Фантастика : Научная фантастика : Утомленная фея : Андрей Ходов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

В руки неглупой девушки-подростка попадает образчик инопланетной технологии. Не удосужившись ознакомить с этим фактом широкую общественность, она использует его возможности так, как сама считает нужным. Разные приятные мелочи, так удачно скрасившие будничную жизнь, не удовлетворяют счастливую обладательницу артефакта. Ряд рискованных экспериментов на ниве геополитики и социологии создает ситуацию, когда постоянное вмешательство и контроль становятся насущной необходимостью, а попытка бросить штурвал равносильна глобальной катастрофе. Схваток и битв хватает, но они большей частью виртуальные. Чего не скажешь об их жертвах, счет которых идет на миллиарды. Что поделать, источником самых крупных проблем всегда является интеллект.

Ходов Андрей


Утомленная фея

Вода в озерце была насыщенного сине-зеленого цвета более характерного для южных морей, чем для естественных водоемов среднего Урала, где оно собственно и находилось. Тому было логическое объяснение. Данное озерцо, как и несколько ему подобных, образовалось на месте заброшенных никелевых разработок. И именно окислы никеля придавали воде ее экзотический оттенок. Диаметр озерца не превышал двадцати метров, но, несмотря на поразительную прозрачность воды, дна видно не было, что давало завидную возможность нырять с обрывистого берега, не опасаясь свернуть себе шею.

Гражданка Российской Федерации Серафима Сергеева сидела на берегу, мрачно наблюдая за крупной, одинокой рыбиной неизвестного вида, совершающей плавные эволюции в прозрачной глубине. Судя по всему, эта рыбина была в озере единственной, пожрав, надо думать, всех возможных претендентов на данную экологическую нишу. Неоднократно предпринимавшиеся в течение лета попытки выловить этого монстра и определить его видовую принадлежность окончились позорной неудачей. Все цепляемые на крючок приманки, хитрая тварь упорно игнорировала.

Настроение у гражданки было препаршивое. Начиналась последняя декада августа, а это значило, что каникулы заканчиваются, придется покинуть дедову дачу и вернуться в самостийную Эстонию, где ее ждет 11 класс Таллинской русской гимназии. Сие учебное заведение, по выражению отца, представляло собой поле перманентной битвы между классической советской школой и усилиями местных властей стремящихся урезать ее до типичной западной школы второго коридора. Битвы, впрочем, довольно безнадежной, ибо все равно впереди маячил тотальный переход на обучение на эстонском языке. Старые же учительницы советской закалки, по извечному женскому консерватизму пытающиеся еще преподавать системные знания, должны будут уступить свое место новой генерации выпускников местного пединститута: с отработанными американскими улыбками, демократически-панибратскими повадками и новейшими схемами формирования мозаичного типа мышления. Но это еще было делом будущего, сама же Серафима успевала проскочить. Правда, приходилось горбатиться и тащить в школу два комплекта учебников. По одному она училась, а другой следовало иметь при себе на случай появления в школе очередной комиссии. В противном случае, у учителей могли возникнуть серьезные неприятности по линии ярых ревнителей общечеловеческих педагогических ценностей.

Рыбина в глубине нагло продолжала патрулирование своей территории.

— Хорошо, придется на будущий год принять крайние меры. Потихоньку скупить в аптеках грамм сто безобидных таблеток, которые, если знать рецепт, можно без особого труда превратить в сто граммов превосходной бризантной взрывчатки. Вот тогда и поглядим — кто кого.

Рецепт же Сима знала. Его ей с братом, в припадке опрометчивой откровенности, сообщил отец, хранивший в памяти подобные штуки еще со времен счастливого советского детства. Тогда же из него удалось вытянуть несколько эффективных конструкций самодельных запальных устройств и другие интересные вещи. Правила же сопутствующей техники безопасности он выложил сам, когда опомнился и сообразил что наделал. Рецепт, естественно, был незамедлительно опробован на практике и заслужил самую высокую оценку всех заинтересованных лиц. Вещь! А вовсе не та лабуда, которую публикуют спецслужбы на липовых сайтах анархистов-бомбистов. По их рецептам, скорее сам взлетишь на воздух, чем получишь чего путное.

— Ладно, время к обеду, надо последний разок нырнуть и отправляться обратно на дачу. До нее почти семь километров и отнюдь не по шоссе. Правда, старенький, но еще вполне надежный Урал, лежащий рядом на траве, делал эту задачу не слишком сложной. Педали крутить куда легче, чем ножками топать.

Сима встала. От обрыва до поверхности воды было почти три метра. Сгруппировалась и прыгнула ласточкой. Вода привычно сдавила барабанные перепонки. Переворот в воде и толчок ногами наверх, к воздуху и свету.

Воздух на поверхности был, а вот со светом дело обстояло иначе. Вокруг царила полная тьма. Не сумерки, не ночь, а именно полная тьма. Глаза не фиксировали ни единого кванта света. Слышен был только легкий плеск воды от ее движений, плюс ощущение поверхности.

— Допрыгалась, — пронеслось в голове. — Говорил же отец, что не стоит спешить с поворотом при

погружении, что это вызывает динамический удар. Возможно, в мозгу лопнул какой-то сосудик, и я ослепла? — Внутри все захолодело. — Ладно, без паники! Сначала надо добраться до берега. Озерцо-то крохотное. В какую сторону не плыви до него всего несколько хороших гребков.

Стараясь равномерно грести обеими руками, чтобы выдержать направление, Сима поплыла. Десять гребков, двадцать, тридцать, берега не было!

— Щ-щет! Да что же это такое? Где я? — Сказала уже вслух.

— Вы находитесь в Зоне Контакта, — возник в мозгу чужой холодный голос.

— Надеюсь, что это не глюки, — подумала Сима. — А кто со мной говорит?

— Локальный Системный Контактер.

Страх исчез, а на смену ему пришло любопытство. Появились вопросики.

— А Вы живое существо или машина?

— Нет информации.

— Да-а, — решила Сима. — Тоже мне… бином Ньютона. Ведь по стилю ответа ясно, что это какой-то суперкомп. Возможно инопланетный.

С компами же, пусть и не супер, она обращаться умела. Надо бы растрясти эту железяку на предмет получения всякой полезной информации.

— Откуда Вы? Как долго тут находитесь?

— Оставлен на планете Создателями. Время нахождения в стасисе — нет информации. В режиме ожидания контакта — девять единиц.

— Ха! Ответил, называется, — быстро соображала Сима. Девять единиц чего? Веков? Тысячелетий? Миллионов лет? И еще эти Создатели в довесок. Вот и поговори с ним. Ладно! Будем действовать последовательно.

— А можно выразить время ожидания в числе оборотов данной планеты вокруг центрального светила?

— Принято. Оно составляет 0, 0053 времени одного оборота.

Сима поднапрягшись произвела пересчет. Получалось около пары дней. Вот тебе раз. Лежал, себе, в своем стасисе, может с сотворения мира, мхом обрастал. И тут, два дня назад, вдруг решил пообщаться. С чего бы это?

— Кто такие Создатели? На основании чего Вы приняли решение выйти из стасиса?

— По обоим вопросам нет информации.

— Снова здорово. Так из него много не вытянешь. Попробуем зайти с другого бока.

— А каковы Ваши функции, назначение?

— Контакт с разумными существами, обмен информацией, сотрудничество.

— Обмен информацией? Но ведь Вы на большую часть вопросов говорите, что ее не имеете.

— Я сообщаю всю информацию, которой располагаю.

— Миленько, — подумала Сима. — Эти его Создатели верно большие оригиналы. Послали, называется, Контактера для обмена информацией. Только эту самую информацию дать позабыли.

Плавать брассом в темноте ей изрядно надоело. Озеро питали подводные ключи, и вода была довольно холодна. Да и на воздухе далеко не жарко. Скоро осень, а средний Урал — это чай не Африка. Так и до судорог можно докупаться. Пора было выбираться.

— А мы обязательно должны говорить в этой Зоне Контакта?

— Нет. Первичный контакт возможен только здесь, но в дальнейшем мы можем общаться через коммуникатор. При его наличии контакт возможен в пределах данной звездной системы.

— Замечательно. И как это можно устроить?

— Могу встроить в твое тело многофункциональный эффекторный узел. В его состав входит и коммуникатор.

Предложение Симе не понравилось. Слова «многофункциональный эффекторный узел» звучали, конечно, многообещающе. Надо будет на досуге хорошенько разобраться с этими его функциями. Но становиться киборгом тоже не хотелось.

— А в тело… это обязательно? Он, вообще, большой? Тяжелый?

— Не обязательно, но прибор должен постоянно находиться в контакте с твоим телом. Масса и объем не превышают одной десятитысячной от твоей. Могу синтезировать его в любой удобной тебе форме, но ты должна представить, как он должен выглядеть.

Сима прикинула варианты. Колец она никогда не носила, раздражали. Под сережки не проколоты уши. Постоянно носить кулон или колье довольно неудобно. — Ага, вот это видимо подойдет!

— Выполнено.

Пощупала в воде левую руку. На запястье ощущался узкий браслет, очень легкий.

— Благодарю! Могу я теперь покинуть Зону?

— Выполнено.

После полного мрака солнечный свет больно ударил по глазам. Сима проморгалась, потом огляделась по сторонам. Как и следовало ожидать, она находилась в озере. До берега, где оставила одежду и велосипед, было примерно восемь метров. — Ладненько, туда и мы направимся.

Привычно вскарабкалась по обрывистому, скалистому берегу. Зубы стучали, тело била холодная дрожь, кожа покрылась пупырышками. — Нырнула разок, называется. После этого заплыва и заболеть недолго.

— Исключено, раздался в голове уже знакомый голос. — В эффекторный узел встроен медицинский блок, настроенный на особенности твоего организма.

Сима глянула на запястье. Браслет был там. Серебристый, компактный, довольно красивый. С ним еще предстоит разбираться и разбираться. Быстро переоделась, выжала купальник и сунула в пакет. Чтобы окончательно согреться выполнила ката в стиле черный кот. Резкие движения помогли. Зубы стучать перестали, по телу разлилось приятное тепло. Вот теперь можно спокойно поговорить. Еще раз рассмотрела браслет, попробовала стянуть его с руки. Браслет не снимался, мешала кисть. — Балда, что стоило представить браслет с застежкой. А теперь возможны неудобные вопросы, и в сауне жечь будет.

— Контактер, а можно изменить конструкцию эффекторного узла?

— Можно, но для этого тебе следует вернуться в Зону Контакта.

Симу передернуло. Возвращаться в холодный мрак ей очень не хотелось. Сойдет и так. А пока следовало получить ответы на появившиеся вопросы.

— На этой планете есть другие Контактеры?

— Нет. Я единственный. Но есть Контактеры на второй и четвертой планетах данной звездной системы.

— Интересно. И с кем они там контактируют?

— В настоящий момент, оба находятся в режиме стасиса.

— Тэ-экс, — размышляла Сима. — Видимо пообщаться с марсианами не удастся. Но выбор планет довольно характерный — Венера, Земля, Марс. Это хоть и косвенная, но информация о Создателях. Всякие там фантастические металлические монстры с Плутона и плазмоиды с Юпитера явно отпадают. Если Создатели и монстры, то вполне нормальные, без экзотических выкрутасов. Теперь следовало бы получше выяснить возможности браслета. Что, в процессе познавательной беседы с Контактером, и было сделано. Браслет, как и ожидалось, оказался весьма занятной вещичкой. Кроме уже известных функций устройства связи и домашнего врача, он мог исполнять роль личного телохранителя и транспортного средства, способного мгновенно доставить Симу в любую знакомую ей точку солнечной системы. С незнакомыми же точками, то есть теми, в которых Сима никогда не была, дело обстояло сложнее. Зато существовал механизм поиска, который позволял решать подобные проблемы. Но это требовало времени. — Ладно, потренируемся потом.

В голову пришла ревнивая мысль. Голубые озера всегда привлекали туристов. Правда, для купания уже довольно холодно. Но чем черт не шутит, найдется морж, вроде нее, нырнет в озеро и … Ага! Делить найденное чудо с кем бы-то ни было, не хотелось.

— Контактер, в Зону Контакта может войти каждый, кто окажется в озере?

— Да, в данный момент действует режим свободного доступа. Но ты можешь изменить этот статус на срок не более чем 265 оборотов планеты вокруг звезды.

— Данные о Создателях продолжают пополняться, — обрадовалась Сима. Похоже, живут они дольше нас иначе не задали бы такой срок. А теперь по режиму доступа.

— Контактер, прими изменение статуса. Других разумных существ, кроме меня, в Зону Контакта не допускать … до моего особого распоряжения.

— Изменение статуса доступа принято.

— Й-е-е-с! Сработало! Одной проблемой меньше. — Продолжим.

— Контактер, какими данными о данной планете и существующей на ней цивилизации ты располагаешь?

— Я изучил строение твоего тела и мозга. Плюс информация об особенностях твоего мышления, полученная в процессе общения. Плюс данные астрономических наблюдений о строении данной звездной системы.

— Хм. И это все? А почему только это?

— Информация о строении твоего тела была необходима для настройки эффекторного узла. Информация о строении звездной системы — для выполнения твоей просьбы по переводу стандартных временных единиц в привычную для тебя форму. Информация об особенностях мышления — для облегчения процесса общения.

— Ка-а-кие мы нелюбопытные, — удивилась Сима. — А из моей памяти ты ничего не почерпнул? Ведь общаемся-то мы телепатически?

— Этический запрет. Я фиксирую только те твои мысли, которые ты готова выразить в словах и ярких образах. Глубинные мозговые структуры не сканируются.

— Понятненько, — загадочные Создатели уже начинали ей нравиться. Но раз гора не идет к Магомету …

— Контактер, приказываю начать изучение планеты и имеющейся на ней цивилизации.

— Принято. Имеется восемь стандартных вариантов планетарной разведки, различающихся по степени полноты полученных данных.

— Давай по максимуму, только постарайся, чтобы твои действия не были обнаружены другими представителями нашей цивилизации.

— Принято. Но это потребует времени. Необходимо создать сеть разведывательных сателлитов, необходимо …

— Стоп! Можешь не перечислять. Работай. Сообщи когда закончишь. А я пока займусь другими делами.

Пора было возвращаться, а-то бабушка хвост накрутит. Но ехать далеко, а чувствовалась немалая усталость. Может воспользоваться браслетом? А почему нет? Заодно и опробуем. Правда, точку выхода надо выбрать побезлюднее. Ее материализация непосредственно на месте будет, конечно, эффектнее, но может вызвать лишние вопросы. Сима представила узенькую тропинку в лесу неподалеку от дачи. Перед ней появилось изображение нужного места ограниченное аркой в виде полуовала. После некоторого колебания, подняла велосипед и шагнула в проход.

— Есть! Она на месте. Велосипед и комары тоже.

На участке ее первым встретил брат. Брата Серафима любила. На пять лет младше ее, поджарый, быстрый, сообразительный и далеко не трусливый. Верный соратник в летних приключениях. За прошедший сезон им удалось записать на общий счет немало интересных дел. Ночной поход на городское кладбище. Проникновение (с взломом) на заброшенную водонапорную башню. Переход по проводам бездействующей электролинии через реку. Неудачная попытка спуститься в глубокий карьер, оставшийся на месте знаменитой медной горы. Правда, в этой попытке принимал участие еще один брат, двоюродный. Но он сорвался с одного из уступов карьера, заполучил широкий пластмассовый корсет на шею и на все лето выбыл из игры. Плюс неоднократные ночные экскурсии в лес, с предварительным спуском по веревке со второго этажа дачи.

— Симка! Ты где бродишь? Бабуля уже все глаза выглядела тебя ожидая. Ведь мы снимаемся сегодня, а завтра поезд на Питер.

— На голубые озера ездила. Не паникуй, успеем.

Конечно, они успели. Привычный пеший переход до станции узкоколейки и смешной, с кажущимися игрушечными вагончиками, поезд уже вез их в Нижний Тагил. Сима сидела на деревянном диванчике рядом с бабушкой и размышляла. Сообщать о своей находке родственникам она решила погодить. Сначала сама во всем разберется, а там видно будет. В дорожной суете у нее видимо не будет времени на общение с Контактером. Вот вернемся в Таллин, там и приступим.

Сборы в дорогу прошли в обычной суете, а на следующий день они уже заняли полки в плацкартном вагоне, который должен был доставить их с бывшего Опорного Края Державы в Северную Столицу. По плану до Питера предстояло следовать под эскортом бабушки, а там эстафету должна была принять мама, вырвавшаяся на денек с работы. Бабушке же ходу через границу не было. В былинные советские времена, в которые Сима родилась, но совершенно не помнила, этот маршрут выглядел иначе. На дедовой машине до Свердловска, а далее прямым авиарейсом до Таллина. Теперь же из Таллина легче в Америку долететь, чем в Россию. Рейсы были только в Москву, да и то не каждый день.

В Питер приехали рано утром, мама встретила на перроне. Поезд же на Таллин уходил поздно вечером, это было удачно, можно целый день провести в городе. К компании присоединился еще Пашка, братов кореш и одноклассник, на право доставки которого в Эстонию его родители выправили в нотариате соответствующую бумагу на мамино имя. День удался, погода в городе стояла хорошая. Успели погулять по Невскому и набережным, посетить пару музеев, пообедать в уютном подвальчике. Попрощались с бабушкой, ее уже ждал обратный поезд. Зашли в дом книги, где купили нужные учебники, а Сима обнаружила очередной том очаровательной эпопеи Хольма ван Зайчика про Ордусь, от которой была без ума. Пришлось выложить за него оставшиеся у нее с лета рубли. Вечером поехали на вокзал.

В былые времена, когда поезда на Таллин из Ленинграда еще ходили ежедневно, а не через день и только летом, можно было спокойно заснуть, а проснуться утром уже в Таллине. Но теперь на пути лежала граница — два, три часа бездарной суеты в час быка. Российская таможня бдительно ворошила вещи зевающих пассажиров, отвинчивала вагонные панели, а погранцы проверяли документы. Затем короткий переезд через Нарову и опять тоже самое, но уже в эстонском исполнении. Правда эстонская таможня, как обычно, себя не слишком утруждала. Зато пограничники паспорта разве только в микроскоп не рассматривали.

Сима сидела в удобном кресле мягкого вагона и раздраженно смотрела, как по залитому ярким светом множества прожекторов перрону таможенной зоны расхаживает эстонский пограничник. Пограничник как две капли воды походил на Арнольда Шварцнегера. Видимо зная о своем портретном сходстве, для пущей важности еще и накачал мышцы культуризмом. Явно нарушая форму одежды, он был в майке защитного цвета, чтобы все могли разглядеть округлые бицепсы. — И это ночью-то! — Поймав взгляд липового Арнольда, Сима имитировала восхищенную улыбку. Придурок приосанился и зашагал дальше еще более крутой походкой. — И откуда только такие идиоты берутся?

Отец встретил семейство на машине, и, забросив Пашку к родителям, отвез домой. По дороге и дома они взахлеб рассказывали о своих летних похождениях, продемонстрировали отпечатанные еще в Тагиле фотографии. Безропотно получили по шее за злополучную экспедицию в медный карьер. Действительно, в прощальных напутствиях отца перед отбытием на Урал, содержались недвусмысленные указания не сходить с ума, избегать действий, которые могут привести к слому их драгоценных шей, уничтожению государственной и личной собственности, а также угрожающих жизни и здоровью ничего не подозревающих мирных граждан. Пришлось заверить отца, что мирные граждане не пострадали, а смещение шейных позвонков двоюродного брата — просто досадная случайность. Кто же знал, что веревка окажется гнилой и не выдержит его веса?

Потом, не давая опомниться, мама погнала Симу в школу, где ей следовало обрубить хвосты оставшиеся с прошлого учебного года. Договорившись о времени сдачи зачетов по географии и математике (их надо было сдавать в конце июня, но Сима покинула Таллин раньше) и, получив малоприятную информацию, что с нее причитается еще и десять часов работы на благо родной школы, которые она должна отбатрачить до первого сентября, Сима вернулась домой. Там никого не было. — Наконец-то одна! — Можно получить ответ на один важный вопрос.

— Контактер, а какие еще запреты кроме этического запрета на доступ к человеческому мозгу у тебя есть?

— Только один. Я не должен прямо или косвенно принимать решения за разумных существ в вопросах связанных с оптимизацией функционирования их социумов.

Сима попыталась осмыслить данное заявление.

— А что значит косвенно?

— Это значит, что твой приказ о выборе мною оптимального варианта возможных действий… выполнен не будет. Выбор критериев оптимизации социумов разумных существ — вне моей компетенции. Это прерогатива самих разумных существ.

— А если решение о вмешательстве в дела социума приму я?

— В пределах моих возможностей оно будет выполнено. Ответственность же за это действие будет лежать на тебе.

— А если я отдам приказ об убийстве конкретного человека… многих людей… уничтожении всего человечества? Ты его выполнишь? Это будет соответствовать твоей этике?

— Да. Если это будет находиться в пределах моих возможностей.

— Ну, ни фига-ж себе, — обалдела Сима. — Вот так подарочек оставили на Земле эти Создатели. Копаться в мозгах одного человека — это, значит, не этично. А устроить полный Кердык — нет проблем. Хороша этика! А если бы в озеро нырнул псих, маньяк? Как любил говорить Эйрел Форкосиган: «Дадим им веревку — пусть повесятся сами»!

— Контактер, а если я отдам тебе приказ самоуничтожиться? Ты его выполнишь?

— Да.

— Замечательно. А как продвигаются дела с изучением планеты?

— Исследования еще не закончены. Ты же сама выбрала предельный вариант.

— Ладно, продолжай работать.

Следовало все хорошенько обмозговать. С одной стороны имелся полный карт-бланш на любые непотребства, ограниченный, правда, пресловутым «пределом возможностей». Этот предел еще надо будет прокачать с Контактером. С другой стороны Контактер явно дал понять, что советов от него не дождешься. Можно такого наворотить, что мало не покажется. Правда все это касается только политики. О политике Сима немало почерпнула из импровизированных лекций отца, спонтанно возникавших после просмотра выпусков теленовостей. Ворошить это змеиное гнездо не было ни малейшего желания. Но никто и не заставляет ее изображать Мать Терезу или Сталина. Свою же собственную жизнь она вполне может сделать насыщенной и интересной.

— На том и порешим, а социум… пусть катится, куда покатится.

Приняв решение, Сима с чистой совестью отправилась к компьютеру. Благо, отец летом установил, наконец, выделенку. Теперь можно висеть в инете хоть сутками. На чатах ее уж верно успели позабыть.

— Вот и проверим!

Вечером Симе снова пришлось обратиться к Контактеру. В процессе выяснения очередности на мытье посуды брат запустил в нее подушкой. Подушка ее не коснулась, встретив невидимое препятствие за несколько сантиметров от ее тела. Брат-то этого феномена не заметил, а Сима сообразила, что наблюдает действие собственной защиты. С удовольствием представив как это будет выглядеть в спарринге по Кун-Фу, вызвала Контактера и согласовала с ним несколько вариантов действия защиты. Теперь в нормальном варианте защита должна реагировать только на опасности несущие серьезную угрозу ее жизни и здоровью. Мелкие неприятности следовало игнорировать. В конце концов, браслет еще и лечит.

Утром Сима с тяжелым сердцем пошла в школу на отработку. Предстояла встреча с одноклассниками. В этом деле у нее были большие проблемы, которые увеличивались с каждым годом. Она была белой вороной. Физической опасности не было. Ее навыки в боевых искусствах без особых проблем позволяли нейтрализовать агрессию любой шибко наглой сверстницы, да и сверстника тоже. Истинная проблема заключалась в общении. Если раньше одноклассники не воспринимали ее мысли, то сейчас дошло до того, что они просто переставали понимать ее речь. В буквальном смысле. Соседка по парте призналась, что ей не знакома почти треть слов и выражений, которые Сима использует в разговоре. — И это в элитном классе с уклоном на иностранные языки и русскую филологию! — Пару лет назад Сима поделилась своими горестями с отцом. Тот прямо заявил что ситуация безнадежна и ей предстоит мучиться с этим всю жизнь. Мол, людей, с которыми можно нормально общаться на достаточно высоком уровне и в его время было не густо. А ныне их количество убывает с пугающей быстротой. Может ей повезет и удастся, позднее, найти или создать самой необходимый круг общения. А пока посоветовал не выпендриваться и не смотреть на людей свысока. Такой стиль поведения, по его уверениям, мог привести к массе конфликтов с людьми, в том числе и будущими начальниками. Сима, проиграв в памяти свои взаимоотношения с учителями, была вынуждена согласиться. В довесок отец сказал что если подстраиваться под уровень одноклассников ей настолько в лом, то она может воспользоваться рецептом Саймона Иллиана из саги о Форкосиганах. До конкретных же объяснений упомянутого рецепта — не снизошел. Пришлось скачать из сети весь цикл, надо сказать весьма занимательный. Рецепт оказался эффективным. И если достичь идеала, когда свет обтекает тебя и делает абсолютно невидимой ей пока не удалось, то искусство притворяться предметами интерьера удалось освоить в совершенстве. Количество конфликтов с соучениками и преподавателями резко уменьшилось. Даже спрашивать на уроках практически перестали. Но и сил на поддержание режима «невидимости» уходило довольно много.

Сима прошла по коридору школы к своему классу, вошла, поздоровалась. Классная сообщила, что ей предстоит оттирать парты от наскальной росписи и выдала соответствующие орудия труда. Работа была тупая и позволяла вернуться к собственным, невеселым мыслям.

— Ну почему ей так трудно завести себе подругу?

Правда одна подруга у нее была. Именно была … в прошедшем времени. Год назад ее мамаше приспичило выйти замуж за иностранца и уехать с ним за океан. — Вот ведь невезуха! Можно подумать, что там медом намазано. — А ведь у них со Светкой был такой прекрасный тандем. Вместе создавали смешные фантастические миры, говорили. Резались в стратегию Heroes — 3, пока ее мать, разозлившись на очередную Светкину двойку, не убила диск ударом об угол стола. Ему потом устроили торжественные похороны. А теперь она сидит в забытом богом американском Мухасранске и шлет по мылу ностальгические письма, сетуя на фантастическую тупорылость новых одноклассников, которая, по ее словам, еще на порядок превосходит ту, с каковой приходилось иметь дело в Таллине. Подтверждением чему служит тот факт что она, с трудом тянувшая на тройки (Симе частенько приходилось помогать ей с точными науками), в одночасье оказалась круглой отличницей.

— Стоп!!! А что мне мешает нанести Светке визит? Адрес в Штатах имеется. Мой английский язык вполне на уровне. Правда учительница, по советскому упрямству, поставила всем оксфордское произношение. Но я и не собираюсь выдавать себя за американку. И нужна простенькая легенда. И пара сотен баксов, может, сходим куда. Отсутствие же денег покажется подозрительным. Документы не нужны, всегда можно ускользнуть в переход. — Решено!

Вернувшись домой, пообедав, Сима достала атлас и открыла карту часовых поясов.

— Щ-щет! Пять часов разницы. Не слишком-то удобно. Хорошо хоть восточное побережье, а не западное. — Хотелось подгадать так, чтобы провести там целый день. — Ладно, пока займемся подготовкой.

Сима сбегала в компьютерный салон и за кровные 150 крон приобрела диск с новой игрой «Казаки» в подарок. — Неплохая стратегия. — Но в ней был один секрет. Хитрые хохлы, авторы этой игры, заложили в программу солидные преференции для украинских казаков. Сражаться с ними было весьма трудно. Сима же из принципа выбирала противниками только их.

Купив диск, она направилась на пустырь и выбрала уединенное местечко в густых кустах.

— Контактер, есть вопрос. Допустим, что мне необходимо просто взять удаленный предмет. Должна ли я обязательно совершать переход полностью?

— Нет, ты можешь взять его и через малую поисковую зону.

— Замечательно.

Сима мысленно задала координаты поиска. Появилось поисковое окно, в котором с высоты птичьего полета виднелся небольшой городок. Там еще было утро. С десяток минут искала нужный дом, благо, что улиц в городке было с гулькин нос. — Вот он. — Переместила окно внутрь дома. Лучшая подруга сидела перед телевизором и хрустела чипсами из пакета. На экране бегали мультяшки. — Ага, совсем американкой стала. — Подавив желание сделать Светке немедленный сюрприз, удалилась. Отыскала городскую автобусную станцию. Внимательно изучила расписание на стене — пригодится для легенды. Нашла по вывеске отделение банка и, сузив поисковое окно до предела, заглянула внутрь. — Так, так. Что мы имеем? А, вот оно! — Протянула руку и взяла из хранилища банковскую упаковку сто долларовых бумажек. Закрыла окно. — Вот так! Авось не убудет. Они ведь весь мир грабят. — Поглядела на часы. Не прошло и часа. — Неплохо. — Сунула деньги в сумку и побежала домой.

Остаток дня прошел в обычной домашней суете. Перед сном Сима приготовила молодежный рюкзачок — Странно будет явиться совсем без вещей. Сунула туда пару альбомов со своими рисунками.

Проснулась рано, организм еще не отвык от уральского времени. До обеда занималась рисованием, потом решила отправляться. Тяжелая металлическая дверь открылась и закрылась практически без шума, только тихо щелкнула собачка замка. Проигнорировав лифт, спустилась во двор. Добравшись до пустыря, снова задействовала поисковый режим. Но теперь искать ничего не пришлось, память браслета вывела ее к нужному дому. — Проверим на месте ли Светка. — Светка была на месте и одна. Снова пялилась в экран, только на этот раз в компьютерный. — Ну и жизнь у нее тут, можно удавиться с тоски. — Потратив пару минут, Сима выбрала подходящее место, расширила поисковое окно до нормальной зоны перехода и шагнула вперед. Через минуту она уже стояла у двери и нажимала на кнопку звонка. Ей открыли. — А, Светка, привет! — круглые от удивления глаза подруги были вознаграждением за все организационные хлопоты.

— Сима? Это ты? Как ты тут оказалась?

— Родители за хлебом в магазин послали. Вот и решила забежать по дороге.

— Не надо песен! Говори серьезно!

— Ладно, как скажешь. Отец летел в Штаты по делам, а меня прихватил с собой. В английском не силен, вот и попросил помочь с переводом. Но там, как оказалось, есть кому переводить. Посмотрела на карте, а до твоего городка чуть больше сотни километров. Я и вырвалась к тебе на денек. Вечером должна уехать.

— А на чем ты добралась? — Светка оглядела улицу. Верно искала машину.

— На автобусе, вестимо. На нем и уеду.

Если у Светки и возникли сомнения, то она оставила их при себе.

— Что мы тут стоим? Проходи в дом. Как я рада тебя видеть!

Подруги прошли в дом, где пустились в сладостные воспоминания о прошлых делах, поделились впечатлениями о прошедшем порознь годе, перемыли косточки общим знакомым. Сима продемонстрировала свои новые рисунки. Все было замечательно, но сидеть в доме уже надоело.

— Светик, слушай, а не пойти ли нам прогуляться. Забежим куда-нибудь, посидим, перекусим. Я со вчерашнего дня ничего не ела, — подруга помялась.

— Знаешь, тут не очень принято пешком по улицам бродить. А прав на вождение у меня нет. Да и машины нет, на ней отец с матерью укатили.

— Ерунда! Видела я твой город. Его из конца в конец переплюнуть можно. Доковыляем.

Решив не спорить, Светка собралась, и они пошли к центру города. Там отыскали подходящую светленькую забегаловку. Заказали по жареному цыпленку, стакану сока и принялись за еду, не прерывая, впрочем, разговора.

— Привет, девочки! Как дела? — Сима обернулась. За спиной стояли трое парней ее лет, один, вроде даже и симпатичный. — Привет. — Перевела взгляд на подругу. Та понятливо ответила по-русски на незаданный вопрос. — В одной школе учимся.

— Это и есть те тупорылые долдоны о которых ты писала?

— Да, но эти еще не самые худшие.

— Ладно, проверим.

Светка представила всех друг другу. Симпатичного малого звали Дик.

— Девочки, а на каком языке вы разговаривали? — начал он разговор.

— На эстонском, разумеется, — сообщила Сима.

На лице Дика появилось озадаченное выражение. Об эстонцах он явно слышал в первый раз — вероятно пробелы в образовании. — А где это?

— Эстония? Она находится за полярным кругом на полуострове Таймыр. Район плато Бырранга. Эстонцы, их еще называют нганасанами, разводят северных оленей и живут в чумах. Это такие вигвамы. Основной доход получают от туристов из Европы и Америки.

— А-а-а, знаю! Там еще есть офис Санта Клауса в месте, которое называется Рева … Рова …?

— Рованиеми, — поправила памятливая Сима, посетившая упомянутый офис в финской Лапландии лет пять назад. — Это наша столица, — добавила она, завершив предварительное формирование великой угро-финской державы от моря и до моря.

— Так ты эстонка? — спросил Дик, проявляя явный интерес к экзотике.

— Нет, на самом деле, я марийка. Моя семья бежала в Эстонию с берегов озера Балатон, спасаясь от преследований удмуртских тоталитаристов, — отрезала Сима, припомнив список родственных эстонцам народов.

Дик сочувственно покивал. — Тут тебе ничего не угрожает. Америка — свободная страна. Как политическая беженка ты можешь обратиться с ходатайством на получение вида на жительство.

— Обязательно, — заверила его Сима.

— Девочки, а что мы тут сидим? — вступил в разговор веснушчатый лопоухий парень, которого звали Генри. — Может, прокатимся куда?

Сима опять вопросительно взглянула на подругу, та незаметно кивнула.

— А почему нет? Купим еды и устроим пикник на природе?

Парни замялись, переглянулись. Потом Дик промямлил, что может разориться на пару бутылочек пивка.

— Ага, — сообразила Сима. — Серьезные проблемы с финансами.

Небрежным жестом достала из рюкзачка две сотенных бумажки и вручила их лопоухому. — Сбегай в супермаркет и купи все что нужно. — Парень резво сорвался с места.

Остальная компания направилась к выходу из заведения. Перед ним стояла коробчатая открытая машина с фордовской эмблемой на радиаторе. Машина была довольно просторной и все удобно расселись. Третий парень, тощий, белобрысый очкарик по имени Сэм занял место за рулем. Минут через пятнадцать к машине вернулся Генри, нагруженный бумажными пакетами. Сунув пакеты в багажник, он устроился на сидении. Можно было отправляться. Покрутив несколько минут по городу, машина вырвалась на торную дорогу. До этого Симе не приходилось ездить на открытых автомобилях. Ощущение теплого, тугого воздуха, бьющего в лицо, ей очень понравилось. По обеим сторонам дороги расстилался вполне приятный пейзаж: деревья, уютные лужайки, травка. Ничего похожего на каменистую пустыню с редкими кустиками местных аналогов саксаула и верблюжьей колючки так намозолившую глаза в Голливудских фильмах не наблюдалось.

Через сорок минут лихой гонки машина доставила их на место будущего пикника. Специально отведенное, естественно. — Ох уж эта частная собственность. Не больно-то расположишься, где хочешь. — Сима подавила желание проехаться на это счет. Вспомнила, что и в Эстонии и на Урале все больше уютных местечек скрывается за заборами всяких прытких умников. Начали раскладывать припасы. Костер разводить не стали. Сие действие запрещал установленный на площадке плакат, толковавший о сухом лете и повышенной пожарной опасности. Сидели довольно мило, болтали о разных пустяках. Дик разливался соловьем больше всех, явно желая произвести впечатление. Только с напитками вышла неприятность. Змеюка Генри ничего не взял кроме пива. А пива Сима не любила.

Мирная идиллия была нарушена треском моторов. На площадку свернула тройка мотоциклов. На них восседали байкеры. А может и не байкеры. Да, их мотоциклы выглядели довольно круто. Униформа, антураж, татуировки в целом соответствовали хрестоматийному облику этого племени. Только вот сами они выглядели не слишком мощно, можно даже сказать плюгаво. Тройка кривляющихся юнцов и тройка вертлявых, разбитных девиц. Устроившись неподалеку, они врубили на полную мощность какой-то звуковоспроизводящий агрегат, из которого немедленно полилось что-то хеви-металлическое и принялись оттягиваться пивом. А может просто добавлять, ибо их вид явно говорил о том, что этого пива они уже потребили массу, а может и не пива вовсе. Прикончив упаковку консервированного слабоалкогольного напитка, соседи, видимо, возжелали духовного общения. Для этого они подошли поближе и нарочито громко принялись обсуждать Симины со Светкой женские стати, напрямую увязывая их с собственными эротически фантазиями в духе французской сексуальной школы. Симкины кавалеры сидели смирненько, делая вид, что ничего не слышат. Сама же она начинала потихоньку закипать.

Тут один из сомнительных байкеров раздухарился настолько, что запустил в их сторону пустой жестянкой из-под пива.

— Ну, все! Они меня достали! — Сима дала команду на изменение режима защиты, встала, спокойно подошла к банкометателю и без китайских церемоний ударила ногой в пах, парень согнулся и опустился на землю. Быстро переместилась ко второму и снова нанесла удар ногой, только в голову — этот упал на третью точку. Со спины с визгом налетела одна из девиц, ее пришлось отбивать локтем. Воспользовавшись этой заминкой, третий байкер с лихого замаха ударил ей в лицо. Защита полностью погасила этот удар, и пока придурок тряс ушибленной рукой, Сима вырубила и его. Тут подоспели ее рыцари, и исход битвы был предрешен. Поднявшиеся горе-байкеры отступили к своим железным коням, завели их и, погрузив девиц, покинули поле боя.

— Ну, ты дала, Симка, — шепнула ей Светка на ухо.

— Это тайквандо? — поинтересовался любознательный Дик.

— Нет, это национальная эстонская школа. Называется — «борьба эстонских мальчиков».

Сима была собой недовольна, бой прошел не чисто. Если бы не помощь браслета ей пришлось бы туго. Генри высказал опасения, что их противники вполне могут обратиться за помощью в полицию. Его поддержали остальные.

Сима прикинула юридический аспект инцидента. — Хм, действительно, ее действия вполне можно квалифицировать как неспровацированное нападение… с нанесением телесных повреждений. — Ей, правда, наплевать, но подставлять Светку не хотелось. По словам отца только унаследованный от него логический ум и способности к стратегическому мышлению позволяют ей, Симе, сохранять свою шкуру в наглых авантюрах. При последней фразе отец косился на мать, явно намекая на генетический источник Симкиного авантюризма.

— Быстро сматываемся и разбегаемся, — вынесла она вердикт.

Все погрузились в машину и полетели обратно в город. Ее доставили прямо до дверей Светкиного дома. Дик настойчиво требовал сообщить адрес, уверяя, что заскочит на Таймыр при первой возможности. Сима гуманно посоветовала одеться потеплее, а что касается адреса, то ограничилась мылом. На том и расстались. Светкиных родителей до сих пор не было, — трудоголики, наверное.

Подруги проболтали еще с часик, когда Сима заявила что ей пора на автобус. С трудом уговорила Светку отказаться от идеи дальних проводов: такой вариант развития событий сулило ей определенные неудобства. На прощание обнялись. Светка, вроде, даже прослезилась. — Трудно ей тут, бедолаге, — решила Сима. — Надо будет еще заглянуть, а то совсем зачахнет.

Таллин встретил ее дежурным, мелким дождичком. — Вот она и дома! Первый блин получился далеко не комом, а очень даже и удался. Надо будет почаще устраивать подобные вылазки. Но ей нужна надежная операционная база, где можно было бы хранить деньги, одежду и разные предметы которые могут весьма удивить домашних. С этими мыслями она и зашла в квартиру. Ее девятичасового отсутствия никто не заметил. Каникулы ведь еще не кончились. Только брат поинтересовался, где она бегала целый день. От ответа Сима уклонилась.

Вопрос с базой решился просто. Вызванный на связь Контактер сообщил, что в его распоряжении имеется некий автономный сервомеханизм, который, будучи перемещенным, в указанную Симой точку, вполне может соорудить нечто подобное. Причем подробной проработки проекта не требовалось, достаточно было общих пожеланий. Похоже, что Контактер уже достаточно далеко продвинулся в изучении особенностей человеческого быта, чтобы не перепутать унитаз с холодильником. Несколько минут максималистка Сима мучительно выбирала между романтическим замком в австрийских Альпах и надежным противоатомным бункером в Гималаях. Замок, конечно, привлекательнее. Но и объяснить его неожиданное появление окружающим, будет довольно трудно. Сомнения разрешил Контактер. Он заверил, что пресловутый сервомеханизм может прикрыть сооружение маскировочным полем непроницаемым для средств технической разведки на несколько поколений вперед. Непрошеных же визитеров будет мягко и незаметно для них отводить в сторону специальная система безопасности. Ложкой дегтя являлось то, что вышеупомянутый робот, которому и предстояло стать сердцем системы безопасности Симиных владений, был у Контактера единственным. Возникшие было восхитительные видения комфортабельных уютных убежищ в разных экзотических уголках планеты, растаяли в воздухе. — Что делать, никогда нельзя получить всего. — Ладно, будем действовать последовательно. Сначала выберем место.

Размышлениям на эту тему Сима посвятила весь следующий день. Урывками, разумеется, дел было по горло: очередная порция школьной барщины, зачет по географии. Зачет пришлось сдавать самому директору, который подменял свою заболевшую жену преподававшую этот предмет. Директор, обрусевший эстонец, уже после объявления независимости вернулся на историческую родину из Сибири. Русскую жену притащил с собой. Человек он был неплохой, но со странностями. С ним надо было держать ухо востро. Впрочем, на этот раз все прошло нормально. Хвост удалось ликвидировать.

Уже дома Симу застал звонок от Ши Джун, которая вежливо поинтересовалась, собирается ли Сима продолжать с ней занятия китайским языком. Эти занятия продолжались уже год. Тихую как мышка маленькую китаянку ей нашел отец через посольство КНР, когда Симе приспичило заняться китайским. На это ее решение в равной степени повлияли три фактора: давний интерес к Востоку, уверения отца, что Китай по праву может занять место второй сверх державы, потерянное Россией, плюс чувство противоречия (все остальные одноклассники в дополнение к английскому и эстонскому поголовно выбрали европейские языки). Бедняжка Ши Джун была жертвой низкой профессиональной подготовки профессуры в Поднебесной. Пекинский профессор, провожая воспитанницу на учебу в международное учебное заведение «Конкордия», заверил ее, что Эстония является бурно развивающейся европейской страной, где без особых проблем можно заработать достаточно денег на жизнь и продолжение образования. Наивная девочка поверила и оказалась на мели. От полной финансовой катастрофы ее спас только вовремя появившийся богатенький бойфренд. — Не слишком-то надежная материальная база, если подумать. — А Симины уроки давали ей возможность немного подзаработать. Правда учеба велась на английском языке, русского Ши Джун не знала. Ее бойфренд происходил из семьи помешанной на местном варианте домостроя. Мамочка бойфренда строго следила за тем, чтобы сыночек, не дай бог, не прикоснулся к какой домашней работе. Вырвавшись из-под недреманного родительского ока, бойфренд с наслаждением предавался пороку, то есть готовил, стирал и убирал квартиру самолично. Ши Джун он до этого не допускал, позволяя только давать ценные указания. И очень любил фантазировать, какая физиономия была бы у его маменьки, застань она его за этим делом. Сима считала, что подобное поведение попахивает мазохизмом. Заверив малышку, что занятия будут продолжены и, согласовав время очередного урока Сима, положила трубку.

— М-да, с личной образовательной программой надо разобраться. Она просто не потянет всего. Отказаться от занятий по Кун-Фу было выше ее сил, китайский язык тоже остается. Еще есть кино-клуб и рисование. Как ни жаль, а их придется сбросить с воза.

Несмотря на все заботы, к вечеру она уже определилась с решением о месторасположении своей мечты. Экзотика вещь хорошая, но, как уже знала Сима, быстро приедается. Из видимой земной реальности предстояло исчезнуть уютной долинке в труднодоступном районе любимого Среднего Урала. Маскировочный купол должен прикрыть несколько квадратных километров соснового леса, березовых рощ, травяных полянок, живописных скал, небольшое проточное озерцо и участок чистой реки. — Вот так! Никаких полумер! — Свои предложения, присовокупив ряд экологических требований, она изложила Контактеру. Тот пообещал озадачить свои разведывательные спутники и не позднее, чем завтра продемонстрировать возможные варианты. — Прекрасно!

Последний день лета ушел на рекогносцировку. Контактер предложил четыре подходящих места. Один из них особо понравился, именно о таком месте Сима и мечтала. Вот тут, на возвышенном берегу кристально чистой речушки и будет стоять ее дом. Только это будет не замок, он не впишется в такой пейзаж. Просторный, двухэтажный коттедж в финском стиле подойдет куда лучше. К речке, озеру и другим стратегическим точкам можно проложить красивые дорожки. Сима с удовольствием вдохнула чистый, уже по-осеннему холодный воздух и почувствовала себя совершенно счастливой. Осталось только продумать внутреннее устройство дома, — улыбнулась. — Вот тут-то она и даст волю своим фантазиям. Этот эффекторный робот еще запарится их выполнять.

Первого сентября Сима отправилась в школу. На ее удивление обычного в таких случаях ощущения напряженности она не чувствовала. Напротив, ощущала легкость и свободу. Стандартная школьная волынка перестала быть ей в тягость. Даже одноклассники перестали казаться безнадежными тупицами. — С чего бы это?

А после школы пошла на Кун-Фу, в клубе Кобра тоже начинался новый сезон занятий. Симин клуб работал в Таллине уже четвертый год, а сама она вступила в него чуть ли не первой. Он был филиалом школы «Желтый Лотос», центральный храм которой располагался в Белоруссии, в Минске. В интернет — справочнике по культам, в разделе «деструктивные религиозные организации восточной направленности», этой школе было посвящено немало теплых слов: торговля оружием, организованная преступность, шпионская деятельность, расправы с отступниками и тому подобные непотребства. Один из демократических сайтов даже предложил дать ей первое место в номинации «тоталитарные ублюдки года». Все эти сведения любознательная Сима выудила из сети, распечатала и принесла инструкторам. Их потом зачитали вслух на занятиях группы… под общий хохот. За три года упорных занятий Сима достигла уровня второй спецгруппы и надеялась получить звание инструктора. Но подписывать клятву о добровольном отказе от всяческих свобод и переходе в собственность школы, как было сказано в справочнике, ей пока никто не предлагал. Видимо оставили это на будущее. Отец, тоже не преминувший ознакомиться с материалами по школе, заявил что буддизм «лотоса» липовый, а идеология надергана из разных мест. Посоветовал не слишком забивать голову подобной чепухой. Само же Симино увлечение объяснял здоровой тягой к солидарному обществу, возникающей в условиях общего наступления мозаичной западной культуры, и деньги на клуб выдавал безропотно.

Текучка учеников в клубе была просто фантастической. По объявлениям приходила масса народу, но жесткую систему тренировок выдерживали буквально единицы. Видимо, все насмотрелись западных фильмов про боевые искусства. Там все просто: некий доходяга находит Учителя, потом следует тридцатисекундный ролик с кадрами крутых тренировок, и миру является очередной Супер. Скромных же титров внизу экрана — «прошло десять лет» — никто не читает.

А Симе жесткая система, напротив, даже нравилась. — Должно быть, врожденная склонность к тоталитаризму. — Тоталитаризм, конечно, в клубе имелся. За неуместное поведение на тренировках вполне можно было схлопотать сотню отжиманий, за неправильно выполненное движение — удар палкой от инструктора. К таким вещам Сима относилась с пониманием. В конце концов, раньше и балерин учили подобными методами. Плюс тебя в любой момент могли выдернуть звонком из дому и поручить конкретное дело: подготовить зал для показательных выступлений, расклеить по городу объявления, принять участие в ремонте, обеспечить видеокамеру, купить чего надо и тому подобное. На все сетования и возражения следовала стандартная отповедь — «Разве это проблема для воина?». Эту коронную фразу немедленно взял на вооружение отец, успешно применяя ее при Симиных дерганиях и сомнениях.

Добравшись до клуба, Сима переоделась и оправилась по коридору в тренировочный зал. Краем глаза увидела нечто странное, остановилась и пригляделась повнимательнее. На стене виднелись отчетливые следы ног. Перевела взгляд выше — следы продолжались и на потолке. Последний — прямо на его середине. Живо представив конечный результат, громко рассмеялась. Привлеченные ее смехом в коридор стянулись остальные братья. Сима молча указала им на следы. После небольшой паузы хохотала уже вся группа. Согласно клубной легенде, братья главного храма в Черкассах по потолку бегали без проблем. А инструктор Вайкутис давно лелеял мечту поступить туда в ученики. Он упорно тренировался и достиг значительных успехов. Но видимо его владения «железной рубашкой» и всякими факирскими штучками, вроде лежания на битом стекле и забивания рукой гвоздей в трехсантиметровую доску было для этого явно недостаточно. До экзаменов его все еще не допускали. Инструктор был литовец, из тамошнего филиала, их клуб был одним из лучших в школе. В Эстонию его прислали для миссионерской деятельности. Только вот сами эстонцы в Кобру почти не ходили, как, впрочем, и в другие клубы по боевым искусствам. — Не тот менталитет, вероятно.

Когда инструктор Вайкутис вошел в зал, вся группа уже стояла в строю, тщетно пытаясь сохранить на лицах каменное выражение. После обычного приветствия он обвел строй подозрительным взглядом, послышалось сдавленное хихиканье.

— Пятьдесят отжиманий … для начала. Всем! — Вот так и начался у Симы новый учебный год.

Всю его первую неделю она детально продумывала внутреннее убранство и оснащение своей базы. Полный перечень пожеланий занял три листа мелким шрифтом компьютерной распечатки. Дабы ничего не забыть, разумеется. Мелочиться же Сима не собиралась. В результате получалось нечто среднее между жилищем скромного миллиардера, региональным информационным центром ЦРУ и горнолыжным курортом. Противоатомный бункер тоже был предусмотрен. Плюс арсенал, тир и другие милитаристские излишества. — Мало ли чего!

Ознакомившийся с техническим заданием Контактер сообщил, что на реализацию проекта уйдет примерно месяц. Тогда Сима полюбопытствовала, а откуда будут браться необходимые материалы и оборудование? Ответом она была разочарована. Никаких таких особых синтезаторов и дубликаторов, столь популярных в фантастических романах, в распоряжении Контактера не имелось. Сам он был в состоянии производить из подручных материалов только весьма ограниченный перечень предметов. Большей частью оборудование для технической разведки: спутники-шпионы, следящие роботы разных моделей и тому подобное. Плюс разного рода мелочевка, вроде ее браслета. Правда, все это было исполнено на уровне. Готовые аппараты легко могли произвольно менять свою форму, мимикрировать, обладали практически неисчерпаемыми источниками энергии. Но вот решить задачу строительства Симиного коттеджа они не могли. Все необходимое предполагалось просто лямзить, где придется, через пространственные окна.

— Ворье инопланетное! Никаких моральных принципов и уважения к незыблемости частной собственности, — с изрядной долей лицемерия подумала Сима.

Контактеру же дала указание ограничить охотничью территорию Североамериканскими Штатами и их союзниками. — Этих-то ни капельки не жалко!

Покончив с решением квартирного вопроса, повторно поинтересовалась, как продвигаются дела с изучением земной цивилизации. Выяснилось, что на этом фронте имеются определенные трудности. Контактер пожаловался, что подавляющая часть информации, которую он получает из различных земных источников, очень противоречива и не адекватна действительности.

— Сплошное вранье, — перевела Сима это его заявление. — Открыл Америку, называется.

О том, что информация, которая проходит через СМИ, служит вовсе не для того, чтобы доносить до людей правду, она знала из рассказов отца. Напротив, она просто запудривала им мозги. Побуждала человека действовать в направлении выгодном закулисным манипуляторам. Информация о реальных механизмах власти, реальных угрозах и проблемах человечества, безнадежно тонула в океане словесной шелухи, ложных рассуждений о несуществующих проблемах, пустых оценок мнимых угроз, откровенной дезинформации и так далее. В таком духе она и высказалась Контактеру. Но оказалось, что дело еще хуже, чем можно было себе представить.

Дотошный Конт вовсе не ограничился просмотром телепрограмм и прослушиванием радио. Он влез в земные информационные сети и достаточно далеко продвинулся в благородном деле потрошения электронных баз данных многочисленных спецслужб, крупных и мелких корпораций, правительственных и общественных организаций и всяких других богоугодных заведений. Его служебное рвение сдерживала только малая, как он выразился, пропускная способность земных линий связи. Но и это не слишком помогло правдоискателю. Там тоже было вранье. Агенты спецслужб и менеджеры врали в докладах и отчетах, правительственные и гражданские аналитики — в прогнозах и аналитических записках, крупные шишки врали в солидных меморандумах. Желая таки выполнить заданную Симой программу, он поставил на поток производство «жучков», коих называл малыми разведчиками и начал в массовом порядке засаживать их в правительственные кабинеты, офисы, центры управления и другие интересные места. В дополнение к этому Конт собирался добраться до абсолютно закрытых локальных сетей. Эту задачу должен был выполнить другой тип его разведчиков. Заброшенные в нужное место они проникали в потроха компьютеров и передавали нужную информацию, минуя земные линии связи.

Пожелав партнеру дальнейших успехов в его многотрудной деятельности, Сима прервала связь.

— Да-а-а! Знала, конечно, что все врут, но чтобы так! Похоже, что нашей цивилизации светит первое место на галактическом конкурсе врунов. Хотя, если подумать, то Контактер не соизволил сообщить ей никакой информации об этих прочих цивилизациях. Вполне может статься и так, что мы еще покажемся невинными овечками на их фоне.

А вечером ее загребли в полицию. Занятия группы по Кун-Фу начинались теперь в восемь вечера. А в этот день как назло она еще и подзадержалась — репетировали потешную схватку для показательных выступлений. Клуб частенько, в рекламных целях, проводил такие выступления в школах. Разбивание на лбу кувалдой бетонных плит, крошение руками кирпичей и черепицы, лежание на гвоздях и другая показуха почему-то привлекали людей. Полицейский патруль отловил Симу в половине двенадцатого ночи на автобусной остановке в районе Маяка, где она в гордом одиночестве тихо — мирно дожидалась автобуса. Местные фараоны подкатили на новеньком полицейском Опеле. — А как иначе? — С тех пор, как эстонская полиция упразднила участковых и пешие патрули и перешла на американскую систему, их только на машинах и можно было увидеть. И только на магистральных улицах. В жилые районы они теперь заезжали только по вызовам.

Патрульные вежливо представились по-эстонски и попросили предъявить документы. А вот документов-то у Симы и не было: паспорт она не носила, а ученическую карточку посеяла еще год назад. Тогда ей заявили, что своим стоянием на остановке она злостно нарушает законодательство, запрещающее лицам до пятнадцати лет отроду, болтаться на Таллинских улицах после одиннадцати без сопровождения взрослых. Симе уже исполнилось семнадцать и она, по букве закона, вполне могла болтаться на упомянутых улицах хоть до утра. О чем и заявила патрульным на неплохом эстонском языке. Патрульные не вняли, довольно грубо запихнули ее в свою машину и отвезли в участок на улице Лубья, в народе именуемый Лубянкой. Там Симу засунули в зарешеченную клетку (наверное, тоже у америкосов слизали), где уже находились: пара осоловевших от пива тинэйджеров, вонючий бомж и раскрашенная под шлюху девица. В этом обезьяннике ее продержали почти час, надо думать в воспитательных целях. И только тогда дали возможность позвонить родителям. Спасательная экспедиция прибыла спустя двадцать минут. По дороге домой отец мылил ей шею, мол, сама нарвалась, не надо было выеживаться. С патрулем и милицией спорят только салаги.

Сима слушала, дулась и, в конце концов, решила еще припомнить неуместно прытким фараонам сегодняшний эпизод. Их имена и личные номера она хорошо запомнила. На следующий день, поднаторевший в хакерстве Контактер, любезно выложил подробную информацию на обидчиков. Кроме служебного досье позаимствованного из полицейских компьютеров, наличествовала информация из банка, из регистра недвижимости и тому подобное. Поразмыслив, Сима решила остановиться на варианте штрафа. — Для полицейских будет в самый раз. Пусть побудут разок в чужой шкуре. По пять тысяч с каждого в эстонский детский фонд! На счетах-то у них намного больше. В газетах писали, что пять тысяч крон (примерно триста американских тугриков) — теперь средний размер штрафа за небольшие нарушения дорожных правил. А за крупные нарушения можно было схлопотать и до тридцати тысяч. — Такие указания она и выдала Контактеру, приказав, из осторожности, отложить начало операции возмездия на неделю.

Чтобы немного развеяться Сима решила совершить небольшую экскурсию в место, которое давно мечтала посетить. Целью ее экспедиции был маленький, безлюдный атолл в Полинезии. В Таллине который день лил мелкий, противный дождь. Хотелось солнца и теплого моря.

— Гнилое все ж таки местечко, эта Эстония! Отец говорил, что в немецких оккупационных частях, год службы тут засчитывался за полтора… по причине плохого климата. Вполне можно с ними согласиться.

В качестве точки старта-финиша, учитывая погоду, Сима выбрала верхнюю площадку лестницы своей шестнадцатиэтажки. Помешанные на пожаробезопасности проектировщики вынесли лестничные марши в отдельный глухой колодец. Чтобы попасть на лестницу с квартирной площадки, надо было преодолеть тамбур и небольшую лоджию. Всего три двери. — Ужасно неудобно. — В качестве компенсации в башне было установлено два лифта. Пока они работали, лестницей никто не пользовался. С собой прихватила маску и трубку для подводного плавания. Еще взяла пилку по металлу. Хотелось, наконец, попробовать знаменитого кокосового молока. Некоторый опыт обращения с кокосовыми орехами говорил, что добраться до их содержимого не слишком-то просто, а мачете дома не нашлось.

Солнце, море и пальмы были на месте. Очень жарко. Сима быстро разделась и попыталась прогуляться по белому песочку. Не тут-то было! Пришлось быстро обуться. Песок обжигал ступни как раскаленные угли. — М-да. Тут надо быть осторожнее. Не следует слишком долго задерживаться на солнце. Шкура облезет! — Несколько минут она бесцельно брела по песку, глядя по сторонам и наслаждаясь происходящим. Потом вышла к внешней стороне атолла и долго стояла, глядя, как тихоокеанская волна разбивается о коралловые рифы. — Здорово! Только ради этого стоило сюда заглянуть!

Вдоволь налюбовавшись на прибой, Сима направилась к лагуне. Выбрав удобный коралловый уступ, посмотрела в прозрачную воду. Там среди зарослей разномастных кораллов, сновали стайки разноцветных рыбок. Удалось даже разглядеть мурену, голова которой торчала из щели.

— А акул не видно! Можно и искупнуться. Только дна лучше не касаться… не безопасно. — Надев маску с трубкой, нырнула в воду.

— Вот это да! Даже в фильмах о жизни коралловых рифов не увидишь таких красок. Сима полностью потеряла чувство времени. Все плыла и плыла, время, от времени ныряя, чтобы получше рассмотреть интересное. Нашла двух смешных осьминожков, крупного рака. — Омар, наверное, а может лангуст?

А еще множество разноцветных актиний, здоровенную ракушку тридактну и довольно крупную рыбину, напоминающую окуня. — Групер, если не ошибаюсь.

Наконец с большим сожалением вылезла на берег. Устала так, что пошатывало. Обсохнув надела рубашку. — Непросто будет объяснить родителям солнечные ожоги. Та-ак, теперь в программе орехи. — Сима с сомнением посмотрела на ближайшую пальму. Орехи имелись, но на самой верхушке. А лезть туда не было сил. Подняла и осмотрела несколько падалиц. Но в них уже имелись аккуратно проделанные дырки, а сами орехи были подозрительно легки. — Их уже съели до меня! Может крабы, а может, и крысы постарались. Делать нечего, придется воспользоваться техникой. — Пространственное окно приблизило вершину пальмы. — Вот так! А Вы боялись!

Недозрелые, зеленоватые орехи пилились довольно легко. — Можно было и ножом справиться, если бы догадалась его прихватить. — Кокосовое же молоко оказалось довольно приятным напитком. — Вот теперь можно и возвращаться. — Еще несколько минут послушав шум прибоя, Сима оделась, тряхнула головой и прошла домой. К квартире ее встретил брат.

— Сим, от тебя пахнет морем. Ты что? Купаться на залив ходила?

— В такую-то погоду? Я похожа на сумасшедшую? В бассейн ходила! А запах… от их нового антисептика.

В субботу отец, наконец, расщедрился и решил выполнить свое давнее обещание обучить их с братом стрелять. Для начала из духового ружья. Если верить старому анекдоту, то оптимисты изучают английский, пессимисты китайский, а реалисты автомат Калашникова. Сима учила оба этих языка и считала, что изучение автомата Калашникова тоже будет нелишним. — Только где его взять? — По словам отца, в его время таких проблем не было. В школе была военная подготовка. — А теперь? — В клубе Кобра обращению с огнестрельным оружием их тоже не учили. Только шесты и нунчаки.

В спортивный магазин отправились втроем. Отец забраковал дешевые китайские модели и остановил свой выбор на изделии оружейников из Чешска Зброевки. Изделие выглядело солидно и элегантно, как настоящая винтовка. В этот же день его и опробовали, хорошо, что дождь на время перестал. В качестве полигона был выбран подходящий пустырь. После короткого теоретического обучения разным стрелковым премудростям, перешли к практическим занятиям, благо, что консервных банок на пустыре хватало. Извели половину жестяной коробки пулек, а в коробке их было пятьсот штук. С места согнал лишь возобновившийся дождь. Немного мокрые, но довольные, все вернулись домой.

Начальник службы безопасности Ганзейского банка Тиит Рехепап кисло смотрел на экран своего ноутбука. Начатое дело сулило только неприятности. Нет, клиентов банка, бывало, раздевали и на более солидные суммы. Но чаще всего речь шла о банальных махинациях с кредитными карточками. Пару раз довольно крупные деньги исчезали со счетов пользователей системы электронного управления счетами Ganza.net, бросавших, где попало кодовые таблицы. К таким вещам все давно привыкли, в том числе и начальство. Но в данном случае, все было по-другому. Один из обчищенных полисменов, этот хуторской увалень Тойво Теппомеес, не только не пользовался Ganza.net, но и не удосужился даже оформить себе кредитную карточку. Так и ходил, кретин, в банк по любому поводу. Бланки заполнял. Видно мозгов не хватало нажать на несколько кнопок в банкомате. Но копии платежки в архиве не оказалось. — На каком основании ушли деньги? С какого терминала выполнялась операция? Курат знает! — Эти придурки у компьютеров следящие за работой всей системы выполнения операций, утверждают, что такие вещи совершенно невозможны. Но он-то знал, что все возможно, если в деле участвует один из них самих. Без информации от такого человека никакой хакер, конечно, не справится. Только найди его. Суммы пропали пустяковые, но, сегодня отправлено десять тысяч в детский фонд. А завтра? Десяток миллионов в австралийскую лигу защиты пингвинов? И главное, в чем цель этой дурости? Возможно месть? Его сотрудники довольно подробно расспросили обоих полисменов. Они работали в одном подразделении, но постоянными напарниками не были. Правда, десяток дней назад случай свел их в одном патруле. Может тут есть зацепка? — Он еще раз просмотрел результаты работы патрульной машины номер 563 в тот день. — Выезд на квартирную кражу, пьяная драка на улице, трое задержанных подростков, два дорожных штрафа. — Ничего серьезного. Все фигуранты, разумеется, русские. А чего, спрашивается, ожидать в районе Маяка? Там почти все дома построены бывшим союзным заводом «Двигатель».

Русских же Тиит недолюбливал. У этой нелюбви были серьезные причины. По закону о реституции он должен был бы получить доходный дом в Таллине. Но судьба распорядилась иначе. Виноват был шторм, случившийся на Балтике в последней декаде августа 1941 года. Этот шторм задержал на Таллинском рейде эскадру Балтийского Флота, готовую к печально знаменитому переходу в Кронштадт. Волнение не давало возможности тральщикам поставить тралы, а без этого выход в заваленный немцами минами с самолетов Финский залив представлялся чистым самоубийством. Оборонявшие Таллин войска уже находились на борту транспортов, а в оставленный гарнизоном город вошли немцы. Болтающиеся на якорях корабли эскадры были завидной целью и развернутые прямо в черте города батареи полевой артиллерии открыли огонь. Комфлота Трибуц, без лишних сантиментов, приказал подавить огневые точки противника. Тяжелые орудия крейсера Киров и других кораблей эскадры без особых проблем решили эту задачу, несколько подсократив работу будущей комиссии по реституции. Всех этих подробностей Тиит, разумеется, не знал. А вот о разрушившем дедов дом русском снаряде помнил.

— Вот и ищи, среди них, этого чертова хакера! Из всей компании компьютеры дома имеются только у двоих: сорокалетнего бизнесмена и семнадцатилетней девчонки. Бизнесмен получил штраф за нарушение дорожных правил. Кстати, без малого… пять тысяч крон. Интересное совпадение! Девчонку задержали за нарушение режима нахождения подростков на улице. Надо хорошенько с ними разобраться. С этим бизнесменом особенно.

Виновницу всей этой суеты тоже заботили проблемы с банковскими счетами, только своими. Следовало обеспечить себя карманными деньгами. А их всегда не хватало. — Одни краски для рисования чего стоят. Можно подумать, что их из золота делают! Плюс карандаши, кисточки и разные мелочи. Еще нужны шестьсот крон на новое кимоно. Диски с играми тоже не раздаются бесплатно. Теперь не нужно напрягать родителей, можно и самой решить этот вопрос. Доллары, конечно, хорошо, но в магазине ими не расплатишься. Надо менять. Родители с братом могут обратить внимание на появившиеся ниоткуда банкноты. А еще предстояли экспедиции в места, где наличные деньги могут вызвать лишние подозрения. Лучше иметь их на кредитной карточке. Одна такая карточка у Симы была. Пару лет назад мама открыла на нее с братом детские счета. В банке им выдали двух симпатичных керамических свинок для мелочи и эти самые карточки. По негласному соглашению родители не тратили мелочь, а ссыпали ее в вазочку для последующего дележа. И, конечно, подбрасывали сотню, другую по праздникам. Но этот вариант не годился. Счет был с ограничениями, да и не стоило лишний раз светиться, где живешь.

Первое, что пришло в голову, так это симпатичный счетик в надежном швейцарском банке на пару миллиардов евро. — Что мелочиться, правда? — Но вызванный для консультации Контактер забраковал эту идею. По его утверждению, проблема состояла вовсе не в том, чтобы раздобыть деньги. Их он мог, по кусочку, нащипать сколько угодно в разных местах и, основательно запутав следы, закачать на нужный счет. Дело было в том, что никаких «надежных» банков не бывает в природе, даже и в Швейцарии. Все владельцы счетов с большим количеством нулей непременно попадают под пристальное внимание сразу нескольких весьма серьезных организаций, которые непременно поинтересуются их происхождением. А при удобном случае могут прижать этого владельца к стенке. Сима вспомнила утверждение отца, что многие российские политики, наворовавшие у народа огромные суммы, давно бы уже покинули Россию и жили припеваючи на Западе. Но их надежно держат за одно интересное место и вынуждают заниматься дальнейшим разрушением собственной страны под страхом конфискации награбленного. И не в пользу России, разумеется.

— Д-а-а! О миллиардах, похоже, надо забыть. Но, наверное, несколько десятков тысяч не привлекут особого внимания? Для крупных акул это мелочи, а мне вполне хватит.

Для открытия счета пришлось лично смотаться на славный остров Кипр. В этом новорусском раю, как и ожидала Сима, ее красный паспорт не привлек никакого внимания. Счет ей открыли без проблем и выдали пластиковый прямоугольник Виза. А еще коды доступа к управлению счетом через интернет. Задерживаться на острове она не стала, а сразу вернулась домой. Поздно вечером залезла в сеть, потом на банковский сервер. Контактер не стал тянуть с выполнением обещания, и на ее счету уже красовалась кругленькая сумма в пятьдесят тысяч евро. — Для начала неплохо!

Следующим утром на перемене к Симе подошла Галка, с которой накануне возвращались вместе из школы. — Симка, тут такое дело. Когда мы с тобой вчера распрощались, ко мне странный тип подходил. Вопросы о тебе разные задавал. Похоже, что полицейский.

— Неужели? Так-таки и полицейский?

— Не знаю. Может, мне это и показалось, но, похоже.

— А о чем он спрашивал? Что за вопросы-то задавал?

— Да так, ничего особенного. С кем дружишь, не ходишь ли в компьютерный клуб. Еще о характере спрашивал, увлечениях, привычках. Занудливый такой эстонец. О разговоре просил тебе не говорить.

— А ты не спросила… из какой он конторы и чего ради этим занимается?

— Спросила, разумеется. Он сказал что психолог. Мол, они проводят исследования в школах. А твои тесты его заинтересовали. Только лажа это, у нас в школе и свои психологи имеются. Их все знают, а этого я никогда не видела.

— Разумно, спасибо что рассказала. Должок за мной! А как он выглядел?

Полученная информация выглядела настораживающей. И еще более настораживающей она стала выглядеть, когда и в клубе Симе сообщили о неком странном визитере, проявлявшем к ней интерес. Только описание было другое.

— Два сразу! Это уже не спишешь на случайность. Похоже, что влипла. Знать бы еще во что. Впрочем, если подумать, то весь этот сыр-бор может быть только из-за этой шутки с патрульными фараонами. Говорил же отец — «Не наглей!!!». Не послушалась… дура! Вот и засветилась. Ладно, без паники! У них на меня ничего не может быть, кроме смутных подозрений. Для начала надо попытаться разузнать все поподробнее. Пусть Контактер пошерстит компы в полиции и банке, засадит им жучков в кабинеты. Еще надо проверить квартиру на предмет микрофонов, поставить защиту от взлома на компьютер …. Нет, лучше никакой защиты, это привлечет внимание. Пусть только извещает о попытках взлома. Необходимо взять ситуацию под контроль!

Партнер не подвел. К тому времени как закончились занятия в клубе, он уже выдал предварительный доклад. — Щ-щ-ет! Вот в чем прокол. Они не были постоянными напарниками. И угораздило же их именно в тот день выйти в патруль вместе. Вот невезуха. Что у них там на очереди? Личное знакомство под предлогом психологического тестирования? Делать нечего, прикинемся веником, опыт есть. А Контактер будет сообщать об изменении ситуации.

На следующий день вместо математики, классу предложили пройти тестирование. — Ага, все идет по плану. — Тестировщиков оказалось двое: мужчина, подходящий под описание одного из визитеров и молодая женщина, очевидно психолог. Согласно предварительной договоренности, Контактер суфлировал, в какие квадратики следует ставить галочки, чтобы показаться умненькой девочкой без преступных наклонностей. Тесты были примитивные и давно знакомые. Сима с большим трудом удержалась от изображения заказанного тестового слоника задницей к зрителю, чтобы обозначить склонность к асоциальным действиям. После того как бумажки были собраны, под благовидным предлогом с ней затеяли разговор. Пришлось изображать легкий интерес, разбавленный небольшой скукой. На все вопросы Сима принципиально отвечала только правду.

— Так будет спокойнее. Нельзя, чтобы поймали на вранье. В конце концов, еще легко отделалась. Вот у бизнесмена, который попал в эту историю по моей вине, налоговый департамент запросил бухгалтерские документы на внеочередную проверку. Ему придется гораздо хуже. И, вообще, до тех пор, пока не будет готова база, куда можно будет отступить, если события примут неблагоприятный оборот, надо воздержаться от бурной деятельности. Выждем время.

О готовности базы Контактер доложил через неделю. В этот же день Сима отправилась туда с инспекцией. Все выглядело вполне на уровне: просторно и уютно. Взяв из гаража юркий вездеход (для зимнего времени имелись и снегоходы), прокатилась по окрестностям. — Похоже, с местом я не ошиблась. Даже осенью тут жутко красиво. — Вернулась в дом, запалила камин. Проверила, как работает модерновый компьютер. В состав периферии входили приставки для рисования, которые ей так и не удалось выпросить у отца, цветной принтер и другие приятные мелочи, пощелкала каналами телевизора. Знакомство с прочей аппаратурой оставила на потом. Спустилась на лифте в бомбоубежище, врезанное на большой глубине в скальный массив, осмотрела там оборудование и запасы на несколько лет автономной жизни. Посетила арсенал, где было собрано немало интересных вещей, и около часа копалась там. Выбрав Вальтер небольшого калибра, опробовала его в тире, а потом вернула на обратно на стеллаж. Побродила по жилым помещениям. Повалялась на наполненной водой кровати. Оценила просторный спортивный зал с многочисленными тренажерами, двадцатипятиметровый бассейн с вышкой для прыжков в воду, побарахталась в джакузи. Пошарила в холодильниках на огромной кухне. Отопление в доме было электрическое, но специального генератора не имелось. Электроэнергией дом снабжал все тот же сервомеханизм.

Устав от беготни разлеглась в кресле перед камином и довольно долго смотрела на огонь. Возвращаться домой не хотелось. — Перебраться бы сюда совсем, вот было бы здорово. Правда, как быть с учебой? Но если подумать, Контактер вполне может с этим делом помочь. С Кун-Фу сложнее, это по телевизору не выучить. И главное, одной тут будет ужасно скучно. Надо семью сюда перетащить, но тогда придется им все рассказать. Тут тоже возникнут неизбежные проблемы. Может позже?

От этих размышлений ее отвлекло сообщение Контактера. Ситуация с расследованием ее забав с переводами внезапно обострилась. Следствие зашло в тупик. Внутреннее расследование так и не выявило гипотетического сообщника в банке. Разработка внешних нитей, в том числе и Симиной, тоже не дала результата. Начальник банковской беспеки Рехепап, подогретый намеками начальства на его служебное несоответствие, пошел ва-банк, схватившись за соломинку. Он, через посредника, решил связаться с главарем Кохтла-Ярвеской преступной группировки и передать заказ на организацию специфической беседы с ней, Симой, и тем бедолагой бизнесменом.

— Ну, ничего себе дела! Из-за паршивых десяти тысяч ногти вырывать? — Сима поежилась. — Беседовать с применением паяльника ей очень не хотелось. — И что будем теперь делать? Взять семью и бежать в это убежище? Ну, уж нет! Грязно играем, господин хороший. Как говаривал товарищ Сталин: «если немцы хотят иметь истребительную войну, они ее получат». — Консультации с Контактером о вариантах ответных действий заняли почти три часа.

В девять вечера по действующему в Эстонии среднеевропейскому времени Тиит Рехепап покинул свой офис на двадцать четвертом этаже новенького банковского небоскреба и направился к скоростному лифту. Войдя в лифт, он нажал кнопку подвального этажа, где был расположен гараж для машин высокопоставленных сотрудников. Но привычного легкого уменьшения веса он не почувствовал. Вместо этого в лифте неожиданно погас свет, и он резко провалился вниз. Короткие секунды полной невесомости, а потом сильный удар …

Посредник едва успел добраться до шикарного особняка в сосновом бору. Пока его хозяин развлекался в спальне с очередной пассией, а охрана и челядь занимались своими привычными делами, в подвале, где была расположена высокоавтоматизированная газовая система отопления, неожиданно открылся клапан, который уж никак не мог открыться при нормальных обстоятельствах. За несколько минут газ наполнил все подвальные помещения. Мерседес посредника миновал охрану на воротах и свернул к особняку. Его пассажир вышел из машины, поднялся на крыльцо и вошел в дверь. Не успел он еще кивнуть охраннику в прихожей, как пол под ногами дрогнул, вспучился, и все вокруг затопило бушующее пламя.

Никаких угрызений совести, о которых так часто пишут в романах, Сима не испытывала. Даже напротив, ощущала облегчение и удовлетворение. В клубе ее учили уклоняться от схватки, если не вынуждает к тому крайняя необходимость. Но если таковая необходимость имеется, следовало нападать первым, решительно и эффективно. — В конце концов, это не те люди, о смерти которых стоит сожалеть. Сами нарвались! Я играла в их игру, по их правилам и выиграла. И не стоит переживать. А Контактер продолжит наблюдение. Может, найдется еще кто… шибко прыткий. Хотя сомнительно, этот Рехепап не поставил никого в известность о своем ходе с «беседой». Оно и понятно, светиться в таких делах — любителей нет.

Следующая неделя прошла довольно спокойно. Сима втянулась в обычный учебный ритм. Свободного времени практически не оставалось. В банке назначили нового начальника службы безопасности. Тот оказался умнее. Падение лифта, после технической экспертизы, списал на несчастный случай. И расследование эпизода с переводами тоже спустил на тормозах. Почему? Бог весть, возможно и дальше хотел спокойно пользоваться лифтами. Действительно, подниматься ежедневно на двадцать четвертый этаж пешком — не слишком-то удобно. Взрыв особняка вызвал больший интерес, газеты судачили об этом несколько дней. Но и там все валили на несчастный случай. Особых слез, как и следовало ожидать, не последовало. Да и с чего бы им быть?

— Ладненько, теперь надо только сидеть тихонько и вся эта история постепенно забудется, — думала Сима, — и будет тишь, гладь и божья благодать.

Наметившуюся идиллию разрушил Контактер, доложивший об окончании заданной программы знакомства с Землей и ее обитателями.

— Интересно, интересно. Как мы тебе понравились? И какие по твоему мнению перспективы земной цивилизации?

Ответ Контактера ее огорошил. Согласно нему, с вероятностью более 90 % упомянутая цивилизация должна накрыться медным тазиком в течение ближайших ста лет. И с вероятностью в 70 % — полностью. Оставшиеся 30 % отводились на то, что чудом уцелевшее, крайне небольшое количество ее представителей получит шанс построить нечто новое на руинах.

— Вот тебе и раз! А все было так мирно и спокойно. А теперь придется подсуетиться. — Сима с большим трудом подавила желание задать коронный русский вопрос «Что делать?». — Все равно не ответит. Специально предупреждал, что советовать не собирается. Но с другой стороны ничто не мешает задать другой коронный вопрос «Кто виноват?». — Так она и сделала. В ответ пришлось выслушать целую лекцию.

Согласно этой лекции все упиралось в теорию функционирования сложных, саморазвивающихся и самовосстанавливающихся систем. К таковым относились живые организмы, в том числе, и человеческий, популяции животных, различные формы общественной организации у людей, например государства, народы. Само человечество в целом тоже можно было рассматривать как такую систему. Нормальное существование и развитие упомянутых систем возможно только в том случае, если они успешно балансируют на грани порядка и хаоса. Избыток, как хаоса, так и порядка, может привести к гибели системы в целом. Порядок обеспечивает стабильность, управляемость системы в привычных условиях, но препятствует ее приспособлению к постоянно изменяющемуся миру. Хаос, в свою очередь, обеспечивает потенциал развития за счет разнообразия и смены, входящих в систему элементов, но создает определенные неудобства в нормальной жизни. Что же касается всего человечества в целом, то залогом его развития является разнообразие входящих в него народов (этносов), каждый из которых имеет свои уникальные, только ему присущие стереотипы поведения. Этносы, как и люди, рождаются, развиваются, старятся и умирают, давая место другим. А вся система (человечество) в целом живет и развивается. Точнее, так было до недавнего времени. Сейчас же, впервые в человеческой истории, делается попытка унифицировать стереотипы поведения людей в глобальном масштабе, естественно, под предлогом обеспечения стабильности и управляемости. То есть речь идет о фатальном упрощении системы. Если это удастся, а к тому идет, то человечество утратит потенциал развития, а для таких систем это равносильно гибели, которая не заставит себя долго ждать.

— Понятненько! Все дело в «общечеловеческих» ценностях и их адептах. Можно было и самой догадаться! Я им устрою счастливое глобалистское будущее, я им такой «золотой миллиард» покажу, что мало не покажется. Только тут не все вяжется. Контактер, ты сам сказал, что исчезновение каждого отдельного народа только вопрос времени. Если Запад, который и заварил всю эту кашу, прикажет долго жить, то внешнее давление снимется, и все опять вернется в нормальные рамки. То есть опять возникнет необходимое разнообразие?

— Так бы и произошло, но существует дополнительный фактор. Я внимательно ознакомился с тенденциями развития науки на Западе и обратил внимание на то, что приоритетное финансирование получают такие направления как генетика, информационные технологии, микроэлектроника, специфические разделы биохимии и психологии. Можно сделать вывод, что существующие информационные методы воздействия на массовое сознание скоро будут заменены прямым контролем над каждым индивидуальным мозгом.

— Ты хочешь сказать, что не просто будут пудрить мозги с помощью телевизора, а каждому засобачат чип под череп?

— Возможно. Может еще быть генетически запрограммированная покорность, химическое психопрограммирование. В любом случае, возможность внесения изменений в такую систему резко снижается, а ее конечные перспективы вполне очевидны.

— Очень мило! Спасибо за информацию. Я тут поразмыслю на досуге, а ты наладь постоянный мониторинг ситуации в мире, возьми под контроль основные информационные системы, засади побольше жучков тем умникам, которые все это организуют. А кто они, собственно говоря? Денежные мешки? Транснациональные корпорации? Синедрион? Мировое правительство?

— Не совсем так. На самом деле существует несколько центров, зачастую соперничающих друг с другом. Влияние финансовых «клубов» действительно очень велико, но, в последнее время все большую власть получают структуры созданные для манипулирование массовым сознанием. Фактически они обладают монопольным доступом к новейшим технологиям такого манипулирования. По сравнению с такими технологиями, обычные, так же эффективны как ловля рыбы на удочку по сравнению с применением динамита. Подумай сама, какой смысл улучшать качество товара и нести огромные расходы, когда можно просто убедить людей брать определенный вид товара? Какой смысл развивать взаимовыгодное сотрудничество с другими странами, когда есть возможность убедить туземцев отдать все даром? Допустим, что имеется шахтерский поселок, шахта стала нерентабельной и ее надо закрывать. Возникает необходимость в переселении людей, их переобучении, не все могут переучиться, это большие расходы. А если убедить всех этих людей утопить своих детей в ванных, а самим дружно повеситься, то проблема решается гораздо быстрее, проще и с меньшими затратами. На практике, конечно, все выглядит не так остро. Там речь идет о «планировании семьи», «сексуальном воспитании» и тому подобном. Результат будет тот же.

— Стоп, стоп! Ты хочешь сказать, что население России уничтожается сознательно?

— Конечно, реальная власть в этой стране принадлежит сырьевым экспортерам, а те в свою очередь тесно связаны с упомянутыми центрами влияния. С их точки зрения, население России просто зря потребляет ценные ресурсы, которые больше нужны в другом месте. Для добычи и вывоза этих ресурсов вполне достаточно 30 миллионов человек «экономически — оправданного» населения. Остальные лишние.

— Ты уверен?

— Разумеется. Российская промышленность и ВПК были уничтожены вполне сознательно. Высвободившиеся ресурсы сразу пошли на экспорт. Россия страна холодная, только на обогрев жилищ приходится расходовать по две-три тонны условного топлива на человека в год. Сокращение населения на сто миллионов позволит экономить и вывозить дополнительно двести-триста миллионов тонн нефти ежегодно. Прибыль сырьевых экспортеров возрастает. В реальности численность населения сокращается на миллион человек в год. Какие еще нужны доказательства?

— Д-а-а! И это результат применения технологий манипулирования сознанием?

— Верно. Но тут есть один важный момент. Такие технологии можно с успехом применить и в отношении заказчиков, они ведь тоже люди.

— Понятно! Мышки опять скушали котика, а нами правят сумасшедшие технократы из Гарварда.

— Не только из Гарварда. Еще есть …

— Достаточно. Составь списочек всех этих властителей мира, рассортируй их по степени реального влияния. Мы ими еще займемся вплотную. В конце концов, они тоже ездят на лифтах и пользуются газовым отоплением. Но сначала дадим им бой на их любимом поле. Это будет куда интереснее. Вот только подумаю хорошенько. Отбой!

На разработку предварительного плана действий ушло почти три дня, дел и без этого хватало. Приходилось выкраивать время, чтобы сбежать на базу и там, в спокойной обстановке, побродить по осеннему лесу и поразмыслить. Припомнив состоявшийся ранее разговор о всеобщем вранье, Сима решила, что стоило бы и исправить эту ситуацию. Начинать следовало с пробного шара.

— Конт! Ты можешь соорудить сайт, расположение которого совершенно невозможно привязать к конкретному серверу, и, соответственно, засечь и ликвидировать? А одновременно разместить его рекламные банеры на основных новостных сайтах?

— Нет проблем. Это вполне можно сделать, все основные информационные системы у меня под контролем.

— Замечательно. Сайт будет называться «Кто есть кто в мировой политике». Он должен работать на нескольких языках сразу, например, на официальных языках ООН. Там должно быть максимально полное досье на всех реальных и теневых политиков. Недаром же ты собирал на них всякий компромат. Я хочу, чтобы на эти страницы попали все. Не только те, кто дергает за ниточки, но и те, кто лижет им задницы. Все эти властители «банановых» республик. Находишь этого умника по фамилии и смотришь весь его тернистый путь: какие брал взятки, у кого, на какие спецслужбы работает, сколько денег украл у народа, кого приказал убить, сколько на счетах в банках, в каких, номера счетов, недвижимость, сексуальные предпочтения, список любовниц и любовников. Одним словом, на сайте должна быть информация обо всех преступлениях и прегрешениях этих людей. Для особо любопытных читателей… обязательно доказательства: копии документов, свидетели, сообщники, стенограммы переговоров и разговоров и тому подобное. Это по личностям. А еще центры влияния, про которые ты говорил: как называются, где расположена контора, руководство, кто финансирует, цели, задачи, методы … Обязательно побольше примеров действий, преступлений, документов. Сколько времени уйдет на создание такого сайта? Да, я сначала хочу его сама посмотреть.

— Если ограничиться уже имеющейся информацией, то он уже готов. По мере поступления новой его можно расширять. Подойди к компьютеру.

— Быстро у тебя получилось!

Сима села за компьютер и начала знакомиться со своим сайтом. Просидела больше часа. Дала указание о небольшом изменении дизайна, добавила несколько разделов. Получилось вполне прилично.

— Ладно, запускай. Устроим глобальное перетряхивание грязного белья. И побольше рекламы, чтобы каждый мог его найти. Как говорится, народ должен знать своих героев! — Покончив с делами, наскоро перекусила тем, что нашлось в холодильниках базы, села на вездеход и отправилась кататься.

Сходив на следующий день в школу, и покончив с домашним заданием, Сима опять улизнула на Урал. Засев за компьютер потребовала информацию о работе сайта. Ознакомившись с графиком, отражающим динамику обращений, ахнула. Количество посетителей росло как снежный ком. — Неплохо, неплохо, разместить бы на нем платную рекламу… можно было озолотиться. — Заглянула на несколько форумов, там шли довольно бурные споры на тему верить-не верить. На крупных новостных серверах ничего. — Естественно, информация о том, какую именно ножку поднимает собачка штатовского президента, когда хочет намочить кустик, куда как важнее. — Правда, к злорадному удовольствию Симы, рекламные банеры ее сайта наличествовали и там. На самых видных местах. — Посмотрим, как долго вы будете делать вид, что ничего не происходит. — Зато, по словам Конта, его творение весьма заинтересовало различные спецслужбы. И, похоже, разу все, сколько их там есть. Первая попытка отследить расположение сайта последовала уже через сорок минут после его появления в сети. С тех пор таковые попытки практически не прекращаются. Особенно неистовствуют деятели из АНБ, там, похоже, объявлен аврал, задействованы их знаменитые суперкомпы. — Давайте, ребятки, старайтесь. Привыкли считать инет своей вотчиной. Можете хоть все винты в мире одновременно форматнуть, от присосавшихся к компьютерам роботов вам избавиться не удастся.

По возвращении домой выяснилось, что отец, тоже обнаруживший в сети скандальный ресурс, потратил четыре часа дорогостоящего рабочего времени на изучение биографий нынешних российских лидеров. На вопрос как ему это понравилось, он ответил, что большинство тянет на двадцать пять лет строгого расстрела… ежедневного!

— А кто мог сделать этот сайт? — лицемерно поинтересовалась Сима, испытывая чувство законной гордости.

— А вот это самое интересное. В этом деле присутствует размах, который по плечу только мощной спецслужбе. А их можно пересчитать по пальцам одной руки. Но я не могу себе представить, какой именно спецслужбе это понадобилось. Разве только китайцам? Нет, бред! Даже им это не надо. Загадка!

— А что теперь будет?

— А ничего не будет! Если бы тот, кто делал эту штуку, действительно рассчитывал заварить крутую кашу, то он бы дал компромат не на всех сразу, а только на половину. Тогда вторая половина вцепилась бы им в горло. И началась бы буча. А так… когда замазаны все? Дело спустят на тормозах. Пара-тройка военных переворотов. У киллеров прибавится работы. Несколько громких скандалов. Ничего особенного. Я же тебе говорил, что нормальные люди в политику не попадают, там у всех рыльце в пушку. Своего рода солидарность. И еще, не так уж много народу пользуется интернетом. А из пользующихся, больше на порносайты лазает, чем политикой интересуется. Это тебе не телевизор, там аудитория значительно больше.

Сима была разочарована. Ей казалось, что последствия будут куда круче. Но отцу она привыкла доверять и поэтому промолчала.

На следующий день Контактер сообщил, что умельцы из АНБ, отчаявшись добраться до зловредного сайта, перешли к крайним мерам. Сначала они устроили несколько региональных отключений всемирной паутины, видимо надеялись хоть таким образом грубо определить место его работы. После того как это не помогло, пришла очередь Большого Отключения. Одновременно через ведущие информагенства, была запущена утка о появлении в сети особо опасного вируса. Мол, этот-то вирус и парализовал всю ее работу.

— Знаем мы эти вирусы! Вопиющее хамство с их стороны! Можешь ты восстановить работу паутины?

— Могу, я просто ждал команды.

— Так сделай это немедленно! Да, а этим засранцам из АНБ следует дать по рукам, нечего выеживаться. Выведи из строя все их компьютеры и прочую технику, которую они распихали по всему миру. Чтобы все их эти «Эшелоны» слетели под откос красиво и надолго. Это я образно выражаюсь.

— Я понял. Мой словарный запас вполне достаточен, чтобы понимать подобные идиомы.

— Ну и ладненько. Люди еще нам спасибо скажут. В кои-то веки смогут спокойно говорить по телефону, не опасаясь длинного уха большого брата.

В субботу Сима решила плюнуть на политику и совершила еще одну экскурсию на свой атолл. Только в этот раз прихватила с собой акваланг и прочие причиндалы. С аквалангом получилось куда интереснее. В качестве сувениров ей достались очень красивые раковины и веточка алого коралла. Весьма довольная собой и отдохнувшая, она вернулась на базу. Пристроив сувениры на полках, наскоро перекусив, обратилась к Контактеру.

— И как у нас идут дела на фронтах идеологической войны?

Дела шли не слишком блестяще. СМИ наконец открыли рот и выдали версию происходящего. Во всем, как и следовало ожидать, обвиняли проклятых террористов. Это они угрохали компы АНБ, завалили интернет и создали сайт, где публикуют грязную ложь на замечательных политиков, которые пекутся о счастье своих граждан и всего человечества в целом. В целях дестабилизации обстановки в мире, разумеется. Лидер «Аль-Каида» в очередном кассетном интервью телекомпании «Аль-Джазира» взял на себя ответственность за хакерские атаки. — Мания величия? — Спецы из ФБР размахивали пленкой, на которой голоса, похожие на голоса известных террористов, обсуждали подробности этого нападения. Президент США выступал с резкими заявлениями и собирался кого-то там бомбить. Может Ливию, а может и Иран. Конгресс же выделил 30 миллиардов долларов на совершенствование защиты компьютерных сетей. — Не хилый кусочек! Только деньги налогоплательщиков, похоже, вылетят в трубу. — В Европе немного позлорадствовали над эпизодом с АНБ, видимо этот «Эшелон» у них уже в печенках сидел. — В общем, отец как в воду глядел, ничего серьезного. — Пара путчей в Латинской Америке, один удачный. Переворот в Африке. Скандал в Саудовском королевском семействе. Несколько громких убийств.

— Конт, а как дела за кулисами? Как реагируют эти твои центры влияния?

— Очень активно пытаются определить, откуда исходит угроза. Но в данной ситуации это довольно трудно сделать. В какой-то степени подозревают друг друга. Но, тем не менее, согласовали общую стратегию противодействия.

— Я уже видела. Значит, спелись, субчики. Обидно, что не получилось схватки бульдогов под ковром. Отец и тут оказался прав.

Сима задумалась. — М-д-а-а, этим их не проймешь! Следует основательно расширить аудиторию. Расширить ее так, чтобы можно было на равных конкурировать с этой проклятой машиной промывания мозгов.

— Конт, похоже, нам придется создавать собственную информационную империю, почище Херста и Тернера. Для начала будем делать врезки в существующие теле и радио передачи, возможно, в газеты, там теперь тоже компьютерная верстка. Ты можешь обеспечить технику этого дела? Доступ к спутниковым каналам, кабельным сетям и тому подобное? Да так, чтобы нас не могли оттуда выжить?

— Это возможно, но мне потребуется полторы недели времени, чтобы поставить эти системы под полный контроль.

— Вот и приступай, а я подумаю над содержанием. Но не сегодня. И не завтра. На воскресенье у меня другие планы.

В воскресенье Сима совершила запланированную вылазку в Пекин. Начала, естественно, с «запретного города». Дворец был огромный, а все хотелось посмотреть. Даже на Эрмитаж в Питере можно потратить день и не побывать во всех залах. А тут семь гектаров: выставочный зал художественных исторических ценностей, выставочный павильон драгоценностей, павильон-выставка живописи, павильон искусства Минской и Цинской династий, павильон керамики, павильон изделий из бронзы, павильон часов и еще куча всего. Особенно понравились названия залов: Зал Высшей Гармонии, Зал Полной Гармонии, Зал Сохранения Гармонии. После четырех часов беготни по дворцу гудели ноги, и начинала побаливать голова. Пришлось переместиться в более спокойное место. В качестве оного был выбран знаменитый парк Бэйхай, который верой и правдой служил местом отдохновения представителям нескольких династий китайских императоров, а одно время был личным парком жены Мао Цзэдуна. Правда знакомство с парком Сима начала с ресторана Фаншань, где подавались блюда в стиле кухни Цинского двора.

— Кутить так, кутить! Надо же пообедать.

Ее китайского в ресторане явно не хватало, пришлось перейти на английский. Кое-как разобравшись в меню, она принялась наслаждаться экзотической обстановкой и кухней. Еда была вкусной, хоть и непривычной. Как это принято у китайских кулинаров, понять, из чего были приготовлены блюда, было совершенно невозможно. Узнавался только неизменный рис.

— Будем надеяться, что собачатиной не накормят. Ресторан-то туристский. Хотя, с них станется. Туристы тоже разные бывают.

За обед рассчиталась при помощи кредитной карточки и пошла гулять по парку. Побродила по аллеям, полюбовалась на знаменитую Белую Пагоду на острове Цюндао, посидела в Беседке Пяти Драконов у воды. Головная боль прошла начисто, а на смену ей пришли спокойствие и умиротворение.

По возвращению домой получила втык от родителей. Отец проворчал, что некоторые безответственные личности шлындают целый день незнамо где, и питаются, видимо, святым духом. После чего загнал на кухню и заставил, есть борщ. С большим трудом удалось осилить полтарелки. О кухне Цинского двора Сима решила умолчать .

В понедельник опять пришлось отправиться в школу. Одновременно Сима пыталась продумать план своей информационной диверсии. Дело шло туго, размышления зашли в тупик. А попадать впросак еще раз ей не хотелось. Пришлось осторожненько обратиться за консультацией к отцу.

— Пап, а, Пап. Почему люди верят всей этой ерунде, которую показывают по ящику? Ведь им это самим во вред. Неужели все так глупы?

Отец, не отрываясь от сложного процесса приготовления жаркого с грибами, задумался.

— Понимаешь, дочка, тут надо учитывать несколько важных моментов. Человек, в отличие от животных, существо довольно странное. Животные в своей жизни обычно руководствуются инстинктами или врожденными поведенческими программами. Их реакции запрограммированы на генетическом уровне. У человека же набор врожденных программ очень не велик. Да и их действие крайне ограничено. У человека преимущественно действуют приобретенные поведенческие программы. А они формируются только в процессе общения. Да и сам его разум формируется только в процессе общения с другими людьми. Видела мультик про Маугли? Так вот, Киплинг соврал! Настоящие Маугли которые действительно воспитывались волками очень мало походили на героя этой сказки. Жалкие, дикие существа, передвигающиеся на четвереньках. Если разобраться, то именно способность в выработке и восприятию этих самых поведенческих программ и обеспечило успех нашему биологическому виду. Сама рассуди, мир велик, условия жизни везде разные, да и меняются постоянно. Чтобы удачная поведенческая программа закрепилась на генетическом уровне, требуются многие тысячи поколений. А человек может менять свои программы, стереотипы поведения, иначе говоря, как перчатки. Это и позволило ему расселиться по всей планете. Резко меняются условия жизни? Не страшно! Выработаем новые традиции. Интересно, что эти самые приобретенные программы имеют очень высокий приоритет. Иногда они могут даже заблокировать действие стержневых инстинктов: инстинкта самосохранения, инстинкта продолжения рода. Сообразила теперь? Человек внушаем потому, что это ему жизненно необходимо. Если бы он не мог воспринимать существующие в обществе нормы поведения и менять их при изменении правил игры, он просто не мог быть человеком, разумным существом. Другое дело, что этой особенностью человека вполне можно воспользоваться во вред ему.

— Я поняла, но это не совсем то, что мне хотелось узнать. Ведь информационный накат на всех действует по-разному. Одни верят всей этой чуши, а другие нет. Почему же одни думают и действуют, а другие не в состоянии? Это зависит от уровня образованности?

— А-а-а, вот ты о чем. Нет, ерунда, от уровня образованности такие вещи не зависят. Лично мне иногда кажется, что чем образованнее — тем глупее! Тут больше влияет психотип. Я давал тебе читать Гумилева? Так вот, помнишь, он делил людей на пассионариев, гармоников и субпассионариев?

Субпассионарий, по своей природе, зело труслив, ленив и думать не любит. Все эти идеи ему глубоко безразличны. Но он легко ловится на неистребимой страсти к халяве. Организовать субпассионарное выступление довольно просто. Нужна только оргструктура и деньги, даром он и пальцем не пошевельнет. Его любимый лозунг — «отобрать и поделить». Но и перегорает он быстро. Максимум на что его можно подвигнуть, так это погром, уличные беспорядки. Кастрюлями там постучать, за бутылку в пикете постоять. Но и справиться с этой публикой несложно, при малейшем противодействии они разбегаются. Мерзкий народец.

Другое дело гармоники. Это основа любого народа, его стержневой хребет. Новые идеи, правда, воспринимают с трудом. По сути, они являются хранителями действующих в народе стереотипов поведения. Политика их мало волнует, они живут простыми человеческими делами. И нельзя их в этом винить. Слава богу! Если бы они, вместо того чтобы работать и растить детей, все ломанулись в политику, то род человеческий пресекся. Хотя, если гармоников основательно довести, они могут многое. Это тебе не субпассионарии, гармоники могут драться насмерть, легко самоорганизуются. Другое дело, что их активность возможна только в том случае, если нечто угрожает реальному физическому выживанию их самих и их семей.

— Например?

— Например много говорилось о том, что «народ безмолвствует», несмотря на-то, что ситуация в стране продолжает ухудшаться. Попробуем разобраться, а каких, собственно, «слов» следует ждать от этого самого народа? На мой взгляд, «народное возмущение» бывает двух видов. В первую очередь субпассионарное.

Субпассионарий, по своей природе, страдает завышенной самооценкой, уверен, что общество его обделило и любит по этому поводу поорать. То, что в современной России таких выступлений очень мало вполне понятно, ведь их никто не финансирует. Уверен, приди к власти нормальное правительство, начни оно решительные действия по выходу из кризиса, вот тогда все и начнется. По соответствующим каналам, в соответствующие структуры будут впрыснуты соответствующие деньги и субпассионарии устроят форменный шабаш. Стук кастрюль будет и на Потомаке слышно, что, собственно, и требовалось доказать. Правда, и подавить подобные выступления проще простого, нужна только политическая воля.

Другое дело, когда выступают гармоники. Нормальный человек при резком ухудшении социально-экономической ситуации сосредотачивается на выживании, устанавливает неформальные солидарные связи. Единственное что может подвигнуть его на активные выступления — это вариант, когда власть ставит его в условия, не предусматривающие физического выживания его лично и его семьи. Думается, что в недалеком будущем в подобные условия может попасть значительная часть населения страны. Соответственно, следует заранее разобраться в особенностях подобного рода выступлений . Если обратиться к истории, то последние масштабные события подобного рода в России имели место быть в начале двадцатых годов прошлого века. Речь идет, например, о крестьянском восстании в Тамбовской губернии, так называемом западносибирском мятеже, выступлении питерских рабочих, переросшем в Кронштадтское восстание и тому подобных катаклизмах. Ясно, что никакие это были не антисоветские выступления. Вовсе даже и наоборот. Это были выступления солидаристов, поставленных на грань физического выживания. В первых двух случаях — основной причиной бунта была запредельная продразверстка, когда у крестьян выгребали все подчистую, не особо заботясь, а за счет чего же они будут существовать. Мелкобуржуазный элемент, что его жалеть. Вроде того, как наши нынешние «демократические» власти относятся к «совкам». Да хай они все передохнут, дабы не мешали светлому «общечеловеческому» будущему. Методы же продразверстки были еще те. Даже в советских источниках можно найти упоминания о крайней жестокости продотрядов, насилии над местным населением. Изъятый хлеб зачастую гноили на перевалочных пунктах, продавали налево или просто пропивали. Ну вот, просто, как «новые русские» в наше время. Питерские забастовки, поддержанные Кронштадтом, были вызваны решением о закрытии более чем половины городских заводов. Рабочих, соответственно, просто выкинули на улицу без средств существования. Таким образом, речь идет о выступлениях совершенно адекватных, способных и желающих продуктивно трудиться людей, которых власть своими действиями поставила на грань выживания.

Если внимательно просмотреть материалы по упомянутым выше мятежам, то можно обратить внимание на следующие их особенности:

Истинная стихийность. То есть они не были никем организованы вообще. Например, что бы там не писали в советское время о подрывной роли эсеров в Антоновском мятеже, истине это не соответствует. Напротив, эсеры пытались пригасить выступления, говоря, что, мол, еще не время. Но их просто послали. Лидеры же выделились в процессе бунта. Скорость самоорганизации была потрясающей.

Крайняя ожесточенность действий. Это вам ни какой-то там субпассионарный погром, который можно разогнать милицией за пять минут. Люди дрались очень серьезно, а там где нашлись талантливые лидеры и изобретательно. Для подавления «Антоновщины» пришлось задействовать крупные воинские подразделения с бронетехникой, артиллерией и отравляющими газами, плюс тактика «выжженной земли». Да и то, если бы не отмена продразверстки, то я думаю, что и войска бы не помогли.

Малая восприимчивость к идеологическим изыскам. То есть идеология была предельно упрощена и носила чисто солидарный характер. Ну, там: власть советам, земля крестьянам, а главное — «дайте нам жить, сволочи, оставьте нас в покое, а мы сами все устроим».

Рыхлость организационных структур и жесткая привязка к конкретному региону. То есть, добившись результата в своей зоне, к соседям никто не рыпался и помощи им не оказывал. Что с учетом разницы по времени начала событий, дало возможность власти разгромить всех поодиночке.

Тенденция к прекращению сопротивления при удовлетворении наиболее критичных требований. В исторической памяти сохранился эпизод, связанный с восприятием отмены продразверстки крестьянской массой и антоновской верхушкой. «Мы победили!» — торжествовала первая. «Да, мужики победили. Хотя и временно, конечно. А вот нам, отцы-командиры, теперь крышка», — сформулировал печальный вывод на совещании комсостава сам Антонов. И ведь прав оказался. Мужики разошлись по деревням, а Антонову пришла крышка. Что не помешало Тухачевскому снести деревни вместе с мужиками артогнем. Вот и думается, если и у нас грядут подобные события, то следует учесть опыт прошлого и соответственно подготовиться.

— А пассионарии?

— О, это особая публика. Она напоминает джинов из сказки Стругацких «Понедельник начинается в субботу». В свободном состоянии могут или разрушать города или строить дворцы. Чем именно они займутся — невозможно угадать. Ибо ломать или строить им совершенно до лампочки. Получают удовольствие от самого процесса действия, упиваются властью. Инстинкт самосохранения атрофирован, тормозов нет. Веселый народ, по всем психушка плачет! А новые идеи любят. Точнее не идеи, а идею. Им вполне хватает одной. Зато ради ее реализации готовы проломить стену головой. И ладно бы только своей, они и чужих не щадят. Не люблю я этих уродов, но приходится признать, что и они не совсем бесполезны. Не дают обществу закоснеть.

— А если просто давать всем людям правдивую информацию, говорить Правду?

— Сима, тебе уже семнадцать лет, а такую ерунду говоришь. Какую такую Правду? Чью? У каждого человека своя Правда и не одна. Сколько людей, столько и Правд. А чужая Правда никому не нужна.

— Ну ладно! Не правду, а Истину — она-то ведь одна? В философском смысле.

— Неужели? Нарываешься на лекцию «Критерии Истины в различных философских школах»? Изволь! Экзистенциалисты считают, что постичь Истину можно только перед смертью или в близких к ней «пограничных» состояниях. А …

— Пощади! Я ничего плохого не сделала. Скажи только, что считаешь Истиной ты сам?

— Я, как правоверный неопозитивист, Истиной считаю то, что подтверждается опытом, практикой.

— Звучит логично. Можно даже сказать прагматично.

— Ну, уж нет! Прагматизм, это несколько иная философская школа. Они считают Истиной то, что им выгодно. Довольно удобно, правда?

— Спасибо, теперь понятно.

— Прекрасно! Тогда завязываем с философией. Мой руки, будем садиться за стол.

Мозаика в голове сложилась. Теперь Сима знала, как надо все устроить. — Нужен селективный подход. Что касается Запада, то там надо делать ставку на пассионариев и субпассионариев. Пассионарии займутся любимым делом ниспровержения всего и вся. А субпассионарии будут громить магазины, и жечь машины в свое удовольствие. А вот в остальном мире надо убедить гармоников, что существует реальная опасность для их существования. На самом-то деле, так оно и есть. Да и тамошним пассионариям работенка найдется. Пусть, в порядке исключения, построят несколько дворцов. Остается техника этого дела. Но тут имеется масса возможностей.

В четверг в школе был спортивный день. Сима подошла к классной руководительнице и, сославшись на потянутую на Кун-Фу ногу, попросила ее отпустить. Та окинула ее подозрительным взглядом.

— Сима, ты же интеллигентная девушка. Зачем тебе этот мордобой? Я слышала, что это чуть ли не секта.

— А вот за интеллигентку ответишь! — пронеслось у Симы в голове. Мысленно она хихикнула. Но вслух ничего не сказала. Только сделала невинное лицо. Бутафорить у нее получалось неплохо.

— Какая там секта, Лидия Сергеевна? Откуда у Вас такая информация?

— Ладно, уж, иди!

Дезертировав с мероприятия, Сима отправилась на базу. Предстоял серьезный разговор с Контом. Выяснилось, что ему вполне под силу обеспечить вещание на всех языках сразу. Дикторы предполагались виртуальные, но отличить их от настоящих будет совершенно невозможно. Несколько образцов Контактерого творчества ее в этом убедили. Посоветовала только учесть национальный колорит. Еще Контактер пообещал, что обеспечит такую текущую видеозапись всех основных событий происходящих в мире, что съемочные бригады Си-Эн-Эн сгрызут локти до костей. Вплоть до записи любых секретных переговоров происходящих в гарантированных от прослушивания помещениях. О содержании выпусков новостей тоже договорились. Будет даваться информация действительно важная для судеб мира и народов, будут называться истинные авторы и виновники всех неприятностей, приводиться доказательства. Делаться все будет в легком стиле и с чувством юмора.

— Контактер, а это самое чувство юмора… оно у тебя есть?

— А если даже и нет? Что мне мешает его имитировать? Подумаешь, бином Ньютона.

— Ага! Судя по твоей последней фразе, с этим делом проблем не будет.

В дополнение к новостным блокам предполагалось создавать красочные видеоролики рассказывающие вещи, о которых нынешние властители мира предпочли бы забыть.

— И, Контактер, ты не особо стесняйся. Можешь спокойно использовать все приемы манипуляции сознанием, которые привыкли применять наши оппоненты. Кроме уж самых явных, типа 25 кадра. Нельзя допустить, чтобы нас могли обвинить в грязной игре. А так — «клин клином вышибают».

— Хорошо. Я подробно ознакомился с вашими методиками манипуляции сознанием. Они действительно эффективны. Особенно методика мэмов.

— Что за мэмы? Почему я не знаю?

— Мэмы, это идеологические вирусы, которые могут передаваться от человека к человеку. Их действие основано на свободе воли, ибо только свободная воля легко просчитывается. Из всех вариантов поведения человек склонен выбирать тот, который сулит ему наибольшую выгоду. Даже если эта выгода виртуальная. Технически, мэмы, это просто хлесткие фразы, программирующие человека на определенную модель поведения.

— Например?

— Например, когда проводилась идеологическая атака на СССР, был запущен мэм «хуже, чем мы живем — жить невозможно». Сама понимаешь, если хуже жить невозможно, то …

— Можно воротить все, что придет в голову?

— Это так. Кстати в этой идеологической компании были использованы сотни таких мэмов. Если хочешь, то я могу составить полный список, рассортировав их по времени появления, социальной направленности и степени разрушительного воздействия.

— Лучше сделай на эту тему лишний видеоролик. Специально для России. А что касается мэмов, то, валяй, можешь плодить их тысячами. Будем считать это допустимой самообороной.

Кроме видео роликов предполагалось делать еще циклы познавательных передач о науке, технике, природе и обществе. С художественными фильмами получалось хуже. Сима посмотрела пару лент кино компании Контактер— Entertainment, но они ей не понравились. Плоско и скучновато, несмотря на крутые спецэффекты. — Похоже на голливудские фильмы. Насмотрелся видать!

Тут Контактеру явно требовались соавторы. — Только где их взять? Оставим на потом!

Все это творчество должно было врезаться в существующие теле и радио программы за счет штатных выпусков новостей, рекламы и тому подобной шелухи. Дурацкие шоу и телесериалы решили пока не трогать. — Не стоит сразу злить людей лишая их привычной ежедневной жвачки. — По прикидкам Контактера их программы должны были занять не менее 25 % общемирового эфира.

Сима представила, как владельцы телеканалов будут объясняться с рекламодателями и засмеялась.

— Для начала неплохо. Ладно, когда закончишь с перехватом контроля — сразу запускай.

Когда реально начался эфир, Сима с наслаждением слушала Контактера повествующего о тщетных попытках выжить их из него. Мониторы на телестудиях и телецентрах показывали одно, а до конечных потребителей доходило совсем другое. Попытки смещать сетку вещания тоже окончились неудачей. Контактер действовал оперативнее. Оставшиеся без работы дикторы и комментаторы пытались выступать в разных шоу. Им затыкали рот короткими роликами. С газетами было сложнее, но и туда попадали их материалы. Сима надеялась, что владельцам этих изданий надоест по несколько раз перепечатывать тиражи, и они сдадутся. — Могут, правда, перейти на дедовские способы набора. Вольному воля! — Только интернет-издания избежали общей печальной участи, их оставили для сравнения.

Праздник закончился через три дня, когда, вернувшись домой из школы, Сима обнаружила там отца. С непривычно мрачным видом он сидел за компьютером и щелкал мышкой. На экране быстро менялись страницы новостных сайтов.

— Привет, Пап! Почему ты не на работе? Что-нибудь случилось?

— Случилось! Какая тут работа. Я думаю. По хорошему, надо немедленно продать все что можно, а остальное бросить. Потом срочно купить дом в каком-нибудь медвежьем углу, отрыть и оборудовать там бомбоубежище. Нет! Хватит и противорадиационного укрытия. Закупить продуктов на пару лет, добыть оружия. В больших городах может стать неуютно. Тем более тут в Эстонии. Когда придет мама, я с ней об этом поговорю. — Сима остолбенела. — Так ты не шутишь? Это все серьезно?

— Абсолютно! Ты видела эти странные передачи по ящику, которые появились три дня назад?

Остолбенение перешло в скрытую панику. Похоже, что она опять наломала дров.

— Видела. Они тебе не понравились?

— Почему же, передачи правильные. Только вот последствия. Я думал, что их просто вышибут из эфира за пару часов. А они продолжаются, продолжаются по всему миру, на всех языках. Явно применены технологии на порядок превосходящие известные. Чьи они? Но это так, к слову. Плевать! Пусть хоть марсианские. Важно другое. Мировой элите больно наступили на хвост. Их любимое информационное оружие применено против них самих. С любовью выпестованные планы о «золотом миллиарде» и новом мировом порядке, можно смело списывать в архив. Но и это не главное. Под угрозой оказалась работа Большого Насоса. А вот этого они допустить никак не могут. В воздухе пахнет Апокалипсисом.

— Какой, какой насос? — отец посмотрел на нее как на дурочку. Сима не обиделась. — Не до обид тут.

— Тот самый, по которому на Запад перекачиваются ресурсы со всего мира. В штатах немногим более двухсот миллионов человек, а они потребляю почти половину всех добываемых на планете ресурсов. А есть еще Европа. Без этой ресурсной подпитки они рухнут в одночасье. А ты думала, что высокий тамошний уровень жизни обеспечивается высоким трудолюбием?

— Вовсе и не думала. А что они будут делать?

— А то и будут! Попытаются поуменьшить население Земли на три, четыре миллиарда человек. Собственно они и раньше хотели это сделать. Только постепенно, мягко. Теперь же просто снесут ядерным оружием крупные города в третьем мире. А есть еще биологическое. Вероятно, и России достанется. Впрочем, тут я не уверен. Российские власти у них под контролем. Могут использовать и остатки наших ядерных арсеналов в этой бойне. А добьют нас уже потом как возможных конкурентов. Вероятно чужими руками. Озверевшего после ядерных ударов Востока, например. Кинут нас волкам.

— А когда этот весь ужас произойдет?

— Если эти передачи будут продолжаться? Через месяц, два они вполне созреют для смертоубийства! Я смотрел новости в сети. За всей болтовней и воплями ощущается жуткая паника, страх. Надо спешить, у нас очень мало времени. А теперь иди не мешай мне думать!

Сима пулей вылетела из комнаты и побежала к лифту. Через четыре минуты уже была на базе.

— Контактер, ты слышал мой разговор с отцом. То … что он говорил? Это правда?

— Я все слышал. Такой сценарий развития событий является самым вероятным.

— А почему ты мне ничего не сказал!?! Не предупредил!?!

— Ты меня не спрашивала. — Сима до боли стиснула зубы и мысленно досчитала до десяти.

— Контактер … в дальнейшем … предупреждай меня об наиболее опасных последствиях моих приказов. И об угрожающих событиях в мире … тоже. Понял? И еще, немедленно прекрати все передачи, приостанови работу наших сайтов.

— Я понял! Выполнено.

— Хорошо! А теперь подробно расскажи мне о вооруженных силах НАТО. Особенно об оружии массового поражения.

В течение двух часов Сима разбиралась со структурой ядерной триады, стратегией превентивных ударов, подлетным временем, порядком передачи команд и другими тонкостями. От массы информации и обилия новых терминов гудела голова. Бьющаяся в душе паника не давала расслабиться. Наконец общая картина худо-бедно сложилась в ее мозгу.

— Контактер, ты можешь заблокировать прохождение кодов на пуск ракет? Вывести из строя их компьютеры?

— Если ты требуешь немедленного действия — не могу. Точнее, не могу вывести из строя всю систему. Задача перехвата управления над стратегическими ядерными силами передо мной пока не ставилась. Требуется время, чтобы взять их под контроль. Тут могут быть осложнения. Обеспокоенное примененными нами технологиями, высшее командование США и НАТО приняло определенные меры предосторожности. Коды запуска уже переданы на стартовые позиции ракет. Командиры подводных ракетоносцев и шахтных пусковых установок могут теперь самостоятельно принять решение о пуске. Обычные информационные контакты со всеми стратегическими носителями сведены почти к нулю. Опасаются компьютерных вирусов.

— Чем дальше — тем хуже! У нас мало времени. Что ты можешь предложить?

— Самое быстрое — это просто уничтожить все стратегические носители.

— Да? Звучит заманчиво! А как это можно сделать?

— Их расположение известно, количество ограничено. Даже подводные лодки в море мои спутники фиксируют без труда. Можно пере


Содержание:
 0  вы читаете: Утомленная фея : Андрей Ходов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap