Фантастика : Ужасы : ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

11971 год. Июль. Москва

Осипов проснулся посреди ночи от ощущения нестерпимой духоты. Страшно хотелось пить. Он кряхтя встал, прошлепал на кухню, достал из холодильника бутылку пива, зубами сорвал колпачок, стал пить прямо из горлышка, жадно глотая, захлебываясь, проливая пенящуюся жидкость на пол. Душно. Как душно!

Вернулся в комнату, распахнул балконную дверь. Вышел, надеясь, что на улице будет прохладнее, но и здесь не наступило облегчения. Похоже, надвигалась гроза. Тяжелый липкий воздух, казалось, стекал по потному телу. Блеснула зарница. Сходил за сигаретами, закурил, мельком глянув на будильник. До утра было еще далеко.

Сигарета вроде бы принесла облегчение. Дышать стало чуть легче. Но что-то по-прежнему не давало покоя. Что? Он напряг сонное сознание. Что-то снилось, такое ужасно гадкое, противное. Ах да. Школьный подвал. Крыса, барахтающаяся в баке с кислотой. Почему она еще жива? Запах!!! Он вздрогнул от омерзения. Прошло уже больше недели, а он до сих пор не может прийти в себя. Осипов вспомнил корчащееся в кислоте тело, и его начало тошнить. Он несколько раз глубоко вдохнул ночной воздух, и тошнота отступила. Но все равно на душе было по-прежнему гадостно. Словно выпачкался в дерьме и никак не может отмыться. Именно в дерьме. И зачем только связался? Поманили деньгами, вот и взялся. Деньги, конечно, вещь немаловажная, но знал бы, что придется пережить, не связался и за миллион.

Впрочем, кто знает. Генеральша сдержала свое обещание, вручила ему ключи от «волги». Особого восторга, конечно же, не выразила. Впрочем, какая ему разница: машина стоит в гараже. Его машина! Убийца ее сыночка найден, да к тому же мертв. Не пришлось по судам таскаться, выслушивать всякие мерзости. Так что генеральша не в проигрыше. Она это, конечно, понимает. Теперь он подал заявление об отпуске и через пару недель покатит на честно заработанной «волге» в Крым. На честно заработанной! Вот именно! Вряд ли нашелся бы такой, который взялся за это дело, наперед зная, что придется пережить. Ему просто повезло. Не наступи Шляхтин на крысу, неизвестно чем бы все закончилось. Скорее всего в бак с кислотой пошел бы он сам. И не стало бы талантливого журналиста.

Осипов усмехнулся. Народ в редакции, конечно, завидует. Еще бы! Машина – на халяву. Дураки! Он отдал бы машину, лишь бы закрыть подвал, мерзкое шипение кислоты… Но в героях ходить приятно. Еще бы! Уничтожил негодяя, сексуального маньяка, на счету которого семь человеческих жизней. Он даже хотел написать очерк. Уже и название придумал: «Нелюдь». Не разрешили. В нашей стране нет маньяков. Вот на Западе, там сколько угодно. Так ему редактор объяснил. Что ж. Нельзя так нельзя. Он понимает. Идеология! Впрочем, милицейское руководство отметило его подвиг. Даже часы подарили и почетную грамоту вручили. Не хухры-мухры. Сам руководитель столичной милиции пожал руку на редакционной летучке. Народ, конечно, балдел. Кое-кто потихоньку хихикал. Посмотрел, как бы они похихикали, попади в этот школьный подвал. Там, говорят, обнаружили несколько трупов. В заброшенном колодце, как он слышал. Сам-то он туда ни ногой. Хватит с него. Насмотрелся! Нет, но откуда берутся такие, как этот физрук? В его подвальном логове нашли десятки фотографий. Вот фотографии он видел: расчлененные трупы, вся эта мерзкая процедура запечатлена. Однако какая сволочь! Нашли фотографии и Валентина Сокольского. Правда, не мертвого, а еще вполне живого. Довольно пикантные, надо сказать, снимочки. Нашли и письма. Осипов до сих пор недоумевает, как может писать подобные послания мужик мужику. Ничего себе любовные записочки. Конечно, письма и фотографии не доказательство. Но Шляхтина опознали соседи Сокольского по даче. Сообщили, что видели его возле дачи несколько раз. Нашлись и другие свидетели. Все жертвы Шляхтина были гомосексуалистами. Конечно, прямых улик нет. Никто не видел, как Шляхтин убивал Валентина. Но милиция подтвердила факт преступления. Какие-то там линии, способы нанесения ранений, вроде бы характерные именно для этого убийцы. Проведена криминалистическая экспертиза. Факт убийства Сокольского именно Шляхтиным доказан, причем подтвержден официальным документом. Доказан так доказан! И нечего голову забивать! Главное, все довольны.

А может, все-таки не Шляхтин убил мальчишку? Эта мыслишка нет-нет да и посещала Осипова. И как он ни гнал ее, приходила на ум вновь и вновь. Конечно, фотографии и письма – достаточно весомые доказательства, но ведь все жертвы Шляхтина, кроме Валентина, были спрятаны в школьном подвале. Но все ли? Шляхтин уже не скажет, а милиции, безусловно, выгодно списать все «висяки», свалив их на физрука. А вдруг выяснится, что убийца вовсе не Шляхтин? Тогда, безусловно, возникнет скандал. Генеральша потребует вернуть машину. Перспектива не из приятных. Хотя он тут ни при чем. Убийство доказано милицией. И все же некая неуверенность осталась. Уголовного дела по факту убийства гражданина Сокольского перед глазами у него нет, но он хорошо запомнил, даже заучил наизусть строки, касающиеся места преступления, и позу, в которой находилась жертва в момент обнаружения.

«…Труп лежал на небольшой поляне в глубине лесополосы, лицом вниз… На теле имеются множественные повреждения в виде глубоких резаных ран с характерными рваными краями. Кожа с черепа частично удалена…»

Потом далее…

«Обследование места происшествия показало наличие большого количества различных следов, принадлежащих, по-видимому, разным людям».

Еще бы не разным! Поляна в лесополосе, как ему удалось выяснить, являлась излюбленным местом окрестных «любителей природы». Здесь постоянно собирались небольшие компании распить бутылку-другую… Кстати, этих самых бутылок, конечно пустых, на месте преступления обнаружено не меньше десятка. Несколько допрошенных признались, что посещали поляну в день убийства. Так что следов там предостаточно. И не только человеческих, есть и собачьи, даже козьи. На поляне паслась чья-то животина. И еще какие-то… непонятные. Правда, отпечаток этот обнаружен в единственном числе, к тому же смазан. Эксперт утверждает, что след принадлежит скорее всего очень крупной собаке. Что значит, очень крупной? А может быть, кто-то просто-напросто имитировал след? Возможно, дети? Играли, скажем, в индейцев и попытались воспроизвести отпечатки крупного зверя? Осипов последний раз затянулся и швырнул окурок во тьму. Тот прочертил во мраке огненную извилистую линию и упал на асфальт. Словно падучая звезда.

Осипов вспомнил. Существует поверье: падает звезда, когда чья-то душа отлетает от мертвого тела.

Характер ран, нанесенных Сокольскому, очень похож на раны, которые оставляет крупный зверь. Точно когтями его располосовали. Но какие в подмосковной лесополосе крупные звери. Разве что тигр сбежал из зоопарка, но ни о чем подобном в последнее время слышать не приходилось. Впрочем, все это бред. Его несколько беспокоило другое. А именно: почему не дает о себе знать таинственный незнакомец, с которым он встречался на загородной даче. Он ведь прямо сказал, что в случае удачи он, Осипов, может рассчитывать на вознаграждение. Хотя, конечно, не в вознаграждении дело. Ему очень интересно снова встретиться с тем странным человеком. Уж больно личность необычная.

Именно этот непонятный человек направил его в нужном направлении, без него поиски вряд ли увенчались бы успехом. Значит, он что-то знал или только предполагал? Возможно, он еще объявится. А вот другая загадочная персона – Джордж – не заставила себя ждать. Позвонил буквально на другой день после произошедших событий. Скоренько, однако, в их среде новости распространяются. Поздравил с успехом, просил не забывать. Очень надеялся на встречу. Намекал на кое-что, известное только ему одному. Нелепый, конечно, парень, но что-то в нем есть. Непохожий он. Непохожий на всех. Конечно, эти самые «голубые» вызывают гадливость. И все же… может быть, он действительно что-то знает. Скорее всего так. Странное пристрастие к теме мертвых… Но опять же – фотография. Шляхтин тоже увлекался фотографией. «Б-р-р…» – он вспомнил зловещие снимки.

С фотографом непременно нужно повидаться.

2

Телефон трезвонил, видимо, не одну минуту. Осипов вскочил и глянул на часы. Ничего себе! Уже одиннадцать. Ночная бессонница до добра не доведет. Заспался, однако. Кто это так настойчиво его домогается? Скорее всего из редакции. Впрочем, он же предупредил, что будет во второй половине дня. Негодяи, не дадут отоспаться! А ведь он почти в отпуске. И недвусмысленно предупредил об этом.

– Кто там? – небрежно пробормотал он в трубку.

– Я, милейший, я!

– Да кто «я»?

– Вы, друг мой, видать, не в настроении. Прошу прощения. Не хотел вас отвлекать. Еще раз прошу прощения. Я, право, необычайно смущен. Уж так не хотелось беспокоить…

– Да кто это?!

– Грибов, если помните. Фотохудожник. Были у меня давеча. В студии.

– А-а, – Осипов вспомнил, – как же, как же… Юрий Иванович.

– Можно просто Джорджем. Мы же условились… не надо этих церемоний. Вы ведь обещали, что наша встреча вновь состоится. Уж извините… беспокою.

Осипов наконец узнал этот слащавый голос и поморщился, вспомнив.

– Так вот, – продолжал сюсюкать Джордж, – я, конечно…

– Что вы хотели?

– Только встречи! – в голосе фотографа почудилась хрипотца. Странные, однако, интонации. Чего ему нужно?

– У меня для вас есть кое-что интересное.

– Не понял.

– Касательно ваших занятий.

– Выражайтесь яснее.

– Вы же занимаетесь расследованием убийства Валентина Сокольского?

– И что же?

– И, как я слышал, задержали убийцу. Честь вам и хвала. Редкое мужество! Я потрясен! Просто героизм. Гениально.

«Он что, издевается?» – Осипов уже было собрался бросить трубку.

– У меня для вас есть нечто в высшей степени интересное, – продолжал ворковать Джордж. – Приезжайте! Есть разговор. Приезжайте, друг мой, не пожалеете! Очень занимательные факты. Касательно преступления… Не хочу показаться навязчивым, но…

– К вам в студию? – решился Осипов.

– В студию? Нет, не стоит. У меня срочная работа. Чехи, знаете ли, заказали. Платят валютой. Поэтому дело не должно стоять. Приезжайте на Волхонку.

– Куда?!

– В Музей изобразительных искусств. У меня съемка. Сочетаю приятное с полезным. Давайте через час. Найдете меня наверху. Знаете, где импрессионисты висят?

В музее, несмотря на лето, было не особенно много народу. Группа аборигенов Полесья внимательно слушала экскурсовода, рассказывающего о фараонах Среднего царства, стайка китайцев склонилась над витриной с микенскими древностями, угрюмый немец в кожаных шортах впился взглядом в работу Кранаха.

На втором этаже было более оживленно.

– Так. Зиночка, повернись левее, руку приподними, покажи страсть. Больше страсти! Ты вся в танце! Экспрессивней. Руку на излом…

Голос было явно знаком.

Джордж работал. Он суетился возле картины Матисса «Танец», пытаясь придать натурщицам позы, воспроизведенные на полотне. Две модели – худосочные красотки – безуспешно старались понять задумку фотомастера. Вокруг собрались посетители и на все лады комментировали происходящее.

– Зиночка, это невозможно! – Джордж всплеснул руками и в отчаянии забегал вокруг своей треноги. – Ну почему я не пригласил мужчин? Объясняешь этим бабам, объясняешь… Кошмар!

– Ну работали бы, Юрий Иванович, с мужиками! – сказала более худосочная красотка. – Чего зря время отнимать?

– Я попрошу!!! – Джордж насупился и наклонился к камере. – Еще дубль.

– Ничего не получится, – сказал какой-то зритель, – на картине голые, а эти одетые. Надо бы раздеть.

– Раздеть! – уловил подсказку Джордж. – Именно!!! Вот это правильно. Девочки, раздевайтесь!!!

– Вот еще! – фыркнула Зиночка. – Мы так не договаривались. Обнаженная натура оплачивается по более высокой ставке.

– Зина, – с упреком пропела другая фигурантка, видимо, сочувствующая мастеру.

– Молчи, Лорка. На обнаженку не договаривались. Оплата сдельная, а этот конь нас обуть хочет.

– Я заплачу! – воскликнул Джордж. – Раздевайтесь, девушки.

– Верно ли, заплатишь?

– Зи-на! – с упреком произнес фотомастер.

– Ладно. Лорка, давай. Коли он обещает, то никуда не денется. Слышал, Жорик? Не отвертишься, коли наколешь. – И Зина, ни минуты не медля, стянула через голову платье.

– Послушайте, гражданин, – пробилась сквозь образовавшуюся толпу старушка-смотрительница. – Ведь это же храм. Храм искусств! Что вы себе позволяете! Сейчас же прикажите девушкам одеться. Какой срам! В храме!!!

– Спокойно, бабуся. У меня заказ Министерства культуры. Екатерина Алексеевна в курсе. Ты слышишь, старая? Сама Фурцева! Тащи своего директора. Пардон, девочки. Продолжаем работать. Служителей тоже понабрали! Искусства не видят. Заслонились от народа размалеванными задниками! Что, мне в министерство звонить?! Нижнее белье тоже снимайте. Чтобы как у Матисса! Товарищи, товарищи, не мешайте работать. Сдайте назад, пожалуйста. Зина, посмотри на полотно. Где экспрессия? Я тебе плачу за голую задницу, а у тебя что? Лариса, вздымайте руки над головой. Снято! Переходим к Дега.

Толпа зачарованно двинулась вслед за натурщицами.

– Юрий Иванович, – позвал Осипов.

Фотограф обернулся и узнал журналиста.

– Ой, голубчик! Вы видите. Никак не могу оторваться. Миль пардон. Еще несколько дублей.

Примерно через час фотодейство было завершено.

– Работать не с кем, – пожаловался Джордж, собирая аппаратуру. – Натурщицы – деревяшки. Ни одна с точностью не может воплотить замысел. Бьешься с идиотками, бьешься… Все впустую. А фирмачи, они донельзя требовательны. Придираются. К тому же время поджимает. Вот и приходится работать с кем попало. Конечно, отвлек вас. Думал, управлюсь быстрее. Вы уж извините.

Осипову до чертиков надоел музей, его посетители, а главное, было жалко потерянного времени.

– Не расстраивайтесь, – фотограф положил ему руку на плечо, и Осипов едва сдержался, чтобы не стряхнуть потную ладонь. – Сейчас поедем в кабачок, посидим…

– Какой кабачок?!

– Да любой, на ваш выбор. Ну хотя бы «Якорь». Любите рыбную кухню?

– До «Якоря» пилить и пилить.

– Обижаете. В тачку, и мы там. Заливная осетрина с хренком… О! – Фотомастер облизнулся. – Люблю, черт возьми, перекусить после напряженной работы. Да вы не волнуйтесь. Плачу я.

В ресторане оказалось совсем пусто.

– Отлично! – прокомментировал Джордж. – Никто не помешает побеседовать по душам.

– По душам? – Осипов непонимающе уставился на фотографа.

– О деле, конечно. Коньячок?

– Я предпочитаю пиво.

– Плебейский напиток. Водку, семечки и пиво не употребляю. Ну, не обижайтесь. Шутка. А я, тем не менее, глотну коньячку. Армянский. Конечно, не «Двин», но все же. Вы настаиваете на пиве? Зря! Хотя, конечно, креветки… Понимаю. Не смею противодействовать. Итак, за ваш успех.

– О чем вы хотели со мной поговорить? – стараясь говорить спокойно, спросил Осипов.

– Обижаете! Да ни о чем. Просто хотел поздравить. Такая удача! Обезвредили гада. Какая, однако, сволочь. А ведь я его знал.

– Вы знали Шляхтина?

– Конечно.

– И остались жить?

– Да зачем ему было меня убивать? Я был вне сферы его интересов. Наоборот. Он не раз приходил ко мне в студию. Интересовался фотоискусством. Я давал ему уроки. К сожалению, не знал, чем он, мерзавец, занимается. Вытурил бы. В три шеи вытурил! Впрочем, поздно. Вы оказались проворнее. За ваше здоровье. – Джордж поднял рюмку.

Осипов отхлебнул пива, очистил креветку.

– А вы действительно думаете, что Сокольского убил именно физрук? – Джордж склонился над рыбным ассорти, и потому вопрос прозвучал глухо и невнятно.

– Не понял? – Осипов вопросительно взглянул на своего собеседника.

– Ну этот мальчишка. Валентин, по-моему. Вы думаете, он пал жертвой Шляхтина?

– А кого же?

– Не знаю.

– Я вас не понимаю?

– Неплохая форелька. – Джордж причмокнул. – А вот осетринка припахивает, или мне кажется? Нынче, знаете, с осетринкой беда. Уж не ведаю почему. Могу и ошибаться. Ну да ладно. Я, конечно, понимаю: Шляхтин – негодяй, убийца. Но имею большие подозрения, что не он убил мальчишку.

– А кто?

– Кто? – Джордж пожевал губами. – Не знаю, скорее всего не физрук.

– Что вы мне голову морочите?

– Помилуйте. Я просто хочу вам помочь.

– Не надо мне помощи!

– Ах да. Я и забыл. Вы уже получили свой гонорар. Машинку, если я не ошибаюсь. И по нашим меркам, весьма неплохую. А если возникнет настоящий убийца?

Осипов поднялся.

– Вы меня за дурака принимаете?!

– Отнюдь. Но у меня есть доказательства. Во-первых, физрук убивал свои жертвы с помощью тонкой струны от фортепьяно. Душил, одним словом. А потом уж расчленял. Далее. Все его жертвы оказались завлечены в подвал школы и там же были спрятаны, мальчишка же погиб неподалеку от своей дачи. Способ убийства совершенно иной. Как известно, содрана кожа с черепа, на теле резаные раны… Или не так?

– Так.

– Вот видите. Не сходится.

– А если Шляхтин промышлял и, так сказать, в свободном поиске?

– Конечно, не исключено. Вполне возможно. Однако это не доказано. Но вот совершенно достоверно другое. В тот день, когда убили мальчишку, Шляхтина вовсе не было в Москве.

– Как не было?

– А вот так? Он возил школьную волейбольную команду в Подольск на соревнования.

– От Подольска до Москвы каждые полчаса идет электричка…

– И тем не менее он не отлучался.

– Вы уверены?

– Абсолютно.

– Так вы хотите сказать, что на Шляхтина «повесили» убийство Сокольского?

– Думаю, да.

– Но зачем?!

– Элементарно. Мертвец все спишет.

– Тогда кто же убил Сокольского?

– Не знаю. – Джордж насмешливо посмотрел на Осипова. – Да и какое мне дело? Мне за расследование не платят.

– Шантажируете, что ли?

– Помилуйте, зачем? Ваши деньги мне не нужны. Напротив, я хочу бескорыстно помочь. Мало ли что, вдруг выяснится настоящий убийца. Что тогда? Придется вернуть «волгу». А ведь как не хочется. К тому же… – Он замолчал и подцепил на вилку последний кусок осетрины.

– Что к тому же?

– Позора не оберешься.

– Мои проблемы.

– Верно, ваши. И все же…

– Чего вы все ходите вокруг да около?

– Понимаете, у меня есть некоторые предположения. Но вам они покажутся настолько невероятными…

– Не покажутся, выкладывайте.

– Спокойно, мой нетерпеливый друг. Терпение и еще раз терпение. Ведь у вас есть связи в компетентных органах?

Осипов кивнул.

– Так вот, попробуйте выяснить, не было ли подобных преступлений. Именно с такими же характерными признаками. Способ убийства… Нанесение телесных повреждений. И все такое… И не только в Москве. Конечно, это будет трудновато, но вы уж постарайтесь… Для собственной пользы. Поверьте. Отсюда и надо плясать.

– Послушайте, – Осипов испытующе смотрел на своего собеседника, – вы ведь что-то знаете. Коли начали этот разговор, так продолжайте. Доведите до конца.

– До конца? – Ироническая улыбка появилась на губах Джорджа. Он поднял рюмку с коньяком, отпил чуть-чуть. – Неплохой коньячишко, – констатировал он. – Давайте так: вы все же попытаетесь поработать самостоятельно, ну а если не получится – милости прошу в мою обитель… Выпейте, душка, коньячку.

3

– Н-да, – Илья поморщился и сплюнул, – дела, дела… Задал работенку… Не понимаю, почему именно мне досталась ноша сия? Тебе хоть лавры, слава, да к тому же материальные блага, а мне?

– Да ладно, Безменов, не прикидывайся. – Осипов искоса посмотрел на приятеля и усмехнулся. – Как это никаких благ? А тачка?

– Тачка твоя.

– Но ведь в Крым мы поедем вместе? Так что не надо, давай, чего ты там накропал.

– Успеется. Хочу тебе пару слов сказать, не для микрофона. Еще раз повторяю, зря ты с этим связался. Чем дальше, тем больше убеждаюсь. Машина, конечно, вещь хорошая. Тем более «волга». Но я бы на твоем месте успокоился. Ведь все довольны: и мое милицейское начальство, и генеральша, да и у тебя в редакции, по-моему, тоже.

Сделал дело – гуляй смело. Банально, но тем не менее. Чего расковыривать поджившую болячку.

– Однако странно ты запел. – Осипов закурил и задумчиво смотрел на приятеля. Они сидели в пыльном скверике неподалеку от консерватории. – Ведь это не в твоих правилах отступать, так почему же советуешь мне?

– Отступать? Да ты вовсе и не отступаешь. Нашел преступника, будь доволен. Не каждый день вылавливаем подобную рыбу даже мы, профессионалы.

– Но ведь ты сам не уверен, что Шляхтин убил Сокольского?

– Может, и не уверен: что из этого? Остальных-то он угробил наверняка!

– Ну вот, договорились! Мне машину дали не за тех, а именно за этого. А если всплывет настоящий убийца?

– Даже если и всплывет, то тебя вряд ли обвинят в некомпетентности. Ты свою задачу выполнил.

– Что значит выполнил? Случайность привела меня в тот злосчастный подвал. Случайность помогла справиться с маньяком. А совесть?

– Да брось ты! Начинаешь: совесть, совесть… При чем тут совесть? Ладно! Коли хочешь дальше в болото лезть, воля твоя. Расскажу, что удалось узнать. В день убийства Сокольского Шляхтин действительно был в Подольске. Однако установить наверняка, выезжал он в Москву или не выезжал, не удалось. Дети, с которыми он отправился в Подольск на соревнования, вечером его не видели. А вот в гостинице сказали, что он никуда не уходил, а всю ночь провел в номере. Эти заявления ничего не доказывают. Он спокойно мог незаметно для дежурной по этажу выйти из гостиницы и отправиться на станцию, а уж потом делать все, что ему угодно: до Москвы рукой подать. Второе. Действительно, способы, которыми умерщвлял свои жертвы Шляхтин, не совсем походят на способ, которым был убит Сокольский. Однако это тоже ничего не доказывает. Вполне возможно, что у физрука просто не хватило времени и он совершил преступление спонтанно. Именно спонтанно, – повторил Безменов. Видно было, что слово ему понравилось, и он словно перекатывал его на языке.

– Спонтанно! – Осипов фыркнул. – Человек среди ночи едет черт знает куда и, ты думаешь, совершает убийство ни с того ни с сего. По наитию…

– Почему ни с того ни с сего? Конечно, он все обдумал, приготовился, однако времени у него было мало, и он действовал не по обычному сценарию. К тому же доказаны только убийства в школе, мы ведь не знаем наверняка, что он вытворял. Вполне возможно, мог убивать и вне подвала.

– Уже теплее. Выяснить, происходило ли нечто подобное, я тебя и просил. Ты, надеюсь, сделал?

– Сделал, – буркнул Безменов. – Чего для тебя не сделаешь. Работа, конечно, проделана огромная…

– Но бесполезная!

– Кончай острить! Действительно, пришлось покопаться. Ведь речь шла не только о преступлениях, зарегистрированных по Москве. К тому же учет ведется… – Он махнул рукой. – Я раскопал данные за три последних года: 1968-й, 1969-й и 1970-й. Нынешний год, конечно, не брал, старался подбирать преступления, напоминающие по почерку убийство Сокольского. Вот список. – Он раскрыл папку, достал несколько машинописных листов и передал Осипову. – Поизучай на досуге. Однако не слишком забивай себе голову. Готовься лучше к поездке. Или ты не хочешь посетить Крым? Лазурное море, девушки, шашлыки! А песок?.. Нет, старик, не тебе быть Шерлоком Холмсом или даже Эркюлем Пуаро. Не твое это. Пиши свои статейки. Блистай. А грязную работу оставь нам, профессионалам.

4

Список действительно оказался объемистым. Никаких комментариев не было, разбирайся, мол, сам. На первом листе стояла дата «1968 г.», а дальше шли фамилии, место и характер преступления.

Осипов валялся на продавленной кушетке и всматривался в бледный текст, пытаясь представить себе тех несчастных, которые благодаря чьей-то патологической жестокости гнили сейчас в земле.

Он пробежал список раз, другой, и ему почудилось, что в скорбном мартирологе прослеживается некая закономерность. Он еще не понял какая. Но точно: есть! И принялся снова изучать перечень жертв.

1. Шавров М. П. – 44 года. Ялта. 10 мая. Скальпированная рана головы. Затылочная кость пробита. Обнаружен недалеко от пансионата «Горняк», где отдыхал. Убийца не найден.

2. Николюк Ю. С. – 31 год. 8 июня. Мисхор. Обнаружен на пляже. Вскрыта грудная клетка. Множественные переломы ребер. Убийца найден.

3. Евтушенко Е. Н. – 48 лет. Евпатория. 5 июля. Скальпированная рана головы. Кости черепа проломлены.

4. Иванов А. И. – 47 лет. Евпатория. Множественные раны. Голова отделена от туловища.

5. Евтушенко А. И. – 44 года. Евпатория. 5 июля. Множественные повреждения шеи.

Примечание: последние трое найдены убитыми на диком пляже, неподалеку от Евпатории, возле палатки, где проводили свой отпуск. Евтушенко Е. Н и Евтушенко А. И. – супружеская пара. Иванов А. И. – брат Евтушенко А. И. Убийца неизвестен.

6. Идрисов И. И. – 31 год. 7 июля. Свердловск. Скальпированная рана головы. Найден в одном из городских лесопарков. Убийца не установлен.

7. Кокорев А. Б. – 24 года. 4 августа. Москва. Множественные колото-резаные раны по всему телу. Убийца не обнаружен.

Осипов отложил список в сторону и прикрыл глаза. Способ убийства во всех случаях очень схож. Это, конечно, бросается в глаза сразу же. Но только ли это? Он снова потянулся к бумагам и перевернул страницу.

11. Кармадина Е. В. – 21 год. 22 октября. Побережье неподалеку от Риги. Множественные раны…

Ну и так далее. Чего ее занесло на холодный балтийский пляж в разгар осени? Может быть, гуляла, искала янтарики… Да мало ли зачем. Тут-то ее и настигла смерть в лице… В чьем же?! Он представил себе пустынный пляж, бурное серое море и одинокую девичью фигурку, бегущую по берегу, опустив голову вниз.

Ага! Пляж.

Первые двое тоже погибли неподалеку от моря… Правда, Черного. А здесь Балтика. Интересно проследить географию происшествий. Он внимательно просмотрел список. Представлены почти все регионы страны. Даже Средняя Азия. Вот, под номером 18 – Рустамова Сония, найдена на окраине Ташкента, характер ранений совпадает с ранами, нанесенными остальным жертвам. Еще какие регионы? Урал, Москва, Поволжье… Три человека в Прибалтике. А с морем сколько связано? Осипов начал считать. Получается, что девять человек. Треть списка! Черное, Балтийское… Два похожих по почерку убийства на Азовском. Тоже неподалеку от городов. И что характерно, на пляже. Возле Саратова, на берегу Волги. Убиты муж и жена – туристы.

Вот еще одно. Жертва под номером 24. Некая Поволокина, 32 года. Погибла совсем недавно, в октябре прошлого, 1970 года. Тоже на пляже. Характер ран… Совпадает до мелочей. Почему именно на пляже? Подобное преступление предполагает полную безлюдность местности. Чего их несло в такие места? Может быть, свидания? Середина октября. Не совсем подходящее время для увеселений на пляже. Впрочем, Крым. Скорее всего погода стояла хорошая. 32 года. Относительно молодая… Наверное, из отдыхающих. Вырвалась на волю… Зверюшка вырвалась из клетки… А тут волк… Итак, девять человек погибли возле моря, а если считать двух на берегу Волги, то одиннадцать. Совпадение? Очень может быть? А если нет? Что это должно значить? Элементарно, Ватсон! То, что убийца – моряк. Плавает по морям, как там в песне поется? «По морям, по волнам. Нынче здесь, завтра там». Однако неужели он, Осипов, самый умный? Неужели никто другой не обратил внимания на столь очевидное совпадение? А может, и не обратил. Ведь список был составлен только что. И общее для всех жертв лишь одно: обстоятельства смерти. Надо думать, что за три года, а именно такой срок охватывает список, нераскрытых убийств по Союзу гораздо больше. Осипов закурил и задумчиво выпустил пару голубоватых колец.

С другой стороны, в списке двадцать восемь человек, остальные семнадцать никакого отношения к морю, даже к воде, не имеют. Разве что Рустамова найдена неподалеку от арыка. Может, все-таки случайность? Как бы проверить? А ведь несложно! Через неделю он отправляется в Крым, и именно туда, где осенью прошлого года убили Поволокину. Можно будет на месте узнать, что и как. К тому же с ним едет Безменов. Ему и карты в руки. Правда, захочет ли в отпуске снова возвращаться к надоевшей работе? Ничего, попробую уговорить.


Содержание:
 0  Черное дело : Алексей Атеев  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Атеев
 2  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев  3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев
 4  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев  5  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев
 6  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев  7  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев
 8  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев  9  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев
 10  вы читаете: ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев  11  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 12  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Алексей Атеев  13  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев
 14  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев  15  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев
 16  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев  17  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев
 18  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев  19  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев
 20  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев  21  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев
 22  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  23  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 24  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  25  Девять месяцев спустя : Алексей Атеев
 26  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Атеев  27  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев
 28  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев  29  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев
 30  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев  31  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев
 32  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев  33  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев
 34  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев  35  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев
 36  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  37  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 38  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  39  Девять месяцев спустя : Алексей Атеев



 




sitemap