Фантастика : Фэнтези : Глава 11. : Елена Кондаурова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 11.

Князь Богер, вернувшись с утренней прогулки, заперся у себя в покоях. Он никого не хотел видеть, и слуги проходили мимо его дверей на цыпочках, осторожно, словно опасаясь разбудить спящего. Хотя, разумеется, молодой князь не спал.

Полностью одетый, в сапогах, он неподвижно лежал на широченной княжеской кровати, покрытой алым шелковым покрывалом.

Перед глазами у него, как живое, стояло удивленное лицо юной рабыни.

Это было похоже на наваждение. Он закрывал и открывал глаза, но на нежное, чуть тронутое загаром, светлое лицо с зелеными глазами это не производило никакого впечатления. Он все равно видел его, и это причиняло ему почти физическую боль.

Конечно, эта боль не сравниться с той, что ему довелось пережить, когда он увидел, что на тонкой талии его любви, перетянутой затейливым пояском, по-хозяйски лежала лапа этого нелюдя. Тогда ему хотелось убить и его, и ее, а потом умереть самому, но сейчас хотелось только тихо выть от тоски, от несбывшихся надежд и от невыносимого, никогда не заканчивающегося одиночества.

Он думал, что знает, что такое боль до тех пор, пока к нему не пришли с докладом следившие за его любовью вандейцы и не рассказали о том, что произошло в храме.

Вот тут ему стало по-настоящему плохо.

С каменным лицом выслушав доклад, он еле дождался, когда они уберутся из его комнат, потому что продолжать сдерживаться дальше было выше его сил. Они ушли, и он заметался по комнате, как дикий зверь, запертый в слишком тесную для него клетку. Боль занавесила глаза черным туманом. Почти ослепший, он наткнулся на тяжелое дубовое кресло, вмиг разъярившись, схватил неподъемный и неуклюжий предмет и со всего размаха швырнул его в стену. Кресло рассыпалось на куски, но легче не стало. Еле сдерживаясь, чтобы не закричать, князь начал колотить кулаками резные стенные панели, сбивая в кровь пальцы. Как ни странно, это помогло. Боль отрезвила его, и он немного пришел в себя. Вызвав звонком слугу, уже смог сдержаться и приказал почти спокойно:

– Виторна ко мне. Немедленно!! И Будиана тоже.

Не прошло и нескольких минут, как явились оба. Будиан, не тратя слов на вопросы, сразу занялся его руками, а Виторн, самый преданный пес и доверенное лицо князя, вытянулся в струну, ожидая приказаний.

– Навести Зойта и Багина! - Бросил ему Богер. - Скажи, что я желаю сегодня же пообщаться с Баданом, иначе… Ступай!

Тот развернулся и исчез за дверью.

– Мне кажется, что для вас, ваше высочество, было бы разумным принять что-нибудь успокаивающее. - Заметил Будиан, заканчивая перевязку. - По крайней мере, как ваш врач, я вам настоятельно это рекомендую.

– Ты думаешь, жрец, что от всего на свете есть лекарства? - Со злой иронией усмехнулся князь.

– Мой опыт позволяет мне думать таким образом.

– Значит, у тебя найдется лекарство от глупости?

– Лекарством от этого недуга обычно является добрый совет.

– Следование чужим советам есть первый признак идиотизма, Будиан! - Вдруг выйдя из себя, резко ответил Богер. - Если бы я побольше слушал самого себя, а не всяких там… то давно бы уже решил все свои проблемы! А сейчас будь прокляты все эти советы и советчики, вместе взятые, так же, как и мое Свигрово терпение!!

Вернувшись в поместье, Таш отправил Рил переодеваться (храм храмом, а тренировку никто не отменял!), а сам заглянул к Самконгу. Тот, обложившись со всех сторон футлярами, как раз разглядывал Ташевы приобретения.

– Друг мой! - Сказал глава Олгенского ночного братства вместо приветствия. - Неужели у тебя, после стольких лет темноты и невежества, наконец-то появился вкус к драгоценностям? Неужели общение с прекрасным, то есть с Рил, повлияло на тебя столь благотворным образом? Хотя, ты в курсе, сколько денег выкинул сегодня на свою прелестницу? Она, конечно, того стоит, но…

– Она не прелестница. - Хмуро оборвал его Таш. Только шуток ему сейчас не хватало. - Она… в общем, мы сегодня с ней вляпались по самые…

– Рассказывай! - Велел вмиг посерьезневший Самконг.

Таш рассказал. Повисло долгое молчание.

– Уезжать вам надо отсюда, Таш. И поскорее. Для него жена с такой кровью - это подарок небес, он не даст вам спокойной жизни.

– Сам знаю. - Буркнул Таш. - Вот как только эту суку рыжую выведу на чистую воду, так сразу и отчалим.

– Ты уверен, что это он?

– Почти. Но, если мы уедем, он затаится, и кто знает, чего еще от него ждать?

– Может, плюнешь? Опасно это. Мы с ним без тебя разберемся.

– А его прихвостни? Тебе нужны лишние проблемы? Надо решить это раз и навсегда, чтоб никто не сомневался, кто у нас тут правильный изгой, а кто шакал паршивый, как выражается моя Рил.

– Шакал? Какой шакал? Впрочем, неважно. Ты что-то придумал. - Это был не вопрос, а утверждение.

– Да.

На следующий день Таш сделал Рил неожиданный подарок. В середине дня, с самую жару, когда все его ученики прекращали тренировку на пару часов, и, ожидая, пока духота не спадет, разбредались по поместью в поисках прохлады, он пригласил ее на загородную прогулку.

– Собирайся, маленькая! - Улыбаясь, сказал он ей. - Мы поедем на озеро!

Рил взвизгнула от радости и повисла у него на шее, нимало не смущаясь присутствием большого количества заинтересованных зрителей. Потом быстро собрала свою "амуницию" в виде легкого меча, метательных ножей, подаренного арбалета и еще пары мелочей (со всем этим арсеналом Таш запретил расставаться, чтобы выработалась привычка), и побежала в дом переодеваться.

Таш еще полгода назад купил себе нового коня, а старый, с трудом вылеченный от хромоты Дымок достался Рил. Резвости и норова в нем было мало, а ума и терпения много, за что Рил была ему очень благодарна. Наездница из нее была никакая. Пока, во всяком случае, потому что раз уж за ее образование взялся Таш, то при его-то упорстве, вполне возможно, что она со временем сможет принять участие в скачках года на княжеский приз. Пока же до этого было о-о-очень далеко, и все, на что она была способна, это медленно трусить за Ташем по тропинке, вьющейся между деревьями.

Озеро было недалеко от поместья, всего в нескольких минутах езды, но, поскольку располагалось посреди леса, то рядом с ним возникало ощущение абсолютно дикого, нетронутого места, и с трудом верилось, что всего в паре километров отсюда раскинулся большой столичный город. Хотя, тут нечему было удивляться. Поскольку земля эта принадлежала Самконгу, сюда редко наведывался кто-нибудь из местных. Разве что, если заблудится.

Оно было почти круглым, глубоким и чистым, с трех сторон окруженным осколками огромных глыб светлого песчаника, неизвестно откуда взявшихся посреди леса. Красиво это было невероятно. Рил как увидела все это, так и замерла, не сходя с неподвижно стоящего Дымка. Таш усмехнулся про себя, подошел и снял ее с лошади.

– Ты купаться будешь, или так и простоишь с открытым ртом?

Рил только молча улыбнулась и пошла к озеру. Опять ненадолго застыла, глядя на воду, и начала раздеваться. Сначала сняла "амуницию", а потом… все остальное. И ослепительно прекрасная в своей наготе вошла в воду. Таш даже слегка опешил. Ему нравилось, что, после того, как они… ну, в общем, стали жить вместе, Рил стыдилась кого угодно, кроме него. Даже Пиле и служанкам очень редко позволяла прикасаться к себе или видеть свою наготу. Что же касается Таша, то при нем она совершенно свободно расхаживала, так сказать, в натуральном виде, чувствуя себя при этом совершенно естественно. Нельзя сказать, чтобы он был против этого, но Свигр побери, сейчас это было совсем не вовремя! Его парни себе все глаза сломают, да еще и забудут зачем они здесь находятся! Таш выругался про себя и коротко свистнул, надеясь, что парни поймут его приказ правильно. Потом сбросил "сбрую", стянул рубашку и пошел в воду. Не хватало еще, чтобы она утонула с непривычки.

Беспокоился он, впрочем, совершенно напрасно, потому что Рил плавала, как рыба, красиво взмахивая руками. Сам Таш плавал по-другому, может, и не так красиво, но уж в любом случае, быстрее. Поэтому догнал ее в два счета и строгим голосом велел возвращаться на берег. Она отказалась наотрез, со смехом обдала его тучей брызг и ушла на глубину. Он выругался, хотя ему больше хотелось рассмеяться, и нырнул следом за своей подружкой, в которой так некстати пробудился русалочий инстинкт.

Поймал он ее не сразу. В воде она чувствовала себя, как дома, и несколько раз выскальзывала у него из рук в последний момент. Наконец он все-таки схватил ее и потащил на берег. Она туда совсем не хотела, брыкалась, вырывалась и требовала вернуть ее в родную стихию. Таш только усмехался, представляя себе, какую картину представляет сейчас для его учеников висящая у него на плече Рил.

Впрочем, как только он поставил ее на землю, из кустов раздался короткий тихий звук, похожий на крик озерной птицы. Ну, значит, не все на них пялились, и это не может не радовать. Таш бросил Рил ее одежду и сумку с оружием.

– Одевайся и прячься за камнями, сюда идут!

Очень далекая от того, чтобы проявлять неповиновение, Рил моментально натянула на себя рубашку и штаны, схватила "амуницию" и исчезла среди камней.

Таш неторопливо надел рубаху и нацепил поверх нее "сбрую" с мечами.

На поляне сразу со всех сторон появились люди. Наемники, - с полвзгляда оценил Таш, - но не местные. И не изгои.

К нему медленно направились двое. Для переговоров. Раз уж сразу не напали, значит, будут разговаривать.

– День добрый! - Начал разговор один из них. (Степняк-полукровка - решил про себя Таш. Чистокровные поменьше ростом будут, уж он на них в свое время насмотрелся по самое не хочу.) - Ты не дергайся, приятель, у нас там арбалетчики в кустах сидят, и страсть не любят, когда кто дергается.

Надо думать, что не любят. Впрочем, Таш сильно сомневался, что хотя бы один из этих арбалетчиков был еще жив. Его парни тоже страсть, как не любят живых арбалетчиков.

Он уже открыл рот для ответного приветствия, как вдруг инстинкт заставил его дернуться в сторону. Голова второго переговорщика как-то странно откинулась, и он начал медленно оседать на землю. Из его глазницы металлическим четырехгранным торцом торчал арбалетный болт.

– Эй, вы, уроды! - Раздался уверенный, жесткий, слегка насмешливый голос Рил. (И откуда что взялось?) - У него тоже есть свои арбалетчики в кустах! Так что, если кто дернется - порешу!

Таш выругался сквозь зубы. Только этого не хватало!

– Слушай, ты, заткни свою ненормальную! - Изо всех сил пытаясь сохранить лицо, прошипел желтолицый.

Ташу неожиданно стало смешно. Уж он-то не понаслышке знал, каково это - чувствовать себя на мушке.

– Сам заткни! - Весело огрызнулся он. - Когда она в таком настроении, я к ней и подходить боюсь! Зверь, не баба!

– А за зверя ты у меня дома получишь! - Тоном сварливой жены отозвалась Рил.

– Вот видишь! - Слегка развел руками Таш. - Вы пришли и ушли, а мне с ней еще жить! Так что, придется так разговаривать.

– Ну, ладно. - Неожиданно легко согласился полукровка. - Бабы - это такая зараза, как прилипнет, век не отвяжешься! Ты от своей, случаем, отвязаться не желаешь?

Таш выразительно повел плечами.

– Сейчас? Когда она держит меня на прицеле? Не-е, я еще жить хочу!

– Ну, как знаешь. А то у нас покупатель на нее есть.

– И кто же этот самоубийца?

– За него не волнуйся! - Хмыкнул желтолицый. - У него на то, чтобы ее приструнить, силенок хватит! Да и зачем она тебе, такая-то? Найдешь себе получше!

– Нет, - покачал головой Таш, - мне эта нравится. - Он чуть обернулся в сторону камней. - Эй, Рил, слышишь? Не уходи к чужому дяде, он злой, а я хороший!

– Кончай придуриваться, клейменый! - Разозлился переговорщик. - С тобой, как с человеком разговаривают! Мы не хотим лишней крови, на белом свете жить всем хочется!

– А мне по… ваша лишняя кровь! - Зевнул Таш. - Прольется, и… с ней! А вот сколько из меня моя баба моей крови выпьет, если я ее сейчас вам сдать попытаюсь… Кстати, а откуда вы узнали, где мы отдыхаем? Неужели следили?

– Ты думаешь, что ты тут у нас самый крутой? - Злобно прошипел полукровка, выведенный из себя Ташевым легкомыслием. - Думаешь, тебе сейчас на помощь твои дружки прискачут? Хрен тебе! Они-то тебя и сдали! И тебя, и бабу твою!

Все, шутки кончились. Таш сделал шаг вперед.

– Кто? Как выглядит? Имя?

– Я тебе имя, ты мне бабу!

Таш скользнул вперед и вбок, заходя ценному свидетелю за спину, дабы аккуратно вырубить, но тут мимо него черной молнией просвистел дротик и замер в щеке у полукровки. Тот сразу отключился и рухнул на землю.

Хорошая вещь - яд рогатой жабы! - Подумал Таш, вытаскивая мечи. А еще он подумал, что не знает, что ему теперь делать со своей подругой: похвалить за хорошую работу или отругать за самодеятельность.

Не оборачиваясь, свистнул, давая сигнал ребятам. Коротко щелкнули арбалеты, кое-кто из нападавших упал, остальные заматерились и ринулись к Ташу, как к родной маме. Зря это они, ласки от него не дождешься. Из-за деревьев беспощадными хищниками выскочили его парни, разгоряченные предвкушением схватки. Таш решил, что не будет им мешать. Пусть поработают, а ему надо найти вандейцев. В том, что они здесь, он не сомневался. Хотя бы пара уж точно должна быть, ведь знали, на кого идут.

– Таш!! - Испуганный крик и последующий взвизг.

Мгновенно похолодев от ужаса, Таш парой прыжков преодолел расстояние до камней и серой тенью скользнул мимо огромных желтоватых глыб.

Как выяснилось в следующее мгновение, мог бы и не торопиться, всю работу уже сделали без него.

Рил сидела и совершенно стеклянными, круглыми от ужаса глазами смотрела на троих высоких мужчин в черной одежде с разрисованными черным лицами, лежащих перед ней. Один из них был мертв, метательный нож торчал у него из горла. Двое других всего лишь парализованы все тем же ядом ее лучшей подружки - рогатой жабы.

– Рил, дай арбалет! - Сказал Таш.

Она вздрогнула, отрываясь от жуткого зрелища, и протянула ему разряженный арбалет.

– Болты есть?

Она потянулась за сумкой и достала несколько штук.

– Отравленные? - Спросил Таш, заряжая арбалет.

Она покачала головой.

– Я не брала с собой отравленные.

– Отвернись.

Она послушно отвернулась и закрыла лицо ладонями.

Одному из парализованных Таш, не мудрствуя лукаво, свернул шею, дабы не шокировать Рил зрелищем перерезанного горла, а второму всадил в ногу болт, чтобы оставался на месте до тех пор, пока с ним не пожелают пообщаться. А с болтом в коленке даже вандеец далеко не убежит. Выглянул из-за камней, посмотреть, как дела у ребят. Дела шли, но надо помочь. Наклонился к Рил.

– Ты как?

– Нормально. - Не поднимая глаз и стиснув зубы.

– Потерпи еще немного. Пошли отсюда, он скоро очнется.

Взял ее за руку, отвел подальше от вандейца, поближе к полю боя. Усадил за камень.

– Сиди здесь. - По крайней мере, так он будет ее видеть.

Окинул взглядом поляну, выделил слабые места и побежал помогать.

Нет, он был несправедлив к своим. Справились бы и без него, но были бы потери. Один из его учеников, Дема, был ранен, а Фрая прижали так, что он бы не выбрался. Так что, слава богам, все обошлось, хотя, надо думать, боги тут вовсе и не при чем.

С помощью Таша быстро добили оставшихся, правда, двое сбежали, но за ними отправили погоню. Переговорщика и вандейца связали и без особых нежностей погрузили на лошадей. В поместье были хорошие специалисты по допросам, вот они пусть и занимаются. Как ни горело Ташу узнать, что скажут пленные, от самодеятельности он предпочел воздержаться. Не хватало еще товар попортить, его еще на суд "семьи" представлять. Да и потом, есть дела поважнее.

Отдав распоряжения, Таш с минуту понаблюдал за тем, как Тепек и Корень выворачивают карманы убитых, Зям перевязывает бледного до синевы Дему, а Фрай матерится, уводя по тропинке лошадей с пленными, и пошел к Рил. Без него обойдутся. А не обойдутся, значит, огребут.

Рил сидела за камнем, сжавшись в комочек и обняв руками колени. Таш мягко опустился рядом, притянул к себе, сжал в успокаивающих объятиях. Она подняла голову, и на Таша глянули страшные в своей неподвижности глаза.

– Таш, я их всех убила.

Таш, который в этот момент не испытывал ничего, кроме гордости за свою девочку, тем не менее ответил:

– Не болтай ерунды. Ты их просто ранила. Я их убил.

Она с безумной надеждой уставилась на него.

– И того, которого я… ножом?

– Угу.

Неожиданно Рил тихо засмеялась. Из-за того, что он так охотно взял на себя ее вину, у нее немного отлегло от сердца, и вернулась способность соображать.

– И того, которого я из арбалета?

– Ага. - Снова согласился он. - У меня как раз в кармане болт завалялся, дай думаю, воткну кому-нибудь в глаз!

Она улыбнулась, но улыбка получилась кривоватой и грустной.

– Нет уж, не приписывай себе чужие подвиги! Моя вина - это моя вина, ты тут не при чем. Кровь их на мне.

– Какая к Свигру вина? - Разозлившись, Таш крепко встряхнул ее за плечи. - За каким хреном они вообще сюда пришли? Их что, звали сюда? Или тебе хочется, чтобы тебя в очередной раз продали, как скотину? Они пришли сюда, чтобы забрать тебя, Рил! Ты все сделала правильно, да ты и сама это понимаешь, так что нечего мне тут изображать муки совести!

Рил, у которой от его очередного эмоционального встряхивания громко клацнули зубы, словно очнулась и довольно злобно глянула на него.

– Прекрати меня трясти!!

Таш, который, собственно, этого и добивался, насмешливо усмехнулся.

– Вот как! Значит, меня, за то, что я тебя всего лишь пару раз встряхнул, ты уже готова прибить без зазрения совести! А тех, которые тебя не только встряхивать собирались, ты тут сидишь и оплакиваешь! Ну, и где логика, Рил?

– Да пошла она в ж… твоя логика! - Выругалась Рил. - Логика, мать ее! Где ты, кстати, таких слов нахватался, изгой ты мой необразованный? - Таш слегка опешил от такого напора, и Рил, вывернувшись из его рук, резко встала. - И вообще, я умыться хочу!

– Ну, так пошли!

На берегу Рил решительно сбросила с себя всю одежду и, не обращая никакого внимания на суетящихся на поляне парней, пошла в воду. Таш постоял на берегу пару минут, пока она не уплыла подальше, и вернулся к тому месту, где остались лежать убитые вандейцы. Надо было забрать вещи Рил, а показывать ей все это лишний раз… не есть полезно ни для нервов, ни для совести. Оставлять ее одну, даже голую и даже среди своих парней, он уже не боялся. Если уж она завалила троих вандейцев, то, значит, способна размазать по стенке кого угодно, буде кто решится протянуть к ней свои поганые ручонки. Таш улыбался про себя всю дорогу. Пусть все боги осудят его, но он испытывал такую гордость за свою Рил, какой ему никогда в жизни испытывать не доводилось. Так что теперь, господа изгои, вам придется отнестись к ней серьезно, а не просто, как к красивой бабе, с которой можно не церемониться. Придется церемониться, и считаться тоже придется, даже если он сам отдаст концы в очередной заварушке, и некому будет стоять у нее за спиной!

Когда он вернулся к озеру, она еще плавала. Он помахал ей, чтобы вылезала, пора было ехать, и на этот раз она не стала возражать.

Дома Таш отправил Рил переодеваться, потому что все тренировки на сегодня, разумеется, отменились, а сам заглянул к Самконгу.

Тот уже довольно потирал руки, потому что за те полчаса, что Таш потратил на приведение в порядок расстроенных нервов Рил, с желтолицым полукровкой успели побеседовать, и он начал петь, как соловей. Вандеец пока помалкивал, но от него никто и не ожидал, что он сломается так быстро. Терпение, и еще раз терпение, товарищи изгои!

– Ну, так что, собираем совет? - Спросил Таш у своего друга, зная, впрочем, ответ.

– Я уже послал за остальными, - растягивая губы в улыбке довольной акулы, ответил Самконг. - А правда, что это твоя красавица завалила вандейца, которого ты прислал?

– И не только его.

Брови Самконга поползли вверх.

– Ты все-таки плохо на нее влияешь.

Обосновать свою точку зрения Самконгу не дал слуга, который сообщил, что в гостиной их ожидают Крок и Валдей. Однако, какая оперативность! Таш глянул на Самконга.

– Ну, да, да, это я велел бросить все и явиться немедленно, так что не дергайся, никто ничего не успел пронюхать!

Таш кивнул и вышел. Надо было переодеться и посмотреть, как там Рил. Самконгу осталось только пожать плечами и смириться. Таш вообще не отличался многословностью, а когда волновался, из него вообще ничего нельзя было вытянуть. Разве что клещами, да и то…

"Семья" действительно собралась быстро, только Лайра, как обычно, немного опоздала, но к этой ее манере все давно привыкли и не обращали внимания. Бадан тоже явился, хотя Таш не был уверен, что тот не исчезнет в последний момент. Однако наглость и уверенность рыжего в том, что он опять сумеет обвести кого угодно вокруг пальца, были поистине безграничны. Он смотрел на всех, и на Таша в том числе, такими честными глазами, что так и хотелось поверить в его невинность. К сожалению, эта самая невинность была с почестями похоронена еще в те далекие времена, когда Бадан был очаровательным рыженьким младенцем.

– Друзья мои! - Высокопарно, как и подобало случаю, открыл собрание Самконг. - В нашей семье произошло немыслимое: один брат обвиняет другого в предательстве. - Собрание возмущенно зашумело, и Самконг продолжил: - На нашего друга Таша и его подругу Рил сегодня, не далее, как пару часов назад было совершено нападение. Благодаря его предусмотрительности, посмевшие напасть на них недоумки радуют сейчас своими подлыми душами Свигра в аду, но все могло кончится и не столь удачно. К счастью, предусмотрительность нашего друга и на этот раз не дала промаха, и в наших руках оказались два "языка". К работе с ними тут же приступил Лешец, и один из них сразу начал рассказывать очень интересные вещи. Кому интересно, может нанести Лешецу визит и попросить нашего соловья исполнить арию на бис, но, с вашего позволения, сюда мы его приглашать не будем. Достаточно того, что я ее повторю.

Оказывается, - тут Самконг обвел "семью" многозначительным взглядом, - что нашего друга Таша самым подлым образом заказали! И заказал никто иной, как наш любимый и единственный законный правитель Ольрии князь Богер. Но откуда, скажите мне, уважаемые изгои, мог пронюхать какой-то там задрипанный князь, где именно будет отдыхать со своей подругой наш старый и предусмотрительный друг Таш?

Вот мы и подошли к самому главному! Оказалось, что птичка, которая поет сейчас в подвале у Лешеца, видела своими глазами, как некий рыжий изгой общался с князем и двумя его прихвостнями прямо перед тем, как тот отдал приказ о нападении. Но это еще не все. Этот рыжий доброжелатель счел нужным лично предупредить наемников о том, насколько опасен наш Таш, и так их напугал, что они решили сначала попробовать с ним договориться, а потом уже применять силу. И, собственно, это и спасло Таша и его людей от возможных потерь. Я повторяю, все могло обернуться намного хуже. Итак, теперь вам известно столько же, сколько и мне. Господин Бадан! - Такое обращение среди своих было хуже всякого оскорбления. - Вы не хотите ничего нам объяснить?

– Да, друг мой Самконг! -Не обращая внимания на грубость, чрезвычайно учтиво ответил Бадан. - Ты совершенно прав, настало время пролить свет на мотивы некоторых моих поступков. И скажу сразу: ни о каком предательстве с моей стороны не может быть и речи. Ну, разве что о небольшом вразумлении неразумных.

Итак, вчера на меня вышли люди князя и сказали, что наш юный правитель желает меня видеть. Я подумал: а почему бы и нет? Согласитесь, из первых рук узнать причины всех наших неприятностей за последние полгода - это стоит того, чтобы слегка поумерить свою гордость.

– Ну, и как поумерил? - С непонятным выражением спросил Самконг.

– Поумерил, друг мой, поумерил! Чего не сделаешь ради "семьи"! Так вот, оказывается, наш дорогой князь собрался, наконец, жениться. Радостная весть, не правда ли, друзья мои? Признаться, я, как и все остальные подданные, даже не смел надеяться, что такое важное для страны событие произойдет раньше, чем лет эдак через двадцать, потому что, как вы понимаете, кровь у нашего князька слабовата, и жена ему нужна из хорошей семьи. А то детки получатся без права наследования, а это скандал и хана всей нашей Ольрии. Когда князь заговорил со мной о женитьбе, я, признаться, слегка удивился. При чем здесь мы? Оказывается, очень даже при чем. Дело в том, что подружка нашего Таша - чистейших царских кровей девочка! Императрица, мать ее так! Ну, судя по тому, как лихо родственнички сбагрили ее в рабство, вступить в права наследования ей не светит, но кровь, дорогие мои братья-изгои! Кровь со счетов не сбросишь! И за эту кровь князь готов простить ей все, и даже то, что наш друг Таш уже успел ее… выучить кое-чему. Мальчишка оказался не из брезгливых. Плебейская кровь! - Презрительно сощурился Бадан. Взгляд Таша, брошенный на него после этих слов, он предпочел не заметить. - Так вот. Его высочество изволит свататься к нам. Мы отдаем девчонку ему в жены, а он отдает приказ своим жрецам, они сводят нам клейма и проводят обряд. Оп-ля, и мы больше не изгои!

– Брешешь! -Выразил общее мнение Крок. - В жизни такого не было, чтобы таких, как мы, принимали обратно!

– А теперь будет! - Уверенно заявил Бадан. - Кроме того, нам всем, я имею в виду "семью", жалуют дворянство и серебряные рудники на севере Ольрии.

– Что-то больно много. - Подозрительно заметил Валдей.

– А чего вы хотели? - Хмыкнул Бадан. - Девочка из хорошей "семьи"!

– Так, ну с этим все ясно. - Подвел итог Самконг. - Но в таком случае, за каким лешим ты сегодня навел на Таша княжеских наемников? Хотел всю награду себе заныкать? А мы тут вроде как и не при делах?

– Ну, зачем сразу такие подозрения, друг мой Самконг? Мы же не первый год знакомы! "Все, что принадлежит мне - принадлежит "семье"!" - Я помню наш девиз, и для меня это не пустые слова! И единственное, чего я опасался, так это того, что наш друг Таш их забудет. Он же у нас мужик упертый, сказал, не дам, значит, не дам, и точка! А дело серьезное, такое, где надо головой думать, а не…! Да и не стал бы его никто убивать, сами же говорили, что с ним хотели по-хорошему договориться! Подумаешь, повязали бы, да морду набили! Зато прынцесса была бы уже у князя, а мы все дружно целовали руку священника после обряда.

Таш не считал нужным наблюдать за тем, как отреагировала "семья" на рассказ Бадана. Все его внимание было сосредоточено на самом Бадане, которому, по совести говоря, было бы уютнее под взглядом черной ольрийской гадюки, чем под этим спокойным взглядом зеленовато-карих глаз своего старого друга.

– Ну, что ж! - Взял инициативу в свои руки Самконг. - По правилам, нам следует выслушать мнение каждого члена "семьи" по этому поводу. Таш, твоя девочка, ты и начинай!

– Я ее не отдам. - От звуков спокойного голоса ощутимо потянуло ледяным сквозняком, который прогнал толпы мурашек по спинам всех присутствующих. Таш был хорошим другом. Очень хорошим. Верным, надежным и преданным, как собака. Но вот враги его обычно долго не задерживались на белом свете.

– Вот видите, я же говорил! - Повисшую тишину разорвал ядовитый смех Бадана. - И что с ним прикажете делать? Как пацан, честное слово! Мало у него баб за всю жизнь было? Одной больше, одной меньше, какая разница? Но нет! Мы на старости лет влюбились! Мы желаем молоденькую девчонку царских кровей трахать, а на друзей нам наср…ть и размазать!

– Бадан, мы тебя поняли! - Спокойно глядя на него, сказал Самконг. - Крок, теперь ты. Что ты об этом думаешь?

Крок скорчил страшную рожу, долженствующую по его мнению означать ухмылку, и рыкнул резко и четко:

– Раз Таш желает трахать Рил, то пусть трахает, если на него блажь такая накатила! Честно говоря, я бы и сам не отказался, - он глянул на Таша, - без обид, Таш! - Тот, криво усмехнувшись, кивнул. - А что до княжьих предложений, то на кой Свигр мне все это дерьмо? Новую рожу он мне все равно не прилепит, так что народ от меня как шарахался, так и будет шарахаться. Нет, я уж лучше как-нибудь по старинке, тут меня, по крайней мере, уважают. А рудники эти… Да он что, нас нищими считает? Просто смешно…

– Твой ответ понятен. - Кивнул Самконг и перевел взгляд на Лайру. - Лайра?

Она изящно пожала плечиками.

– А мне князь ничего не пообещал. Дворянство он мне, как женщине, не пожалует, разве что выдаст замуж за дворянина. А зачем мне муж, сами подумайте? И не сказать, что мне так уж мешает клеймо. - Она приподняла рукав и полюбовалась на свое клеймо проститутки. - Скорее, будет мешать его отсутствие! - Хмыкнула она, под понимающие смешки окружающих. - Нет уж, лучше я буду заниматься любимым делом, чем неизвестно чем неизвестно с кем!

– Логично. - Резюмировал Самконг. Все понимали, что Лайре вписаться в нормальную жизнь будет практически невозможно. - Франя?

Эмоциональный монолог Франи, целиком состоящий из разноязычных идиоматических выражений, в целом сводился к следующему: да пошло оно в ж… и на… это дворянство, вместе с князем и прочими благородными!

Его выслушали внимательно и не перебивая, после чего Самконг обратился к последнему члену "семьи".

– Валдей?

– Я бы предпочел оставить в стороне эмоции, - со своей обычной обстоятельностью начал тот, - и обратить внимание на факты. Во-первых, нам предлагают избавиться от клейма. Не секрет, что это мечта любого изгоя, и моя в том числе. Но есть одно "но". И даже не одно, а несколько. Я, конечно, рад услышать, что ты, Бадан, так близко сошелся с князем, что доверяешь ему свою жизнь и наши тоже, хотя мы и не давали тебе такого разрешения, но я, в отличие от тебя, не доверяю вообще никому, и меньше всего тем, у кого в руках власть. И я не верю, что он пойдет на то, чтобы вернуть нас в лоно храма, как бы ты ни старался меня в этом убедить!

– Он поклялся! - Возразил Бадан. - И дал мне бумагу, подтверждающую его клятву!

– Значит, дело еще хуже, чем я предполагал. Он хочет не просто надуть нас, а избавиться при первом удобном случае.

– Да зачем ему это надо?

Валдей только покачал головой.

– Бадан, друг мой, ты проявляешь поистине детскую наивность! Странно слышать все это от того, кто за двадцать лет активной деятельности обманул Свигрову тучу народа. Да после того, как князь получит свою жену, мы ему будем нужны, как кость в заднице! Он еще до свадьбы предпочтет забыть о том, каким способом она ему досталась! И потом, публично избавить нас от клейм означает создать нежелательный прецедент. После этого придется избавлять кого-то еще, а потом еще. Епархия за это нашего верховного жреца по головке не погладит.

– Да, риск есть. - Нехотя согласился Бадан. - Но такая овчинка стоит выделки, разве не так?

– Возможно. - Не стал спорить Валдей. - Теперь второе. Серебряные рудники. Там ведь, если я не ошибаюсь, всем заправляют Сизый и Борг? Франя, - Валдей повернулся к мрачно слушающему его карманнику, - тебе довелось иметь с ними дела, что ты о них скажешь?

– Довелось! - Поморщившись, словно он съел что-то кислое, кивнул Франя. - И скажу, что не хочу больше никогда иметь с ними ничего общего. Борг еще ладно, с ним кое-как можно договориться, но Сизый - это же полный псих! Он жрет глат чуть ли не мешками, весь посинел уже, оттого и кличка Сизый, и черепицу у него с крыши ветер сносит все больше и больше. А, судя по последним слухам, он совсем спятил. Там на рудниках такое творится… В общем, я бы туда не сунулся, даже если бы меня с головы до ног этим самым серебром осыпали. Гиблое место, крысиная нора. Еще хуже, чем болота.

– У тебя есть основания не доверять Фране, Бадан? - Мягко поинтересовался Валдей.

Тот отрицательно покачал головой и нехотя признал:

– Нет. Но я не верю, что с этим нельзя разобраться.

– Ты будешь разбираться? Я своих людей на такое дело не дам.

Бадан пожал плечами.

– Могу и я.

– Вот и хорошо. А то, как рассуждать, это мы все горазды. Теперь третье. Таш ведь представил нам свою подружку по всем правилам. А значит, она почти член "семьи", и по закону мы не имеем права решать ее судьбу, не спросив ее мнения, не так ли? Возможно, что она и не будет возражать против замужества, и тогда мы все тут просто зря сотрясаем воздух.

– И ты хочешь сказать, что Таш будет слушать свою подстилку? - Недоверчиво хмыкнул Бадан.

Валдей повернулся к Ташу.

– Таш?

– Я не стану ей мешать, какое бы решение она не приняла. - Таш встал из-за стола, чтобы сходить за Рил.

– Ага, а по дороге он вставит ей ума! - Заметил Бадан.

Таш, терпение которого и так было на пределе, сделал движение по направлению к нему.

– Постой! - Вмешался Самконг. - Не горячись, Таш, сядь, прошу тебя! Я не хочу, чтобы кто-нибудь подумал, что ты ведешь себя нечестно по отношению к "семье". К тому же, если я не ошибаюсь, Рил ведь ничего не знает, верно? Иначе она не проливала бы столько слез на плече у Пилы из-за убитых вандейцев.

Таш нехотя сел.

– Про князя я ей ничего не говорил. А про кровь знает.

– Вот и отлично. Франя, сходишь за ней? Я надеюсь, Франю никто не заподозрит в том, что он выступает на чьей-либо стороне?

Таких не нашлось, даже Бадану было нечего возразить. Для профессионального вора Франи слово честь не было пустым звуком при всей его нелюбви к благородным.

Рил действительно оплакивала убитых ею людей с того момента, когда вернулась домой, и никак не могла остановиться. Там, в горячке боя, она не думала ни о чем, кроме того, что эти люди пришли, чтобы убить Таша. За него она готова была порвать их голыми руками на мелкие тряпочки, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Но стоило ей вернуться домой, в привычную обстановку вместе с живым и невредимым Ташем, и весь ужас того, что она сотворила, предстал перед ней во всей красе. Перед глазами стояли лица убитых, а Таша, который выбрал как раз этот момент, чтобы куда-то уйти, не было рядом, чтобы как следует отругать за глупость и отогнать от нее этот кошмар. Рядом была только бормочущая бессмысленные слова утешения беременная Пила, совершенно растерявшаяся от рассказа Рил. Впрочем, к счастью, глупая истерика подруги ей вскоре надоела.

Она оторвала ее от себя и слегка встряхнула за плечи.

– Все, немедленно прекрати этот потоп, Рил!

– Пила, ты не понимаешь! - Жалобно простонала Рил. - Я своими руками убила пять человек!

– Почему пять, ты же раньше говорила, что их было двое!?

– Ну, двоих я сразу убила, а троих парализовала. Из них одного Таш потом добил, а оставшихся сейчас пытают, так что они тоже умрут! Из-за меня! - Из глаз Рил опять полились слезы.

– Слушай, а чего ты вообще в драку полезла, раз нервная такая? Учиться несколько месяцев шеи сворачивать не слабо было, а разок применить свои умения - слабо? Спряталась бы и сидела себе, как мышка, пускай мужики сами со всем разбираются, у них работа такая.

– Я и спряталась сначала! А потом смотрю, они Таша окружили. У меня в голове как будто что-то перемкнуло. Я знала только, что не дам его убить!

– Нашла кого защищать! - Хмыкнула Пила. - Твой Таш большой мальчик, сам бы справился. Тем более, как ты говоришь, там еще его ребята были.

– Были, но я-то этого не знала! Он мне не сказал! После извинялся, говорил, что пугать не хотел. Но я бы все равно убила тех, кто к нему лез!

– А вандейцев у тебя как получилось уложить? Самконг этому так удивился, я его никогда таким не видела!

– Да это я с перепугу! - Отмахнулась Рил. - Они так неожиданно полезли! Там эти на Таша набросились, а они тут отвлекают! Я разозлилась и…

– А тебя, оказывается, опасно злить, Рил! - Неожиданно раздавшийся за спиной голос Франи заставил подруг подпрыгнуть. Он вошел настолько тихо, что любой кот умер бы от зависти.

– Франя, совсем сдурел, так пугать! - Возмутилась Пила, непроизвольным жестом хватаясь за живот.

– Прости, Пила, солнышко! - Улыбнулся он, целуя ей руку. - Профессиональная привычка, ничего не поделаешь. Рил, пойдем со мной, там тебя ждут.

– А где Таш?

– Таш тоже там. - В голосе Франи Рил почудился холодок, да и внимательный взгляд, которым он окинул ее, тоже показался странным.

Рил слегка поежилась, но пошла следом за ним.

– А вот и наша прынцесса! - Протянул Бадан, когда она появилась в дверях комнаты.

Рил слегка передернуло, но она ничего не ответила, только высокомерно вскинула подбородок. Значит, все уже в курсе. Она сделала шаг по направлению к Ташу, но Самконг остановил ее.

– Рил, солнышко, садись-ка сюда! - Он показал ей на одинокий стул, стоящий посреди комнаты.

Стиснув зубы, Рил молча опустилась на стул. Происходящее нравилось ей все меньше и меньше. Она посмотрела на Таша, на мгновение растворилась в его глазах, в его любви и нежности, выдохнула… и успокоилась. Обвела взглядом всех присутствующих и спросила холодно и с достоинством.

– У вас возникли ко мне какие-то вопросы, уважаемые?

Со всех сторон раздался смех. Даже Таш не сдержал улыбки.

– Да, благородство не пропьешь! - Глубокомысленно изрек Франя.

– Ну что, у кого-то еще остались сомнения? - Насмешливо прищурившись, поинтересовался Самконг. - Рил, детка, у нас тут произошло одно событие… В общем, ты же знаешь, какая у тебя кровь?

– Да, Таш говорил, но для меня это не имеет никакого значения.

– Зато для других имеет. Наш князь узнал об этом и теперь просит у нас твоей руки.

– Что? - Рил чуть не подавилась истерическим смешком. - У вас? Он что, ненормальный? Что за бред? Какой руки?

– Твоей. - Спокойно пояснил Самконг. - И это не бред. Все серьезно. Я сейчас объясню…

Рил с недоумением посмотрела на Таша, пропуская мимо ушей что-то объясняющий голос Самконга.

Таш опустил глаза и отвернулся.

Вот так.

– Об этом не может быть и речи! - Невежливо прервав объяснения Самконга, громко и четко выговаривая каждое слово произнесла Рил. - Я никогда и ни за кого не выйду замуж. Тем более за князя. Это мой ответ, если вы меня, конечно, об этом спрашивали. Он понятен, или мне повторить его еще раз?

– Понятен, Рил, понятен. Даже более, чем. - Самконг не счел нужным обидеться на проявленное неуважение. - Но… ты хорошо подумала?

– Ты сомневаешься, что я нахожусь в здравом уме и твердой памяти? - Подозрительно спокойно поинтересовалась Рил.

– Конечно, нет, прелесть моя! - Вкрадчиво вступил в разговор Бадан. - Но ты понимаешь, от чего отказываешься? Власть, положение, богатство… всеобщее поклонение… и молодой и красивый муж, кроме всего прочего. Наш Таш, конечно, тоже ничего, но ты вообще в курсе, сколько ему лет?

Рил опять посмотрела на Таша. Он по-прежнему не поднимал глаз.

Она разозлилась.

– Что я должна сделать, чтобы доказать твердость моего решения? - Ее ледяной тон мог заморозить океан. - Пойти на площадь и потребовать, чтобы мне поставили клеймо? Может тогда мне, наконец, позволят жить так, как я этого хочу?!

Бадан открыл рот, чтобы возразить, но Самконг поднял руку, останавливая его.

– Достаточно, Бадан, она все сказала. У кого-нибудь есть еще какие-либо соображения?

– Уезжать вам надо, Таш! - Сказал Крок, не сводя с Рил одобрительного взгляда. - Раз уж так повезло…

– Завтра. - Коротко согласился Таш.

– Да вы что, с ума все посходили? - Вдруг взорвался спокойный до этого Бадан. От резкого движения его рыжие патлы растрепались, и он стал похож на лису, которую обложили со всех сторон собаки. - Что за балаган вы здесь устроили? Вы что, не понимаете, что от таких предложений не отказываются? Что они вообще бывают раз в жизни? Ну, с этим придурком все ясно, он сейчас вообще ни о чем, кроме койки не думает, но вы?!! Как вы можете сидеть и пускать слюни на эту княжескую шлюху, на эту маленькую высокородную дрянь, которая могла бы стать нашим пропуском в нормальную жизнь? Вам что, еще не понятно, что нам не будет теперь спокойной жизни в этой стране?

– Заткни фонтан, Бадан! - Поморщился Самконг, поднимаясь со стула. - Правом, данном мне "семьей", я ставлю на голосование вопрос об исключении из наших рядов Бадана за предательство одного из братьев и проявленное неуважение ко всем остальным. Кто "за" прошу поднять руки!

Руки подняли все, кроме Бадана и Рил.

– Кто-нибудь хочет сказать слово в его защиту?

– Я полагаю, вина его ясна и доказана. Может, обойдемся без пыток? Все-таки, бывший брат… - Решил проявить мягкость Валдей. Они с Баданом всегда были особенно близки и часто работали вместе.

– Вы что, с ума сошли? - Упавшим голосом спросил Бадан. - Мы же столько лет вместе! Я же и для вас старался, а вы… Променяли меня на какую-то бл…ь?!!! Ну, вы еще пожалеете об этом!!

Он резко вскинул руку, и в сторону Рил полетел черный дротик.

Дальнейшие события моментально скрутились небольшим смерчем.

Таш сорвался с места по направлению к Рил и уже во время полета через стол понял, что не успевает. Время для него ощутимо замедлилось, и он отчетливо увидел медленно приближающийся к Рил дротик с черным оперением. Он слишком хорошо знал, что это такое, об этом оружии Бадана ходили легенды, и отчаяние холодной волной прошло по его сердцу.

Вдруг Рил ахнула и быстрым плавным движением ушла из-под удара. Дротик резко ускорился и воткнулся в дубовую дверь за ее спиной. Таш невольно сморгнул, не понимая, что с ним происходит, и в следующую секунду сбил Рил на пол вместе со стулом. Они отлетели к стене, и Таш, накрывая собой Рил, всей спиной ждал легкого укола от следующего дротика Бадана, молясь всем богам только о том, чтобы этот укол не достался ей.

Но никакого укола не последовало. Вместо этого раздался неприятный, режущий слух и душу хруст ломаемых костей. Таш обернулся. Крок, с перекошенной физиономией, которую язык не поворачивался назвать лицом, ломал в своих лапах шею Бадана. Все остальные стояли рядом, кто с ножом, кто с арбалетом, кто с голыми руками. Видно не один Крок бросился на восстановление справедливости. Он просто успел раньше других.

– Прошу прощения, - пророкотал он, брезгливо отшвыривая от себя то, что раньше было лучшим мошенником побережья, - не удержался. Каюсь. - Раскаяния, впрочем, в его голосе не было ни на грош. - Заплачу, сколько скажете. Таш, это был твой враг…

Таш отмахнулся, вставая.

– Собаке - собачья смерть. Сдох, и хрен с ним.

Рил поднялась вслед за ним и, обойдя по широкой дуге тело Бадана, подошла к Кроку.

– Спасибо тебе. - Немного смущаясь сказала она. - Я бы не вынесла, если бы мне сегодня пришлось еще кого-нибудь убить.

Раздались смешки, Франя, по обыкновению, что-то съязвил, но Рил не обратила на него внимания. Неожиданно даже для самой себя она обняла Крока, нежно погладила тонкими пальчиками его отвратительное лицо и поцеловала исполосованную неровно сросшимися рубцами щеку.

Крок весь побагровел от смущения, коего никто не ожидал от старого разбойника, и, бросая виноватые взгляды на Таша, пробормотал:

– Да ладно, чего там, мы ж завсегда…

На хохот, грянувший после этой фразы, сбежались слуги, и Таш под шумок увел свою подружку к себе. Надо было начинать готовиться к отъезду.


Содержание:
 0  Там, за синими морями… : Елена Кондаурова  1  Глава 1. : Елена Кондаурова
 2  Глава 2. : Елена Кондаурова  3  Глава 3. : Елена Кондаурова
 4  Глава 4. : Елена Кондаурова  5  Глава 5. : Елена Кондаурова
 6  Глава 6. : Елена Кондаурова  7  Глава 7. : Елена Кондаурова
 8  Глава 8. : Елена Кондаурова  9  Глава 9. : Елена Кондаурова
 10  Глава 10. : Елена Кондаурова  11  вы читаете: Глава 11. : Елена Кондаурова
 12  Глава 12. : Елена Кондаурова  13  Глава 13. : Елена Кондаурова
 14  Глава 14. : Елена Кондаурова  15  Глава 15. : Елена Кондаурова
 16  Глава 16. : Елена Кондаурова  17  Глава 17. : Елена Кондаурова
 18  Глава 18. : Елена Кондаурова  19  Глава 19. : Елена Кондаурова
 20  Глава 20. : Елена Кондаурова  21  Эпилог. : Елена Кондаурова
 22  Использовалась литература : Там, за синими морями…    



 




sitemap