Фантастика : Фэнтези : Месть Драконов : Холли Лайл

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63

вы читаете книгу
Мир «меча и магии». Мир враждующих меж собою могущественных кланов. Мир «дипломатии Волков» — таящихся в тени княжеских тронов магов-оборотней, обреченных вечно жить в страхе смерти, ибо, по законам этого мира, всякий, обнаруживший в себе свойства Волка, подлежит немедленной казни... Это — жестокий мир. Мир войны меж двумя правящими домами, что длится века и века — и по-прежнему кажется бесконечной. И будет, обречена быть бесконечной — покуда не появится в этом мире Заново рожденный — дитя, воплотившее в себе дух величайшего из Волков, что жил когда-либо на свете... Это — опасный мир. Здесь юная Волчица Кейт, завладевшая великим Зеркалом Душ, по нелепой случайности выпускает на волю тысячелетиями заключенные в Зеркале души Драконов — магов, чье черное безжалостное колдовство некогда уже едва не ввергло мир в погибельный Хаос. Ныне Драконы — вновь свободны и снова жаждут всевластия. Но теперь они жаждут еще и МЕСТИ...
Посвящается Джо, с любовью и благодарностью.

КНИГА ПЕРВАЯ

Соландер Возрожденный вернется

в ветре дыхания Драконов.

Скитальцы и Устроители вместе

сразят Драконов.

Из Крови и Ужаса

Наконец восстанет опаловый город Пиранн.

Из «Тайных Текстов», т. 2, серия 31

Винсалис-Подстрекатель.

Глава 1


Вопль этот первым предупредил Кейт Галвей о том, что дела плохи. Вторым сигналом оказался жесткий металлический запах крови, к которому примешивался едкий запах хищника.

— Беги, — услышала она голос Хасмаля.

— Далеко!

— У них пращи!

— Боги, по-моему, он убит!

Вокруг раздавались крики, топот, звериный вой. Запахи эти и звуки вместе с ужасом обрушились на ее череп, и тело отреагировало прежде, чем это смог сделать ум. Кровь Кейт закипела, кожа и мышцы потекли словно жидкость, и человеческая половина ее, только что высматривавшая съедобные растения в лесу, исчезла внутри обитавшего в ней чудовища… девушка обернулась существом одновременно и ненавистным, и нужным ей самой. Женщина сгорела в пламени превращения, осталось только животное — мохнатое, клыкастое, четвероногое, алчущее охоты. И охваченная бешенством Карнеи Кейт бросилась навстречу опасности.

В одно мгновение взлетев на гребень, она замерла перед открывшейся картиной. Нападавшие загнали ее спутников в узкую расщелину внутри утеса, возле которого был разбит их лагерь. Окровавленный Турбен лежал на земле. Трое других укрывались за сланцевой глыбой как за щитом и по очереди метали камни в противника с помощью импровизированных пращей, стараясь координировать свои действия так, чтобы между бросками острых камней не возникало пауз. Кейт не видела нападавших, однако звуки выдавали ей место, где они находились: враги укрывались в руинах. Вооружены они были лучше. Кейт-Карнея слышала упругое треньканье спускаемых стрел; они тяжело пели в воздухе, со стуком ударяли в скалу и отбивали от нее осколки. Лучше вооруженного, загнавшего свою добычу в угол противника ожидала несомненная победа.

Если только она не найдет способ изменить ситуацию в пользу оборонявшихся.

Кейт спустилась со скалы, мелкие камешки срывались вниз из-под ее ног. Однако ни друзья, ни враги не обратили на нее внимания: двигаясь на четырех лапах, она ничем не напоминала человека и сейчас казалась зверем, покидающим поле боя.

Спустившись в долину и держась против ветра, она зашла нападающим в тыл — прячась в кустах и припадая брюхом к земле. Двигалась Кейт-Карнея легко и быстро, и когда, оставив укрытие, она бросилась в атаку, ее никто не заметил.

Мчась к ближайшему из врагов, она рассмотрела его во всех подробностях. Тощие, едва ли не казавшиеся призраками создания эти ростом были выше любого мужчины; серая, похожая на мох шкура клочьями свисала с их боков. На вид они весили двадцать — двадцать пять стоунов, более чем в четыре раза превышая средний вес человеческого тела. Они двигались на четырех конечностях и, чтобы бросить камень или выпустить стрелу, неловко поднимались на ноги; в речи их угадывались примитивные слоги, не столь уж далекие от урчания зверя. Тем не менее они говорили, владели оружием, и лица их, во всем похожие на человеческие, только более крупные и костистые, свидетельствовали о происхождении, имеющем отношение к Войне Чародеев. То были Шрамоносцы… чудовища, предки которых тысячу лет назад являлись людьми.

Она много слышала об этих шрамоносных чудищах и на что они способны… но Кейт также знала, на что способна она сама, и это помогало ей верить в достоверность всех этих рассказов; впрочем, теперь это было несущественно, потому что ее друзья нуждались в помощи.

Она бросилась вперед, припадая к земле и целя в заднюю конечность ближайшего из нападавших… Прежде чем кто-либо из врагов успел обратить на нее внимание, она вонзила клыки в правую ногу чудовища и рванула на себя сухожилия.

Чудище завопило, и кровь хлынула в рот Кейт. Она отпрыгнула в сторону, ощущая, как кипит в жилах боевая ярость Карнеи, рожденная бушующей лавиной страха и решимости. Искалеченная тварь на трех ногах стремительно повернулась к ней. Жажда крови светилась в глазах чудовища. Обернулся и другой Шрамоносец, уже взявшийся за стрелу. Отпрыгнув назад, Кейт метнулась прочь, оставляя их укрытие позади, и сразу же нацелилась на одно из чудовищ, продолжавших обстреливать загнанных в угол людей. Спину ее задела стрела, словно огнем ожегшая тело Кейт, однако она не остановилась. И, оказавшись рядом с намеченной тварью, прыгнула, целя в мягкое подбрюшье — выпустив когти, оскалив зубы. Она рванула незащищенную кожу, и наружу начала вываливаться скользкая вонючая груда кишок. Тварь взвизгнула слишком тоненьким для своего веса голоском и замахнулась. Но инерция уже унесла Кейт из пределов ее досягаемости — в сторону двух других чудищ.

Одно из них пустило стрелу в ее сторону, другое протянуло к Кейт грязные когти длиной с человеческую ладонь. Но своим движением оно сбило прицел стрелявшей твари, в свой черед помешавшей первому ухватить Карнею. В итоге промахнулись оба врага.

Кейт отскочила в сторону прежде, чем они успели возобновить атаку, и бросилась под град камней.

— Не попадите в меня! — завопила она, мельком заметив бледные лица друзей, выглядывавших из укрытия. — Я хочу увести их от лагеря. Хасмаль, устрой… магический огонь.

Послышались ответные возгласы: «Кейт!.. Хорошо!» Оставалось только надеяться на то, что Хасмаль понял ее. Облик Карнеи делал ее голос грубым и хриплым, и скорее это напоминало рык зверя, чем подобающую женщине тональность. И все-таки она рассчитывала — боги! — на то, что он понял ее замысел и сделает все необходимое.

Чудовище, которому она выпустила кишки, уже валялось на земле. Но остальные преследовали ее, и длинные ноги врагов слишком быстро сокращали разделявшее их расстояние.

Кейт понеслась прямо к ручью, впадавшему в бухту, и перепрыгнула его. На противоположном берегу параллельно течению воды тянулась протоптанная животными тропа. Кейт свернула на нее: пасущееся зверье расчистило берег так, что существу ее размера бежать было легко. Преследовавшие ее твари намного крупнее, чем она… им мешали ветви, нависавшие над тропой на уровне глаз. Кейт слышала их топот позади. Чудовища завыли, и Кейт уловила нотку разочарования в их голосах.

Она исполнит свой план. Кейт намеревалась выжить. У нее было достаточно времени, чтобы добраться до берега, броситься в воду и отплыть подальше…

Но вдруг перед нею выросло еще одно чудовище, еще один охотник ватаги, явившийся на помощь собратьям. Застигнутая врасплох Кейт вскрикнула, тварь же, напротив, не обнаруживала признаков смятения; сощурившись, она прыгнула вперед.

Маленькая и быстрая Кейт едва успела увернуться от когтей более крупного и с виду неуклюжего создания. Однако же не настолько уж медлительны были эти чудовища. Отпрыгнув в сторону, тварь попыталась преградить беглянке путь к спасению, одновременно криком подзывая собратьев. Из-за спины ее донесся ответный вой.

Эти твари переговаривались. Тем не менее их нетрудно было принять за животных, каковыми они отнюдь не являлись.

Впиваясь когтями в кору, она быстро вскарабкалась вверх по стволу крепкого дерева. Чудовище потянуло к ней свои устрашающие лапы, зацепило за щиколотку, и острая боль пламенем полоснула вдоль хребта. Оттолкнувшись задними лапами, Кейт сумела высвободиться; припав к одной из верхних ветвей вне пределов досягаемости тварей, она с тоской подумала о безопасности, которую могла предоставить ей бухта. Находившееся в ее распоряжении время истекало. И Кейт начала медленно передвигаться сквозь сплетение ветвей в нужном ей направлении.

А потом совсем рядом зазвенела тетива, и в бок ее вонзилась стрела. Она вскрикнула, ощутив на ноге ручеек собственной крови. Тяжелое древко выбило ее из равновесия. Отягощала и боль, ослаблявшая волю к борьбе. Она поглядела вниз: одно из чудовищ преследовало ее по земле, рассчитывая на новый точный выстрел. Кейт ринулась вперед и услышала сбоку хруст ветвей, означавший появление еще одного преследователя. Оставшиеся позади тоже приближались.

«Хасмаль, поспеши с огнем», — взмолилась Кейт. Если он успеет, друзья ее уцелеют; они доставят Зеркало к Возрожденному, даже если она умрет. Они должны сделать это, ведь Соландер Возрожденный сказал ей, что ему необходим этот предмет. Зеркало, способное, как утверждали, вернуть к жизни усопших, однажды возвратит ей погибших родных, но до этого оно послужит Соландеру, стремящемуся установить мир, полный любви и благодати… мир; который не отвергнет подобных ей и не обречет их более на заточение, муки и казнь.

Кейт никогда не думала, что сумеет обрести цель, за которую можно отдать жизнь… однако мир, где маленьких детей не убивают лишь за то, что они родились Шрамоносными, стоил подобной жертвы. Как и жизнь ее родных. Только бы уцелели ее друзья, только бы они доставили Зеркало к Соландеру…

Пустив в ход зубы и когти, Кейт вырвала стрелу из тела и, страдая от боли, на трех лапах заковыляла по ветвям. Плоть Карнеи уже затягивала рану, однако исцеление требовало энергии. Исцеляясь, тело ее пожирает само себя; если она избежит смерти, за жизнь придется заплатить адскую цену.

А потом за спиной Кейт затрещал огонь, ноздрей ее достигла первая струйка дыма. Чародейский огонь нельзя остановить дождем, живым и сырым деревом, сильным ветром. Он истребит все на своем пути, образовав в лесу идеально круглое пожарище, и прекратится, только когда иссякнет энергия, которую Хасмаль вложил в свой огонь. И гореть он будет сильнее обычного, уничтожая высокое дерево за считанные мгновения. Если она не успеет убраться с его пути, то также погибнет.

Совсем рядом, прямо под нею бурлил ручей. Однако чудовища уже завладели звериными тропками по обе его стороны. Если она хочет уцелеть, ей следует добраться до бухты. А времени почти не осталось.

Зачуяв дым, твари зашевелились и начали принюхиваться… Однако они не знали, в отличие от Кейт, как быстр этот огонь. Охваченная отчаянием, она бросилась прямо в середину полноводного, холодного как лед, с возвышающимися над водой каменными глыбами потока. Течение толкало ее вперед, не давая ногам зацепиться за что-нибудь, отрывая их от опоры, и уносило ее с собой.

Кейт с трудом удерживала голову над водой. Течение оказалось не просто быстрым — смертоносным; обычно не очень бурное, сейчас оно было усилено недавними дождями. Увлекая Кейт вниз, к морю, поток то и дело бросал свою жертву на валуны. После каждого такого дробящего кости столкновения она лишь напоминала себе о том, что сзади приближается худшее.

Течение развернуло ее вперед спиной, прежде чем Кейт полностью накрыло водой. И в этот последний миг она успела заметить, что мир позади нее полыхает ярким, иссиня-белым огнем: стена ослепительного пламени приближалась куда быстрее, чем способен бегать самый быстрый из людей.

Она заметила силуэты чудовищ, обрисовавшиеся на фоне огня.

А потом она ушла под мутную воду, влекомая яростной стремниной головой вперед — в черноту. Задержав дыхание, Кейт прикрыла голову передними лапами, надеясь защититься от ударов о камни, однако течение дергало ее из стороны в сторону, и следующее столкновение оглушило ее. Кейт вдохнула воду и захлебнулась, а играючи несший Карнею поток вновь выбросил ее к поверхности воды. Откашлявшись, Кейт втянула в легкие смешанный с ядовитым дымом, накаленный огнем воздух.

Вскоре ситуация обострилась еще больше. Ручей перешел в водопад, обрушивавшийся с утеса, прежде чем влиться в залив. Течение бросило ее с обрыва в воздух вместе со стремящейся вниз водою. Ощущение падения длилось долю мгновения и вместе с тем целую вечность, а затем ее охватила жуткая боль. Она упала на камни, сверху хлестнула вода, и переломанные конечности и ребра разом объяла нестерпимая мука.

Мгновение, показавшееся ей вечностью, Кейт ощущала только боль, ничего кроме боли, кровь внутри ее тела кипела, а бушевавшее в ней пламя могло бы посрамить чародейский огонь, разрушавший мир вокруг нее.

А потом…

А потом все вокруг исчезло.

Глава 2


Вуаль соединяет все миры, те, что есть, были, и те, которым еще предстоит быть; в ее пределах они существуют одновременно. В ней нет ни времени, ни движения — ничего, только бесконечность, угасающая и непознаваемая. Ветры ее пронизывают миры насквозь, бури ее искажают их, и даже штили ее отбрасывают на них длинные тени.

Целые галактики и отдельные души наравне путешествуют сквозь Вуаль. В ней рождаются звезды, боги и сны… рождаются, живут и умирают. Вуаль — не Рай и не Ад, хотя обитатели несчетных реальностей давали ей и то и другое имя — или же оба сразу, — основывали на своих фантазиях религии и цивилизации или сочиняли разные диковинные истории.

Вуаль… просто существует. Равнодушная, не меняющаяся, неподвластная ничему, она тем не менее многое может предложить тем, кто знает, как достичь ее и воспользоваться ею.

Под покровом Вуали по зову могучего духа собирался Звездный Совет, и члены его мчались навстречу друг другу словно звезды крошечной коллапсирующей галактики — сотни сверкающих бриллиантов, по спирали летящих к центру, что сияет все ярче и ярче.

Дух, созвавший Совет, носил имя Дафриль. Он мечтал о даруемом Вуалью бессмертии, о могуществе бога… и плотском теле. Прежде, полагая, что аватарой его станет Кейт Галвей, дух этот строил свои мысли на женский манер. Теперь ситуация переменилась. Покорность Кейт становилась все более и более сомнительной, и дух сей начал придавать себе мужское обличье. Тысячу лет назад существо это в мужском подобии вместе с друзьями замыслило план, который должен был реализовать все их стремления. И теперь наконец близился миг воплощения их мечтаний.

Обсуждаем вопросы , объявил Дафриль, когда собрались все члены Совета за исключением одной заблудшей души — Луэркаса. Во-первых, мы должны подготовить наши аватары, ибо близок уже час нашего возвращения. Во-вторых, нам надлежит решить, как управиться с силами, восставшими против нас во время нашего отсутствия.

Мы потратили тысячу лет на обсуждение планов нашего возвращения , спокойно проговорил Меллайни. И если мы даже теперь не знаем, что делать, когда же наконец мы сумеем решить это ?

Иногда положение дел меняется в самый последний момент , возразил Дафриль, и этот последний момент как раз настал. Прежде мы могли только гадать о том, каким станет мир ко времени нашего возвращения… Теперь мы знаем, с чем именно имеем дело, и гадать уже не о чем. Кроме того, мы не могли предвидеть предательства одного из нас… И все же приходится предположить, что Луэркас исчез с целью повредить нашим планам.

Я предполагал, что Зеркало разбудит нас, когда люди вновь построят настоящую цивилизацию… вступил в разговор Шаменар, и не могу смириться с теми примитивными условиями, которые господствуют здесь. Даже самый великий из здешних городов немыслимо грязен, сточные воды текут в открытых канавах; мостовые покрыты пометом животных; туши убитой скотины висят на рынках под открытым небом; комнаты освещаются только огнем. А чем они здесь болеют: глисты, фурункулы, риккетсии, фрамбезия… Инфлюэнца, диабет, чума, наконец, и еще куча разных хворей, которым я и названия-то не знаю!

Они невежественны , добавил Тахирин, суеверны, жестоки, склонны к насилию, бесчестны… Как и та короткая, бессмысленная жизнь, которую проживает большинство этих людей. Как будем мы управлять подобным народом?

Впитывая энергию из Вуали, Дафриль светился все ярче, чтобы подбодрить своих собратьев. Таков мир, в котором мы оказались. Таков жребий, выпавший нам. Они построили то, что смогли, — а мы умеем строить лучше. Только мы способны вернуть цивилизацию и ее истинный облик. Мы можем уничтожить их болезни, сделать культурными их города… Мы можем дать им образование, направить по новому пути. Снова вырастут наши белые города, и мы будем передвигаться по их улицам в летающих повозках, дышать ароматным воздухом, наслаждаться самыми дивными яствами.

Ветер снова закачает белые колокола, зажурчат сотни тысяч фонтанов, освежая воздух, холодные лампы осветят самые темные закоулки. Вспомните все, что мы делали в прежние времена, и поверьте, что мы сумеем вновь обрести все утраченное.

Хотелось бы мне ощущать подобную уверенность , проговорил Веррис.

Дафриль улавливал их страх. Позади осталась целая тысяча лет, отданных пассивному ожиданию, и время это отягощало их теперь. За тысячелетие его народ успел привыкнуть к ограничениям, налагаемым бестелесностью, научился бояться перемен, опасности, вызова. Теперь их ждало и то, и другое, и третье, и Дафриль видел во многих своих собратьях желание оставить все, как есть… чувствовал в них боязнь неизвестности. Подобные опасения тревожили и его самого, в какой-то мере Дафриль так же успел ощутить желание покоя, невзирая на алчную ненасытность, оставленную ему прежней жизнью.

Впрочем, жизнь для него была игрой, в которую стоило сыграть еще раз.

Калимекку населяют свыше миллиона людей , напомнил он своим сподвижникам. И тем не менее город ширится день ото дня. Цивилизовать миллион душ куда проще, чем сотню, — потому что имеешь возможность работать сразу с большим числом людей. Мы… обложим их налогом. Мы установим честный налог для каждого обитателя города. А за это одарим этих людей превосходными вещами, которые они не способны создать самостоятельно — из-за отсутствия таланта, интеллекта, воображения, честолюбия, наконец. Мы обретем свой цивилизованный город, а они — возможность вести здоровую жизнь в мире, покончившем с войнами, голодом, инфекционными заболеваниями. Что может быть разумнее этого?

Хорошо. Пусть будет так , ответил Сартриг. Действительно, разве кто-нибудь станет возражать, если мы сделаем более легкой их жизнь ? Кроме, конечно, Соландера и его Соколов. И — очевидно — Луэркаса.

Дафриль почуял в его словах дуновение истины. Соландер, тысячу лет назад полностью уничтоживший результаты всех их трудов, каким-то образом сумел воплотиться. Он отыскал себе новое тело… немыслимое тело, выкованное в пламени черной магии, закаленное чарами, как огонь закаляет сталь… тело, достойное бессмертия. Соландер еще не родился, но и сам он и его чудесное тело уже предвкушали борьбу… наблюдая и строя планы против его народа — в защиту грязи, беспорядка и хаоса. С Соландером необходимо разобраться как можно скорее. Что же касается Луэркаса…

Две тысячи лет назад Луэркас был ближайшим и самым могущественным союзником Дафриля. Он был другом и единомышленником; он разделял мечты Дафриля о прекрасном белом городе и бессмертии, длящемся в окружении красот, роскоши и шедевров искусства; вместе с Дафрилем он боролся, пытаясь спасти собратьев-сподвижников, когда все их старания в конце концов пошли насмарку. Но когда Зеркало Душ разбудило наконец почивавших в его Кладезе и выпустило их на свободу — в Вуаль, Луэркас исчез. Предоставив тем самым Дафрилю возможность гадать, что означает подобное отсутствие… сожрала ли душу Луэркаса одна из этих уродливых и холодных тварей, что охотились между мирами, или же какая-то неведомая обида заставила его предать интересы Звездного Совета. Он не мог поверить в то, что Луэркас, самый осторожный и терпеливый среди прочих, мог проявить беспечность и попасть кому-нибудь в зубы. А значит, оставалось… предательство.

Огонек духа Сартрига побледнел, когда старший советник выплыл вперед. У меня возникли сложности. Я выбрал для себя чудесную аватару — молодого Волка по имени Ри Сабир — могущественного, хорошо воспитанного молодого человека, обученного магии и обладающего телом, форму которому придали чары. Однако он умеет защищаться и закрываться и при любой возможности сопротивляется моему прямому воздействию. Пока он еще верит в то, что я — дух его покойного брата, и по крайней мере прислушивается к моим советам, но он силен и непокорен, и я не уверен в том, что, когда придет время, сумею одолеть чары… И повести его в нужную нам сторону.

Дафриль угадывал, страх в словах Сартрига, и отголоски этого чувства сотрясли его самого. Мужчины и женщины, жившие в этом новом пространстве и времени, не были целиком людьми, являя собой интересный побочный результат воздействия оружия, примененного в последней стычке его народа с Соколами. Он подозревал, что тысячу лет назад ему и его друзьям лишь немного не хватило времени, чтобы успеть воочию лицезреть первые плоды этого побочного эффекта. За протекшую тысячу лет преображенные люди — те, кого калимекканцы называли Шрамоносцами, — приобрели самые разнообразные обличья; в своей прошлой жизни он просто не мог представить себе подобных образчиков. Выбранная им для себя аватара, молодая женщина по имени Кейт Галвей, особа крепкая, молодая и знатная, имела весьма интересное свойство. Она была оборотнем, и дар сей Дафриль находил бесподобным. Она пользовалась общей симпатией, имела нужные связи в правящей верхушке Калимекки и некоторое время охотно — даже со рвением — выслушивала его советы, полагая, что имеет дело с давно почившей пра — и так далее бабушкой.

Однако в последние недели она сделалась подозрительной, — после того как познакомилась с человеком, научившим ее некоторым магическим приемам, а среди них и умению защищаться от его воздействия.

Поэтому Дафриль был вынужден подыскать дублера этой предпочтительной аватаре. Конечно, Кейт — роскошная зверушка, однако приходится считаться с возможностью того, что, когда настанет великий момент, он не сумеет до нее добраться. Посему он остановил свой выбор на еще одном великолепном оборотне — могущественном чародее, имевшем полезных друзей и столь же прекрасном, как и Кейт. Однако, увы, не столь молодом. И к тому же он не был женщиной, а идея женственности давно пленяла Дафриля. Кроме того, этот чародей-Волк нажил себе много врагов. Однако Дафриль решил, что сумеет справиться с недостатками Криспина Сабира, если с Кейт ничего не получится.

Особенно интересным, с точки зрения Дафриля, являлся один немаловажный факт, хотя как использовать его, пока оставалось неясным. Дело было в том, что Криспин приходился отцом тому существу, в чьем теле ныне обитал Соландер, и Дафриль ощущал в нем слабый резонанс, вызванный этим отцовством. Он понимал, что если отыщет способ воспользоваться подобной информацией, то и враг его также может найти ей применение… если будет знать. Если же нет, ну что ж, тем лучше… в любом случае это надо иметь в виду.

Кстати, и выбранная Сартригом аватара также принадлежала к числу редких в этом мире оборотней. Тело, способное менять обличье, сулило соблазнительные перспективы, однако помимо возможностей, обещало в этом мире и немало проблем. Подготовь замену , предложил он Сартригу. И советую каждому из вас обзавестись хотя бы одним дублером. Когда Зеркало извергнет нас в мир через Кладезь душ, мы будем располагать всего лишь мигом, чтобы достичь наших аватар. Если аватара кого-нибудь из вас окажется в этот момент вне пределов воздействия Зеркала или почему-либо окажется закрытой для проникновения, то допустивший такую оплошность будет отброшен назад в Вуаль и навеки разлучен с нами.

В молчании, последовавшем за этим предостережением, чувствовался страх.

Кто-то из задних рядов собравшихся Советников наконец нарушил тишину, сменив тему. Тогда обратимся к другим проблемам, поговорим о Луэркасе и Соландере с его приспешниками.

Дафриль на мгновение задумался. Серьезные проблемы; впрочем, мне кажется, что Соландер сейчас представляет небольшую опасность. К тому же однажды мы уже победили его. И хотя он снова воплотился, и тело действительно принадлежит ему, чтобы по-настоящему завладеть им, Соландеру еще нужно родиться. Он будет младенцем, потом подростком, и пока он остается беспомощным, у нас будет время как следует подготовиться. Мы знаем о его присутствии в этом мире — как и о его последователях… Они не представляют серьезной опасности для нас. Другое дело Луэркас. Мы вынуждены признать, что если он в очередной раз не отвечает на наш призыв, прячась от нас, это лишь повышает вероятность того, что он злоумышляет против нас. Меня отнюдь не утешает тот факт, что он один, а нас много, ибо мы не можем надеяться на то, что он действительно пребывает в одиночестве, так как он всегда умел находить союзников в самых неожиданных местах.

Мы намеревались проявить милосердие, дать Луэркасу шанс вновь присоединиться к нам , продолжил Дафриль, ведь именно так подобает относиться к тем, кого мы любим и считаем друзьями. Но увы, как это ни прискорбно, я вынужден теперь признать, что те из вас, кто настаивал на его уничтожении, были все-таки правы. Когда будете искать его, объединяйтесь для этого в группы — чтобы он не уничтожил поодиночке тех, кто обнаружит его. Он стар и умен… Кроме того, в прежнем мире ему доводилось встречаться с таким, чего большинство из вас просто не в состоянии представить. Когда найдете его, не пытайтесь разговаривать с ним, не позволяйте ему заметить ваше присутствие. Уничтожьте его. Ибо если вы этого не сделаете, он сам погубит вас.

Глава 3


Нос «Сокровища ветра» рассекал высокие волны — корабль направлялся на юг вдоль не нанесенного на карту берега Северной Новтерры. Ри Сабир стоял прислонясь к плавно изгибающейся стенке каюты и хмуро рассматривал через иллюминатор зубастую черную гряду на горизонте, ощущая, как ужас заполняет его нутро. Кейт попала в беду. Связующая их невидимая нить — неясной природы, необъяснимого свойства — еще мгновение назад доносила до него ее страх, ярость, боль… а теперь она вдруг оборвалась. И исчезновение этой зыбкой связи было самым худшим, что вообще могло случиться.

Повернувшись к своим лейтенантам, он сказал:

— Я еще не говорил об этом, поскольку не было необходимости.

Все пятеро его подручных, являвшихся к тому же лучшими его Друзьями, собрались в крошечной каюте. Дверь они заперли на засов и теперь в тесноте жались друг к другу, сидя на двух нижних койках.

Янф, ради такого случая облачившийся в черные шелковые брюки и черную же шелковую рубашку и перехвативший свои длинные светлые волосы лентой того же цвета, выразил общее мнение:

— Увы, боюсь, такая необходимость приспела. Каждый раз, когда кто-либо из нас заводил речь об обратном пути, ты умолкал. Или отворачивался, прекращая разговор, или менял тему, или принимался осмеивать саму мысль о возвращении в Калимекку. А еще говорил нам, что рассчитываешь вернуться с невестой из Семейства Галвеев. С нашей точки зрения, подобная затея требует составления плана — или хотя бы серьезного обдумывания.

Трев, Джейм, Валард и Карил согласно закивали.

— Ты скрываешь от нас проблему, — продолжил Янф, — и это тревожит нас. Мы решили добиться от тебя правды, чего бы нам это ни стоило.

Он закончил свою речь, побагровев, и вертикальные шрамы на его щеках стали похожи на две полоски белой краски.

Именно этого мгновения и боялся Ри… мгновения, когда больше нельзя будет уходить от ответов на вопросы друзей, мгновения, когда и самому придется повернуться лицом к реальности. До этого момента он прятал свое беспокойство о Кейт подальше от себя самого — оставляя все тревоги на потом. Чтобы вернуться к ним, когда будет улажено куда более неотложное дело.

— Не важно, что ты принадлежишь к основной линии в Семье, а мы нет. Не важно, что Трев вообще из дальней родни, — проговорил Джейм. — Мы хотим узнать, что ты скрываешь от нас, прежде чем выйдем отсюда, или же мы не выйдем отсюда никогда.

Янф мог сказать такое из гнева. Такой уж у него был нрав. Но остывал он столь же быстро, как и вспыхивал. Если бы в каюте помимо самого Ри находился только Янф, вне сомнения, можно было бы избежать откровенности, которой добивались от него друзья.

Но Джейм никогда и ничего не решал быстро. Он взвешивал, обдумывал, спорил с собой, и когда все наконец решали, что он уже не скажет ни да, ни нет… вот тогда-то он без всякого предупреждения начинал излагать собственное мнение. И когда Джейм высказывал его, ничто не могло более смутить его. Решив, что он должен знать истину, Джейм готов был умереть, только бы докопаться до нее и заставить Ри склониться к его собственной точке зрения. Когда заговорил Джейм, Ри понял, что все его отговорки можно выбросить за окно.

Эти люди были его друзьями уже много лет, однако, заглянув им сейчас в глаза, он не увидел там ни капельки тепла, ни малейшей готовности рассмеяться и отказаться от расспросов. Ри чувствовал, что страх и гнев начинают овладевать друзьями, и понимал, что пора наконец пожинать плоды собственной скрытности. Он просто не знал, как приступить к разговору.

— Моя мать… — начал Ри и сразу же смолк.

Они выжидательно глядели на него. Ри сглотнул, ощущая стыд.

— В день нашего отплытия я отправился к ней, чтобы сказать о том, что покидаю Калимекку. Все вы уже находились на корабле и ожидали меня. Однако она отказалась отпустить меня. После всех смертей… — Он закрыл глаза, припоминая ту жесткую стычку с некогда прекрасной, а теперь лежащей в постели матерью, до неузнаваемости искалеченной побочными эффектами неудачного магического нападения его Семьи на Галвеев. — Она не хотела слышать никаких доводов. И настаивала на том, что, поскольку мой отец погиб, я должен взять на себя главенство над Волками; я отказался, сказав ей, что направляюсь на поиски Кейт. Она пришла в ярость и спросила, все ли вы будете сопровождать меня. Я ответил, что отплываю один… и что вы все погибли.

На лицах его спутников проступили потрясение и ужас, и он потупился, не в силах смотреть им в глаза.

— Ты сказал ей, что мы мертвы? — Карил, кузен Ри, откинулся к стенке каюты, закрыв лицо руками. — Мертвы? Ты… Идиот!

— Я опасался, что она начнет мстить вашим семьям, если узнает, что вы оказали мне поддержку.

Янф побледнел настолько, что шрамы на его лице сделались незаметными.

— Мертвы. И чего ты добился с помощью подобного утверждения?

— Я сказал ей, что вы погибли как герои… сражаясь с Галвеями в их Доме. — Ри пожал плечами. — Тогда эта мысль казалась мне неплохой.

Слова эти заставили его спутников вздрогнуть.

Они имеют право сомневаться в этом, сказал себе Ри, не смея даже припомнить, сколько раз он убеждал себя подобным образом. Многие из его прежних ошибок поначалу казались ему неплохими идеями.

Защищаясь от их нападок, он продолжил:

— Ваши семейства теперь в чести. Высокой чести. Трев, твоих сестер познакомят с Сабирами Первого Ранга, когда девочки достигнут брачного возраста… у них появится возможность получить любой титул — вплоть до параглезы. Валард, твои брат и отец наверняка уже возведены в сан парата. И вы трое… ваши родные, безусловно, также стали паратами. И все они, несомненно, останутся в живых, а ведь если бы моя мать заподозрила, что и вы участвуете в обмане, их головы уже украшали бы городские стены.

Скрестив руки на груди, Валард ожег Ри взглядом своих зеленых глаз.

— Это уже слишком. Неужели тебе еще мало неприятностей? Потом, хотя мы мертвы и никогда не сможем вернуться домой, ты-то сам явишься назад героем, так?

Валард всегда был готов ради Ри на все, что угодно, однако в тот миг казалось, что и ему все происходящее чересчур не по душе.

— Либо мы все вернемся назад героями, либо никто из нас не увидит дома. Насколько мне известно, меня также считают покойником, как и вас.

Эта новость заставила его товарищей призадуматься.

— Значит, они и тебя считают покойником? И как же ты сумел это устроить? И зачем?

— Я подстроил сцену убийства… как будто меня убила Адская Тройка, узнавшая, что я собираюсь претендовать на главенство среди Волков. Таким образом я намеревался убедить собственную мать в том, что подчинился ее приказу, выполняя данное ей обещание. Видите ли, она сказала мне, что если я не останусь и не предъявлю претензий на место главы Волков, то она объявит меня барзанном ! Однако она не подумала о том, что если я и впрямь останусь и попытаюсь претендовать на власть, то Адская Тройка действительно убьет меня. А быть покойником лишь официально куда лучше, чем стать им на самом деле. И куда лучше, чем сделаться барзанном .

Друзья его были ошеломлены.

— Твоя собственная мать собиралась объявить тебя…

— Барзанном

— Клянусь собственной душой…

— Если бы она знала, что вы живы и помогаете мне, то — вне сомнения — объявила бы барзаннами и вас. — Он поглядел им в глаза. — И вашим семьям пришлось бы куда хуже.

— Наверняка.

Пятеро его спутников согласно кивали, готовые взять свои обвинения назад.

— Мне очень жаль, — сказал Ри. — Я никогда не имел желания вовлекать вас в подобные неприятности. Я просто не мог предположить, во что мне обойдутся стройные ножки Кейт Галвей.

Лейтенанты переглядывались, пожимая плечами, и вновь обращали взоры к нему. Джейм промолвил:

— Ошибок не делает лишь тот, кто знает будущее. Но это уже не человек. Это бог.

Янф медленно качнул головой, а потом ухмыльнулся: — Правильно. А ты только воображаешь себя богом.

— Так вы не испытываете ко мне ненависти? — спросил Ри. Валард вздохнул:

— Пока еще нет. Придумай способ, как нам стать героями, чтобы вернуться домой, и мы простим тебе все.

Карил медленно растянул губы в улыбке.

— Или хотя бы найди для нас остров, населенный прелестными девицами, годящимися в жены, и назначь нас паратами. Располагая красоткой женой, собственной землей — и в придачу наслаждаясь хорошим климатом, — я прощу и забуду все, что угодно.

— Тебе это и в самом деле необходимо? — Теперь уже улыбался сам Ри. — Неужели вам, пятерым, мало того, что все мы живы и здоровы?

Янф потянул рубашку на груди, разглаживая шелк. Не сочтя нужным поднять взгляд, он негромко проговорил:

— Мы прекрасно знаем тебя. И уверены в том, что за время, оставшееся до прибытия в ближайшую тихую гавань, ты сделаешь все возможное, чтобы все мы погибли. Включая тебя самого.

Сказав это, он поглядел на Ри веселыми глазами.

— И мы требуем лишь умеренной компенсации за то пекло, в которое ты нас, без сомнения, потащишь.

Ри решил поведать друзьям все, что было известно ему самому — скрыв от них лишь способ, которым он получил эту информацию. Он полагал, что имеет полное право умолчать о том, что дух его покойного брата пересек границу Вуали, чтобы предложить ему совет и попросить помощи.

— Используя магию, я узнал, что Кейт разыскивает предмет, способный возвращать мертвых к жизни. Я намереваюсь привезти ее домой в качестве своей жены… Но мы также привезем с собой и этот предмет и все прочие чудеса, которые обнаружим в найденном ею городе Древних. Располагая целым кораблем, заполненным подобными сокровищами, и, главное, тем предметом, моя мать сумеет оживить отца, и тот, как и прежде, возглавит Волков. Потом она также вернет к жизни и моего старшего брата. И мы станем героями. А сам он избежит таким образом той тайной жизни, полной черной магии и интриг, которую уготовила для него мать.

Янф нахмурился.

— Мне кажется, ты мог бы рассказать нам об этом пораньше, чтобы мы поняли, что заинтересованы в поисках Кейт не меньше, чем ты сам.

— Я не знал, отыщет ли она этот город, а с ним и Зеркало Душ… Зачем было вселять в вас надежду, если для нее не имелось еще оснований. Или уж, кстати, зачем рассказывать вам о том, насколько плохи дела, если их еще можно поправить.

Потом, увидев глазами Кейт руины и предмет, очевидно, являющийся Зеркалом, я понял, что могу рассказать вам и о грозящих опасностях, и о той выгоде, на которую мы можем рассчитывать. К тому же, пока мы здесь добываем себе славу героев, ваши семьи находятся в безопасности.

Ри не знал, жива ли сейчас Кейт, и не хотел говорить о своих опасениях друзьям. Возможно, он и в самом деле напрасно затащил их на край света: необъяснимая связь между ним и Кейт оказалась разорвана — как если бы не существовала вовсе. Он плыл за этой девушкой через весь океан и не мог теперь объяснить себе самому причины столь безумного поступка. Он отказался от своего имени, от Семьи, от будущего ради той, что принадлежала к роду Кровных врагов Сабиров… ради женщины, которую он и видел-то всего лишь раз… да и то — в темном переулке, в окружении трупов тех, кто хотел убить ее. Он не знал, любит ли она его. Ясно только одно: у нее были все причины не доверять ему, и более того — ненавидеть его.

А теперь он даже не знал, жива ли она.

Ри поглядел в иллюминатор. Кейт находилась где-то там — впереди. И он готов был отдать все, что угодно, лишь бы убедиться в том, что она не погибла.

Глава 4


Имогена Сабир велела передвинуть ее кресло так, чтобы на нее падали лучи солнечного света, льющегося через высокое окно кабинета. Видеть свет она не могла, но ощущала его; после нападения на Галвеев, когда ревхах — магическая отдача… сила противодействия, возникающего при использовании магии, — едва не уничтожил ее, кости Имогены постоянно требовали тепла.

Перед ней стоял Изыскатель Маллорен, и отнюдь не в позе глубочайшей покорности, естественной, когда столь ничтожная личность предстает перед персоной, обладающей подобным статусом. Он принимал ее слепоту за неспособность видеть , допуская тем самым ошибку, за которую она еще заставит его заплатить. Обостренными чувствами Карнеи и ведьмы она могла определить не только его позу, но также и то, что он думал о ней и ее иллюзорной беспомощности, а ее тонкий нюх позволил ей подметить его секрет, тщательно скрываемый этим ничтожеством от всех прочих; эту его тайну она могла использовать в будущем, угрожая ему разоблачением. Имогена была уверена, что таким образом сумеет добиться от него рабской покорности.

Она решила, что поиграет с Изыскателем, когда будет располагать временем для развлечений.

А пока она слушала его последний отчет.

— …до сих пор мне не удавалось обнаружить в порту кого-нибудь из очевидцев. Мне пришлось заплатить уйму денег людям, которые могли вывести меня на тех, кто находился там в то время. Это было трудно…

— Если бы ты ничего не нашел, — перебила его Имогена, — то не стоял бы сейчас передо мной, рассчитывая на оплату. Я уже знаю, что мой сын жив. Подстроенная Криспином оскорбительная сценка доказала это с достаточной очевидностью, и я хочу только знать все подробности.

— Н-ну… да… но мне хотелось, чтобы вы знали, с каким усердием…

— Твои личные сложности меня не волнуют. В отличие от полученных тобой результатов. Я плачу тебе за них — с учетом расходов, потребовавшихся для достижения цели. Если ты хочешь, чтобы я оплачивала еще и драматическую манеру изложения, можешь подыскать себе деятельность другого рода.

Она почувствовала, что собеседник ее покраснел — и от унижения, вызванного подобным обращением, и от того, что с унижением этим приходилось смиряться, и от гнева, поскольку ему запрещали знакомить ее со своей повестью в излюбленной манере. Еще она поняла, что он разочарован. Безусловно, Изыскатель рассчитывал получить премиальные, описывая ей, скольких трудов ему стоило добыть нужные факты.

Она улыбнулась и почувствовала, как он отшатнулся. И это тоже позабавило Имогену. Хотелось бы ей увидеть собственными глазами, во что превратила ее катастрофа. Ощупывая свое лицо и угадывая реакцию окружающих, она уже успела понять, что от человека в ней почти ничего не осталось. Можно было предположить, что она сделалась уродиной; однако видеть себя в зеркале Имогена не могла и в своей памяти оставалась столь же прекрасной, какой была в тот день, когда случилось несчастье и когда она потеряла зрение. Собственное уродство не пугало ее. Красота исполнила свою роль и была отнята у нее. Она уже успела подметить, что ужас принуждает людей к повиновению не хуже, чем былая ее краса.

Изыскатель продолжил:

— Да. Конечно. Я не могу подтвердить имена, поскольку интересовавшие меня лица проявили немалое усердие, уклоняясь от любых регистрации — и тщательно оберегая свое инкогнито. Как ни странно, именно эта осторожность в конце концов и навела меня на след. В ту ночь, когда исчез ваш предположительно убитый сын, пятеро молодых людей провели большую часть стоянок Дард и Телт в портовой таверне под названием «Отдых огнеглотателя», коротая время за выпивкой, игрой в псов и коршунов, а также в кости, и в спорах друг с другом, в ходе которых они бились об заклад. Очевидно, они принадлежали к верхам общества — четверо не скрывали мечей, а пятый был вооружен двумя длинными кинжалами. Все были отлично одеты. По описанию очевидцев, среди них был высокий и стройный блондин со шрамами на лице… О нем говорили, что этот хвастун и сноб был одет исключительно в дорогие шелка; другой, пониже ростом, носил заплетенные в косичку длинные волосы и показался очевидцам человеком более спокойным. И вдумчивым. Работающая в этом заведении шлюшка сказала, что посидела у него на коленях и попыталась уговорить подняться с нею наверх, однако он отказался, хотя она и почувствовала, что пробудила в нем интерес. Он сказал ей, что ждет друга, и когда тот появится, им придется немедленно уйти. Объяснять ей, кто этот друг и куда они собираются, он не стал… Причем проявил при этом такую непреклонность, что девка хорошо запомнила его. Называл он себя Паратом Бейджером.

— Парат Бейджер, надо же… — восхитилась Имогена против собственного желания. — Парат Бейджер… А скажи мне, не носили ли его друзья имена Соин, Чиджер, Торхет и, может быть, Фардж?

Слова Имогены поразили Изыскателя.

— Откуда вы узнали? Нет, о Торхете никто не упоминал, но Чиджер и Фардж там были. Еще один носил имя Рубджият.

— Мальчишки получили классическое образование. Бейджер — это «бог зелени» из классических мифов древней Иберы, тогда она еще называлась Вейс Трароин, включала в себя значительную часть нынешней Стрифии и входила в Касрийскую империю. Чиджер являлся «богом пурпура» в тех же самых мифах. Фарджем назывался «бог синего цвета», а Рубджият считался «богом, цвета не имеющим»… Я удивлена, что кто-то из них воспользовался этим именем.

Имогена поняла, что Изыскатель против собственной воли заинтересован ее словами. Она почувствовала, как он наклонился к ней, как участились его пульс и дыхание.

— Почему?

— Бог, не имеющий цвета, был связан с несчастьем. Я готова предположить, что парни зарезервировали это имя для моего опоздавшего на их встречу сына. В конце концов несчастья — это его специальность.

— Значит, вы уверены, что это были именно они?

— Я бы поставила за это на кон твою жизнь. — Услышав эту милую шутку, Изыскатель напрягся, и она опять улыбнулась. — Но чтобы я не совершила непоправимой ошибки, выкладывай все остальное.

Она услышала, как он сглотнул.

— Как вам угодно. Тот, которого свидетели посчитали самым старшим, был коротко острижен. Шлюшка также припомнила его. Она говорила, что ей показалось, будто он лысеет и потому бреет голову наголо, чтобы скрыть это. Этот был груб с ней; сказал, что не нуждается в услугах девиц такого пошиба. Еще один показался всем удивительно бледным, и двое свидетелей сравнили его лицо с полной луной. Фортуна ему явно благоволила, и он успел выиграть у этих двоих целую кучу денег, прежде чем оставил таверну. О последнем же не упоминал никто, пока я не спросил, уверены ли они в том, что молодых людей было четверо, а не пятеро. Только тогда многие из свидетелей вспомнили пятого, сидевшего за тем же столом.

— Это наверняка Джейм, — предположила Имогена. — Он обладает удивительной способностью оставаться незаметным. Это истинный дар.

— Безусловно, — согласился Изыскатель.

— Ну что ж. — Она защипнула пальцами складку на подоле шелкового платья… привычка эта, выдававшая ее беспокойство, была приобретена Имогеной уже после того, как она потеряла зрение. Прикинув в уме возможные варианты, она сказала: — Ты нашел их. У меня нет в этом сомнений. Но где же они теперь? И что с ними стало?

— Проигравшиеся мужланы проследили их путь до гавани, где все пятеро поднялись на корабль. Названия судна никто не сумел припомнить. Поэтому я обратился к регистрационному Журналу Порта. В ту ночь вышли в море несколько кораблей, поскольку прилив и ветер были благоприятны для плавания. Нужное судно определить сразу не удалось: капитаны указывали только груз и место назначения, и ни один из них не зарегистрировал пассажиров на борту. Однако один из кораблей — «Сокровище ветра» — был записан в портовом журнале как направляющийся в колонии с грузом плодов и древесины. Сведения эти удостоверяла подпись некого К. Петелли. В купеческом регистре никаких Петелли не значится… в списке судовых капитанов присутствуют двое ныне здравствующих Петелли, однако оба они не имеют отношения к этому кораблю, который под погрузку не становился и в колонии не прибывал. Он внесен в регистр Сабиров и является вспомогательным судном, которое находилось в ремонте в сухих доках, вновь было спущено на воду, получило новый экипаж, но, как всем прекрасно известно, так и оставалось с пустыми трюмами. Я по-прежнему не могу доказать, что ваш сын и его друзья отплыли именно на этом судне, но готов поручиться за все корабли, отплывшие в ту ночь… более того, и в последующую неделю. Эти суда отправились именно в том направлении, какое было указано в журнале, и занимались по пути именно тем, чем следовало.

Имогена фыркнула.

— Ну, я сомневаюсь в том, что ты можешь поручиться за каждый корабль. Наши воды кишат пиратами, и кроме того, найдется не одна дюжина кораблей, которыми мог воспользоваться мой сын со своими друзьями. А теперь скажи мне, куда они направились?

— Не знаю. «Сокровище ветра» не заходил ни в одну гавань из тех, чьи журналы доступны мне. Я ожидаю вестей из Колонии Кендер, с берега Прихоти Изыскателя и из поселения на Сабирском Перешейке, однако не надеюсь на положительные результаты. Я могу указать наверняка лишь те места, где их нет.

— Понятно. Значит, ты не можешь сообщить мне то, что я более всего хочу узнать. — Она умолкла, предоставив Изыскателю возможность прочувствовать эти ее слова, обдумать малейшие последствия ее неудовольствия. Затем Имогена изрекла: — Тем не менее ты проявил похвальную дотошность.

Изыскатель вздохнул с облегчением:

— Значит, вы довольны?

Откинувшись на спинку кресла, она ответила:

— Ты убедил меня. А я хотела услышать от тебя убедительные факты. Что же касается удовлетворения… твоя информация едва ли способна вызвать во мне подобное чувство.

Имогена комкала шелковую ткань своего одеяния, вспоминая лицо сына и испытывая желание впиться в него ногтями.

— Ступай. Мне нужно подумать. Мой секретарь оплатит твои услуги.

— Потребуются ли вам новые сведения?

— Если потребуются, — негромко проговорила Имогена, — я знаю, где найти тебя.

Она постаралась, чтобы в словах ее прозвучала угроза. Изыскатель Маллорен бросился вон из ее кабинета, словно жук, вдруг обнаруживший, что миг назад укрывавший его камень исчез неведомо куда, лишив его убежища.

Имогена выждала какое-то время, потребное на то, чтобы Изыскатель убрался из Дома. Эти проныры обоего пола, собиравшие информацию пропитания ради, могли иметь при этом многих покупателей, а Калимекка кишела врагами Имогены, готовыми хорошо заплатить, чтобы ослабить или погубить ее.

Услышав стук наружной двери, она позвонила в колокольчик, вызывая секретаря.

Когда тот вошел в комнату, Имогена сообщила ему:

— Порф, я намереваюсь нанять толкового ассасина. Самого лучшего, какого только можно отыскать. И не связанного контрактом с Семьей. Мне нужен независимый специалист.

Порф молча ожидал продолжения.

— Мне нужно кое-кого наказать. — Параглез Семейства Сабиров — впервые за две сотни лет — лишил Волков права собственного выбора, назначив Криспина главой колдунов Семьи, а Анвина и Эндрю — его помощниками. Возвышение Адской Тройки, получившей теперь власть над нею самой, Имогена могла объяснить исключительно действиями своего сына Ри. Он был виноват в том, что ее почти что заперли в самом дальнем уголке Дома и свели фактически к нулю ее влияние на дела Семьи. А теперь оказывалось, что друзья его отнюдь не герои, погибшие за дело Сабиров в Доме Галвеев, каковыми назвал их Ри в день своей «смерти», а те самые приятели и подручные сына, поддерживавшие его во лжи и измене. Они помогли ему бежать из города и уклониться от исполнения ее воли. — Ри и пятеро его ближайших друзей позволили себе шутку. За мой счет.

— Значит, они живы?

— Благоденствуют. Все шестеро. Притом там, где я не могу до них дотянуться.

— Но вы знаете, где их искать? Вы намереваетесь подослать убийцу именно к ним?

— Ни в коей мере. Сейчас, во всяком случае, я не могу добраться именно до них. Однако парни позволили себе оставить здесь своих родственников, тем самым поставив меня в положение, побуждающее заинтересоваться их семьями. А как родственница одного из этих «героев» я намереваюсь оказать им некоторые знаки внимания.

Имогена усмехнулась и почувствовала, как затрепетал секретарь.

— Значит, убийца…

— Я хочу развлечься. Я хочу, чтобы этот ассасин творчески подошел к задаче уничтожения родственников приятелей моего Ри… пусть убивает их по одному. Посмотрим, скольких нам удастся убрать прежде, чем мальчишки вернутся. Разве моя идея не кажется тебе забавной?

Порф молчал.

Позволив молчанию затянуться, Имогена сама прервала его:

— Порф?

— Именно, парата. Забавной.

Но в голосе его не угадывалось никакого веселья. Бедняга Порф был плохим лжецом.

Глава 5


Вода одновременно тянула Кейт вниз и выталкивала ее на поверхность, а сама она продолжала скользить в недрах этого мира, залитого жидким текучим светом. Вода втекала в ее рот и вытекала из шеи. И хотя это почему-то казалось неправильным, Кейт не могла понять причины. Она костями ощущала грохот прибоя, а кожей следила за движением добычи, — словно бы все ее тело вдруг сделалось глазами и ушами. Боль осталась позади, впереди раскинулась неопределенность. А в настоящем она знала только голод… голод всеобъемлющий, буквально пожиравший ее. Ей было известно, что она состоит не из одного лишь желания насытиться, однако не понимала, откуда у нее эта уверенность, и в данный момент это совершенно не смущало Кейт.

Она развернулась, чуть шевельнув плавниками, и заметила мерцающее серебристое облачко. Короткое движение хвоста послало ее вперед, даже не возмутив воду вокруг. Врезавшись в самую середину облачка, она успела сожрать с дюжину рыб прежде, чем косяк распался, а потом последовала за самой крупной отделившейся от него частью, сберегая энергию и ограничиваясь плавными ударами хвоста. Она охотилась и насыщалась. Когда серебристый косяк совершенно рассеялся и охота сделалась неудобной, она заметила стайку крупных красно-желтых рыб; потом ей попалась еще одна разновидность, после нее — другая. Она избегала тех, кто был сильнее ее и от кого исходило ощущение опасности, — ощутив в воде привкус крови, она поворачивала в сторону.

Она остерегалась сомнений в собственном существовании и не обращала внимания на доводы рассудка, утверждавшего, что она совсем не то, чем себе кажется. Она заглатывала добычу, потому что ощущала себя слабой, избитой, близкой к смерти; и, насыщаясь, обретала силу.

А когда силы вернулись, разум заставил тело признать его власть. Он вернул ей имя, а вместе с ним потоком хлынули воспоминания. Ее звали Кейт.

У нее были друзья, нуждавшиеся в ее помощи.

У нее было дело, которое следовало завершить.

И ей грозили новые неприятности.

Вновь приняв человеческий облик, утомленная, мокрая, нагая, замерзающая, до предела отупевшая и ни на что не обращающая внимания, Кейт тащилась к лагерю. Она не знала, сколько времени отсутствовала, и могла только надеяться на то, что друзья ее будут еще живы, когда она вернется. Начисто сгоревшие заросли, сквозь которые она пробиралась к морю, превратились теперь в слой насквозь мокрого пепла, и руины города Древних возле пожарища как будто обрели новую жизнь… четкие очертания их, казалось, говорили о том, что город этот был покинут жителями совсем недавно.

И посреди этого моря пепла идеальный кружок леса, который Хасмаль сумел уберечь от вызванного заклинанием огня, казался видением Паранны: тяжелые плети вечнозеленых лиан кружевами лежали на кронах деревьев, черневших на фоне серого зимнего неба, а землю ковром покрывала палая листва, еще по-осеннему пестрая, словно все вокруг устлали беззаботно рассыпанные кем-то самоцветы. Лагерь располагался в самом центре этого круглого островка. До Кейт донеслись голоса, шедшие из недр руины, которую они использовали в качестве жилища. Еще она уловила запах смерти и тлена. Она знала, что, войдя внутрь укрытия, узнает плохие новости, однако нос не мог поведать ей, насколько скверными они окажутся. Мешали вялое отупение, свойственное тому состоянию, в котором она находилась, и депрессия, обычно следовавшая за Трансформацией.

Она вошла внутрь.

Скверные новости обрушились на нее уже у входа. Турбен лежал в первой комнате справа, тело его пристроили под укрытием целого участка крыши. Опустившись на колени, Кейт прикоснулась к нему. Труп уже остыл и затвердел: значит, Турбен умер достаточно давно.

Негромкий стон, донесшийся из задней комнаты, привлек к себе внимание Кейт, и она поторопилась туда. Ян и Хасмаль с двух сторон склонились над лежащим Джейти. Тот шевельнулся и застонал снова.

— Только не Джейти, — пробормотала Кейт, научившаяся уважать морехода за верность, присущие ему здравый смысл и отвагу. — Что случилось?

Джейти перевел на нее затуманенный болью взгляд и с трудом улыбнулся.

— Ты вернулась, — проговорил он. — Надеюсь, что боги услышат молитвы капитана и о моем спасении.

— Кейт! — воскликнул Хасмаль. — Ты жива!

Вскочив на ноги, Ян бросился к ней. Подхватил на руки и прижал к себе, не обращая внимания на ее наготу. Он пылко расцеловал Кейт, а потом припал щекой к ее лицу.

— Ах, Кейт, — прошептал он. — Я уже думал, что потерял тебя. — На мгновение опустив ее на землю, Ян взглянул на ее тело и вновь подхватил на руки.

— Девочка, от тебя остались одни кости, — воскликнул он. А потом, опустив ее снова, добавил: — Как ты сумела уцелеть? И где ты была? Я… мы… я утратил всякую надежду еще вчера.

— Сколько времени меня не было?

Хасмаль уже рылся в ее мешке; подавая Кейт чистую рубашку и штаны, он ответил:

— Три дня и две ночи.

— Так долго? — Кейт нахмурилась, пораженная тем, что находилась в Трансформированном состоянии больше одного дня.

— Я была… под водой. Заблудилась. — Она принялась натягивать одежду. — Заблудилась в собственной голове. Я находилась в бухте, но забыла, кем являюсь на самом деле. Я прыгнула в речку, чтобы спастись от… этих тварей и от огня. Это я помню хорошо. Потом я упала вниз — с водопадом… смутно помню, как ударилась о валун на дне. А после этого ничего — до нынешнего утра, когда я вдруг вспомнила собственное имя и осознала, что не мое дело быть рыбой. Не знаю, кем я там была. Тело мое приняло форму, позволившую мне залечить раны и насытиться, и этим я, наверное, и занималась все это время.

На их лицах появилось выражение благоговейного трепета.

— Тебе под силу такое?!

— Однажды мне уже пришлось испытать подобное, — призналась она, — но недолго, меньше, чем одну стоянку. Прыгая с аэрибля в бухту Маракады — в ту ночь, когда мы с тобой познакомились, — она поглядела на Яна, — я ударилась о воду так сильно, что была оглушена, и едва не утонула. Мое тело тогда трансформировалось, хоть и частично, наделив меня жабрами, так что я сумела дышать в воде. Но до тех пор я и не представляла, что могу принимать другой облик, кроме четвероногого зверя.

Хасмаль выглядел задумчивым.

— А теперь я отвечу на твой вопрос. После того как огонь погас, Джейти оказался рядом с тварью, которой ты выпустила кишки. Однако она была еще не совсем мертвой. Она схватила Джейти за ногу и искалечила ее. Мы отняли его у твари и убили ее в конце концов, но…

— Хасмаль ампутировал мне ногу. У него хорошо получилось. Скоро я поправлюсь, — сказал Джейти, и похоже было, что он верит в свои слова, однако Кейт понимала, что он ошибается. Она ощущала запах гниющей крови… Слабый, быть может, еще неуловимый для человеческого носа. Джейти не поправится… никогда. Она бросила короткий взгляд на Хасмаля и заметила пустоту в его глазах. Он тоже знал об этом. Ян поддержал друга:

— Вот увидишь, мы и глазом моргнуть не успеем, а Джейти уже будет помогать нам строить лодку. — Он тоже глядел на нее с тоской. Оба они скрывали от Джейти приближение неминуемой смерти. Пока это еще можно было скрывать.

Кейт опустилась возле лежащего на колени. Заглянула ему в глаза и безмолвно пожелала справиться с гангреной.

— Ты нужен нам, — сказала она тихим голосом, предназначенным лишь для ушей Джейти. — Особенно Яну. Он потерял свой корабль, свой экипаж… все, в чем он прежде был уверен. И ты не должен подвести его.

На лицо Джейти, серое и восковое, вползла чуть заметная улыбка, и голосом еще более тихим, чем у Кейт, он прошептал:

— Я чувствую этот запах. Я знаю… но им приятнее думать, что я ничего не подозреваю. Мы разыгрываем каждый свою роль. — Он погладил Кейт по руке. — Но когда я уйду, капитан потеряет не все. У него останешься ты.

Кейт ответила на улыбку с деланной искренностью, скрывавшей горечь отчаяния. Джейти был необходим Яну. В ближайшее время капитану не обойтись без давнего и верного друга. А в задней части комнаты, общей для всех, находился единственный на свете предмет, способный спасти жизнь Джейти, последнего из оставшихся друзей Яна.

Зеркало Душ испускало неяркий свет, и лучи его, поднимаясь через центр треножника, превращались в сияющую лужицу внутри кольца, расположенного на возвышении. Чтобы найти его в этой забытой и потерянной стране, она пересекла не обрисованные на картах просторы Брежианского океана. Предмет этот создали давно сгинувшие Древние, и, располагая им, она, возможно, имела шанс вернуть к жизни своих погибших родных. Дух ее давно усопшей пра — и так далее бабки Амели Кеншара-Роханнан Драклес утверждал, что убитые родители, братья и сестры, племянники и племянницы могут быть спасены ею. Что они могут вернуться назад… что их можно вернуть… что именно ей выпало вернуть их с помощью этого предмета, который она получила в ужасной борьбе и жуткой ценою.

Однако теперь, располагая Зеркалом, Кейт не знала, что делать… а дух Амели куда-то запропастился и молчал с тех пор, как она решила доставить Зеркало к Возрожденному. Когда экипаж «Кречета» захватил корабль, бросив ее вместе со спутниками на западном берегу Северной Новтерры, она рассчитывала, что Амели непременно объявится, предложит ей кучу советов и поможет вернуться домой. Однако голос покойной болтуньи более не возникал в ее голове, и в душе Кейт крепло тоскливое подозрение — она допустила ошибку.

Кейт не знала, в чем ошиблась: в том ли, что доверилась духу, пославшему ее за Зеркалом, или в том, что игнорировала уверения Амели, когда та заявляла, что если Кейт доставит Зеркало в Калимекку, Возрожденный и нужды его никогда более не потревожат ее. Решение загадки не давалось ей, а дух не отвечал на безмолвные просьбы о помощи.

Амели просто обязана была сказать ей, как с помощью Зеркала вернуть к жизни Турбена и спасти умирающего Джейти. Но бабка молчала, и Зеркало без пользы стояло у дальней стены, поскольку Кейт не смела даже прикоснуться к сияющим надписям на передней четверти ободка… Магические предметы часто оказываются смертоносными. И, не имея точных инструкций, Кейт скорее могла погубить живых, чем спасти ушедших. Воспитанная в Доме Галвеев, полного губительных тайн, Кейт накрепко усвоила, что осторожность является первейшей и высшей из добродетелей.

— Держись, — вновь сказала она, обратившись к Джейти, и взяла его за руку. — Прошу тебя.

Он улыбнулся, и Кейт поднялась, отвернувшись от него. Ян отвел ее в сторону.

— Мне нужно поговорить с тобой, с глазу на глаз.

Она кивнула и следом за капитаном вышла из разрушенного дома. Убедившись, что их уже нельзя заметить из оставленного ими укрытия, он снова обнял ее, прижал к себе и провел рукой по влажным волосам.

— Я думал, что потерял тебя навсегда. И не хочу снова лишиться тебя.

— Мы можем не выйти из этой переделки живыми, — сказала она.

— Я знаю. Возможно, так и будет. Но я знаю, что хочу провести с тобой весь остаток своей жизни. Я люблю тебя, Кейт. Всем сердцем и душой. Я люблю тебя. Я сделаю для тебя все, что угодно…

Приложив пальцы к его губам, она сказала:

— Тс-с, — и привлекла его к себе, моля богов, чтобы он не говорил больше ничего. Погладив его по голове и зажмурив глаза, она изо всех сил пожелала себе суметь избавить его от любви к ней. Она привязалась к нему, однако тех чар, которые вызывали у него эту самую любовь к ней, в себе не ощущала. Во всяком случае, когда речь шла о нем. А может быть, и о ком угодно.

Ян прижимал ее к себе, покачивая из стороны в сторону. Вспомнив, что именно так обнимал ее отец, Кейт на мгновение снова ощутила себя маленькой и уверенной в собственной безопасности. А потом он отстранился от нее, заглянул ей в глаза и попросил:

— Выходи за меня.

И чувство безопасности растаяло без следа. Ян продолжал:

— Мне нечего тебе предложить — кроме себя самого, — но я сумею возвратить все утраченное. Мы вернемся в Калимекку, и ты ни в чем не будешь нуждаться.

Кейт закрыла глаза, отчаянно пытаясь подыскать приемлемое извинение, позволяющее отказать Яну, не слишком задевая его чувства. Предлог тут же нашелся, и она возблагодарила бога, ведающего подобными вещами.

— Я знаю, что нам удастся каким-либо способом вернуться домой. И поэтому не могу принять подобное предложение, не зная, остался ли в живых кто-нибудь из моих родителей.

Она видела, что Ян с пониманием отнесся к ее словам, принимая их как должное: если отец или мать Кейт живы, жениху надлежало обратиться за разрешением к ним, прежде чем спрашивать согласия у девушки. Так было заведено во всех Семьях. Таким образом, она получила отсрочку, что отнюдь не решало проблемы… подобный ответ давал понять, что в случае согласия родителей она также может принять его предложение.

Кейт отвернулась… и в тот же самый миг разум ее ощутил легкое прикосновение… Кто-то смотрел ее глазами на царящее вокруг запустение. Ри Сабир. Сердце ее затрепетало; она ощутила его восторг, облегчение и… почуяла его близость.

Она окружила себя магическим щитом, воспользовавшись тем немногим, чему успел научить ее Хасмаль, и ощущение того, что ее видят, что в нее кто-то вселился , сразу исчезло. Повернувшись снова к Яну, Кейт произнесла:

— Близятся неприятности.

Тот горько усмехнулся.

— Мы остались вчетвером на краю света; быть может, других людей на континенте вообще нет… а скоро нас останется только трое. — Ян кивнул в сторону руин. — У нас нет никаких припасов, нам пришлось выжечь окрестности, зима не за горами, так что прежде чем сделается получше, нам станет совсем худо.

Прислонившись к стволу дерева, Ян потер глаза костяшками пальцев. И только тут Кейт осознала, какой у него измученный вид.

— Я бы сказал, что неприятности уже здесь.

— Скоро сюда придет корабль.

Ян глядел на нее, не скрывая недоверия. Кейт встретила его взгляд и заметила, как неверие превращается в надежду.

— Корабль? И это плохая новость? Пожалуйста, не забывай сообщать мне все столь же скверные вести.

— Они не намереваются спасать нас. Враг моей Семьи бросился за мной через океан, воспользовавшись… связью, что соединяет нас двоих. Наверное, существование ее объясняется тем, что мы оба являемся Карнеями. Ему нужна я. Что касается тебя, Хасмаля и Джейти… — Кейт нахмурилась. — Я полагаю, что он и его люди примут решение убить вас. Они направляются сюда не за вами, вы для них чужаки, а тот, кого не знаешь, часто может оказаться хуже всякого врага.

Отвернувшись, Ян смотрел на черные вершины вздымавшегося вдали горного хребта.

— Быть может, нам удастся сторговаться с ними. Может быть, они позволят нам отработать свое возвращение. Быть может, мы сумеем чем-нибудь помочь тебе и таким образом посодействовать себе самим. — Он глянул на нее через плечо. — Так о ком же из врагов твоей Семьи мы говорим? О Доктиираках? Или Масшэнках?

— О Сабирах, — коротко ответила Кейт.

Ян задумался.

— О Сабирах. Это скверно. Или может оказаться скверным. Мои отношения с Сабирами сложились неудачно. При всех моих достоинствах штурмана, рулевого — не знаю, кто может понадобиться им на корабле, — если Сабиры узнают меня, то моей помощью они уж точно не воспользуются. — Вздохнув, он окинул взглядом выжженную землю. — Жаль, что мы не узнали пораньше о появлении Сабиров. Можно было бы подготовиться. Построить укрепления, изготовить кое-какое оружие…

Ян нахмурился и пожал плечами.

— Что ж, этого уже не исправить. — Он облизнул губы и спросил: — А ты не знаешь, кто именно из Сабиров преследует тебя?

Вопрос этот был задан достаточно небрежным тоном, однако Кейт ясно слышала в его голосе скрытую напряженность.

— Я знаю лишь одного. Это Ри Сабир. Там могут быть и другие, но из всех них лишь он один, — кровь отхлынула от лица Яна, пока она произносила эти слова, — соединен со мной. Ян? В чем дело?

— Ри? — прошептал он. — Ри Сабир?

Кейт кивнула.

— Ты знаешь его?

Ян долго молчал. А потом на Кейт посмотрел уже совершенно другой человек. Холодный. Смертельно опасный. Полный ненависти.

— Я знаю его, — ответил Ян. — Нам придется потрудиться. Мы должны захватить этот корабль, а для этого придется победить его .

— Втроем против целого экипажа? Мы не сумеем захватить корабль силой.

Опустив обе руки на плечи Кейт, Ян посмотрел ей в глаза.

— Если мы с Ри встретимся, один из нас умрет. Я знаю, что у меня мало шансов убить его. Но если мне придется умереть, я погибну сражаясь.

И отправился прочь, к бухте.

Глядя вослед Яну, Кейт пыталась угадать, какие беды ждут их и что она может сделать, чтобы предотвратить несчастье. Она вспомнила все известные ей истории, случаи, когда слабый побеждал сильного. Давным-давно один из прославленных деятелей прошлого, попав в аналогичную ситуацию, сумел выйти из нее живым. В большинстве случаев немногочисленное войско превосходит противника вооружением, как брежиане, победившие орды катомартов, или маренорцы, отразившие захватчиков из Йаста.

Располагая хорошим оружием, имея достаточно времени на подготовку, укрепившись в удобном, защищенном месте, они и втроем могли бы надеяться на успех, решила Кейт. Но не имея таких преимуществ…

Путь к победе существует всегда , писал генерал Талисмартея в своем шедевре, «Книге Волка», если ты готов изменить собственное представление о победе.

По словам Яна, победа означала захват корабля Сабиров и отплытие на нем в Калимекку. Однако она понимала, что даже если они заставят капитана судна подчиняться им, то удержать власть над ним будет чертовски трудно… а если они утратят ее, то погибнут. Но что, если для победы им вовсе не нужно добиваться покорности команды корабля?

Нужно менять собственное представление о победе. Успехом будет их возвращение в Иберу — живыми, свободными, вместе с Зеркалом Душ. Ничего другого им не нужно.

Итак, если захватить корабль и удерживать его в своем распоряжении в течение нескольких месяцев им не под силу, значит, победой следует считать любую форму свободного плавания на нем. Надеяться, что им позволят беспрепятственно подняться на борт корабля, они не могли. Остается вынудить Сабиров к переговорам.

Но как?

И тут ее осенила идея. Ей необходимо будет привлечь Хасмаля и Яна на свою сторону, хотя, судя по реакции на имя Ри, Яну предложение ее придется не по душе. Потом, ей понадобятся вся ее хитрость, умение вести переговоры, немного чар Хасмаля и целая бездна удачи… хотелось бы знать, не помогут ли годы, отданные дипломатической подготовке, нужде одного дня. Закрыв глаза, Кейт вдохнула пахнущий гарью воздух, надеясь, что приобрела тогда именно столько знаний и опыта, сколько ей потребуется в самое ближайшее время.

Глава 6


По прошествии трех дней, в течение которых Ри уже почти уверился в смерти Кейт, крохотные импульсы энергии, связывавшие его с ней, вдруг появились снова. Он не мог понять, что именно отрезало ее от него на эти дни, и не особенно задумывался об этом. Ему достаточно было одной только мысли, что она осталась в живых и — это радовало его еще больше — что она недалеко. А точнее, немыслимо близко.

Когда «Кречет» уплыл, оставив Кейт на этом берегу, Ри видел глазами девушки ее спутников, однако теперь он не знал, удалось ли уцелеть кому-нибудь из них. Он очень хотел еще раз взглянуть на этот город ее глазами, чтобы понять, что именно ждет его в этом дальнем краю, однако она держалась настороженно, укутываясь в свою защитную экранную оболочку, как женщина в шубу зимней порой. Ему приходилось довольствоваться буквально крупицами, вспыхивающими и тут же гаснущими картинками города, и он подозревал, что Кейт прячется от опасностей в той же мере, как и от него самого, однако не мог проникнуть в ее разум и потому не был уверен в собственных догадках.

В тот миг, когда исходящая от нее сила притяжения перестала увлекать его вперед и повернула вбок, к берегу, Ри стоял на носу «Сокровища ветра», озабоченным взглядом изучая береговую линию, тянувшуюся вдоль левого борта корабля. Он не сумел бы объяснить капитану или своим друзьям, каким именно образом он определил, что океан наконец привел их к цели, однако не сомневался в своих ощущениях. Поэтому без промедления он закричал:

— Здесь! Приехали! Высаживаемся в этом месте.

Сквозь смешанный с дымом туман капитан провел корабль в бухту и бросил якорь.

Так Ри впервые увидел место, где находилась Кейт. Омытые дождем руины поднимались на обгорелых холмах и утесах, с трех сторон окружавших бухту. Ни единого деревца, ни единой травинки или колючего куста не было видно на затопившем сушу море черного пепла. Во время путешествий Ри приходилось наблюдать последствия вулканического извержения, и представшая его взгляду картина напоминала именно о такой катастрофе.

Он смотрел на тоскливую панораму и улыбался. Перед ним лежал открытый Кейт город Древних. Подобные руины находили и в Ибере. Однако такого города Древних, который не был бы известен по меньшей мере столетие, который не грабили бы в течение века искатели сокровищ, не могло существовать в другом месте, кроме Новтерры. В этой бухте до «Сокровища ветра» бросал якорь всего лишь один корабль. Даже после пожара он оставался полным чудес: руины, пережившие Войну Чародеев и Тысячелетие Тьмы, были способны выдержать любое пламя.

Где-то здесь покоились осколки древних знаний, забытых человечеством на целое Тысячелетие… осколки знаний, теперь поджидавшие Ри и его спутников. Владея подобными сокровищами, он мог с триумфом вернуться в Калимекку, мог примириться с Семьей и Волками, мог добиться прежнего положения для своих друзей и заставить Семью признать его Галвейку-парату.

Отыскав Кейт, он получит время для исследований города, но для начала нужно доставить девушку в безопасное место. Кейт укрылась в каком-нибудь уголке этих обгорелых руин. Она находилась так близко, что он едва не чуял ее. Страсть… наваждение, заставившее его последовать за нею на край света, преодолевая бури и множество других опасностей, по неизведанным водам, к не нанесенным на карту землям, эта страсть вспыхнула в нем с новой силой. Его кровь, его кости, сама душа его пели, ощущая ее близость.

— Кейт, — прошептал он, — ты будешь в безопасности, мы уже рядом.

На плечо Ри легла рука, и от внезапности он подскочил на месте.

— Люди хотят высадиться на берег, чтобы обследовать руины. — Капитан стоял за его спиной, а Ри даже не услышал, как тот приблизился. Еще никому не удавалось подойти к нему так, чтобы он заблаговременно не почувствовал этого. Но сейчас ум его был слишком занят Кейт, слишком полон волнения. Он должен найти ее, завладеть ею… ну а после этого он сумеет вновь сосредоточиться.

— Нет. Первым на берег сойду я. Один, — проговорил он, улавливая рычащие нотки в собственном голосе. И это смущало Ри.

Единственный раз они с Кейт видели друг друга, находясь в облике Карнеев — в одном из темных переулков Халлеса, рядом с трупами семерых убийц. На сей раз он хотел остаться человеком. Он хотел появиться перед ней в своем человеческом облике… ощутить вкус ее губ, с наслаждением раздеть ее, услышать ее бархатный человеческий голос, шепчущий его имя…

Глубоко дыша, он пытался успокоиться, обуздать неистово прыгающее в груди сердце. Он не пытался утихомирить свое волнение одной силой воли, ибо такая попытка заставила бы томящегося в нем Карнея броситься на прутья своей клетки, выломать их, вырваться на свободу, увлекая за собой и самого Ри. Посему, признав свое желание, голод, учащенное дыхание и продирающий по хребту морозец, Ри ответил Карнею: потом . Потом он удовлетворит все свои нужды и чаяния.

— Я отправлюсь на берег один, — повторил Ри. — Я не хочу отпугнуть Кейт. Если я возьму с собою людей, она может убежать.

— А если она не одна здесь?

Ри вновь поглядел на уродливый обгорелый ландшафт, на почерневшие холмы.

— Я способен управиться со всеми, кто окажется с ней рядом.

Когда два матроса приготовили для него шлюпку, к Ри подошел Янф, впервые, должно быть, за все время путешествия облачившийся в матросский брезент, а не в драматические шелка и кожу.

— Капитан сказал, что ты решил высаживаться на сушу в одиночестве.

— Да, я так решил.

— Ты не сделаешь этого. Я знаю, что ты предполагаешь отыскать там свою ненаглядную, но ты и не представляешь, с чем можешь столкнуться на самом деле. А я не допущу, чтобы тебя убили. Просто потому, что слишком многим обязан тебе.

Ри ожег его яростным взглядом.

— Раз ты обязан мне, значит, выполняй мои желания. А я хочу высадиться на берег один.

— Нет. — Опустив ладонь на рукоять меча, Янф улыбнулся, и улыбка эта была холодна. — Никто не пообещает своему другу помощи в самоубийстве. Ты слышишь меня? Я сойду с тобой на берег и буду охранять там твою спину.

Отвернувшись от Янфа, Ри вцепился в поручень.

— Все бывает впервые только однажды, — сказал он. — И этот первый раз для нас с нею… мы впервые увидим друг друга как мужчину и женщину. Первый раз прикоснемся друг к другу. Впервые мы…

Он закрыл глаза, вызывая из памяти облик Кейт, стоящей наверху башни. Длинные черные волосы ее теребил ветерок. Такой она всегда представлялась ему… с гордо поднятым подбородком, яростно сверкающими глазами… в синем шелковом платье, едва способном укротить ее жизненную силу, ее страсть, мощь ее красоты. Бросившись за ней в эту даль, он не намеревался делить с кем-либо первые мгновения встречи с Кейт.

— Мы знали, что ты будешь сопротивляться и не позволишь всем нам сопровождать тебя, — проговорил Янф, — и посему решили снизойти к твоей слабости. Мы тянули соломинки, и я выиграл. — Ухмыльнувшись, он добавил негромко: — Чтобы выиграть, я сплутовал, но можешь не говорить об этом остальным. Подозреваю, что плутовал не один я. Но я должен был выиграть. Я доверяю собственному мечу и кинжалу куда больше, чем их оружию, а потому решил, что если кому-нибудь из нас необходимо быть рядом с тобою, то этим человеком буду я сам. Вот так. Возможно, ты не хочешь моего общества, но так решили боги.

Так, значит, Янф сплутовал? Наверное, просто обломил в руке незаметно часть соломины, а потом окинул всех остальных свирепым взором, когда они принялись оспаривать жребий… Янф умел делать такие вещи. Что ж, он, Ри, тоже способен на хитрость. Он согласится, без споров покинет корабль, а там сделает то, что считает нужным.

Решив так, Ри вздохнул и сказал:

— Значит, ты преградишь мне путь, если я не соглашусь?

— Да.

— Тогда спускайся в лодку.

Они в молчании гребли к берегу, а потом вытащили шлюпку на сушу. За линией прибоя пять кэйрнов, пять груд камней, отмечали места пяти могил. Одна из них была совсем свежей. Поглядев на них, Ри заметил:

— Лучше остаться возле лодки, чтобы никто не захватил ее. Я хочу быть уверенным в том, что мы сумеем вернуться назад.

— Ты — лжец. — Кривая усмешка исказила лицо Янфа и тут же исчезла. — Если кто-нибудь украдет эту лодку, за нами пришлют любую другую. Но если тебя убьют потому, что я останусь караулить эту посудину, этого уже не поправить. Или ты считаешь иначе?

Ри втянул воздух, принюхиваясь. Пахло гарью и сырой влажной землей, но к этому примешивалось слабое дуновение откуда-то из-за холма, приносившее с собой слабый и желанный запах зелени, живых растений. Ри вдохнул поглубже и, уловив запах готовящейся на костре пищи, ощутил, как рот его наполняется слюной. Аромат еды мешался с запахом горелого дерева и был едва различим, но, закрыв глаза, он сумел почувствовать слабый запах вареных овощей, приправленных перцем и ратхом , аромат жарящегося на оструганной палке мяса и соков, капающих с него в огонь. Запахи доносились с той самой стороны, куда влекло его притяжение Кейт. Она явно ослабила свою экранную защиту. И готовилась к встрече гостей.

Ри радостно улыбнулся. Быть может, она ждала этого момента не менее, чем он сам. Он повернулся к Янфу:

— Неплохо. Можешь следовать за мной. Если сумеешь угнаться.

И он стремительно бросился вверх по склону, ныряя в провалы между голыми руинами мертвого города и сразу оставив изрядное расстояние между собой и Янфом. Будучи Карнеем, он превосходил обычного человека силой и ловкостью и нес в душе отпечаток звериной сущности. К тому времени, когда Ри спустился с первого гребня, и запах пищи сделался еще отчетливее, Янф безнадежно отстал от него.

Конечно же, Янф отправится по оставленным им следам. Но когда он нагонит его, Ри уже встретится с Кейт. И найдет укромное место, чтобы остаться с нею вдвоем.

Обратившись мыслями к Кейт, он бежал по разрушенному городу, а потом перепрыгнул через грязный, вздувшийся ручей. Промчавшись вдоль утеса и обогнув его угол, Ри увидел впереди идеально ровный круг уцелевшей растительности. В центре этого островка вздымались остатки строения, разрушенного менее, чем большинство остальных. А у входа в древнее здание стояла стройная женщина среднего роста, темные глаза ее сияли, а белые зубы сверкали в смущающей душу улыбке. Кейт. Такая, какой он видел ее в мечтах и с помощью своих чар, но ни разу собственными глазами.

Она была — как он и мечтал, воображал, надеялся — одна. Сердце Ри заколотилось в груди, как бьется попавшее в ловушку животное, и он перешел на шаг. Первый раз всегда бывает только однажды. И он хотел, чтобы миг этот запечатлелся в их памяти и они потом могли бы вспоминать его — все последующие, прожитые вместе годы — и вспоминать с радостью. И со страстью. Ри желал, чтобы ждущее их обоих мгновение оставило по себе незабываемые даже в деталях воспоминания.

Он остановился, немного не дойдя до уцелевшего островка растительности, и, стоя посреди грязного пепла, сказал: Встроме элада, Кейт , обратившись к ней с интимнейшим приветствием, принятым среди любовников, хотя оба они, по сути дела, даже не были знакомы.

Встроме элада , что означало: Наши души целуют друг друга . Кейт знала о его приближении. Она собрала все свои силы и сказала себе, что готова к встрече. Но когда Ри Сабир возник перед ней, и она впервые в жизни увидела его в человеческом облике, то едва не заплакала. Он был прекрасен… золотоволосый, высокий, стройный и мускулистый. Взгляд его бледных глаз перенес ее в прошлое — в переулок Халлеса, где они встретились в обличье Карнеев. Запах его застал Кейт врасплох, как было в тот первый раз, когда их пути скрестились. Запах этот казался ей наркотиком; действие его опровергало веления рассудка и воспитания, все, что знала она о правилах, принятых в Семье, о своем собственном месте в ней… испаряло ее решимость следовать тому, что считала она справедливым; запах этот проникал в сердце ее и самое нутро. Кейт ощущала животный голод, снедавший Ри; ощущала готовность его к Трансформации; она вдыхала запах его желания и чувствовала, как ответный пыл наполняет ее жилы.

Ри заговорил, и голос этот был голосом ее мечты; сочный, низкий, гладкий наверху, в глубине своей он таил хрипотцу, едва различимую даже ее слухом. Он сказал, Встроме элада . Если бы она сама могла выбирать слова, которые ему надлежало произнести в этот первый их миг, Кейт не пожелала бы никаких других. Наши души целуют друг друга. Ум ее, тело и душа в унисон говорили ей о том, что перед ней мужчина, о котором она грезила… которого мечтала отыскать… которого, по ее мнению, ей не суждено было найти. Вот она, ее долгожданная любовь, которую Кейт уже не надеялась встретить. В Ри было все, что она хотела получить от мужчины.

И теперь она намеревалась предать его.

И не могла не сделать этого… ради Возрожденного, ради собственной Семьи, ради своих друзей. И, понимая это, Кейт сказала:

— Ты принадлежишь к Сабирам, а я к Галвеям. Мы враги. И души наши никогда не соприкоснутся.

Она лгала и знала, что лжет уже тогда, когда слова только складывались в ее голове, знала прежде, чем они сорвались с ее губ, и поэтому она решила превратить ложь в правду, потому что ложь была благой и правильной, а желание ее — ошибкой. Кейт подпустила в голос нотку пренебрежения. Презрения. Ей без труда удалось найти в себе и пренебрежение, и презрение, однако, хотя Ри это не известно, к нему они не имели никакого отношения. Кейт ненавидела собственную слабость, собственное желание, эту страсть… она презирала себя за то, что может хотеть Сабира — Сабира! — и за то, что пыл этого желания сотрясал все ее тело… Еще она ненавидела себя за эту холодность души, жестокость, бессердечие, позволявшие ей предать его, хотя более всего на свете она хотела сейчас броситься навстречу Ри и заключить его в свои объятия.

Заметив боль в его глазах, Кейт увидела и то, как изменилась поза Ри. Он не опровергал ее слова другими словами, он отрицал их истинность своим телом — распрямив плечи и стиснув кулаки. Он сказал ей:

— Я пришел за тобой, — и в эту фразу вложил всю свою тоску и страсть.

Слезы вскипали в уголках ее глаз. Кейт жаждала Ри так, как жаждал ее он сам; это наваждение одолевало их обоих в равной степени.

— Я знаю. Я хочу… — Слова эти вырвались прежде, чем она успела остановить их, однако Кейт моментально овладела собой. Будучи Карнеей, она не сумела бы, подчиняясь лишь собственным порывам, достичь зрелости в мире, где принадлежность к подобным существам означала верную смерть. Расправив плечи, она дернула головой, прикрыв лицо волосами, и кинула на него яростный взор — она заставила себя вспомнить, что перед нею Сабир, что от рук его родичей приняла смерть ее собственная Семья. Она вспомнила запах горящих тел, вспомнила, как пересмеивались вокруг костра солдаты Сабиров, и заставила себя представить Ри среди них. — Чего я хочу, не имеет значения. Я знала, что ты окажешься здесь. Знала это с того самого дня, когда мы встретились в Халлесе.

— Ты хочешь меня не меньше, чем я тебя, — сказал он. Ри шагнул вперед к ее убежищу, и она, гордо вздернув подбородок, скрестила руки на груди.

— Я не хочу тебя, — объявила Кейт. — Карнея лишь часть меня, а не вся я, и я не хочу тебя.

Он сделал еще шаг, потом другой.

Да простят ее боги, как она хотела его! И как желала, чтобы с ним не случилось ничего плохого. Она не хотела становиться ему врагом.

— В жизни ты куда прекраснее, чем в моих видениях, — сказал Ри.

Кейт судорожно облизнула губы и прошептала:

— И ты тоже.

Здравая часть ее ума смотрела на них обоих, замерших друг перед другом, и вопила в отчаянии. Другая часть ее — та, что поддалась чарам, пусть и против воли, — понимала, что происходящее между ними отнюдь не выходит за рамки возможного в магических сферах. Она ощущала плотское желание, но дело было не только в нем. Она испытывала и любовь к нему, и если бы не ее Семья… но это чувство не было просто любовью. Мир сузился, и остались лишь он и она, и кровь, грохочущая в ушах, и мурашки, бегающие по коже, и внезапная пустота внутри нее.

Ри торопливо подошел к ней, и на мгновение, ожидая его прикосновения, Кейт забыла обо всем. На миг она забыла даже о том, что ей предстояло сделать.

Он опустил руки на ее плечи, и она охнула. Кейт не сумела бы подыскать слов, говорящих о таинстве его прикосновения… о магии идеального сочетания их тел. Тут бы и пропасть ей вместе со всеми ее спутанными мыслями и невыразимыми идеалами.

Однако у горла Ри из ниоткуда возник вдруг нож, а позади него Хасмаль. Приложив ладонь к груди Ри, она сказала:

— Не шевелись.

Глаза Ри округлились, и он застыл. Кейт ощутила дрожь, вдруг сотрясшую все его тело.

— Не шевелись, — негромко повторила она, — или умрешь. Дело не во мне или в тебе, Ри. Речь идет о Галвеях и Сабирах, Волках и Соколах… иначе просто не может быть.

Ян вышел из укрытия созданного для них Хасмалем экрана с улыбкой на устах и мечом в руке. Кейт видела ненависть в его глазах и почти что ощущала ее запах. Чары Хасмаля полностью укрыли обоих ее спутников, спрятав запах, форму, массу, тени, звуки сердцебиений, дыхания и непроизвольных движений. Однако сил его не хватило бы, если бы Кейт не предложила себя в качестве наживки. Оба они оставались полностью невидимыми лишь потому, что Ри обратил все свое внимание к ней.

— Как… — хотел было спросить Ри, но Ян рыкнул:

— Молчи, сукин сын.

Хасмаль более спокойным тоном приказал:

— На колени.

Кейт видела потрясение, разочарование и боль в глазах Ри и стальным усилием воли заставила себя выполнить все, что от нее требовалось. Она предупредила его:

— Не Трансформируйся. Лезвие отравлено рефайлем : ты умрешь прежде, чем успеешь завершить Переход.

Скрежетнув зубами, она прогнала прочь слезы, уже выступившие на ее глазах.

«Мы сами решаем, что получим в этой жизни. Решаем, что нам делать, что говорить. А решив, платим за все установленную цену. Ри и есть та цена, которую я должна заплатить, чтобы доставить Зеркало к Возрожденному, чтобы спасти жизни друзей, чтобы освободить от оков смерти родителей, сестер и братьев и всю Семью».

Ри не сводил с нее глаз, и Кейт через силу наблюдала за тем, что делали с ним Хасмаль и Ян. Вынудив Ри опуститься на колени, они связали его запястья и лодыжки. Кейт заранее объяснила им, как нужно связать пленника, чтобы веревка удержала его даже после Трансформации. Кейт ни на миг не упускала Ри из виду. Она не могла позволить себе такой трусости. И она должна была собственными глазами увидеть плоды своих действий, итоговый результат предложенного ею плана. Она не станет сбавлять цену, которую ей надлежит заплатить.

Ри тоже неотрывно смотрел на нее. Глаза его говорили: Я люблю тебя, пускай ты и предала меня , во взгляде, которым она отвечала ему, нетрудно было прочесть: я тоже люблю тебя, но любовь здесь ни при чем.

Какое-то движение чуть в стороне привлекло внимание Кейт, и она поглядела туда. Губы ее приоткрылись, с них слетел тихий вздох. По скалистому гребню к ним приближался… стараясь не шуметь… да. Она предупредила своих товарищей:

— Он не один. Кто-то пытается зайти к нам в тыл.

Она ощущала запах этого человека — тот не потрудился определить направление ветра, явно не предполагая, что кое у кого чутье может оказаться лучше, чем у него.

Кейт вновь посмотрела на Ри.

— Как его зовут?

Было видно, что тот думает, не солгать ли. Но почти сразу же глаза Ри опустились к застывшему возле его горла отравленному лезвию, и он назвал имя друга.

— Янф! Остановись! — крикнула Кейт. Хасмаль обратился к Ри:

— Молчи. Говорить за тебя мы будем сами.

— Или за твой труп, если ты дашь нам повод, — добавил Ян. — Ну пожалуйста, дай нам его!

Ри чуть изогнул шею и сумел взглянуть вверх краешком глаза. Кейт успела заметить, как простая тревога уступила место истинному потрясению.

— Ян?

— По крайней мере ты не забыл меня. И теперь ситуация изменилась на противоположную, не так ли? Прошло столько лет, и твоя жизнь вдруг оказалась в моих руках. — Стараясь не повышать голос, Ян добавил: — А я поклялся отобрать у тебя жизнь… братец. Ну, готов ли ты умереть сегодня?

Кейт переводила взгляд с одного на другого. Братец? Неужели Ян действительно брат Ри? На мгновение она сомкнула глаза. Как же ее угораздило влюбиться в того брата, с которым она не могла соединиться, и жить с тем братом, которого она не любит, и при этом не знать, что они братья? Можно было бы вопить: совпадение, совпадение… однако откуда здесь взяться случайному совпадению? Боги запустили свои липкие пальцы в ее жизнь и теперь играют ею, как куклой. Веселятся за ее счет. И готовят для нее капканы столь же тщательно, как сама она придумывала ловушку для Ри.

— Какого черта? Чем я мог насолить тебе? — пробормотал Ри.

— Скажи, что не знаешь этого, и увидишь, как быстро я убью тебя. — Ян ткнул его в ребра.

Схватив Яна за руку, Кейт рявкнула:

— Прекрати.

Остановившийся на вершине гребня спутник Ри крикнул им:

— Отпустите его. Чтобы освободить нашего друга, мы перебьем всех вас, если потребуется.

Кейт нерешительно отвела взгляд от Ри и Яна и на время отвлеклась от той странной драмы, что разыгрывалась между ними.

— Не надрывайся попусту, — крикнула она в ответ. — Во-первых, я знаю, что ты здесь один. Во-вторых, нож, приставленный к горлу твоего друга, окунули в рефайль . И если нам не понравится, как ты моргаешь, он умрет прежде, чем ты успеешь опять моргнуть.

Чуточку помедлив, Янф, очевидно, пришел к выводу, что не вправе рассчитывать на победу в такой ситуации.

— Не причиняйте ему вреда. Я слушаю. Говорите, чего вы хотите.

Кейт сказала:

— Возвращайся на свой корабль. Пусть на берег сойдут капитан и парнисса и ждут нас возле могил. Мы будем там.

— Какую гарантию вы даете, что Ри останется в живых, если я оставлю его в вашем обществе?

Кейт ответила:

— Если он погибнет, нам нечего надеяться на успех в переговорах с вами… как и на то, что мы уцелеем в открытом столкновении. Пока он повинуется нам, с ним ничего не случится.

Ян сквозь зубы пробормотал:

— Сегодня во всяком случае.

Участники переговоров стояли на берегу, а волны набегающего прибоя рокотали позади них. Кейт изучала парниссу, юношу с холодными глазами, который, похоже, каждое мгновение досуга посвящал упражнениям в воинских искусствах, и капитана, производившего, напротив, впечатление человека рассудочного и терпеливого. Парнисса был облачен в яркие, зеленые с золотом шелка, с обильно вышитыми священными символами Иберизма: оком бдения, рукой трудолюбия, мечом истины, весами правосудия, девятилепестковым цветком мудрости. Капитан также был пышно разодет в соответствии с рангом: зеленые с серебристым отливом шелка Семьи Сабиров, скроенные по рофетианской моде, на шее тяжелая серебряная цепь с чеканными символами бога Тонна, в бороду и длинные, до плеч, волосы вплетены серебряные бусы. Позади них обоих стоял Янф в шелковой куртке и кожаных брюках, черных, словно облачение палача. Опустив кисть на Рукоять меча, он жег Кейт яростным взором.

Кейт знала, какой кажется им. Тощей девчонкой в поношенных и латаных лохмотьях, в громадных мужских сапогах, снятых с умершего. Она взялась за рукоять своего меча, украшенную гербом Галвеев, усыпанную рубиновыми и ониксовыми кабошонами, расправила плечи и горделиво подняла подбородок. Она не была самозванкой. Девушка шагнула вперед, оставив позади Яна, Хасмаля и стоявшего на коленях Ри.

— Объявляю, что я — Кейт-яринна, дочь Грейс Драклес от Стрехена Галвея. Обладая достоинством обученного дипломата, давшим мне положение янары в Семье Галвей, я изложу дело за всех нас. Мои люди согласны, и слово мое связано клятвой и присягой перед богами Калимекки и Иберы.

Капитан приподнял бровь и тут же спешно подавил удивление, вызванное уверенностью ее речи и правильно произнесенной Формулой, начинающей переговоры.

— Заявляю, что я Медлоо Смеруэль, обладая достоинством капитана корабля «Сокровище ветра», которого достиг по милости и благосклонности Тонна, изложу дело за всех моих людей. Они согласны, и слово мое связано клятвой и присягой перед Тонном и только им одним.

Так было принято среди Рофетиан. Они присягали не богам Иберизма, а одному только рофетианскому богу моря. Впрочем, Кейт была готова принять такую присягу… капитан-рофетианец, которого от дома отделяет целый океан, никогда не позволит себе нарушить клятву.

Парнисса перевел холодный взгляд с капитана на Кейт, развязал черную шелковую веревку, которой было подпоясано его облачение, и протянул ее вперед.

— Я стою между переговаривающимися сторонами. Я служу только богам, ничем не обязан ни той, ни другой стороне, и боги моими глазами проследят за всеми пактами, соглашениями и договорами, заключенными сегодня. Все сказанные передо мною слова сказаны перед богами и имеют силу духовной клятвы.

Кейт протянула правую руку вперед, то же самое сделал и капитан, и парнисса соединил их шнурком, старательно завязав его узлом споров и переговоров.

— Связанные вместе, клянитесь передо мной, что будете вести дела честно — ради общего блага. Тот, кто нарушит клятву, лишится жизни.

Он отступил назад.

— Люди действуют, боги внемлют.

— Люди действуют, боги внемлют, — отозвался капитан.

— Люди действуют, боги внемлют. — Кейт неторопливо вдохнула и еще более медленно выпустила воздух из груди, пытаясь успокоить трепет, возникший внутри нее. Ей предстояли первые в ее жизни дипломатические переговоры, и ставкой в них была ее собственная жизнь и жизни друзей, что само по себе способно повергнуть в ужас любого человека. Кроме того, следовало обеспечить свободный и надежный провоз Зеркала Душ, и от успеха или провала ее миссии зависели судьбы всего мира. Подумав, многим ли младшим, неопытным еще дипломатическим чинам приходилось иметь дело со столь высокими ставками, она решила, что подобная честь выпала лишь ей одной.

Начал капитан.

— Поскольку вы, — он поглядел за ее спину, на стоявшего на коленях Ри и нож у его горла, — называете эту ситуацию переговорами, почему бы вам сразу не выложить, что вам нужно.

— Наши потребности минимальны. Во-первых, нам необходимы услуги вашего лекапевта. Во-вторых, свободное и безопасное плавание на этом корабле для меня и троих моих спутников, нашей собственности и груза до выбранного нами места.

— А именно?

— До Южной Иберы. Например, до гавани Брельста. — Кейт не знала, насколько далеко к югу следует искать ее кузину Даню, но там, где находилась она, пребывал и Возрожденный… и Кейт надлежало явиться туда вместе с Зеркалом. А из Брельста Зеркало нетрудно доставить в любое другое место.

— Ты просишь многого: нам нужно будет изменить курс корабля, нарушить установившийся на судне порядок… новый маршрут влечет за собой новые опасности: риск столкновения с пиратами, бурями, чудовищами и рифами. Что ты предлагаешь взамен?

— Жизнь Ри Сабира.

Капитан усмехнулся.

— Он отправился за моря, чтобы спасти тебя. Если бы он не думал о твоем благополучии, ты не получила бы сейчас возможность выторговывать свои выгоды в обмен на его собственную жизнь.

— Если бы он намеревался спасти всех нас, мне не пришлось бы делать этого вообще.

— Что заставляет тебя испытывать такую уверенность в том, что мы не стали бы спасать всех вас?

— Не надо считать, что я знала о вашем намерении спасти меня. Галвеев и Сабиров не объединяет память о совместном счастливом прошлом… В самом деле, увидев в нашей гавани корабль Сабиров, откуда я могла знать, что вы сочтете моих друзей своими друзьями. Более того, я успела обнаружить, что ваш Сабир и мой капитан являются давними врагами. — Она не стала усложнять ситуацию: боги связали ее с Яном и Ри, боги свели вместе обоих братьев, и она была уверена в том, что боги сейчас держат пари относительно дальнейшего хода событий. Тем не менее усложнять ситуацию дополнительной информацией не имело смысла.

— Честные требования, — ровным голосом сказал капитан. — И какова будет ваша собственность?

Она пожала плечами.

— Постели, скудные пожитки, не украденные мятежниками, и один обнаруженный здесь предмет.

— Зеркало Душ, — произнес Ри.

За словами этими последовал звук оплеухи, затем Ян пригрозил пленнику:

— Еще одно слово, и ты умрешь, — даже если при этом погибнем и мы сами… только сперва спровадим в могилу и тебя, и твоих приятелей.

Явно не поверив Ри, капитан фыркнул, однако парнисса взирал на Кейт округлившимися от изумления глазами.

— Зеркало Душ?

Она не имела права лгать — этого не допускали ни присяга, ни боги, следившие сейчас за ними.

— Да. Мы нашли Зеркало Душ.

На какое-то мгновение Кейт показалось, что парнисса вот-вот рухнет перед нею на колени, однако он сумел взять себя в руки.

— Капитан, — проговорил парнисса, и в голосе его слышался трепет. — Зеркало нельзя отвозить куда-либо, кроме Калимекки. Оно… оно принадлежит…

Он сглотнул с таким усилием, что Кейт увидела, как у него заходил кадык.

— Возле него могут находиться только парниссы. Попав не в те руки, оно может представлять собой чудовищную опасность… в этом предмете заключено больше магического, чем во всем наследии древних Драконов.

Капитан перевел взгляд с парниссы на Кейт.

— Гм-м, — проговорил он. — Похоже, у нас возникла проблема.

Кейт смотрела на парниссу, не веря своим ушам. А потом сказала капитану:

— Парниссы нейтральны . Предлагая тебе направление действий, вообще вмешиваясь в ход переговоров, он нарушает весь процесс и тогда не может больше оставаться арбитром. А без арбитра переговоры невозможны. А если они невозможны, нам придется убить Ри. Ты не можешь пользоваться информацией, полученной от парниссы. Тебе придется забыть о ней.

На миг прикрыв глаза, капитан задумался, а потом вздохнул:

— Терпеть не могу дипломатов. — Потом он перевел взгляд на парниссу: — Лоулас, успокойся и наблюдай. Мы с этой женщиной договоримся без твоей помощи. Дело будет улажено, иначе просто не может быть — только нами обоими.

И тут Кейт заметила нечто, весьма удивившее ее: на губы капитана легла тончайшая тень улыбки и легчайший аромат ее радости коснулся ее чувствительного носа.

— Давай торговаться, — предложил он. Кейт кивнула.

— Ты хочешь безопасного проезда для своих людей и медицинской помощи для одного из них… Полагаю, не присутствующего здесь.

— Да.

— Честное требование. И ради Ри я согласен его исполнить. По рукам?

— Сперва я выслушаю тебя до конца.

— До конца? Ну что ж, слушай. — Улыбка сделалась еще более заметной. Капитан явно чему-то радовался… должно быть, он придумал какую-нибудь хитрость… нашел уловку, позволяющую ему отказаться от выполнения их требований. — Ты хочешь, чтобы мы высадили тебя в Брельсте. Я не могу этого сделать. Когда мы окажемся там, в Кругах Чародеев разгуляются шторма, а Брельст получает удары из четырех Кругов.

Обдумав услышанное, Кейт кивнула:

— Тогда мы обговорим прибытие в другой порт.

Капитан надул губы и фыркнул, став похожим на мордастую рыбину:

— Пфа! Дело не в портах. Вся проблема заключается в Зеркале Душ. То, что я знаю о нем… пугает меня. И принять такую вещь на борт я могу только при соответствующей компенсации.

— Понимаю, — ответила Кейт. — Однако я не могу позволить, чтобы Зеркало Душ находилось у парниссы или было доставлено в Калимекку. Если ты потребуешь этого, мы готовы к смерти.

Капитан усмехнулся.

— Я не рассчитываю, что ты согласишься отдать свой трофей парниссе. Ведь ты переплыла ради него целый океан, не побоявшись жутких напастей.

Кейт кивнула, выжидая.

— Претерпев столько злоключений, ты вправе владеть той вещью, ради которой подвергалась им, так?

Она вновь кивнула, чувствуя, что по доброй воле ступает в ловушку, но по-прежнему не понимая, откуда может исходить опасность.

— Хорошо. — На устах капитана вновь появилась едва заметная улыбка. — Ибо все, что испытала ты ради своего трофея, претерпел и наш парат, отправившийся сюда за тобою. И если ты заслужила свою добычу, значит, и он достоин своей.

Щелк. Ловушка захлопнулась, а сама она уже успела согласиться с капитаном в том, что прутья ее прочны, а использование допустимо.

— Ты хочешь… чтобы я отдалась ему?

— Нет. Я настаиваю лишь на том, чтобы ты обитала в его апартаментах и находилась с ним во время всего обратного пути. За это я обязуюсь доставить тебя с твоими друзьями, как и Ри вместе с его товарищами, а также Зеркало Душ в нейтральную гавань — не в Брельст и не в Калимекку. Я думаю, Гласверри Хала удовлетворит обе стороны. Оказавшись на суше, вы сможете отправиться куда угодно, и если Ри пожелает сопутствовать вам, он имеет на это право. Таким образом я исполню свой долг перед ним и удовлетворю вашу нужду.

— Ты не можешь позволить ей распоряжаться Зеркалом, — взвыл парнисса.

— Ты не вправе заставлять Кейт жить вместе с Ри! — вторил ему Ян.

Капитан посмотрел на парниссу, и на миг Кейт заметила в его взгляде тень пренебрежения, которое каждый известный ей капитан испытывал по отношению к парниссерии. Это был взгляд человека истинно свободного и властного в собственных делах, обращенный к тому, кто выбрал путь бюрократа.

— Могу, и уже сделал это. Что же касается тебя… — Капитан повернулся к Яну. — Ты не властен на моем корабле. Ты меньше, чем ничто — потому что вместе со своими спутниками сбережешь свою жизнь лишь благодаря ручательству женщины. Пока она остается на вашей стороне, я пригляжу, чтобы с вами обходились любезно. Но голоса вы не имеете. Понятно?

Кейт краем глаза следила за Яном. Тот побледнел и кивнул. Ей хотелось отказаться. Ри и его люди, конечно, решат составить им «компанию», как только они высадятся на сушу в родных краях, и она, Ян, Хасмаль и Джейти окажутся в меньшинстве; тогда Зеркало в любом случае достанется Сабирам. Она попросту утратит свою находку на пути к месту назначения. А до тех пор ей придется делить помещение с Ри, хотя даже пребывание с ним на одном континенте уже казалось ей слишком интимным.

И еще Кейт не имела права потребовать от капитана гарантии, что Зеркало останется за ней и ее людьми даже после высадки; власть капитана начиналась и оканчивалась на море, и он не мог ничем связать Ри и его спутников, чтобы те держали слово и после того, как оставят палубу его корабля. Во-вторых, она предпочла вести дело с капитаном и теперь не могла объявить, что решила договориться также и с Ри. Если она запросит слишком много, то потеряет все.

Ей хотелось плюнуть капитану в лицо, крикнуть ему, что желает видеть его в аду. Однако Кейт не забывала, что решила считать победой, если ее вместе с друзьями и Зеркалом перевезут за море — к Возрожденному. Заключенная с капитаном сделка допускала ее победу — пускай и временную, — и теперь ей предстояло целое путешествие, за время которого победу можно будет сделать окончательной.

Она посмотрела в глаза капитана.

— Ты клянешься защищать жизни моих друзей как жизни собственных родственников или экипажа, защищать наш груз как свой собственный, благополучно доставить нас в любую гавань, кроме Калимекки, и позволить нам сойти там на берег… вместе с Зеркалом Душ?

— Клянусь.

Во взгляде капитана сквозила честность.

— И ты будешь удовлетворен, если, выполняя свою часть сделки, я разделю каюту с Ри Сабиром и стану находиться в его обществе в течение дня: ты не потребуешь, чтобы я сделалась его любовницей или эйдейн !

— Именно.

— Я убью тебя, сукин сын, если ты прикоснешься к ней, — услышала она обращенные к Ри слова Яна, однако угроза эта прозвучала слишком тихо, чтобы ее мог услышать кто-либо из остальных.

Кейт вздохнула:

— Тогда от имени всех нас я принимаю твои условия.

Вслед за этим капитан спросил ее:

— А ты ручаешься за своих людей и обещаешь подчиниться моему решению без споров и возражений, если они нарушат данное тобой слово?

Вздернув подбородок, Кейт наделила капитана взглядом, ясно говорящим: Только отдай меня в его руки, и я заставлю тебя расплачиваться до конца дней твоих. И сказала:

— Обещаю.

— Тогда я принимаю твои условия от имени всех моих людей.

Парнисса смотрел на них обоих сердитыми глазами, однако все же встал между Кейт и капитаном и прикоснулся к узлу на соединявшем их шнурке.

— Боги снизошли к деяниям этих людей, так как оба они действовали в интересах всех остальных и, соблюдая справедливость, заключили друг с другом честную сделку, — проговорил он ровным и недовольным тоном. Слова торопливой вереницей вылетали из уст парниссы, и торжественная формула в его исполнении напоминала декламацию разозленного принуждением школьника.

— Теперь их решение стало законом, и неисполнение его подлежит наказанию по законам Матрина и Вуали. — Он вновь прикоснулся к узлу. — Я свидетельствую, запоминаю, записываю.

Когда палец его стукнул по узлу в третий раз, тот развязался словно бы по волшебству, однако Кейт знала, что такие узлы вяжутся с секретом.

Кейт повернулась к Яну и Хасмалю:

— Развяжите Ри и отпустите его.

Ни тот, ни другой не проявили особого энтузиазма, однако подчинились.

Ри встал на ноги, стряхнул налипший на лицо пепел и принялся растирать затекшие запястья. Он поглядел на Яна; казалось, раздиравшую обоих братьев ненависть можно было буквально пощупать. Кейт обязалась держать Яна под своим контролем, гарантировав это собственной жизнью… хотелось бы ей знать, хватит ли любви Яна к ней на то, чтобы через силу повиноваться ей, или же он пожертвует ею, чтобы добраться до Ри.

Глаза Ри также сулили Яну смерть. Он улыбнулся, скривив напряженную и уродливую гримасу, едва скрывавшую ярость, и направился к Янфу и парниссе.

Капитан проговорил:

— Не предпочтешь ли ты, парата, первой подняться на корабль?

Кейт опасалась оставить своих спутников даже теперь, когда их защищало данное капитаном слово. Взглянув на возвышающийся позади них береговой гребень, она сказала:

— Мне бы хотелось в первую очередь доставить на борт нашего раненого. Зеркало мы с Хасмалем и Яном принесем сами.

Капитан усмехнулся.

— Как вам угодно.

И Кейт повела всех, кто был на берегу, назад по холмам, к ожидавшим их Джейти и Зеркалу Душ, гадая, насколько тяжелым испытанием окажется для нее предстоящее путешествие.

Глава 7


Шейид Галвей, претендент на место параглезаат Семейства Галвеев, ввел свою свиту — дипломатов, торговцев и Волков в великолепный Пальмовый Зал Дома Сабиров. Он стал первым из Галвеев, вступившим под кров этого Дома в качестве гостя после четырехсотлетнего перерыва, и хотя он представлял не Великий род Галвеев Калимекки, а ветвь Черианов, обитавшую в Маранаде на острове Гофт, факт этот и сам он, и принимавшие его Сабиры всячески замалчивали, словно желая забыть о нем. Он опустился в огромное золоченое, слоновой кости кресло в конце длинного стола и важно кивнул двоим мужчинам, сидевшим напротив в креслах подобающего их сану великолепия. Один из них, параглез Семейства, Грасмир Сабир, напоминал старого и величественного льва; другой, приятной наружности золотоволосый молодой человек, по имени Криспин Сабир, улыбнулся ему теплой и открытой улыбкой, сразу понравившейся Шейиду. Оба Сабира персонально приветствовали каждого члена делегации перед тем, как перейти в Пальмовый Зал; теперь наконец Грасмир дал знак, и собрание началось.

— Мы должны обсудить старое и новое дело, — начал Грасмир с сухой улыбкой. — Корни старого уходят в прошлое на четыреста пятьдесят лет, и по-моему, нам следует уладить его прежде, чем мы перейдем к тем вещам, которые интересуют нас непосредственно в настоящий момент. — Сидевшие вокруг стола Галвей и Сабиры также принялись улыбаться. — Как правящий глава Семейства Сабиров я могу сказать, что пора наконец положить предел старинному спору.

Ну что ж, приступим. Семейные анналы сообщают нам о споре между Аратмадом Карнеем и его партнером Пертианом Сабиром из-за приданого дочери Аратмада, которая должна была выйти за сына Сабира, когда оба они достигнут брачного возраста — во время обручения они были еще несмышлеными детьми. Пертиан обвинил Аратмада в умалении достоинств его сына, выразившемся в слишком небольшом, на его взгляд, приданом; Аратмад утверждал, что сын Пертиана уродлив и тощ и что предложил ему свою дочь лишь потому, что является другом Пертиана и считает, что в ином случае тот вообще не найдет для своего сына подходящей невесты. Споры породили взаимную обиду, партнеры разделили свое дело: по всем свидетельствам, они занимались черной магией самого низкого пошиба, и — хотя история здесь не называет виновного — один из них наложил заклятие на бывшего друга. Сабиры всегда придерживались мнения, что сделал это Аратмад Карней.

Шейид кивнул:

— Ну а Галвей утверждали, что заклятие накладывал Пертиан Сабир.

Те из сидевших вокруг стола, кто впервые слышал эту историю, принялись качать головами.

— И это повлекло за собой четыреста пятьдесят лет войны между Семьями?

Шейид и Грасмир обменялись с противоположных концов стола взглядами и понимающе усмехнулись. Грасмир кивнул Шейиду, и тот пояснил:

— Ну, не совсем. Сами Пертиан и Аратмад скончались из-за наложенного заклятия; один от его непосредственного воздействия, второй от того, что история называет ревхахом — по-видимому, своего рода магической отдачей, возникающей при обращении к чарам.

Сам он прекрасно знал, что такое ревхах , и предполагал, что и Грасмиру это небезызвестно: нельзя быть главой Волков Семьи, не имея представления об их сильных и слабых сторонах. А подверженность ревхаху являлась именно таким слабым местом — и в значительной степени. Тем не менее во все времена необходимо было сохранять осторожность и видимость неведения. Отсутствие улик, изобличающих в применении магии, спасло не одну жизнь.

Один из младших Сабиров спросил:

— Но если погибли оба главных участника ссоры, почему вражда продолжалась?

Ответил Грасмир:

— Потому что заклятие поразило и обоих детей, хотя и не в явном виде. Последствия проявились, когда оба они вступили в брак и обзавелись детьми, которые оказались Шрамоносными. Кто-то назвал это увечье проклятием Карнея. Дети оказались оборотнями. Опасными, смертоносными, непредсказуемыми созданиями. Калимекка уже тогда праздновала День Младенца, посвященный богу Гаэрвану, и всех Шрамоносных детей приносили в жертву. Только Сабиры и Карнеи (ответвление Семьи, слившееся позже с Галвеями и поглощенное ими) пренебрегали с тех пор своими гражданскими обязанностями. Они прятали своих детей и позволяли чудовищам расти и размножаться.

Грасмир Сабир вздохнул и скорбно качнул головой:

— Обе Семьи до сих пор несут в своих жилах Увечную кровь. И столь длительная война между Семействами на самом деле разразилась из-за Шрамоносных детей.

Сидевшие за столом помрачнели; даже спустя тысячелетие после жуткой Войны Чародеев ее магические последствия были очевидны всякому, кто рисковал отправиться в порт и поглазеть на используемых на кораблях Шрамоносных рабов или стать очевидцем казни глупых чудовищ, считавших себя людьми и осмелившихся нарушить границы Иберы. Никто из истинных людей не мог забыть о том, что после окончания войны Шрамоносные ловили тех, кто имел человеческий облик, и уничтожали всякого, кто попадал им в лапы. И одна лишь мысль о том, что в их собственных Семьях находились такие родичи, которые вопреки гражданскому долгу оставляли жутких уродов в живых, ужасала присутствующих.

Грасмир поочередно оглядел всех сидящих за столом, а потом вздохнул.

— Виновны обе Семьи, хотя теперь, по прошествии стольких лет, мы не можем определить, какая из двух конфликтующих сторон виновата более другой, если таковое различие, конечно, имеется на самом деле. — На лице его обосновалась усталая улыбка. — Нужно признать, что теперь это не важно. Будем считать дело улаженным, забудем прошлые глупости и отправимся дальше.

Шейид выждал мгновение, чтобы усилить впечатление, произведенное на всех этими словами. А потом встал и зааплодировал. Следуя его примеру, прочие члены Семейства Галвеев поднялись на ноги и захлопали в ладоши. Встали и Сабиры. Улыбка Грасмира сделалась еще шире, и когда аплодисменты наконец стихли, он рухнул в кресло с удовлетворенным видом.

— Итак, я подтверждаю, что и Сабиры, и Галвеи согласны забыть прошлое.

Заявление было встречено новой овацией. Шейид незаметно обвел зал глазами в поисках несогласных. Таковых не оказалось. Великолепно.

Он поднялся с места, когда вслед за аплодисментами воцарилось молчание, и объявил:

— Тогда, быть может, пора перейти к новому делу, заставившему нас собраться сегодня.

Он дождался кивков одобрения и, соединив руки перед собой, начал речь:

— Ну что ж. Перед Сабирами и Гофтскими Галвеями возникла проблема и одновременно возможность, и поскольку наши Семьи решили оставить разногласия в прошлом, мы можем соединенными усилиями справиться с проблемой и использовать представившуюся возможность.

Он прокашлялся, вдруг потеряв уверенность в том, как надо продолжать.

Шейид оглядел гостиную, к нему были обращены взоры единомышленников и помощников, а также вновь приобретенных союзников обоего пола, еще вчера присягавших погубить его и его Семью. Теперь каждый из них смотрел на него, и на лицах их застыло выражение, сочетавшее в разной степени любопытство, алчность, волнение… к которым примешивалась чуточка страха. В особенности он отметил глаза Криспина Сабира — живые, завороженно смотрящие на него, внимательные. Глаза человека, способного заметить любую выгоду или оплошность и использовать их.

Лучше будет в первую очередь сыграть на общем волнении.

— Что касается возможности… скажем так, на веку присутствующих никто еще не находил неизвестного города Древних. До самых последних дней. Однако некая представительница Калимекканской ветви Галвеев наняла корабль на деньги, украденные этой особой из сокровищницы Гофта… после чего, воспользовавшись информацией, похищенной ею из наших архивов, она отплыла на восток. И ей повезло: она нашла тот город, который искала.

Шейид наклонился вперед, опустив ладони на стол. Одна из младших обитательниц Дома Сабиров явно была ошеломлена тем, что он признается в обнаружении такого сокровища членам собственной Семьи, пусть и действовавшей без официального разрешения. Если бы Шейид утаил тот факт, что его родственница предприняла плавание на собственный страх и риск, претензии Галвеев на находку оказались бы неоспоримыми. Подобная откровенность изумила и смутила и нескольких представителей его собственного семейства. Ведь по сути дела, он от имени всего рода отказал своей Семье в праве владеть найденным городом, оставив его в руках Кейт, если она выживет, или в руках сильнейшего из захватчиков, если она погибнет.

Кроме того, он произвел впечатление абсолютно, до жестокости честного человека. Шейид полагал, что маска полнейшей — с виду — искренности является наилучшей для переговоров, и давно уже уверился в том, что внезапная из ниоткуда взявшаяся выгода часто настолько смущает врага, что он теряет осторожность в делах.

— Мы располагаем… шпионами, которые пристально следят за перемещениями этой молодой особы. Она обнаружила предмет, обладающий колоссальной важностью. Мы предполагаем, хотя и не можем испытывать полной уверенности, что это Зеркало Душ.

До слуха Шейида донеслась ожидаемая волна потрясенных вздохов. Естественно, вылетевших не из груди Криспина или Грасмира. Конечно, нет. Волки Сабиров, безусловно, информировали их о ситуации не хуже, чем его собственные.

— Судя по тем сведениям, что сохранились в наших архивах, Зеркало Душ представляет собой великолепный инструмент в руках друзей и сокрушительное оружие в руках врагов. Кейт Галвей, нашедшая этот предмет, с некоторых пор является врагом Гофтского Дома. Поскольку она украла у нас и деньги, и информацию, мы можем вполне обоснованно претендовать и на Зеркало, и на обнаруженный ею город. Нам необходим этот предмет. И мы предлагаем вам половину руин — за помощь в обретении Зеркала и признании наших прав на него. А также свой совет и поддержку в приобретении того, что более всего необходимо Семейству Сабиров.

Усмехнувшись, Криспин Сабир спросил:

— И что же, по мнению Гофтского Дома, более всего необходимо Семейству Сабиров?

Распрямившись, Шейид со спокойной улыбкой ответил:

— Дом Галвеев. Обладая им, Семья Сабиров получит всю Калимекку. Галвей Гофта готовы уступить вам права на этот Дом со всем его содержимым. Конечно, мы ожидаем, что вы подкрепите свои претензии на него, устранив всех представителей Калимекканской ветви Галвеев, уцелевших во время последней предпринятой вами попытки захвата Дома.

Затянувшееся молчание, казалось, могло бы сокрушить каменные стены огромного зала. А потом со стороны Сабиров на Шейида обрушился град нетерпеливых вопросов.

— Как мне кажется, все прошло хорошо, — сказала Вишре Галвей.

Глава гофтских Волков, она обнаруживала огромное дарование и свирепость, удачно скрывая последнюю за приветливыми манерами и приятной внешностью.

Шейид отвел взгляд от обворожительного ландшафта, скользившего под аэриблем, и откинулся на спинку мягкого сиденья.

— Возможно, все-таки хуже, чем могло показаться. Однако я доволен.

— Ты можешь быть в восторге, — фыркнула Вишре. — Они согласились предоставить нам свои войска, чтобы помочь в нападении на их же собственные суда, согласились признать наши права на Зеркало Душ и предложили помощь в устранении этой девки Кейт. Кроме того, они уберут тех, кто стоит между тобой и Домом Галвеев. А ведь Доктиираки уже готовы истребить уцелевших Сабиров, как только те очистят Дом Галвеев, но еще не успеют занять его. Самые блестящие переговоры из всех, которые мне доводилось видеть.

Шейид вздохнул:

— Перовин, величайший среди дипломатов Древнего Мира, некогда сказал: «Дипломатия — это искусство заставить врага собственными руками перерезать себе горло, убедить его сделать это вне дома, чтобы не запачкать пол, и притом добиться, чтобы он думал, что на более выгодный исход не может рассчитывать». Я мечтаю когда-нибудь совершить подобную сделку, ну а пока…

Он задумался на мгновение, а потом широко ухмыльнулся и расхохотался.

— Ну а пока, клянусь богами, я существенно приблизился к этой цели, не правда ли?

Во дворике возле Пальмового Зала, между фонтаном и искусственным водопадом разгуливали трое черных оленят, пощипывавших цветы гибискуса. В ротонде, расположенной поодаль от водопада, рофетианский оркестр, увеселяя Семейство, наигрывал дул длармас — традиционные рофетианские танцевальные мелодии. Сидя на подоконнике в комнате, находящейся над Залом, Криспин Сабир следил за оленями и танцорами и внимал веселой музыке, в точности отвечавшей его настроению.

Брат его Анвин, рывшийся на полках, что тянулись вдоль внутренней с


Содержание:
 0  вы читаете: Месть Драконов : Холли Лайл  1  Глава 1 : Холли Лайл
 2  Глава 2 : Холли Лайл  4  Глава 4 : Холли Лайл
 6  Глава 6 : Холли Лайл  8  Глава 8 : Холли Лайл
 10  Интерлюдия Выдержка из восьмой главы Седьмого из Тайных Текстов Винсалиса : Холли Лайл  12  Глава 11 : Холли Лайл
 14  Глава 13 : Холли Лайл  16  Глава 16 : Холли Лайл
 18  Глава 18 : Холли Лайл  20  Глава 20 : Холли Лайл
 22  Глава 22 : Холли Лайл  24  Глава 24 : Холли Лайл
 26  Глава 26 : Холли Лайл  28  Глава 28 : Холли Лайл
 30  Глава 30 : Холли Лайл  32  Глава 32 : Холли Лайл
 34  Глава 34 : Холли Лайл  36  Глава 36 : Холли Лайл
 38  Глава 38 : Холли Лайл  40  КНИГА ВТОРАЯ : Холли Лайл
 42  Глава 41 : Холли Лайл  44  Глава 43 : Холли Лайл
 46  Глава 45 : Холли Лайл  48  Глава 47 : Холли Лайл
 50  Глава 49 : Холли Лайл  52  Глава 39 : Холли Лайл
 54  Глава 41 : Холли Лайл  56  Глава 43 : Холли Лайл
 58  Глава 45 : Холли Лайл  60  Глава 47 : Холли Лайл
 62  Глава 49 : Холли Лайл  63  Глава 50 : Холли Лайл
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap