Фантастика : Эпическая фантастика : Республиканские Коммандо:Шансы : Карен Трэвисс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Все знают, что Разведка заслуживает доверия примерно так же, как и виквайский квай-шарик. Но это не значит, что она совсем уж бесполезна. Иногда именно то вранье и мифы, которые она тебе рассказывает – как раз то, что тебе и нужно знать.


***

Место и время: дроид-фабрика сепаратистов. оланет. система сизкин. 460 стандартных дней после битвы на геонозисе.

Атин любил большие, радующие душу взрывы – так же как и его спутник. Но чтобы выводить дроидов из строя были способы и получше, чем просто превращать их в обломки. Просто на этот раз он не соглашался с техническими деталями.

– Ордо говорил мне, что ты любишь поспорить. – сказал Пруди.

Атин вспыхнул. Впрочем, в устах Ордо это было скорее коплиментом.

– Я просто хочу знать в точности.

Атин продвигался по мосткам под потолком литейного цеха, ощупывая покрытые ржавчиной перила в поисках прочной секции, что сможет выдержать вес десантного троса, на конце у которого будет болтаться республиканский коммандо в полной экипировке. Единственным освещением было красное сияние горячих дюрастиловых листов, которые скармливались прокатному стану; дроидам не нужен свет, чтобы видеть. Фильтр ночного видения в его визоре был отключен еще тогда, когда он и Пруди пробрались на фабрику.

Это была очень важная цель. Фабрика была, как говорили, одной из самых больших за пределами Геонозиса. И опять разведка, похоже, что-то потеряла при переводе.

Атин нашел что-то, что выглядело прочной секцией поручней и проверил металл на целостность наручным сенсором. Хлопья ржавого металла упали на настил мостков и он аккуратно замел их в щель, чтобы скрыть следы вторжения.

– Пять процентов карваниума сверх нормы сделает свое дело. – Пруди – солдат ЭРК Н-5, серии Ноль, снял с пояса снаряжение. – Поверь, я это делал уже много раз.

– Знаю.

– И? Разве это не работает? Оно работает.

– Ну ладно, я не металлург.

Пруди оглядел поперечину, подергивая для верности десантный трос.

– Я тоже, но я знал парня который был металлургом.

Атин не спрашивал, почему тот употребил прошедшее время. Он был убийцей и диверсантом, и на обоих игровых полях он был одним из лучших. Пока Атин не узнает его также, как Ордо и Мерила – его братьев-Нулевых – лучше перестраховаться. Нули были безумны как коробка с хэйпскими чагами. На всю армию их было всего шестеро, но складывалось ощущение что это уже перебор.

Команда Омега на несколько дней снова вернулась в казармы. Атину не хватало остальных, но он вызвался добровольцем на это задание чтобы научиться технике. И он учился.

Я могу это сделать. Люблю поспорить? Я просто хочу, чтобы все прошло хорошо.

Пруди скользнул по шнуру, его кама развевалась в воздухе, пока он беззвучно летел вниз – неплохо для 85-килограммового человека в полном снаряжении. Атин сделал вдох и помедлил, прежде чем последовать за ним. Если их засечет дроид – миссия закончена. Им придется взорвать фабрику.

Опять.

А потом сепаратисты перенесут куда-то производство.

Опять.

А если те просто выпустят миллионы некондиционных жестянок, с браком на молекулярном уровне, благодаря небольшой перенастройке автоматики – это избавит их от долгих поисков.

– Ничего личного. – пробормотал Атин, гадая – что же происходит в тех полуразумных металлических головах. – Или ты или я, водэ.

– Что? – голос Пруди наполнил шлем Атина.

– Просто пытаюсь не быть органиком-шовинистом.

– Не впаривай мне этот осик насчет "у-дроидов-есть-права".

– Даже и не думал. – откликнулся Атин.

Он приземлился рядом с лейтенантом-Нулевым, и они направились вдоль сборочной линии. На фабричном уровне, в 20 метрах под землей непрерывно пульсировал ритм полностью автоматического производства. В ночную смену здесь были только дроиды-рабочие. Дюрастиловые листы с грохотом прокатывались в вальцах, их подхватывали гигантские захваты и переносили к следующей линии обработки для нарезки. В конце линии конвейера двустворчатый пресс обжимал их на форме, превращая листы в торсы боевых дроидов, перед тем как их в шипении пара пропускали через закалочные ванны. Все помещение воняло гарью и сажей.

Обслуживающий дроид, просто коробка с колесиками и дюжиной универсальных манипуляторов, прокатился мимо Атина и Пруди; такой же слепой в отношении электромагнитного рисунка их брони, как и все ему подобные. Атин все же затаил дыхание, пока тот не миновал их. Впрочем, из его пристегнутого шлема не могло вырваться ни звука. Он мог бы орать во всю глотку на Пруди, и все равно никто ничего не услышал бы. А кроме того, все заглушал давящий грохот сборочной линии.

– Вот оно. – Пруди указал на то, что выглядело рядом великанских одежных шкафчиков у дальней стены. Петли у них проржавели так же, как и мостки под крышей.

– Ненавижу ржавчину. Они что, никогда тут не прибираются?

Атин осторожно открыл створку. Нет, сепы не часто проверяли настройки автоматики – если контрольные панели докладывали, что все идет нормально. Стойки с платами управления внутри скармливали заданную информацию разнообразным линиям производства, диктуя им диаметры проводов, пропорции сплавов, расположение компонентов и тысячи прочих параметров, которые требовались при создании боевого дроида. Атин и Пруди только что обнажили мозг всей фабрики. Пришло время для небольшой операции.

– Сколько раз ты это делал? – поинтересовался Атин.

Пруди отчетливо цыкнул зубом и покивал головой, подсчитывая.

– Много. – наконец ответил он.

– И они все еще не заметили?

– Нет. Я бы не сказал. – Пруди защелкивал обводные кабели на контактах выше и ниже разъема, чтобы изолировать его. – Я же не дергаю общий рубильник. – Он осмотрел подменную плату – на вид совершенно такую же, как и сепаратистские – и вставил ее в разъем. – Это гарантирует, что фабрика будет добавлять чуть больше карваниума в дюрастил, и что контроль качества будет считать это нормальным уровнем. Понятно? – Он указал на панель индикаторов. Одна из цифровых групп показывала "0003".

– Машины верят в то, что ты им скажешь. Совсем как люди.

– Уверен, что этого достаточно?

– Еще немного и он станет слишком хрупким, чтобы пройти прокатку. Тогда они быстро заметят проблему.

– Хорошо…

Пруди вздохнул. Он был крайне терпелив для Нулевого.

– Вот что: когда это чакааре попадет на поле боя – удар от обычного ионного заряда будет щелкать их корпуса, как набуйские кристаллы. – Он снял обводные контакты и прицепил их на контакты бокового вертикального разъема в стороне от панели. Еще несколько плат заменили настоящие. – И просто на тот случай, если им повезет и они заметят эту маленькую проблему с контролем качества – вот это уменьшит сечение проводников как раз настолько, чтобы оказавшись под большой нагрузкой они устроили короткое замыкание. Я предпочитаю устраивать каждой фабрике свою кучу проблем, на случай если они заметят закономерности. И что из этого я должен с тобой обсудить?

– Просто спрашиваю, сэр.

– Без "сэров". Я это терпеть не могу.

Это был точный расчет: ровно столько, чтобы сделать весь поток произведенных дроидов таким уязвимым на поле боя, что они окажутся практически бесполезными, но недостаточно, чтобы высветить проблему, когда машины будут проверяться перед выпуском с фабрики – проверяться служебными дроидами, использующими те же поддельные данные.

Пруди, похоже, все делал правильно. Соотношение потерь выросло с 20-к-одному до 50-к-одному в течение нескольких месяцев. Жестянки все еще не сломили Республику, несмотря на заявления, что они это вот-вот сделают.

Пока Пруди работал, мимо проскальзывали фабричные дроиды – не замечая его. Он посторонился и освободил им дорогу.

– Правда что вы выслеживаете генерала Гривуса? – спросил Атин. – Я слышал что двоим из вас поручили найти его…

– Не я. Спроси Джайнга. Или Ком'рка. Их работа, не моя.

С ними Атин еще не встречался.

– Если они его найдут, война считай что закончится…

– Ты так думаешь? Ну, пока что-то непохоже, чтобы она закончилась.

Атин понял намек, и больше про Гривуса не спрашивал. Он стоял на страже, c ДС-17 наготове, и на этот раз – не желая ей воспользоваться. Странно быть невидимым. Интересно – почему Великая Армия не использует это маскировочное покрытие на всех солдатских доспехах, особенно учитывая что большинство наземных схваток велось именно с дроидами.

Впрочем, на этой войне много чего не хватает.

– Вот. – сказал Пруди, аккуратно закрывая панель. Он отодвинулся, чтобы осмотреть ее.

– И нас тут никогда не было.

Они забрались на мостки по своим же тросам, и ускользнули тем же путем, что и пришли. Снаружи стояла кромешная тьма. У них есть час, чтобы добраться до точки эвакуации и передать свои координаты тщательно замаскированному фрахтовику, который ждет их. На Оланете это значило пробраться несколько километров по сортировочной станции, обслуживающей производство нерфьего мяса. Атин слышал мычание животных, но живого нерфа он пока так и не увидел.

– Тут воняет. – Пруди занял место за репульсорным грузовиком на площадке, забитой сотнями ему подобных, и спрятался в его тени. Безобидная, но тошнотворная вонь навоза и животных проникала сквозь фильтры его шлема. – Пять-семь, как слышите?

– На десятку, сэр. Оставайтесь на связи.

Пруди не стал делать замечаний насчет "сэра". Он вытащил управляющие платы из кармашка на поясе и поочередно прошелся по ним пробником. Он производил на Атина впечатление родственной души, человека который не позволит взять над собой верх никакому неодушевленному предмету, но работа у него шла все-таки с трудом.

– Шаб. – пробормотал Пруди. В руках у него оставалась одна плата. – Что скажешь насчет этого?

Атин сунул ее в свой считыватель и вывел распакованные данные на НШД. Выведенное было просто рядами цифр, данные того сорта, которые ему придется тщательно проанализировать.

– И на что смотреть? Обычно я их просто взрываю. Я никогда не задерживаюсь чтоб почитать.

– Смотри код, который начинается с ноль-ноль-пять-альфа, десятая строка сверху.

– Нашел.

– Это текущее общее количество машин, выпущенных линией, с тех пор как была поставлена плата и начато производство. И дата.

Атин проследил слева направо, сосчитал линейки цифр и вставил воображаемые запятые. – 996,125. За год.

– Верно.

– Не совсем понял. – Атин проверил, не ошибся ли он строчкой. – Нет, только шесть разрядов.

– На каждой фабрике, которую мы обработали, цифры производства примерно те же. Судя по перевозкам сырья, которые мы отслеживаем, есть еще немало фабрик кроме этой, но думаю, что можно говорить о нескольких сотнях миллионов дроидов.

– Это радует. Благодарю. Сегодня я буду спать спокойно.

– Как тебе и положено, нер вод. – Пруди ткнул в застежку на воротнике, снял шлем и провел ладонью в перчатке по лбу; та блестнула потом в тусклом свете, исходившем от НШД. Почему-то он выглядел старше Мерила и Ордо. – Они говорят, что производят квадриллионы дроидов. – Он сделал паузу. – Квадриллион – это с 15 нулями. Тысяча миллионов миллионов, не несколько сотен. Мы что-то просмотрели?

Атин не обиделся на такое разъяснение. Все, что больше трех миллионов, на его взгляд, уже было плохой новостью; именно столько клон-солдат было произведено, или же еще выращивалось на Камино.

– "Они", говоришь? Кто это "они"?

– Вот это хороший вопрос.

– И все равно, чтобы тебя убить – хватит и одного.

– Но где все они? Я за последний год прошвырнулся по сорока семи планетам. – Пруди говорил так, словно речь шла о туристической поездке. Атину внезапно представилось картина: он восхищенно разглядывает достопримечательности на сеповских планетах… а затем разносит их на куски. Ремень его верп-винтовки, закинутой за спину, выглядел очень потертым. Атин понятия не имел, на кого же охотился Пруди, и рад был этому.

– Видел много, насчитал еще больше. Но не квадриллионы. Они явно не могут производить в количествах, хоть сколько-то похожих на это.

– Но потому мы и воюем, верно? – Атин старался не волноваться из-за голонетовских новостей и не считал политические дебаты чем-то существенным, потому что один дроид или септиллион – все равно на линии фронта быть ему и его братьям. – Потому что сепы завалят нас армиями дроидов, если мы их не остановим. Так почему публику не успокаивают насчет того, что угроза не настолько велика?

Пруди секунду смотрел на него. Атин почему-то почувствовал себя чем-то виноватым перед ним и не мог понять – почему.

– Потому что только диверсанты, вроде нас, находят это каждый раз, когда доводится взламывать сеповскую фабрику.

– Ты об этом докладываешь?

– Конечно, я докладываю. Каждый раз. Генералу Зею. Мэйс Винду знает. Все они знают.

– Так почему новости голонета твердят про квадриллионы? Откуда берутся цифры?

– Я слышал, что они исходят от Республиканской Разведки.

– Ну, тогда… – Разведка была печально известна непостоянством по части надежности.

– Они ошиблись строчкой.

– Даже они не настолько тупы.

Пруди вернул шлем на место и протянул к Атину руку за платой. После этого он ничего не говорил.

Миллионы, квадриллионы. И что? Атин – человек, любивший точность, представил 1.2 миллиона клон-солдат, произведенных на данный момент, добавил два миллиона человек все еще в процессе роста и обучения – и ему не потребовалось считать с точностью до десятых, чтобы убедиться, что ему не нравится считать шансы.

Но он этим и не занимался. И это никогда не мешало ему их побеждать.

– Хочешь, чтобы я передал эти данные в штаб? – спросил он.

– Нет. – ответил Пруди. – Не раньше, чем их увидит Кэл'буир. Никогда, пока он их не увидит.

Хороший мандалорский сын повинуется отцу. ЭРК-Нулевые не были исключением: за приказами они шли к Сержанту Кэлу Скирате – Кэл'буиру, Папе Кэлу – а не к Республике. В конце концов, для отцов Мэндо сыновья важнее всего – и те им доверяют.

И Скирата всегда и всех будет превосходить в звании – капитанов, генералов – и даже Великого Канцлера. место и время: город типока. камино 461 день после битвы на геонозисе Ко Сай была очень непростой работенкой.

Мерил – солдат ЭРК Н-7 – всегда считал каминоанцев холодными, надменными, ксенофобными, ну а еще и подходящими для жаркого, но он никогда не думал о них, как о интриганах – пока не начал охоту на их пропавшую шеф-ученую. Она не погибла во время Битвы у Камино, как считали все. Она перешла на сторону противника.

Почему? Что ее заставило? Подкуп? Не политика, это точно.

Он знал, что она все еще жива, потому что сейчас она бегала от ее сепаратистских нанимателей. В кантинах на Татуине он слышал сплетни насчет этой охоты. А когда у тебя есть только редкое умение клонировать на продажу, то в галактике, где сейчас запрещено клонирование для невоенных нужд, твои попытки срубить кредиток трудно будет скрыть от тех, кто знает куда смотреть.

Миры Кхомм и Аркания серьезно пострадали от этого запрета. Мерил точно знал – куда смотреть.

Он стоял на смотре среди рядов клон-солдатов, в тренировочном комплексе Типоки; хороший послушный клон – как могли посчитать каминоанцы. Отличная продукция. Но их системы идентификации были не так устойчивы к взлому, как они уверяли Республику. Они точно не заметили фальшивый код его ИД-передатчика. Крошечный чип передавал случайным образом сгенерированный код, а без своей приметной камы и помеченной синими полосами брони он мог скрываться прямо на виду у каминиизе. Даже патрули пилотов КЕ-8, высматривавшие дефектных клонов, не могли его заметить.

Думаете, что все предусмотрели, айвхов корм?

Один из каминоанских техников прошелся вдоль строя солдат и задержался перед ним; серокожий, моргающий, его длинная хрупкая шея была сооблазнительной для человека, натренированного убивать. Мерил, застыв и обратившись весь во внимание, прикинул: бластер, вибролезвие или гаррота? Эти твари хотели уничтожить его, когда он был ребенком, и он никогда не забудет этого. Он, и пять его братьев, были экспериментом по клонированию, который каминоанцы посчитали неудачным – но Кэл Скирата спас их.

Время мести придет позднее. Кэл'буир научил его терпению.

Терпение – роскошь. Я старею вдвое быстрее обычного человека.

Ему нужно пройтись по городу Типока, забрать кое-какие данные – и не быть замеченным при этом. Каминоанец прошел дальше. Мерил наслаждался знанием того, что он знал про метания шеф-ученой Ко Сай больше, чем знали сами каминоанцы – а они искали ее очень, очень усердно.

В конце концов ты вернешь нам наши жизни, джихаал – и мне, и моим братьям. Мерил говорил о всех республиканских коммандо, простом пушечном мясе в консервных банках вокруг него, и даже о альфа-ЭРК'ах, которые готовы были убивать клонов-детей, лишь бы ими не воспользвались сепы. Ан водэ. Все они мои братья. Даже альфы.

Когда солдаты повалили на выход, он пристроился в хвосте людской колонны, чтобы скрыть свое продвижение к административному центру здания. Один взглянул на него, легким движением головы выдав то, что происходило под шлемом. Человек наверняка понял, что Мерил чужак – по предательским, крошечным различиям в осанке и походке, но не сказал ничего. Ни один клон не мог быть угрозой для безопасности.

Я просто позаимствую кое-какую информацию, нер вод. Я даже городской помойной ямы не трону. Не обращай на меня внимания.

Когда шеренга проходила мимо ответвляющегося под прямым углом коридора, Мерил свернул налево и спокойно дошел до конца перехода. Экраны в его шлеме прокручивали перед его глазами схемы этажей и информацию о них. Он посмотрел на них, а затем сквозь них – сфокусировав взгляд на встроенном в стену терминале. После годичной давности сепаратистской атаки на Типоку меры безопасности были усилены, но это – только против сепов и их дроидов. Против любителей и жестянок. А против решительного ЭРК-Нулевого не устоит никто.

– Мер'ика, – произнес голос в его шлеме. Он был тих и заботлив: Скирата редко когда повышал на них голос. – Не испытывай удачу. Я хочу, чтоб ты вернулся одним куском.

– Я слышу, Кэл'буир. – Мерил воткнул разъем налокотника в один из портов терминала. Пара солдат в конце коридора посмотрела в его направлении, но он оставался невозмутим. Я просто калибрую свой костюм. – Нам может не выпасть шанса попасть сюда еще раз. Я утащу все, что смогу.

К легальному исходящему потоку данных, который запрашивал данные от главного компьютера Типоки, был прицеплен второй, скрытый слой – обеспечивающий необнаруживаемый доступ к корню всей системы. Сейчас у Мерила были ключи дешифровки и восстановления Республиканского Казначейства, любезно предоставленные агентом Казначейства Бесани Веннен, и они были самыми привилегированными из доступных. Теперь он мог не только читать данные Казначейства, но еще и искать шифрованные файлы обмена между Типокой и Республикой, которые были скрыты во время предыдущих его поисков. А еще в его возможностях было восстановить данные, которые Ко Сай украла и удалила.

Ему требуются ее ключевые разработки по контролю процессов старения у людей. Как говорят – оно может сработать в обе стороны. Это означает большую удачу. Она может попытаться это продать.

Дерево файлов появилось на его НШД, поле мерцающих янтарных и голубых символов, похожее на ткань кричащей раcцветки. На Камино то, что для людей выглядело чистейшей белизны стенами – на самом деле являлось буйством цветов за пределами их зрительного спектра. Лишь в каминоанских цифровых системах Мерил мог хотя бы мельком вглянуть на то, как видит мир их гептахроматическое зрение.

Мешанина голубого оранжевого и пурпурного. Кричаще. Безвкусно.

Если он скопирует просто известные ему нужные файлы – это займет считанные секунды.

У тебя может не быть шанса сюда вернуться Главный компьютер хранит 10 петабайт данных. Это займет несколько минут Мимо него пролязгали сапоги. Мерил сосредоточился на том, чтобы выглядеть как обычный солдат, проверяющий системы своей брони, но растянуть тридцатисекундную процедуру было трудно. Он слышал в шлеме собственное хриплое дыхание. То же самое могли слышать Скирата и его брат Ордо, ожидающие на орбите момента, когда они его вытащат.

– Ты в порядке, сынок?

– Отлично, Кэл'буир.

– Не геройствуй. – сказал голос Ордо. – Сваливай сейчас.

Мерил взглнул на пиктограмму в НШД: все еще янтарная, все еще скачивается. Он испытывает судьбу, все верно. Но на службе Республике он испытывал удачу куда больше, а толпа чужаков и джетиизе для него была и вполовину не так важна, как благополучие его братьев. Янтарный значок мигнул. Еще несколько сапог пролязгали в конце коридора.

Давай… давай…

Это чересчур затянулось.

Периферическим зрением, усиленным аппаратурой его шлема он заметил каминоанца – помедлившего, повернувшегося и направившегося к нему. Фиерфек. Только этого ему и не хватало.

Это был увенчанный гребнем мужчина. Он стоял перед ним, изображая внимание. Мерил знал, что тот его рассматривает только как товар.

– Ты скачивал данные дольше чем обычно, солдат.

– Просто проверял, сэр. – Мерил услышал легкий щелчок по аудиосвязи: Скирата злился. – В моем НШД тормозит вывод данных.

– Тогда советую проследовать в Снабжение и дать им провести диагностику.

– Слушаюсь, сэр! – Ага, разбежался, айвхов корм. Пиктограмма в НШД сменила цвет на зеленый. – Уже иду, сэр!

Мерил выдернул штекер и зашагал назад, по коридору, примерно в направлении Снабжения. Как только каминоанец скрылся из виду, он вновь нырнул в океан бело-бронированных тел и проделал путь от широких коридоров и переходов до лабиринта служебных тоннелей, которые вели к малоизвестным посадочным платформам.

Мерил знал каждый метр комплекса. Скирата, во времена их детства, хвалил Нулевых, когда они всюду совали нос – в основном для того, чтобы они умели прятаться от каминоанцев. Он взглянул в затянутое тучами небо и дождь ударил по его визору словно шрапнель.

– Готово, Кэл'буир. – проговорил он. – Забери меня из этого дар'айам. место и время: республиканский фрахтовик переоборудованный для секретной операции ЛДК зет766/2 прыжковая точка като неймодии. гидиан. 461 стандартный день после битвы при геонозисе – Этого не было в плане операции. – сказал Атин. – Предполагалось, что мы проводим диверсию на фабрике и возвращаемся на базу.

Пруди направил легкий диверсионный катер в неймодианское пространство. Пилот не выглядел обеспокоеным. Пилоты ЛДК никогда не волнуются.

– Знаю. – ответил Пруди. – Но тут весь вопрос в произведенном впечатлении.

– Даже этот ЛДК не сможет разнести бронированный транспорт.

– Твой голос звучит испуганно, нер вод. Взгляни на меня. Никакого шлема. Стал бы я рисковать, не загерметизировав костюм?

Атина подмывало высказать Пруди – куда он может засунуть свою оценку его настроения.

– Но вполне разумно спросить, почему вы подставляетесь мишенью сепам только для того, чтобы грохнуть несколько тысяч дроидов, которые и так, наверняка, из бракованной партии. – он перевел дух. – Лейтенант.

– Нет нужды придерживаться со мной церемоний, вод'ика. – пожал плечами Пруди. – Все мы братья. Даже эти невероятно дубовые Альфы, да благословит их Сила. Почему я это делаю? Впечатление, нер вод. Впечатление.

Маленькая яркая точка все вырастала в смотровой панели и превратилась в желто-серый транспортник с алыми горизонтальными полосами. Пруди дал ему уползти на тысячу метров за корму ЛДК.

– Торпеды товьсь. – скомандовал он.

Пилот отстучал по консоли.

– Торпеды готовы.

– Приготовиться…

Транспорт медленно набирал скорость, двигаясь в направлении точки прыжка.

– По моей команде…

Он подсчитывал радиус поражения. Атин понимал это.

– Пошел-пошел-пошел.

– Торпеды ушли.

Косяк из шести протонных торпед вырвался из аппаратов, замаскированных под подвесные двигатели корабля. ЛДК вздрогнул. Атин напомнил себе, что его катарн-броня и нательный костюм выдерживают вакуум в течении 20 минут, а затем вспомнил, что помощь будет куда дальше, чем в 20 минутах пути отсюда – если что пойдет не так. Так всегда было – иначе с чего бы им волноваться? Но Пруди шлема не надевал. Либо он был самоуверен, либо он был сумасшедшим – а быть Нулевым, вероятно, означало и то и другое.

Первая и вторая боеголовки ударили одна за другой в правый борт транспорта со вспышкой золотого света. Атин не увидел остальных попаданий, потому что ЛДК рванул с места и набрал безумную скорость за какие-то секунды, направляясь к точке прыжка. Это крайне впечатляло.

Звезды вытянулись и превратились в полосы перед ними, когда ЛДК ушел в гиперпространство и оставил подбитый транспорт далеко позади. Пруди не стал медлить, даже чтобы подтвердить сбитие. Он ухмыльнулся, когда спало ускорение и ЛДК перестал трястись. Пилот зевнул. Атин не сказал ничего.

– Ты собираешься сказать, какой же я ор'динии, что устраиваю такие фокусы, не так ли, нер вод?

– Бесцельная бравада. – Если он начнет от этого оскорбляться – Атин был готов ему врезать. – К тому же и безрассудная.

– Но это то, что ВРА сделала бы, если б встретила дроидский транспортник и не знала, что куча жестянок уже практически бесполезна, верно? – Пруди говорил так, словно он рассматривал ВРА как что-то отдельное и стороннее для него. – Я в последний год не просто так шебc рвал, обегав полгалактики, так что сепы могут разобраться что их жестянки уже подпорчены. И потому стоит рисковать, чтобы все выглядело по-настоящему. Если мы не палим в них, как только выпадет шанс – они могут задуматься: а с чего бы это.

Атин имел дело с вещами доступными пониманию и надежными, с тем, что он мог разобрать, дабы понять, как оно работает, и собрать заново. И его научили маскировке и ложным атакам. Но мир, в котором вращались Нулевые, арена секретных операций, состоял из густого тумана обмана, и обманов внутри обмана. Как только ему казалось, что он разобрался – они выкидывали что-то, что казалось очевидным после, но было совершенно непонятно ему в текущий момент.

– Думаешь, они настолько умны?

– Я никогда не недооцениваю врага. – ответил Пруди. – Особенно – когда я не уверен кто есть враг. – Он хлопнул пилота по плечу. – К точке встречи у Дралла, милейший, и побыстрее.

– Вы, ноль-мальчики, мои любимые пассажиры. – ответил пилот и снова зевнул. – С вами не соскучишься. место и время: челнок республиканских специальных сил. немаркированный. на пути от камино к точке встречи дралл пространство кореллии – 461 стандартный день после битвы на геонозисе.

Мерил проскочил сквозь шлюз в кают-компанию и Скирата шутливо мазнул ладонью его по уху.

– Больше так не делай. – проговорил Скирата. – Если б эти серые уроды тебя поймали, они бы промыли тебе мозги.

– Пусть бы попробовали. – Мерил заметил, как Ордо неодобрительно сузил глаза; Скирата, впрочем, сердитым не был. – В любом случае – оно может того стоить.

В безопасности от обнаружения – даже Республикой – они сидели в кают-компании шатла без опознавательных знаков и сосредоточенно изучали данные из улова Мерила, в ожидании встречи с Атином и Пруди. Они смотрели файлы, проигрывавшиеся на деке Ордо, как свежее головидео, пока программы Казначейства, подаренные ах-какой-щедрой агентом Веннен, доламывали наиболее надежно зашифрованые данные и вытаскивали то, что считалось надежно удаленным.

Мерил, в общем-то, шутил, когда вводил ключ поиска "Палпатин". Всегда полезно взглянуть, нет ли во вскрытых им файлах данных на ключевых политиков – просто на всякий случай, но он не ожидал чего-то найти.

Но он нашел.

– Осик. – выругался он – Проблемы? – толкнул его локтем Ордо.

– Может быть.

Мерил смотрел на трижды шифрованный файл, который сдался программам Казначейства. И это было не письмо или файл с данными; это была копия голопередачи.

Он вдавил клавишу. Это было неподвижное голо Лама Су. Фиерфек, это был каминоанский премьер-министр и он, судя по всему, разговаривал с Канцлером Палпатином.

Скирата громко сглотнул:

– А вот теперь жизнь становится несколько опасной.

И они, застыв на месте, смотрели как мерцающий голубой призрак Лама Су пробудился к жизни и выполз из эмиттера деки.

– Если вы запрашиваете клонов больше, чем в текущем заказе, то вы должны санкционировать нам начало дополнительного производства немедленно. Начальный платеж один миллиард кредитов…

Последовала потрескивающая пауза: ответ Палпатина не был записан, но было явно видно что его перебили. Голова Лама Су раздраженно качнулась.

– Мы вынуждены открыто заявить, что текущий контракт Камино заканчивается через два года. За исключением особой фабрики, которую вы просили установить на Корусканте, Канцлер, производства клонов, свыше текущих трех миллионов, более не будет, если вы не закажете дополнительно сейчас…

Больше ничего не было. Похоже это было всем, что записал Лама Су – наверняка в качестве какой-то личной подстраховки. Если дата была верна – разговор имел место несколько месяцев назад.

– Шаб. – прошипел Скирата. – Во что они играют?

Ордо медленно поднял руку ко рту. Мерил, который думал что его уже ничем не удивить, немедленно пересмотрел свое отношение к политическим уловкам.

– Итак, Республика катится к банкротству и не платит по счетам? – спросил Ордо. – Или мы видели что-то другое?

– Фабрика клонов на Корусканте? Генерал Зей никогда об этом не упоминал.

– Может быть, он и не знал. В конце концов – есть много того, о чем Зей не знает… много чего насчет нас, для начала.

– И как канцлер собирается со всем этим разбираться?

Вмешался Скирата:

– Посмотри, что еще сможешь найти. – Он снова начал пережевывать корень руика и Мерил оценил его беспокойство по движениям его челюсти. Сейчас она работала как машина. – Мне это совсем не нравится.

– Если это вся армия, которая у нас есть в обозримом будущем, – проговорил Ордо. – то нас раздавят за два года.

– Если патентованный устранитель дроидов Пруди не выиграет нам еще денек. – добавил Мерил, чувствуя как скручивает внутренности.

Почему я не обнаружил это раньше?

Все Нулевые были умелыми шпионами, привыкшими знать о внутренних делах Республики больше, чем сам Сенат. Мерил мог отыскать самые малые и приватные подробности, если ему это было нужно – даже, может быть то, сколько раз на дню Палпатин ходит в уборную. Он думал, что нет такой информации, которая могла бы от него скрыться. Так что удивление от совершенно неожиданных сведений оставило его в состоянии стыда и замешательства.

– Как же я пропустил это, Кэл'буир? – проговорил он, чувствуя что разочаровал Скирату.

– Ты не пропустил, сынок. – сказал Скирата. – Ты же это нашел. место и время точка встречи. пространство дралла. коррелианский сектор. 462 стандартных дня после битвы на геонозисе.

Пруди явно давно не видел Скирату. Атин зачарованно смотрел, как он внезапно превратился из острого на язык циника в почтительного сына, обнимающего Скирату под лязг броневых пластин. От отступил и Скирата потрепал его по щеке, с довольной ухмылкой на физиономии.

– У меня есть для вас интересные данные, Кэл'буир. – Два корабля висели, связанные между собой стыковочным тоннелем, вдали от любопытных вглядов – как республиканских так и сепаратистских. Они собрались в каюте маленького ЛДК. Она была забита под завязку. – Мы так и не обнаружили то количество дроидов, которое заявлено Разведкой. Нам следует провести переоценку опасности Сепаратистов.

Атин подумал, что Пруди имеет в виду просто количество. Теперь было очевидно, что оценка числа дроидов была ошибочной, если не сказать большего. Атин был бы счастлив просто списать это на ди'куте республиканской разведки; впрочем, в любом случае никто в здравом уме не будет ждать, что разведка будет точной; но это, похоже, здорово беспокоило его братьев. Ордо и Мерил, чьи шлемы, словно отрубленные головы, стояли рядом на палубе, одинаково озабоченно нахмурили брови.

– Да ладно, это можно считать хорошими новостями. – заметил Атин.

Ордо пожал плечами.

– Зависит от исходной оценки.

– Но что, если это окажется правдой?

Мерил выглядел слегка раздраженным.

– Если бы у них действительно был один квадриллион дроидов, даже хотя бы десятая его часть, мы бы все об этом знали – потому что они б ими воспользовались и вторглись на Корускант. – Он кинул взгляд на Скирату, словно спрашивая разрешения продолжать. Скирата кивнул. – Кроме того, чем больше фабрика производит дроидов – тем больше ей надо дюрастила и комплектующих – а перевозок мы не наблюдаем. Мы не видим квадриллионотонные поставки руды, металлов и компонентов.

– Значит это просто сепская пропаганда. Все говорят про свою армейскую мощь.

Атин просто не мог взять в толк – почему это важно. Сейчас им лучше думать о количестве сеповских дроидов и такой хорошей стратегии на ближайшее время, чтобы миллионы мало что значили на поле боя. Он отодвинулся в нишу у переборки и прошелся щупами тестера по выводам платы. Он хотел сам просмотреть данные, и по возможности – сам понять их.

– Мы все время и повсюду тушим маленькие пожары. – произнес Скирата. – Зей может думать что эти числа – хорошие новости, но это примерно то же самое что: "мы тонем в реке трехметровой глубины, а не стометровой".

Атина, в отличие от остальной команды "Омега", растил не Скирата, но он теперь знал его достаточно хорошо, чтобы прочитать его реакции. Он был совершенно открыт с клонами; он, казалось, не был способен обмануть их – или же не желал этого.

– Тут есть что-то, что вы не говорите мне, сержант.

Скирата переключил свой комлинк в режим ожидания.

– Да, сынок, есть.

– Так значит дело в Гривусе? Потому что, если это…

– Это грязная политика. – Скирата – наемный убийца, опытный вор, человек, который пускал на сторону ресурсы республики, когда ему этого требовалось – никогда не солжет его мальчикам. Он это обещал. – Если ты будешь знать – это может быть для тебя опасным.

Атину стало любопытно – что же могло быть более опасным, чем быть республиканским коммандо. Но он полностью доверял Скирате, пусть даже его и терзало любопытство.

– Хорошо, сержант. Приказы?

– Возвращайтесь с пилотом ЛДК в штаб-квартиру и проведите небольшой обмен опытом. Научите остальных парней, как готовить замечательных рассыпчатых дроидов.

– И поблагодари Бесани Веннен от меня, хорошо? – перебил Ордо.

Атин заметил, что Пруди не собирается возвращаться вместе с ним.

– Намекаете мне проваливать, правильно?

– Для твоего же блага. – ответил Скирата.

Должно быть это Гривус. На секунду Атин задумался – не считают ли они что он недостаточно хорош, чтобы охотится за сепаратистским генералом вместе с ними; а потом забеспокоился о Скирате. Даже в компании Нулевых – старый ди'кут мог быть настолько безумен, чтобы попробовать схлестнуться с ним. И Атин не собирался уходить, если именно это стояло на повестке дня.

– Прямой вопрос, сержант.

– Не загоняй меня в угол, Ат'ика.

– Вы отправляетесь за Гривусом? Потому что если так – я не уйду.

– Нет, мы не отправляемся за Гривусом.

Атин внимательно посмотрел ему в лицо.

– Хорошо, сержант. Но все равно – будьте осторожны. Что бы это ни было.

Он снова вскарабкался через шлюз и присоединился к пилоту ЛДК. Обычно он искренне не интересовался и даже не хотел интересоваться тем, чем заняты Нулевые. Или Скирата, если на то пошло. Он просто больше не хотел терять братьев.

И даже если он разберется – что происходит, это нисколько не изменит его работу. место и время: точка встречи. пространство дралла – 462 стандартных дня после битвы на геонозисе.

– Так, какие у вас предложения? – Скирата подготовил шифрованный канал связи с генералом Зеем в штаб-квартире. – Что мы ему рассказываем?

Ордо пожал плечами:

– Насчет голозаписи – ничего; пока что.

– Мы не исполним свой долг, если не убедим его изменить тактику. – заметил Мерил. – Опять.

– Ты знаешь, что это не ему решать.

– Но все же это наш долг.

Скирата нахмурился и активировал шифрованный канал. Джедай-генерал выглядел застигнутым врасплох – голоизображение показало его в майке и с растрепанными волосами.

– Очередное подтверждение количества произведеных дроидов, генерал. – отрапортовал Скирата. – То же что и раньше. В худшем варианте сейчас есть, возможно, несколько сот миллионов дроидов.

– Это лучше чем мы думали. Мне нужны были хорошие новости. Нейтрализованы успешно?

– Мои ребята заслуживают полного доверия.

– Знаю.

– Мы думаем… слушай, из того, что мы видим, совершенно ясно, что мы имеем дело с цепью конфликтов малого масштаба. Если мы сконцентрируем все наши силы для обеспечения полного превосходства над ними в одном секторе за раз – вместо того, чтоб распылять наших солдат по тысяче фронтов – мы сможем разбить сепов куда быстрее.

Зей пожевал губу.

– Говори, я слушаю.

– Большой удар. Собираем наши силы, хорошенько бьем их, пока они разбиты – идем дальше и бьем по следующему сектору. Такое последовательное продвижение сразу же ослабит сопротивление на какое-то время.

Мерил подождал реакции Зея. Джедай выглядел уставшим. Трудно найти в Великой Армии того, кто не будет так выглядеть, не спав неделю.

Зей понизил голос почти до шепота.

– С военной точки зрения – согласен. Генерал Винду напоминает Канцлеру об этом предложении каждый раз когда может. Ответ всегда один и тот же. Палпатин считает, что это будет выглядеть чрезмерным применением силы и может оттолкнуть нейтральные миры.

Мерил терпеть не мог политику.

– Скажите ему, что от нас, вроде бы, уже оттолкнулись все, кто мог.

– Я понимаю ваше разочарование, лейтнант.

– Так, а что он говорит насчет количества дроидов?

Зей пожал плечами.

– Он считает, что преуменьшать угрозу может быть безрассудно.

– Всегда проще заставлять избирателей оплачивать счета за войну, если они думают о готовом вторгнуться враге, э? Вот почему республиканская разведка пляшет с квадриллионными числами?

– А вы циник, сержант.

– Угу. Потому столько и протянул.

– Я и не говорил, что вы неправы.

– Хорошо, генерал. – сказал Скирата. Он изображал раздраженный тон. К этому времени Зей уже понимал игру; они вдвоем ведут шифрованный разговор, и оба знают что на самом деле чувствует другой. Мерил восхищался их прагматизмом. – Мы не нашли центр дроид-производства сепов. Полагаю, что вы хотите, чтобы мы продолжали его высматривать.

В последние дни голос Зея стал звучать старше.

– Канцлер весьма настойчив…

– Понял, генерал.

Скирата отключил канал и несколько секунд смотрел сквозь Мерила. Потом он снова сфокусировал на нем взгляд.

– Палпатин не хочет говорить о реальных числах. Производство клонов на Камино, судя по всему, может остановиться через пару лет. Как я посмотрю – цели этой войны не те, о которых нам говорили.

– Вы говорите так, словно ожидаете что политики будут говорить правду, Кэл'буир.

– Не-а, я еще не настолько в маразме. – Скирата поманил пальцами Ордо с декой.

– Мы немножко сдвинем план вперед, парни. Я отметил в своем календаре дату ровно через два года от сегодняшнего дня, и постараюсь, чтобы мы к тому времени были готовы о себе позаботиться. Вы меня поняли?

– Поняли. ответил Мерил.

У Скираты было то, что он называл стратегией отхода: его план на окончание войны и не просто для себя самого но и для Нулевых… а может быть и для любого клона который найдет себя вне работы.

– Хорошо, а сейчас все ищут Ко Сай.

– Что насчет Гривуса?

Ордо передал деку Скирате:

– Последний раз, когда Ком'рк его обнаружил – это было благодаря утечке информации. Кто-то хочет, чтобы мы его нашли. Пока не разберемся, кто и почему – мы держимся на некотором расстоянии.

– Работа для меня. – заметил Мерил.

Войны часто не имеют смысла. Он много читал по истории и усвоил уроки Скираты; политики часто принимают решения которые идут вразрез с советами профессиональных военных. Что бы это ни было для Республики – затянувшаяся война состоящая из мелких стычек устраивала Палпатина.

Но это не устраивало Мерила. И это не обещало ничего хорошего в смысле растущего счета потерь среди клонов. Он не чувствовал совершенно никакой вины от использования кредиток налогоплательщиков для того, чтобы обеспечить лучшее будущее себе и своим братьям – как тем, что сейчас были на свете, так и тем, что должны были появиться.

Три миллиона против… скольких? Сотен миллионов. Шансы были не в их пользу, но они не были безнадежными – когда рядом есть Нулевые и несколько тысяч коммандо. Но чтобы говорить о шансах – надо точно знать кто твой враг, а чем больше Мерил узнавал, тем менее уверенным он становился.

– Улыбнитесь. – хмыкнул Пруди. – Cреднее соотношение потерь все время растет. Я разузнал, что сейчас мы можем отстреливать по меньшей мере двести к одному. – Он вытащил из своего ранца кусок металла с ладонь размером и с ухмылкой покачал им. Потом он резко ударил им по углу консоли. Тот лязгнул и разлетелся на куски. – Эти жестянки просто не могут держать удар так, как мы.

Нет, это были не безнадежные шансы. Скверные – может быть; но не безнадежные. Мерил уселся в кресло второго пилота, вытащил свою деку и начал просеивать тайные данные каминоанских клономастеров. У Ко Сай есть вся галактика, чтобы прятаться, но прячется она от людей, которых она лично создавала самыми лучшими.

Шансы не в ее пользу.

Словарь карваниум – металл используемый в сплавах водэ – (Мэндо'а) братья осик – (Мэндо'а) эквивалент "поодоо" чакааре – (Мэндо'а) оскорбительный эпитет (букв. вор, мелкий преступник, расхититель могил) нер вор – (Мэндо'а) брат мой каминиизе – (Мэндо'а) каминоанцы айвхов корм – оскорбительный мандалорский эпитет для каминоанцев ан воде – (Мэндо'а) все братья джетиизе – (Мэндо'а) Джедай (множественное) также значит Республика фиерфек – проклятие на хаттском вод'ика – (Мэндо'а) уменьшительно-ласкательная форма от "братья" Мер'ика – (Мэндо'а) уменьшительно-ласкательная форма от "Мерил" шебс – (Мэндо'а) зад ди'куте – (Мэндо'а) идиот, слабоумный мерк – сокращение от mercenary, наемник чаги – маленькие, непредсказуемые, крайне возбудимые хэйпанские амфибии. гептохроматизм – способность видеть в шести цветах, включая ультрафиолет. петабайт – квадриллион бaйтов данных дар'айам – (Мэндо'а) место которое ты хочешь забыть, ад.

ЛДК – Легкий Диверсионный Катер (замаскированный катер, используется для абордажей особыми силами ВРА) ор'дини – (Мэндо'а) "совершенно безумный"



Содержание:
 0  вы читаете: Республиканские Коммандо:Шансы : Карен Трэвисс    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap