчини, которому при голосовании, имевшем место 28 июня, не хватило для избрания только одного голоса. Тогда кардиналы Родт, представлявший императорский двор, и Спинелли решили выдвинуть кандидатуру кардинала Реццонико. Он-то и был 6 июля 1758 года избран папой.

Карло Реццонико, который, став понтификом, принял имя Климент XIII, происходил из Венеции. Он был совершенно лишен каких бы то ни было политических и дипломатических способностей и, чтобы компенсировать этот свой недостаток, назначил государственным секретарем кардинала Торриньяни, человека, дружественного иезуитам и достаточно властного.

Но время этого понтификата открытая война против ордена иезуитов становится все более скрытой, благодари чему Священный Альянс пребывает в почти полном бездействии. Недовольство правивших в то время монархов — Фердинанда VI Испанского, Жозефа I Португалького, Фридриха II Прусского, Леопольда Тосканского, Иосифа II Австрийского, короля сначала Неаполя, а затем п Испании Карла III — влиянием и могуществом ордена иезуитов постоянно растет. Их министры ставят иезуитам в вину консервативность образования, защиту права вмешательства церкви в политические дела и в особенности их явную зависимость от Святого престола.

Толчком к началу конца ордена стал инцидент, имевшим место 3 сентября 1758 года. В тот день, на рассвете, король Жозеф I Португальский, проведя ночь со своей любовницей, маркизой де Тавора, инкогнито возвращался к себе во дворец. Когда карета короля замедлила движение на узком участке дороги, кто-то несколько раз выстрелил в его величество. В первый момент возникла мысль, что виновником нападения был маркиз де Тавора, который ревновал свою жену к своему монарху. Но постепенно расследование, проводившееся под руководством Себастьяна Жозефа де Карвальо-и-Мело, маркиза де Помбаль, первого министра короля, показало, что Тавора, который действительно был мозгом этого покушения, был движим отнюдь не ревностью, а политическими соображениями. Уже много лет и Жозеф I, и его первый министр Помбаль, принявшие идею абсолютной монархии, низводили прочих дворян до положения бесправных, безгласных созерцателей проводимой их государством политики.

12 января маркиз де Тавора и еще одиннадцать дворян предстали перед судом и были приговорены к казни за покушение на жизнь короля. Приговор был приведен в исполнение[33]. Во время суда Помбаль доказал, что кое-кто из двенадцати обвиняемых поддерживал тесные отношения со Священным Альянсом — шпионской организацией римского папы и что все они были иезуитами[34]. В тексте приговора было отмечено, что герцог де Авиеро, действовавший с целью вернуть дворянам былое влияние при дворе, пришел к соглашению с иезуитами о том, что цареубийство может считаться не смертным, отпускаемым грехом.

19 января был издан королевский декрет об изгнании из страны всех иезуитов и конфискации их имущества на территориях, подвластных короне. Климент XIII получил официальное уведомление об этом на следующий же день. Постоянные протесты Святого престола правительству в Лиссабоне привели лишь к автоматическому выдворению папского нунция 15 июня 1760 года. Охота на иезуитов началась по всей Европе, так что Священному Альянсу предстояло пережить тревожные моменты пребывания в неизвестности относительно того, что следовало делать и кому посылать сообщения.

Папа обвинял свою разведывательную службу в том, что она не уведомила его об операциях, которые проводил отец Лавалетт. А шпионы Святого престола отрицали свою вину, аргументируя это тем, что с самого начала понтификата Бенедикта XIV число агентов сильно сократили, так что щупальца Священного Альянса не просто сильно укоротились, но оказались фактически ампутированными.

Третий, последний, акт трагедии иезуитов разыгрался в 1767 году, 27 марта, когда после мятежа Эскилаче король Карл III, который сменил на испанском престоле своего брата Фердинанда IV, скончавшегося в 1759 году, приказал изгнать иезуитов «из всех доминионов, Индий, с Филиппинских островов и прочих колоний… чем должны заняться управители всех означенных территорий». От этого удара испанского монарха больше всего пострадали католические миссии. Следуя примеру Португалии, Франции и Испании, великий магистр Мальты 22 апреля 1768 года также подписал указ об изгнании ордена и сообщил римскому папе, что ему пришлось сделать это ввиду его договоренностей с королевством Неаполь. В том же году герцогство Парма также вступило на путь преследования иезуитов.

Формальные протесты Климента XIII и буллы против принятых мер привели к тому, что французские войска заняли Авиньон и графство Венессен; Неаполь оккупировал папские города Беневенто и Понтекорво; Парма пригрозила Его Святейшеству, что введет свои войска в папские области, если папа не отзовет свои буллы и осуждении. В январе 1769 года послы Испании, Франции и Неаполя в Риме формально обратились к папе Клименту XIII с просьбой о полном запрете ордена иезуитов. Папа готовился к сопротивлению, но через несколько дней скончался от апоплексического удара. Окончательную же точку в этом вопросе поставил следующий папа, Климент XIV.

Конклав, последовавший за смертью Климента XIII, оказался, несомненно, самым политизированным в истории папства. Он продолжался три месяца среди постоянных столкновений — нет, не между входившими в конклав кардиналами, а между послами католических монархов, которые, собственно, и являлись реальными арбитрами церковной политики Святого престола. Все они хотели обрести папу послушного, простого в управлении, и Климент XIV, как казалось, обладал именно этими качествами. Проблема состояла не в том, чтобы избрать хорошего понтифика, знатока канонического права, или умелого политика, или ловкого дипломата. На самом деле искали кардинала слабохарактерного, который, став папой, открыто объявил бы себя врагом иезуитов.

Проиезуитскую партию возглавлял кардинал Торриджани; антииезуитскими силами командовали испанские кардиналы Франсиско Солис и Бонавентура Спинола де ла Серда и французский кардинал де Берни. Наконец измученный интригами конклав избрал 19 мая 1769 года папой кардинала Антонио Ганьянелли под именем Климент XIV. Майкл Уэлш в своей книге The Conclave: А Sometimes Secret and Occasionally Bloody History of Papal Elections («Конклав: временами тайная и порой кровавая история избрания римских пап») утверждает, что не подлежит сомнению существование внутри конклава договоренности о том, что кардинал Ганьянелли будет избран при условии, что немедленно после этого распустит орден иезуитов.

В 1848 году, во время понтификата Пия IX, Священный Альянс извлек на свет божий маленький листок бумаги, на котором Ганьянелли, папа Климент XIV, написал во время конклава 1769 года, что присоединяется к антииезуитской партии. Интересно, что на следующий день он был избран папой. Кардинал де Берни всегда отрицал наличие какой-либо политической интриги в конклаве, сделавшем папой кардинала Ганьянелли.

Первым делом новый папа отстранил Торриньяни от управления Государственной канцелярией и заменил его на кардинала Паллавичини. В то же время папа приказал провести тотальную чистку разведывательной службы Святого престола, дабы туда не проник член ордена иезуитов. На самом деле Климент XIV не знал (и это в то время, когда Священный Альянс существовал уже два века), что основную силу, ядро агентов и осведомителей той службы, внедренных в главные властные центры Европы, составляли члены ордена иезуитов.

21 июля 1773 года папа Климент XIV подписал эдикт Dominus ас Redemptor, которым упразднял орден иезуитов. В этом документе, который был доведен до сведения генерала ордена отца Риччи только 16 августа, говорилось:

«Мы упраздняем и ликвидируем означенный орден, аннулируем и закрываем его учреждения, министерства, администрации, дома, школы, коллегии, приюты […], статуты, традиции, декреты, конституции […]. Таковы наши мысль и воля, чтобы его священнослужители рассматривались как секулярные пресвитеры».

Было поистине унизительно смотреть, как понтификальная гвардия приводила в исполнение папский эдикт, входила в дома иезуитов и реквизировала все документы ордена. 23 сентября генерала ордена отца Лоренцо Риччи и самых верных его соратников препроводили в замок Сант-Анджело в Риме, где они должны были впредь находиться под стражей. Изоляция их была столь суровой, что Риччи узнал о смерти своего секретаря Корнолли только шесть месяцев спустя, хотя они были соседями по камерам. Во время всех этих событий большинство функций Священного Альянса осуществлялось на самом минимальном уровне.

Правосудие потребовало освобождения Лоренцо Риччи и его людей, но ничего так и не было сделано, из опасения, вероятно, что рассеянные по миру иезуиты вновь объединятся вокруг своего прежнего главы, чтобы воссоздать свое общество в сердце католицизма[35]. В качестве компенсации за принятые против иезуитов меры папа Климент XIV добился возвращения в число папских областей Авиньона, Венессена, Беневенто и Понтекорво. Папа прожил всего четырнадцать месяцев после ликвидации ордена. Он скончался 21 сентября 1774 года. Но Священный Альянс готов был нанести последний, демонстративный удар. Это произошло в понтификат Пия VI, преемника Климента XIV.

После смерти короля Жозефа I Португальского маркиза де Помбаль вынудили уйти в отставку. Бывший первый министр удалился в свои владения в Ойерас, но Священный Альянс не собирался допустить, чтобы маркиз де Помбаль, лютый враг иезуитов, так и не понес наказания. Во время коронации королевы Марии I Португальской кавалер Франсиско Коэло да Сильва решился заявить в своей речи на площади в Лиссабоне:

«Португалия еще не залечила раны, которые нанес ей слепой и беспредельный деспотизм этого свергнутого министра (Помбаля)».

По всей видимости, свободные агенты Священного Альянса, связанные с иезуитами, каким-то таинственным образом довели до судебных органов королевства пространный свод доказательств многочисленных прегрешений маркиза Помбаля. Этот документ, насчитывавший двадцать восемь страниц, дал возможность открыть судебный процесс против бывшего министра. 11 января 1780 года Себастьян Жозе де Корвало и Мело, маркиз де Помбаль, бывший первый министр королевства, был объявлен виновным в коррупции и незаконном обогащении за счет короны и приговорен к длительному тюремному заключению. Узнав об этом, королева Мария подписала 1 января 1781 года помилование осужденному ввиду его преклонного возраста. Маркиз де Помбаль скончался 8 мая 1782 года, всеми покинутый.

Со смертью Климента XIV Святой престол охватило полное смятение. Среди кардиналов многие zelanti были недовольны бессмысленным, почти полностью подконтрольным европейским коронам правлением Ганьянелли, но Бурбоны и их верные союзники на континенте были полны решимости не допустить изменения политического курса в отношении церкви и понтификата. Будущее Священного Альянса выглядело довольно мрачным в те годы, которые должны были стать свидетелями революций, свидетелями взлетов и падений орлов.


Содержание:
 0  Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана : Эрик Фраттини  1  ВВЕДЕНИЕ : Эрик Фраттини
 2  ГЛАВА ПЕРВАЯ МЕЖДУ РЕФОРМОЙ И НОВЫМ СОЮЗОМ (1566–1570) : Эрик Фраттини  3  ГЛАВА ВТОРАЯ МРАЧНЫЕ ВРЕМЕНА (1570–1587) : Эрик Фраттини
 4  ГЛАВА ТРЕТЬЯ ВРЕМЯ АВАНТЮР (1587–1605) : Эрик Фраттини  5  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ (1605–1644) : Эрик Фраттини
 6  ГЛАВА ПЯТАЯ ЭРА ЭКСПАНСИИ (1644–1691) : Эрик Фраттини  7  ГЛАВА ШЕСТАЯ ЭПОХА ИНТРИГ (1691–1721) : Эрик Фраттини
 8  вы читаете: ГЛАВА СЕДЬМАЯ НЕДОЛГИЕ ПРАВЛЕНИЯ (1721–1775) : Эрик Фраттини  9  ГЛАВА ВОСЬМАЯ ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ ОРЛОВ (1775–1823) : Эрик Фраттини
 10  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ ВРЕМЯ ШПИОНОВ (1823–1878) : Эрик Фраттини  11  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ СОЮЗ НЕПРАВО УМСТВУЮЩИХ (1878–1914) : Эрик Фраттини
 12  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ АПОКАЛИПСИЧЕСКИЙ ВСАДНИК (1914–1917) : Эрик Фраттини  13  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ ИНТРИГИ ВО ИМЯ МИРА (1917–1922) : Эрик Фраттини
 14  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ ЭПОХА ДИКТАТУР (1922–1934) : Эрик Фраттини  15  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ЭПОХА ТЕРРОРА (1934–1940) : Эрик Фраттини
 16  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ КОНЕЦ ТЫСЯЧЕЛЕТНЕГО РЕЙХА (1940–1945) : Эрик Фраттини  17  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ ОДЕССА И ВАТИКАНСКИЙ КОРИДОР (1946–1958) : Эрик Фраттини
 18  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ НОВЫЕ СОЮЗЫ (1958–1976) : Эрик Фраттини  19  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ БАНК ВАТИКАНА И СДЕЛКИ ГОСПОДНИ (1976–1978) : Эрик Фраттини
 20  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ЧАС УБИЙЦ (1979–1982) : Эрик Фраттини  21  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ ПОЛЬСКИЕ ГОДЫ (1982–2005) : Эрик Фраттини
 22  ЭПИЛОГ ГРЯДУЩИЕ ГОДЫ. БЕНЕДИКТ XVI : Эрик Фраттини  23  ПАПЫ РИМСКИЕ ОТ СОЗДАНИЯ СВЯЩЕННОГО АЛЬЯНСА ДО НАШИХ ДНЕЙ : Эрик Фраттини
 24  Использовалась литература : Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана    



 




sitemap