Фантастика : Научная фантастика : Если, 2010 № 04

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49

вы читаете книгу

Николай ГОРНОВ. ЗАРОДЫШ

Действительно: одни вкалывают всю жизнь, но едва сводят концы с концами, а у других деньги так и липнут к рукам. Ох, неспроста все это…

Фёдор БЕРЕЗИН. ЧАСОВЫЕ ПЕРИМЕТРА

…встали на пути доблестного космического разведчика «Ивана Ефремова». Намерения их непредсказуемы.

Дэйв КРИК. ПОХИТИТЕЛЬ АДРИАНЫ

…лишил девушку самого дорогого. Правда, не того, о чем вы подумали. А вот чего именно — пытается понять ее сестра.

Владимир ИЛЬИН. ПРОГРАММИСТ

Кому могла помешать милая робкая героиня, причем помешать настолько, что ее выслеживают киллеры?

Евгений ГАРКУШЕВ. ВЫГОДНАЯ РАБОТА

Ее поиск — не такое уж сложное дело. Главное — определить уровень притязаний.

Вячеслав БАСКОВ. ПАДУАНСКИЙ ПОРТНОЙ

Систему Станиславского, наверное, не стоит принимать слишком близко к сердцу.

Том ЛИГОН. ВСТРЕЧА В НЕБЕСАХ

Оказывается, виртуальность способна поработать и «машиной времени». Но может ли она изменять действительность?

Адам-Трой КАСТРО. ЧИКЕЦ

Писатель-землянин, приглашенный на творческий семинар инопланетными коллегами, чрезвычайно горд своей миссией и не догадывается, зачем на самом деле его позвали.

А также:

Рецензии, Видеорецензии, Курсор, Нанофантастика, Персоналии и др.

«Если», 2010, № 4

Федор Березин

Часовые периметра

Иллюстрация Виктора Базанова

Корабль завершил торможение и завис. Он тормозил долго, тормозил экстренно, перегрузка зашкаливала за пятьдесят «g». Экипаж спал, точнее, не просыпался. Да и сном это тоже назвать было нельзя: практически это была полная остановка жизненных функций, пусть и временная. А вот теперь, после маневра, их требовалось разбудить. Первым в списке значился капитан. Он вышел из комы и задышал за час до пробуждения основного звена.

— Где мы? — спросил Гровер. — Это не система Кадуцея.

— Мы не добрались, — доложил Ртутник, электронный страж корабля. — На пути возникло препятствие, пришлось тормозить.

— Возникло? — переспросил капитан.

— Выявилось, — сделал поправку Ртутник.

— Почему ты принял решение самостоятельно? — Гровер говорил сдержанно, но кровь прилила к лицу, а кулаки сжались: срыв полета дальностью в световые столетия — это не шутка.

— Даже ускоренная, с риском, реанимация занимает шесть-семь часов. Плюс — после принятия решения — почти столько же уходит на погружение в анабиоз. «Ефремов» не успел бы затормозить и погиб. Предположительно погиб, — снова поправился Ртутник.

— Что за препятствие? — спросил Гровер, он все еще кипел.

— Точно не выяснено. Вернее, чем ближе, тем запутаннее. В момент принятия решения объект представлялся погибшей звездой.

— Сверхновая?

— Нет, последствия.

— «Черная дыра»?

— Да.

— Господи, — выдохнул Гровер. — А как же ее оболочка? Мы прошли на бешеной скорости… Мы все должны были… Или…

— Радиационного потока не было, командир. И сброшенной звездной оболочки не было тоже. Посмотрите данные.

— Разве коллапс такого типа существует? — бессмысленно, скорее не у робота, а у себя, спросил капитан.

— Пока неизвестен.

— Ладно, — прервал диспут с машиной человек. — Пусть «черная дыра». Почему, Ртутник, ты принял решение тормозить? Разве нельзя было обойти?

— Существовал риск не обойти, капитан.

— Что ты мелешь? «Черная дыра» — объект компактный, даже меньше пульсара.

— Эта не такая, Гровер. Есть рассогласование данных, однако по самым худшим… Диаметр где-то в световой год.

— Черт, — высказался капитан. Он уже с бешеной скоростью просматривал на виртуальном экране файлы и записи. — Но ведь даже при таком диаметре имелся шанс обойти. Разве нет?

— Только шанс, командир, — скорбно отметил Ртутник. — Во-первых, мы бы все равно отклонились от цели. Это даже во-вторых. А во-первых, приливные силы могли разорвать «Ивана Ефремова».

— Решение с натяжкой, Ртутник, — констатировал капитан голосом более металлизированным, чем у машины. — К тому же, по первичным данным, техника оценивала объект как в десять раз более компактный. Так?

— Так, капитан, — согласился электронный мозг. — Однако моя осторожность оказалась к месту, разве нет?

— Будите весь экипаж, Ртутник! — распорядился командир, прерывая дискуссию.

* * *

— Ясно, что он принял решение, исходя не только из безопасности, — сказал физик. — Огибание препятствия даже по большой, с огромным запасом безопасности, дуге все равно не привело бы к такой потере топлива, как сейчас.

— Мозг руководствовался другим? — уточнил капитан.

— Кстати, наша комната отсечена от него…

— Ты о прослушивании? — усмехнулся кибернетик. — Выкинь из головы. Мы не можем убрать доступ Ртутника окончательно. Но твой страх, Ремо, исходит из извечной боязни машинного бунта. Уймись.

— Уймись, — скривился физик. — Он уже принял не самое рациональное решение, хотя по своей машинной природе, как я понимаю, должен был как раз принять наирациональнейшее. Черт знает, что от него еще ожидать.

— Наш электронный мозг временно отсечен от кают-компании, — сообщил капитан. — Но кто еще хочет что-нибудь добавить?

— Если он принял не самое рациональное решение, — раздражающе вяло высказался кибернетик, — то, следовательно, он руководствовался какими-то другими критериями, не только безопасностью корабля. Правильно я понимаю, капитан?

— Я тоже так подумал, Содан, — кивнул Гровер.

— Какие решения, кроме безопасности, могут стать приоритетными? — спросил биолог.

— Ясно какие, — пожал плечами капитан. — Те же, что погнали нас, точнее человечество, к звездам.

— Дальние задачи иногда более важны, чем текущие, да? — переспросил биолог.

— Естественно, Олдрин. Какая задача может стать более актуальной, чем исследование системы Кадуцея?

— Разум? — догадался биолог.

— Значит, надо допустить, что я ни черта не знаю о своей работе, — констатировал кибернетик. — Моя машина, оказывается, — машина, попросту ведущая звездолет из пункта А в пункт Б, — может принимать решения, исходя из неких философских доктрин.

— Ртутник, реанимация ноль! — громко скомандовал капитан.

— Слушаю, командир, — отозвалась машина.

— Ты знаешь, о чем мы сейчас говорили?

— По вашему распоряжению я не подслушивал, но запись ведется непрерывно, так что я могу…

— Не надо, Ртутник. Скажи, только ли соображениями безопасности ты руководствовался для принятия решения на срочную остановку?

— Только ими, командир. Хотя…

— Что, Ртутник?

— Я… я не знаю, Гровер.

— Понятно. Блокируйся покуда. Ртутник, реанимация единица! — распорядился капитан. — Всем все понятно?

— Он имеет подпрограмму приоритета, не доступную на уровне его логического блока и блока общения с командой, — пояснил кибернетик.

— Я не об этом, Содан, — отмахнулся Гровер. — Ремо, скажи как физик, какова вероятность существования такого объекта. Ты ведь ознакомился с данными, насколько я понимаю.

— Вы насчет того, искусственный ли он? То есть может ли существовать «черная дыра» с такими характеристиками? Откуда мне знать, капитан Гровер? Мы слишком мало знаем о «дырах». Слишком мало. В сущности — ничего. Когда-то и первые «пульсары» приняли за чужие передатчики. Думаю, торможение даже для изучения такого уникума стоило потери системы Кадуцея.

— Понятно. Он на стороне машины, учти, Содан, — усмехнулся капитан.

— Короче, все при деле, — вздохнул Олдрин. — Кибернетик прокололся и теперь занят по уши, физик угодил в рай, химик, наверное, тоже пристроится. Один я тут буду не при делах. Зачем я летел, командир?

— Я думаю, до самоубийств на базе потери целеполагания у нас не дойдет? — капитан развеселился не на шутку. — Итак, решение понятно. Будем изучать аномалию. Кстати, господин физик, вы обратили внимание на скорость «дыры»?

— Еще бы! Она аномальна. Идет поперек Галактики.

— Капитан Гровер! — внезапно самореанимировалась машина. — Тревога!

— Что там, Ртутник? — тут же спросил капитан.

— Обнаружены быстро движущиеся объекты. Траектория меняется. Вероятность их движения именно к нам более девяноста процентов.

* * *

— Вам не кажется, что это слишком быстро? — спросил командир.

— Скорость движения приблизительно одна двадцатая световой, — тут же подсказала машина.

— Я не тебя спрашиваю, Ртутник, — оборвал командир.

— Я понял, Гровер, — кивнул физик. — Вы по поводу их появления?

— Вот именно, Ремо. Учитывая объем пространства, окружающего этот объект (солнечные системы тонут тут тысячами), они слишком быстро нашли нас. Не находите это подозрительным? Представьте, сколько постов наблюдения потребуется, чтобы встречать гостей со всех возможных направлений.

— Объяснение проще, и оно само напрашивается, командир.

— Они следили за нами, да?

— Верно, — кивнул физик.

— Как давно?

— Всполох наших «тормозных» виден на десятки парсеков. С учетом предела распространения информации, разумеется.

— Понятно. Странно, что они еще на подходе, а не возле нас.

— Мы не знаем их цели, командир.

— Вот именно, — задумчиво ретранслировал Гровер. — Ртутник! — вызвал он. — Как там Паронаут?

— Все еще не выведен из комы, Гровер. Машины делают все возможное.

— Понятно, — все так же задумчиво проговорил командир. — Мы лишились химика еще до главных событий. Ртутник!

— Да, командир.

— Реанимация единица!

— Кибернетик, слышите меня? — обратился Гровер в пространство, ибо специалист находился в другой части корабля.

— Так точно, командир!

— Не паясничайте, Содан. Сделайте, пожалуйста, вот что. Уничтожьте все данные о координатах Земли.

— Вообще все, Гровер? Включая те, что в поле Ртутника?

— Да, все, Содан. И действуйте побыстрее. Причем…

— Стереть информацию?

— Нет, этого недостаточно. Уничтожьте физически. Возьмите рабочий лазер. Испепелите блоки. Только не увлекайтесь слишком. Не прожгите корпус.

— Понял, командир. Сейчас приступаю.

— Думаете, они не узнают, если следили за нами давно? — пожал плечами физик.

— Откуда мне знать? — холодно глянул на него капитан. — Из пепла блоков уж точно ничего не раскопают. Конечно…

— Есть другие источники информации, — договорил за него физик.

— Есть, Ремо. К сожалению.

— Интересно, Гровер, в перечне ваших обязанностей имеется секретный пункт? То есть можете ли вы приказать нам всем покончить жизнь самоубийством?

— Не вашего ума дело, господин физик.

— Успокоили, командир, — физик улыбнулся.

— Что тут смешного, Ремо? — нахмурился капитан.

— Просто представил. На борт шагают представители иного разума, тянут руку для пожатия, а тут полный суицид. Во комедия будет!

— Много болтаем, Ремо.

— Есть время, командир. Не думаю я, что они так, на предельной скорости, и подойдут. Должны начать тормозить. Кстати, тут и пригодится наш безработный.

— Олдрин?

— Именно. Рассчитав тормозное ускорение, можно будет понять, что за существа находятся внутри. То есть из чего они. Хотя бы приблизительно, так ведь?

— Не так, к сожалению, — покачал головой капитан. — Судя по нашему собственному тормозному вектору, нас с тобой тут не должно быть.

— В смысле, у них тоже реанимация, только ускоренная?

— Вот именно. Если они, конечно, вообще там присутствуют. Там могут оказаться далекие аналоги нашего Ртутника, и не более.

— Допустимо, — кивнул физик.

Оба замолчали. Им было что наблюдать, точнее, чем любоваться.

Перед ними на большом виртуальном экране расстилалось неизвестное. В общем-то, визуальная пустота. Масштабы ее были непредставимы для человеческого разума. Если бы обзор был круговой, то все, чем она могла себя выдавать, — это отсутствие звезд. Там, за этой «сверхдырой», не было ничего. Хотя по краю — они уже зафиксировали это — присутствовала едва уловимая аномалия. Но для них, астронавтов, конечно же, наблюдаемая. Плотность звезд превосходила среднюю, и к тому же их цвет тоже отличался. Был сдвинут. Причем по-разному: у одних — в красную, у других — в голубую область. Все в зависимости от расположения относительно чудовищной массы. Плотность далеких светил изменилась потому, что таинственный объект работал как гравитационная линза.

— Значит, по-вашему, такая штука существовать не может? — подвел итог любованию пустотой командир.

— Конечно, не может, — почему-то поежился, хотя вокруг был идеальный микроклимат, физик. — По крайней мере, хоть сколько-то длительное время. Эта сверхмасса обязана тут же схлопнуться, провалиться в тартарары.

— Но в центре Галактики вроде бы что-то такое существует.

— Может быть, даже побольше, — согласился физик. — Но ведь там она и впала в сингулярность. Она непрерывно схлопывается. Просто мы видим ее, вернее видели бы, не мешай нам галактический рукав… из-за постоянно падающих на нее звезд. Похоже, они туда ссыпаются, будто песок. Во жуть-то! Как хорошо, что мы живем далеко.

— По нашим представлениям, жить возле центра никто и не может. Нам повезло, мы в коротационной окружности, — поучаствовал в просветительной беседе капитан.

— По нашим представлениям, и этой не должно быть, — взмахнул рукой физик. — Я вам докладывал о кольцах, Гровер?

— Я просматривал ваши заметки, уж не обессудьте, — выдавил улыбку капитан.

— Я назвал это «кольцами», — все же пояснил физик. — А как еще это назвать? Кольца тоже, как и объект внутри, не наблюдаемы. Отсюда я не могу оценить, видимо, нужна более удаленная точка… Хотя не уверен, что откуда-то со светового года удастся вообще что-то рассмотреть. Может, пропадет и сама «сверхдыра». Ведь она необычная… Да, о кольцах. Их целая система. Честно говоря, я запутался, сколько их, слишком малое время идут наблюдения. Но, похоже, тысячи. Не знаю, скорее всего, они не пересекаются друг с другом, хотя тут и черт ногу сломит. Так вот, капитан Гровер, вы поняли, из чего эти кольца?

— Там что-то двигается внутри, да? И как показывает аппаратура, точнее как трактуете вы, Ремо, с субсветовой скоростью, так?

— Да, капитан. И знаете, что там движется?

— Планеты? — прикинул вслух капитан и тут же сгладил проявившееся мальчишество: — Это я так, навскидку, поэкспериментировал.

— Нет, командир, планеты бы мы спокойно пронаблюдали. Хотя простым телескопом проблематично.

— Из-за скорости?

— Да нет, против фазовой даже скорость света бессильна. Обзорную плоскость всегда можно повернуть быстрее любого материального тела. Просто обычным телескопом нечего ловить. Ведь планеты светят отраженным светом, а здесь нет близкой звездной подсветки. Но есть и другие методы. Однако что это я о планетах? Там вовсе не планеты — еще хуже.

— Не томите уже, Ремо, — бросил капитан.

— Эти кольца сами состоят из «черных дыр», Гровер.

— Вы это точно установили? — внимательно глянул на физика капитан.

— Нет, не точно, командир Гровер, — отмахнулся физик. — Но к нам приближаются гости. Я не знаю, удастся ли нам нормально поговорить. Так что довожу вам свои мысли. В обычной обстановке я бы еще проверял и перепроверял.

— Понятно. Точнее, совсем непонятно, Ремо. Это что, какие-нибудь «микродыры»?

— Не знаю покуда. Может, смесь из «дыр» разной массы. Наверняка некоторые в массе похлестче нейтронных звезд, но в диаметре — поменьше.

— А почему они взаимно не сталкиваются? Не коллапсируют?

— Да откуда мне знать, Гровер? Они идут там потоком. Понимаете, они движутся потоком вокруг центрового сверхобъекта. Не одна за другой, а смешаны, как толпа. Идут с почти световой скоростью. Причем они не уходят из потока, не улетают в открытое пространство… Хотя вследствие такой скорости некоторые из колец должны вылететь в пространство. Попросту выстрелиться в космос. Но они идут по орбите. Правда, и не орбиты это вовсе.

— А что же? — с напряжением спросил капитан.

— Они явно не эллиптической формы. Допустимо, что все эти кольца переплетены. Причем, вы же поняли, они обволакивают ту, первоначальную «сверхдыру» со всех сторон. Не как у Сатурна.

— Вроде того, как в древности представляли атом, да?

— Что-то похожее. Только колец тысячи, я уже говорил.

— И что дальше? В смысле, для чего это?

— Удивительно правильный вопрос, капитан Гровер, — глянул прямо в глаза капитану физик. Такой вопрос имеет значение только в отношении искусственного объекта, никак не естественного. Ведь не спросишь же: «Для чего Гималаи?». Конечно же, они порождают всяческие явления на Азиатском материке — геофизические, там, политические, но глупо думать, что Гималаи именно для этого. Они просто данность.

— То, что объект искусственный, доказывают звездолеты, движущиеся к нам, разве не так, Ремо?

— Только косвенным образом, командир. Только косвенным. Они ведь могут быть такими же, как и мы.

— Ладно, давай далее о кольцах. Заинтриговал!

— Короче, колец тысячи. Идут перпендикулярно и как угодно. Понятно, ниже, выше и в переплет. «Черных дыр» в них… ну, миллионы, наверное. Может, миллиарды, если там есть сверхмалые.

— Целая галактика?

— Если каждую уподобить звезде, то да, целая галактика Млечный Путь. Но вы правильно спросили: «Для чего это все?».

— Ну и для чего, господин физик?

— У меня есть одна догадка, капитан Гровер.

— Только одна?

— Было несколько, но эта самая лучшая.

— Говори уж.

— Вся данная система создана (а как еще изволите высказаться?) для уравновешивания центровой «сверхдыры». Все эти волшебные кольца — всего лишь противовесы. Они не дают ей спокойно провалиться в сингулярность, за «горизонт событий».

— Ловко! А для чего?

— Это уже другой уровень, — пожал плечами физик. — Я еще с первым не разобрался.

— Ну, разбирайся, Ремо.

— Боюсь, не успею, Гровер.

— Делай, что успеешь. Ты ведь ученый!

Гровер хлопнул физика по плечу и покинул помещение.

* * *

— Командир Гровер!

— Слушаю, Ртутник.

— Химик Паронаут не вышел из комы.

— Я знаю, Ртутник. Я вроде велел сообщать об изменениях, а не о статике. Что-то еще?

— Повторяю, командир, Паронаут не вышел из комы.

— С тобой что-то не так, Ртутник?

— Провести контроль систем?

— Нет, не сейчас, Ртутник. Ты мне можешь понадобиться. Гости рядом.

«Гости» были действительно рядом. Две странные конструкции зависли в половине световой секунды от «Ивана Ефремова». И так и висели, синхронизировав орбиты и отстранившись друг от дружки на девяносто градусов относительно землян. Больше за половину суток ничего не произошло. За это время с «Ефремова» в сторону «гостей» ушли все предусмотренные инструкцией сигналы. Задействовались десятки диапазонов — от видимого света до длинноволновых радиосообщений. Ответа не поступало.

Экипаж вдоволь налюбовался «гостями». Точнее, проимитировал это действо. Сквозь телескопы, усилители света и инфракрасные приемники пришельцев удалось заметить, но не рассмотреть. Со всей осторожностью задействовали активную локацию. В некоторых диапазонах сигналы возвратились на радары. Тем не менее по радиолокационным отражениям остались сомнения и насчет формы, и даже насчет примерных размеров объектов. Физик сделал смелое (уже какое по счету) предположение, будто чужие звездолеты не статичны, а постоянно меняют форму. Это было непонятно, но за эти дни непонятности полностью вошли в обыденность. Он привел аналогию с вертолетом, винт которого крутится и дает размазку радиоотражению из-за эффекта Доплера. Это ничего не объяснило — винты в космосе не используются, — но для мозгового штурма годились любые гипотезы.

Очень внимательно велись наблюдения за облучениями «Ефремова» со стороны чужих. Однако в условиях нахождения рядом со сверхсистемой из миллионов малых и одной «супердыры» излучений всякого свойства хватало. Опять же физик предположил, что чужие вполне могут обходиться пассивными методами анализа, если умеют обрабатывать весь спектр гравитационных воздействий. Поскольку гравитация проникает сквозь любые препятствия, то при наличии соответствующей аппаратуры вполне реально без проблем заглянуть даже внутрь «Ивана Ефремова». «Успокоили, Ремо», — сказал на это капитан корабля.

— Командир Гровер! — снова вызвал электронный мозг. — Сообщаю еще раз: человек Паронаут из комы не вышел.

— Ты что, с ума сошел, Ртутник?! — раздраженно отозвался капитан. — Эй, кибернетик, где вы есть? — сказал он по общей связи через секунду. — Разберитесь, что за мания у Ртутника.

— Что у него, командир? — отозвался откуда-то Содан.

— Откуда мне знать, это ваша прерогатива, — с досадой пояснил капитан.

Их зарождающаяся перепалка была внезапно прервана.

— Командир Гровер! Это Олдрин, биолог! Я в кают-компании.

— Что еще? — переключился капитан.

— Тут… тут Паронаут пришел.

— Что?!

— Сюда пришел Паронаут. Прямо из реанимационной. С ним что-то не так. Надо бы отправить его обратно, а я один не смогу… кажется.

— Сейчас буду, — сосредоточенно произнес Гровер, вскакивая. — Ртутник, доложите, что случилось.

— Повторяю, командир. Человек Паронаут не вышел из комы.

— Но он же в кают-компании?

— Да, он в кают-компании. Он покинул «реанимацию» и отправился туда.

— Но ведь…

— Он по-прежнему в коме, Гровер.

— Как это может быть, Ртутник?

— Я докладываю вам факты, командир. Интерпретации не мое дело.

— Хорошо, Ртутник. Приношу извинения за свои предположения о вашей поломке.

— Принято, капитан Гровер.

* * *

Паронаут сидел в кают-компании, занимая командирское кресло. Он был совершенно гол, тело — в каких-то голубоватых струпьях, следах анабиотической процедуры; кое-где остались неубранные датчики. Над ним суетился биолог. Олдрин был странно бледен, но на фоне химика лицо его все же розовело.

— Что с ним? — спросил появившийся капитан.

— Я никак не могу его… — запнулся биолог. — Знаете, командир, у него нет пульса.

— Что вы мелете, Олд…

— Пульс я мерить умею, Гровер! Уж поверьте.

— Ртутник!

— Да, капитан.

— На химике датчики, вы можете дистанционно…

— Биолог Олдрин прав, командир Гровер. У человека Паронаута нет пульса, и кроме того, он не дышит.

— Его надо в реани…

— Не беспокойтесь, капитан Гровер, — внезапно каким-то странным, очень тихим голосом произнес Паронаут. — Сейчас, — сказал он, меняя позу, — надо все же вдохнуть, иначе не получится разговаривать. Удивительная артикуляционная система. Очень рациональная, все слитно.

— Паронаут, ты…

— Да сядьте вы, Гровер. Соберите весь экипаж.

— Кто вы та…

— Вы уже знаете, капитан Гровер, — Паронаут внезапно ужаснейшим образом осклабился. Может быть, он попытался улыбнуться, но выглядело это чудовищно.

— Содан, — сказал в пространство едва слышно Гровер, — вы еще с лазером? Тащите его сюда.

— Понял, — почти неслышно отозвался кибернетик из какого-то дальнего отсека.

— Лазеры, — произнес со странным акцентом и с придыханием Паронаут. — Ну, насмешили. Будете убивать своих, Гровер?

— Кто вы?

— Вы прекрасно знаете, Гровер, — чуть более по-человечески сказал Паронаут. — Я представитель тех, что висят на расстоянии световой полусекунды. Нет, уже…

— Командир! — донесся по громкой связи голос физика. — Один корабль чужих пошел на сближение!

— Не берите в голову, капитан Гровер. Мы не будем вести абордажных боев. Просто требуется уменьшить запаздывание сигнала, — выдал комментарий Паронаут, точнее его ротовое отверстие.

— Всему экипажу! Прибыть в кают-компанию! — распорядился Гровер стальным тоном. Он уже взял себя в руки. — Вы бы хоть оделись, — посоветовал он Паронауту.

— Не смогу, наверное, — вибрирующим, но без интонации голосом ответил химик. — Сложное дело. Да и запаздывание.

— Вы управляетесь по радио? В смысле — на расстоянии? — спросил командир. Он уже интересовался подробностями.

— Ага, — химик вдруг совершенно не к месту зевнул. Какими-то рывками повернулся в кресле в сторону капитана. Глаза его непрерывно моргали с невероятной скоростью, с такой, что веки казались полупрозрачными: сквозь них виднелись ужасно расширенные, во всю радужку, зрачки.

— Послушайте, — сказал Гровер. — Вы расшатаете, разбалансируете организм нашего товарища, и мы не сможем его ожи… привести в чувство.

— Человек Паронаут однозначно мертв, командир, — выдал заключение как бы на ушко капитану Ртутник: это был особый режим передачи голоса сфокусированным звуколучом.

— И мы не сможем…

— Похоже, не сможем.

— Послушайте, — обратился к Паронауту и к тем, кто за ним стоит, капитан. — Вы начинаете контакт с убийства нашего товарища. Это, мягко выражаясь, нехорошо.

— Он не вышел из анабиозной комы, вы же знаете, — отмахнулся Паронаут, при этом и правда махнув рукой. — Вы же в курсе, командир Гровер, что анабиоз не дает стопроцентной гарантии пробуждения, тем более в условиях сложности космического полета.

— Я в курсе, но…

— Хватит о мелочах. Когда наконец соберется экипаж, капитан Гровер?

— Что вы себе позволяете, Паро…

— Не знаете, как меня назвать? — спросил живой мертвец. — Зовите, как хотите, мы не обидчивы.

В этот момент в кают-компании появились физик и кибернетик, причем последний прятал за спиной массивный когерентный излучатель. В других обстоятельствах такое выглядело бы нелепо, но сейчас смеяться не хотелось.

— У меня к вам всем один вопрос, — сказало что-то там, в Паронауте. — Как ваша цивилизация нашла нас? Я в курсе, что вы не знаете прямого ответа, но подумайте. Вдруг мы что-то упустили в плане маскировки.

— Может, начнем с чего-нибудь друго… — вмешался капитан.

— Не будем уводить диспут в сторону, Гровер, — снова чудовищно, но все же чуть мягче улыбнулся Паронаут. — Всяческие обмены верительными грамотами оставим на потом. И пусть ваш кибернетик поставит рабочий лазер на предохранитель. Еще подожжете кресло или палец на ноге отпилите. Потом опять нас будете обвинять.

— Здесь бессмысленно что-то скрывать, командир, — пробормотал физик. — Можно я?

— Валяйте, Ремо! — подбодрил его Гровер.

— Мы наткнулись на вашу «машину» случайно, просто летели мимо и чуть не воткнулись, — растолковал физик.

— Послушайте, физик Ремо, — скривился Паронаут. — Это тело, через которое мы общаемся, охлаждается, по-вашему костенеет. Нам что же, еще теплоподачу сюда вести? Не тяните резину. Прикиньте, какова вероятность наткнуться случайным образом на такой объект. Вы что же, считаете, будто такие штуковины разбросаны по космосу ворохом? Думайте, как ваша цивилизация нас вычислила? Электронный мозг! Вас вопрос тоже касается, вы ведь член экипажа или не так?

— Да, но номинально… — промямлил (у Гровера отвисла челюсть) Ртутник.

— Не знаем, как у вас… Вернее, знаем. Но по-нашему, да и фактически, вы член экипажа. Так что докладывайте.

— Физик Ремо прав, — произнес Ртутник. — Мы наткнулись случайно. Вернее, я наткнулся. Экипаж находился в анабиозе, так что решение принял я. Но и я не знал, что здесь такое.

— Робот Ртутник, вы просчитали вероятность. Так что объясните.

— Но ведь она не равна нулю, понимаете? Вы же существуете, а потому, по идее…

— Вы двигались от Солнца, — (не только Гровер, но и остальные замерли), — к системе Кадуцея, с огибанием большого пылевого облака. Существовало множество способов его обойти и пройти от нас на порядочной дистанции, где чувствительность имеющейся аппаратуры не позволила бы обнаружить объект, но вы двинулись по траектории, которая с неизбежностью…

— Вы гребете под свою гипотезу все подряд, — отрезал биолог. — У вас паранойя, что ли?

— Послушайте, господа люди. Наша работа — беречь объект от внешних вторжений. Мы хотим узнать, как ваша цивилизация нас обнаружила, дабы обезопаситься впредь. Понимаете, если бы мы хотели вас прикончить или уничтожить ваш корабль, неужели вы сомневаетесь, что у нас не хватило бы силенок раскатать ваш «Иван Ефремов» в пыль? Достаточно лишь какой-то из наших красоток, коих в каждом кольце, как вы уже догадались, миллионы, чуть отклониться от курса и пройти вблизи вашего корабля — и все! «Ефремов» в течение тысячной доли секунды размажется в блин, который окутает «дыру», а потом тут же втянется за линию сингулярности. Я правильно поясняю, физик Ремо?

— Правильно, — кивнул физик. — Только, наверное, вы преувеличиваете. Вы не способны управлять этими «черными дырами». Мне почему-то кажется — они не в вашей компетенции.

— Как вы смогли построить такую штуку? — спросил Гровер. Они с лже-Паронаутом были уже на короткой ноге.

— Мы ее не строили, капитан Гровер, — ответил становящийся все более и более механическим Паронаут. Теперь он говорил новым способом: не используя легкие. Воздух попадал на голосовые связки как-то по-другому, может, через иные отверстия тела. Гровер старался об этом не думать. Но речь лже-Паронаута он теперь воспринимал нормально, усваивал смысл.

— А кто же ее строил?

— Мы не знаем. Предположительно это произошло достаточно давно.

— Но как такое можно построить?

— Веками присмотра за Машиной мы используем метод вашего фантазера физика. Берется, к примеру, ядро небольшой галактики, аккуратненько выводится из системы в автономное путешествие. Или, может, выгоднее хапнуть какое-нибудь шаровое скопление. В общем, это предыстория, еще не инженерия. А вот теперь их слово, Космических Инженеров. Вся Машина должна построиться, точнее возникнуть, практически мгновенно. Ведь в нормальных условиях предмет такого масштаба (как минимум одна-две десятых светового года, а у нас почти год) начнет тут же схлопываться — падать внутрь себя со скоростью света. Не успеете глазом моргнуть, а основная его масса уже за горизонтом событий. Примерно такая же ситуация с каждым из элементов колец. Не забудем, «дыр» в кольцах десятки миллионов. Надо действовать быстро и успеть уравновесить их друг другом. Как можно такое сделать? Этот вопрос к Строителям, но мы с ними не знакомы.

— Что это такое вообще? — возопил Гровер. — Мы ведь уже добрались сюда, так почему бы не объяснить? Потом раскатаете нас в блин, если уж так хочется. Но сейчас-то потешьте напоследок.

— Думаю, вы с экипажем уже и сами близки к разгадке. Что скажете, биолог?

— Это нечто живое? Модуляция жизни на некоей смеси микро- и мегауровней?

— Нет, Олдрин.

— Вы, физик?

— Наверное, сверхускоритель. Наимощнейшее из всего, что можно создать. Допустим, если столкнуть пару-тройку «черных дыр» да на субстветовой, то, по-видимому, удастся расколоть последние бастионы материи. Нет?

— Не угадали, Ремо.

— Ваше слово, кибернетик.

— Счетная машина. Чем меньше счетный механизм — допустим, транзистор, — тем больше их получится напихать в заданный объем. Тут, видимо, напихали порядком. Что-то считают. Только не представляю что.

— В десятку, Содан. Весьма верно. Это счетная машина. В нашей интерпретации да переводя на ваш язык — Черный Счетчик. А вот допуск о «впихивании в заданный объем» несколько неправомерен. Оказывается, отношение возможностей счета к объему действует только до некоторого предела: на одном из этапов система становится чрезмерно большой и массивной и тогда неизбежно схлопывается в ту самую «черную дыру».

— Но ведь вы же ее уравновесили кольцами!

— Верно, мы — вернее, Строители — ее уравновесили. Но только дело не в объеме. Довершу мысль: после определенного предела, считать можно лишь соотносительно площади поверхности. В нашем случае Строители используют наименьшее из возможного в этой Вселенной — они задействуют как транзистор квадратик поверхности Планковской (по-вашему) длины.

— Понятно! Как же я сразу не… — произнесли одновременно физик с компьютерщиком и посмотрели друг на друга.

— Десять в минус тридцать третьей — дециллионная доля сантиметра, правильно? Теперь вопрос о том, что можно считать. Считаем мы на поверхности «предчерной дыры», то есть той, которая вот-вот должна провалиться в тартарары. По сути, считая на ее поверхности, мы считаем на ее энтропии, так как оные равны. Энтропия «микрочерной дыры» диаметром в сантиметр составляет десять в шестьдесят шестой степени бит, что соответствует термодинамической энтропии водяного куба ребром в десять миллиардов километров — в полтора раза дальше орбиты вашего Плутона, между прочим. Ну, а посчитать мы хотим не больше не меньше все возможно-вероятные состояния Вселенной. То есть вывести из песчинки (ибо даже наша суперсчетная Машина сравнительно со Вселенной менее пылинки) мир.

— А чего вы опасаетесь? Имеется в виду, как ее охранники? — спросил капитан Гровер.

— Мы бережем Черный Счетчик от внешних вмешательств.

— А разве возможно сломать такую махину?

— Гровер, ваша цивилизация в начале пути, вы еще не понимаете, что такое настоящая мощь. В этой Вселенной можно, оказывается, сломать все.

— Но не злонамеренно, наверное? Кому придет в голову сокрушать такое произведение технологии?

— Некоторым приходит. Имелись прецеденты. Не все хотят, чтобы в мире существовала штука, способная знать — просчитать — про них самих все и на все времена.

— Понятно. Вы постоянно просматриваете космос на предмет приближающейся угрозы? Вы и нас так засекли, как я понимаю?

— Вообще-то мы — часовые периметра и, конечно, следим за пространством. Но у нас есть кое-что, превосходящее любые способы наблюдения.

— Это что же? — поинтересовался физик.

— Если опасность слишком велика, тогда до общения с нами снисходит сам Счетчик. И, значит, мы знаем заранее обо всех предпосылках, можем даже предпринимать превентивные меры.

— Интересно какие?

— Это секретная для вас информация, господа люди. Вы сами под подозрением.

— Капитан Гровер, — сказал Паронаут внезапно и в несколько иной интонации. — Мы вынуждены прервать свою «викторину». Случилось настоящее чудо. На связь с нами вышел сам Черный Счетчик. Не припомним, как давно такое случалось в последний раз. Информация такая: Счетчик проанализировал все данные, коими вы, включая Ртутника, располагаете. Оказывается, вы действительно не знаете, каким образом отыскали Счетчик. И по сути, никто в вашей цивилизации не имел понятия о Счетчике. Тем не менее вы его обнаружили. Из чего следует…

— Та самая штука, от коей не избавиться, случайность? — предположил Гровер.

— Подобную гипотезу мы уже обсуждали, капитан корабля. Вы не правы. Все несколько по-другому. Оказывается, у земной цивилизации, как у системы в целом, наличествует интуиция. И именно эта интуиция подсказала, как найти Черный Счетчик, не зная о нем. Ведь почему-то именно к системе Кадуцея отправили ваш корабль. С таким феноменом ни мы, ни даже Черный Счетчик еще не сталкивались. Это в корне меняет представления и расчетные данные. Открою вам тайну, господа люди. До сих пор все вариации развития Вселенной как цельной системы вели к ее гибели. Ни какие-то природные феномены, ни бесчисленность обнаруженных, предсказанных и просто рассчитанных цивилизаций не приводили к изменению общего вывода. Однако наличие во Вселенной цивилизации, обладающей столь удивительной интуицией, в корне меняет исходные данные. Может быть, теперь допустима такая вероятность, что Вселенная все же не погибнет, а минует коллапс, растекание в пространстве, тепловую смерть и прочие возможные беды. Допустимо: она будет существовать вечно. И это благодаря наличию в ней уникума.

— Удивительно, — сказал физик.

— Хорошо, — сказал капитан Гровер. — Но все же как командир корабля я намерен спросить, что будет с «Ефремовым» и экипажем?

— Вам нужна точная раскладка, Гровер? Мы попробуем переслать Черному Счетчику вашу просьбу о точном расчете судьбы каждого, а также длительности жизни корабля и электронного мозга.

— Ну нет, зачем нам такие подробности. Я вообще спросил.

— В связи со случившимся ваша цивилизация и вы, как ее полномочные представители, имеете наивысший приоритет. Делайте, что хотите. Оставайтесь, улетайте. Допустимы любые исследования. За исключением опасных для стабильности Счетчика, разумеется. Уж за этим мы — часовые периметра — проследим, будьте уверены!

— Мы свободны? — воскликнули все присутствующие разом.

— Ну да. И вот еще что. В связи с тем, что добраться в систему Кадуцея у вас теперь не получится, Черный Счетчик в качестве любезности предоставляет вам наиболее вероятные расчеты по поводу этой системы, то есть все вероятности происходящих там событий. Данные уже перегружаются в ваши электронные блоки памяти. И еще, — Паронаут совершил что-то наподобие выдоха. — Совет. Это уже от нас лично, не от Счетчика. Вы уж берегите свою цивилизацию, относитесь к ней нежно. Теперь на вас вся надежда, больше не на кого.

Тут химик Паронаут замолк навсегда.

— Капитан Гровер, — доложила машина. — Корабли чужих удаляются.

— Понятно, Ртутник. Спасибо за службу, друг!

Дэйв Крик

Похититель Адрианы

Иллюстрация Владимира Овчинникова


Новые возможности неизбежно ведут к новым преступлениям… Керри Молина уже намеревалась ступить в воды реки Гумбольдта, но заметила тревожное выражение лица Джейкоба Тройера. Обеспокоенно глядя на девушку, он предостерег:

— Не наделайте глупостей.

— Не буду. Пока не придется, — ответила Керри. Не обращая внимания на пристальный взгляд Джейкоба, она несколько раз глубоко вдохнула, чтобы подготовиться, и шагнула в реку, прихотливыми извивами прорезающую всю территорию поселения Новый Ланкастер.

Керри опустила голову под воду и замерла так на некоторое время, чтобы позволить биотехнологиям своего тела адаптироваться к подводной жизни. Термин «рыба», принятый как рабочее название ее встроенной системы, был явным искажением действительности: на самом деле у нее не было жабр и она не дышала водой. Для дыхания приходилось всплывать, как дельфинам или китам. Потому что растворенного в воде кислорода совершенно недостаточно для такой физической нагрузки, которую она испытывала, к тому же вода не переносит его в кровь. Таковы причины того, что многие крупнейшие морские существа являются млекопитающими. Сердцебиение Керри участилось, чтобы бешено качать кровь через ее тело, сохраняя тепло, а легкие развернулись, увеличившись в полтора раза.

Керри легко поплыла вниз по течению к огороженному имению Малкольма Викари. Она чуть вздрогнула, когда раскрылись кожные микроскладки — характерная особенность, которой она обладала наравне с дельфинами, по ощущению, словно тело покрылось мурашками. Хотя бороздки были едва заметны, они удерживали на коже тонкий слой молекул воды. Это позволяло скользить в воде с меньшим сопротивлением, поскольку жидкость течет по другой жидкости более гладко, чем по коже.

Девушка лишь едва заметно вздрогнула, но ее тело в этот момент претерпело серьезные метаморфозы. Кровь побежала по венам гораздо быстрее, а кожа стала чуть более толстой. Ноги недолго, но противно ныли, готовясь забирать из тела много больше энергии, на случай если Керри внезапно понадобится скоростной рывок.

Конечно, наличие подкожного жира, как у тех же китов и дельфинов, оказалось бы более рациональным, но Керри считала, что дома, в Мадриде, это сильно снизит ее привлекательность.

«Здесь бы я об этом совершенно не беспокоилась. Наверняка ночная жизнь в поселении меннонитов совсем не такая, к какой я привыкла».

* * *

В тот же день, но чуть раньше, Керри прошла краткий ритуал, каковому был обязан подвергнуться любой входящий в поселение Новый Ланкастер.

— Ой-ой! Это чертовски больно! — Керри потерла шею чуть ниже левого уха.

— Прошу вас, офицер Молина, — сказал детектив Джейкоб Тройер, опуская цилиндрический инструмент, которым только что извлек имплант-коммуникатор Керри, — следите за языком.

Он положил инструмент и коммуникатор на деревянный письменный стол, где теснились кипы бумаг, глиняный стаканчик для ручек и карандашей и несколько стоящих рядком резиновых печатей. Не видно ни единого компьютера, ни единой простейшей видеосистемы или дисплея для просмотра информации.

Без имплант-коммуникатора Керри почувствовала себя брошенной на произвол судьбы, одинокой и отделенной от остального человечества. Не то чтобы кто-то обязательно должен был связаться с ней в Новом Ланкастере, но всегда оставалась вероятность запроса с Земли, или из другого поселения, или с орбитальной станции. Теперь эта возможность исключалась, по крайней мере на то время, пока она здесь.

— Я не офицер, — ответила она. — А что, мои слова действительно оскорбили вас?

Джейкоб снисходительно взглянул на Керри. Он был высоким мужчиной за тридцать, на висках уже пробивалась седина. Одет в черный жилет поверх белой рубашки и серые брюки, лицо чисто выбрито.

— Думаете, если я меннонит…

— Я не имела в виду… — вспыхнула Керри.

— …и если я живу в орбитальном поселении с определенной культурой, то я наивный и неискушенный простак. — Его глаза сузились. — Вы меня не шокировали. Но мне бы не хотелось, чтобы у вас вошло в привычку так разговаривать.

Керри провела рукой по голове, пропустив короткие черные волосы сквозь пальцы. Они находились в офисе Тройера — маленьком полицейском штабном домике на краю растянувшейся на километр деревни. Здесь, в «Поселении благородных жителей», обитали пятнадцать тысяч меннонитов нового ордена.

Семейные фермы стояли рядами аккуратных прямоугольников, которые стелились вверх по горе и занимали две десятых километра площади каждый. Среди них пробегали ленточки мощеных дорожек, связывая крошечные подворья, состоящие из деревянно-каменных домиков на одну семью, каждая из которых вела свой маленький бизнес: дубила кожи, штопала носки, чинила электрокары или телефоны.

— Возможно, нам лучше начать сначала, — вздохнула Керри.

— Итак, вы не офицер Консолидации. Кто же вы? — спросил Джейкоб.

— Фрилансер. Свободный ремонтник. Нанимаюсь на разную работу. Одну неделю могу разыскивать артефакты на каком-нибудь мире, еще не исследованном людьми. Другую — помогать переселенцам найти подходящий астероид для создания колонии.

— И это делает вас персоной, способной вступить в схватку и победить Малкольма Викари.

— Детектив, я могу развернуться и отправиться вниз, на Землю. И тогда сюда поднимутся офицеры Консолидации. Они притащат с собой судебные повестки, выпуски пресс-релизов, и вся затея обернется для поселения пиаровским бедствием… — Керри умолкла, когда заметила на лице Джейкоба Тройера признаки нарастающего гнева.

— Только попробуйте! — проговорил он. — Это будет представлено как конфронтация с нашей культурой. Тогда Консолидация заимеет свое собственное пиаровское бедствие.

Керри заставила себя улыбнуться:

— Значит, мы друг друга поняли.

— Мы знаем Викари как человека набожного. Однако вы верите донесениям о том, что он надругался над несколькими женщинами?

— На Земле и в нескольких орбитальных поселениях.

— Как я понимаю, в прошлом году в Шоше? И на Ньютоне?

— Да, — кивнула Керри. — А также в Нью-Йорке и Лондоне.

— А в этом году в поселении Минервы и прямо здесь, в Новом Ланкастере?

Керри постаралась ничем не выдать волнения при мысли об Адриане и добавила:

— И еще один случай. На Луне.

— Большинство мест преступления полностью оснащено прогрессивными технологиями. Однако он творит свои злодеяния над людьми совершенно безнаказанно.

— На всякое техническое воздействие найдется свое противодействие. Он инженер-нанотехнолог, несомненный гений в этой области. Та же технология, что позволила ему совершить преступление, одновременно позволила ему не оставить образцов ДНК, следов запаха, отпечатков пальцев, вообще ничего. Он всегда находил места, где был минимум наблюдательно-записывающей аппаратуры. В этом деле нейронных атак все улики косвенные.

— Извините, в каком?

— Тело Викари напичкано нанотехнологиями, оно больше похоже на скафандр с системой жизнеобеспечения для выхода в открытый космос. Прикасаясь к вам, он может послать электрические импульсы через лимбическую систему. Это такая…

— Я знаю, что представляет собой лимбическая система и ее функции: формирование эмоций, поведения, памяти, сексуальное влечение… — сказал Джейкоб. — Слово «меннонит» не синоним «неуча».

— Простите.

— Вы определенно лучше многих визитеров. Итак, нейронная атака?..

— Электрический разряд в лимбической системе способен вызвать симптомы, похожие на душевное расстройство или воздействие психотропных средств. Особенно импульс влияет на миндалины, которые играют ключевую роль в формировании эмоций. Он может вызвать одно определенное чувство в своей жертве и… ну, если выражаться ненаучно, может поглотить, впитать его.

— Как это происходит?

— Эффект обратного импульса от электрического разряда. Он словно выжигает чувство, которое забирает у других, и закачивает в свой мозг. И он способен эмоционально переживать его в любое время, когда захочет.

— Но… Малкольм Викари. Я сидел рядом с ним на воскресной службе. Он внес изрядное пожертвование на содержание школы. Каждый, кто с ним знаком, знает его как набожного человека.

— Не каждый, — сказала Керри. — Например, Хелена Пеннер.

— Кажется, — Джейкоб потер подбородок, — я с ней знаком.

— Уверена, ведь поселение такое маленькое, — пробормотала Керри.

— Коллективные «постройки амбаров» и другие совместные мероприятия, вы это имеете в виду? Их ферма через пару подворий от моей. Ей около двадцати, живет с родителями, Абрамом и Марией. Как она с этим связана?

— Она единственная сумела уцелеть. Работала у него по найму, предположительно помогала с бухгалтерией. Он напал на нее прямо в кабинете. Это оказалось его первой ошибкой. Лично я считаю иронией судьбы и страшной нелепостью, что он был обнаружен в обществе, не признающем высоких технологий.

— Как же об этом узнали в Консолидации?

Керри покачала головой.

— В этом деле много неизвестного. Она как-то спаслась и послала сообщение вниз, на Землю. У нее дома имеется какое-то средство связи.

— Запрещенные технологии? В семейном доме? Я удивлен.

— К тому времени, когда ведомство на Земле начало рассматривать это дело, Хелена снова вышла на связь и умоляла ничего не предпринимать, так как всё оказалось простым недоразумением.

— К сожалению, — сказал Джейкоб, — такое поведение обычно для многих жертв.

— И поэтому первым делом я хотела бы встретиться с ней.

— Согласен. — Джейкоб порылся в одной из бумажных стопок на столе. — А, вот оно. — Он вручил ей лист бумаги и ручку. — Не подпишете ли вот здесь?

Керри посмотрела на документ:

— Что за че… Я имею в виду, что я подписываю?

— Все просто и честно. Подтверждение, что я благополучно извлек ваше средство связи.

Керри снова потерла шею:

— Да уж, «благополучно» — подходящее словечко.

Несмотря на ворчание Керри, Джейкоб продолжал:

— Оно также подтверждает ваше согласие, что, пока вы находитесь в поселении Новый Ланкастер, вы не имеете при себе никаких других высокотехнологичных приборов.

Керри нагнулась над письменным столом подписать бумагу:

— Гораздо проще было бы пользоваться какими-нибудь приборами обнаружения, или нанозондами, или даже этим вот коммуникатором. А с личным парализатором я наверняка чувствовала бы себя в гораздо большей безопасности.

— Жаль, — коротко кивнул Джейкоб, забирая бумагу у Керри и возвращая в стопку. Он открыл ящик стола и вытащил пистолет, не похожий ни на что из виденного Керри ранее: под странным бочонком располагался толстый цилиндр, а солидная рукоять сделана из дерева. — Это единственное оружие, которое вам здесь будет позволено иметь.

— Что за че… чепуховина?

— Пневматический пистолет. Резервуар под бочонком содержит сжатый воздух. Он способен обеспечить более ста выстрелов, но зажим удерживает только двенадцать, потому их именно столько.

Он вручил ей пистолет.

Керри повертела оружие так и эдак:

— Чем он стреляет?

— Резиновыми пулями. Они предназначены для выведения из строя, не так, как парализаторы, имейте в виду, но простым, быстрым и сильным ударом. Вообще-то они могут пробить кость или даже убить.

— И вы думаете, его ударной мощи будет достаточно для сражения с Викари?

— Могу вас заверить, у него нет никакого продвинутого оружия. Кроме того, я отличный стрелок.

Джейкоб передал ей кожаный пояс с кобурой. Керри неловко повертела в руках пряжки, потом сообразила, как надежно приладить кобуру прямо на бедрах, и хорошенько пристегнула ремешки.

— Вроде как я восторженно визжу, получив такое вооружение.

— Эта кобура не просто так называется служебной. Одно из требований для находящихся здесь офицеров правоохранительных органов — дать понять, что ты вооружен.

— Отлично, — сказала Керри. — Ой, есть одна высокотехнологичная штучка; которую я не смогу ни на что променять.

Джейкоб с подозрением поглядел на девушку.

— Что же это может быть?

— Я «рыба».

— Простите, кто?

— При помощи биоинженерии модифицирована для долговременного пребывания под водой без дыхательного оборудования. Владения Викари находятся на реке Гумбольдта. Возможно, мне придется пробраться туда так, чтобы он об этом не догадался. — Она придала своему лицу самое кроткое выражение, какое только могла. — Надеюсь, это не вызовет никаких осложнений.

В соревнованиях по изображению кротости на лице Керри пришлось признать собственное поражение, Джейкоб выиграл.

— По уставу нашего поселения, не допускается дискриминация по физическим характеристикам, являются они естественными или приобретенными, — сказал он.

Керри подумала, что это выражение нисколько не проясняет вопрос: вызовет ее модификация осложнения или нет.

— Кстати говоря, — продолжал Джейкоб, — вас не будет беспокоить мое личное знакомство с Викари? Вы можете заподозрить меня в необъективности.

Керри подумала о разбитых в прах мечтах, о сияющем лице любимой сестры, оставшемся в прошлом.

— Это ничего, — сказала она. — Вы вполне уравновешиваете мое к нему отношение. Последней жертвой Викари была моя старшая сестра Адриана.

* * *

Керри следовала за Джейкобом из штаба полиции к электрокару, чтобы отправиться на ферму Пеннеров. Детектив молчал, его лицо казалось бесстрастным, даже когда он сорвался с места и покатил вниз по широкой мощеной дороге через крошечную деревушку к полям.

Керри все еще ждала, что Джейкоб потребует от нее объяснений: как он может доверять ей профессиональное задержание Малкольма Викари, если в ней столь сильно влияние эмоций? Откуда он знает, что она внезапно не взбрыкнет? Возможно, она вдруг набросится и убьет их обоих…

Но он никаких объяснений не требовал и вопросов не задавал. Вообще не сказал ни слова, пока они ехали от южной окраины поселения до реки Гумбольдта, которая яркой синей лентой прорезала местность. Керри окинула взглядом прогулочные лодки, чуть более объемистые грузовые суда, рассекающие воды: некоторые шли строго с берега на берег, иные совершали вояжи чуть подольше — проходили немного вверх по течению и возвращались. Небольшой ручеек, берущий начало в горах и змеящийся по всему поселению, кончался водопадом, низвергающимся с высоты около тридцати метров. Но не прямо.

— Понимаю, — кивнула Керри, указывая на изогнутые струи воды, повернутые к западу. — Поселение отворачивается от падающей воды.

— Вода обычно льется по прямой, — произнес Джейкоб. — Просто это так выглядит. — И через мгновение он снова стал серьезным: — Как Викари удавалось так долго скрываться после всех своих преступлений?

— В основном расследование представляло собой тупую обработку данных; искали тех, кто посещал каждый из этих населенных пунктов в определенных временных рамках, то есть когда было совершено нападение на женщин. На самом деле пострадавших больше, чем вы, возможно, полагаете. А в Шоше его вообще почти схватили.

— Что же помешало?

— Видимо, откупился.

Джейкоб скривился:

— Неужели кто-нибудь может из корысти позволить такому человеку выйти на свободу?

— В Шоше сотрудникам безопасности не слишком хорошо платят. Если бедняга обеспокоен оплатой аренды за следующий месяц или откладывает деньги на образование ребенка, то достаточно крупная взятка вполне может стать искушением.

— Значит, мы с легкостью арестуем его.

— Это план «А».

— А если это будет не так уж просто?

— Тогда вам лучше надеяться, что у меня есть план «Б».

Теперь перед ними расстилались фермерские угодья, словно взмывая вверх по склону и встречаясь в вышине. Электрокар скользил мимо полей, по которым неутомимо ползали большие электрические комбайны и молотилки и где трудились мужчины и женщины с граблями и мотыгами.

Керри было нелегко избавиться от ощущения, что аккуратная машинка неподвижно стоит на месте, а поселок вертится вокруг нее, словно колесо вокруг белки. Не подумав, девушка выпалила:

— Что бы вы обо мне ни думали, скажите мне это вслух и честно.

На мгновение показалось, что Джейкоб полностью сосредоточен на дороге, мягко выводя машину из крутого поворота. Но Керри заметила, как он стиснул челюсти, как чуть побелели кончики пальцев, сжимающих руль.

— Я уверен, что история с вашей сестрой не затмит здравого смысла. Это означает, что я принимаю на себя ответственность за вас. Вы это понимаете?

Керри выпрямилась на сиденье:

— Это также означает, что я принимаю на себя ответственность за вас.

Джейкоб едва заметно кивнул:

— Верно.

— Можете верить в меня.

— Я верю только в Господа. Вы можете рассчитывать лишь на доверие, к тому же зависящее от обстоятельств.

Джейкоб вновь уперся взглядом в дорогу, а Керри снова потонула в ощущении образа цилиндрического мира, вращающегося вокруг нее.

* * *

Керри плыла к владениям Викари. Раз поднявшись на поверхность, чтобы сделать быстрый вдох, она прокатилась на волновом следе проходящей мимо баржи, затем стала снова грести, резко взмахивая руками и сильно отталкиваясь ногами, и двигалась в воде быстрее, чем самый способный и натренированный, но не модифицированный пловец. «А в этом поселении, — подумала она, — я могу не беспокоиться ни о тепловых датчиках, ни о сонарах, ни о камерах обнаружения, ни об электронных замках или даже о выцеливающем меня огнестрельном оружии. Возможно, в конце концов я смогу научиться получать удовольствие от своего пребывания здесь».

Она снова приостановила стремительное движение, высунула голову на поверхность и осмотрелась. Тьма вокруг оказалась более глубокой, чем привычное ночное время в других поселениях. Никаких залитых светом городских кварталов; скудное освещение давали окошки фермерского домика, случайный огонек на крыльце или одинокий уличный фонарь.

«Мир без луны, — подумала Керри. — И даже без звезд».

Далеко позади имения Викари от чьей-то усадьбы донесся собачий лай, затем ей показалось, что по глади реки проскользила прогулочная лодочка. На нескольких финальных метрах Керри отдалась течению, чтобы вторгнуться в частные владения Викари без малейшего всплеска, который кто-нибудь мог бы услышать сверху.

Она тихонько покачивалась под самой поверхностью воды, пока не оказалась на территории Викари, потом чуть подняла голову над водой и осмотрелась. На пристани — две чудесные лодочки, обе подходящего размера, без вычурности. Деревянная лестница зигзагами поднималась на двадцатиметровую высоту к дому.

Она взглянула вверх, но широкий выступ скалы скрывал от нее вид дома, и она позволила себе приблизиться к берегу. В широком окне, выходящем на реку, горел свет.

«Наверняка там, наверху, много чего творится, — подумала Керри. — Толпы людей бродят туда-сюда, что за черт!»

Девушка поняла: Викари собирается бежать. «Я недооценила его. Думала, он попытается обмануть нас или оказать физическое сопротивление… И у меня нет времени вернуться к Джейкобу».

* * *

Чуть раньше, на ферме Пеннеров, Керри ощущала, будто попала на двести лет назад, в прошлое. Небольшой, скромный, но прочный деревянный дом выкрашен белой краской, глаз радуют красная крыша и красные же окна и двери. Позади дома — амбар, который подновляли довольно давно, краска уже слегка облупилась; его широкие деревянные двери открыты. За амбаром она увидела в поле нескольких коров: буренки щипали траву или просто лежали на земле. Ветерок приносил богатый, насыщенный букет запахов: животных, сена, навоза и каких-то еще, которых Керри не смогла распознать.

Подходя к дому Пеннеров, она услышала странный, незнакомый звук и остановилась.

— Что это? — спросила она.

Джейкоб тоже остановился и прислушался.

— Что именно?

Керри повнимательнее присмотрелась к коровам и воскликнула:

— Ой, они мукают! Никогда раньше не слышала…

Джейкоб одарил ее снисходительной ухмылкой:

— Это называется «мычат».

— Откуда вы знаете?

— Я здесь живу, — бросил он и снова зашагал к дому.

Они взошли на простое крыльцо без навеса, и Керри отметила любопытный факт: ни один человек их не заметил. Джейкоб постучал в дверь и, когда не получил ответа, подошел к окну, наклонился и заглянул внутрь.

— Разве это вежливо? — спросила Керри.

Он поднял на нее глаза:

— Это вполне по-соседски.

Позади раздался сердитый мужской голос:

— Чем могу помочь?

Керри вздрогнула и повернулась. На нее смотрел угрюмый мужик с густой бородой. Его поношенный комбинезон был перепачкан землей — одежда трудяги, а не демонстрация моды в стиле ретро. Вилы, на которые он опирался, довершали образ. «Вот это — настоящий человек и его реальная жизнь», — подумала Керри.

По первому впечатлению она дала бы этому человеку лет сто: волосы обильно забелила седина, а лицо испещрили глубокие морщины. Но она тут же одернула себя, осознав, что мужчине, выбравшему этот путь и живущему естественной и многотрудной жизнью, далекой от медицинских или косметических биотехнологий, должно быть, не больше сорока пяти.

Джейкоб спрыгнул с крыльца и протянул руку:

— Мистер Пеннер, думаю, мы с вами встречались на нескольких общественных стройках.

Пеннер пожал руку Джейкобу:

— Ты Тройер, точно?

— Да, сэр, офицер Джейкоб Тройер. — Он указал на Керри. — А это Керри Молина, она…

— С Земли, как я понимаю, — покивал Пеннер, пожимая руку и девушке.

— Да, сэр, — ответила Керри.

«Когда это на мне появился значок с надписью „землянка“? — удивилась она про себя. — Никогда не думала, что это настолько очевидно сквозит в каждом моем слове, в каждом шаге, а возможно, и в рукопожатии».

На лице Пеннера отразилось глубокое подозрение:

— Вы здесь по поводу Хелены, точно?

Керри собралась было ответить, но Джейкоб ее опередил:

— Совершенно верно, сэр.

— Она работает в поле. Как и положено.

— Вы же знаете, как это важно, — проговорила Керри.

Лицо мистера Пеннера выражало абсолютную непреклонность:

— Я знаю, как важна для меня моя дочь. Я не позволю, чтобы ее снова… беспокоили.

— Сэр, ваше отношение к дочери достойно восхищения. Но есть другие отцы, которые будут точно так же беспокоиться о своих дочерях.

— Это их забота. А Хелена — забота моя.

Керри почувствовала ужасную тяжесть во всем теле, ее плечи ссутулились, а руки безвольно повисли. Она даже опустила голову, но потом с усилием посмотрела в глаза Пеннеру:

— Я бы хотела уважать ваши желания, сэр. Но меня сюда привел долг, такой же, какой есть у вас перед вашей семьей.

Пеннер обратился к Джейкобу:

— А у тебя, офицер, тут какая забота? Очевидно, позволять посторонним без необходимости совать нос в дела моей семьи.

— Мистер Пеннер, — сказал Джейкоб. — Что бы вы подумали об отце другой девушки, который мог бы дать ей рассказать всё, но не позволил? Вы сумели бы не обвинять его, если бы что-то случилось с другой девушкой?

Пеннер ухватил вилы за рукоятку обеими руками и воткнул зубцами в грязь прямо перед собой:

— Время упреков прошло, давным-давно прошло. Моя вина в том, что я вообще позволил Хелене работать на этого человека.

— Мистер Пеннер, — сказала Керри, — ей двадцать лет, она вольна делать всё, что захочет.

— Тогда я себе так и сказал. И не в силах ничего изменить. Но не позволю этому снова случиться.

— Но, сэр…

Джейкоб шагнул вперед, оказавшись между Пеннером и Керри. Ее лицо вспыхнуло от гнева, и она чуть не оттолкнула офицера в сторону, но в последний момент одумалась. Джейкоб пожал руку мистеру Пеннеру и сказал:

— Благодарю вас за то, что уделили нам время, сэр. Мы вас больше не побеспокоим.

Развернулся и широко зашагал к машине.

«Он считает, что я должна послушно следовать за ним, — подумала Керри, — как милая маленькая девочка… Ладно, последую, — решила она, бегом догоняя Джейкоба. — Но мне это явно не мило».

* * *

Керри все еще была рассержена, поторапливаясь за Джейкобом назад к машине.

— Что за чертовщина здесь происходит?

Джейкоб погрозил Керри пальцем, словно она была ребенком, которому он собирался вымыть рот с мылом.

— Ну-ну! Следите за языком!

— Ладно, тогда «что за дела, ёксель-моксель, да провалиться всему… куда-нибудь»! У вас должна быть адски уважительная причина для этого.

Джейкоб открыл дверцу со стороны водителя и уже ступил в машину одной ногой.

— Как я понимаю, под «этим» вы подразумеваете прекращение переговоров, которые не дадут нам ровным счетом ничего.

— Ну… да. Думаю, да.

— Отлично. До тех пор пока вы знаете, чем возмущаетесь.

Он сел в машину. Керри глубоко вздохнула, потом тоже забралась внутрь. Джейкоб погнал машину прочь от фермы Пеннера. Он сказал:

— Я сделал для мистера Пеннера столько, сколько мог. Дал ему понять, что уважаю его самого и его взгляды. Во всяком случае теперь мы поговорим с Хеленой.

Керри ухмыльнулась:

— Значит, ваш план «Б» был такой же, как и у меня.

— Меня больше волнует случившееся с Хеленой, чем чувства мистера Пеннера.

Ухмылка Керри померкла:

— Должна признать, вы меня удивляете.

— Тем, что не одобряю преступлений мужчины в отношении женщин? Или намерением попрать волю отца и выяснить, что в действительности произошло?

— Ну, нет…

— Чем же тогда? Тем, что у меня нет бороды? Что я не говорю «шо» и «ага»? Я нормальный человек, как любой другой. В вере меннонитов столько же разнообразных оттенков, сколько индивидуальностей в поселении.

— Вы становитесь несправедливым.

— Возможно, вы так думаете просто потому, что атеистка.

— Вообще-то говоря, я верующая. Но ваша вера кажется мне чем-то… очень-очень личным.

Джейкоб улыбнулся… «Улыбка блаженства», — пришло на ум Керри определение. Она никогда не видела такого умиротворения на лице мужчины.

— Мои отношения с Господом действительно очень личные, — сказал он. — Интеллектуальные и эмоциональные. Хотя я и живу среди всего, созданного людьми, но в каждом деле человеческом обнаруживается Его промысел.

— Возможно, — сказала Керри, — вы заставите меня вам завидовать.

Джейкоб сбавил скорость у соседнего поля, где усердно трудились несколько мужчин и женщин. Он приткнул электромобиль на краю дороги и вытащил из кармана какое-то небольшое приспособление. Поворот кисти — и верхняя часть откинулась вверх, превращая прибор в Г-образное устройство.

— Средство связи? Я удивлена.

— Просто сотовый телефон.

— Что?

— Мобильник. Он… а, забудьте. — Джейкоб нажал несколько кнопок на маленькой панельке с цифрами, потом приложил прибор к уху и стал слушать. — Похоже, ее звонки заблокированы.

— У вас все это время был ее контактный номер? Почему вы просто не связались с ней, прежде чем мы потащились сюда?

— Я на самом деле хотел сначала поговорить с ее отцом. — Он набрал новую череду значков. — Интересно, эсэмэски тоже заблокированы? — Увидев озадаченное выражение лица Керри, он объяснил: — Вызовы заблокированы, но молодежь обожает перекидываться текстовыми сообщениями, это менее навязчиво, чем разговор. — Он еще некоторое время нажимал на кнопки и наконец произнес: — Ну вот, похоже сообщение прошло. Я написал ей, кто мы и где находимся.

Керри снова посмотрела в сторону поля.

— А вообще, урожай чего они здесь добывают?

— Тимофеевки и клевера, в основном, — ответил Джейкоб, не сводя глаз с телефона.

— Значит, они это собирают и выстраивают вон те кучи сена?

Джейкоб снова ухмыльнулся:

— Когда-нибудь нам с вами придется встретиться на Земле, и мы пойдем осматривать окрестности. Я так и слышу свои слова: «Значит, я нажму кнопку на репликаторе, и еда просто появится?».

— Видимо, вы знаете о привычном мне обществе гораздо больше, чем я о вашем. Но…

— Погодите, пришло сообщение. Мы должны встретиться с Хеленой на северной окраине имения Пеннеров.

— Тогда поехали, — ответила Керри.

Джейкоб тут же направил машину вниз по дороге и на первом же перекрестке повернул к северу.

* * *

У дороги, рядом с низкой каменной стеной, стояла Хелена, опершись на вилы: точно в такой же позе, как и ее отец. Ее рабочая одежда была поновее, менее поношенной, чем комбинезон родителя, но сама Хелена в свои двадцать казалась почти его ровесницей. На запыленном лице виднелись уже появляющиеся морщинки в уголках рта и глаз, а сами глаза словно ввалились. «Проклятье, — подумала Керри, — жизнь в полях ужасно старит».

Когда Керри и Джейкоб вышли из машины, и без того устойчивая поза Хелены словно еще больше затвердела.

— Глазам своим не верю! — фыркнула она. — Первый раз в жизни вижу землянку!

— Простите? — сказала Керри, крайне обескураженная поведением женщины, с которой даже не успела познакомиться: та изо всех сил старалась оскорбить ее. — Послушайте, юная леди, я здесь, чтобы помочь вам.

Плевок Хелены упал на землю всего в нескольких сантиметрах от ног Керри:

— Вот что я думаю о вашей помощи!

— Понимаю, мисс Пеннер, — произнес Джейкоб, — что вы все еще расстроены. Но вы сами просили о помощи.

Хелена положила подбородок на рукоятку вил:

— О, это было ошибкой.

— Возможно, ошибкой было использование запрещенной техники.

— Я… не подумала. Пожалуйста, позвольте нам оставить этот коммуникатор. Мой отец… он пользуется им для разговоров с братом в Айове, на Земле, только и всего.

— Теперь мы все говорим правду, — констатировал Джейкоб.

Хелена сняла подбородок с рукоятки вил и опустила голову на грудь:

— Да, сэр.

— И было бы неплохо также проявить толику уважения к нашей гостье с Земли. Уверен, отец воспитал вас гораздо лучше, чем может показаться на первый взгляд.

Хелена взглянула на Керри и снова опустила глаза:

— Простите, мадам.

— Хелена, — сказала Керри, — нас не интересует техника. Мы просто хотим узнать, что случилось между тобой и Малкольмом Викари.

Хелена обратилась к Джейкобу:

— Вы не могли бы немного отойти и оставить нас на некоторое время?

— Конечно.

Хелена молчала, пока Джейкоб не оказался вне пределов слышимости.

— Есть некоторые вещи, которых не должен слышать мужчина.

— Понимаю, — кивнула Керри.

Хелена приподняла вилы и воткнула их в грунт. Она села на низкую каменную стену — спина прямая, руки на коленках, пальцы переплетены. «Словно школьница, собравшаяся отвечать урок», — подумала Керри.

— Что вы хотите от меня услышать? — спросила Хелена, не поднимая глаз.

— Истину.

Хелена всхлипнула и вытерла нос рукой:

— И познаете истину, и истина сделает вас свободными. Евангелие от Иоанна, 8:32.

«Я не стану отвечать», — подумала Керри. Иногда молчание — лучший метод заставить человека разговориться. Позвольте собеседнику возжелать заполнить тишину.

И Хелена возжелала:

— Мне просто нужна была работа. Любая, которая дала бы мне самостоятельность. Как вы знаете, мой отец считает меня старой девой. Но он сам почти не разрешает мне уходить с поля или из дому, так где и как я смогу встретить своего будущего мужа?

— Как вы начали работать с Малкольмом Викари?

— Как-то во время службы он услышал чьи-то слова, что я сильна в математике. Я действительно изучала бухгалтерский учет в колледже нашего поселения. Он решил дать мне шанс, хотя платить много не мог.

— Как же…

— Всё произошло?

— Да.

— Однажды вечером, — продолжила Хелена, — я оставалась допоздна. Уже смеркалось, но мистер Викари сказал, что подвезет меня. Я позвонила отцу, и он был против, что в такое позднее время меня не будет дома, но мистер Викари поговорил с ним и… сказал, что позаботится о моей безопасности.

— Как далеко находится его дом?

Хелена указала вверх и вправо, на противоположную сторону своего изученного вдоль и поперек мирка.

— Сразу на другой стороне реки Гумбольдта. Видите красный сарай с белой крышей?

— Не так уж и далеко. А я-то считала эту деревеньку гораздо более безопасным местом, чем многие другие поселения.

— Мне не с чем сравнивать. Я никогда не бывала в других местах. — Хелена снова опустила глаза.

Чтобы девушка не успела захлопнуться в своей раковине, Керри быстро спросила:

— Что же случилось потом?

— Он вошел в свой кабинет, где я работала днем. На улице тем временем уже совсем стемнело, и горел лишь один огонек. Когда я подняла на него глаза, то чуть не подскочила от ужаса, потому что по его лицу словно ползали страшные тени.

«Что почувствовала Адриана, когда взглянула на него в первый раз?» — подумала Керри. Она подавила эту мысль и спросила:

— И что ты сделала?

— Просто… сидела. Он извинился, что напугал меня. Потом он… вы уверены, что хотите это услышать?

«Чего я только в этой жизни не слышала…» — подумала Керри и ответила:

— Мне необходимо это узнать. Это моя работа.

Сплетенные пальцы Хелены сжались до дрожи в руках. Слеза упала на запястье, и, посмотрев на лицо Хелены, Керри поняла значительно больше, чем из рассказа.

— Простите, что я вас обозвала, — прошептала Хелена. — Ну, когда я назвала вас…

— Ты можешь не повторять этого.

— Ага. Думаю, не стоит. Значит, мистер Викари подошел ко мне. Он больше ничего не сказал. Он… дотронулся до моего лица. И сквозь меня как будто пробежал электрический импульс.

— И что ты сделала?

— Я очень удивилась. Я быстро встала, и у меня закружилась голова. Он велел мне быть осторожной и схватил за плечи. До этого он никогда не прикасался ко мне. Его руки оказались такими сильными, как, помнится, были у моего отца, когда он поднимал меня-малышку и подбрасывал к небу. И я слышала его запах, я имею в виду мистера Викари. Не дурной запах, просто… я не знаю.

— Ты просто не привыкла находиться так близко к нему.

— Он держал мою руку в своей, а другой рукой снова прикоснулся к лицу. Я была словно парализована, только… я не была.

— Ты имеешь в виду — не физически.

Хелена повернулась к Керри — слезы обильными ручьями лились из ее глаз, образуя светлые полосы на запыленном лице.

— Это было… словно я не могу заставить себя двигаться. Словно он… получил какую-то власть надо мной, безбожную и злую.

— Технологии, — вздохнула Керри. — Ничего сверхъестественного.

Хелена сверкнула на Керри гневным взглядом:

— Я не считаю, что пришедшая мне в тот момент мысль о зле, да и вообще само зло является чем-то «сверхъестественным». Будто в реальности его нет.

— Я лишь хочу сказать, что он человек, как любой другой. Он нанес тебе удар при помощи какой-то технологии. Это не делает его менее… приверженным злу.

Хелена посмотрела на дорогу, и Керри поняла: девушка убедилась в том, что Джейкоб по-прежнему достаточно далеко.

— Я даже матери не рассказывала всего.

— Мы не хотим, чтобы Викари продолжал творить свои дела. Он нападал на других женщин, оставлял их пустыми, бездушными оболочками. Он мог тебя погубить.

Хелена потерла глаза, словно пытаясь стереть слишком ужасающий образ.

— Как я уже говорила, меня словно парализовало. Что-то же он сделал. Я так и не смогла этого понять, старалась, но было очень тяжело и… неприятно.

Керри ждала. Хелена смотрела по сторонам, будто кто-то мог незаметно подкрасться и подслушать их разговор.

— Он украл у меня чувства. Я христианка, и мне положено думать хорошо о каждом, даже о тех, кто согрешил. Но я так больше не могу. Особенно о таких, как Малкольм Викари.

— Из-за способа, каким он воздействовал на тебя.

— Нет, он это сделал этой… как ее… мало-технологией?

— Нанотехнологией.

— Да, точно. Он украл у меня именно это чувство, забрал его себе. Но ему было нужно другое. Что-то для удовольствия… ну, вы знаете… сексуального. Или просто чего-то доброго и радостного, имеющегося в мозгу, которое заставляет вас чувствовать себя хорошо.

— Как тебе удалось выбраться?

— Он просто прекратил это делать. Извинился, сказал, что никогда бы не поступил так со мной. Потом ушел — и я убежала.

Керри коснулась руки Хелены:

— Ты храбрая девушка. Ты все сделала правильно.

Хелена встала.

— Спасибо, — сказала она. Потом наклонилась ближе и добавила очень тихо: — Если вам придется убить ублюдка или оторвать ему яйца, пусть в этот момент он думает обо мне.

Девушка схватила вилы и быстро зашагала обратно через поле, оставив Керри с широко раскрытыми от изумления глазами. «Проклятье, — подумала она. — Вот тебе и следи за языком».

Но при мысли об Адриане не смогла сдержать слез, которые тут же сами собой полились из глаз.

* * *

Подобравшись к высокому берегу владения Малкольма Викари, Керри бесшумно проплыла к пристани, стараясь грести как можно тише и контролируя каждый всплеск, каждый свой вздох. Тогда она еще не могла знать, насколько Викари близок к побегу.

Когда она поднялась на доски пристани, ее сердечный ритм замедлился, легкие сократились, и она снова почувствовала мурашки по всему телу: это разгладились ее кожные микроскладки. Как бы сейчас пригодился хоть какой-нибудь коммуникатор, даже чертов сотовый, хоть что-то для связи с Джейкобом!

«Держу пари, это та самая глупость, о которой он меня предупреждал, — подумала она. — Викари откупился на Шоше. Среди всех набожных жителей Нового Ланкастера нужно найти всего-то одного таможенного инспектора с жадно бегающими глазками, который поможет ему снова сбежать. Если он умен — а он умен, — то наверняка уже „прикормил“ такого…»

Керри сочла, что подниматься по лестнице слишком рискованно — если Викари или кто-то из его слуг начнет спускаться, то ей будет негде спрятаться. Вместо этого она решила залезть наверх по каменистому склону, стеная от боли всякий раз, как наступала на острое. «Проклятье! — мысленно ворчала она. — Я водяное существо, а не наземное! Мои ступни слишком нежны для этой горы. Двадцать метров! Вроде бы даже и не преграда… пока не начинаешь взбираться… вертикально вверх».

На полпути к вершине она почувствовала движение над собой и подняла голову. Там стояли Малкольм Викари и еще двое, по-видимому, его батраки. Все они держали в руках направленные на нее пневматические пистолеты. Керри замерла.

— Можете продолжать восхождение, — предложил Викари. — Эта игрушка не обязательно смертельна, но один выстрел вполне способен сбить вас с этого обрывчика. Есть риск упасть и сломать шею.

* * *

Днем, сразу после разговора с Хеленой, Керри услышала за спиной шаги Джейкоба. Она вытерла мокрое от слез лицо не перестававшими дрожать руками.

— Я предполагал, насколько тяжело девушке рассказывать все, — покачал головой Джейкоб. — Но вижу, что и для вас беседа оказалась нелегкой.

— Простите, — ответила она.

На лице Джейкоба появилась целая гамма противоречивых чувств.

— Вам не за что извиняться, — сказал он. — Мне было не разобрать слов Хелены, но тон ее голоса слышался. И я видел ее лицо.

Еще одна пара слез пробежала по лицу Керри, но она не вытерла их.

— Теперь я готова.

Джейкоб пошел к машине и извлек из бардачка бинокль. Он отдал его Керри.

— Что мне следует высмотреть?

— Все, что сможете увидеть отсюда.

Керри поднесла окуляры к глазам.

— Ну, я могу хорошо разглядеть отсюда его дом — очень неплохой домишко, между прочим. Внизу пристань. Вижу пару лодок под большой выступающей скалой. Держу пари, он просто обожает сидеть на этом камешке, смотреть на речку и думать философские думы. Вот и сарай. Поля, на них работают люди. Много людей. Коровы. Лошади.

— И всё такое привычное для вас, не так ли? — мягко пошутил Джейкоб.

— К сожалению, нет. Совсем другая жизнь. Города. Нанотехнологии. Кстати, когда запланирован следующий облачный день?

— Не запланирован. Здешние жители поняли, что должны принять технологии контроля за погодой, но настоятельно потребовали, чтобы она оставалась для них неопределенной, некоей случайностью.

— Тогда мы не можем рассчитывать на то, чтобы подкрасться к нему незаметно.

— Не можем, — подтвердил Джейкоб. — Мы будем стараться действовать своими методами.

Он направился к машине, Керри — за ним.

* * *

В течение нескольких минут Джейкоб въезжал на парковочный пятачок маленькой лодочной станции местного речного порта. Около десятка различных небольших плавучих средств мягко качались в водах реки Гумбольдта. Джейкоб уверенно шел впереди, и вскоре Керри очень осторожно ступила с пристани в полицейский катерок. Он чем-то напоминал водные такси, которые она часто видела в Венеции, когда навещала тетю.

Широкая кабина катера позволяла сидеть бок о бок. Джейкоб занял командирское место и запустил мотор.

— Очень мило, — сказала Керри. — Полагаю, вашему департаменту приходится и реку патрулировать.

— Эта река помогает очертить границы поселения. По ней проходит множество коммерческих грузов. Жители считают себя южанами и северянами. — Джейкоб начал выводить катер от пристани, уверенно управляя судном среди других плавучих транспортных средств. Он замедлил ход, когда рядом проходил буксир, толкающий баржу. Судно тоже сбросило обороты, но маленькая полицейская лодочка все равно заплясала в волнах его кильватерной струи. Когда качка прошла, Джейкоб повел лодку дальше, в основное русло реки.

По берегам открывался широкий вид на поселение изнутри; обе части его поднимались вверх и словно уходили в небо. Ровно постукивал мотор, ритмично плескали в борт волны. Керри ощутила умиротворение и на время погрузилась в свои мысли и чувства.

Она вспомнила, как наблюдала за причаливанием огромных, километровой длины круизных лайнеров в Барселоне. Несмотря на постоянное использование на кораблях нанотехнологии очистки, смрад нефти и нечистот перебивал соленый запах океана и медовый аромат испанского дрока, модифицированного для выращивания в насквозь мокром грунте просоленного приморского климата.

Голос Джейкоба ворвался в ее размышления:

— Расскажите мне о своей сестре.

При мысли об Адриане Керри еще больше расслабилась, и ей почти удалось выдавить тусклую улыбку.

— Она на два года старше меня, и, пока мы росли, я всегда называла ее своей путеводной звездой. Она единственный человек, кроме родителей, кого я всегда просто обожала.

Керри снова невольно попала под нехитрые чары ритмичного попыхивания лодочного мотора и ощутила на руке брызги прохладных капель воды, которая больше пахла хлором, чем морем.

Джейкоб тихо спросил:

— Как вы обнаружили, что произошло?

— Я ничего и не знала до недавнего времени, пока Консолидация не обратилась ко мне. Раньше я была уверена, что сестра стала жертвой нейронной атаки.

Как и Хелена.

— Похищение эмоций — это только начало. В конце — разрушение личности.

— Ради всего святого, как он вызывает эмоциональный отклик, который хочет получить?

— Из сказанного Хеленой следует, что этого он не умеет. Похоже, он как бы запрашивает доступ к группе компьютерных файлов. На оперативном инструктаже в Консолидации мне сказали, что процесс может занимать от нескольких секунд до получаса.

— Ровно столько, сколько мне требуется, чтобы пролистать «Ролодекс».[1]

«Интересно, что такое „Ролодекс“, — подумала Керри.

— Это случилось в Аристархе,[2] - сказала она. — Адриана в компании друзей ела пиццу в „Лунной пыли“.

— Я там был, — припомнил Джейкоб. — Брал их фирменное блюдо — вы знаете, на одну шестую больше, чем обычная порция.

Керри не хотела улыбаться, но удержаться не смогла.

— Да. Они тоже всегда заказывали фирменное. Было поздно, и Адриана пошла домой одна. Никто ничего дурного не подумал. Она сто раз ходила одна… Когда ее нашли, она была… пуста.

— Пуста?

— Физически совершенно здорова. Она по-прежнему любит есть мороженое, ей так же нравится, когда я расчесываю ей волосы… Но она утратила личность. Ее тело здесь, но то, что делало ее Адрианой, ушло. Он похитил ее.

Керри не могла найти других слов. Она собрала в кулак все свое существо, укрепила сердце, чтобы не допустить проявления чувств и сопливой сырости. Она могла позволить себе слабость бессонной ночью в Аристархе, или в Мадриде, или у себя в запертой каюте на каком-нибудь звездолете: сжимая подушку, она тряслась от бесшумных рыданий, ощущала соленый вкус промочивших подушку слез, когда перед мысленным взором сознание упорно рисовало лишь безжизненные глаза живой Адрианы.

Керри молчала, только плеск волн о борт катера нарушал тишину.

— Вы должны простить меня, — наконец сказала она Джейкобу.

На его лице отразились доброта и понимание.

— Это не мое дело.

Он направил лодку к очередному маленькому причалу на другой стороне реки.

* * *

Керри помогла Джейкобу привязать полицейский катер к пристани. Ее поразило, что на берегу их уже ожидала другая машина.

— Как вы это сделали? — спросила она.

— Попросил управление выделить нам транспорт и сказал, что помощники мне не нужны. Они мне доверяют.

Но как только Джейкоб направился к машине, девушка схватила его за руку:

— Мне бы хотелось получить представление о его владениях, перед тем как мы станем предпринимать какие-либо действия.

— Как вы собираетесь это сделать?

— Давайте зайдем за дом.

Офицер откровенно недоумевал, но все равно последовал за ней. Они завернули за угол маленькой портовой конторы. Одноэтажное строение по каким-то причинам было выстроено настолько надежно, что выдержало бы и ураган.

— Отлично, — сказала она. — Вы заметили, что нам отсюда не видны владения Викари? Это значит, он тоже не может видеть нас, особенно когда становится все темнее и темнее.

Джейкоб стоял, уперев руки в бока, и Керри показалось, что с каждой минутой он становился все более нетерпеливым.

— Так что вы собираетесь делать?

— Иногда у меня бывает план „В“. Подержите мою одежду, пока я сплаваю посмотреть поближе на то, что имеется там, наверху. О, ради бога, вам не обязательно отворачиваться: на мне купальник, и он закрывает гораздо больше, чем моя обычная городская одежда.

„Ради бога? — спохватилась Керри. — Откуда это взялось?..“

Джейкоб вытянул руку, чтобы принять одежду девушки.

— Керри, ты думаешь, это хорошая идея?

— Я собираюсь поближе рассмотреть его владения с той стороны, с какой он и не ожидает.

— Это все, что ты сделаешь? Сразу вернешься?

„Нет, Керри, не надо говорить „клянусь богом“!“

— Обещаю.

— У меня только один сотовый, — сказал Джейкоб, — и он все равно не будет работать под водой. Мы остаемся без связи.

— Имение Викари не больше чем в полукилометре отсюда. Я вернусь в течение часа, — сказала Керри. — Если не появлюсь, стало быть, изначальный план провалился, беги за подмогой.

* * *

После того как Викари заставил Керри подняться на скалу, он велел слугам остаться около дома, снаружи. „Даже вблизи, во всех мелочах такой же чудесный домик, каким виделся на расстоянии“, — подумала она. Викари провел ее по открытой террасе сбоку от дома, через продуманно меблированную гостиную в тот самый кабинет, где он надругался над Хеленой. „Добротный деревянный письменный стол, — подумала она, — точно как у Джейкоба“. Компьютера нет. Зато есть нечто, похожее на клавиатуру на каком-то металлическом устройстве. Видимо, по кнопкам надо стучать изо всех сил. Вокруг множество изысканных деревянных книжных полок, заставленных многочисленными томами.

„Признаюсь, я в ужасе“.

Выйдя на середину комнаты, Керри обернулась к Викари. Он все еще держал ее на прицеле. К ее собственному удивлению, страх испарился, она ощущала только гнев — частично из-за того, что выглядел преступник совершенно обыкновенно: темные волосы ниспадают на плечи, чисто выбрит, глаза светятся умом. „Человек, который каждый день работает в кабинете, — подумала Керри, — и возможно, все вечера проводит за чтением книг… Как он смеет не выглядеть монстром?! Как он смеет быть таким… обычным?!“

— Нечего сказать в свое оправдание? — спросил Викари.

К сожалению, Керри могла думать единственно об Адриане. Но она знала, что, упомяни она имя сестры, он тут же убьет ее.

— Мы могли бы доиграть до конца, как в одной из старомодных драм. Я могла бы сказать, что у тебя нет ни единого шанса остаться в этом поселении…

Викари шагнул вперед и приставил дуло пистолета ко лбу Керри, между глаз.

— Реальность чуть более неприятна и непредсказуема. Понимаешь, я попытался завязать. И мне почти удалось. Но ты вмешалась и очень сильно осложнила ситуацию.

И в этот момент Керри услышала негромкое фью-уть, потом еще одно, за которым последовали два глухих удара. „Не может быть, — подумала Керри. — Надеюсь, он не наделает глупостей, как я“.

Викари резко развернулся лицом ко входной двери, и Керри увидела свой шанс — она метнулась и схватила Викари сзади за руки. Он наклонился вперед, чтобы перебросить Керри через плечо, но ей удалось ударить его по ногам, и он упал на колени.

Керри уже почти дотянулась до пистолета Викари, когда в дверях появился Джейкоб. Викари сумел вырваться и выстрелил в детектива.

Керри увидела, что пуля ударила Джейкоба в голову, но в этот момент Викари оттолкнул ее другой рукой и сильно ударил по лицу. Оглушенная, она упала на спину, успела почувствовать руку, прикоснувшуюся к ее лицу, потом ничего…

* * *

…пока она не очнулась на полу в кабинете Викари. Она села, потерла нос, обрадовалась, что он не разбит, и тут заметила лежащего около входной двери Джейкоба.

„Только бы не мертвый“, — подумала Керри. Она пошла к нему, пощупала шею. Пульс нормальный. „Слава твоему гипотетическому богу, — пробормотала она. — А куда делся Викари?“

Она бросилась обратно через гостиную и террасу, мимо распростертых тел двух наемников Викари, и услышал, как за домом заводится мотор. Керри поняла, что это одна из лодок. Несколько шагов — и вот она уже смотрит сверху, уверенная, что Викари собирается бежать, готовая сорваться с места в любую секунду.

„Я вполне переживу прыжок в воду с двадцатиметровой высоты, — прикидывала Керри. — Вода заходит в бухту, а не на берег, так что там должно быть достаточно глубоко“.

Но на пути стояла проклятая скала. „Я же разобьюсь о нее, как спелая дыня“.

Лодка Викари отчалила и направилась к западу. У Керри имелась лишь пара секунд, чтобы отреагировать — и совсем не было времени обегать торчащий кусок скалы.

Затем она логически связала все события: он направляется на запад. Струи водопада тоже изгибаются к западу — необычный образ вспыхнул в мозгу Керри…

…и она прыгнула.

Первый момент оказался невероятно ужасающим: выступающий камень словно заполнил весь мир, и Керри твердо знала, что падает вертикально вниз; потом некая невидимая сила мягко оттолкнула ее в сторону, и девушка, легко миновав скалу, в фонтане брызг нырнула в реку около лодки Викари.

Едва войдя в воду, Керри тут же сделала кувырок, постаравшись погасить скорость погружения, и рванулась к поверхности. На воздухе она пробыла недолго, поэтому ее тело легко и быстро адаптировалось к водной среде.

Керри собрала все силы и сделала финальный рывок, чтобы выплыть и вцепиться в борт лодки. Стоявший у руля Викари успел лишь повернуться в ее сторону и удивленно поднять брови, а она уже подтянулась на руках, вытолкнула себя из воды, перелезла через борт и бросилась на него. Всей массой своего тела Керри обрушилась на обидчика, повалив его на рычаги управления.

Керри чуть не вышибла из Викари дух, но он не сдавался — потянулся к ее лицу, ей снова удалось отбить его руки; она схватила его за плечи, развернула и сильно оттолкнула, злорадно наслаждаясь обескураженным видом упавшего в воду человека. И нырнула следом.

Викари старался держаться на плаву, когда Керри упала прямо на него. Она схватила его обеими руками за шею и потянула на дно.

Викари отбивался, и Керри пару раз хорошенько получила по голове. „Ничего, — подумала она. — Я могу оставаться под водой гораздо дольше, чем он. Пусть только у него в крови кончится кислород и накопится углекислота. Он тут же запаникует, и всё будет, как надо“.

Когда Викари действительно начал беспорядочно молотить руками, Керри оттолкнула его и внимательно вгляделась в перекошенное от ужаса лицо — глаза широко раскрыты, губы сильно сжаты, так как он старался не дышать.

„Может быть, теперь ты испытываешь хотя бы каплю того, что ощущала Адриана в последние мгновения, когда еще вообще могла чувствовать“. Хоть чуть-чуть.

Керри снова перекувырнулась, схватила Викари за шиворот и, сделав сильное движение ногами, направилась обратно к поверхности.

* * *

Когда Керри вытаскивала Викари на дощатую пристань, Джейкоб спускался по деревянной лестнице.

— Жив? — спросил он и встал на колени, чтобы помочь ей.

— Да, — ответила Керри.

Викари закашлял водой. Она повернула его на бок.

— Мистер Викари, — спросил Джейкоб, — с вами все в порядке?

Викари выплюнул воду и указал на Керри:

— Не в порядке благодаря ей. Она пыталась утопить меня. Я хочу…

— Я просто спросил, чтобы знать, можно ли уже надевать наручники.

Что он и сделал. Потом помог Викари подняться на ноги, взял пленника за руку и повел вверх по лестнице. Керри последовала за ними со словами:

— Джейкоб, я не могу выразить тебе всей своей благодарности за…

— Я же говорил, что я отличный стрелок. Между прочим, я раскусил тебя с самого начала. Понял, что твой план „Г“ подразумевает улизнуть от меня и захватить Викари самостоятельно.

— План „Г“? У меня никогда не было плана „Г“.

Они подошли к фасаду дома Викари, где ожидала машина Джейкоба. Наемные работники в наручниках уже сидели на заднем сиденье. Джейкоб усадил Викари внутрь и захлопнул дверцу.

В этот момент Керри увидела обеспокоенное, даже испуганное лицо Джейкоба.

— Что случилось? — заволновалась она.

Джейкоб прикрыл глаза ладонью, и Керри заметила, что он борется со слезами. Вдруг она поняла:

— Когда я стала терять сознание, Викари прикоснулся ко мне. Исключительно назло, я думаю. Не могу сказать, что он причинил мне какой-то ущерб, но если он тебя тоже…

Джейкоб опустил руку. Слезы струились по его лицу.

— Я… говорил тебе, что мои отношения с Господом очень личные: интеллектуальные и эмоциональные.

— Говорил, но…

— Он украл эту эмоциональную связь. — Джейкоб сжал кулак и уставился на него. — Это так же реально, как вот это. Но любой, кому ты это расскажешь, должен будет поверить тебе на слово… ты не сможешь ничего доказать.

— Что ты собираешься делать?

Джейкоб пристально глядел в сторону реки.

— Продолжать жить своей обычной жизнью. — Он посмотрел на Керри. — Ты удивлена?

— Ты сказал, что у тебя есть вера лишь в Господа. Это больше, чем какие-то другие твои чувства, верно? Для тебя это — знание.

— Возможно, наконец ты по-настоящему поняла меня. Пойдем, твои вещи в машине. Давай-ка одевайся, и отправим этих ребят ко мне в контору. Ты уверена, что Викари не причинил тебе вреда, когда прикоснулся?

— Непохоже, — ответила Керри. — Помнишь: время, которое занимает получение доступа, может очень сильно разниться.

— Значит, мне просто не повезло.

— Сочувствую.

— Тебе остается только надеяться, что потеря не проявится позже, — вздохнул Джейкоб.

— Как только мы упечем Викари в тюрьму Консолидации, я буду чувствовать себя просто прекрасно.

* * *

Спустя неделю Керри вошла в комнату Адрианы. Ее сестра не повернулась, она продолжала смотреть в окно. Поскольку „окно“ располагалось на сотню метров ниже лунной поверхности, в нем демонстрировалась голограмма деревни в области Альпухарра на юге Испании. Белостенные домики сбегают по крутым склонам, над ними возвышается церковная колокольня. Вереница разновысоких гор простирается к горизонту, словно защищая деревню и ее обитателей.

Керри присела на широкую кровать Адрианы. „Все еще такая красивая“, — подумала она, проводя рукой по иссиня-черным волосам сестры, таким же, как и ее собственные, и по гладкой коже лица Адрианы, потом взяла ее за подбородок.

Адриана взглянула на Керри, не узнавая. На лице застыла улыбка, которая ни разу не дрогнула с момента нападения Викари. „Понять бы, не отражает ли эта улыбка настоящее счастье, которое сестра испытывает в глубине сознания“, — подумала Керри. Она взяла Адриану за руку и нежно сжала ее, но ответного пожатия не получила.

Как всегда во время посещений сестры, у Керри на глаза навернулись слезы.

„Я могу только надеяться, что даю ей хоть какое-то утешение, — размышляла она. — Наверное, в этом плане я похожа на Джейкоба. Он не способен чувствовать присутствия своего Господа, и я не могу ощущать, действительно Адриана со мной или я совершенно одинока.

Полагаю, это…

Разве здесь нет иронии? Что-то не чувствуется… Постойте-ка! Неужели единственное, что Викари удалось украсть в момент прикосновения, это… мое чувство иронии?

И это тоже… но я и здесь ее не ощущаю…“

— Ах ты, сукин сын! — сказала она вслух и захохотала в полный голос, одновременно проливая слезы по своей улыбающейся сестре.


Перевела с английского

Татьяна Мурина

© Dave Creek. Stealing Adriana. 2008. Печатается с разрешения автора.

Рассказ впервые опубликован в журнале „Analog“ в 2008 году.

Владимир Ильин

Программист

Иллюстрация Евгения Капустянского


А кто вы по профессии, если не секрет?

Вообще-то я привык отвечать на такие вопросы автоматически. Что-нибудь вроде: "Слесарь-сантехник большого адронного коллайдера". Или: "Сбиватель летающих тарелок". А еще: "Миллиардер в отставке"…

Но теперь, сам не зная почему, я мешкаю. Примерно две миллисекунды, не больше — но для меня и это странно.

Что со мной, черт возьми? Почему язык мой словно присох к нёбу и не желает нести пошлятину?

Наверное, дело в том, что девушка оказалась совсем не такой, как на фото, посредством которого я заочно познакомился с ней. Там было только ее лицо — довольно симпатичное, хотя и испорченное неумелым макияжем. Его вполне можно принять за маску, одну из тех миллионов, что существуют вокруг нас. Все равно что безликость манекенов или рекламных красоток: глянешь — и тут же забудешь.

А в реальности она маленького роста. И вся какая-то сжавшаяся. Словно ежесекундно опасается чего-то. Этакая синичка, для которой мир полон смертельных опасностей в виде мальчишек с рогатками, хищных котов и кружащих высоко в небе коршунов…

В следующий раз надо требовать не просто портрет, а фото во весь рост. Причем с разных ракурсов. А еще лучше — видеозапись. Естественно, со скрытой камеры… Зефир, конечно, будет возмущаться. Подумает, что я капризничаю. Сколько лет работаю с ним, а до его заплывших жиром мозгов все никак не дойдет, что у меня свои методы. Ничего. Перебьется. Может, и пожалеет, что связался со мной, но интересы дела превыше всего…

Но все это — фон длиной в две миллисекунды, по окончании которого я, неожиданно для себя самого, изрекаю:

— Не секрет. Я Программист.

Она окидывает меня быстрым ("птичьим"!) взглядом, в котором сквозит легкое удивление. Наверное, потому что при мне нет ни ноутбука, ни прочих "дивайсов".

А если серьезно, я ведь в самом деле должен был представиться ей иначе. Кинорежиссером, например. Или актером — из еще не знаменитых, но подающих большие надежды. Для формирования у собеседницы хотя бы мимолетного интереса к своей особе с первых минут спонтанного знакомства.

Черт знает, что на меня вдруг нашло!..

— И что же вы программируете? — вежливо уточняет она, и голос ее уже балансирует на грани равнодушия, предвещающего быстрое расставание.

Еще пара стандартных реплик — и я ее потеряю.

А может, рискнуть и сыграть в открытую? Неужели тебе не надоело притворяться? Попробуй хоть разок нанести удар не в спину, а в лицо! Прямо вот в эти доверчиво распахнутые серые глаза. Или ты боишься, что в решающий момент у тебя дрогнет сердце?

Стоп! Сердце… Неужели у такого монстра, как я, может быть сердце, способное ощущать слабые уколы совести?

— Не что, а кого… Так будет точнее, — вслух говорю я.

— Как это? — простодушно удивляется она, и ресницы взлетают к бровям. Теперь Синичка явно забыла о подстерегающих ее опасностях. — Я не поняла…

— Дело в том, что я программирую людей.

* * *

Первая книжка по НЛП попала мне в руки, когда я еще учился в школе. На обложке значился псевдоним какого-то шарлатана, выдававшего свой опус за гениальное открытие. Брошюрка была изготовлена самиздатовским способом. Некоторые слова были смазаны, и тогда текст приходилось додумывать. Трудно представить, сколько времени я затратил на эту дрянную книжонку! Почти как те ученые, которые когда-то пытались расшифровать древнеегипетские иероглифы.

Зато в итоге я запомнил сей ненаучный труд почти дословно. Любой текст можно вызубрить, как "Отче наш", если прочесть его сотню раз.

Главное, что я почерпнул из откровений Спиридона Унгуса, доктора неведомых мне тогда парапсихологических наук: любого человека можно запрограммировать, как робота, на совершение определенного поступка. Или ввести его в то или иное ИСС — измененное состояние сознания. Причем без помощи наркотиков, химических препаратов, гипноза и прочей дребедени. И не за длительный срок, как это практикуется, например, при педагогическо-воспитательных потугах, а быстро и эффективно.

А средство, которое предлагал автор книги, было настолько невероятным и простым, что оставалось лишь удивляться, почему это никому не приходило в голову на протяжении многих тысячелетий.

Слово — вот что было инструментом программирования людей. И не какое-нибудь суперзаклинание вроде сказочного «эники-беники». Оно могло быть самым обычным — из тех слов, что люди слышат и произносят ежедневно, не придавая им особого значения.

Довод, который приводил доктор Унгус в подтверждение своей правоты, убивал наповал простотой и неотразимостью. Ну да, а как же иначе? Ведь сам Господь активно пользовался вербальным программированием при сотворении мира! Помните? "В начале было Слово…"

Нужно ли говорить, как подействовали подобные бредни на мальчишку, который еще не был испорчен школьным образованием настолько, чтобы перестать верить в чудеса?

И я заразился этой глупой, безнадежной, но такой притягательной верой в возможность подчинить любого человека своей воле. Я с упоением предавался несбыточным мечтам о том, как буду мгновенно усмирять любых негодяев, влюблять в себя самых неприступных красавиц (типа Зинки Григорьевой из восьмого "Б") и управлять огромными массами людей.

Я воображал: наступит время, и для меня не будет ни преград, ни законов, ни проблем — ведь я стану поистине всемогущим. Как Бог. Заветное Слово сделает меня знаменитым, богатым и счастливым.

Нет-нет, я никогда не причиню людям зла, наивно думал я бессонными ночами. Свою способность я буду применять во благо не только себе (о себе я все-таки не забывал), но и другим людям. Всему человечеству — как Бэтмен и прочие киношные супермены!.. Я сделаю так, что на свете не будет несчастных и бедных, больных и обиженных! Я отниму у зажравшихся толстосумов богатства и раздам их нищим и голодным! Я заставлю сильных не обижать слабых! Я не допущу войн и покончу с преступностью!..

Однако вскоре возникла одна небольшая проблема.

На уровне целеполагания все было прекрасно и замечательно. Но стоило Унгусу (и всем прочим теоретикам нейролингвопрограммирования, книги которых я проглатывал в последующие годы) перейти к методике подчинения окружающих, как текст становился туманным и невнятным, словно бормотание дебила. Вместо четких, конкретных рекомендаций целыми километрами излагалась примитивная белиберда. Что-то вроде советов психотерапевтов, как бросить курить.

Наконец я с горечью понял: все отцы-основатели НЛП несут околесицу. Разница между ними заключалась лишь в степени наукообразия и в умении пудрить мозги читателю.

НЛП стала превращаться в моих глазах в пустышку. В лженауку, подобную астрологии, гаданию на картах и черно-белой магии.

Я разочаровался в Унгусе и его последователях.

Тем не менее детские мечты продолжали морочить мою упрямую башку вплоть до окончания школы. Иначе как объяснить тот факт, что я поступил на психологический факультет? Кроме того, стало ясно: если словесное программирование возможно, то, чтобы овладеть им, чтения сомнительных книжонок недостаточно.

Для начала следовало изучить все, что было открыто в этой области человечеством до меня.

И я с головой окунулся в штудирование великих и гениальных. Фрейд, Павлов, Выготский и прочие классики психологии делились со мной своими теориями и гипотезами относительно устройства психики человека.

Не пренебрегал я и "практическими занятиями". Регулярно посещал шоу различных "публичных психотерапевтов". Прикидывался смертельно больным, чтобы получить консультацию «магов» и "целителей".

Но секрет Слова по-прежнему был скрыт от меня за семью замками.

Самое удивительное — за все это время я никому не проговорился о своих тайных изысканиях. Во-первых, я с детства был замкнутым и мне удалось не завести друзей, которым следует доверять все свои тайны.

А во-вторых, я боялся, что любой, кому я расскажу о "программировании людей", просто-напросто высмеет меня или примет за ненормального.

Тем более что для этого были все основания.

Я перепробовал на своих знакомых кучу формул и заклинаний — отчасти позаимствованных у других, отчасти придуманных мной самим. Они были разной направленности, эти неуклюжие попытки управления чужим поведением. Никаких сногсшибательных результатов я, собственно, и не добивался, полагая, что в этом деле, как и в любом другом, начинать надо с мелочей и постепенно развивать успех.

Мой метод основывался на простом допущении. Чтобы управлять людьми, необходимо ввести их в определенное психологическое состояние. Рассмешить или заставить плакать. Вызвать легкую грусть или радость. Породить в их душе неприязнь к кому-нибудь — в том числе и к самому себе.

На следующем этапе надо научиться усиливать эти состояния, доведя их до максимума. Улыбка должна перейти в гомерический хохот, грусть следует превратить в истерический плач, а неприязнь надо развить до исступленной ненависти. Когда «объект» достигнет апогея психосостояния, задача «программиста» будет сводиться лишь к тому, чтобы подтолкнуть его в нужном направлении — и тогда он будет твоей игрушкой, марионеткой, рабом…

Поначалу было легко. Вызвать даже у незнакомого человека на лице улыбку не так уж сложно. Для этого порой и никаких слов не надо. Достаточно скорчить смешную гримасу или поведать незамысловатый анекдот.

Немного труднее обстояло дело со слезами. Особенно если объект эксперимента был мужского пола. И не родившийся под знаком Рыбы интеллигент, над которым издеваются все кому не лень, а грубый мужик с мозолистыми от лома и лопаты ручищами, плакавший последний раз в момент своего появления на свет. Расскажи такому какую-нибудь душераздирающую историю — а он лишь недоверчиво усмехнется и, максимум, ругнется трехэтажно.

А попробуйте внушить соседке по коммуналке Екатерине Ивановне, до самой пенсии проработавшей уборщицей в райкоме партии и посему ставшей убежденной коммунисткой, что на ближайших выборах она должна проголосовать за кандидата от своих идейных врагов!..

Между тем, увлекшись практической отработкой своей идеи, я безнадежно запустил учебу (впрочем, к тому времени психологическая наука перестала меня интересовать, поскольку я видел в ней лишь стремление маскировать умными словесами полное отсутствие практической пользы) и на очередной экзаменационной сессии был с позором изгнан из альма-матер.

За последующие три года я поменял множество мест работы. Кем я только ни побывал!.. Иногда меня спасала справка о неполном высшем образовании, великодушно выданная на прощание деканатом, и тогда я устраивался в очередную «фирму» — чаще всего рекламную или промоутерскую, — откуда либо уходил сам, либо меня вышибали с треском. "За полную профнепригодность"…

Это была какая-то даже не черная, а мутно-грязная полоса в моей жизни. Я научился пить, не закусывая и не пьянея, с кем попало и где попало, я познал все так называемые прелести современной жизни, я опустился на самое дно общества и привык к мысли о том, что у меня никогда ничего не будет — ни денег, ни счастья, ни власти над людьми.

Наверное, так бы я и сгинул окончательно, раздавленный тяжким крестом искателя чуда, если бы однажды не случилось нечто такое, что заставило меня забыть о всех неудачах и вновь вернуться к своей давней затее.

* * *

Мне казалось, что Синичка мне не поверит, приняв мои слова за тупую шутку или попытку ее заинтересовать (собственно говоря, так оно и было), но вместо того чтобы сказать что-нибудь вроде: "Это не смешно" или "Вы сами-то себе верите?", она вдруг взмахивает своими пушистыми ресницами и на полном серьезе осведомляется:

— Для чего?

— В смысле? — не понимаю я.

— Вы только что заявили, что программируете людей, — поясняет она. — Вот мне и интересно знать, для чего вы их программируете. Ведь, согласитесь, у каждой компьютерной программы есть какое-то предназначение. Это может быть игра, выполнение каких-то операций, которые не под силу человеку, средство для создания книг, фильмов, наконец… А люди-программы — ради чего?

А она не так проста, как мне казалось. Хотя вовсе не похожа на интеллектуалку. Можно подумать, она меня старше лет на десять, а не наоборот.

Ну и что теперь? Выложить ей всю правду о себе? Или начать отшучиваться, притворяться дураком и врать, врать, врать?.. Боже, какой я идиот: сам себя загнал в тупик!

— Послушайте! — фальшиво-бодрым тоном восклицаю я. — А не пойти ли нам искупаться? А то ведь поджаримся на этом солнце, как два бифштекса!.. В конце концов, на пляже люди обычно купаются и отдыхают, а не ведут умные беседы!..

Она на секунду задерживает на мне свой странный взгляд, а потом отворачивается. Словно ее внезапно заинтересовало, как неподалеку компания мускулистых парней играет в волейбол.

— Извините, но я не могу, — роняет она, не поворачивая головы. — Конечно, вы-то идите, купайтесь, а я… Я лучше посижу здесь.

— Но почему? Обещаю: исключительно для вас вода будет великолепная!

— Я знаю, — доверчиво улыбаясь, сообщает она. — Только я… Мне нельзя…

— Что, не взяли с собой купальник? — все тем же дурацки-развязным тоном спрашиваю я.

— Нет-нет, — качает она головой. — Дело не в купальнике…

— А что же тогда? Не умеете плавать?

— Да нет, умею. Точнее — умела. Раньше… давным-давно… А теперь мне остается только сидеть на берегу и смотреть, как купаются другие.

— Но почему?

Она не удивляется моей настырности. И не возмущается той беспардонностью, с которой я влезаю в ее жизнь, как клещ в тело жертвы, чтобы сосать кровь.

Она просто быстро поднимает широкую штанину своих кремовых брюк почти до бедра и тут же опускает ее.

Десять миллисекунд, не больше.

Но мне их хватает, чтобы испытать глубокий эстетический шок. Ее нога почти по всей длине изъедена жуткими шрамами — по-моему, еще не до конца зажившими. Это не та женская ножка, которую следовало бы демонстрировать на подиуме. Скорее, это конечность скелета, слегка прикрытая плотью и желто-багровой кожей. Палка, источенная древесными червями. Ходуля. Инструмент для ходьбы.

Странно. Зефир мне про это ничего не говорил. Хотя о специфике клиентов меня следует информировать.

— Простите, — искренне говорю я, — но я не знал…

— О, ничего-ничего, — откликается Синичка, изо всех сил стараясь улыбнуться. — Только не жалейте меня, ладно?

— И в мыслях не было, — подхватываю я. — И вообще, я не понял, с чего это вдруг вы решили доказать мне, что у вас на ногах не растет шерсть…

Она наконец опять улыбается.

— А вы ничего, — констатирует она. — Хотя извините, конечно, но я поначалу приняла вас за очередного киллера…

* * *

Однажды вечером я возвращался домой в состоянии полного отупения. В то время я подрабатывал в качестве так называемой "ходячей рекламы". Наверное, многие видели возле различных торговых или увеселительных заведений человека, представляющего собой подобие сэндвича, в котором роль ломтей хлеба выполняют фанерные плакаты с хвалебными лозунгами в адрес заказчика.

Работа эта мне была по душе тем, что давала возможность днями напролет практиковаться в умении влиять на совершенно незнакомых людей — без особых успехов, впрочем.

В то же время это был изматывающий, тяжелый труд. Восемь часов на ногах при любой погоде. К концу дня ноги превращаются в чугунные тумбы, все тело разламывается на куски, во рту стоит полынная горечь от множества выкуренных сигарет, и вообще чувствуешь себя полным дерьмом, поскольку, по большому счету, ты занимаешься делом, которое никому на свете не нужно.

На скудные гроши, которые я получал от этих упражнений в неспортивной ходьбе, мне удалось снять комнату в старом районе, где здания напоминали безнадежно больных, на которых махнули рукой врачи.

Однако в том измочаленном состоянии, в котором я находился в тот вечер, мне хотелось лишь одного — быстрее добраться до дома, наскоро перекусить и рухнуть в постель.

Естественно, любое препятствие я рассматривал как угрозу моему законному праву на отдых. И когда в полутемном подъезде меня остановил тип неопределенного возраста с сакраментальной просьбой ссудить энную сумму, которая ему позарез необходима именно сейчас, поскольку у него сегодня день рождения и вот-вот придут гости, а на адекватное угощение не хватает финансов, то я мысленно возвел очи горе и пробормотал: "О Господи, ну почему именно я попался этому алкашу?!".

Денег у меня и вправду в тот момент не было, и, сообщив это своему собеседнику, я собирался двинуться дальше по лестнице, но не тут-то было. Мужик оказался на редкость настойчивым и велеречивым. Вцепившись в мой рукав и щедро обдавая меня застарелым перегаром, он принялся мне втолковывать, что хотя насчет дня рождения он соврал, но без бутылки он сегодня никак не сможет выжить и, таким образом, я — его единственная надежда и спасение.

Между нами завязался странный диалог, напоминавший отрывок из пьес гения театра абсурда Эжена Ионеско, когда каждый из собеседников изъясняется вполне нормальными фразами, но в целом создается впечатление, что разговор происходит между пациентами психлечебницы.

Когда свет от чудом уцелевшей лампочки упал на лицо моего партнера по общению, я узнал его. Он жил в соседнем подъезде и относился к категории людей, безнадежно потерянных для человечества. Обычная житейская история: медленное спивание в компании таких же горемык, постепенная утрата родных и близких, друзей и человеческого облика. Кажется, этого типа звали Эдик. И, кажется, пить он начал из-за какой-то семейной драмы. Обо всем остальном, связанном с Эдиком, память моя умалчивала.

Наконец мне надоело отбиваться от алкаша, и я повернулся, чтобы уйти.

Тут-то это и произошло.

Нет-нет, он не ударил меня и не плюнул вслед.

Он только сказал мне в спину с такой искренней горечью и такой внезапной ненавистью, что меня проняло до глубины души:

— Эх ты! Я-то думал, что ты человек! А ты, оказывается, жаба болотная!

В голове моей мгновенно сделалось пусто, а тело, наоборот, налилось странной тяжестью, будто превратившись в чугунную болванку, и я повернулся к своему обидчику и окинул его взглядом с головы до ног, и вдруг, неизвестно откуда, во мне взялось ощущение, что я знаю его давным-давно, как самого себя, и я видел его как на ладони, с его алкогольными проблемами и болячками, которых успело немало накопиться в его тщедушном, но все еще крепком теле, и я знал, что он любит больше всего на свете и чего боится пуще всего, и где в его душе скрывается тщательно запрятанная от всех тонкая, трепещущая жилка, на которой держится вся его жизнь, и что следует сделать, чтобы одним-единственным словом, как бритвой, полоснуть по ней…

Видимо, в сознании моем на какие-то миллисекунды образовался провал, потому что я не осознал и не запомнил, что именно сказал Эдику.

Помню лишь, что он охнул, как от боли, весь как-то съежился, почернел лицом, резко повернулся и стремглав бросился вниз по лестнице.

Я же, окончательно опомнившись и отдышавшись, доплелся кое-как до своей «норы», обессиленно рухнул на тахту и провалился в беспамятство.

А утром хозяйка квартиры известила меня о странной смерти Эдика.

— И ведь мужик-то был вполне здоровый, — разводила руками она, — и тверезый как стеклышко, а вот поди ж ты… Упал замертво прямо возле ихнего подъезда и окочурился, сердешный. Дворничиха наша утром вышла подметать — смотрит, а он лежит на ступеньках. Она-то думала, что он просто спит, ведь не первый раз его находили во дворе… А он уже посинел и окоченел, бедняжка!..

— И от чего же он умер? — внутренне похолодев, перебил я старушку.

— Врачи… ну те, что на "скорой"-то приехали по вызову… сказали, мол, кровоизлияние в мозг у него было, — понизила почему-то голос до шепота моя собеседница. — Сосудик какой-то вроде бы лопнул…

Я поспешно отвернулся, чтобы она не видела моего лица.

Я знал, что это я убил горемыку Эдика.

И хотя одна половина моего эго терзалась угрызениями совести, вторая вопила торжествующе во весь свой внутренний голос: "ПОЛУЧИЛОСЬ! У МЕНЯ ПОЛУЧИЛОСЬ ЭТО!"…

* * *

— А почему — очередного? — тупо спрашиваю я Синичку.

— Потому что в последнее время киллеры вокруг меня так и вьются!.. Как мухи на мед слетаются, честное слово!..

Наверное, на моем лице отражается тень недоверчивой усмешки, потому что она поспешно добавляет:

— Кстати, и нога моя безобразная — это тоже они… Пытались подстроить так, чтобы я на машине свалилась в пропасть. Хорошо, что мне в последний момент удалось открыть дверцу и вывалиться… Но по скалам меня тогда протащило — ой-ей-ей! Думала, вообще без ноги останусь…

— Кто же это вас так не любит? Вы вроде бы такая…

— Какая?

— Ну, в общем, если бы, например, я был киллером, то у меня просто рука бы на вас не поднялась!

Что ж ты так нагло врешь, сволочь? Не боишься, что у тебя язык отсохнет? А вдруг она почует хотя бы легкую фальшь в твоем голосе?

С другой стороны, что я должен ей сказать? "Извините, девушка, но я действительно собираюсь отправить вас на тот свет"?

— А вы шутник, — кокетливо сообщает Синичка.

Интересно, как такому наивному, беззащитному существу удалось остаться в живых после пяти… нет, кажется, шести покушений? И действительно, за что ее так хотят прикончить? Э-э-э, господин Программист, а ведь с вами творится что-то неладное. С чего это у вас возник такой интерес к «объекту»? Раньше-то вы никогда не задавались вопросом, за что приходится убирать того или иного человека. Главное — сколько за это вам обещали заплатить, а остальное, как говорится, дело техники.

Может, пора прекратить это светское сюсюканье и приступить к непосредственному исполнению своего профессионального долга?

Ты ведь уже успел изучить эту девчонку и подсознательно наверняка знаешь, какое Слово для нее подойдет.

Так что ж ты медлишь, Программист?

Давай, уподобься герою одной песенки твоего любимого барда: "Чинарик выплюнул и выстрелил в упор".

Тем более что стрелять тебе следует не пулей, а словом. Максимум — фразой. После этого ты встанешь и уйдешь, а эта наивная синичка загнется прямо здесь, среди купающихся и наслаждающихся щедрым южным солнцем людей. От сердечного приступа или от закупорки сосудов. Или от солнечного удара, несмотря на то, что она сидит в тени пляжного зонта. Или еще от чего-нибудь, вполне естественного для окружающих и судмедэкспертов.

Но может, Слово сработает не сразу, с отсрочкой, и тогда это случится не здесь, а через несколько минут или часов. Если вызвать у девчонки приступ непреодолимой ненависти и отвращения к самой себе, то она повесится или проглотит пригоршню сильнодействующего снотворного…

А ты вернешься домой, доложишь Зефиру о выполнении заказа, получишь причитающийся тебе «гонорар» и пойдешь в церковь, где поставишь свечку за упокой невинной души, а потом, как всегда, — в какой-нибудь кабак, где зальешь воспоминания потоком спиртного, и, проспавшись, на следующий день будешь опять готов к работе.

И ты все еще считаешь, что ты — бог?

Брось, старина, ты же прекрасно знаешь, что ты всего-навсего убийца. Боги не опускаются до убийств по заказу. И какая разница, что ты убиваешь людей не так, как другие?

Если разобраться, твоя методика намного гнуснее и отвратительнее, чем удар ножом или выстрел в упор…

— Эй, что с вами? Вы слышите меня?

— Простите, замечтался немного… Так о чем мы говорили?

— Ну, вообще-то говорила одна я, а вы смотрели куда-то сквозь меня… А говорила я о том, что… Ладно, это неважно…

— А все-таки?

— Да хотела рассказать вам, из-за чего на меня стали охотиться разные головорезы…

— Ну, и из-за чего?

— Похоже, я кому-то очень сильно мешаю.

— Бог с вами! Кому вы можете мешать?

— Не говорите так, — качает девушка белокурой головкой. — Все мы кому-то мешаем — самим фактом своего существования. Просто до поры до времени мы не подозреваем об этом. У меня, кстати, подругу убили — и знает


Содержание:
 0  вы читаете: Если, 2010 № 04  1  Федор Березин Часовые периметра
 2  Дэйв Крик Похититель Адрианы  3  Владимир Ильин Программист
 4  Евгений Гаркушев Выгодная Работа  5  Видеодром
 6  Цирк уехал, клоуны остались  7  Рецензии
 8  Безумный спецназ  9  Счастливый конец
 10  Легион  11  Наша Russia: Яйца судьбы
 12  Герой экрана  13  Самый маленький герой
 14  Хит сезона  15  Цирк уехал, клоуны остались
 16  Рецензии  17  Счастливый конец
 18  Легион  19  Наша Russia: Яйца судьбы
 20  Безумный спецназ  21  Счастливый конец
 22  Легион  23  Наша Russia: Яйца судьбы
 24  Герой экрана  25  Самый маленький герой
 26  Вячеслав Басков Падуанский портной  27  Николай Горнов Зародыш
 28  Том Лигон Встреча В Небесах  29  Адам-Трой Кастро Чикец
 30  Рецензии  31  Джеффри Форд ДЕВОЧКА В СТЕКЛЕ
 32  Эрик Ван Ластбадер ЗАВЕТ  33  Цветная Ночь Сборник
 34  Рэй Брэдбери ЛЕТНЕЕ УТРО, ЛЕТНЯЯ НОЧЬ  35  Юрий Бурносов РЕВОЛЮЦИЯ. Кн. ПЕРВАЯ: ЯПОНСКИЙ ГОРОДОВОЙ
 36  Чальз Стросс ТАЙНАЯ СЕМЬЯ  37  О дивный старый мир…
 38  Джеффри Форд ДЕВОЧКА В СТЕКЛЕ  39  Эрик Ван Ластбадер ЗАВЕТ
 40  Цветная Ночь Сборник  41  Рэй Брэдбери ЛЕТНЕЕ УТРО, ЛЕТНЯЯ НОЧЬ
 42  Юрий Бурносов РЕВОЛЮЦИЯ. Кн. ПЕРВАЯ: ЯПОНСКИЙ ГОРОДОВОЙ  43  Чальз Стросс ТАЙНАЯ СЕМЬЯ
 44  Чтение — не игра!  45  Нанофантастика
 46  Ярослав Веров, Игорь Минаков Утоление жажды  47  Курсор
 48  Personalia  49  Использовалась литература : Если, 2010 № 04
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap