Фантастика : Научная фантастика : 5. ВЕЛИКОЕ ДЕЛАНИЕ  : Ольга Бузиновская

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  10  20  30  40  50  60  70  80  90  100  109  110  111  120  130  140  150  160  170  180  190  200  210  220  230  240  250  260  270  280  290  300  301  302

вы читаете книгу

5. «ВЕЛИКОЕ ДЕЛАНИЕ» 

Многие исследователи считают, что первые манифесты розенкрейцеров написал Иоганн Валентин Андреа — немецкий пастор, признавшийся в авторстве «Химической женитьбы…». Его жизнь была изучена вдоль и поперек: ничего интересного! Но в книге Мэнли П. Холла «Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии» мы обнаружили любопытный абзац:

«Это долго и много обсуждавшийся вопрос — а не использовал ли сэр Френсис Бэкон имя Андреа как псевдоним — с разрешения самого Андреа? Кстати, по этому поводу есть две чрезвычайно важные ссылки, встречающиеся к этакому замечательному попурри, „Анатомии Меланхолии“. Этот том впервые был напечатан в 1621 году, и вышел он из-под пера Демокрита Младшего, которым впоследствии оказался Роберт Бертон. Его подозревают в близком знакомстве с сэром Френсисом Бэконом. Одна ссылка лукаво предполагает, что в год публикации „Анатомии Меланхолии“ основатель Братства R.C. был все еще жив. Это утверждение избегло внимания исследователей розенкрейцерства.

В той же работе появилась небольшая сноска огромной важности. Она просто содержит слова: „Йог. Валент. Андреа, лорд Веруламский“. Одна эта строчка определенно соотносит Иоганна Валентина Андреа с сэром Френсисом Бэконом, который и был лордом Веруламским, и как раз эта запись говорит о том, что оба этих человека были одним и тем же лицом».

Мэнли П. Холл посвятил целую главу алхимическим криптограммам. Он писал: «Священная наука нуждалась в священном языке». Эта нужда была вполне объяснима: в средневековой Европе вовсю полыхали костры Святой Инквизиции. Даже много позднее, когда нравы смягчились, необходимость в шифрах сохранилась. Арго, симпатические чернила, особые шрифты, нарушение нумерации страниц, путаница с датами, абсурдные слова и целые темные абзацы, виньетки, тайные алфавиты и столбцы цифр, секретный язык архитектурных пропорций, особые символы, притчи и аллегории — таков был далеко не полный арсенал сокрытия опасных мыслей. Алхимия, к примеру , называлась «Великим Деланием» (другой перевод — «Великая Работа»), а ее цель обозначалась целой дюжиной слов и символов — «Философский Камень», «Магистериум», «Красный Лев», «Божественное Дитя», знак спирали… Себя алхимики именовали «артистами», «знатоками Искусства», «работниками Тайного Пламени» или просто «садовниками». (В «Золотой цепи» дворец расположен на мысе Гарднера: в переводе с английского — «садовник»). Но те, кто получил «Философский Камень», называли себя «Птицами».

Легендарный алхимик Филалет прямо предупреждал: «Я так исказил философские истины в этой книге, что если только не воспринимать метафорически все изложенное мною, читатель не поймет ничего и лишь напрасно потратит свои деньги».

Один из героев ефремовского «Лезвия бритвы» — итальянец Андреа. Очевидно, этот персонаж следует «воспринимать метафорически», — тем более, что во второй главе романа не очень кстати упомянут фараон Эхнатон — легендарный прародитель розенкрейцерства.

Вернемся к Ильфу и Петрову: Корейко — человек с «ветчинным рылом» — прячет свой чемоданчик в камере хранения Восточного вокзала, а заветный миллион Бендер получает от него на Восточной магистрали. Восточный вокзал столицы — Казанский. Какие же сокровища хранились в казанском «чемоданчике»? Об этом могут рассказать детали, кажущиеся несущественными: в первом романе — общежитие студентов-химиков имени Бертольда Шварца (он был монахом и знаменитым алхимиком), во втором — артель химпродуктов «Реванш». Нельзя не вспомнить и знаменитый алхимический трактат Гельвеция «Vitulus Aurelus» — «Золотой Теленок». А кто направляет Бендера к цели? Его возлюбленная, — девушка, которую он встретил на лекции по химическому оружию! Вот еще одно совпадение: в начале «Двенадцати стульев» делопроизводитель Воробьянинов («Великое Делание») регистрирует брак («Химическая женитьба»), а почти в конце герои смотрят гоголевскую «Женитьбу».

Про грибоедовского метрдотеля Арчибальда Арчибальдо-вича сказано, что в прошлой жизни он имел отношение к флоту — командовал пиратским бригом в Караибском море. Булгаков неспроста использует это архаичное название: «кара» по-татарски — «черный» (ср.: Карадаг). Не видится ли здесь намек на Бартини — бывшего военинженера Черноморского флота?

«Говорили, говорили мистики, что было время, когда красавец не носил фрака, а был опоясан широким кожаным поясом, из-за которого торчали рукоятки пистолетов, а его волосы воронова крыла были повязаны алым шелком, и плыл в Караибском море под его командой бриг под черным гробовым флагом с адамовой головой». Немало тайн скрывается в этих строчках. «Алый шелк», «вороново крыло», «адамова голова», гроб и черное покрывало («под черным гробовым флагом») — известные алхимические символы, обозначающие стадии процесса трансмутации.

К этим знакам мы еще вернемся, а пока заметим, что метрдотель — то же самое, что управдом, но происходит от слова «мэтр» — учитель, наставник, профессор. (Мэтром дважды называют профессора Воланда). Может быть, Булгаков имеет в виду годы перед отставкой Роберто Бартини — «время, когда красавец не носил фрака»?

«По лестнице поднимался вверх бегом одинокий фрачник. — Граф Роберт, — шепнул Маргарите Коровьев…». Первый гость на балу Воланда («черноволосый красавец» и «недурной алхимик») неявно ассоциируется с метрдотелем. Второй — «одинокий фрачник» граф Роберт, а последний — «одинокий гость» барон Майгель. Сходство гостей с Воландом тоже несомненно : в Варьете на маге был «фрак дивного покроя». Булгаков подсказывает: «Все их имена спутались в голове, лица слепились…». «Слепим» имена и лица: барон Роберто Бартини — наставник, маг и… алхимик?! Это объясняет странные слова Воланда: «Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой в надежде, что вам удастся вылепить нового гомункула?» 


Содержание:
 0  Тайна Воланда : Ольга Бузиновская  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПО СЛЕДАМ НЕВИДИМКИ  : Ольга Бузиновская
 10  10. НЕ ВСКРЫВАТЬ ДО 2197 ГОДА : Ольга Бузиновская  20  2. ЕГО НЕЛЬЗЯ НЕ УЗНАТЬ : Ольга Бузиновская
 30  12. КОНСТАНТА ЖИЗНИ : Ольга Бузиновская  40  4. АТОН ПОЧТИ НЕ ВИДЕН  : Ольга Бузиновская
 50  14. ДЕЛО ПОМОЩИ УТОПАЮЩИМ — ДЕЛО РУК САМИХ УТОПАЮЩИХ!  : Ольга Бузиновская  60  5. ПРИЕХАЛ ЖРЕЦ!  : Ольга Бузиновская
 70  15. БЛУДНЫЙ СЫН ВОЗВРАЩАЕТСЯ ДОМОЙ  : Ольга Бузиновская  80  6. У МЕНЯ СЛИШКОМ БОЛЬШОЕ СЕРДЦЕ  : Ольга Бузиновская
 90  16. ПРОКЛЯТАЯ ДЫРА  : Ольга Бузиновская  100  26. ЭТО — ДУХ, ЗАКЛЮЧЕННЫЙ В ВЕЩАХ  : Ольга Бузиновская
 109  4. СТРАЖ ВЕНЕРЫ  : Ольга Бузиновская  110  вы читаете: 5. ВЕЛИКОЕ ДЕЛАНИЕ  : Ольга Бузиновская
 111  6. У МЕНЯ СЛИШКОМ БОЛЬШОЕ СЕРДЦЕ  : Ольга Бузиновская  120  15. В МОРЕ-ОКИЯНЕ, НА ОСТРОВЕ БУЯНЕ…  : Ольга Бузиновская
 130  25. ХОЛОДНЫЙ ОГОНЬ  : Ольга Бузиновская  140  4. НИ БОЛЬШЕ И НИ МЕНЬШЕ  : Ольга Бузиновская
 150  14. ЗВЕЗДЫ И ТРУБЫ  : Ольга Бузиновская  160  24. В ЛЮБУЮ ТОЧКУ НАШЕГО ПРОСТРАНСТВА  : Ольга Бузиновская
 170  7. ВОДА ЖИЗНИ  : Ольга Бузиновская  180  17. СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ  : Ольга Бузиновская
 190  27. ЕДИНСТВЕННО МЫСЛИМАЯ БЕСКОНЕЧНОСТЬ  : Ольга Бузиновская  200  10. ВКЛАДНОЙ ЛИСТ : Ольга Бузиновская
 210  20. ПЛАТОК И КАМЕНЬ : Ольга Бузиновская  220  30. ИГРА ВО ИМЯ ВЕЛИЧАЙШИХ ЦЕЛЕЙ : Ольга Бузиновская
 230  3. ИСТИНА БУДЕТ ОТКРЫТА ЛИШЬ ТЕМ, КТО… : Ольга Бузиновская  240  13. ЗВЕЗДА ДАВИДА : Ольга Бузиновская
 250  23. ТАЙНА МЕДНОГО СВИТКА : Ольга Бузиновская  260  33. ВСАДНИК ЗОЛОТОЕ КОПЬЕ : Ольга Бузиновская
 270  6. Я-МОЗЕС! : Ольга Бузиновская  280  16. И ОТСЕК ЕМУ ПРАВОЕ УХО : Ольга Бузиновская
 290  7. АЙ ДА ПУШКИН!.. : Ольга Бузиновская  300  17. КАК ПАСТЫРЬ ОТДЕЛЯЕТ АГНЦЕВ ОТ КОЗЛИЩ : Ольга Бузиновская
 301  18. ЛЕБЕДЬ БУДЕТ ДОСТУПЕН НАШЕМУ ЗОВУ ЕЩЕ ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЧАСОВ : Ольга Бузиновская  302  19. ТОГДА Я ВЕРНУСЬ : Ольга Бузиновская
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap