Фантастика : Ужасы : Хранительница карт судьбы : Елена Артамонова

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу

Несколько тысячелетий назад на земле Древнего Египта произошло событие, отразившееся на судьбах всех последующих обитателей Земли. Мятежная жрица Кемма создала волшебные карты Таро, способные не предсказывать, а менять человеческие судьбы. Кемма отреклась от прежних богов, решив занять их место, но ей не удалось до конца осуществить этот дерзкий план. Мятежница постигла мудрость Тота, но не смогла распознать вероломство в сердце своего возлюбленного. Кемму, обманувшую богов, обрекли на вечное заточении в пергаменте, приговорили к забвению. Покончив с мятежницей, боги Египта задумались, что делать с картами Судьбы, способными нарушить равновесие бытия и повергнуть мир в хаос. Их невозможно было уничтожить, и тогда богиня мудрости Маат, решила доверить карты Хранительнице — смертной женщине, способной противостоять всякому, кто посягнет на опасное творение Кеммы. Хранительницей могла стать любая девушка, обладавшая сильными телокинетическими способностями и принесшая клятву Маат. В наши дни, сама того не желая, Хранительницей карт судьбы стала Аннушка Калистратова. Она узнала о своем предназначенье лишь тогда, когда Кемма, обманувшая богов, вырвалась из магической темницы и пришла за принадлежавшими ей картами. У Аннушки просто не было выбора, и она вступила в смертельный поединок с отступницей, ведь на кону стояла жизнь Аннушкиных друзей и ее собственная судьба…

Глава первая. Кемма, обманувшая богов

Кабинет освещала только настольная лампа под зеленым абажуром. Неяркий свет падал на корешки увесистых томов, которыми были уставлены дубовые стеллажи, выхватывал из сумрака темные прямоугольники картин в таинственно поблескивавших позолоченных рамах. Профессор Н. - известный историк и коллекционер старинных книг сидел за просторным антикварным столом, задумчиво созерцая лежавший перед ним фолиант. Долгие годы он разыскивал эту книгу, точнее — уникальную гравюру, скрывавшуюся за потемневшей от времени кожаной обложкой. Гравюру, с которой была связана древняя легенда, гравюру, в существование которой не верило большинство историков. Профессору оставалось только открыть книгу, перелистать ее страницы, но он все медлил, не решаясь сделать этого. Он боялся, что увидит фальшивку, которая перечеркнет все его надежды. Наконец, надев хирургические перчатки, старый профессор начал просматривать бесценный фолиант.

- Невероятно…

Стрелки настенных часов медленно подползали к полуночи, тихонько вертелась у ног черная профессорская кошка, а старик, не замечая ничего вокруг, рассматривал в сильную лупу одну из иллюстраций книги. На ней была изображена восседавшая на троне девушка в костюме древнеегипетской царицы.

- Если это и подделка, то очень хорошо сделанная, — бормотал в седые усы профессор. — Я бы мог поклясться, что это немецкая гравюра шестнадцатого века, но в то время вряд ли кто в Европе знал, как выглядели правители Египта, а костюм девушки в точности соответствует тому, как одевались фараоны три тысячелетия назад!

Часы зашипели, как живые, кошка прыгнула на стол, прошлась под настольной лампой, потерлась мордочкой о локоть профессора. А тот, как завороженный всматривался в лицо нарисованной египтянки.

- Неужели это действительно ты, Кемма, обманувшая богов?

Неторопливо, удар за ударом, старинные часы начали вызванивать полночь. Обиженная невниманием хозяина кошка снова энергично потерлась щекой о рукав халата.

- Отстань, Багира, мне не до тебя!

Профессор легонько отстранил похожего на миниатюрную черную пантеру зверька, и этот вполне миролюбивый жест вызвал у Багиры приступ необъяснимой ярости. Кошка издала отвратительный утробный рык, распушистила хвост, ее глаза сверкнули, как изумруды, а затем последовал молниеносный удар когтистой лапы. Острые когти вспороли тонкую резиновую перчатку на руке, из маленьких, но глубоких царапин моментально заструилась кровь.

- Что ты де…

Профессор не успел договорить — одна из капель его крови по неосторожности упала прямо на гравюру, туда, где у нарисованной Кеммы должно было находиться сердце. В этот миг смолк последний удар колокола, и комнату наполнила странная тревожная тишина. С несвойственной для его возраста поспешностью старик выскочил из-за стола, побежал за салфеткой, еще надеясь стереть с гравюры маленькое красное пятнышко.

Кабинет опустел. Багира тенью соскользнула на пол и словно растворилась в сумерках, окутывавших углы комнаты. Зеленая лампа на столе замигала, а затем погасла. Помещение погрузилось во мрак, но ненадолго — вскоре по поверхности письменного стола разлилось необычное золотистое сияние. Оно разгоралось все ярче, золотые лучи поднимались к потолку, образуя некое подобие сотканной из света человеческой фигуры.

- Господи…

Вбежавший в кабинет профессор попятился, не устояв на ногах, плюхнулся в старое кожаное кресло. Взгляд старика был прикован к тому, что происходило на рабочем столе, за которым прежде он написал немало книг. Происходившее очень напоминало чудо…

Кроме профессора в кабинете находился еще один человек, бесцеремонно забравшийся на письменный стол известного ученого — старинный фолиант попирали миниатюрные ноги в золотых сандалиях, подол парчового платья задевал массивный письменный прибор. Возникшая из золотого сияния девушка была невысока ростом, но очень хорошо сложена и недурна собой. В первые секунды возрождения ее глаза оставались пустыми, словно сделанными из темно-фиолетового, почти черного стекла, но потом в них вспыхнул жгучий огонь страстей, переполнявших эту мятежную душу. Огромные, искусно подведенные очи древней египтянки притягивали и пугали одновременно. Профессор не смог долго выдержать этого обжигающего взгляда — потеряв сознание, он откинулся на спинку кресла, успев прошептать только одно слово:

- Кемма…

Осознав, что она перенеслась в реальный мир, египтянка рассмеялась, спрыгнув со стола, закружилась по комнате в странном танце. Остановившись возле одной из украшавших кабинет картин, Кемма неожиданно посерьезнела, будто почувствовала что-то, дотронулась изящной ладонью с позолоченными ноготками до полотна. Произнеся гортанным голосом непонятную фразу, она заторопилась к двери, ведущей из профессорского кабинета. Звякнули искусно украшенные золотыми подвесками косички, из которых состояла прическа девушки, на пухлых губах египтянки вновь заиграла улыбка.

Воздух оказался совсем не таким, как во время прошлого возвращения, и Кемма жадно вдыхала его, пытаясь понять, откуда взялся этот отвратительный, будто просочившийся из алхимической лаборатории запах. А еще девушка страдала от холода апрельской ночи средней полосы, казавшегося южанке просто нестерпимым. Но она жила, вновь получила способность двигаться и дышать, а потому ее сердце переполняла радость, заставлявшая забыть о неудобствах.

Судьба забросила Кемму в огромный, необычный город, очень отличавшийся от тех, что ей доводилось видеть прежде. Поражала ширина его улиц, великое множество деревьев, росших вдоль них, невероятная высота похожих на коробки домов, некоторые из которых достигали девяти этажей, ослепительно яркие, похожие на звезды светильники, развешенные повсюду…

Золотые сандалии выбивали дробь на пыльном асфальте, девушка почти бежала по безлюдной, залитой светом фонарей улочке, пока ее внимание не привлекло неправдоподобно огромное стеклянное окно. В те далекие времена, когда Кемма впервые вошла в этот мир, стекло считалось драгоценным материалом, и такой гладкий, абсолютно прозрачный лист, стал бы в Древнем Египте роскошью, недоступной фараонам, да, пожалуй, и самим богам. Позабыв о холоде, Кемма подошла к витрине. За толстым стеклом стояло несколько манекенов в странной, непривычной для глаз одежде. Прижав ладони к стеклу, египтянка долго рассматривала яркие наряды, и в ее душу потихоньку закрадывалась тревога. За годы, а точнее столетия страшного плена, мир изменился, стал совсем другим — непонятным и пугающим.

Взгляд скользнул дальше и замер на двух непривычного вида четырехколесных экипажах, стоявших прямо на улице, неподалеку от магазина. От них-то и исходил тот самый, заменявший в этом мире воздух отвратительный запах, от которого щекотало в носу, а на глаза наворачивались слезы. Черные, как ночь глаза девушки вспыхнули гневом, она указала пальцем на крытую, блестевшую красным лаком повозку, намереваясь что-то сказать, но тут ее вниманием завладел стремительно нарастающий шум. Не успела Кемма опомниться, как из-за поворота появилось ревущее чудовище, с ослепительно сияющими глазами и тут же умчалось прочь, оставив после себя едкий, так раздражавший ее запах. Прежде Кемме не доводилось видеть передвигающиеся без помощи лошадей экипажи, и в первую секунду она подумала, будто люди этого мира в совершенстве овладели магическим искусством, но потом она поняла, что это всего лишь выдумки хитроумных ремесленников.

Пройдя еще немного вдоль переулка, Кемма заметила темную массу деревьев и заторопилась туда. Природа давала ощущение покоя, возвращала душевное равновесие. Деревья оставались деревьями, трава — травою, сколько бы не прошло веков, и перемены, исказившие мир, ощущались в сквере не так явственно, как на улицах. Обхватив плечи ладонями, дрожащая от холода Кемма уселась на краешек скамейки и задумалась. Она понимала: для того, чтобы выжить и победить, надо приспособиться к новым правилам игры, стать неотличимой от других обитателей этого безумного города. Кто знает, быть может, лучшей долей для нее было бы пылиться на книжных полках среди рассыпающихся от времени манускриптов, раствориться в небытии? Но тут же, устыдившись собственной слабости, Кемма гордо вскинула голову и увидела стоявшего перед ней человека.

- Эй, красотка, ты не меня ждешь?

Девушка пока не понимала этот язык, но сказанное, пожалуй, и не нуждалось в переводе.

- А у тебя клевый прикид. Сверкаешь, как новогодняя елка, — тяжелая ладонь легла на плечо Кеммы.

Девушка вздрогнула, как от удара бича, ее полный жгучей ненависти и презрения взгляд столкнулся с мутным взором здорово подвыпившего мужика. Стряхнув пропахшую куревом ладонь, она негромко произнесла:

- Уалпага-Асмагааа! — и указала пальцем на оскорбившего ее человека.

Фигура мужчины будто вспыхнула алым огнем, а затем произошло неуловимое для глаз превращение, человек исчез, а вместо него на землю медленно спланировал тетрадный листок. На клочке бумаги был изображен тот, кто еще секунду назад ходил по земле, раздумывая о том, где бы раздобыть еще пивка и как бы повеселее провести остаток ночи…

Кемма подняла рисунок, яростно скомкала его:

- Никто не смеет так обращаться с жрицей Тота! — и бросила его в кусты. — На этот раз я не дам себя остановить. Кемма вернулась! А с ней пришло время перемен!

- Кошмар! Отец меня просто убьет!

- Мы же и правда не виноваты — автобуса долго не было.

- Я обещала вернуться домой в одиннадцать.

- Расслабьтесь, дни рождения не каждый день случаются. Можно немного и запоздать.

- Тебе хорошо говорить, Ульяна, ты сама себя хозяйка, а меня родители за такое просто со света сживут!

Громко цокая каблучками, по улице торопливо шагали четыре девушки. Юные барышни явно хотели выглядеть старше своих лет, не жалея денег на яркую косметику и побрякушки. Впрочем, взрослой девушкой можно было назвать только одну из компании — золотоволосую Ульяну, а остальным ее подружкам едва ли исполнилось четырнадцать.

- Если все так торопятся, давайте рванем через сквер, — предложила Ульяна, указывая на преграждавшую им путь стену деревьев. — Так мы минут десять выиграем.

- Ты что, сейчас же ночь! — воскликнула очень худенькая, морившая себя диетами Надежда, с опаской посматривая в сторону сквера, напоминавшего в этот час глухой дремучий лес. — Мало ли что…

- Правда, девчонки, рискнем. Нас же четверо, чего нам бояться?

- Да, Кристиночка, ты всегда согласна со своей сестрой, что бы она ни придумала — это мы уже заметили, — вступила в разговор Марина.

- Ладно, девчонки, вы тут спорьте до утра, а пойду домой, — поправив болтавшуюся на плече изящную сумочку, Ульяна направилась к скверу. — Всем пока! Чао, бамбины!

Остальным ничего не оставалось, как последовать за ней. Ночь преобразила маленький скверик, наполнила его таинственными звуками и неведомыми опасностями. Звонкие голоса девчонок стихли сами собой, да и стук собственных каблучков начал здорово действовать им на нервы. Даже Ульяне стало не по себе, и она уже пожалела, что повела подружек через сквер — времени они выигрывали немного, а вот натерпеться страха могли по полной программе.

- Вы слышали? — вышагивавшая рядом со старшей сестрой Кристина, резко сбавила шаг.

- Что? — почти хором прошептали испуганные девчонки.

- Меня кто-то окликнул по имени, но как-то странно.

- В смысле?

- Сама не могу понять, Ульяна. Как-то странно…

- Ладно, девушки, дома разберемся. Идемте быстрее.

Дробь каблучков зазвучала громче и вдруг неожиданно стихла — на этот раз, первой остановилась сама Ульяна. Она явственно слышала, что ее окликнули по имени, но этот зов показался девушке странным, похоже, он звучал только в голове. Ульяна решила, что голос ей померещился, однако, спустя несколько мгновений он прозвучал вновь. По телу пробежал холодок, в душе шевельнулся страх… Необъяснимое пугало больше реальной опасности, воскрешая сокровенные, казалось бы, давно забытые детские кошмары.

Мелодично звякнули золотые украшения, и перед напуганными, растерянными девчонками возникла во всем своем великолепии озаренная золотым сиянием Кемма.

- Ульяна… — нарушил зловещую тишину негромкий, чуть гортанный голос. — Кристина… Марина… Надежда…

Египетская колдунья обладала многими удивительными, не свойственными обычным людям способностями, в том числе и телепатией. Этот дар позволял ей почти мгновенно выучить чужой язык. Кемме достаточно было всего несколько минут "покопаться в головах" перепуганных девчонок, чтобы научиться говорить по-русски.

- Мы, кажется, не знакомы, — пролепетала хотевшая казаться крутой Ульяна.

Возникшая перед ней девушка напоминала изящную золотую статуэтку, в первый миг казалась хрупкой и беззащитной, но обжигающий взгляд ее черных бездонных очей внушал трепет. Ульяна чувствовала невероятную силу, исходившую от странной незнакомки, не смела вновь посмотреть в ее глаза.

- Я — жрица Тота, Кемма, обманувшая богов. А вы — четыре королевы, которые познают все радости мира, исполнят все свои самые заветные мечты. Я дам вам все, а взамен потребую безграничную верность и любовь ко мне, своей богине.

Немного придя в себя от испуга, девчонки начали подумывать, что повстречались с выбравшейся на незапланированную прогулку обитательницей психушки. Наверное, надо было просто идти своей дорогой, не обращая внимания на бредовые речи наряженной в карнавальный костюм девицы, но никто из компании не мог сдвинуться с места. Гипнотическая сила черных глаз Кеммы словно пригвоздила их ноги к земле, лишив возможности ходить.

- Скоро я изменю мир, скоро смогу управлять судьбой, скоро все в этом мире будет идти так, как этого пожелаю я. Скоро я стану богиней! — глаза Кеммы блестели все сильнее, чувства переполняли душу. Все, что накапливалось веками, наконец-то выплеснулось наружу, и теперь, вдыхая горький воздух двадцать первого века, египтянка делилась с незнакомыми людьми самым сокровенным и наболевшим. — Дважды я вступала в бой с богами и дважды проигрывала, но теперь все будет по-другому, вырву у них власть над судьбой. А вы должны помочь мне, королевы. Я щедро расплачусь с вами, ведь Кемма, обманувшая богов, не забывает ничего — ни добро, ни зло.

- Вряд ли мы сумеем помочь вам.

- Ошибаешься, Марина. Вы именно те, кто мне нужен. Вы научите меня жить в этом мире, но, прежде всего, дадите одежду и кров. Здесь холодно, как в аду. Я просто умираю от стужи и вдобавок очень голодна.

- Но…

- Вы не можете оставить меня, если судьба уже свела нас вместе. Так распорядились высшие силы, и теперь ни у кого из нас нет выбора.

Легкий ветерок подхватил скомканный тетрадный листок, с тихим шорохом повлек по асфальту. Бумажный комок закатился под каблук Марины, и девчонка машинально отбросила его в сторону. Она и в бреду не смогла бы додуматься до того, что это была волшебная темница, в которую оказались заключены душа и тело живого человека.

А Кемма пристально и строго смотрела на стоявших перед ней девчонок…


Содержание:
 0  вы читаете: Хранительница карт судьбы : Елена Артамонова  1  Глава вторая. Страхи и тревоги Аннушки : Елена Артамонова
 2  Глава третья. Башня на синем лугу : Елена Артамонова  3  Глава четвертая. Охота на Аннушку : Елена Артамонова
 4  Глава пятая. Лунная ночь : Елена Артамонова  5  Глава шестая. Карты Таро : Елена Артамонова
 6  Глава седьмая. Западня : Елена Артамонова  7  Глава восьмая. Покушение : Елена Артамонова
 8  Глава девятая. Грустная тайна картины : Елена Артамонова  9  Глава десятая. Зоркие глаза Кеммы : Елена Артамонова
 10  Глава одиннадцатая. Разбитое сердце : Елена Артамонова  11  Глава двенадцатая. Приговор Рока : Елена Артамонова
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap