Фантастика : Ужасы : Глава 1 : Р Артемьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 1

Три месяца назад он почти ничем не выделялся из толпы офисных служащих. Можно сказать, относился к породе типичных обывателей. Ходил на работу, выпивал с друзьями, смотрел телевизор, время от времени проводил ночь в обществе знакомых девушек. Как и у большинства людей, имелось у него небольшое хобби, служившее предметом шуток знакомых и помогавшее иногда выбираться из наезженной колеи «работа-дом». Андрей собирал разные истории, связанные с оккультными и параномальными явлениями, общался с колдунами и сатанистами, священниками и целителями, посещал шабаши, темные мессы и языческие требы. В принципе, ничего серьезного: кто-то ходит на айкидо, кто-то коллекционирует бабочек, а он вот увлекся всякой чертовщиной. Большая часть увиденного была либо шарлатанством чистой воды, либо простым поводом для общения — народ веселился, как мог. Встречались, конечно, фанатики, всерьез надеявшиеся обратить на себя внимание Князя Тьмы, но основную часть паствы составляли юнцы, пришедшие посмотреть на привязанную к алтарю обнаженную эксгибиционистку. И так во всем. Крайне редко попадалось нечто, действительно не подпадавшее под определение «ловкость рук, и никакого мошенничества».

Короче говоря, очередной визит к очередному «магистру черной и белой магии» не то что не сулил неприятностей, он выглядел рядовым по всем параметрам. Стандартный темный офис, накрашенная тетка-секретарь со стандартно-таинственным выражением лица, вышитые на занавесках руны и отпугивающие злых духов колокольчики из китайской традиции. Андрей пришел по приглашению, вместе с коллегами хозяина, так что денег с него не взяли. С других тоже не взяли, ибо происходящее являлось не платным сеансом, а, скорее, семинаром по повышению мастерства. Как ни странно, почти все присутствующие оккультизмом занимались всерьез.

Видимо, заметив скучающее выражение лица приглашенного гостя, чародейчик предложил подвергнуться сеансу гипноза. Требовался ему подопытный кролик, дабы продемонстрировать «прозрение судьбы предыдущих воплощений сущности». Как Андрей уже давно выяснил опытным путем, гипноз на него не действовал, о чем мужчина и сообщил хозяину. В ответ магистр едко высказался по поводу дилетантизма в области оккультного и выразил твердую уверенность в своих силах. С утверждением относительно дилетантизма Андрей полностью согласился, хотя бездарностями считал не только отсутствующих.

Когда уважаемый мэтр убедился, что ни маятник, ни зеркала, ни пламя свечи не способны ввести упертого гостя в транс, он рассвирепел. Внешне его гнев выглядел вполне пристойно, однако от бросаемых взглядов становились страшновато. Тихие смешки коллег спокойствия не прибавляли. Внезапно хозяин вышел из комнаты, на прощание приказав никуда не уходить, и минут через пять вернулся с маленькой шкатулкой. Из шкатулки на свет божий появился головной убор, больше всего напоминавший обруч из серебра с крупным синим камнем в центре, каковой был торжественно водружен Андрею на голову. Колдун сделал несколько пассов и приказал посмотреть в зеркало.

Андрей пожал плечами и посмотрел.

Андрея не стало.


Темно. Страшно. Ярость. Убью! Еда, еда, еда, еда… Голод. Ищу. Вверх еда, еда, еда. Ударить. Сильнее! Сильнее! Ярость! Сильнее!!! Плохо. Голод. Голод. Копать. Копать. Быстрее, быстрее… Еда??? Да… Еда!!!!!


Ощущение влаги на руках. Это первое, что Андрей почувствовал, остальное пришло позднее. Что-то мокрое и сладко-солоноватый привкус во рту. Он с трудом поднял голову и огляделся вокруг. Больше всего увиденная местность напоминала пейзаж из фантастического фильма — пустынный город без красок, трупы в странной одежде, зарево пожара вдалеке. У ног лежало тело человека с разодранным горлом, на лице жуткой гримасой застыло выражение ужаса. До молодого человека резкой вспышкой осознания дошло, в чем причина мокрых рук и что застывало сейчас на одежде и лице, тонкой коркой покрывая тело. Он отпрыгнул назад, в голове заметалось: «как, как…». Затем внезапно мысли сменили направление. Рядом никого, никто не видел, все равно надо бежать.

Он вихрем понесся прочь от места убийства, в голове крутилась одна мысль — скрыться. Не важно, где он, не важно, что случилось, сначала убежать, остальное потом. В ужасе Андрей стрелой промчался по улице, свернул, еще раз, забежал в какое-то брошенное здание и забился в дальнюю комнату. Там его слегка отпустило. Сидя в полумраке, он задумался, что, мать твою, произошло и что теперь делать.

Последнее событие, сохранившееся в памяти — сеанс гипноза. Скорее всего, сейчас он находится в кресле, а рядом с потерявшим управление телом находится заклинатель, оказавшийся не таким уж бездарным. «Приду в себя, извинюсь перед ним». Успокоив себя таким образом, Андрей начал вспоминать все способы самостоятельного выхода из транса. Не вспомнил ни одного, дающего полную гарантию. Придется ждать внешнего вмешательства, авось не медикаментозного. Должен же колдун привести его в норму? В Уголовном Кодексе наверняка есть статья за причинение ущерба подопытному. Убедив себя, что все будет хорошо, и слегка успокоившись, мужчина с любопытством огляделся вокруг. Заодно осмотрел себя.

К сожалению, способность ясно мыслить позволила заметить одну вещь, которую он не заметил (или не позволял себе заметить) раньше. А именно новое тело.

Женское.

Глупое хихиканье не самая худшая реакция на подобную новость. Впрочем, в тот момент на него впечатления не произвело бы и сошествие Иисуса Христа в сиянии славы и с сонмом ангелов за спиной. Андрей продолжал считать, что находится под гипнозом, посему изменившееся тело воспринималось как еще один выверт подсознания. Старшая сестра, дважды разведенная искательница приключений, всех мужиков считала тайными извращенцами. Насчет любимого братика она оказалась права.

По крайней мере, после короткого осмотра оставалось порадоваться, что чувство вкуса сохранилось и в бреду. Лица разглядеть не удалось, однако новое тело выглядело хорошо сложенным, с длинными ногами, тонкой талией, небольшими крепкими грудями. Кисти рук и ступни маленькие, изящные, на руках не виднелось мозолей. Он предположил, что выглядит как молодая девушка семнадцати-восемнадцати лет, от чего снова нервно захихикал. «Это нечто невероятное» — пришла в голову восхищенная мысль — «Так меня не пробирало даже на вечеринке у поклонников Кастанеды». С этими веселыми ребятами у Андрея были связаны самые страшные в жизни воспоминания, он чуть не умер от передозировки и с тех пор от наркоты держался подальше. От кошмарных видений, навеянных чуть мутноватой жидкостью, пришлось избавляться несколько месяцев у знакомого психолога.

Небо на востоке медленно наливалось красным цветом, внезапно он почувствовал себя усталым и разбитым. Захотелось чуда, слабой надежды, что если он сейчас заснет, то проснется уже в нормальном мире, а не в этом кошмаре. Повинуясь инстинкту, Андрей заполз в какой-то чулан и отрубился прямо на голых досках.


Проснулся он от режущего чувства голода. Вопреки ожиданиям, ночевка на жестком полу никак на его здоровье не отразилась, только пить и есть хотелось просто зверски. Немного поскорбев, что очнулся не дома в мягкой постельке, в крайнем случае в больнице на койке, Андрей выбрался из дома раздобыть чего-нибудь поесть. Солнце уже село, от усталости мужчина (воспринимал себя он именно мужчиной, стараясь не опускать взгляд на грудь) проспал весь день, но темнота ничуть не мешала. То ли луна светила ярко, то ли по еще какой-то причине, но идти было легко, света хватало. Игнорировать облик все-таки не удавалось. Жажда становилась с каждой секундой сильнее, и чтобы ее заглушить, Андрей задумался о вывертах подсознания. Он всегда был стопроцентным гетеросексуалом, к голубым относился терпимо, но стать таким самому желания не возникало. Совсем.

Выйдя на улицу, тщательно осмотрелся по сторонам. Ничего, похожего на признаки жизни, поблизости не наблюдалось, хотя издалека доносился какой-то шум, похожий на звуки человеческой деятельности. Немного поколебавшись, пошел туда. Какая, в сущности, разница?

Идти пришлось неожиданно долго, словно воздух неожиданно стал лучше проводить звук. Или слух стал острее. Тем не менее, минут через пятнадцать он достиг источника шума — трех одетых в лохмотья мужчин, с увлечением разламывавших вытащенный из дома сундук. Они так сосредоточились на своем занятии, что не заметили появления свидетеля. Не самая лучшая компания, но от голода Андрей плохо соображал.

— Извините, — от тихого женского голоса мародеры вздрогнули и резко обернулись, в руках у двоих появились ножи, третий цапнул с земли палку — как называется это место, и где я могу достать поесть? Я потерял память и не знаю, к кому обратится.

Оборванцы пристально рассмотрели нежданное явление, затем один из них довольно осклабился.

— Эт ты правильно, милашка, сделала, что к нам подошла. Мы тебя много чему научим!

До Андрея вдруг дошло, какую глупость он только что сделал. Он сделал шажок назад, справедливо предположив, что оказаться изнасилованным во сне не более приятно, чем наяву. Опыта у него в данной области не было, и приобретать не хотелось.

— Ты че? — вмешался второй оборванец — это ж упырь. Она ж мертвая.

— А мне-то что? Такую кралю я и мертвой осчастливить могу!

Мужчина попытался схватить девушку за руку, но та успела отскочить и забежать в здание. Подельники рванули следом. Дверь валялась сорванной с петель, поэтому отсидеться в доме не удалось бы. Несмотря на три года занятий ушу, Андрей сомневался в своей способности справится с тремя вооруженными мужчинами, тем более — в дурацком женском теле. Посему он выпрыгнул в окно и собрался сбежать, когда из-за угла вывернул оборванец с дубинкой. Он что-то закричал, призывая своих товарищей, и попытался ударить по голове. Не слишком сильно, видимо, боялся попортить будущую игрушку. От палки Андрей увернулся, но оборванец уцепился свободной рукой за платье и сильно дернул, повалив на землю. Несмотря на небольшой вес, держал он крепко, и все время пытался ударить своим оружием.

Именно в тот момент землянин осознал — все происходящее реально. Это не сон. Волна запахов, шибанувшая в нос, жадные торопливые руки, похотливо выпученные глаза послужили неприятными и очень действенными доказательствами. И если позднее Андрей еще пытался убедить себя в иллюзорности окружающей действительности, то как-то неловко. В глубине души он твердо верил: неважно, как он здесь оказался, что за силы привели его в этот мир, но теперь ему здесь жить. Страдать и бороться. С такими, как этот насильник, например.

Девушка легко сорвала захват, вывернув кисть, после чего резко ударил кулаком в живот мужчины. Короткого мгновения, пока он хватал воздух ртом, ей хватило, чтобы оплести руками склонившуюся голову и резко дернуть вокруг оси. Глухой треск, и обмякшее тело отлетает в сторону. Андрей резко вскочил на ноги, остальные два преследователя уже подбегали к нему, матерясь и размахивая ножами.

— Сука! — заорал первый, заметив неподвижно лежащее в стороне тело.

Пришлось снова прыгать в окно, теперь уже обратно в дом. Шансы улучшились, но драться как-то не хотелось. Возможно, ему удалось бы убежать, если бы прилетевший в спину камень не сбил Андрея с ног. Вслед за камнем ворвался первый мужчина, второй в это время пытался вскарабкаться на окно.

От неумелого взмаха ножа девушка увернулась, отступив в строну. Пока оборванец не успел восстановить равновесие, ей удалось поймать противника за руку, продолжить движение и ткнуть зажатым в руке ножом в наконец-то перевалившегося через подоконник человека.

Резкий солоноватый запах хлынул в ноздри, сбивая с ног. Кажется, Андрей замер на месте, не обращая внимания на колотящего его по голове человека, просто наслаждаясь непередаваемым букетом ароматов. Желание прикоснуться к источнику этого блаженства, способному, он инстинктивно чувствовал это, утолить сжигающий внутренности голод, было настолько велико, что он потянулся навстречу запаху всем телом. Неизвестно, чем бы дело кончилось, если бы сильный удар по голове не заставил отвлечься и перевести взгляд на оставшегося оборванца.

Ужас, написанный на лице мужчины, слегка прояснил разум. Самую малость. Андрей понял, что стоит ему снова увидеть капающую из распоротого живота кровь, и он опять забудется. Доносящийся запах сводил с ума. Издав какой-то полукрик-полустон, он выбежал вместе с пленником из дома. Во дворе дышать стало намного легче, хотя солоноватый аромат крови по-прежнему манил к себе со страшной силой.

Андрей швырнул схваченного врага на землю, тот вскрикнул и стал отползать в угол двора. Кажется, у него раздавлена кисть, вон как он прижимает ее к телу. Мерзко запахло мочой.

— Что это? — шок от происшедшего еще не отошел, голос неестественно громкий и тонкий. — Почему мне хочется его крови?

Мужчина не отвечал, в ярости девушка хлестнула его по лицу.

— Отвечай!

— Ты упырь! Все упыри пьют кровь!

Слово «кровь» отозвалось в ушах громким набатом, захотелось вернуться обратно в дом. Видимо, человек заметил состояние Андрея, потому что попытался убежать. Напрасно, тонкая кисть схватила его за ногу и резко дернула. Оборванец упал на сломанную руку, жалобно вскрикнул и потерял сознание. Пришлось дать ему несколько пощечин, сдерживаясь и соизмеряя силу.

— Что значит упырь? Отвечай!

Из бессвязного и многословного рассказа удалось вычленить следующее. Три года назад по этим землям прошла Чума магов (видимо, какая-то эпидемия), после которой вымерло много людей. Очень много. Приблизительно через месяц некоторые недавно умершие люди начали вставать из своих могил, возвращаться к жизни. Ходить упыри, как стали называть восставших мертвецов, могли только по ночам, днем впадая в спячку, свое существование поддерживали кровью жертв. Упырей уничтожали, тела умерших сжигали, хотя это и противоречило местной религии, но благодаря голоду и разбою слишком многие умершие оставались без погребения. Таких живых мертвецов становилось все больше. Пленник был уверен, что хрупкая девушка, только что убившая двух его подельников, тоже недавно восстала из могилы.

Мужчина замолчал, выдохся. Андрей тоже молчал, обдумывая новую информацию, пытаясь сформулировать свои вопросы. Шок от понимания, что происходящее реально, навалился с новой силой. Ноги невольно подкосились от ужаса и осознания случившегося, захотелось орать, драться, выместить на ком-то свой страх.

Оборванец неудачно выбрал момента для попытки бегства. Он резко вскочил на ноги, отпрыгнул в сторону и бросился вон из двора, на улицу. Страх придал ему сил, догнать его было нелегко. Когда Андрей уже почти схватил его за плечо, мужчина резко обернулся и взмахнул перед собой здоровой рукой. Движение вышло настолько быстрым, что уклониться времени не осталось, какой-то острый предмет глубоко разрезал щеку и лоб. Хлынувшая кровь залила глаза, а затем поднявшаяся откуда-то изнутри темная волна безумия затопила разум. Что было дальше, Андрей не помнил.

И никогда не пытался вспомнить.


Судя по расположению звезд, прошло не так уж много времени. Очнувшись, он ощутил покрытое слегка запекшейся кровавой коркой лицо, в таком же состоянии находились одежда и руки. Труп с разодранной глоткой изломанной куклой лежал у ног. Как ни странно, чувствовал Андрей себя не плохо, сосущее чувство голода отступило, маяча на самом краешке сознания. Понимание, чем именно он утолил дикую жажду, никаких последствий не вызвало, словно организм утверждал — все так, как и должно быть. Бурлящая энергия искала выхода, хотелось двигаться, тело стало легким, краски расцветили ночной город. Не задумываясь, девушка быстро метнулась в сторону доносившегося шума прибоя.

Бег позволял не думать. Отрешиться от происшедшего, забыть, не пытаться ответить на множество вопросов, отодвинув их в дальний уголок сознания. Просто с любопытством разглядывать разрушенные дома, слушать ночные шорохи, писк крыс и редкие песни птиц, чувствовать, как ветер ласково обвивает полуобнаженное тело. Свобода, счастье! Счастливый и безумный смех пронесся над опустевшей улицей.

Стремительный бег прервался так же внезапно, как и начался, смех сменился рыданиями. Девушка остановилась, присела на корточки в пыль, сорвала с плеч превратившееся в лохмотья платье. Ни холод, ни собственная нагота нисколько ее не смутили, в тот момент они не имели никакого значения. Хотелось завыть. Осознание ужаса положения, в котором то ли он, то ли она оказался, накатило внезапно и ударило наотмашь. Так плохо ему еще никогда не бывало. Даже в день смерти матери. Приди сейчас отребье наподобие тех трех, которых он убил сегодня, и погрузившийся в свое отчаяние Андрей не стал бы сопротивляться. Он бы просто-напросто не заметил угрозы.

В таком положении его и застал рассвет. Рассеянные солнечные лучи, предвестники наступающего дня, угрожающе покалывали обнаженную кожу. Наконец, подняв голову, живая не-мертвая с душой мужчины из другого мира тускло огляделась, медленно поднялась и зашаркала в ближайший переулок, выискивая убежище на ночь.


Вечер принес пробуждение и боль. Крох энергии, сохранившихся со вчерашнего пиршества, организму не хватало, о чем тот и сообщал доступным ему образом. Жутко хотелось крови. Следовало бы пойти, поискать живых, но мысли об убийстве вызывали отвращение. В конце-концов, пока голод еще можно терпеть, лучше узнать, что происходит в округе.

Иногда приходящие мысли о самоубийстве Андрей отгонял. Он продолжал называть себя старым именем, сознательно «забыв» о женском обличии. Надо же как-то называться? Вообще, в его положении лучшим выходом было игнорировать произошедшие лично с ним изменения и заняться вопросом выживания, чтобы не свихнуться. Посему, для начала он решил оглядеться, а дальше видно будет.

С некоторым трудом разыскал сброшенные вчера лохмотья, замотался в них, сколь можно. Грязные тряпки не столько прикрывали, сколько показывали, но все-таки это лучше, чем совсем ничего. Голая девушка и девушка в лохмотьях вызывают немного разные эмоции, правда, попадаться на глаза мародерам не стоит в любом случае. Прикосновение заскорузлой ткани вызывало неприятные ощущения, кажется, чувствительность кожи повысилась. Странно, во время вчерашней драки мародер сильно оцарапал руки, потом неудачное падение на землю, по идее, в тот момент девушка должна была почувствовать болевой шок, со слишком нежной-то кожей. Ничего подобного. Андрей провел ногтем по предплечью, посмотрел на быстро зарастающую рану. Кровь не выступила, боль воспринималась как-то отстраненно, словно у другого человека.

Человека, ха!

Торопливо прекратив экспериментировать, Андрей забрался на ближайшее здание. Полуразрушенное, как и все увиденные строения, оно слегка возвышалось над округой и позволяло осмотреть ближайшие окрестности, хотя бы приблизительно составить впечатление о странном городе.

Впечатления составились нерадостные. Вымершие улицы, по которым скользят пугливые тени, кое-где крошечные пятачки костров отвоевывают у ночи немного власти. Дома, по большей части, приземистые, укрытые невысокими заборами, ворота зачастую сорваны и валяются внутри дворов. Словно жители внезапно оказались вынуждены бежать от вторжения врага, не слишком заботясь о сохранности имущества — лишь бы ноги унести. Крыши провалились, некоторые здания пострадали от огня, на их месте грудами валялись куски глины и ракушечника. Безрадостное запустение чем-то напомнило хроники блокадного Ленинграда. На улицах полно разного мусора, от палок до присыпанных песком человеческих костей. Правда, привычных фантиков, оберток, окурков и тому подобных мелочей не заметно, равно как и тряпок длиннее сантиметров двадцати.

Впрочем, в той стороне, где город плавно вползал в море, огней было куда больше. Чуткий слух доносил слабые крики, значит, люди там жили или вели какую-то осмысленную деятельность. Последнее предположение подтверждалось чем-то, здорово напоминавшим корабельные мачты, подробности разглядеть мешали развалины. Пойти туда? Попросить о помощи, или поохотиться? Андрей помотал головой, отгоняя дурман наваждения. Нет, еще рано. Как отнесутся и как приветят симпатичную беззащитную гостью, он уже понял, сначала следует узнать побольше о самом себе и о мире, в котором, кажется, предстоит жить. Говорили умные люди: «не связывайся с чертовщиной». Не послушал, так мало того, еще сумел найти дилетанта с серьезным артефактом. А опаснее дурака — только дурак с пулеметом, вот и плати теперь за глупость, и свою, и чужую.

Нужен источник информации, «язык». Слава богу (богам, судьбе или творцу забросившего сюда артефакта), местный говор Андрей понимал, поэтому расспросить пленника он сумеет. Еще раз осмотревшись, с неприятным удивлением обнаружил закономерность в перемещениях немногих шныряющих по улицам или отдыхающих людей. Одиночки не появлялись совсем, городские оборванцы сбивались в стаи не менее чем по три человека. Связываться с группой не хотелось. Значит, придется оглушить часового, или ждать, пока кто-либо отойдет в сторонку.

Возле ближайшего костра грелись четверо, двое спали, двое коротали время за неторопливой беседой. Подобраться к ним поближе не составило труда, свет звезд легко позволял различить мусор и сучки, так что передвигаться по земле можно было бесшумно. Медленно, конечно, но Андрей не торопился: возможность подслушать чужой разговор его устраивала. Лишь бы получить информацию, а не тратить время на пустой треп. К сожалению, ничего путного он выяснить не смог. Двое мужчин обсуждали, куда направятся завтра, дружно ругали скупщиков-жмотов, вслух мечтали «найти что-нибудь стоящее». Слишком много имен, незнакомых названий, терминов, которые наблюдатель не понял, хотя на всякий случай постарался запомнить. Речь бродяг, обильно пересыпанная грязным матом и жаргоном, постепенно становилась невнятнее, паузы все длиннее. Наконец, один улегся на кусок ветоши, второй продолжал бездумно пялиться в костер.

И что теперь делать? Попытаться подобраться поближе, оглушить клюющего носом часового и, пока не проснулись остальные, сбежать? Андрей еще вчера обратил внимание на неожиданно большую физическую силу нового тела. Да, он сможет утащить человека, особенно такого щуплого, если ему не будут мешать. Заманчивый вариант, только маловероятный. Слишком чутко люди спят, вон, постоянно вздрагивают, время от времени просыпаются, оглядываются вокруг мутным взглядом, и снова погружаются в тревожную полудрему. Стоит им не услышать — почувствовать присутствие постороннего, мигом придут в себя.

В ту ночь на стороне землянина играла сама судьба. Видимо, решила, что ему и так досталось, надо слегка помочь неудачнику. Часовой тихонько поднялся и направился к обломку стены, за которым притаился Андрей. Послышалось журчание, довольное покряхтывание. В тот самый момент, когда мужчина принялся затягивать служившую ремнем веревку на драных штанах, к нему подскочила быстрая девичья фигурка, тонкая рука ударила по виску. Первый порыв — впиться клыками в шею — Андрей подавил, сейчас не время. Он торопливо закинул обмякшее тело на плечо и побежал от костра. Сзади раздавались испуганные крики, следовало торопиться. Рассвет наступит, судя по ощущениям, часа через три, до этого времени надо найти тихое место, допросить пленника, спрятаться в защищенном от солнечных лучей месте. Вообще, нужно постоянное убежище.


Фиксировать пленника пришлось его же одеждой. Веревка пошла на связывание рук, спущенные и обмотанные вокруг ног штаны мешали побегу. После пары оплеух мужчина достаточно пришел в чувство, чтобы ощутить лежащие на горле ногти и услышать тихий шипящий голос:

— Я спрашиваю, ты отвечаешь. Будешь задавать вопросы — убью. Станешь орать, лгать, звать на помощь — убью. Понял?

Оборванец закивал. То есть, начал усиленно моргать глазами и гримасничать, выражая согласие.

— Как называется это место?

Пленник попытался заговорить, но из горла вырвалось хриплое сипение. Андрей слегка ослабил нажим. Вторая попытка вышла удачнее.

— Талея, госпожа.

— Это название города или страны?

— Города, госпожа.

Талея располагалась в глубине большого залива и прежде служила морскими воротами целой страны, даже не одной. На востоке — Доброе море, огромный водный массив, раньше служивший источником пропитания и дохода многочисленным купцам и рыбакам. Берега с удобными бухточками и многочисленные острова способствовали судоходству. Теперь здесь правят пираты. Хотя торговцы продолжают сновать между городами, их стало значительно меньше, чем раньше, и они вынуждены нанимать солдат для охраны своих судов. К северу и югу от города расположены бывшие владения королевства Сальватия, после эпидемии чумы рассыпавшегося на отдельные клочки земли под властью самостийных правителей. Огромная долина, составлявшая основную часть государства, превратилась в арену схваток за кусок пищи между обезумевшими людьми. Море выручало жителей побережья, в основном голод свирепствовал на западе. Там, вблизи высокого горного хребта, людей почти не осталось. Расстояния до гор выяснить не удалось, пленник не знал точного ответа. До катастрофы пересечь королевство можно было за неделю.

Оружия — пока что — хватало, пусть большая часть и не действовала. Чума Магов, как он называл произошедшую (по всему миру, насколько было известно) катастрофу, что-то изменила в глобальных законах планеты. Магия исчезла, вместе с ней рухнула цивилизация. В первый год погибло три четверти населения, с тех пор людей становится все меньше и меньше. Продовольствие взять почти неоткуда, лекарств тоже нет, дикие звери и вырвавшиеся на свободу творения колдунов утратили страх перед человеком. Восставшие мертвецы особого ажиотажа на этом фоне не вызывали, по сравнению с другими, разгуливающими на свободе, обитателями. Что упырь? Его легко убить, достаточно пронзить сердце или снести голову. Или просто вытащить на свет.

Правил Талеей герцог Даран, по крайней мере, титул правителя пришелец перевел так. Сначала он и его приближенные отсиделись в цитадели, переждав самое страшное время в относительной безопасности, затем восстановил контроль над городом и окрестностями. Понемногу начали засевать поля, восстанавливать хозяйство, солдаты уничтожили наиболее опасных монстров. Сейчас владения Дарана простирались на три дня пути во все стороны и считались относительно безопасными, по местным меркам — огромное достижение. Ему даже удалось потопить несколько пиратских галер.

Место, в котором оказался Андрей, последние три года называлось Гнойником. Раньше эти кварталы считались довольно престижными, если не сравнивать с Золотым, кварталом знати. Здесь селились преуспевающие торговцы, слабенькие маги, зажиточные ремесленники из числа владельцев собственных предприятий. Во время чумы они пострадали первыми. Обезумевшие от страха толпы вырезали жителей, не имеющих защиты в лице городской стражи, та удерживала стены внутреннего города. После бойни и разграбления квартал оставили, беднота перебралась ближе к морю. В припортовых районах намного проще найти кусок еды и меньше чудовищ. Правда, сохранившееся подобие примитивной экономики со временем вынудило самую нищую часть выживших людей заниматься опасным промыслом, выискивать полезные вещицы на продажу. Во время Чумы погромщики утащили многое, но многие вещи остались спрятанными, или их просто не заметили, забыли подобрать. Предметы роскоши не особо котировались, куда больше скупщиков интересовало оружие, металлические изделия, уцелевшая ткань, ковры. Золото ценилось меньше, чем добротная куртка или каравай хлеба из грубой муки. За банку консервов убивали не задумываясь.

Книги, артефакты, носители знаний безжалостно уничтожались. Пророки расплодились, как грибы после дождя, и все они единодушно объявили магию источником всех бед. Магов вырезали вместе с семьями, тень подозрения в обладании книгой могла обречь человека на мучительную смерть. Впрочем, новоявленные мессии с неменьшим удовольствием проклинали друг друга, их приверженцы часто сходились в жестоких, кровавых и бессмысленных драках.

— Что ты знаешь про упырей?

Пленник уже понял, как себя следует вести. Не трепыхаться, не задавать вопросов, отвечать коротко и четко. С последними двумя условиями, правда, мужчина справлялся плохо, страх перед упырихой мешал сосредоточиться. Хорошо хоть не обделался.

— Вы… вы оживаете на третий день после смерти, госпожа, и пьете людскую кровь. Больше ничего не знаю, клянусь!

Возможно.

— Если упырь кусает живого человека, а тот выживает, человек становится упырем?

— Не знаю, госпожа! — испугался оборванец. — Шестерыми клянусь, не знаю!

Андрей задумался. Кажется, вызнать еще что-либо полезное не удастся, источник знаний иссяк. И рассвет скоро…. Не-мертвая задумчиво уставилась на тонкую жилку, набухшую на шее пленника, непроизвольно вдохнула пахнущий сладким солоноватым ароматом воздух. Жажда давила с каждой секундой все сильнее. А если не пить кровь? «Сойдешь с ума», подала голос рациональная часть разума.

Спеленатый мужчина в ужасе задергался, за что немедленно получил камнем по голове. Слегонца, убивать не хотелось. Остатки человечности запрещали отнимать жизнь без лишней необходимости, и это радовало. Значит, еще не все потеряно. Значит, можно жить, можно надеяться, можно планировать будущее.

Распоров маленькими клыками вену на локте, Андрей сделал первый глоток.


Содержание:
 0  Ростки мёртвого мира : Р Артемьев  1  вы читаете: Глава 1 : Р Артемьев
 2  Глава 2 : Р Артемьев  3  Глава 3 : Р Артемьев
 4  Глава 4 : Р Артемьев  5  Глава 5 : Р Артемьев
 6  Глава 6 : Р Артемьев  7  Глава 7 : Р Артемьев
 8  Глава 8 : Р Артемьев  9  Глава 9 : Р Артемьев
 10  Глава 10 : Р Артемьев  11  Глава 11 : Р Артемьев
 12  Глава 12 : Р Артемьев  13  Глава 13 : Р Артемьев
 14  Глава 14 : Р Артемьев  15  Глава 15 : Р Артемьев
 16  Глава 16 : Р Артемьев  17  Глава 17 : Р Артемьев
 18  Глава 18 : Р Артемьев  19  Эпилог : Р Артемьев



 




sitemap