Фантастика : Научная фантастика : Пять дней с маньяками : Игорь Крючков

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу
Посвящается тем, с кем я разделил эти несколько дней.

Посвящается тем, с кем я разделил эти несколько дней.

События, описанные ниже, не имели место в действительности целиком, только отдельные эпизоды, но вполне могут произойти в любое время, в любом месте. Потому что ничего нереального в них нет.

Hе доверяй никому…

Водитель остановил грязно серую Волгу неподалеку от заросшего травой и какими-то сорняками входа.

- Игорь, ты пока начинай вытаскивать вещи, а мы сходим, узнаем насчет домика, — скомандовал Саня.

Командир, блин, нашелся. Hо спорить с ним было лень, особенно утром в понедельник. Я вылез из машины, дав возможность сделать то же самое еще двум пассажирам, а точнее пассажиркам нашего транспортного средства, Марине и Кате. Все небо было затянуто серыми тучами, не было видно ни малейшего просвета. Кажется, хорошо мы тут отдохнем, просто отлично.

— Кто-то в Сочи, кто-то на Канарах, а мы на базе «Искра», — грустно сказал кто-то. Я повернул голову, Марина с Катей с сосредоточенным видом оглядывались вокруг. «Показалось, — подумал я». Внешней вид базы, на которой нам предстояло прожить чуть меньше недели, и вправду не внушал особого оптимизма. Ряд невыразительных домиков, скорее похожих на бараки для корейцев-эмигрантов, да полуразрушенная спортивная площадка могли хоть кого привести в крайнюю стадию уныния. Я решил пока не сдаваться.

- Hу что ж, давайте что ли и правда вытащим вещи, — предложил я. Особой активности в дружных рядах бойцов я не заметил, поэтому решил показать пример. Пример оказался вполне удачным, вскоре машина была разгружена. Вещей было не очень много: несколько сумок с вещами и едой, да магнитофон. Что ж, жить можно. Через некоторое время вернулись, наконец, Саня с водителем. Выражение лица Предводителя Путешественников было довольно странным.

— Hу как домик? — спросил я, ожидая самого худшего.

— Сейчас увидишь, — ответ прозвучал довольно зловеще. Нагрузившись сумками, мы отправились в путь. Водитель помахал нам вслед и дал задний ход. Все пути назад отрезаны.

Вопреки ожиданиям, все оказалось не так уж и плохо. После непродолжительного пути мы остановились перед небольшим двухэтажным домиком, чем-то неуловимо напоминающим теремок. Комнат было всего четыре, по две на каждом этаже. Оказалось, нам на второй. Это было хорошо, хоть никто над головой топать не будет. Комната была скорее маленькой, чем какой-либо еще. Спартанская обстановка — четыре кровати, стол, тумбочка, да несколько стульев — вот и весь интерьер. Из окна открывался потрясающий вид на туалеты и огромный мусорный бак. Идиллия.

— Класс, — пробормотала Марина. С этим можно было согласиться.

— Соседи, соседи, надо знакомиться с соседями, — Саня сегодня просто излучал любопытство и дружелюбие, как, впрочем, и всегда. Решив, что слова не должны расходиться с делом, пошли знакомиться.

Соседнюю комнату занимала несколько странная компания мужчина, две женщины и два ребенка. Я долго пытался понять, кто родители детей, но это оказалось выше моих способностей. Единственно, что я понял, это то, что отцом обоих был именно Коля. А вот насчет матерей, тут все оставалось загадкой.

— А выпить тут где-нибудь что-нибудь можно купить? — решив сразу взять быка за рога, спросил Саня.

— Hу, пиво можно, — Колин взгляд задумчиво изучал округу. А вот водку — нет. Раньше можно было, но с тех пор, как тут после нее утонули двое, почему-то запретили. Эх, были времена.

Мысли его унеслись куда-то вдаль, а рука сунула в мусорное ведро пустую бутылку. Кажется, Коля все-таки научился обходить запрет.

— Hу что, чем займемся? — поинтересовался я, вернувшись в комнату. Марина как всегда просто проигнорировала вопрос.

— А мне по-о-фиг, — Катя ответила своей любимой фразой, при этом смешно растягивая первый слог.

— Hу что ж, если всем пофиг, то я, пожалуй, посплю пару часиков. Просто отлично. Спокойной ночи, точнее утра.

Спать хотелось адски, вчера я лег довольно поздно, а вставать пришлось слишком рано. Hе раздеваясь, я упал на кровать и быстро уснул. Приснилось что-то непонятное, я то ли летел куда-то, то ли просто падал. Как оказалось, я все-таки падал, вдалеке показалась быстро приближающаяся земля. Я даже понял куда именно упаду, и начал отчитывать время прибытия. Три, два, один.

Я рывком сел в постели. Вроде живой, и на том спасибо. Вокруг все было тихо и спокойно — Саня мирно спал, девушки-красавицы читали журналы. Все, спать больше не хотелось, пора было обследовать территорию.

Выбравшись из домика, я тихонько побрел вперед без особой цели. Ничего особо необычного и интересного я не нашел. Через некоторое время вышел к озеру. Неплохо, вода была вполне чистой и прозрачной. От берега в воду вели специальные мостики, каждый метров пятнадцать длиной. Ладно, пора назад, хотя вряд ли кто заметил мое отсутствие. Оказывается, я ошибался. Отсутствие все-таки заметили.

— Мы будем сегодня что-нибудь есть или нет?

Хороший вопрос, это надо признать, причем довольно неожиданный.

— Ладно, посмотрим, что у нас в меню.

Заглянув в меню почему-то сразу вспоминалась школьная столовая, там тоже кормили довольно погано. Hу что ж, что есть, то есть — выбирать особо не из чего. Готовка заняла некоторое время, пока что решили ограничиться овощным салатиком, да жареной картошкой. Когда почистили картошку, обнаружилось, что плитка не работает. Что ж, все естественно, другого я и не ожидал, не знаю уж, как остальные. Соседи обрадовались предложению делиться с нами плиткой каждый раз, как только нам захочется поесть.

— Конечно, конечно, — сказала Галя. — Мы же соседи!

Хотя глядя на ее несколько кислое выражение лица, можно было подумать, что она этому не очень то и рада. Hо я так не подумал! Надо верить людям.

Где-то через час все же удалось приготовить что-то, отдаленно напоминающее еду. Лично я очень даже проголодался со всеми этими переездами, поэтому поел с удовольствием. Саня, впрочем, тоже. Он вообще, такой человек, который умеет довольствоваться простыми радостями, что, впрочем, не означает, что он глуп, вовсе нет. Я знаю его уже кучу времени, и, обычно, его общество мне приятно.

День плавно перетекал в вечер, пора было придумывать развлечения. Настроения пока что не было никакого, это надо было срочно исправлять.

— Hу что, возьмем рыбки и пойдем поищем пивка? — предложил Саня. Все гениальное — просто.

— А рыба соленая? — подозрительно поинтересовалась Катя. — Я люблю очень соленую. И вообще соль, — мечтательно добавила она, облизнувшись. — Соленая, очень даже соленая, просто комок соли и немножко рыбки.

Ближайший магазин нас разочаровал, ничего интересного. У проходившего мимо туземца поинтересовались наличием других подобных магазинчиков. Добрый туземец сообщил об искомом, неопределенно махнув рукой куда-то в сторону. Некоторое время шли в указанном направлении пока не наткнулись на забор. Еще после десяти минут блужданий по округи все же вышли к цивилизации.

Небольшое строение, служившее непонятно каким целям раньше, сейчас было приспособлено именно под магазин. После недолгих раздумий купили все, что было нужно, и пошли искать местечко, где можно было насладиться прекрасным видом и при этом удобно устроиться. Стоявшие неподалеку лавки со столами нас вполне удовлетворили. Как оказывается немного надо для счастья…

Пиво оказалось довольно крепким и общее настроение постепенно стало улучшаться. Даже девушки повеселели, что уже само по себе было хорошо. Катя поведала душещипательную историю о своем коте, которого она жестоко пытала на протяжении всей его бедной жизни. Мне стало жаль ни в чем не повинное животное и я попытался вспомнить телефон местного филиала Гринписа, но, к сожалению, так и не вспомнил.

— А как вы относитесь к людям? — спросила Марина. Кажется, разговор начал приобретать более серьезный характер.

— Скорее с любовью, чем нет, — я говорил то, что думал. — По-моему люди, большей своей частью заслуживают этого. По крайней мере, я им вполне доверяю, это будет точнее, чем слово «люблю».

— По тебе заметно, — вмешалась Катька. — А я вот людей ненавижу, по одной простой причине — их не за что любить. Вот и все.

— Да ты что? — удивилась Марина. — Они же такие забавные.

— Знаешь, Катя, — мне не очень то хотелось нести всякую чушь, но алкоголь начал действовать и я, как обычно, впал в какую-то маразматическую философию. — Есть у меня одна теория насчет тебя. Я знаю тебя не очень давно, всего несколько дней, но мне кажется, что у тебя в жизни произошел или один какой-то крайне отрицательный факт или несколько более мелких, но столь же негативных. Поэтому-то и эта нелюбовь ко всему роду человеческому.

— О, че-е-рт, облом. А вот и нет, — возразила Катя. — Ничего подобного, ты ошибаешься.

— И вообще, тебе хочется настоящей любви, не поймите меня пошло. Большой и взаимной, в этом я уверен.

— А на счет меня есть какая-нибудь теория? — поинтересовалась Марина.

— Честно говоря, нет.

— Ага, со мной все понятно, — кажется, Марина решила обидеться.

— Как раз наоборот, — утешил я ее. — Абсолютно ничего не понятно. Hо понять хочется.

Это была правда. Почему-то как раз Марину я практически не понимал, как ни старался. Никак не получалось угадать ее желания и настроения, это-то меня и раздражало, потому что просто должно было рано или поздно привести если не к ссоре, то по крайней мере к полному обоюдному непониманию. А этого не хотелось. Марина мне нравилась.

Саня тем временем сходил за второй порцией пива и слушал теперь наши речи с крайне озадаченным видом. Надо заканчивать с этими квазиумными разговорами.

— Ничего, — обнадежила меня Марина. — Еще разочаруешься в жизни и в людях. Жизнь сама тебя разочарует.

— Надеюсь, что нет, — я начал настраиваться на боевой лад, но внезапно что-то отвлекло мое внимание. Что-то крайне странное. Внезапно до меня дошло — метрах в пяти от меня, прямо по воздуху в неизвестном направлении летела бутылка с пивом, с «Челябинским», насколько я успел разглядеть. Я потряс головой, пытаясь прогнать странное видение. Видение прогоняться не желало. Бутылка медленно плыла по воздуху, тихонько покачиваясь на ходу. Пора завязывать с алкогольными напитками. Если уже после второй бутылки начинаются галлюцинации, то… Я закрыл глаза и посидел так некоторое время. Потом я их все же открыл. Бутылка исчезла! Что и следовало доказать.

— …вот так то вот, — уловил я окончание фразы.

— Точно, — подтвердил я. В доказательство этого я приобнял Марину. Она не протестовала. И на том спасибо. Саня, немного подумав, попытался провернуть ту же операцию с Катей. Та ловко увернулась.

— О че-е-рт, не везет, — заметила она. -

Вот фазер-мазер, — Саня готовился к новой боевой операции по захвату вражеской территории. Катя тем временем строила баррикады. Внезапно ее глаза удивленно округлились и она застыла на месте, ошарашено уставившись куда-то в сторону. Саня просек ситуацию и провел наступление, с первой же попытки заграбастав Катерину. Она, почему-то даже не сопротивлялась.

— Молодец, молодец, — похвалила Марина. — С ней так и надо.

Катя, наконец, несколько пришла в себя, как-то странно встряхнула головой, словно сбрасывая наваждение.

— Давайте пойдем в домик, — ее голос прозвучал на удивление жалобно.

До домика добрались без происшествий, немного шатаясь, правда, но все же на ногах все держались. Что-то давненько уже не было таких странных эффектов всего то с двух бутылок «Балтики». Катя всю дорогу зачем то оглядывалась назад.

— Что там? — мне действительно было интересно, что она там такого увидела.

— Да так, ничего, особенного, просто мне показалось, что по воздуху летят три бутылки водки, как птички, — Катя попыталась улыбнуться, но у нее не получилось. Кажется, мои галлюцинации оказались заразным, только несколько трансформировались.

— Пить надо меньше, — подбодрила ее Марина. — Еще и не то чудиться будет.

Катя обиженно замолчала. Hа скамейке у домика сидел Коля со своей маленькой дочуркой и пытался научить ее пить водку.

- Hу выпей немного, — уговаривал он.

— Hе хочу! — гордо отказывалась Александра. Вид у нее в этот момент был поистине царственный.

— Отстань от ребенка, — послышалось откуда-то из дома.

— Да я и не пристаю.

Мы тихонько прошмыгнули к себе наверх, решив не мешать Коле заниматься столь важным делом.

Уже наступил вечер, стало темнеть. В домике все пошло весело и интересно. Разбили зеркало, сломали магнитофон, Саня из-за этого разволновался, бедняга. А чего волноваться, то? Это все мелочи. Ночь прошла быстро и незаметно.

Часа в четыре утра я выбрался на улицу несколько освежиться. Было довольно тепло, несмотря на такую рань. Я прогулялся по пляжу и уже собирался обратно, когда внезапно заметил какого-то человека, сидящего на одном из мостиков. Я бы оставил это без внимания, но парень делал что-то непонятное. Насколько я разглядел при свете луны, он привязывал себе к шее какой-то предмет. Несколько заинтересовавшись происходящим, я подошел поближе. Парень меня заметил, но своего занятия не прекратил.

— Хорошая ночь сегодня, — сказал я.

— Самое время утопиться, — ответил парень. — Что я сейчас и сделаю.

— Утопиться? — переспросил я. — Hе самый лучший метод. Лучше спрыгнуть откуда-нибудь повыше. И передумать уже не получиться.

— Ты считаешь, — парень задумался.

— Да, столбиком, — парень меня не слушал, он думал о чем-то своем.

— Знаешь, пожалуй, ты прав, — после минутных размышлений сказал он. — Прыгать лучше. Кстати, мое имя Том, Том Дил.

— Игорь, — представился я. — Очень приятно.

— Пошли пиво пить, я угощаю, — предложил Том. Я согласился, чего ж отказываться-то, когда угощают.

Часа через полтора я вернулся в наш домик и рухнул на кровать, рядом с Маринкой. Все уже спали. Я решил последовать их примеру.

Проснулись все примерно одновременно, где-то к полудню. Причем оказалось, что, в конце концов, все уместились всего на двух кроватях, которые правда находились рядышком, так что можно было перекатываться с одной на другую. Я покрутил головой в разные стороны, голова крутилась плохо. Моя кровать за ночь совершила какие-то непонятные перемещения и теперь находилась недалеко от двери. Хорошо хоть, меня на ней не было. Все тело как-то странно ныло, как будто я всю ночь таскал песок с пляжа в мешках и умудрился перетащить как минимум половину.

— Все, сегодня каждый будет спать в своей кровати, — с недобрым огоньком в глазах произнесла Марина, кажется не у одного меня были такие веселые утренние ощущения. После разных глупых утренних процедур, типа умывания и приготовления еды, сели завтракать, хотя, судя по времени, это уже был обед. Hе успели мы добраться до чая, как в дверь кто-то постучал. Наверно соседи решили вернуть себе похищенную в очередной раз плитку.

— Заходите, открыто, — сказал Саня. Это были не соседи. В дверь бочком протиснулся какой-то странный немножко сгорбленный старичок.

— Здравствуйте, — его глаза хитро блеснули. — Моя фамилия Гришкевич, не слыхали?

— Честно говоря, нет. Вы что-то хотели? — разговор пришлось вести мне, потому что остальные к нашему гостю не проявили ни малейшего интереса.

— Да, тут в округе ночью происходили некоторые интересные события, вы ничего о них не знаете? — он пристально уставился сразу на всех нас.

— Да вроде ничего, — не рассказывать же ему про Тома.

— Вы ничего не видели? — обратился я к остальным.

- Нет.

— Тоже неплохо, — Гришкевич кажется остался вполне доволен нашими ответами. — Hу ладно, спасибо за сотрудничество. Он развернулся и направился к двери.

- Подождите, а что хоть произошло то?

Гришкевич резко обернулся.

— Ночью кто-то прибил большого белого и пушистого кота сторожа к дереву десятисантиметровыми гвоздями. А на земле под трупиком начертил какие-то странные знаки. Вот я и хочу выяснить, кто это сделал и зачем. Кот то был мой.

— Значит вы — сторож? — все это было довольно интересно.

— Да, — гордо ответил он. — Я сторож со стажем.

— И какой же у вас стаж?

— Да вот уже вторая неделя пошла.

— А, понятно, — сторож явно был со странностями.

— Hу ладно, держите нас в курсе.

— Цены на бирже передают по радио каждое утро. Слушайте сами.

Hа этот раз Гришкевич ушел окончательно. Странное утро сегодня выдалось, довольно нетипичное начало дня.

— Катя, ты зачем прибила бедного котика к дереву гвоздиками, — пошутил я. — Можно ведь было скотчем приклеить, и так бы держался.

— Да? — лицо Кати приняло задумчивое выражение. — А я как-то об этом не подумала.

Чего-то, кажется, я недопонял. Это была шутка или нет? От Кати всего можно ожидать, да я и знаю то ее совсем немного, впрочем, как и Марину. Да нет, я уверен, они добрые и хорошие. Надеюсь…

— Hу что, пойдемте погуляем, — с несколько неестественной улыбкой предложил Саня. Предложение прошло большинством голосов.

Выбрались из домика и тихонечко побрели вдоль берега, не утруждая себя разговорами. Сегодня погода была несколько лучше, чем вчера. Время от времени из-за тучек хитро выглядывало солнышко. Почаще бы оно это делало, было бы вообще отлично. Откуда-то послышалась музыка. Играло что-то тихое и спокойное, но чрезвычайно красивое. Hе сговариваясь, пошли в ту сторону. Музыка доносилась из приоткрытого окна одного из домиков. Домик был не совсем обычен. Дверь его была разукрашена странными узорами с большой пентаграммой посередине. Когда мы проходили мимо, дверь открылась и на улицу вышли шесть девушек и два парня. Я заметил еще несколько человек внутри домика. Сколько их там всего, интересно. Вышедшие направились в сторону озера.

Вскоре необычный домик вместе с его обитателями остался позади. Минут через десять мы вышли к мостику, на этот раз каменному. Мостик был довольно широкий, по обе его стороны стояли несколько вполне пригодных для сидения лавочек, одну из которых уже занимала небольшая кампания, как и мы, состоящая из двух парней и двух девушек.

— Кать, смотри, — удивленно произнесла Марина. — Это же Оля.

— И правда Оля, да, мир тесен.

Оля тоже нас заметила и помахала нам рукой, подзывая подойти к ним. Мы подошли. Процедура знакомства прошла несколько скомкано, но я все же понял, что парней зовут Антон и Дима, а вторую девушку — Юля. Они тоже отдыхали в одном из домиков уже несколько дней.

— А знаете, — несколько испуганно сказала Оля. — Hа базе живет настоящий колдун. Или шаман или волшебник, не знаю уж, как правильно. У него такой странный домик, там живет около десяти девушек и всего два парня, не считая самого колдуна. Только я его еще не видела. Говорят, он умеет много чего. Зажигать воздух, например. Гадать умеет, все сбывается. Талисманы делает.

— Классно, — заинтересованно воскликнула Катя. — Надо будет зайти в гости. Заказать ему, чтобы Саню в жабу превратил, ему так лучше будет.

— А, кстати, завтра ведь полнолуние, — сообщила Маринка. — Так что у всех колдунов будет пик сил. Да и вообще, самый лучший день для магии и колдовства.

— Это, наверное, он кота к дереву приколотил, — с умным видом произнес Саня. — Для своих колдовских жертвоприношений. Надо все оперативно вычислить, мы ведь оперативники. Сейчас пойдем, установим слежку, потом чисто мордой в землю и по почкам. Пусть тогда поколдует.

Все задумчиво замолчали, то ли обдумывая это, типично милицейское предложение, то ли любуясь чайками, снующими неподалеку.

— Нет, — отрезала умница Катя. — Hе будем мучить бедного старого колдуна. Вот вы, менты, все такие, думаете, что вам все позволено. Бесит меня такое.

Саня немного потерялся от такого напора и растеряно замолк.

— Hу ладно, — попытался перевести разговор на другую тему я. — Что сейчас то делать будем? Может лодку возьмем и поплаваем?

Я посмотрел на Марину. Hи капли интереса или хотя бы заинтересованности в ее глазах я не заметил. Ноль эмоций, разве что явное общее недовольство, ну что ей не нравится? Блин, ну я так тоже не могу.

— Никто ничего не хочет? — несколько зло переспросил я. Злиться тоже нельзя, это неправильно.

— Hу ладно, пойдемте, по дороге что-нибудь придумаем, — сказала Катя. — Пока, Оль.

— Пока, заходите завтра в гости, вечерком. Будет небольшая вечеринка.

— Окей, зайдем.

По дороге, как я и думал, ничего не придумали. Да и особенно нечего придумывать-то было. Погоду обещали хорошую только завтра, так что водные развлечения на сегодня отметались. Так и промаялись дурью до вечера, развлекаясь, разве что, приготовлением кабачков с салатом, да открыванием банки со сгущенкой.

Hа улице у домика Коля проводил очередные эксперименты над своими детьми. Hа этот раз его жертвой оказался младшенький, еще грудной младенец. Коля задумчиво качал его на руках, словно удивляясь, откуда же оно тут взялось.

— Сейчас будем делать из тебя космонавта, — сообщил он вслух, хотя рядом с ним, кроме младенца, никого не было. Младенец, на свою беду его еще не понимал, а то уполз бы куда подальше.

— Сейчас посадим тебя в ведро и будем раскручивать, продолжал мечтать Коля. — Узнаешь, что такое невесомость.

Из домика показалась Галя и Колины мечтания оборвались.

Пиво решили сегодня не брать в целях экономии денег, которых оставалось крайне мало. Поэтому или не поэтому, но вечер прошел крайне погано. Марина с Катей словно не замечали нас, общались почти исключительно между собой, обращаясь к нам только в крайнем случае. Hе знаю, как Сашу, а меня, такое их поведение, просто бесило. Да, именно бесило, это самое подходящее слово. Я, конечно, понимаю, что скорее всего они этого даже не сознавали, или, что еще хуже, их это просто не интересовало. Повеселились вчера хорошо, потом весь следующий день можно нас просто игнорировать. У Кати это было выражено в меньшей степени, а вот у Марины… Я так не мог. Я сам себя воспитал на романах Дюма: галантные кавалеры, прекрасные и обворожительные дамы, любовь с первого взгляда и до последнего дня. Пусть все это довольно глупо, но я такой, и переделать себя пока не мог. Романтик, блин. Стыдно даже, это в наше то время. Я не мог влюбляться на половину. Каждый раз я влюблялся навсегда, как будто другой девушки в моей жизни уже не будет. И не в моих привычках было думать о той девушки, которая нравится, только в какие-то определенные часы, нет у меня такого расписания. И не получается у меня терпеть холодность и отчужденность по отношению к себе, если до этого было что-то иное. Настроение после такого портиться в момент. Катя правильно как-то сказала: «Все или ничего». Поддерживаю это полностью. Я такой, какой есть и меня это вполне устраивает. Надо будет только научиться не ожидать от других того, что считаешь естественным для себя, вот и все решение проблем.

Поразмышляв на эту грустную тему, я пошел прогуляться по берегу, чтобы со своим дурацким настроением и характером окончательно не поссориться со всеми. Погода была чудесная, тучки, наконец, разошлись и звезды сияли над головой, создавая потрясающую картину. Я сел на самом краю одного из мостиков, свесив ноги вниз, к воде, и стал просто любоваться небом.

Звезд было видно огромное количество, гораздо больше, чем в городе. Созвездия находились легко и быстро. Вот Большая Медведица, самое знакомое, вот созвездие в форме перевернутой буквы М, Маринкино любимое. Как жалко иногда, что я не художник, и не могу запечатлеть то, что вижу. Разве что на фотопленку, но это не совсем то. Налюбовавшись вволю, я неспешно побрел назад. Настроение немного поднялось, осталась только непонятно откуда взявшаяся грусть, но от нее я избавляться не хотел. Иногда очень приятно просто погрустить. А в голове крутилась песенка Шуры:


— …Как много раз судьба дарила взгляды нежных глаз,
И я знаю, сейчас, ты улыбнешься мне, как в первый раз…

Внезапно воздух над озером словно вспыхнул каким-то изумительным огненным фейерверком. Такого я еще не разу не видел. Все проходило абсолютно беззвучно. Воздух мерцал и переливался мириадом цветов и оттенков. Появлялись и тут же рассыпались тысячи различных фигур.

От восхищения я хотел закричать, что есть сил, но голос куда-то пропал. Все, что я мог, это просто тупо стоять и любоваться всей этой прелестью. Зрелище было поистине сказочное, просто волшебное. Все кончилось так же неожиданно, как и началось. Просто прекратилось и все. А вокруг не было ни малейшего признака жизни, и я даже не знал, видел ли это все еще кто-нибудь, кроме меня. А может мне это привиделось? Такой красоты ведь в природе просто не существует, а человек сотворить такое искусственно просто не в состоянии.

В каком-то полутрансе я добрался до нашего домика. Пока я раздумывал, заходить или немного прийти в себя после видения, с крыши соседнего дома послышалось какое-то шебуршание. Я присмотрелся, на крыше стоял Том Дил и, судя по всему, собирался последовать моему вчерашнему совету.

— Эй, Том, как дела? — поинтересовался я. Вчера мы выпили немало, может, его мучило похмелье.

— Да нормально, вот прыгать буду, как только ты уйдешь.

— Пошли лучше пива попьем, если ты угощаешь.

— Тоже можно, — меланхолично ответил он.

Сегодня пива оказалось не очень много, управились за каких-то минут сорок. Том пошел спать в свой домик, а я решил все-таки проведать своих. Там все оказалось более спокойно, чем я предполагал. Свет был выключен, горели свечи, Саня, Марина и Катя сидели на кровати и играли в карты.

— А Маринка тоже колдунья! — сообщила Катька. — Она гадать умеет, да и вообще колдует помаленьку.

Кажется, вечерний фейерверк они не видели. Как же им не повезло.

— Класс, теперь у нас есть собственная колдунья. А то вдруг тот шаман нас решит заколдовать, а с Маринкой мы отобьемся.

— Решили меня подставить, — раскусила этот гениальный план Марина. — Hе получиться.

— А привораживать она умеет? — спросил я. Этим могло объясниться происходящее со мной, иначе я совсем в себе уже ничего не понимал.

— Она все умеет, — гордо ответила Катя.

Ага, понятно. Мне конец.

— Сент-Экзюпери сказал бы: «Мы в ответе за тех, кого приворожили».

Да, явно, общее настроение немного повысилось. Хоть остаток вечера не был испорчен. Я решил им ничего не говорить на счет своего видения, и присоединился к игре. За этим занятием время пролетело незаметно, и когда кто-то предложил лечь спать, я понял, что почему-то сегодня безмерно устал.

Предложение поддержали все. Уснули моментально и крепко. Вот и еще один день прошел. Как в любом из дней, в нем было свое особенное и неповторимое очарование. Было и хорошее и плохое, как и во всем, как и всегда. Время летит, а в жизни еще почти ничего не сделано. Это надо исправлять.

Hа этот раз пробуждение прошло более болезненно. Кто-то настойчиво ломился в дверь. Было ощущение, что стучали прямо по голове. Пока я вставал на ноги и пытался найти хоть какие-нибудь штаны, в дверь, по-моему, уже начали пинать ногами.

Марина с Катей мирно посапывали в своих постельках, это было прелестное зрелище. Спящие люди иногда меня просто умиляли. Саня открыл один глаз и удивленно пытался осмыслить происходящее.

— Спи, давай, — предложил ему я. — Я сам открою.

Кажется, такое предложение его вполне устроило. Он отвернулся лицом к стене и попытался снова уснуть.

Бешеный стук в дверь все не прекращался. Сколько хоть время то? Елки-палки, всего семь утра. Кого же там принесло в такую рань?

— Иду, иду, — сварливо пробормотал я. — Подождите секунду.

Стук прекратился. Наконец, я добрался до двери. Hа пороге опять стоял Гришкевич, кажется, это у него превратилось в добрую утреннюю традицию.

— Опять что-то случилось? — спросил я. Надо было срочно умыться, глаза еще закрывались.

— Еще одно происшествие, — торжественно сообщил он. — Новое убийство.

— И кого же убили на этот раз? Соседского хомячка? — нет, я точно не выспался, если отпускал такие тупые остроты.

— Нет, — серьезно ответил он. — Все гораздо хуже. Перерезали горло трем чайкам, внутренности выпотрошили и разбросали по земле.

— Потрясающе! — только и смог произнести я. Марина бы убила меня за это слово.

— Верно, верно, — засуетился Гришкевич. — Вот почитай мой отчет, правда, я составил его на скорую руку. Он протянул мне стопку листов, исписанных мелким почерком.

Я начал читать:

«Вторник. Между 02.00 и 05.30. Жестокое убийство животного, кошачьей породы. Убийство совершено жестоким способом, животное прибито гвоздями к дереву в распятом состоянии. Под деревом четко видны некие знаки, предположительно, кабалистические. Знаки приведены ниже. Следов вокруг не обнаружено. Среда. Между 03:00 и 06.00. Пойманы и растерзаны птицы, в количестве трех экземпляров, порода — чайка. Внутренности выложены на земле в форме фигуры, по виду напоминающей пентаграмму. Примечание: мной просмотрено несколько книг, описывающих магические обряды. В одной из них обнаружен обряд, схожий по своей структуре с происшедшими событиями. Обряд состоит из трех стадий. Первые две злоумышленником воспроизведены полностью. Третья стадия состоит в жертвоприношении человеческого существа, причем, обязательно в ночь полнолуния. Исполнение обряда, по книге, переводит мага, производящего обряд, на следующую ступень силы…»

Дальше следовало подробное описание положения жертв, рисунки магических символов и другие технические подробности.

— Hу и как мой отчет? — нетерпеливо спросил Гришкевич.

— Нормально. Красивые буковки, — что-то я сегодня ничего не понимал с утра. Чего он пришел именно ко мне? И вообще, что это все значит.

— Нормально, да? Нормально? А ты знаешь, что сегодня ночью — полнолуние, — старичек не на шутку разволновался.

— Hу и что?

— Как это что, — он чуть не задохнулся от возмущения. — Это значит, что сегодня кого-то убьют. И это может быть кто-то из вас!

Неплохо. Может быть меня, избавлюсь от всех проблем зараз. Хотя, если подумать, это может и не шутка.

— У вас есть какие-нибудь подозреваемые? — несколько задумчиво спросил я.

— Да, я думаю, нет, я просто уверен. Это колдун! Ты слышал про него?

— Уже успел вчера наслушаться. Hу, а что от меня то требуется? — зря я это спросил, сейчас еще начнет уговаривать всю ночь просидеть в засаде, сторожа злого колдуна. Бред все это, просто балуются какие-то злые дети, вот и все. Никакого человеческого жертвоприношения не будет.

— Ты должен сходить к нему в гости. Ты не вызовешь подозрений, в отличие от меня. Придумай какую-нибудь причину, талисман там заказать или амулет, что ли. Надо разведать, есть ли у него большой нож, предположительно с изогнутым лезвием. Судя по некоторым косвенным данным, именно таким ножом были умерщвлены кот и птички. А согласись, если у него такой нож все-таки окажется, то все может быть очень даже серьезно.

В его словах что-то было.

— А почему именно я? — мне действительно было интересно.

— Тебя я не подозреваю. Hе знаю уж, почему. Это для меня достаточная причина. Думаю, у тебя есть другие интересы, чем мучить животных.

— Это точно, — сказал я, вспомнив наших спящих красавиц. Тут уж скорее я в качестве жертвы, какие уж тут еще животные.

— Ладно, схожу к нему. Hо ничего не обещаю, ведь даже, если нож есть, вряд ли он им режет еще и хлеб. Так что я, наверное, его не найду.

— Кто его знает, вдруг повезет. Hу ладно, спасибо за сотрудничество. Я побежал, надо еще сделать несколько дел. Потом меня найдешь и все расскажешь.

Он резко развернулся и выскочил из комнатки, как будто за ним уже гнался жрец с ножом в руке.

Несколько озадаченный всем происходящим, я вернулся в комнату. Все-таки, как они все прелестны, когда спят. Я стал раздумывать над стандартной процедурой пробуждения спящей красавицы, осталось только вспомнить, в каком настроении они просыпаются. Один из них проснулся совершенно самостоятельно. Впрочем, на него стандартная процедура и так бы не распространилась.

— Hу что, кто там был? — спросил Саня сонным голосом. Чего ему не спится?

— Потом расскажу сразу всем, когда все проснуться.

Время было раннее, поэтому я лег обратно в кровать досматривать сны. Приснилась Марина, качающаяся на качелях. Она то приближалась ко мне, то удалялась, и я никак не мог ее поймать. Когда я проснулся окончательно, в домике уже никого не было, только кто-то гремел посудой на кухонке. Я даже догадывался, кто это, методом исключения. Я оказался прав. С кухни высунулась довольная голова.

— А завтрак почти готов, сейчас и девчонки придут.

Судя по доносившимся до меня запахам, завтрак действительно был уже почти готов. Пахло вкусно. Вставать было лень и я повалялся в постели еще немного. Саня, молодец, сделал все сам. И приготовил и накрыл на стол и все съел. Хотя нет, нам тоже немного осталось.

Наконец, подошли девушки и мы тоже принялись за завтрак. Мне еще предстояло рассказать им про утренний визит Гришкевича и про то, чем нам это грозит. Я решил зайти издалека.

— Катя, знаешь, у нас на базе появился маньяк!

— А мне пофиг, — резонно ответила она. И правда, ей то чего бояться. Это маньяк должен поостеречься при встречи с ней, а то еще сам пострадать может.

— Что еще за маньяк? — спросила более осторожная Марина.

— Обычный маньяк, нападает на беззащитных, убивает их. Правда, пока ограничивается только животными и птицами, но скоро, наверное, переключится и на людей.

— Класс, а с ним можно познакомиться?

— Я думаю, он сам с нами скоро познакомится. Гришкевич это с утра пообещал. Еще он сказал, что убийца живности — это тот колдун, домик которого мы видели вчера. А мне он дал спецзадание — проникнуть внутрь домика и найти орудие убийства — кривой нож.

Прямо «Секретные материалы» какие-то получаются. Маулдер уже нашелся, осталось заняться поисками Скалли.

— Кто-нибудь хочет со мной в гости к колдуну, по совместительству, маньяку? — без особой надежды поинтересовался я.

После некоторых раздумий идти вызвалась Катя. Это было несколько удивительно, но я согласился. Саня пообещал обеспечить прикрытие, что, наверное, означало, что он спрячется в кустах где-то вблизи домика. Что ж, надеюсь, он там не уснет, когда нас будут резать. Марина сказала, что все это глупости, и что она лучше побудет дома и почитает журнал.

Hа дело пошли через полчаса. Погода сегодня и вправду была хорошая, не обманули синоптики, как это не странно. Солнышко несильно припекало.

— Раз уж Маринка тоже колдунья, надо было у нее заказать охранный амулет. А то сейчас, действительно, превратят нас во что-нибудь нехорошее и никто потом не спасет.

— Поздно, раньше надо было думать.

Подошли к вражескому пристанищу. Саня скрылся в ближайших кустах. Прикрытие готово. Пора и нам за работу.

— Hу что, заходим? — нерешительно поинтересовалась Катька.

— Угу, — сказал я и постучал в дверь. Открыли практически мгновенно, как будто только нас весь день и ждали. Открыла девушка невысокого роста, некрасивая, и, в придачу, в спортивном костюме, с закатанными до колен штанами.

— Здрасьте, — поздоровались мы. — А колдун здесь живет?

Девушка посмотрела на нас несколько удивленно, потом отвернулась и спросила кого-то в домике.

— Колдун у нас живет?

— А нельзя было как-то по-другому назвать? — донеслось оттуда.

— Заходите, — разрешила девушка.

Мы зашли. Внутри домик был разделен на четыре небольшие комнаты. Все комнаты, кажется, занимала кампания колдуна. Сегодня народу почему-то было не много, наверное, все ушли на пляж. Из одной из комнат вышел парень лет двадцати восьми на вид, одетый довольно неплохо по сегодняшним меркам, на его шее висела золотая цепочка с золотым кулоном в форме пентаграммы, на среднем пальце правой руки я заметил печатку, с каким-то символом. Он протянул мне руку, я ее пожал. Катину руку он поцеловал.

— Джаспер, — представился он. — Вы ко мне?

Это и был страшный колдун. Как-то я его себе не так представлял. Скорее, он должен был быть грозным стариком, с длинными седыми волосами и с мечущими молнии глазами.

— Подождите вон в той комнатке, я освобожусь через несколько минут.

Мы зашли в указанную комнату и сели на стулья. Комната разительно отличалась от других. Вот это точно комната настоящего колдуна. Я насчитал четыре черепа, стоящих в разных местах, причем один совсем маленький, наверное, обезьяний. Hа столе, на небольшой подставке, покоился хрустальный шар, на стенах висели грамоты, удостоверяющие о принадлежности к друидскому ордену. Hа прибитой к одной из стен полочке, стояло несколько книг. Судя по названиям, все по магии. Ближе к выходу, почти у самой двери, висел кинжал в кожаных ножнах. Возможно, это то, что мы ищем. Я подошел к ножнам и вынул кинжал. Лезвие было волнистое, изогнутое, но чистое, без следов крови.

— Уже все вымыл, гад, — прошептал я. Катя согласно кивнула. Я спрятал кинжал обратно и опять сел на стул. Через минуту зашел колдун.

— Я вас слушаю, — он сел на свободный стул и закурил. Вид у него был напряженный.

— Говорят, вы делаете талисманы?

Колдун несколько расслабился.

— Люди в последнее время словно сбесились, — сказал он. — Мне заказали около шестидесяти талисманов за два месяца, кошмар какой-то. Hу да ладно. Талисманы бывают трех видов: в форме круга, в форме капли и в форме овала. Различаются по количеству выполняемых свойств.

— А какие именно свойства будет выполнять талисман?

— Да какие угодно. Все, что захотите. Поможет в любви, принесет удачу в бизнесе или внимание высокопоставленных лиц. В общем, все, что вам в данный момент нужно и что вас волнует.

— Понятно, — задумчиво произнес я.

— А чем вы еще занимаетесь?

— Как это чем? — он несколько удивился. — Колдовство и магия. Все, кроме привораживаний. А так, навожу порчу, снимаю ее, гадаю. Это у вас, в простонародье, называется деревенской магией. Hо это все не очень интересно.

- А говорят, вы можете предметы по воздуху перемещать. Hе покажете? — Катя искоса взглянула на беднягу колдуна. Он рассердился.

- А вы видели на двери табличку: «Цирк с 12 до 14»? Фокусы не показываю, так что извините. Кстати, вы знакомы с ценами? Самый минимальный талисман — сто рублей.

— Так много, — столько денег у нас не было.

— Жалко, тогда нам, наверное, придется отказаться.

— Hу что ж, если деньги будут, приходите. А сейчас извините, у меня много дел.

Да, быстренько нас выпроводил. Профессионал. Мы вышли из домика несколько ошарашенные. Все равно, не каждый же день встречаешься с настоящим колдуном.

Из кустов кто-то выскочил и бросился на нас. Катя вскрикнула от неожиданности.

— Да ты чего? Это же я, — я узнал голос Сани. Партизан недорезанный. Напугал ведь. В засаде он, видите ли, сидел.

— Hу что, нашли что-нибудь интересное?

— Смотря что понимать под интересным. Hу ладно, до вечера времени еще много. Поедем все-таки покатаемся на лодке, порыбачим. Зайдем только сначала за Мариной.

Пошли за Мариной. Как она не упиралась, вытащили ее на улицу и посадили в лодку. Потом вспомнили, что забыли весла и удочки. Сходили за ними в домик, еще минут через десять все же отплыли от берега.

— Дайте я погребу, — потребовала Катя. Да пожалуйста, хоть всю дорогу, не жалко.

— Греби вдоль берега вон к тем камышам, — я принял на себя функцию капитана. — Эй, боцман, прокладывай курс.

— Эхолота нет, — ответил боцман.

Марина села на носу нашего корабля, подставив себя довольно жгучему солнцу. Что ж, неплохое украшение нашего лайнера, лучше просто желать нельзя.

Плыли где-то полчаса. Поначалу, нас несло куда угодно, кроме нужного направления. Потом Катя привыкла двигать веслами одновременно, наверное, в прошлой жизни была гребцом на какой-нибудь галере. Наконец, камыши мы достигли. Бросили якорь, чуть не забыв привязать к нему веревку. Стали разматывать удочки. Потом пришлось насаживать червей, которых предоставили нам соседи. Черви насаживаться не хотели и дико сопротивлялись. Повстанческое сопротивление вскоре было подавлено. Повстанцы казнены. Вдоволь поиздевавшись над животными, забросили удочки. Теперь можно и отдохнуть. Минут пять сидели молча, потом Катя не выдержала.

— Что-то не клюет, — пожаловалась она.

— Наверное, это потому, что здесь рыбы нет, — посочувствовал ей я.

— А откуда ты знаешь?

— А я директор этого стадиона! — пошутив таким глупым образом, я принялся сматывать удочки.

— Что, уже плывем обратно? — обрадовано спросила Марина.

— Видишь же, не клюет.

Выловив якорь, погребли в обратную сторону. В этот раз Катя грести отказалась, ничем это не аргументируя. Поэтому, приплыли немного быстрее. Девушки пошли в домик, прихватив с собой спасательный круг. Зачем он им, в домике? Мы с Саней попытались вытащить лодку на берег. Лодка вытаскиваться не желала. То ли мы ослабли, то ли лодка потяжелела. Потом до нас дошло, что в лодке забыли якорь. Избавившись от мерзкого предмета, дело пошло лучше. Добравшись до домика, застали девушек за нетипичным для них занятием, Катя пыталась пожарить картошку.

— Так, быстро, — скомандовала она, увидев нас. — Берите ножи и начинайте чистить картошку.

Мы подчинились, когда женщина на кухне, лучше не спорить. Почистив нужное количество картошки, мы позвали Катю.

— О, а что так мало почистили, — ласково пожурила нас она. — Плохо работаете, ну да ладно, сейчас буду жарить. Масло мне, сковородку и плитку! Живее!

Решив провести эксперимент до конца, доставили ей все необходимое. Катя принялась за готовку. Минут через двадцать, когда до полного приготовления было еще порядочно, Катя гордо сообщила нам.

— Hу вот, основное я сделала, а оставшееся доделаете вы. Последите, чтобы не подгорела.

Картошка получилась вкусной. У Кати явно есть таланты в гастрономической области.

— Сегодня же нас приглашали на вечеринку, — вспомнил неугомонный Саня. — Уже скоро можно идти. Надо только купить что-нибудь на стол, пива или водки.

- Возьмем пива, — решила Марина.

Остатки времени до назначенного часа провели за всякой ерундой, игрой в карты, да чтением журналов. Мне никуда идти абсолютно не хотелось, не было нужного настроения. К сожалению, к моему мнению никто не прислушался. Эгоисты! Добыли двухлитровую бутыль с пивом и поперлись к Оле и ее друзьям. Они жили в большом двухэтажном доме со множеством комнат. Hа первом этаже было довольно много свободного пространства, это место нарекли танцполом. Hа втором этаже обнаружили самих хозяев, они накрывали на стол.

— О, привет, — сказала Ольга. — Сейчас еще должен подойти один человек, Леша. Мы его тоже пригласили.

Стали ждать таинственного Лешу, который все никак не шел. Поговорили о погоде, о настроении и о тому подобной ерунде. Наконец, пришел Леша, оказавшийся довольно отвратительным типом с куцей бороденкой. Ко всему прочему он пришел не один, с ним в комнату завалился довольно здоровый лысый парень, представившийся Петей. Hа него смотрели довольно косо, пока он не вытащил из кармана куртки бутылку с водкой. Взгляды подобрели.

— У меня там еще друзья есть, — проинформировал нас Леша. — Я их позвал, вы не против?

Бедные хозяева, не завидую им. В комнату, через неравные промежутки времени стали заходить всякие непонятные люди. Приносили по бутылки водки на двоих. Кажется, тут собрались все более-менее молодое население базы. Где-то через час пришел колдун Джаспер, уже сильно пьяный. Впрочем, к тому времени уже все неплохо набрались. Кроме меня. Я почти не пил, мне вся эта пати очень не нравилась. Хотя, кажется, не нравилось это одному мне. Девченки и Саня ушли танцевать вниз, где уже было много народа. Ублюдок-Леха полез к ним целоваться, я перехватил его за пояс и переставил на пару метров в сторону.

— Чего ты так волнуешься? — пренебрежительно спросила Марина. — Все нормально.

Hу что же, если им этого хочется, то пожалуйста. Я ушел на второй этаж и налил себе стакан водки, не разбавляя его всякой мерзостью, типа газировки или тоника. После недолгих поисков в холодильнике, нашелся огурчик. Хорошая закуска.

- Подожди, вместе выпьем, — раздался знакомый голос. Рядом со мной каким-то непонятным образом оказался Том Дил со стаканом в руке. Без лишних разговоров, я налил ему полный стакан и достал еще один огурец. Выпили. Закусили. Хорошо. Налили еще по одной.

— Жизнь — странная штука, — сказал я. — Почему обычно все получается не так, как хочется?

— Сейчас просто у всех черная полоса, — утешил Том.

— Что-то в последнее время все девчонки, как одна, несут какой-то бред, — пожаловался я.

— Осень, — Мы тупо рассмеялись.

Том вытащил из кармана какой-то пакетик и начал высыпать его содержимое в уже опять пустой стакан.

— Девчат по осени считают, — сострил я. — Хотя, если подумать, так оно и есть. Весна — пора всеобщей любви и желания всех и всего. А осень — время депрессии. Осенью все и проверяется.

— Угу, — Том вытащил из-под стола еще не совсем пустую бутылку газировки и залил ей содержимое пакетика.

— Чего делаешь? Травишься?

— Hу.

— Да ну тебя, надоел уже, — я залпом выпил еще один стакан и поковылял вниз. Том, немного подумав, вылил содержимое стакана в открытое окно и потопал за мной.

- И правда, фигня какая-то, чего это мне вообще в голову пришло.

Hа первом этаже колдун развлекался бросанием в воздух огненных шаров. Это почему-то никого не удивляло. Марина с Катей неплохо проводили время и домой идти, судя по всему, не желали. Личное дело каждого. Прихватив с собой, не проявляющего никакого видимого интереса к вечеринке, Тома, пошли в наш домик. После водки начало немного шатать.

— Держись, — поддерживая меня сказал Том. — Ты же у нас старший компаньон!

— Зато ты — младший космонавт, — ответил я. Мы начали глупо хихикать.

— Давай споем! — предложил я.

— Все, что я хочу, лишь быть с тобой, а-у-а, о-у-о, па-ру-ра, — громко запели мы на два голоса. — С тобой, ой-йо-йой!

— Деревня помнит меня маленьким мальчиком…

— Какая еще деревня? — переспросил я.

Том не ответил, видно сам не знал. До домика оставалось совсем недалеко, когда откуда-то со стороны послышался какой-то непонятный шум, то ли драки, то ли чего еще. Маньяк-колдун, пришла мысль в голову.

— Стой, — придержал я Тома. — Пошли посмотрим, что там такое.

— Вперед! — Он скорчил свирепую гримасу и помчался на шум. Я поспешил следом, стараясь не отстать. Вломившись в подозрительные кусты, я увидел следующую картину. Том склонился над лежащим на земле человеком и производил попытки поднять его на ноги. Человек упирался, что-то булькал в ответ и размахивал руками. К моим ногам подкатилась пустая бутылка из-под водки. Поимка маньяка не состоялась.

— Я знаю его, — сказал немного протрезвевший Том. — Он живет в соседнем домике. Пожалуй, дотащу его до дома, в виде исключения.

- Hу ладно, завтра увидимся.

Оставив их одних, я пошел домой. Добравшись, стал придумывать, чем заняться. Hи девушек, ни Сани еще не было. Займусь-ка я домашним хозяйством, хорошая идейка. Индейка… Голова немного кружилась. Взяв пустое ведро, потащился к колонке. В Олином домике все еще веселились, это было слышно издалека. Hу их всех.

Набрав воды, я вернулся в наше скромное жилище и вскипятил чайник. Класс! Чаек получился замечательный. Я сел за стол и, открыв банку сгущенки, стал ужинать. Когда пол-банки сгущенки осталось позади, вернулись остальные.

— Еле утащил их оттуда, — сказал несколько запыхавшийся Саня. — Хорошо хоть, этот Леша, придурок, куда-то девался. Я схватил девченок подмышки и домой.

Все были пьяны и ночь прошла крайне весело. Все проблемы куда-то ушли, как будто их и не было. Алкоголь помогает принимать все более легко и естественно, чем это есть на самом деле. А надо ли это?

День оповестил о себе воем милицейских сирен. Мы с Саней отправились посмотреть в чем дело. Милиции уже не было. У проходной нас встретил Гришкевич.

— Все, забрали шамана. Ночью он как-то умудрился совершить свое последнее преступление, упустил я его.

— Он кого-то убил? — это было страшно. — Да, одного парня, его звали, кажется, Алексей. Вы его вчера видели, у него была такая небольшая бородка. Hе повезло козлику, жалко.

— Его принесли в жертву, это точно. Ритуальное убийство.

Это все было крайне мерзко, даже думать об этом не хотелось. В наше время мы все привыкли к насильственным смертям, этим уже было не удивить. Hо все равно было неприятно, ведь мы в тот момент находились где-то неподалеку, и могли бы быть на его месте. Hу да ладно, что теперь то об этом думать.

Несколько часов пролетело за разговорами о ночном происшествии. Потом вернулись к себе. Как ни странно, настроение было вполне нормальным. Откуда-то снизу доносился изумительный аромат жарящихся грибов. Соседи сегодня набрали их достаточно. Нам захотелось тоже. Выяснив у них, что грибы растут в лесу, стали собираться на охоту. Захватив с собой один столовый нож и два пакета, под грибы, отправились в путь-дорогу. У выхода с базы встретили Тома, кажется, он уезжал.

— Автобус же будет только завтра?

— Да я на попутке доберусь, надоело мне здесь. Неспокойно как-то.

- Ладно, в городе увидимся, — Том кивнул на прощанье и не спеша зашагал в сторону автомагистрали.

Мы продолжили свое путешествие. Ходили-бродили около часа и нашли целых четыре гриба. Даже возвращаться с таким уловом было стыдно, но уже стемнело и возвратиться пришлось. Дома царила несколько напряженная обстановка, девушки даже не обратили внимания на нашу неудачу.

— Нам надо поговорить, — тронула меня за плечо Марина. — Пойдем прогуляемся.

Вышли на берег и сели на качели. Погода была чудесная, тепло и хорошо. Говорили долго, часа полтора. Говорили обо всем на свете и ни о чем конкретно. Хотя я знал зачем весь этот разговор. Основное еще впереди.

— Ты заметил, что редко когда два человека испытывают друг к другу одинаковые чувства, — Марина еще только начала свою мысль, но уже было понятно, к чему она ведет. — То есть, я хочу сказать, что если, допустим, парню нравится девушка, то почти наверняка, ей он не нравится в той же степени. Это закон подлости.

- А может, это закон природы? — было обидно и грустно. Почему, интересно, так все получается. Хотя, в принципе, я знал ответ. Как там: «Видно не судьба…» — Вряд ли, закон природы, но то, что закон, это точно, я в этом сама убедилась.

— Плохо, — несколько апатично заметил я.

— Плохо или хорошо, не знаю, но так уж получилось, — Марина отвернулась от меня, взгляд ее улетел куда-то вдаль, далеко за пределы этого маленького озерца.

Все-таки она очень красива, подумалось в очередной раз. Я это думал всегда, когда видел ее. И в тот, первый раз, когда мы еще не были знакомы, я увидел ее издалека и сразу виртуально влюбился, еще не зная о ней ничего. Жалко, что это было не взаимно. Кто же знал тогда, что все произойдет именно так. Как там сказал Том, черная полоса. Черная полоса…

— В общем, — сказала Марина. — Пусть наши отношения будут только дружескими. Я думаю, так будет правильнее. А я редко ошибаюсь.

— Hу что ж, — пробормотал я. — Пусть будет так.

Разговор был окончен, но мы посидели еще немного просто так, любуясь звездами и озером, темной полосой далекого берега и млечным путем, который был сегодня замечательно виден. Потом так же молча дошли до домика. Завтра уезжаем назад, в город. Каникулы окончились. Окончились несколько грустно, но хорошо, что завершение было именно так — честное, безо всякого вранья. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь, хотя, не спорю, ложь была бы гораздо приятнее. Hо потом было бы еще хуже.

Саша с Катей мирно дремали в своих кроватках, прямо как дети. Мы последовали их примеру. Уснуть не получалось долго. В голову лезли разные мысли, нужные и ненужные. Потом, незаметно для самого себя я все-таки задремал.

С утра все пошло как-то не так. Маринка почувствовала себя крайне плохо, наверное, чем-то отравилась вчера. Одно утешение, что хоть не нашей стряпней, потому что у всех остальных самочувствие было нормальным.

— Игорь, — шепотом сообщил мне Саня. — По-моему она съела гриб из холодильника. Одного там не хватает!

— Совсем спятил? Какой еще гриб, я его выкинул еще вчера, он оказался червивым. Водой из озера, скорее всего, отравилась. Выпила ее не кипяченную, вот и мучается теперь. Ладно, пора уже прибираться в домике, да собирать вещи. Скоро автобус. А Маринка пускай пока отдыхает.

Домик привели в порядок за рекордный срок. Пол помыли, все вычистили, потом сходили к Гришкевичу, сдали ключи. Он просто сиял от счастья.

— Как мы его вчера, а! Поймали гада. Парня жалко только, ну да сам виноват, нечего по ночам шляться непонятно где. Hу ладно, счастливо вам, надеюсь, еще когда-нибудь увидимся.

Потом пошли прощаться с остальными соседями. Хорошие все-таки нам достались соседи, отличные люди. Может и в самом деле, когда-нибудь еще встретимся.

До отъезда оставалось уже минут пятнадцать. Надо было поторопиться. Вещи уже собраны, все готовы к обратному пути. Я бросил прощальный взгляд на наш домик. Каким бы неказистым он не был, а все равно он был нашим домом целых пять дней. А дом, это всегда дом. Автобус уже стоял у ворот. Водитель лениво потягивался, ожидая последних пассажиров. Мы быстро залезли во внутрь и устроились, как можно удобнее. Минут через пять двери закрылись и мы поехали домой.

Идиот, все-таки, этот колдун оказался. Так глупо попасться, на таком глупом деле. Головой надо было думать. Hу, это его проблемы. Я засунул руку в сумку и нащупал там свою любимую игрушку — жертвенный нож ацтеков. Он достался мне давным-давно по наследству от моего первого учителя, мага без имени. Этим волнистым ножом я перерезал ему глотку. Неудачно, конечно, получилось, что нынешняя наша поездка совпала по времени с единственно нужным мне в этом году полнолунием. Hо все удалось, я перешел на пятый уровень посвящения. Лето закончилось нормально!


Содержание:
 0  вы читаете: Пять дней с маньяками : Игорь Крючков    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap