Фантастика : Научная фантастика : Утомленная фея – 4 : Андрей Ходов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

В руки неглупой девушки-подростка попадает образчик инопланетной технологии. Не удосужившись ознакомить с этим фактом широкую общественность, она использует его возможности так, как сама считает нужным. Разные приятные мелочи, так удачно скрасившие будничную жизнь, не удовлетворяют счастливую обладательницу артефакта. Ряд рискованных экспериментов на ниве геополитики и социологии создает ситуацию, когда постоянное вмешательство и контроль становятся насущной необходимостью, а попытка бросить штурвал равносильна глобальной катастрофе. Схваток и битв хватает, но они большей частью виртуальные. Чего не скажешь об их жертвах, счет которых идет на миллиарды. Что поделать, источником самых крупных проблем всегда является интеллект.

Ходов Андрей

Утомленная фея – 4

Сима проснулась рано, на часах было только семь утра. Она со вкусом потянулась и зевнула. Потом посмотрела направо. – Вот они мужики, нет, чтобы даме кофе в постель принести… лежит, дрыхнет нагло. Ну, уж нет, если я проснулась, то и тебе придется. – Она решительно протянула руку и пощекотала под ребрами. Ожидаемый эффект был достигнут. – Прекрати! Что за фигня? Дай поспать человеку! – Не дам! – безжалостно сообщила Сима и резким рывком сдернула одеяло. – Иди на кухню и кофе вари, хватит валяться, заодно и завтрак приготовь.

– А ты что? Наколдовать не можешь? – простонал Геннадий, протирая глаза.

– Колдовать на голодный желудок – вредно для здоровья, – пояснила Сима. – Считаю до трех: раз, два, ты сам напросился! – Она извернулась на кровати, уперлась поудобней и резким толчком ног спихнула любовника на пол.

– Черт, больно же! А если бы я руку сломал или ногу?

– Но не сломал же! Давай, у нас сегодня много дел.

Геннадий, ворча, покинул спальню. Сима тоже встала и, не утруждая себя одеванием, открыла проход в бассейн. Проплавав там минут десять, вытерлась, надела халат и отправилась на кухню. Кофе уже был готов, Геннадий расставлял на столе тарелки с легким завтраком.

– Да ты, как я погляжу, завзятая феминистка? – едко сказал Геннадий при ее появлении. – Мужик, значит, на кухне трудится, а ты в это время водные процедуры совершаешь.

– А вот и нет! Дело в том, что женщин просто нельзя подпускать к приготовлению пищи. Мой отец, например, не подпускал. Говорил, что мама только зря продукты портит. С горя он и меня пытался готовить научить, но ничего у него не вышло. Разочаровался, плюнул и начал учить брата. Вот у него получалось. А ты говоришь….

– У тебя на все найдется отговорка. Что тут готовить? Бутерброды? Очень сложно? Да? Ладно, садись за стол, завтракать будем. – Сима не заставила себя долго упрашивать. Быстро уселась, схватила со стола бутерброд с колбасой и сыром и откусила солидный кусок. – М-м-м, вкусно. Мне так никогда не сделать.

Геннадий безнадежно махнул рукой. – Какие у нас планы на сегодня?

– Планы? Ну, насколько я поняла из твоей вчерашней беседы в Столице, мне присвоен полулегальный статус Королевской Феи с чрезвычайными полномочиями. А ты, милый, должен состоять при моей особе и осуществлять общий надзор. Вдруг я зарвусь, и начну действовать вопреки государственным интересам? Тогда твой патриотический долг будет состоять в том, чтобы без колебаний придушить меня в постели.

– Верховный ничего подобного не говорил! – насупился Геннадий. – Клянусь, я передал наш разговор без купюр.

– Верю, тем более что я сама его слышала. А как ты думал?! Эту беседу я не могла пропустить. Да, явно он ничего такого не сказал, но из контекста следовало…. Ты ведь не ребенок и все понимаешь.

– Что понимаешь? Ты, в самом деле, собираешься строить козни России?

Сима печально вздохнула. – Вроде пока не собираюсь. Но тут есть один тонкий момент. Довольно часто бывает, что интересы страны могут существенно расходиться с интересами тех, кто эту страну олицетворяет. Такая вот неприятная коллизия….

– Стоп! Ты намекаешь, что Верховный….

– Ничего я не намекаю! Пока для этого нет никаких оснований. Но я не могу гарантировать, что таковые не появятся в будущем. Ясно?

Геннадий кивнул. – Ясно. Но вернемся к нашим баранам, то есть планам.

– Хорошо. По моему плану нам следует съездить в Германию и приглядеться хорошенько к тамошним делам. Не нравится мне ситуация у нашего европейского союзника. Ты, помнится, в школе и институте немецкий язык учил?

– Учить-то я его учил, но половину забыть успел.

– Вот и вспомнишь! Язык флективный, как и русский. Легче выучить, чем изолирующий, вроде китайского, или, прости господи, агглютинативный, вроде эстонского.

– А под видом кого мы туда отправимся?

– У меня есть личный канал связи с Верховным, – сообщила Сима. – Он поможет. Официальный статус будет вроде того, что мы имели в Фергане. Свободных, так сказать, форвардов. Только направление получим в нашу группу войск в Европе.

– Хм, а когда отбываем?

– Уже сегодня, вместо полагающегося домашнего ареста. Только сначала с шефом попрощаемся, да на пару дней в Таллин заскочим, давно родителей не видела. И тебя с ними познакомлю…. Что это ты засмущался? А оттуда паромом.

До Эстонии летели самолетом. Обычный гражданский рейс с промежуточной посадкой в Нижнем Новгороде. – А к чему такие сложности? – поинтересовался Геннадий. – Ты ведь и мгновенно можешь?

– Могу, но не хочу. Нам еще за командировку отчитываться. К чему привлекать лишнее внимание посторонних людей?

Самолет приземлился в Таллинском порту ближе к обеду. Аэропорт показался Геннадию довольно уютным. – Финны строили, еще к московской олимпиаде, – пояснила Сима. – Тогда в городе много чего построили: олимпийский парусный центр, гостиницы, новую набережную, аэропорт…. А еще отреставрировали старый город, привели в порядок дороги. Миллиарда четыре долларов на все это ушло.

– Хм, неплохо. Лучше бы олимпийскую регату в Ленинграде провели.

– И то, верно, пойдем на улицу. Такси возьмем.

Они вышли эстакаду. – Вон озеро Юлемисте, – сообщила Сима тоном профессионального экскурсовода. – Там, если верить легенде, проживает первый в Эстонии террорист.

– Кто проживает?

– Ярвевана – озерный дед. Он как-то пригрозил, что затопит город, если в нем прекратится строительство. Вот и приходится выполнять его требования. А он раз в год выходит из озера и проверяет.

– А ведь это злостное нарушение Указа Верховного, – со смехом заявил Геннадий. – Решили ведь – никаких переговоров с террористами. Пуля в лоб и все дела! Когда, говоришь, этот дед из озера выходит?

– Хм, точная дата неизвестна, но делает он это каждой осенью в глухой полуночный час. Предлагаешь засаду на старика-водяного устроить? Подходит он, значит, к городским воротам и по привычке вопрошает, мол, достроен ли город? А в ответ получает дружный залп из огнеметов «Шмель»?

Оба расхохотались. – Нет, – с трудом выдавил Геннадий, – нельзя так зверски обращаться с уникальными представителями реликтовой фауны. Пусть живет. – Они уселись в такси, Сима навала адрес. – Поехали, тут не очень далеко. Родители, наверное, еще на работе, но у меня ключи есть.

– Можешь занять комнату брата, – предложила Сима, когда они вошли в квартиру. – Его все равно нет в Таллине, он в военное училище в Питере поступил. А я пока в своей устроюсь. В душе сполоснись с дороги. А потом за стряпню примемся, чтобы потом родителей не напрягать, а спокойно посидеть и поболтать. Ради такого случая я даже помочь могу, но только под твоим мудрым руководством: салатик покрошить, картошку почистить…. На это у меня способностей хватит. – Сима наклонилась и погладила кота, который, мурлыча, терся об ее ноги. – А этого рыжего котяру зовут Пафнутий, или просто Паф. Сейчас, Пафик, я тебя накормлю, киска.

Когда родители пришли с работы, Сима представила им своего кавалера. Но не как любовника, разумеется, а как соратника и сослуживца. Отец с матерью очень обрадовались ее неожиданному появлению и засыпали кучей вопросов. Пришлось отвечать. – А куда деваться? – Геннадий предпочитал не вмешиваться, пока она излагала адаптированную к ситуации версию своих приключений. Только бросил на нее пару удивленных взглядов. Но хмыкать к счастью не стал. – И на том спасибо!

Потом настала очередь родителей рассказывать о своем житье-бытье. Им скрывать было нечего, и Сима с удовольствием выслушала краткий отчет отца о положении дел в семье, городе и губернии. Она всегда завидовала его умению точно и верно подбирать слова и выделять главное. В семье, слава богу, все было хорошо. У брата тоже, ей даже дали прочитать его последнее письмо, пришедшее по электронной почте. Судя по некоторым нюансам письма, переход от вольной жизни к военной службе проходил хоть не без проблем, но и без особых кризисов.

Что же касается местной политической жизни, то некоторые рассуждения отца на эту тему ее весьма насторожили. Проснувшийся утром Геннадий застал Симу в гостиной за компьютером. Вокруг ворохом валялась местная периодика.

– Чем это ты занята с утра пораньше? – поинтересовался он. Мы ведь на экскурсию в город собирались, достопримечательности осматривать и все такое. А завтра вечером у нас паром на Германию.

– Знаешь, похоже, что придется немного задержаться.

– А что случилось?

– Что случилось? Есть тут один козел, который ни черта не понимает в обстановке, а, тем не менее, пытается командовать.

– Да? И кто же тут такой рогатый?

– Да губернатор местный, которого Верховный сюда назначил. Где он отыскал такого идиота? В «дружбу народов» ему поиграть захотелось, совсем крыша поехала! – Сима нагнулась и подняла с пола одну из газет. – Вот, полюбуйся, какую пургу он гнал намедни с трибуны на Томпеа: «историческая дружба двух народов…», «в связи с добровольным присоединением…», «добиваться пропорционального национального представительства в органах власти…», «реальное двуязычие…»…. Как тебе это нравится?

Геннадий взял протянутую ему газету и быстро проглядел отпечатанный на первой полосе материал. – Ну, и что тут такого страшного? В конце концов, Эстония, в самом деле, сама присоединилась, не пришлось устраивать переворота как Казахстане или Узбекистане.

Сима посмотрела на него с сожалением, как на несмышленого ребенка. – Милый, мы ведь совсем недавно говорили о том, что надо в первую очередь отстаивать российские интересы. Ну и на кой ляд нам сдалась «дружба» с эстонцами? Ты можешь мне это объяснить?

– Хм, сейчас, когда у России есть такие серьезные противники как Китай и Халифат, каждый дополнительный союзник….

– Ерунда, – прервала его Сима, – никакие нам эстонцы не союзники и никогда ими не были. Ничего мы от них не получим, только потеряем. Они нас терпеть не могут, а если и терпят, то только потому, что надеются что-то с нас получить под залог своей относительной лояльности. В этом деле они мастера высшего пилотажа. У них же отработанная система обработки «оккупантов». Приедет сюда очередной лопух из Столицы и сразу попадает на своеобразный конвейер. Встретят в лучшем виде, расскажут какой он умный и дальновидный, окружат симпатичными людьми. И все со вкусом и ненавязчиво. Тот растает и подмахнет все что нужно. И не только русские на это ловятся. Тут в Эстонии практически все построено «оккупантами»: датчанами, шведами, немцами, русскими. В годы последней независимости они умудрились и Европу обуть. Сколько тут денег европейских лохов-инвесторов сгорело без толку…. Хороший пример: тут в Эстонии штук пять европейских фирм сцепились за хилый местный рынок розничной торговли. Пять! Хотя тут и двум-то делать нечего! Объем торговых площадей в Таллине вырос раз в шесть-восемь. Так и пихали свои торговые центры в каждый микрорайон. Они и сейчас рядышком стоят, рекламой сверкают. В почтовых ящиках каждый день была гора макулатуры. В провинции – похожая картина.

Кому они все это собирались продавать? Покупателей-то не прибавилось. И самое главное, как надо было запудрить мозги руководству этих фирм, чтобы они решились на эту авантюру? Мастера, я же говорю. При Союзе хоть в производство вкладывали, а тут деньги просто на ветер выбрасывались. Чуть ли не половина населения подвизалась в планово-убыточных филиалах различных западных компаний, продавая друг другу всякую ерунду, которую все равно никто не покупал. Глупо, разумеется, считать чужие деньги, тем более, западные. Но это был организованный местной элитой лохотрон… чистейшей воды. А когда Европа с Америкой получили свое, все эти потемкинские деревни в одночасье рассыпались. Огляделась эстонская элита по сторонам, видит, что дело швах. Все реальное производство, которое было создано при проклятых коммунистах, давно угроблено. В том числе и сельское хозяйство. Что делать? Чем жить? Ясно, Россия рядом, опыт «дружбы» с ней есть….

Сима помолчала. – Вот и этот губернаторский осел попался в ловушку россказней о маленьком, но гордом народе. А местная маргинальная интеллигенция, которую почему-то называют русской, основательно этому помогла. А уж больших русофобов, чем они – найти трудно. И вот результат: чистка элиты не проведена, а маленький и гордый народ снова начинает сосать из России соки. Нам это надо?

– Похоже, что ты эстонцев недолюбливаешь?

– Вовсе и нет, лично мне они даже нравятся. В каждом народе есть и хорошее и плохое. Каждый имеет право на существование, но не за счет других, разумеется. Просто не надо было сюда влезать. Ну, вынесли они нам ключи от своей страны на блюдечке с голубой каемочкой. И что? Правильнее было просто послать их подальше…. Ничего нам тут не надо, даже их портов, которые мы сами же и построили. С появлением антигравов морские порты теряют всякий смысл. А раз уж приняли по дури, то нечего миндальничать, надо свои порядки установить, а не играть по их правилам.

– Хм, а в реале как это будет выглядеть? Что значит «не миндальничать»?

– А то и значит! Для начала местную элиту хорошенько почистить. А то у них тут семейные династии образовались в этом деле. Взять, к примеру, семейство перманентных революционеров Лауристин. Йоханнес Лауристин и его жена Ольга были пламенными коммунистами, советскую власть в Эстонии устанавливали, высокие посты занимали. Оба, кстати, далеко не из крестьян. А их дочка Марью этот коммунизм ниспровергала. Именно она придумала слоган «будем голодные, но свободные». Сын Ольги, только от другого пламенного революционера – Яак Аллик, тоже отличился на этом поприще. Десять лет в эстонской редакции «Радио Свобода» в Мюнхене отработал, а уже во времена второй независимости министром иностранных дел был. И разве только в этой конкретной семье дело, много тут таких. Пора заканчивать с порочной практикой «семейного подряда» в эстонской политике! Нельзя доверять таким людям. Вот Йоханнеса Лауристина, как утверждала потом его супруга, расстреляли у трапа судна во время эвакуации Таллина. Причина – сознательное невыполнение приказа Сталина об уничтожении эстонской промышленности при отступлении.

– Да уж. Но как ты собираешься их чистить? Я думаю, что все они успели эмигрировать. Не дураки же?

– Не все успели, но многие. Тут ты прав. Кто в Швецию подался, кто в Финляндии обретается. Но это не проблема. Сейчас эти страны в зоне нашего влияния. Надо просто жестко потребовать их выдачи на правеж. Ну и расстрелять потом образцово-показательным способом. И тутошней «русской» элитой надо серьезно заняться. Как я погляжу, она тоже сумела вывернуться под шумок. Изображают из себя пострадавших от эстонского национализма. Знаем мы этих пострадавших! Продажные уроды все, шакалье семя! Вот разберусь немного и такую кляузу Верховному настрочу – всем чертям тошно станет. Пусть меры принимает!

– Ну, ты разбушевалась, мадам, прямо не унять, – усмехнулся Геннадий. – Остынь! Сама виновата. Где ты раньше-то была? Верховный говорил, что ты вроде куратора по нашим делам.

Сима задумалась. – Знаешь, а ты прав. Что это я, в самом деле? Явное упущение. С другой стороны я ведь не всеведущий господь, а от этой Эстонии практически ничего не зависит. Захолустье, оно и есть захолустье. Просто руки не доходили. Но раз уж я здесь…. Ладно…. – Сима собрала с пола и со стола разбросанные газеты и сложила их в аккуратную стопку. Выключила компьютер. – Пойдем по городу прогуляемся. Обещала же я тебе местные достопримечательности показать….

Погода не слишком благоприятствовала экскурсии. Снег перемежался с моросящим дождем, под ногами хлюпало. Перво-наперво Сима повезла Геннадия на набережную, к памятнику экипажу броненосца «Русалка». Ей этот памятник всегда нравился, умели делать такие вещи в былые времена. Не сравнить с безликими монументами более позднего времени. Довольно долго они ходили вокруг и читали полный список офицеров и нижних чинов погибших вместе с кораблем. Потом пешком пошли через парк Кадриорг к одноименному дворцу, построенному еще Петром I для своей супруги. Там теперь помещалась резиденция Губернатора, который занял место низложенного президента. Пронаблюдав церемонию смены караула у ворот, экскурсанты пошли на трамвай и поехали в центр города. Побродив немного по узким улочкам старого города и посетив ратушную площадь, решили подняться на Вышгород. Там Сима обратила внимание, что купол кафедрального Александро-Невского собора закрыт строительными лесами, на лесах копошились рабочие.

–Хм, что это они делают? Купол всего полтора десятка лет назад покрыли медными листами, они должны были века простоять. Подойдем и спросим?

У собора стоял строительный вагончик, а рядом с ним пара человек в рабочей робе. Сима приблизилась. – Ребята, чем это вы заняты?

– Как чем? Приказано позолотой покрыть. А что?

– Да нет, ничего, – Сима рассмеялась.

– Что тут смешного? – поинтересовался Геннадий.

– Ты не понимаешь! Вокруг этого собора вечно идет война. Его воткнули сюда на самую верхотуру по личному указанию Александра III. Как символ владычества России над данным регионом. Там внутри и соответствующая памятная доска есть. Мол, возведен в честь присоединения Эстляндии к Державе Российской. Поставили его, кстати, прямо на месте гипотетической могилы былинного эстонского героя Калевипоега. По этой самой причине в 1924 году собор собирались взорвать, но не решились. А вот золоченый купол закрасили, чтобы глаза не мозолил и панораму города не ломал: все остальные-то шпили зеленые от окислов меди. Все советское время купол тоже был покрыт зеленой краской – не хотели отношения обострять. Потом попы раскошелились на медное покрытие. А сейчас, как я погляжу, предстоит новый тур в этой затянувшейся битве.

– Ясно, зайдем внутрь?

– Почему бы и нет, там есть на что посмотреть.

После посещения собора около получаса любовались панорамой города с разных обзорных площадок и при этом вымокли окончательно. – Ну и мокрота, – проворчал Геннадий, – у вас тут всегда такая погода?

– Почти, – улыбнулась Сима, – это же Прибалтика, а не Средняя Азия. Давай спускаться вниз, по дороге будет подвальчик, так в нем горячее вино продают. – Заведение называлось Каролина, оно было довольно тесным и в тоже время уютным. Большая часть столиков оказалась занятой такими же мокрыми людьми, заглянувшими сюда для превентивной борьбы с простудой. Сима подошла к стойке и на правах старожилки заказала у тощей эстонки по двойной порции вина. Получив в руки горячие, пахнущие пряностями стаканы они отошли к одному из столиков у самого входа и принялись наслаждаться жизнью.

Выпить они успели по полстакана, когда в дверь бара ввалилось трое подвыпивших мужиков. Они, переругиваясь, направились к стойке. Сима поморщилась. – Соотечественники, чтоб их…. – Геннадий понимающе кивнул. – Птицу видно по полету.

От стойки донеслись матерки и раздраженный голос. – Ты что, вобла эстонская, русского языка не понимаешь? Так я мигом научу, и государственный центр по изучению языка не понадобится! – Послышался звук плюхи и женский визг.

Сима хмыкнула и с интересом посмотрела на Геннадия. Любопытно ведь, как он среагирует на такую ситуацию. Тот среагировал правильно, поднялся и направился к стойке. Нет, не зря все-таки сотрудников контрразведки по три раза в неделю таскают на занятия по боевому самбо. У стойки возникла замятня, матюги усилились, слышались звуки ударов, рев, стоны, зазвенело разбитое стекло. Через минуту все утихло, только тогда Сима соизволила встать и подойти поближе. Как она и предполагала вся троица, постанывая, лежала на полу, а ее рыцарь утешал барменшу, заработавшую синяк под глазом. Сам же Геннадий, если не считать порванной куртки, не пострадал. – Что с ними? – Сима кивнула на пол. – Ничего особенного – кости целы

– Ну и ладненько, давай вытащим их на улицу, там перед входом приличная лужа. Пусть займутся водными процедурами. – Под внимательными взглядами прочих посетителей, из которых ни один не дернулся помочь, они поочередно выкинули буянов из заведения и вернулись за свой столик допивать, успевшее остыть вино.

– Ты знаешь, – заметил Геннадий, – мои действия не всем пришлись по нраву. Одна женщина даже сказала, что не стоило бить их из-за какой-то там эстонки. А меня следует в милицию сдать.

– Ты поступил совершенно правильно, – уверенно сказала Сима. – И дело тут вовсе не в эстонцах. Дело в обычном хамстве. Даже если бы мы решили избавиться от всех эстонцев путем банального геноцида, то и тогда это следовало бы делать вежливо и без надрыва. А это просто мразь! Я просто уверена, что эти самые индивидуумы, когда у власти были националисты, лебезили перед служащими миграционного департамента. Трусливо взяли себе паспорта апатридов, чтобы их, не дай бог, не заподозрили в отсутствии лояльности к эстонскому государству. Лизали зады эстонцам-начальникам на работе. А теперь вот ситуация изменилась, и они решили отыграться за все эти унижения. Дерьмо, а не люди. Субпассионарии, чтоб им пусто было! Допил? Тогда пойдем, а то, в самом деле, милиция появится.

Они вышли на улицу. В луже уже никто не лежал, видно успели прийти в себя и удалиться. Зато погода окончательно испортилась. Шел довольно сильный дождь, превращая выпавший ранее снег в противную кашу. Геннадий чертыхнулся. – Как вы только тут живете? У нормальных людей как: если зима, то зима, а если лето, то лето. А не это безобразие. Я уже мокрый как цуцык. Эх, сейчас бы на теплый морской песочек да под южное солнышко.

Сима усмехнулась. – Могу устроить, если хочешь.

– Ты серьезно? Впрочем, что это я говорю…. Если можешь, то давай.

Сима оглянулась по сторонам. Людей поблизости не было. – Ладно, давай руку и закрой глаза. – Портал на южную базу открылся без проблем. – Готово, можешь открывать. – Пока Геннадий ошеломленно озирался по сторонам, она принялась быстро снимать с себя мокрую одежду. – Что стоишь как пень? Раздевайся, повесим эти тряпки на ветерке – высохнут быстро. Давай, чего ждешь? – Тот подчинился, не переставая, впрочем, вертеть головой по сторонам. – Где это мы? Хотя можно и догадаться: коралловый остров, кокосовые пальмы…. Тихий океан?

– Угадал! Давай зайдем в дом и подберем себе более подходящую одежду.

Поиск «подходящей одежды» много времени не занял (какая уж тут одежда?), и скоро они опять оказались на улице. Сима привела гостя к пляжу, бросила на горячий песок прихваченную с собой подстилку и немедленно на нее улеглась. Геннадий присел рядом. – Здорово, а искупаться можно?

– Можно, акул в лагуне нет. Только на дно не наступай и руками ничего не хватай, там всяких ядовитых тварей хватает. Видишь вон то строение? Возле него есть специальный спуск в воду. А в нем самом можно найти принадлежности для подводного плавания и всякое такое. Там не заперто.

– А ты не пойдешь?

– Чуть позже, я сначала на солнышке погреюсь, сырость Таллинскую выгоню.

Геннадий чуть замялся. – А ты не обидишься?

Сима покровительственно усмехнулась. – Нет, я же понимаю, что тебе не терпится. Сама, когда в первый раз сюда попала, сразу к океану бросилась. Иди, наслаждайся! – Тот удалился, а Сима перевернулась на спину и прикрыла рукой глаза от солнца. – Хорошо! – На свежем воздухе ей всегда хорошо думалось. Вот и в этот раз….

– Геннадий прав, с Эстонией я лопухнулась. Да разве только с ней? Пока я любовь крутила да в шпионов играла до всего прочего руки не доходили. А судя по сводкам, которые выдает мне Конт, ситуация в мире меняется далеко не в лучшую сторону. Запада нет, а свара за оставшиеся еще ресурсы, похоже, только разгорается. Понятно ведь, что на всех не хватит. Вот и затеяли новый передел. Каждый думает, что именно он имеет право на львиную долю и спешит наложить свою лапу. Олухи! Чем собачиться за оставшиеся крохи лучше бы договорились, как всем вместе жить дальше. Только дождешься от них…. А еще эта волна, которую погнали китайцы, когда пронюхали про российские технологические новшества. Напасть, чтобы погасить все это в зародыше не решились, но пропаганду в мире развернули – не дай бог. Мол, такие изобретения слишком важны для будущего, чтобы ими могла пользоваться только одна страна. Поделиться, мол, не мешало бы со всем страждущим человечеством. Можно подумать, что сами когда-то с кем-то чем-то добровольно делились. Держи карман шире! А последние годы только тем и занимаются, что подгребают под себя все что могут. И арабы туда же, такие цены за свою нефть загнули, что все страждущее человечество обалдело. А виноваты, разумеется, русские. И что негры в Африке с голодухи дохнут, так как им технологию производства искусственных белков не предоставили. И что тепловые электростанции продолжают атмосферу загрязнять, а на улицах мегаполисов от бензиновой гари не продохнуть. А намедни в Перу землетрясение в горных районах случилось, так все газеты взахлеб писали, что если бы были антигравы, то большую часть погибших можно было бы и спасти. Получается, что в их смерти тоже русские виноваты. А в России, кстати, до сих пор продовольственные карточки отменить не могут, каждую копейку считать приходится, чтобы выползти из той задницы, в которой оказались за время реформ. Ишь придумали: все мое – мое, а все твое – наше. Это вам не Советский Союз! Сначала подняться дайте, а потом и решим: с кем, чем и на каких условиях делиться будем. И будем ли вообще. Вот ведь народ, Европа с Америкой их откровенно грабили, а они помалкивали, боялись лишний раз рот открыть, чтобы его «Томагавком» не заткнули. А Россия если что и импортирует, так за все расплачивается сполна. И все равно виновата, не поделилась, значит. Сидит, понимаешь, на счастье человечества, как Кощей на злате. А дай тем же неграм эти синтезаторы, так они вообще на трудовую деятельность болты забьют. Так и будут плодиться, пока все свои баобабы в бункер-приемник биомассы не перекидают, а вокруг них только пустыня останется. А оно нам надо? Контактер подсчитал, что широкое внедрение всех этих новинок создаст нишу еще на 10-15 миллиардов человек. А у нас людей как, раз есть ниша, так она быстренько и заполнится. Но разве это жизнь будет? Одно прозябание! Теснота, нехватка всего, взаимная зависть, злоба, кошмар сущий, одним словом. Что делать-то? Новые горизонты нужны на всякий случай, внешняя экспансия и всякое такое. Вот только куда? Надо бы прижать Конта в темном уголке и хорошенько прокачать его на эту тему. Только он темнила известный, скажет, что не располагает подобной информацией и привет. Хотя, если подумать то…. Ладно, я его еще достану, а сейчас надо бы и искупаться.

Сима поднялась с подстилки и направилась к берегу лагуны. Прикрыв рукой глаза от солнца, осмотрела поверхность воды. – Ага, вот он. Все в маске с трубкой плавает, дорвался. – Она заглянула в ангарчик, тоже экипировалась и по лесенке спустилась в воду.

Вдоволь наплававшись, оба устроились на веранде наблюдать закат над океаном. Сима порылась в холодильниках базы и накрыла стол. Большей частью из фруктов и напитков. – Ну, как? Отогрелся после Таллинской слякоти?

– Более чем…. Спасибо, что ты меня сюда пригласила. Вот уж никогда не думал, что сподоблюсь оказаться в таком месте. Тихий океан, шум прибоя, южный вечер, кокосовые пальмы и… самая прекрасная девушка на свете.

– Пожалуйста, но я все же надеюсь, что одними словесными благодарностями ты не ограничишься?

– Правильно надеешься! – кивнул головой Геннадий и придвинулся поближе. – Еще как не ограничусь!

В родительскую квартиру в Таллине они заявились далеко заполночь. Отец открыл дверь. – А, гулены. Что-то поздненько вы. Неужели до трех часов ночи достопримечательности осматривали?

– Настоящего туриста такое детское время не остановит, – заявила Сима зевая.

– Если хотите есть, то пошарьте в холодильнике, – хмыкнул отец и удалился в спальню.

– Хочешь? – Геннадий замотал головой. – Нет, спасибо. Будем спать укладываться?

– Будем, тем более что на завтра у меня обширные планы. Спокойной ночи, милый! Сима чмокнула его в щеку и упорхнула в свою комнату.

На следующий день Сима снова повела Геннадия в город. Погода в этот раз была получше. Посмотрели пассажирский морской порт. Заглянули в морской музей в башне «Толстая Маргарита». Потом Геннадий изъявил желание послушать орган, пришлось его отвести в концертный зал церкви Нигулисте. Сама Сима от прослушивания органной музыки уклонилась. – Иди один и наслаждайся, а лично мне орган не очень нравится. Я тебя вон в том кафе ждать буду. – Махнула рукой на соседнее здание. – Договорились?

Геннадий спорить не стал, а сама Сима отправилась в кафе, села в уголке и заказала себе чашечку кофе. – Контактер, что ты думаешь о параллельных мирах? Только не надо делать вид, что не понимаешь, о чем идет речь. Ты наверняка успел прочитать почти все, что люди успели накарябать на бумаге. В том числе и фантастику, а там эта теория подробно обсосана.

Контактер откликнулся немедленно. – Никаких данных о существовании упомянутых миров у меня нет. Ты, кстати, уже задавала этот вопрос около пяти лет назад и получила тот же ответ.

– Помню я, помню, – с некоторой досадой сообщила Сима, – но теоретически их существование возможно?

– Теоретически – да, но проверить эту теорию на практике я не имею возможности.

– Печально, что и говорить, а как насчет других планет? Понимаешь, сколько я не ломаю голову, а получается, что если человечество будет продолжать вариться в собственном соку на этом шарике, то ничего хорошего из этого не выйдет. Или угробим друг друга, или деградируем в нечто малоприглядное. Простор нам нужен. Что скажешь?

– Подобной информацией я не располагаю.

– Слышали мы уже эти песни, а получить эту информацию можно? Допустим, если я отдам соответствующее распоряжение?

– Можно, надо будет перебрасывать разведчиков к каждой выбранной звезде, они соберут информацию об имеющихся планетах….

– Вот, другое дело, вечно из тебя все приходится клещами тащить. Приказываю начать программу космических исследований. Цель – поиск планет пригодных для колонизации людьми без глобальной этих планет доработки. Сам понимаешь…. Вода чтобы была, кислорода нужное количество, не слишком вредное излучение центрального светила, не слишком вредная биосфера и все прочее по списку. Желательно, чтобы эти планеты были еще не заняты другими разумными существами. Кстати, если таковых разумных доведется обнаружить во время поиска, то сразу сообщи мне. Любопытно ведь, как там наши братья по разуму живут! Все ясно?

– Принято к исполнению.

– Ну и замечательно. Сколько времени уйдет на… тьфу, что это я ерунду спрашиваю? Не сообразила сразу. Лучше скажи, в каком радиусе от солнечной системы возможна эта разведка?

– Около пятидесяти тысяч световых лет, на большем расстоянии я не могу гарантировать устойчивую переброску материальных объектов.

– Все равно неплохо. Половина галактики в пределах досягаемости. Около пятидесяти миллиардов звезд. Хм, тут тебе работы на века хватит. Не может быть, чтобы в этой куче не нашлось ничего подходящего. Начни с ближайших окрестностей и далее по расширяющейся сфере. Сначала предварительная разведка. Попадутся интересные объекты – сообщай. Решим вместе, а стоит ли исследовать их более подробно. И земные дела не забрасывай, живем-то мы пока здесь. Справишься?

– Справлюсь, только хочу заметить, что мои блоки памяти имеют определенные ограничения.

– Ну-у, начинается, – расстроено протянула Сима. – Вечно с вами компьютерами так. И какой процент своих блоков памяти ты уже успел задействовать?

– Менее одной сотой процента, но объем поставленной задачи предполагает….

– Стоп! Все ясно, а я уж было испугалась. Ничего страшного. Тебе не придется держать в памяти сведения по всей галактике. По сути дела нам нужна информация только по десятку другому подходящих планет. А лишнюю всегда можно почистить. Действуй!

Сима глянула на часы. Концерт органной музыки должен был закончиться только минут через десять. – Ладно, закажем себе еще чашечку.

Едва она успела ее допить, как увидела через стекло Геннадия, который направлялся в сторону кафе. Поднялась из-за столика и сняла одежду с вешалки.

На улице они встретились. – Ну, как? Понравилось?

Геннадий согласно кивнул. – Очень! Величавая музыка, до костей пробирает.

Сима с сомнением хмыкнула. – Неужели?

– Точно говорю. Тебе как потомственной ведьме не понять всей прелести церковного органа.

– Нет, не понять, – подтвердила Сима. – Ну что? Продолжим экскурсию или в ресторан закатимся? Я уже успела проголодаться.

– Я не против. Веди, Сусанин. Ты лучше меня знаешь, где злачные места этого города, поэтому выбор подходящего кабака оставляю на твое усмотрение.

– А что тут выбирать? Зайдем в «Глорию», это рядом.

Через десять минут они уже сидели за столиками и знакомились с меню.

– Что будем заказывать? – Геннадий пожал плечами. – Закажи что-нибудь национальное, надо же ознакомиться с местной кухней.

Сима поморщилась. – Дело благое, но… знаешь… национальная кухня у них… того… совершенно несъедобная. Фирменное блюдо – кислая капуста. А еще они злоупотребляют белым мучным соусом, а меня от одного его вида мутит. Может чего попроще закажем?

– Ну, если так… заказывай, что повкуснее.

– Правильное решение, так мы и поступим.

– Когда мы в Германию-то собираемся? – поинтересовался Геннадий, когда они покончили с салатом. – Ты вроде говорила, что придется тут задержаться на несколько дней?

– Говорила, – подтвердила Сима, пододвигая поудобнее тарелку с бифштексом. – Но думаю, что не понадобится. Я вчера не зря провела за компом почти весь вечер. Меморандум для Верховного почти готов. Сегодня закончу, а завтра «прощайте скалистые горы…».

– Прекрасно, только интересно, а что ты приготовила нашим эстонским «братьям» кроме основательной чистки? Надеюсь что не банальную депортацию в Сибирь?

– Нет, я же ведь не зверь. Но и садиться нам на шею позволять не собираюсь. Рассчитывать на то, что эстонцы будут относиться к русским с симпатией – не приходится. А это лишняя нервотрепка и для тех и для других. Придется поделить Эстляндию на две национальные зоны. Русским отойдет Северо-восток, он и так преимущественно русский и еще Таллин.

– Что? Так ты и столицу у них оттяпать собираешься?

– А почему бы и нет? Дело привычное. До революции население Таллина состояло в основном их немцев, русских и евреев. Да и само название Таллин переводится как «датский город». Перенесут свою культурную столицу в Тарту. Тоже, правда, бывший Юрьев, но уж ладно…. Зато не понадобятся смешенные администрации, смешанные вузы и прочие рассадники маргинальной элиты от которой только одни неприятности.

– Ты думаешь, что это поможет?

– Думаю что да, но проблем будет куча. Дело в том, что и Северо-восток, и сам Таллин – потенциально депрессивные регионы. Подумай сам: порты прикажут долго жить из-за появления антигравов, ввод в строй новых силовых станций на термояде поставит крест на сланцевой энергетике и шахты сланцевые закроются. Чтобы занять людей чем-нибудь полезным понадобятся большие вложения. И я не хочу, чтобы распределением этих вложений ведали эстонцы. В этом плане они не внушают доверия, слишком привыкли тянуть одеяло на себя. Им самим, кстати, проще – в сельском хозяйстве и пищевой промышленности депрессии не предвидится. Еды вечно не хватает. Вот пусть ими и занимаются. А если им нужна культура… так за свой счет, а не за счет живущих тут русских и не за счет России в целом.

– Хм, ты же сама говорила, что без внешней подпитки эстонцы быстро загнутся?

– А ты предлагаешь им пенсию платить как этносу преклонного возраста? Ты же знаком с нашей нынешней пенсионной политикой? Пенсию родителям платят их дети, а еще ее можно получить за особые заслуги перед страной. А какие такие у них особые заслуги перед Россией или человечеством? Лично я таковых не знаю. Так что….

– Ладно, тебе виднее. А когда пойдем брать билеты на паром?

– Уже взяла. Мы же были сегодня в порту. Пока ты на пароходы глазел, я успела в кассу забежать. Паром отходит завтра в одиннадцать утра.

Родителям утром надо было на работу, поэтому связанные с проводами мероприятия состоялись еще вечером. Отец расстарался и приготовил нечто очень вкусное. Сима правда ела мало. Надо же было, позаботится о фигуре. А утром пришла пора отправляться в порт. Паром был Таллинской приписки и ходил соответственно под российским флагом. С учетом не слишком высокого официального статуса бесплатных отдельных кают им не полагалось. Пришлось устроиться в четырехместной каюте с двумя попутчиками. Впрочем, там они не задержались а, оставив вещи, отправились бродить по судну. Симе уже приходилось бывать на паромах, когда с родителями ездила в Финляндию, а вот для Геннадия это дело было внове. Они прошли на обзорную палубу, чтобы полюбоваться удаляющимся городом. Любоваться, впрочем, предпочли из-за толстого стекла. Погода стояла еще та: сильный ветер и снег с дождем. Судно ощутимо покачивало.

– Ну и ветрище, а мы не потонем как «Эстония»? – поинтересовался Геннадий минут через пятнадцать.

– Не должны, это еще не шторм, а так… волнение. Да и в шторме ничего страшного, посудины, в общем-то, крепкие. Тонут редко, а если и тонут, то не мгновенно. А уж мы-то в любом случае успеем сбежать.

– Ну, тогда я спокоен. Будем дальше смотреть или бар поищем?

– А что их искать? Палубой ниже я видела один.

В баре заказали по бокалу вермута со льдом и уселись за столик. Судя по разговорам вокруг, компания на пароме подобралась интернациональная. Кроме русских и эстонцев присутствовали еще немцы, финны и «прочие разные шведы». В пределах Северного Союза, так нынче называлось несколько аморфное объединение государств находившихся в российской зоне влияния, действовал безвизовый режим. Новые «союзники» преимущественно оттягивались пивом, а русские как водится, больше налегали на водочку, а пивом только запивали. Геннадий с интересом осматривался по сторонам, а Сима через соломинку потягивала вермут. Внезапно она насторожилась и поднялась. – Быстро, побежали в каюту.

– А что случилось? – вскочил Геннадий.

– Потом объясню, – на бегу сказала Сима.

До каюты добрались меньше чем за минуту. Сима достала магнитную карточку-ключ, вставила в замок и рванула дверь.

– Так-с, и что это вы тут делаете?

Ворюга, вдумчиво исследовавший содержимое сумок и чемоданов подскочил и попытался прорваться наружу. Сима без церемоний отбросила его обратно в каюту и вошла следом. Геннадий последовал за ней, прикрыв за собой дверь.

Незваный гость прижался к дальней стенке каюты, в руках его блеснул нож.

– Лучше не подходите! Подколю!

Сима усмехнулась и сделала шаг вперед. – Следует отвечать на вежливо заданные вопросы. – Удар, нож звякнул о палубу. – Еще раз повторяю. Кто вы и что тут делаете? – Упрямый собеседник молчал, придерживая ушибленную руку, и глядел на нее не слишком приветливо. – Нет желания говорить? Дело хозяйское. Я скажу сама. Вы Семенов Игорь Васильевич, в определенных кругах известны под кличкой Лошак. Пользуясь неразберихой с заменой документов в Эстонии, умудрились заполучить себе паспорт на другое имя. Четырежды судимы, три раза отбывали наказание в местах лишения свободы. Как я вижу, не подействовало, раз снова взялись за старое. Кстати, по теперешним законам вам за этот рецидив полагается пуля. Что можете сказать в свое оправдание?

– Да пошли вы….

– Сожалею, но пойти придется вам.

– Чтоб вы подохли, мусора хреновы. Вам не понять свободного человека! Давайте, цепляйте свои долбанные браслеты!

– Еще раз сожалею, но «подохнуть» предстоит именно вам. А наручники не понадобятся, я не собираюсь загружать суд вашим делом. У него и так работы невпроворот.

– Что это ты кудахчешь?

– Не кудахчу, а говорю, хам невоспитанный. И запомни – в ста граммах мяса мидии содержится около семидесяти килокалорий, это ведь диетическое блюдо. А взрослому человеку требуется в среднем 2500 килокалорий в день. Ты улавливаешь мою мысль?

– Чего? Чего?

– Того! Чтобы выжить, питаясь мидиями, необходимо потреблять их не менее трех-четырех килограммов в сутки. Доступно?

– Хватит с меня вашего бреда! Делайте свое дело, суки легавые!

Сима пожала плечами. – Как хочешь, а я еще собиралась о съедобных водорослях рассказать. Ты сам, как говорится, «выбрал свободу»!

За спиной вора открылся портал, куда она его немедленно и толкнула. – Привет пингвинам!

Геннадий, который на протяжении всего разговора молча простоял рядом, подал голос. – Куда это ты его?

– На один малоуютный и малопосещаемый островок ближе к Антарктиде. Там есть пресная вода, но с пищей дело обстоит не очень.

– Хочешь сказать, что этому типу до конца своих дней предстоит питаться ракушками и водорослями? – рассмеялся Геннадий. – Как это я сразу не понял?

– Только ракушками, про водоросли он не пожелал слушать.

– А сколько он на них продержится? Может, гуманнее было бы его просто убить?

– Может и гуманнее, но он начал вопить о свободе. А для подобных индивидуумов свобода – это полное отсутствие долга и ответственности перед другими людьми. На острове людей нет, и у него будет возможность поразмыслить на этот счет.

Геннадий хмыкнул. – Это да. Кстати, как ты узнала, что он к нам залез? А откуда тебе известно его имя и послужной список я даже и не спрашиваю.

– Оставила в каюте жучек, вот он и сработал. Соседи тоже пошли прогуляться, а этот прохиндей решил воспользоваться ситуацией. Ладно, давай приберемся тут. Хорошо хоть он с нашего барахла начал. Не придется перед попутчиками оправдываться.

Приборка много времени не заняла.

– Вернемся в бар? – Сима покачала головой. – Неохота. Слушай, скучновато тут что-то. Давай сбежим с корабля на Урал. В бассейне поплаваем, в баньке попаримся и всякое такое. Согласен?

Геннадий спорить не стал. – Конечно, согласен. Давай!

Когда они довольные пили чай после парилки, Геннадий решил выразить наболевшие сомнения, – Мне кажется, что Верховный слишком уж носится с всякими там традициями. Так ли они нужны в современном мире? Времена изменились, чай не в лаптях ходим.

Сима хмыкнула. – Хочется пофилософствовать? Изволь! Я могу изложить свои мысли на этот счет.

Обычно споры прогрессистов с традиционалистами норовят сползти к обсуждению собственно традиций. В том смысле, что прогрессисты первым делом давят на замшелость и неадекватность традиции в условиях современности. Мол, обскуранты посконные, дай вам волю, так сразу закон божий в школах введете. Заставите на гармошках пиликать, кокошники с сарафанами носить, лапти поголовно всем наденете. А в это время чужие космические корабли будут бороздить просторы вселенной и так далее. Некоторые недалекие последователи традиции в ответ начинают рассказывать сказки о благостной цитадели истинного христианства и о том, какой полезной и здоровой обувью являются на самом деле пресловутые лапти. Лично я, как атеистка и горожанка в четвертом поколении, таких споров не понимаю. Фарисеи меня саму раздражают, от настоящих (а не полупрофессиональных образцов двух последних веков) русских народных песен с их полифоническим плачем и визгом (особенности в женском исполнении) передергивает. Русские народные сказки (настоящие, а не Ершов с Пушкиным) отдельная песня. В них инфернальная жуть чередуется хитро-торгашескими заморочками. Все эти хитрые солдаты (крестьяне, купцы и т.д.), обманывающие доверчивых простофиль. Или, например всем известная сказка «Морозко». Отец везет родную дочь в лес скармливать волкам! Дед Мороз (явный садист) морозит девушку под елкой, приговаривая: «Тепло ли тебе девица?». Машенька (однозначно мазохистка) утверждает, что ей тепло. Потеряв интерес к столь неблагодарному объекту, садюга отыгрывается на её сводной сестре. И это детская сказка?

Геннадий жизнерадостно заржал. – Так их!

– Впрочем, европейские и прочие народные сказки мира в этом плане ничуть не лучше, продолжила Сима. – Там тоже кошмары и ужасы соседствуют с обманом и предательством. Что же касается пресловутых лаптей, то их апология могла родиться только в воспаленном воображении стремящихся к «народным корням» и эпатажу интеллигентов-горожан. Сами крестьяне носили лапти исключительно по причине безысходной бедности. И избавлялись от них сразу, как только могли выкроить в семейном бюджете деньги на нормальные сапоги. Все вышеперечисленное абсолютно не мешает мне считать себя русской традиционалисткой. Дело в том, что я не воспринимаю традиции (стойкие стереотипы поведения) как что-то на уровне привычки дернуть или нажать после посещения туалета. В том смысле, что завтра появятся продвинутые компьютеризированные унитазы с автоматическим смывом и привычка дергать за ручку уйдет в прошлое. Настоящие традиции это несущий каркас любого этноса и имеют мало связи с матрешками, гармошками, хохломской росписью и прочими народными промыслами, с умилением рыдать над которыми нам вечно предлагают. И защищать на самом деле следует не всю эту мишуру, место которой в сувенирных лотках, а действительно важные вещи. Стереотипы поведения (особенно базовые этнические) это не конституция, которую можно менять хоть ежедневно. В них, как в Наставлении по производству полетов (НПП) у летчиков каждый пункт вписан кровью. По сути дела это УСПЕШНЫЙ опыт выживания конкретного этноса. То есть меняются времена, меняется техника, а главные проблемы и опасности остаются: столкновения, проблемы с экипажем, отказы техники и так далее. Нынешняя гражданская авиация России, если не ошибаюсь, летает еще по НПП в редакции восьмидесятых годов прошлого века, и ничего. Сейчас, когда самолеты заменят на антигравы, НПП придется слегка подправить. Но сомневаюсь, что очень сильно. Примерно в таком же духе надо относится и к «правке» стереотипов поведения. Если люди из-за них не гробятся в массовом порядке, то лучше и не трогать, а то может хуже стать. Если текущая историческая ситуация настолько неприятная, что делает неадекватными базовые этнические стереотипы то имеется только два варианта: либо этнос находит в себе силы изменить «ситуацию» таким образом, чтобы эти стереотипы снова стали адекватными, или деструктурируется и исчезает как субъект истории. Для великорусского суперэтноса можно выделить следующие базовые стереотипы поведения:

Этническая самоидентификация у русских в отличие от подавляющего большинства иных этносов замыкается не на прочих представителях собственного этноса, а на Государстве Российском. При потере связи с упомянутым государством эта идентификация исчезает вовсе. Именно поэтому эмигранты русского происхождения не образуют стойких диаспор, а неизбежно ассимилируются за пару тройку поколений. Исключения бывают только в лице отдельных субэтнических групп (вроде молокан), которые еще на родине дистанцировались от собственного государства. Поэтому же русские довольно холодны к соотечественникам и не отличаются большой степенью взаимопомощи. Ведь связь между ними не прямая, а через посредство центральной власти.

В России интересы общества имеют примат перед правами личности и всяческими свободами. То есть народ склонен поддерживать жесткую систему государственной власти, и убежден (всем историческим опытом), что только такая власть может обеспечить выживание, порядок и развитие на территории России.

У русских отсутствует весьма распространенный в мире комплекс народа-господина. То есть русские не имеют дурной привычки чваниться и унижать другие народы. В трудной истории страны каждый, кто мог встать в общий строй, считался равным и достойным. Поэтому трудно ожидать от русских спонтанных вспышек ксенофобии и погромов на национальной почве (разве только их специально организуют). Они не без основания считают, что определение «врагов» и «нежелательных элементов», а так же организация борьбы с ними находится в зоне ответственности государства. То есть если и потребуются крутые меры, то именно государство ими и должно заниматься. Все вышеперечисленные стереотипы появились у русского народа еще на ранних стадиях этногенеза и именно этим стереотипам мы обязаны самим созданием Российского Государства, его расширением на огромные территории и прочими очевидными успехами. Некоторые говорят, что в настоящее время все эти программные установки устарели. Что они препятствуют прогрессу, демократии, национальным интересам и так далее. Что русские должны в первую очередь поддерживать друг друга, как китайцы или евреи. Пожертвовать жестким централизованным государством в пользу свободы и демократии. И разговорами дело далеко не ограничивается. На названные мной стереотипы постоянно идет широкий накат. Их явно и последовательно пытаются разрушить. Кто из идейных соображений, кто по глупости, а кое-кто и из явного злого умысла. С последними все ясно. Но остальным следует хорошенько задуматься. Ты уверен, что после разрушения базовых стереотипов русский народ вообще сохранится как единая общность, а не распадется на скопище отдельных индивидуумов? Ты уверен, что мы после этого вообще сможем жить на территории собственной страны? Ты уверен, что у нас вообще что-то останется кроме лаптей, матрешек и гармошек?

Паром отшвартовался у Скандинавского мола в Травемюнде. Пришлось пройти таможенный и паспортный контроль. Когда они вместо паспортов достали свои офицерские удостоверения, чиновник за стойкой поморщился, жестом предложил подождать в сторонке и нажал какую-то кнопку на своем пульте. Через пару минут появился российский капитан с ноутбуком. Он пригласил их к свободной стойке и предложил предъявить документы. Внимательно изучив удостоверения, подорожные и прочие бумаги он ввел данные в свой компьютер и кивнул. – Все в порядке, добро пожаловать на землю дружественной нам Неметчины. Идите за мной, я проведу вас через контроль.

Таможенник проводил их довольно кислым взглядом. – Похоже, что нам тут не слишком рады? – спросила Сима у капитана. Тот усмехнулся. – Перебьются! По договору они обязаны пропускать наш личный состав беспрепятственно. А если будут много выступать, так мы можем и уйти. Пусть тогда сами с мусульманами разбираются.

Найдя обменный пункт, обменяли рубли на немецкие марки. Геннадий предложил поменять только часть, но Сима не согласилась.

– Меняй все, они нам больше не понадобятся. Через две недели в России объявят о денежной реформе. Только это секрет, т-с-с, никому не слова.

– Что? Еще одна денежная реформа? Сколько можно?!

– Сколько нужно – столько и можно. Будем переходить на энергорубли. Десять киловатт-час за рубль.

– А смысл?

– Смысл есть. Все равно к чему-то надо было привязываться, но к золоту неудобно. В свое время были предложения валюты к нефти привязывать, но это тоже не слишком удобно. А энергетические единицы в самый раз. Затраты на производство и перемещение любого товара достаточно легко пересчитываются в израсходованную на это энергию. И международные расчеты упростятся, честнее будут. Это тебе не американские доллары, которые обеспечивались только «честным» словом президента США. Идея кстати не новая, еще в СССР были энтузиасты такого подхода. Побиск Кузнецов, например. Только тогда эту идею заговорили.

Они вышли за пределы пассажирского терминала. Как и в Эстонии на улице были ветрище, холодище и мокрище. Сима поежилась. – Вон автобусная остановка. Доедем до Любека, а там пересядем на поезд. – До железнодорожного вокзала в Любеке добрались без приключений, приобрели в автомате билеты на Берлин и, убивая время, слонялись по зданию. Большей частью глазели на публику. На улицу выходить не хотелось. – Народ какой-то смурной, – заметил Геннадий через полчаса. – Никто не улыбается, в глаза стараются не смотреть. Это паршивая погода влияет или они по жизни такие?

– А чего им радоваться? Уровень жизни в Германии упал раза в три, безработица дикая, пособия мизерные – на них и прожить-то невозможно.

– И чего это они так? – довольно неопределенно спросил Геннадий.

– Последствия разрушения «Насоса», к которому Германия была подключена после второй мировой войны. Большая часть населения была занята чисто формально: в сфере услуг и прочих сомнительных наворотах. Так, лишь бы чем-то занять, чтобы не возмущались. А довольно приличные деньги, которые им платили за эти не слишком-то полезные занятия, изымались у стран третьего мира различными способами. Например, в стоимости литра бензина, который европейцы покупали на заправках, процентов восемьдесят составляли акциз и налог с оборота. Из этих-то денег и платились всякие социальные пособия, на них же создавались и «рабочие места» в разных государственных и окологосударственных структурах. Вот и прикинь, какую прибыль получали европейские демократии на этой немудрящей операции? И почему они начинали слюной брызгать, когда ОПЕК пыталась в очередной раз поднять цены на нефть. А теперь, когда арабы выбрали этот зазор до реальной рыночной цены в свою пользу, получается, что поддерживать на плаву это фиктивное социальное благолепие просто не на что. А послать авианосцы, чтобы вправить арабам мозги в нужную сторону теперь не получается. Да разве только в нефти дело? К «насосу» было подключено множество шлангов и с каждого из них что-то капало. М-да…. По-хорошему, уровень жизни должен был упасть не в три раза, а раз в шесть. Но немцы народ изворотливый, работать разучиться не успели. Вот и выкручиваются. – Сима сделала паузу. – Ладно, об этом мы еще успеем поговорить, а сейчас на платформу идти надо. Наш поезд отправляется через десять минут.

Диванчики в вагоне были мягкими и покрыты кожзаменителем, они расположились на них с некоторым комфортом. – У нас бы точно изрезали донельзя, – заметил Геннадий.

– Ничего, дай только срок, и у нас такие будут. Тут главное, чтобы тот, кто режет – обязательно получал по башке. И от милиции и от сограждан. А это уже делается. Пара десятков лет и все будет в ажуре.

Геннадий хмыкнул в сомнении, – Твоими бы устами….

Вагон перед отправлением заполнился наполовину. Местный народ большей частью сидел молча, а Сима с Геннадием вполголоса болтали на русском языке о разных пустяках и посматривали в окно на проносящиеся там пейзажи. Ближайшие попутчики посматривали на них с некоторым любопытством, но разговоры не вступали. Европа!

На ближайшей остановке в вагон вошла компания из пятерых чернявых парней в кожаных куртках и заняла пару диванчиков рядом с ними, но на противоположном борту вагона. Эти разговаривали нарочито громко и отнюдь не на немецком языке. Две пожилые немки, занимавшие один из этих диванчиков, поспешили пересесть на другие свободные места.

– Арабы? – тихо спросил Геннадий, наклонившись к Симе.

– Нет, это турки. Их тут полно.

Вошедшие с американской бесцеремонностью взгромоздили свои ноги на соседние сидячие места и закурили. Обувь же их, надо сказать, не отличалась особой чистотой. Никто из прочих пассажиров не сказал ни слова. Зато турки галдели за целый вагон, время, от времени указывая пальцем на отдельных попутчиков и похохатывая.

– Что это они лопочут? – спросил Геннадий по русски.

– Пользуются тем, что немцы турецкого языка не знают и поносят окружающих по полной программе. Мол, козлы мы все тут. Кроме меня, разумеется. Вон тот в бейсболке сказал, что я клевая сучка, и он бы с удовольствием меня трахнул.

Геннадий начал подниматься, но Сима вовремя ухватила его за рукав.

– Сиди, успеется еще, я хочу понаблюдать за реакцией аборигенов. Ага, вот и представитель власти. – В вагон вошел контролер в униформе и начал проверять наличие билетов у пассажиров. Когда дошла очередь, Сима с Геннадием тоже предъявили свои. Контролер повернулся к туркам. А вот у них надо думать билетов не было. Сидящий с края парень только выдохнул струю дыма в лицо проверяющему, с вызовом затушил сигарету прямо о покрытие сидения и кинул ее на пол. Сима с интересом следила за этой сценой.

Контролер помялся на месте секунд пять, потом продолжил проверку билетов у оставшихся пассажиров.

– Та-а-а-к, – протянула Сима разочарованно. – Дело обстоит еще хуже, чем я предполагала. Этих бедолаг тоже донельзя отравили общечеловеческими ценностями. Как и нас русских, надо самокритично признать.

– А может, они считают, что этим должна заниматься полиция? Это же немцы, для них главное порядок.

Сима с ним не согласилась. – Смотри, видишь ту кнопку на стене? Это и есть вызов полиции. Вот если бы ее нажали, прибежали бы полицаи с «демократизаторами» и навесили бы этим ухарям горяченьких, то тогда ты был бы прав. Однако никто ее не нажал, даже этот олух в форме. Хорошо, что мы сюда приехали. Ладно, продолжим наши познавательные игры. Сейчас я оскорблю их до глубины души. Пройдусь так сказать кованными армейскими сапогами по мужскому достоинству. А когда они, пылая праведным гневом, попытаются смыть нанесенное оскорбление нашей кровью, мы встанем и немножечко их побьем. Хорошо?

– Для удовольствия или в научных целях? – деловито спросил Геннадий, настраиваясь на схватку.

– Исключительно в научных, – заверила его Сима, – я хочу посмотреть, как на это среагируют местные. Видишь ли, какое дело, данных по Германии у меня хватает. Но это все сухая статистика и отстраненная аналитика. А я хочу прочувствовать ситуацию изнутри, чтобы не ошибиться в принятии решений. Для того собственно мы сюда и приехали.

Сима повернулась к не ведавшим своей печальной участи потомкам башибузуков, ослепительно улыбнулась и произнесла заранее приготовленную короткую речь на базарно-турецком языке. Те сначала остолбенели от такой вопиющей наглости, потом опомнились и резко вскочили.

Как и другие подобные потасовки, в которых Симе с Геннадием приходилось участвовать в последнее время, эта тоже не затянулась. Секунд через пятнадцать все пятеро лежали на полу вагона в живописных позах и только тихо постанывали. Сима обвела вагон внимательным взглядом. Несколько растерянные пассажиры в изумлении пялились на них. Некоторые уже были на ногах, видимо собирались на всякий случай покинуть поле боя, переместившись в соседний вагон. Теперь и они остановились. Сима еще раз улыбнулась и прервала затянувшееся молчание. – Господа, мне необходима ваша помощь. Надо перетащить этих людей в тамбур, – она пренебрежительно толкнула ногой ближайшее тело, – и выбросить их из поезда. Есть добровольцы? – Немцы и немки начали переглядываться, но с места никто не тронулся. – Сима выждала с минуту, вздохнула и шепнула Геннадий на ухо, – попробуем иначе, ты надуй грудь как петух перед конкурентом и отдай приказ. Мол, от имени и по поручению российского командования….

Геннадий кивнул и расправил плечи. – Я капитан российской армии Шерстнев! От имени командование российских войск в Европе приказываю оказать нам необходимую помощь! – Этот демарш возымел эффект. Около полудюжины колбасников снялись с якоря и принялись помогать перетаскивать турок к ближайшему тамбуру. Когда эта процедура была почти закончена, Сима протянула руку к двери. – Подожди, – остановил ее Геннадий. – Дверь на блокировке, не откроется. – Откроется, я об этом уже позаботилась, – заверила его Сима и потянула за ручку. – Дверь открылась, а поезд начал тормозить. Дождавшись, когда он практически остановился, они быстро покидали тела на насыпь и снова закрыли дверь. Поезд тронулся и стал набирать скорость. Сима с Геннадием вернулись в вагон и уселись на свои места.

Пассажиры успели успокоиться, только опасливо косились в их сторону. Некоторые тихо переговаривались. – Как овечки, право слово, – заметил Геннадий с разочарованием. – И это те самые немцы, которые затеяли в прошлом веке две мировые войны? Странно даже….

– Да, печальное зрелище, что и говорить. Но если разобраться, то это все равно самый пассионарный этнос в Европе и он нам нужен.

– Ты уверена?

– Конечно. Процессы этногенеза на континенте шли неравномерно. Немцы поздно создали свое национальное государство, опоздали к разделу колоний. Чем собственно и объясняется их повышенная активность в двадцатом веке. Они так сказать моложе, свежее прочих европейцев. Комплиментарность с русскими у них неплохая, потенциально довольно ценный союзник. Только после поражения в последней мировой войне им так плотно промыли мозги, что они теперь собственной тени боятся. Кстати, я думаю, что тут в поезде больше «западники», а нам надо еще посмотреть на «восточников», то есть выходцев из бывшей ГДР.

– Думаешь, что они сильно отличаются от этих…?– Геннадий глазами указал на попутчиков.

– Надеюсь что да, они попали в эту мозгомойку значительно позже, да и в капитализм вписались далеко не лучшим образом. Тяжело, когда тебя считают никчемной приживалкой и нахлебником. Отсюда и ностальгия по былым временам, когда был порядок и социализм.

– Думаешь, что именно на них надо делать ставку?

– Думаю, только в федеральных органах власти везде засели «западники». Денег у них больше, да и опыта «демократических» игр. Сейчас они довольно ловко играют на «мусульманской опасности». Мол, не надо обострять отношения с мусульманской общиной Германии, мол, последствия будут катастрофические. На самом-то деле они рассчитывают получить от арабов преференции по цене нефтепродуктов. Но официальная пропаганда толкует о необходимости притока «свежей крови» и «молодой» рабочей силы. Население, понимаешь ли, стареет, работать скоро некому будет.

– А может, они правы? Я слышал, что от смешанных браков дети рождаются и жизнеспособнее и умнее.

– Так оно и есть. Это называется эффектом генетического гетерозиса. В первом поколении он действительно дает выигрыш, но уже со второго начинаются проблемы. А к третьему, четвертому – наиболее вероятным исходом является вырождение. Изредка, правда, случается и удачная комбинация. Но ее вероятность невелика. Посему, например, всякие там селекционеры к аутбридингу (дальнему скрещиванию) прибегают редко и больше налегают на инбридинг. Хотя, истины ради говоря – по-настоящему оригинальные породы создаются именно аутбридингом. Только хлопотно это, процент брака слишком велик. А что потом с этим браком делать? Котят и щенков хоть топить можно, а вот с людьми как?

А что до низкой рождаемости, так это не генетический, а социальный феномен. У самых малопассионарных народов с рождаемостью обычно все в порядке. Напротив, плодятся как кролики. Тут надо не «свежую кровь» завозить, а социальную политику менять. Вот рождаемость и повысится.

– Да-а? А у твоего любимого Гумилева все иначе объяснялось. Мол, именно в «зонах контактов» и рождаются новые этносы. Ты не видишь тут противоречия?

– Нет тут никакого противоречия. Этносы-то рождаются, только следует помнить, что вероятность рождения новых жизнеспособных этносов очень невелика. А обычно в этих самых «зонах контактов» рождается только генетический брак. Появление же удачной комбинации нескольких этносов происходит не чаще, чем появление в человеческом генотипе нового гена с благоприятными для человека свойствами.

– Понятно, я уже заранее жалею «западников» в их федеральном правительстве. Надо же быть такими дураками, чтобы встать на твоем пути.

– Правильно жалеешь, – не стала спорить Сима. – Кривое будем выпрямлять, а горбатое выправлять! А если у него при этом хребет треснет, то и бог с ним. Невелика потеря.

В части простора Германии далеко до России. Поэтому и дорога до Берлина не заняла много времени. Когда по трансляции объявили, что минут через десять поезд достигнет Берлинского вокзала, Геннадий поинтересовался, – и какие у нас планы?

– Ну, сначала заглянем в нашу комендатуру, отметим командировки. Штаб РГВЕ по старой памяти разместился в Вюнсдорфе, это в двадцати километрах от Берлина. Но нам там пока делать нечего. После комендатуры устраиваться на квартиру поедем. От армейского гостеприимства придется отказаться, нам нужна свобода рук. Я заранее подсуетилась и арендовала в городе небольшую квартирку, на чужое имя естественно. Вот в нее мы и отправимся.

– Конспиративная квартира? Неплохо, неплохо, зная тебя, я уверен, что это шикарные апартаменты.

– А вот и не угадал! – засмеялась Сима. – Квартирка скромненькая, обстановка спартанская, зато в удобном районе. Впрочем, никто не заставляет нас там жить на самом деле. Но какой-то реальный адрес нужен.

– А что за район?

– Район Фридрихсхайн – любимое обиталище неформалов, радикалов, студентов, бунтарей, гомосексуалистов и прочей слабой на голову богемы. Раньше эта публика предпочитала район Кройцберг, но после объединения его здорово перестроили и они переместились в Пренцлауэр-берг. А когда и он, по их мнению, обуржуазился, то перебрались в этот самый Фридрихсхайн. Там они все и обитают в настоящее время. Это в восточном Берлине. Практически центр города, собственно говоря.

– Веселое надо думать местечко, – задумчиво проговорил Геннадий.

– Не то слово, – заверила его Сима, – вертеп еще тот, центр ночной жизни и тому подобное. Но именно такое место и нужно. В этом гадюшнике никто не обратит на нас внимания, да и с нужными людьми встречаться легче будет.

Визит вежливости в Комендатуру много времени не занял, и уже часа через полтора они выходили из станции метро Франфуртер-Тор на Карл-Маркс-Аллее.

– Похоже на Кутузовский проспект в Москве, – заявил Геннадий, оглядевшись по сторонам.

– Ничего удивительного, – кивнула Сима. – В свое время эта улица носила имя Сталина, ну и архитектура соответствующая. Пойдем, тут недалеко, метров триста в сторону Берзарин-платц.

– Берзарин-платц? Это в честь советского коменданта Берлина назвали, или как?

– В честь него, почетный гражданин города как-никак. После падения стены переименовали, но потом одумались и переиграли назад.

Подъезд дома был на кодовом замке. Сима набрала нужную комбинацию и открыла дверь. – Прошу, сначала заглянем к управляющему и предъявим наши верительные грамоты. Чтобы не возникало проблем, если он потом увидит наши симпатичные физиономии в коридоре.

Управляющий оказался желчно-мрачным немцем лет пятидесяти. Определив в визитерах иностранцев, да еще и русских, он разразился длинной лекцией о правилах цивилизованного общежития. Видимо опасался, что новые жильцы засолят в ванной огурцы, сигареты будут тушить о полированную и мягкую мебель, а водочные бутылки начнут выбрасывать прямо в окно. Лекция Симе не понравилась, особенно та ее часть, где запрещалось приводить в дом разного рода гостей. Не для того она арендовала квартиру, чтобы в ней нельзя было встречаться с интересными людьми. Халдея пришлось поставить на место. Сима сразу заявила ему, что для господ офицеров российской армии все эти правила не указ. И если им будет благоугодно, то управляющий лично будет вызванивать девочек или мальчиков по вызову, встречать и с почетом провожать до дверей квартиры. А если не захочет, то пусть пеняет на себя. Управляющий стух, взял ключи и, что-то ворча про себя, повел их к лифту. Квартира была на пятом этаже. Три комнаты, довольно большая кухня, раздельные удобства. Довольно чисто, уютно, но без претензий.

Когда управляющий показал все необходимое и покинул квартиру, Геннадий с удовлетворением вздохнул и опустился на диван в гостиной. – Неплохое местечко. Мне нравится. И управдом симпатичный, зря ты его так.

– Этим типам только дай волю, они сразу на голову сядут, – возразила Сима. – Оккупанты мы, в конце концов, или нет?

– А мы оккупанты?

– Ну, две трети местных газет пишут что да. Нельзя их разочаровывать. Ладно, будем устраиваться. День уже к вечеру клонится, ничего полезного сделать уже не успеем. В душе сполоснемся, переоденемся и пойдем по улицам погуляем.

– Есть хочется, – сообщил Геннадий. – Мы в последний раз еще в Любеке на вокзале перекусили. А в холодильнике шаром покати….

– А что ты там обнаружить надеялся? Черную икру в трехлитровых банках? Не волнуйся, мы найдем, где перекусить. В этом районе полно разных баров, кафе, харчевен и прочих забегаловок. С голоду не умрем.

Искать подходящее заведение долго не пришлось, ближайшее обнаружилось уже в соседнем доме, в полуподвале. Они с аппетитом уплетали местное дежурное блюдо – тушеную капусту со свининой и запивали его пивом. – Когда покончим с ужином, – предложила Сима, прожевав очередной кусок, – можем для моциона прогуляться по Карл-Маркс-Аллее до телебашни.

– Угум, – с набитым ртом согласился Геннадий.

Сима вернулась, было, к еде, но краем глаза поймала чей-то неприязненный взгляд и инстинктивно проследила его источник. За соседним столиком сидел

парень лет двадцати в поношенном прикиде «унисекс», перед ним стояла одинокая кружка с пивом. Он-то и сверлил ее злобным взглядом. Сима посмотрела ему в глаза.

– Пауль Шлегель, – немедленно откликнулся Контактер, выполняя мысленный приказ, – двадцать два года, студент Берлинского Технического Университета, активный член организации «Молодежное землячество Восточной Пруссии».

– Это те, что Калининград вернуть тщатся? Наследники, так сказать? – Сима с новым интересом посмотрела на недоброжелателя.

– Да, его родственники происходят из Восточной Пруссии. Прадед бы одним из основателей организации «Союз Изгнанных», отец долгое время работал в редакции газеты «Остпройссенблатт», а мать в информационном центре «Восточная Пруссия».

– Дурная наследственность, понятненько. А чем сейчас это «молодежное землячество» занимается?

– В последнее время они провели ряд акций против российских войск расквартированных на территории Германии. Большей частью это демонстрации у военных баз, мелкие акты вандализма, оскорбления военнослужащих на улицах. Четыре месяца назад два члена этой организации устроили взрыв у здания военной комендатуры в городе Саарбрюкен, там, в окрестностях расположен один из укрепрайонов прикрывающих границу. Люди не пострадали, но в здании были выбиты окна.

– Мелкие пакостники, значит, – с пониманием усмехнулась Сима.

Она приветливо улыбнулась незадачливому потомку восточных пруссаков и жестом предложила ему пересесть за их столик. Тот сделал вид, что не заметил этого предложения и отвернулся. – Ну, если гора не идет Магомету….

Сима поднялась. – Сиди, Геннадий, я не надолго. Только вон с тем парнем потолкую, – остановила она своего спутника. Прихватила с собой кружку с пивом и уселась напротив потомственного борца за возвращение Кенигсберга.

– Привет! Меня зовут Серафима. Можно узнать, чем мы вам не угодили, что вы смотрите с такой злостью?

Парень скривился. – Вы русские. Вы оккупанты.

– Четко и ясно, сразу видно техническое образование. Но российские войска находятся в Германии по просьбе вашего правительства. Если бы не они, то тут были бы другие оккупанты. Сомневаюсь, что они понравились бы вам больше. Мы вам больше союзники, чем враги.

– Какая разница? Что одни, что другие. Но вы забрали у нас Восточную Пруссию, да еще передали полякам и чехам большие куски, а теперь и их себе оттяпали и население депортировали. Верните все это, тогда и будем говорить о союзе.

– Как передали, так и забрали. Действительно, сейчас и Данциг и Штеттин и Бреславль под нашим контролем. Все балтийское побережье до самого Калининграда. Действительно, население пришлось согнать с мест и выставить за границу. Превентивная мера безопасности, чтобы потом не мучиться. А что было делать, если у нас с поляками отрицательная комплиментарность? Но передавать эти области мы не собираемся никому. С какой стати? Это наш военный трофей, да и права Германии на эти территории достаточно спорны. Так что мы сами собираемся там отныне жить, программа переселения уже запущена. Сами же знаете, что большая часть наших сельскохозяйственных угодий в России – сплошная зона рискованного земледелия. А тут такой подарок судьбы. Нет, ребята, ничего вы назад не получите. И не мечтайте….

– Вот, вот, а завтра вам и остальные немецкие земли понадобятся. Тогда вы и нас депортируете?

– А это как себя вести будете. Вообще-то мы предпочли бы видеть Германию своим стратегическим союзником. Но если тон в ней будут задавать умники вроде тебя, то можем и передумать. Бросайте это тухлое дело пока не поздно, вы действуете во вред своей стране. Это мой дружеский совет. – Сима доброжелательно улыбнулась, встала и вернулась за свой столик. Ее недавний собеседник остался сидеть в некотором остолбенении.

– О чем ты с ним говорила? – поинтересовался Геннадий.

– Разъяснительную работу среди местного населения проводила.

– И получается?

– Посмотрим…. – Сима неопределенно пожала плечами. Пойдем, прогуляемся?

– Так ты половину недоела.

– Я сыта, тем более что это блюдо для меня жирновато. Фигуру надо блюсти.

– Ну, если так, то пошли.

На улице уже был поздний вечер. Отсутствие солнечного света, правда, неплохо компенсировалось обилием неона. Улица имени бородатого основоположника была заполнена пестрым народом. Нонконформисты (многие весьма экзотического вида) передвигались по ней и в одиночку и небольшими группами. На Симу с Геннадием никто внимания не обращал. Кроме, разумеется, штатных зазывал многочисленных сомнительных заведений, которые хватали их за рукава, суля незабываемые впечатления.

– Что-то непохоже, что у них в стране энергетический кризис, – заметил Геннадий. – Огней-то, огней…. И народу….

– Я же говорила, что это центр ночных развлечений. В других районах города такого не увидишь, не везде и фонари горят. И вообще давно замечено, что чем хуже ситуация в стране, тем больше народу ударяется в подобный разгул. Готовы отдать последние деньги, чтобы хоть немного отвлечься от малоприятных реалий бытия. Как говаривала моя бабушка, готовя праздничный стол: «Мри душа неделю – празднуй один день».

– Хм. Хотел бы я с ней познакомиться. Колоритная, судя по твоим рассказам, женщина.

– Это точно! Я тебя еще познакомлю, если случай выдастся.

Они не торопясь, дошли до Александер-платц, полюбовались телебашней и церковью святой Марии. Потом повернули назад. Домой добрались без приключений. Привлеченный стуком закрывающейся двери из своей берлоги выглянул управляющий. Оглядел их брезгливо-недовольным взглядом и канул обратно, ничего не сказав. – Он, наверное, подумал, что с какой-то оргии возвращаемся, – тихо заметила Сима.

– Он ошибается, оргия у нас еще впереди, – усмехнулся Геннадий, обнял Симу за плечи и повел ее к лифту. – Пошли, нам теперь терять нечего. Репутация все равно безнадежно испорчена.

Проснулась Сима от надоедливого зудения в голове. – Сима? Сима? Ты где? Отзовись! Отзовись, черт тебя побери!

– Светка? Это ты? Отстань, дай поспать человеку. Ты хоть представляешь, сколько у нас тут времени?

– Наплевать! Просыпайся и давай быстро ко мне, у меня неприятности!

Сима застонала, – А эти неприятности до утра подождать не могут?

– Не могут! Если ты сейчас не встанешь, то я заявлюсь к тебе в реале и устрою побудку «мечта садиста». Ты меня знаешь. А если у тебя в постели мужик то и ему достанется. Давай, двигай.

Сима снова застонала, с титаническим усилием спустила ноги на пол и попыталась сообразить, а где она собственно находится. – Ага, я же в Берлине. Как говорится: «Спать на новом месте – приснись жених невесте!». Черт бы побрал эту Светку. – Она встала, и начала быстро одеваться. Тихо одеться не получилось – зацепленный спросонья стул с грохотом повалился на пол. Геннадий проснулся и сел в постели. – Сима, ты куда собралась?

– Срочный вызов. Постараюсь вернуться побыстрее. А ты пока по городу погуляй, на людей посмотри. В обстановку вживайся одним словом. Удачи!

– Стой! Объясни толком…. – Но Сима уже открыла портал. – Потом, некогда….

Как и обычно она оказалась в личном Светкином кабинете. Подруга ее уже дожидалась. – Наконец-то! И суток не прошло.

– Привет! Теперь-то можешь объяснить, ради чего ты выдернула меня из постели?

– Влипла я, – лаконично ответствовала Светка. – Требуется силовое вмешательство, а у меня к Контактеру ограниченный доступ: информационная поддержка, безопасность да еще транспортировка. А у тебя полный, вот и давай, вытаскивай меня из дерьма.

– А что случилось-то? Объясни поподробнее.

Светка вздохнула. – Ладно. Если вкратце, то на сегодня у нас назначен очередной переворот. Король наш человек интеллигентный и социалист изрядный. Нахватался в свое время в Европе…. Но умом не блещет – какой-то там дальний родственник императора Педро. Пару месяцев назад решил он провести национализацию латифундий и большей части рудников. Так сказать: земля крестьянам, а недра народу. Выпил лишнего накануне, как я подозреваю, а похмелиться забыл. У него с этим делом проблемы имеются. Кстати о птичках, я бы тоже процентов тридцать капитала потеряла в результате этой реформы. Дальше, как положено: составился заговор из наиболее заинтересованных лиц, интриги плести начали. А офицеры в армии – сплошь дети и племянники этих самых латифундистов и владельцев рудников. Сама понимаешь….

Я отслеживала ситуацию, но не вмешивалась. С какой стати? Тут эти перевороты – главная национальная забава.

– А в чем проблема-то? – не выдержала Сима.

– Сейчас до главного дойду, все узнаешь. Так вот, час назад вся эта хунта собралась на последнее совещание. А я, разумеется, тоже решила в нем поучаствовать, но в виртуале. – Светка кивнула на телевизор.

– Сначала все шло спокойно: уточняли детали операции, тасовали воинские части и все такое. Ничего интересного. Дело уже к концу близилось. Но тут встает кардинал Лукас Эваришту Каррера, он у них один из главарей. Щуплый такой старикашка – известный противник целибата и защитник педофилов. Говорит, что есть еще одно важное дельце. И на меня начинает бочку катить. Мол, совсем обнаглела, во все щели лезу, добрым людям жить мешаю. Надо, мол, избавиться от нее под шумок. А полковник Гомес (тоже фрукт изрядный) ему подпевает. Действительно, говорит, пора этой девочке крылышки обрезать. А сам, я думаю, уже в мыслях на мои кофейные плантации в Minas Gerais и Mogiana нацелился.

– Короче! Чем все кончилось?

– Совещание-то? Выделили два батальона из резерва для штурма моей резиденции! Подозреваю, что хитрый поп специально приберег этот вопрос на самый конец повестки дня. Знает святоша, что я быстро получаю информацию. Короче, они вот-вот будут здесь. Я уже отослала весь свой персонал от греха подальше. Одна тут кукую.

– Проклятье! А ты что клювом щелкала? Кинула бы гранату в эту говорильню через портал и все дела. Никто бы потом и не вспомнил….

– Не мой профиль, я и пользоваться-то этими штуками не умею. А Контактер моих приказов на ликвидации не выполняет. Только защищает меня при конкретной угрозе да еще этот дом охраняет. Такие ведь инструкции выдала твоя милость этому электронному остолопу?

– А это разве не угроза?

– Это ты ему скажи! – разозлилась Светка. – А мне он заявил, что откроет огонь только при начале штурма. Пацифист хренов! А еще сказал, что я в любой момент могу покинуть опасное место через портал. Я не могу….

За окном раздался взрыв, в воздух взлетели комья земли, а бронированное стекло кабинета загудело от ударивших в него осколков. – Ну вот, – продолжила Светка, – пока мы тут чирикаем….

–Контактер, – рявкнула Сима, – приказываю немедленно уничтожить всех нападающих! Только, пожалуйста, без инопланетных штучек! Пусть все выглядит так, будто их ухайдокали нормальным земным оружием. Действуй, и чтобы ни один не ушел. Надо избежать нездоровых сенсаций.

Неподалеку послышались пулеметные очереди, выстрелы из гранатометов, разрывы гранат. – Сима с удовлетворением кивнула. – Давно бы так. Контактер, а еще не забудь переправить хорошенький фугас в штаб этих карбонариев. Взорви всех, кто там есть, чтобы сюда еще вояк не направили.

Закончив с инструкциями, она повернулась к Светке, – ну вот, дело сделано, а ты боялась….

– Что сделано-то? – Светка помрачнела. – Ты подумала, а как я тут дальше жить буду? Переворот-то продолжается, машина уже запушена. Монарха нашего, поди, уже успели хлопнуть. А что верхушка заговорщиков ликвидирована, так это ничего не меняет. Другие претенденты на власть найдутся. И как я буду им объяснять происхождение кладбища солдат и бронетехники перед своей виллой? А? Да меня за это…. Да что я…, я в любой момент могу слинять. А люди мои? А институт в Кампинасе? Их же всех переловят и на фонарях развесят! Эх…, – Светка безнадежно махнула рукой.

Сима задумалась. – Да-а-а, проблема-с. Знаешь, если тебе угрожает что-то, и ты не можешь ему воспрепятствовать то лучший выход из ситуации это самому возглавить это что-то.

– Чего? Чего? Поясни-ка, – насторожилась Светка.

– А что тут объяснять. Бери управление этой заварухой на себя. Это возможно, у Контактера есть все ниточки. Скажешь потом, что лично все организовала и профинансировала. Ты же сама латифундистка, да еще крупная. Но сатрап и деспот пронюхал о заговоре, взорвал штаб-квартиру Борцов за Свободу, а верные тирану войска, возглавляемые продажными командирами, пытались штурмовать резиденцию твоей милости. Но полегли как сорная трава под огнем «истинных патриотов». Пойдет?

– Ну, – Светка задумчиво погрызла палец, – что-то в этом есть. Только шито белыми нитками. А на престол кого мне посадить? С наследниками проблема. Королек-то наш больше с бутылочкой жил, чем с королевой. Не обеспечил так сказать продолжение династии.

Сима вздохнула. – Светик, какая ты непонятливая…. Корону наденешь ты сама. Будешь ее величеством Светланой первой, императрицей Бразилии и прочие и прочие.

– Что? Совсем рехнулась? – взвилась возмущенная Светка. – Чтобы я добровольно надела на шею этот хомут, чтобы торчала как дура на идиотских приемах, с умным видом слушала всяких придворных недоумков…. Ты не можешь так меня подставить!

– Привыкнешь, Ваше Величество, – жестко сказала Сима. – Другого выхода все равно нет. Если у тебя будет власть, то ты сможешь замять эту историю со штурмом. Я же изменю твой режим доступа к Контактеру. В рамках этой страны получишь чрезвычайные полномочия. Можешь казнить и миловать кого твоей душеньке угодно. Ни один монарх в мире не имел таких возможностей. Контактер и достоверной информацией обеспечит, и любой заговор против тебя расколет. А теперь сядь, остынь, и мы спокойно обсудим детали.

Детали обсуждали больше часа, потом Сима решила откланяться. – Ладно, дальше ты и сама справишься. Не маленькая, чай. А у меня и своих дел полно. Не забудь на коронацию пригласить! – Сима встала, открыла портал, потом обернулась и ехидно добавила на прощание, – а решишь консорта завести… принцев крови не бери, не советую – все они дегенераты! – Светка зашипела и ухватила стеклянную вазу со стола. Сима быстро нырнула в портал, но ваза успела влететь следом и со звоном разбиться о стену Берлинской квартиры.

Сима приветственно махнула рукой Геннадию, который сидел за компом и оторопело наблюдал за ее эффектным прибытием. Было видно, что он уже давно успел встать и навести утренний туалет. – Привет, вот я и вернулась!

– И где же ты была? Если мне конечно позволено спросить….

– Где я была? Хм…. Беседовала о политике с одной приятной молодой дамой.

Геннадий с сомнением посмотрел на осколки вазы, которые густо усыпали пол. – С молодой дамой? О политике? Да-а-а…. Похоже, что вы с ней придерживаетесь разных политических взглядов.

– Ничего подобного! – гордо заявила Сима. – Речь идет только о мелких тактических разногласиях!

– Угум-с, – только и смог сказать Геннадий в ответ.

Они сидели в кафе на углу, и пили утренний кофе со свежими булочками.

– И какие у нас на сегодня планы? – поинтересовался Геннадий.

– Ты водительское удостоверение с собой захватил? – задала Сима встречный вопрос.

– Разумеется, а зачем тебе…, а понимаю, хочешь колесами обзавестись?

– Уже обзавелась, только надо съездить и забрать. Будем теперь на машине кататься. По доверенности разумеется. Сима вздохнула. – Ну и жизнь у меня, если разобраться, все по доверенности, ничего своего нет, как у того спекулянта, с которым Деточкин боролся.

– Хватит прибедняться, все равно не поверю. Поехали за машиной? Дорого обошлась?

– Нет, машины в Германии нынче дешевы. А вот бензин…, тот действительно дорогой.

Не новый, но вполне еще приличный BMW цвета «металлик» Симе понравился. Да и Геннадию он приглянулся. Получив ключи, он сделал пару кругов по ближайшему кварталу, после чего вернулся на стоянку к офису продавца. Выйдя из машины, нежно провел рукой по капоту и сообщил, – вполне приличный аппарат, только вот резину надо заменить.

Сима пожала плечами, – если надо – заменим. – Она подозвала менеджера и договорилась с ним о немедленной замене покрышек, расплатилась наличными. Машину сразу отогнали в бокс, а Геннадий с Симой отправились в ближайшее кафе поддержать свои силы еще одной чашечкой кофе. На улице оставаться не хотелось, там накрапывал мелкий дождичек.

– Так какие у нас на самом деле планы? – повторил Геннадий свой вопрос, сделав первый глоток.

– Планы? Надо хорошенько встряхнуть это застоявшееся болото! Как-то тут все вязко, склизко и противно. И тленом пахнет.

– Это-то понятно, а что ты делать собираешься?

– Знаешь, – Сима задумчиво отхлебнула из чашки, – есть тут у них одна малоизвестная партия в бывшей восточной зоне. Они, правда, немного фашисты, но мыслят в нужном направлении.

– Фашисты? А зачем нам с такими связываться?

– Ну, как говорили умные люди: фашизм – это припадок солидаризма в атомизирующемся обществе. Да и не фашисты они на самом деле, просто им такой ярлык прилепили. По этой логике я тоже фашистка махровая. А уж тот солидаризм, что сейчас в России строится… так и вовсе….

– Хм, а что за партия-то?

– Называется простенько и без претензий – «Новая Народная Партия».

– Я слышал о ней, – сообщил Геннадий, – но на последних выборах в Бундестаг они не смогли даже преодолеть пятипроцентный рубеж.

– Верно, но именно такая партия и нужна. Крупные партии, которые давно сидят в здешнем парламенте, для наших целей совершенно не подходят. Сплошные «жирные коты», они умеют только выгодно продаваться всем желающим, да еще избирателям мозги пудрить. А нам нужны злые, голодные и алертные помоечные котяры. С идеями….

– А к чему все эти сложности? У нас тут трехсоттысячная группировка. Верховный, как я понял, тебе доверяет. Дай соответствующие рекомендации и привет…. Парламент – в шею, назначить губернатора, провести хорошенькую чистку. В Узбекистане мы….

– Это не Узбекистан, – оборвала его Сима, – тут тоньше действовать надо. Нам не нужна Берлинская губерния, нам полноценный союзник нужен и партнер.

– Ну и что? ГДР была нам неплохим союзником. А как она образовалась? Наши оккупационные власти назначили им правительство из подходящих людей…. Разве плохо получилось?

– А где ты сейчас возьмешь «подходящих людей»? Тогда это были недобитые коммунисты. Железные люди – подполье прошли, концентрационные лагеря. Где сейчас таких найдешь?

– Подумаешь проблема. Есть же у них тут коммунисты и социалисты всякие.

– Да какие они, трах-тарарах, коммунисты – убожище евро-коммунистическое! Да еще леваки всякие: троцкисты, маоисты, анархисты – маргиналы с червивыми мозгами. Нет, эта пена для наших целей совершенно не подходит.

– А кто подходит?

Сима допила последний глоток, махнула официанту, чтобы принес еще, и внимательно посмотрела на Геннадия. – Опус Алоизыча «Моя борьба» читывать приходилось?

– Это ты Адольфа Гитлера Алоизычем называешь? Нет, не читал.

– Зря, полезное чтиво. Если разобраться, то это прекрасное пособие по партийному строительству для партии, которая действительно желает получить в свои руки реальную власть. Именно реальную власть, а не фракцию в «демократическом» парламенте и не пару портфелей в правящем кабинете. Большевики, правда, строили свою партию по той же схеме, но порядочного руководства по технике этого дела потомкам оставить не удосужились. До революции карты раскрывать не хотели, а после и вовсе недосуг было. А у Адольфа время нашлось, он как раз тогда в тюряге парился. Идеология-то у ВКП(б) и НСДАП была разная, но методы партстроительства весьма схожие, зато разительно отличаются от методов работы так называемых «парламентских» партий. По ним, кстати, Адик в своей книге здорово проехался.

– А в чем принципиальная разница-то?

– Разница большая. Партия, которая на самом деле желает захватить власть должна отличаться железной дисциплиной и быть жестко структурирована. В ней не может быть нескольких сопредседателей, как часто случается у «демократов». Такая партия избегает вхождения во всяческие «коалиции», как любят делать «карликовые» партии, а если и вступает с кем-то в тактический союз, то на короткий срок и не особенно это афишируя. Она не пишет длинных программ и уж тем более не переписывает их к каждым новым выборам, реагируя на текущие предпочтения электората. Программа такой партии должна состоять из десятка коротких тезисов, которые понятны каждому болвану. Партия поощряет инициативу своих функционеров и предоставляет им большую самостоятельность в решении вопросов в рамках своей компетенции, но зато они несут личную ответственность за свой участок работы и в случае провала отвечают по всем правилам. Крайне желательно чтобы основной «костяк» партии прошел «обкатку» в уличных беспорядках. Ничто так не сплачивает людей, как совместный мордобой и «гостеприимство» полицейских участков…. Периодические чистки нелишни, фракции таким партиям строго противопоказаны.

– А еще фюрер нужен, – язвительно добавил Геннадий.

– Ага, без подходящего харизматического лидера ничего не получится. А еще нужны некоторые финансовые вливания, но тут я могу помочь.

– А без этих… «вливаний» никак не обойтись?

– Увы, не получается. У всех партий обязательно должны быть «спонсоры», без денег работа не пойдет, заглохнет быстро. Эти-то еще дешево обходятся, много на энтузиазме делается, а вот, сколько денег проглатывают «парламентские» партии…? Ужас! А еще нельзя забывать самое главное….

– А что тут главное? – с живым интересом спросил Геннадий.

– Когда такая партия получает власть надо срочно избавляться от самых рьяных ее адептов. Во избежание….

– Как это? А зачем тогда огород городить?

– Я же не говорю, что избавляться нужно от всех. Только от части. От пассионариев-разрушителей, которые во множестве собираются в подобных организациях. Они умеют и любят только разрушать и плясать на костях. На этапе борьбы за власть эти качества весьма полезны, но когда необходим переход к созидательной деятельности…. Нет, для таких дел они совершенно не подходят. Обязательно устроят паучью корриду и завалят все…. Тут главное не упустить момент: ликвидировать их еще до того как они развернутся во всю ширь. Если промахнешься – последствия будут паршивые.

– Я понял твою идею, – задумчиво сказал Геннадий, – но не скажу, что она мне очень нравится. А другого способа нет?

– Почему нет? Очень даже есть. Можно еще провести коррекцию стереотипов по методике Антонио Грамши. Молекулярное проникновение в элиту по принципу «вода камень точит». Суть метода – множеством мелких, точечных воздействий производится постепенная делегитимизация действующей в стране системообразующей матрицы. Мощная вещь, ее с успехом применили для разрушения СССР. Защититься от такой штуки очень трудно, а без жесткой диктатуры практически невозможно. Но и недостатки у этого метода есть: времени уходит масса, да и денег тоже.

– Хм, а что это за воздействия?

– В любом обществе всегда имеются индивидуумы, которые уверены что «система» их гнобит. Потенциальные диссиденты, иначе говоря. В Союзе такие, разумеется, тоже были, вот на них-то и воздействовали, особенно на «творческую» элиту. Мазилке-абстракционисту можно напеть, что он талант, купить его «шедевр» за большие деньги и вывезти за бугор. Там его, разумеется, выкинут на помойку но «гениальный художник» этого не узнает. Из борзописца-графомана можно сделать нобелевского лауреата по литературе. Кому упаковку сигарет, кому жвачку, кому порножурнальчик. Плюс голоса по радио, анекдотики к месту. Способов воздействия много. Каждый в отдельности – чепуха – комариный укус. Но когда это продолжается пару десятков лет и массированно, то в один прекрасный момент вдруг оказывается что существующую систему просто некому защищать. Всем она стала не мила, как опостылевший дом. Тогда его поджигают со всех четырех концов, а жильцы с упоением пляшут освещенные пламенем пожара. На следующий день, правда, выяснится, что жить стало негде, но это уже другая история.

– Познавательно, но этот Грамши ведь коммунист был? Он что? Советский Союз не любил?

– Вовсе нет! Вообще-то он разрабатывал теорию бескровной революции. Гуманист, значит. Сидел себе в тюрьме и теоретизировал. Хм, и этот тоже. Похоже, что пребывание в заточении весьма способствует…. Стоп, это я в сторону уклоняюсь…. Хорошая теория – это убойное оружие, а уж кто им воспользуется…. Помнишь как отец Кабани из «Трудно быть богом» о внедрении своих ноу-хау в жизнь сокрушался? Это именно тот случай…, когда изобретение используется в целях прямо противоположных тем, которые планировал автор. Коммунисты наработками Грамши воспользоваться не сумели, а столь ненавидимые им капиталисты оценили. И считали полезным, например, проиграть на моделях «устойчивость» своей корпорации к грамшианским воздействиям. И вот результат….

– А почему коммунисты не воспользовались?

– Так пассионарии они были. Им бы сразу, да на белом коне, да во главе возмущенных масс. А тут кропотливая работа требуется, черновая и скучная. Никакой тебе р-р-революционной романтики…. Ага, нашего железного коня уже успели подковать и вывели во двор из кузницы. Пойдем?

Геннадий уселся за руль и завел мотор машины. – Давай, говори куда ехать?

– Ты трогай потихоньку, а я буду за штурмана. Есть тут одна пивная, там нужная нам публика и собирается. Вперед к славе!

– В пивную? Это у них тут традиция такая? Вот и в Мюнхене в свое время….

– А что тут такого? Не в кафе-мороженом же им собираться? Это было бы смешно….

Пивнушка была оформлена в ностальгическом стиле. Ностальгировали тут, судя по оформлению, по славным временам ГДР и третьего рейха. Такое вот странное сочетание. Портреты Сталина и Эриха Хонекера гармонично соседствовали с портретами Адольфа Гитлера и Альфреда Розенберга.

Сима с Геннадием заняли места за одним из столов и с интересом огляделись по сторонам. – Странное местечко, – заметил Геннадий, – тебе случайно не кажется, что большая часть посетителей голубые?

– Вовсе не кажется! Так оно и есть! Видишь, за теми тремя столиками собрался цвет руководства нужной нам партии. Практически все они гомосексуалисты. Если не «действующие», то уж латентные наверняка.

Геннадий сморщился, как будто лимон раскусил. – И с этими ур… людьми ты собираешься работать?

– Какие мы брезгливые…, – с иронией протянула Сима. – А с кем тогда работать-то? Поскреби почти любого «пламенного революционера» и обнаружишь что и он… немножечко… того. Это у них профессиональная болезнь такая. Чтобы заниматься революциями надо инстинкт самосохранения утратить и о нормальной жизни забыть начисто. Здоровые люди на такие подвиги неспособны, а вот эти…. Кстати, вон тот смурной тип слева и есть их вождь. Видно настроение у него сегодня не блещет… раз такой мрачный сидит.

– Говорить с ним будешь?

– Буду, только не сразу. Не хочу заранее светиться перед местными властями. Тут в уголочке сидит агент федеральной охранки и делает вид, что пьет пиво. Сначала надо от него избавиться, а уж потом за разговоры приниматься. Знают, знают власти – кого им действительно следует опасаться. От таких вот компаний отвязанных педерастов обычно и происходят всяческие неприятности. Проверено! Если государство хочет жить спокойно…, то сам понимаешь….

– А как ты от этого агента избавляться собираешься? – практично поинтересовался Геннадий, бросив сочувственный взгляд на ничего не подозревающего филера, – надеюсь, что без летальных исходов?

– Не такая уж я злодейка, – усмехнувшись, ответила Сима. – Минут пять назад я этому бедняге пиво сильным слабительным посолила. Колдуньи мы или нет? Осталось только результата дождаться. А ты пока свое можешь спокойно пить, его я не трогала, – добавила она, заметив, что Геннадий с подозрением уставился на собственную кружку.

Спустя несколько минут агент в углу забеспокоился, потом встал и направился в глубину пивной.

– Ага, подействовало, дальше будет больше. Посмотрим, насколько его хватит….

Филера хватило ровно на двадцать минут и соответственно на пять походов в известное заведение. Потом он оделся и с напряженно-страдальческим выражением лица торопливо покинул пивняк.

– Давно бы так, – с удовлетворением констатировала Сима. – Упорный экземпляр попался, ответственный. Теперь пойдем и поговорим с ними.

– Подожди, а о чем ты собираешься с ними говорить?

– Тут? В пивной? Ни о чем серьезном. Просто поболтаем и составим личное впечатление об этих орлах. Серьезный разговор состоится в другое время и в другом месте. Пошли? И, пожалуйста, убери с лица брезгливое выражение. Улыбайся, черт побери. Для дела надо!

Бесцеремонное вторжение на свою территорию вождь с соратниками встретил с раздраженной недоброжелательностью. Сторонних чужаков тут явно не жаловали. Сима же с веселой улыбкой проигнорировала недовольство хозяев и уселась поближе к фюреру. Геннадий пристроился рядом. Представив себя как российских специалистов прибывших в Германию по торговым делам, Сима рассыпалась в восторгах по поводу местных красот, немецкого порядка, культуры и прочих банальностей. Потом перешла к любопытному оформлению заведения, где они сейчас и находились, и задала ряд вопросов на этот счет. Все эти экзерсисы несколько притушили возникшее напряжение и позволили завязать непринужденный разговор. После часа беседы и изрядной дозы темного пива они уже были почти друзьями. Сима восхищенными глазами смотрела на вождя, который с немалым апломбом излагал популистскую версию программы своей партии, а Геннадий уже почти не морщился. Даже кивал иногда. Похоже, что он не все понимал по причине не слишком твердого знания немецкого языка.

Когда они, наконец, покинули пивнушку и направились к машине, он тяжело вздохнул.

– Ну и как они тебе? Понравились?

– Что значит «понравились»? Для дела подойдут и ладно…. Любить их никто не заставляет.

– Все равно, мне как-то тошнотно. Неужели нельзя обойтись без подобных «посредников»? Напрямую к народу обратиться?

Сима хмыкнула. – И как ты это себе представляешь? Выходишь на главную площадь и начинаешь «обращаться»? Революционная теория гласит, что не более пяти процентов дееспособного населения может генерировать новые политические идеи, еще процентов пятнадцать способны эти идеи понять и продвигать в жизнь. Итого – двадцать процентов. Это и есть политически-активное население. Остальным по большому счету на политику глубоко начхать. И, слава богу! Страшно подумать, что было бы – ломанись в политику все поголовно. А в упомянутых двадцати процентах такие вот пассионарии с нетрадиционной ориентацией и атрофированным инстинктом самосохранения являются главным тараном. Нормальный человек подобной «политикой» заниматься не будет, у него полно других интересных занятий.

– Каких таких занятий? – несколько агрессивно поинтересовался Геннадий, отрыв дверцу машины и усевшись на водительское место. – Жрать от пуза? По бабам бегать? Под себя все грести? В телевизор пялиться? Гомоэки хреновы! Все только для своей выгоды!

– Ты не прав, Геннадий, большая часть людей гомоэками не является, – спокойно сказала Сима, устраиваясь на сидении и пристегиваясь.

– Неужели?

– Точно! Среди множества информации, которой нас радовали свое время «демократические» СМИ, как-то незаметно проскользнули и сообщения о присуждении нобелевских премий по экономике за 2002 год. Ну, присудили и ладно. Появилась пара статеек, и все благополучно об этом забыли. А зря, как мне кажется.

Эти самые нобелевские лауреаты (Вернон Смит, Даниэль Канеман) сделали попытку экспериментально проверить существование в природе Homo Economicus или в просторечье «гомоэка». Да, да, того самого гомоэка, который всегда принимает рациональные решения к своей собственной выгоде. Ну, или к тому, что его убедили по телевизору считать выгодой. Но, тем не менее, рационально и сознательно. И что бы ты думал? Выяснилось, что гомоэки реально составляют очень незначительную часть человеческих популяций. Остальные (в части экономики) действуют преимущественно иррационально, точнее их действия являются рациональными, но на другом (более высоком) уровне.

Например, люди оказались склонны идти на серьезные личные потери, чтобы приструнить всяких там социальных паразитов, социопатов, нарушителей корпоративных интересов, нуворишей и так далее. Из врожденного «чувства справедливости», надо думать. И это не в анекдоте о русских в адском котле, а в мировом реале (эксперименты проводились в разных странах).

Также выяснилось, что подавляющая часть людей вполне осознанно может пойти на ограничение личных потребностей ради общественного блага, и не будет особо переживать на этот счет. Особенно, если и другие сделают это.

Не все «иррациональности», разумеется, так «благородны». Экспериментами была доказана уязвимость людей перед лохотроном. То есть им психологически очень трудно смириться, что потерянные в таких играх деньги потеряны навсегда. Это я к тому, почему российский народ, а его «обули» по полной программе, не кричал хором «держи вора!!!». Очень трудно признаться себе, что лоханулся и тебе никогда ничего не вернут. Как жертва уличных лохотронщиков не может остановиться, и вкладывает и вкладывает все новые деньги в это безнадежное дело. А, казалось бы: разрушена промышленность, наука, армия, потеряны вклады. Пора было заканчивать с «реформами», но это означало, что все эти «жертвы» были абсолютно напрасными и взамен ничего не будет. Не будет «красивой» жизни как Западе, не будет, но цена-то заплачена! Вот так-то.

И вообще все это было очень странно. Из-под здания западной экономической теории выдернули краеугольный камень, а никто и ухом не повел. Ведь вся она была основана на том, что этот самый Homo Economicus является базовым элементом экономической жизни. А его, оказывается, нет, точнее есть, но мало. Мд-а-а.

С другой стороны, в телевизоре тогда только их и было видно. Будто все имеющиеся в природе гомоэки сконцентрировались именно в действующей элите. Парадокс получается….

Кстати, не могу не заметить, что экспериментальные результаты, полученные нобелевскими лауреатами, практически один к одному совпадают с теоретическими построениями российского ученого Бориса Поршнева. Тот тоже доказывал, что гомоэк, гребущий все под себя, вовсе не есть видовая норма. А напротив являет собой пример отступление от базового генотипа человека разумного. Неизбежное, по законам генетики, воспроизведение в определенном маленьком проценте человеческих особей отдельных черт предкового вида – палеоантропов, которое возникает при генетических повреждениях. Таким образом, совершенно бесполезно объяснять гомоэку, что он не прав. Тот просто не поймет. Неандерталец и урод, что с него взять.

– Получается что нормальный человек по своей природе солидарист? – спросил Геннадий, трогая машину с места. А насчет неандертальцев ты серьезно или это шутка такая?

Сима усмехнулась. – Как их не называй. Поршнев называл палеоантропами, Климов – дегенератами, Гумилев – пассионариямы, ты – гомоэками…. На самом деле это одни и те же люди. Их относительно немного, но именно они и доставляют человечеству основную массу неприятностей. Уроды, ничего не поделаешь. А те, которые нормальные – солидаристы, это ты верно сказал.

– Так зачем связываться с уродами? Противно ведь….

– Я же тебе объясняла, а ты делаешь вид, что ничего не понял. Не связываюсь я с ними, а просто использую в своих целях. Нормальных-то с места не сдвинуть, пока они еще раскачаются. Чтобы в темпе избавиться от субпассионарной элиты Германии приходится использовать этих голубых пассионариев. Сделают свое дело – ликвидируем под благовидным предлогом. Делов-то…. И не надо изображать из себя Великого Моралиста, политика дело грязное. Кого ты жалеешь? Этих отвязанных гомосеков или зажравшуюся местную элиту? Если они уничтожат друг друга, то нормальные люди только выиграют!

– Да все я понимаю, – с досадой огрызнулся Геннадий, – но все равно тошнит….

– Привыкнешь, меня первое время тоже тошнило…. Вполне адекватная реакция нормального человека на всю эту грязь. Но если это дерьмо не разгребать, то в нем и захлебнуться можно со временем. Ладно, давай езжай на квартиру, а оттуда двинем на мою южную базу. В океане искупаемся, а заодно поразмыслим над тактикой. Мне завтра с этим фюрером серьезный разговор предстоит.

Харизматического лидера ННП Сима отловила в его собственной квартире. Вождь как раз направился на кухню испить утреннего кофейку и застал ее там манипулирующей джезлой у плиты. Сима с улыбкой посмотрела на застывшего в дверях кухни революционера, вежливо пожелала доброго утра и жестом предложила присесть. Входить он не стал, а вместо этого поинтересовался, что она тут делает, и как сюда попала.

– Разговор есть серьезный, – сообщила Сима. – Ein moment, я только с кофе закончу. – Она ловко сняла с плиты джезлу раньше, чем поднимающаяся пена перехлестнула через край и сноровисто разлила напиток в две приготовленные чашки. – Bitte. – Показывая пример, села за стол и сделала глоток. – Setzen Sie sich, bitte. – Хозяин квартиры подозрительно покосился на стоящий рядом со столом металлический чемоданчик, но решился, сел напротив и взял вторую чашку. – Чем обязан? Кажется, мы уже виделись вчера?

Сима кивнула. – Да, в баре…. Я специально заглянула туда, чтобы наше знакомство произошло в естественной обстановке, но говорить о серьезных вещах там было нельзя.

– А вы уверены, что тут о них говорить можно? – собеседник указал взглядом наверх.

– Вы о жучках? – понимающе поинтересовалась Сима. – Не беспокойтесь, все подслушивающие устройства в вашей квартире уже обнаружены и нейтрализованы. Конфиденциальность нашего разговора я гарантирую. Можно говорить совершенно спокойно.

– Даже так?

– Именно так! Я представляю очень серьезных людей, которые знают, как справляться с подобными проблемами.

– Хм, а что этим «серьезным людям» понадобилось от меня?

– Через год и два месяца должны состояться очередные выборы в бундестаг. Сколько голосов вы собираетесь на них набрать?

– Не менее двадцати процентов! – не задумываясь, ответил вождь.

– Курт, вы не на теледебатах, поэтому давайте говорить серьезно. При существующем раскладе – больше трех-четырех процентов вы не получите, даже пятипроцентный барьер не возьмете. Если конечно кто-то очень влиятельный вам не поможет.

Курт хмыкнул и с интересом посмотрел на Симу. – А сколько мы получим, если Вы нам поможете?

– Конституционное большинство! Это даст вам возможность сформировать свое правительство. Вы лично займете пост Федерального Канцлера. Потом проведете основательную реформу конституции. С либеральной «демократией» пора кончать.

– Утопия! Получить две трети мандатов? Это абсолютно не реально….

– Реально! Тут больше вопрос цены. Не спорю – обойдется дорого, но мы готовы заплатить назначенную цену, и главное – имеем возможность сделать это.

Сима нагнулась и поставила на стол, принесенный с собой чемодан. Щелкнула замками и открыла его. Чемодан был доверху набит пачками купюр большого достоинства. – Вот, это небольшой аванс. В подтверждение так сказать серьезности наших намерений. Это лично вам, отчета в расходование этих денег мы спрашивать не собираемся. Партийная же касса получит максимальную сумму, предусмотренную действующим законодательством. И еще в несколько раз больше по другим каналам… на решение конкретных проблем и затруднений. Ну, вы меня поняли….

– Заманчиво, – будущий Федеральный Канцлер любовно провел рукой по банковским упаковкам. – Но даже получи мы большинство в бундестаге… – это вовсе не гарантирует, что я стану канцлером. Федеральный Президент ни за что не вынесет мою кандидатуру на голосование. Вы ведь знаете, что этот вопрос лежит в его компетенции? Да, обычно ставятся на голосование кандидатуры, предложенные двумя крупнейшими фракциями нижней палаты…. Но в моем случае…. Что же касается внесения поправок в конституцию, то есть еще бундесрат – земельная палата. Уж там мы точно не получим конституционного большинства. В «новых» землях у нас неплохие позиции, но что касается «старых» – то там наше влияние весьма ограничено.

– Эти проблемы решаются, – заявила Сима. Президента мы «уговорим», нам о нем известно нечто, что поставит жирный крест на его политической карьере, а при правильном подходе к делу и свободе. Что же касается конституции, то этот вопрос вы вынесете на референдум.

– На референдум? Вы, похоже, плохо знаете наше законодательство. На референдум выносятся только вопросы, связанные с изменением федеративного устройства: границы земель, образование новых. И проводятся референдумы только в тех землях, которых эти изменения касаются. Это 29 статья нашей конституции.

– Мы в курсе. Получив большинство в нижней палате, пост Канцлера и сформировав правительство, вы немедленно предложите радикальную реформу федеративного устройства. В сторону унитарного государства, разумеется. Дополнительным предлогом для этого будет возвращение в лоно Германии Судетской области и части Силезии, которые в настоящее время находятся под контролем России, плюс новый аншлюс Австрии. Для проведения такой реформы референдум потребуется однозначно, ибо она касается всех земель входящих в Федерацию.

– А как насчет Данцига и Кенигсберга? – живо поинтересовался вождь.

– Сожалею, но это совершенно исключено. Вам пока придется удовольствоваться предложенным. Может, позднее в состав Германии войдут и другие земли, но это уже за счет европейской территории Халифата.

– Печально, возврат Германии балтийского побережья привлек бы на нашу сторону очень многих.

– Что делать? – печально вздохнула Сима, – никогда не получается поиметь все что хочешь. Но эту пилюлю можно подсластить. У вас ведь перманентный энергетический кризис? Арабы вам нефть втридорога продают? А Россия тем временем строит термоядерные электростанции, и освоила производство энергоячеек– аккумуляторов сверхвысокой энергоемкости…. – Сима сделала паузу и посмотрела собеседнику в глаза. Тот сообразил быстро. – Мы можем получить лицензии на производство этих вещей по льготным ценам?

– Нет, речь идет не о лицензиях. Россия сама построит вам необходимое количество силовых станций – недорого, а энергоячейки действительно будете получать по льготным ценам. Как союзники.

– Хм, но тогда мы попадаем в серьезную зависимость от России.

Сима пожала плечами. – Насколько я знаю, Халифат тоже обещает вам преференции в ценах на энергоносители в обмен на… ну, цену вы знаете. Придется выбирать из двух зол – это стандартная ситуация. Существующая в Германии власть склоняется больше к предложению Халифата. Их понять можно: это привычная кормушка, все схемы отработаны, инфраструктура отлажена, на нужных постах сидят нужные люди. А если будет принято Российское предложение, то неизбежно будет Большой Передел, и еще неизвестно кто в его результате получит самые жирные куски.

– Это-то понятно, но если Россия заинтересована в союзе с Германией, то….

– Никаких «то»!– оборвала его Сима. – Новая Россия успешно избавляется от пережитков пролетарского интернационализма и христианского милосердия в сознании. А заодно и от необъятной широты русской хлебосольной души. Как там Достоевский писал? Мол, широк русский человек, я бы сузил. В общем, благотворительности, или «халявы», как говорят русские, не будет. России нужен союзник, а не нахлебник. Грабить вас не собираются, собираются сотрудничать, но баланс взаимных интересов должен быть соблюден. Я ясно выражаюсь?

– Вполне. А как это сотрудничество будет выглядеть на практике?

– Очень просто. – Сима снова нагнулась и вытащила из-под стола ноутбук, который до этого не был виден. – Вот, в этой машине подробный план кампании. Тут же параметры связи с нами. Связь идеально защищена, можете работать совершенно спокойно. Все вопросы и инструкции только через нее. Сейчас настроим защиту на вас лично, и больше никто не сможет пользоваться этим компьютером. И не вздумайте его скрывать или там запирать в сейф. Таскайте с собой и кладите на самое видное место. Если выкрадут, то ничего страшного – просто получите новый. А из этого постороннему ничего выжать не удастся – гарантирую. Никто даже не догадается, что «шкатулка» с секретом.

– Хм, а если меня самого заставят его включить и снять защиту? Знаете ведь, как это иногда бывает?

– Этот вариант тоже предусмотрен. Система защиты комбинированная. Я вам объясню, как действовать в такой ситуации….

Настройка системы защиты на индивидуальные параметры владельца заняла не более десяти минут. Глава ННП вошел в систему. Сима стояла у него за спиной и давала ценные указания. Первичное знакомство с планом заняло более получаса. После этого Курт отодвинул в сторону комп и внимательно посмотрел на Симу.

– Ничего не выйдет… меня просто убьют: или машина «случайно» задавит или из окна выпаду. Тут затронуты интересы весьма серьезных людей, и они не допустят….

Сима кивнула головой. – Да, определенный риск имеется. Но не так уж все и страшно. Мы вас подстрахуем. Как раз от неприятных поползновений «серьезных» людей. Отсечем еще на стадии подготовки покушений. Гораздо большую опасность будут представлять всевозможные психи-одиночки, но тут уж вы сами должны позаботиться: охрану хорошую наймите, соратников сориентируйте.

– Ну, если дело обстоит следующим образом, то….

– Обстоит! – заверила его Сима. – И еще…. Не вздумайте оправдываться, когда поднимется вой, мол, продались вы, русские марионетки и все такое…. Побольше наглости! Подтверждать – не подтверждайте, но намекайте совершенно спокойно и с многообещающей ехидной усмешкой. Чего уж тут стесняться….

– Понятно, мне это даже нравится. – Будущий фюрер объединенной Германии даже глаза прижмурил, видно уже представляя себя на теледебатах и трибунах митингов.

– Вот и славненько! А сейчас я вынуждена вас покинуть, заболтались мы тут. Все материалы в компьютере, связь по договоренности. И не провожайте меня, я сама найду дорогу.

– Ну и как прошло рандеву с твоей креатурой? – поинтересовался Геннадий, когда она появилась на квартире.

– Нормально, думаю что «демократию» в Германии можно смело списывать в отходы. Парнишка азартный, все устроит в лучшем виде, – сообщила Сима.

– А мы пока будем сидеть тут и из-за кулис контролировать ситуацию, – понимающе сказал Геннадий.

– А вот и нет! – Сима фыркнула. – Дело на мази, и нам нет никаких оснований тут торчать. Устроим себе небольшой отпуск на Тихом океане: солнце, пальмы, белый песочек. А то пашем как каторжные, который месяц.

– Хорошая мысль! А начальство против не будет?

– А кто ж ему скажет? Лично я – нет, а ты?

– Ладно, будь, по-твоему. Давай, переправляй нас….

Небо на планете было не голубым как на Земле, а приятного светло-зеленого цвета. Сима глубоко вдохнула свежий воздух и с интересом огляделась по сторонам. Она стояла на обрывистом берегу. Метрах в ста внизу тоже зеленые волны местного океана разбивались о красноватые скалы. Полюбовавшись этой картиной минут пять, она обернулась. За спиной расстилалась довольно унылая равнина буро-желтого цвета, только на далеком горизонте маячила горная цепь. Об обнаружении этой планеты Контактер доложил две недели назад. В течение этих двух недель было проведено ее предварительное исследование, после чего Сима решила взглянуть на находку лично. По данным разведки, сила тяжести составляла чуть больше девяноста процентов от земной, а содержание кислорода в воздухе только немного не дотягивало до привычной нормы. Наклон оси вращения тоже был меньше, что обещало более стабильный климат. Зато вращалась планета быстрее: один оборот за девятнадцать с половиной земных часов. В океанах занимавших около семидесяти процентов поверхности планеты уже кипела бурная жизнь, но на сушу она выйти еще не успела.

Сима ковырнула ногой землю, изрезанную следами протекавших тут ручейков. – Неплохо, только голо как-то. Надо бы высадить тут на пробу наши земные растения. Будем надеяться, что они приживутся. На суше-то им конкурентов нет. Да и в океанах надо попробовать различные земные формы расселить. Интересно ведь, кто из них круче окажется. А ты как думаешь?

– По моему мнению, большая часть местных форм будет вытеснена, уцелеет не больше десяти процентов. В эволюционном плане они менее продвинуты, – сообщил Контактер.

– Приятно слышать. Тогда с океанов и начнем. Предвидятся какие-то сложности с этим делом? Как это можно организовать на практике?

– Особых сложностей нет. Начинать надо с основания пищевой цепочки. Я просто совмещу пространственные окна таким образом, чтобы из земного океана в местный самотеком перетекло несколько кубических километров воды вместе с зоо– и фитопланктоном. Размножение же происходит в геометрической прогрессии. Через некоторое время можно будет заняться и более высокоорганизованными организмами.

– Ясненько, – кивнула Сима. – А разумной жизни, надеюсь, в океанах нет? Точно? Нет, я не сомневаюсь в результатах твоей разведки. На всякий случай спросила. Кстати, а что твоя разведка говорит о бактериологической и прочих подобных угрозах? Мы тут от какой-нибудь «пандоры» не помрем? Ведь иммунитета к местной заразе у нас нет и быть не может.

– Думается, что такая опасность не велика. Жизнь на этой планете эволюционировала самостоятельно. Разница в исходных генетических структурах слишком велика, чтобы земные и местные биологические объекты представляли друг другу какую-то угрозу в этом плане. Опасаться следует больше земных микроорганизмов, которые могут дать неожиданные мутации в изменившихся условиях.

Сима хмыкнула. – Дай бог! Кстати насчет местных условий. Какие тут еще могут возникнуть проблемы? Опасные космические излучения? Неудачный спектр местного светила? Магнитные поля?

– Атмосфера достаточно плотная, чтобы обеспечить надежную защиту. Озоновый слой в наличии. Характеристики магнитного поля планеты весьма схожи с земными. «Темных» звезд в ближайших окрестностях данной системы я не фиксирую.

– Темных звезд? – заинтересовалась Сима. – Ты черные дыры имеешь в виду?

– Нет. Это совершенно другой тип космических объектов. Такие звезды из вещества и соответственно энергии обратного знака.

– Из антивещества?

– Нет.

– Поясни-ка поподробнее.

– Хорошо. Во вселенной количество обычной энергии уравновешено соответствующим количеством «темной» энергии. Соответствующее «темной» энергии вещество существует при температурах ниже абсолютного нуля, а фотоны «темного» света с нашей точки зрения не приносят дополнительную энергию, а напротив отнимают ее. «Темные» звезды являются по своему «высокотемпературными» объектами, излучают значительное количество «темного» света. Такое соседство может создать серьезные проблемы. К счастью – это редкость. Нормальное и «темное» вещество обладают отрицательной взаимной гравитацией, то есть отталкивают друг друга. В этом, кстати, и кроется причина «разбегания» галактик, которое ставит в тупик ваших ученых.

– Как же так? – Сима даже растерялась. – Тогда почему никто их не обнаружил? У нас есть мощные телескопы, космические обсерватории….

– Собирающие и регистрирующие системы земных исследовательских инструментов приспособлены к оптимальной фиксации «нормальных» электромагнитных излучений. Вот если собирающую систему теле


Содержание:
 0  вы читаете: Утомленная фея – 4 : Андрей Ходов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap