Фантастика : Ужасы : ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




ГЛАВА ТРЕТЬЯ

11941 год, июнь. Окрестности Югорска

Убийство директора детского дома и его жены надолго выбило воспитанников, да и учителей из колеи. Фактически никто не учился. Все были заняты досужими разговорами, строили предположения, выдумывали самые дикие теории. Несмотря на отличную погоду, большинство детей забивались в спальни и с каким-то жгучим болезненным любопытством продолжали дискутировать по поводу преступления. Дошло до того, что по детскому дому поползли и вовсе зловещие неправдоподобные слухи, будто кто-то, конкретно кто, не называлось, видел ночью призраки директора и его жены. Окровавленные, в разорванном белье, они будто бы ходили возле окон своей квартиры. Многие этому верили.

Лишь один Сережа, как ему представлялось, знал правду и нисколько не сомневался, что директора убил именно он. Как и почему, Сережа не знал, но был твердо уверен в своей причастности. Почти каждую ночь, раз за разом, в его сознании, словно мгновенные вспышки, возникали картины преступления. Разинутый в немом крике рот директорши, совершенно белые безумные глаза директора. И кровь… Фонтаны крови. Почему он их убил? Этот вопрос мучил мальчика с каждым днем сильнее и сильнее, и скоро ему стало казаться, что он сходит с ума. Пойти самому в милицию? А выход ли это? Да и зачем? Не в наказании и искуплении виделся ему выход, а в установлении причины, почему именно он совершил убийство. Почему он? И чем больше Сережа размышлял над причиной преступления, тем явственней осознавал, что все физические и нравственные изменения, происходящие с ним, начались два года назад с посещения острова на болотах, с ночевки, грозы возле таинственного каменного сооружения. Раньше он даже не задумывался об этом событии, теперь же все чаще стал припоминать подробности, выискивать дотоле неведомые связи. Он почти не общался с ребятами, перестал посещать свою повариху и только думал, думал…

Занятия кончились. В это время в прошлые годы детдомовцы собирались в пионерские лагеря, но в этом году они почему-то остались при детдоме. Предоставленные самим себе дети неприкаянно бродили по территории, не находя занятия. Воспитателей непрерывно таскали в милицию, и им было не до выполнения педагогических обязанностей. Тяжелое чувство уныния и подавленности, казалось, стеной окружило и без того не особенно веселое заведение. Несколько человек убежало. Двоих поймали и вернули, а остальные так и оставались в бегах. По вечерам ребятишки уходили с территории ненавистного детдома, собирались в окрестных перелесках, жгли костры, пекли украденную в столовой картошку, а иной раз жарили кур. В поселке их начинали побаиваться, не раз и не два пытались жаловаться, но безрезультатно. Всем было наплевать.

Сережа думал, думал и, наконец, надумал. Казалось, кто-то изнутри подсказывал, что ответ на все вопросы, выход из тупика можно найти только на острове возле каменной гробницы. Там в него вселилось нечто, там оно может покинуть его. Однако как добраться до острова? Сережа плохо представлял, в какой стороне его бывший дом, но что-то уверенно подсказывало, что старое пепелище он найдет без труда. Это казалось странным. Ведь Сережа хорошо знал, что летней порой добраться до заимки почти невозможно. Тайга и болота надежно скрывали ее. Сама мысль побывать в тех местах рождала в душе смутные ощущения некой вины, скорее даже неосознанной гнетущей тоски.

Наступило время июньского полнолуния, но ничего не произошло. Правда, он испытывал некое неясное томление, поднимая голову к сверкающему в вышине диску.

Июнь между тем катился к своему завершению, а внутри Сережи словно что-то зудело, подталкивая к бегству из детдома, к возвращению в тайгу. Но как идти туда одному?

Как-то вечером Сережа отозвал Соболя в сторону. Тот был несколько удивлен, но последовал за ним.

– Послушай, Юра, – он в первый раз назвал Соболя по имени, – тебе не надоело здесь торчать?

– Допустим, надоело, – осторожно ответил Соболь, – а что ты предлагаешь?

– Сбежать.

– Как это?.. – Соболь сделал неопределенный жест в сторону здания детдома. – Сбежать, конечно, можно, но куда? А вообще я не ожидал от тебя ничего подобного.

– Мало ли что… Уж больно тут надоело.

– Так куда бежать?

– В лес.

– В лес? В какой еще лес? Что там делать? В индейцев играть? Чем мы будем питаться? Глупости все это…

– Нет, ты послушай. Я тебе не рассказывал… – Сережа замолчал. – Когда нас, мою семью то есть, арестовали, мы жили в глухой тайге, скрывались…

– Что-то такое я слышал, – сообщил Соболь.

– Так вот, – продолжил Сережа, – отец мой случайно наткнулся на золотую жилу…

– Врешь! – Соболь внимательно посмотрел на Сережу.

– Чего мне врать? Весь год мы мыли золото, а потом нагрянули чекисты. Золото там и осталось. Спрятанное. Можно вернуться и забрать, а уж потом…

– И что потом?

– Там видно будет. Главное, найти его.

– А ты знаешь, где оно спрятано?

– Конечно. На одном из островов посреди болота.

– И далеко туда добираться?

– Порядочно. Но добраться можно.

Соболь замялся, он верил и не верил Сереже. Его тянуло к приключению, но врожденная осторожность заставляла настороженно относиться ко всяческим авантюрам.

– Я подумаю, – наконец вымолвил он, – ну-ка расскажи мне еще раз про ваше житье в тайге.

И Сережа стал вдохновенно врать. Вернее, враньем был только рассказ о найденной золотой жиле и ее разработке. Однако именно это больше всего интересовало Соболя. Он требовал деталей.

– Много ли вы намыли? – жадно спросил он.

«Сколько же сказать», – лихорадочно соображал Сережа.

– Килограммов пять, – нашелся он.

– Сколько же это на рубли?

– Не знаю. Может, тысяч пятьдесят…

– Так много?!

– А может, и больше!

– Все же мне не верится.

– Дело твое. Не хочешь, я все равно уйду один. Одному, конечно, труднее придется. Но все равно доберусь.

– Ладно, не торопи. Обещал, подумаю.

Через пару дней Соболь сам возобновил разговор.

– Я тут покумекал, – сообщил он, – и вот что решил. Пойти, конечно, можно, только давай возьмем с собой еще кого-нибудь…

– Что за новости?! – Сережа изобразил негодование. – Я тебе одному доверился, а ты разболтал?!

– Никому я ничего пока не болтал, – возразил Соболь, – просто подумал, что вдвоем нам тяжеленько будет, а втроем-вчетвером полегче.

«Ага, – сообразил Сережа, – хочет обезопасить себя, надеется в случае чего на поддержку дружков. Впрочем, главное – добраться до места, а там видно будет. Пусть хоть десять человек берет…»

– Зачем тебе еще кто-то, – тем не менее возразил он, – так мы золото на двоих поделим, а если по-твоему – еще с кем-то делить придется.

– Ну и поделимся, – холодно сказал Соболь.

– Я не согласен.

– Ладно, давай так, – Соболь был готов на компромисс, – делим на двоих, а их долю я из своей отдам.

– Ишь ты какой щедрый, – усмехнулся Сережа. – Кого же ты хочешь взять?

– Косого и Сморчка.

– Ну, конечно, корешей… Ты им уже разболтал…

– Я же сказал, нет. Ждал твоего решения.

– Что ж. Я не возражаю, если ты, конечно, поделишься с ними из своей доли, как и собираешься.

– Заметано, – повеселел Соболь, – начинаем собирать шамовку. Чтобы было чего хавать в дороге. А там как жить будем?

– В погребе должны остаться кое-какие запасы… Рыбы в озере наловим. Может, ружьишко отыщем. Словом, не пропадем.

– А когда ты собираешься отправляться?

– В конце месяца.

– Значит, я говорю с Косым и Сморчком?

– Валяй.

2

22 июня к вечеру по детскому дому прошел слух о начале войны с немцами. Никто толком ничего не знал. Осторожно говорили, что вроде бы германская авиация бомбила наши города. Сережа не придал этим разговорам никакого значения. Он весь был нацелен на побег. Пару раз он проводил «совещания» со своими напарниками. Сморчку и Косому пришлось повторить сказку про золотую жилу. Они сомневались еще меньше, чем Соболь. Особенно возликовал Косой. Почему-то жизнь в лесах необыкновенно прельщала его. О золоте он почти не говорил, видно, оно интересовало его меньше всего. Сморчок же, напротив, пустился в бесконечные рассуждения, что они сделают, когда продадут добычу. В основном трата денег сводилась к покупке несметного количества шоколада и мороженого, поездке в Крым и общению с веселыми девушками. Соболь о своих планах помалкивал, однако чувствовалось, что и он непрерывно размышляет о сладкой жизни.

24 июня факт начала войны был официально подтвержден доставленными в детдом газетами, а на следующий день был назначен побег.

– Это на руку, что началась война. В случае чего скажем, мол, отправились на фронт бить фашистов. Даже если и поймают, особенно ругать не будут, может, даже и похвалят, – сделал заключение Сережа.

Поздно вечером они крадучись выбрались из спальни и бегом пустились прочь. За спинами болтались вещевые мешки, наполненные сухарями, хлебом, консервами, картошкой и другой нехитрой провизией. Ночью ребята достигли железнодорожной станции и сели в товарняк, идущий до Свердловска. Пока все складывалось неплохо. На свердловском вокзале царила обычная для таких мест суета и было непривычно много военных. Видимо, большинство возвращалось из внезапно прерванных отпусков в свои части.

Ребята потолкались среди вокзальной публики, пытаясь узнать, как добраться до Югорска. Наконец выяснилось, что проще всего ловить попутную машину, причем здесь же, на привокзальной площади. Поиски попутки долго оставались безрезультатными. На ребят смотрели в лучшем случае равнодушно, а чаще с подозрением. Наконец нашли запыленный грузовик с затянутым парусиной кузовом, водитель которого ехал в Югорск. Он оценивающе взглянул на ребят.

– А деньги у вас есть?

У них имелось немного денег, но Сергей не стал об этом сообщать и объяснил, что они командированы городским Домом пионеров для сбора редких лекарственных трав. Поверил или не поверил шофер, однако кивнул на кузов.

– Залезайте, а в Югорске поможете разгрузить машину.

Кузов был почти полностью забит ящиками с гвоздями, но ребята кое-как разместились, и машина тронулась.

– Неплохо ты с Домом пионеров придумал, – уважительно сказал Сморчок.

– Толково, – признал и Косой. Соболь, видимо, почувствовал угрозу своему авторитету, потому что явного одобрения не выказал.

Довольно долго петляли по шумному городу, наконец выехали на пыльный тракт. По сторонам замелькали высоченные сосны. Компания беглецов, не спавшая всю ночь и убаюканная тряской, задремала. Неизвестно, сколько прошло времени, но очнулись они от того, что машина внезапно встала.

– Вылезайте, ребята, – услыхали они голос шофера, – приехали.

Грузовик стоял на обочине лесной дороги.

– Вроде еще не город? – спросил Соболь.

– Черт бы ее побрал, – шофер досадливо пнул колесо. – Перегрелся двигатель. Такого вроде никогда не было. Не знаю, что и подумать. Возьмите ведро и принесите холодной воды.

– Да где ее взять?

– Отойдите в лес. Тут кругом болота, так что воды хватает. Только осторожнее. Не провалитесь в топь. Ступайте.

Сергей подхватил ведро, и ребята устремились в лес. Действительно, метров через двадцать под ногами у них захлюпало… Скоро они наткнулись на небольшой бочажок, заполненный прозрачной коричневой водой.

– Дальше не поедем, – сообщил Сережа, наполняя ведро, – отнесем ему и пойдем своей дорогой.

– И ты эту дорогу знаешь? – усомнился Соболь. – Ведь кругом топи, увязнем – и привет…

– Знаю, если боишься, можешь возвращаться.

– Да нет, я так… – смешался Соболь, – просто хотел выяснить.

– Мы остаемся, – сказал Сережа шоферу.

– Да как же… Ведь до города доехать хотели.

– Здесь много редких целебных трав.

– Как знаете. Смотрите только, с болотом шутки плохи. Поосторожней. – И машина уехала.

Мальчики стояли на краю дороги в растерянности, и только Сережа, казалось, был спокоен. Он достал из вещевого мешка топорик, срубил четыре молоденькие елочки, очистил их от веток и вручил каждому из товарищей.

– Теперь все зависит только от вас. Будете во всем слушаться меня, ничего не случится, но только попробуйте делать по-своему – может произойти беда. Каждому из вас даю по слеге, – он протянул оструганную жердь, – идти только за мной, шаг в шаг. Если вдруг провалитесь, втыкайте в болото слегу и опирайтесь на нее. Если она не достанет дна, бросайте перед собой и тоже попробуйте опереться.

– Ты прямо какие-то страсти рисуешь, – попробовал пошутить Соболь, – напугать нас, что ли, хочешь?

– Никого я пугать не хочу.

– Чего ты, Соболь, все к нему привязываешься, – неожиданно подал голос Сморчок, – не видишь, что ли, он понимает, что к чему, а вот ты не понимаешь. Сейчас он у нас главный.

– Да я ничего… – стушевался тот, – пусть ведет. – И они гуськом зашагали по лесу.

День клонился к вечеру, было тепло, но пасмурно, то и дело принимался накрапывать мелкий дождик, однако почти сразу же прекращался. Низкие тучи временами, казалось, задевали верхушки высоченных сосен. Правда, таких сосен было не так уж много, в основном они стояли на небольших песчаных возвышенностях. Кругом же господствовала поросль осин и березняка. Под ногами то и дело хлюпала вода, но настоящего болота пока не наблюдалось. Это была скорее низина с оставшейся от паводка избыточной влагой. Кроме осин и берез, в лесу в достатке росла черемуха. Она уже совсем отцвела, и только кое-где на ветках сохранилась увядающая, еще совсем недавно снежно-белая кипень. Последние цветы черемух, видимо, пахли сильнее всего, потому что ее нежный печальный аромат, который нельзя ни с чем спутать, еще витал в воздухе. Под ногами густым ковром росли ярко-желтые крупные пахучие цветы, которые в народе называют купальницей. То тут, то там попадались кукушкины слезки, мелкими розовыми цветами цвел вереск. Нежные лиловые колокольчики едва заметно раскачивались на тонких длинных стебельках. Где-то в вышине посвистывали невидимые лесные птахи. Северное лето только началось, но довольно скоро должно было закончиться, и все спешило жить.

Сережа уверенно шел вперед, как будто путь был ему хорошо известен. Готовясь к путешествию, он стянул из кабинета физики компас, но за всю дорогу взглянул на него всего лишь раза два. Направление, по которому они двигались, шло строго на север.

Начинало темнеть, и Сережа решил не рисковать и расположиться на ночевку. Тут как раз попалось сухое возвышенное место с росшими на нем несколькими соснами.

– Шабаш, пришли, – сказал Сережа, сбрасывая с плеч мешок.

– Уже? – удивился Соболь.

– На ночлег остановимся здесь, – объяснил предводитель, – а завтра пойдем дальше.

Соболь, казалось, был разочарован. На лице его появилась кислая гримаса. Он рухнул на землю, и пока ребята собирали хворост для костра, продолжал неподвижно лежать, уставившись в темнеющее небо.

За полчаса насобирали целую гору сушняка. Развели костер, поставили вариться в котелке картошку, придвинули к огню чайник и разлеглись с подветренной стороны на предусмотрительно захваченных из детского дома стареньких одеялах. Поужинали уже почти в темноте, напились чаю. Соболь и Сморчок закурили.

– Хорошо, – неожиданно сказал Косой.

– Чего же хорошего? – немедленно откликнулся Соболь.

– Как чего? Воля!

– Воля… – насмешливо повторил Соболь. – Ну и на кой черт тебе воля?

– Дышать легче.

– Дурачье! – Соболь сплюнул в костер.

– Чего тебе все не нравится? – вступил в разговор Сморчок.

– А почему мне должно все нравиться?

– Коли не нравится, зачем пошел с нами?

– Тебя забыл спросить.

– А что, в детдоме лучше? – спросил Косой.

– Ты, Васек, вроде из колхоза?

– Ну и что?

– Хлебопашец?

– Батянька пчел имел. Пасеку. Как весна, уезжал в лес, нас с собой брал. Я лес люблю… Потом его, правда, того… Забрали. В колхоз долго не хотел вступать. Ну его и подгребли, и мать заодно. А нас в детдом… Да ты ведь знаешь.

– Вот и видно, что ты в лесу вырос. Жили в лесу, молились колесу…

– Ты что же, хочешь сказать, что я дефектный?

– Что ты, Васек, как можно, – издевательски произнес Соболь. – А я вот раньше в лесу почти и не бывал. На даче, если только, да какой там лес! Я городской. Мне нравится, когда большие обставленные комнаты, красивая мебель, музыка играет, накрытый стол, гости… Чтобы свет отражался в бокале с рубиновым вином, – он, видимо, повторил слышанную когда-то фразу. – Чтобы жизнь сверкала и кипела. А что лес? Елки да палки. Тоска! – Он замолчал и уставился на огонь.

– Я вот тоже в городе вырос, – сказал Сморчок, – а я что видел? Какие там бокалы с рубиновым вином. Общий барак. Отец вечно посменно на заводе. Мать хоть и не посменно, но тоже пашет, света не видя. А музыка?.. Трофим у нас был. Машинистом на паровозе работал. Тот как подопьет, достает из-под кровати гармошку и пиликает разную ерунду. Вот и вся музыка. Вина сроду никто не употреблял, все больше «беленькую» или самогон. Недалеко от барака с завода ручей вытекал, красный такой. Вот возле этого ручья мы и резвились. Корабли пускали, лягух надували… Это спервоначалу. Потом другое занятие нашли. К ручью ходили не только мы, пацаны, но и кто постарше. Работяги с бутылкой. Парни с девками. Работяги подопьют, на солнышке их разморит, а мы тут как тут. Шмон наведем. А парень девку под кустом завалит, ну мы опять же сеанс ловим. А если парень или девка знакомые, на понт берем, мол, сейчас пойдем про вас все расскажем. Они и откупались…

– Кусочник ты! – презрительно проговорил Соболь.

– Ладно, чистоплюй, не гоношись. Матку в столовой прихватили. Проворовалась. Хищение социалистической собственности. Дали ей десятку и… привет семье. Не знаю, что уж она за социалистическую собственность тягала, только достатка особого у нас не замечалось. Десятку-то дали с конфискацией. Пришли вещи описывать, так даже смеялись… Только матку забрали, папаша приволок откуда-то новую маму. Грех жаловаться, особо не обижала. Попробовала бы только… Короче, учебу я забросил, связался с домушниками. Ну и… По малолетству и в детдом попал. В детдоме, конечно, не так уж плохо. Кормили, простынки белые, а все же здесь лучше. В этом я с Васькой согласен. Вот найдем золотишко и заживем.

– Как же ты заживешь? – поинтересовался Соболь.

– Ну как? Известно. В Крым махну, к морю. Вино и женщины.

– Сейчас война, какой там Крым?

– Какая война! Она кончится за месяц-другой. Победоносная Красная Армия войдет в Берлин, уж поверьте мне.

– Ну-ну. Ты прямо пророк. – Соболь захохотал. – Слушай, Дикий, – обратился он Сереже, – а ты со своим золотом что делать будешь? Тоже на женщин потратишь? Ты, говорят, с поварихой Дуськой шуры-муры крутил? Было?

– Да-да, – жадно запросил Сморчок, – расскажи, Серый, какая она, Дуська? Правда ли ты ее?.. Ну расскажи? – канючил он.

Но Сережа молчал, поглощенный своими думами.

– Да ну его, – сказал Соболь. – Спит, что ли. Что там Дуська, шалашовка дешевая… С деньгами таких женщин можно отыскать. Золото будет, я через границу подамся.

– Через границу?! – изумился Сморчок. – Как это? – Очень просто. В Турцию или Иран.

– А потом?

– Потом в Париж.

– Ну, значит, в Америку.

– Ерунда это все, – хмыкнул Сморчок. – Через границу не проберешься. Помнишь, как на политинформации рассказывали про Карацупу и его собаку, как ее там звали, Ингус или Индус…

Соболь загадочно усмехнулся.

– Было бы золото. Тогда бы никакие Карацупы не были страшны.

– А я бы в лесу остался жить, – сказал Косой. – Здесь ни войны, ни собак, ни пограничников, ни воров… Тихо, спокойно…

– Только медведи бродят, – ехидно подсказал Соболь.

– Нет, ребята, – неожиданно вступил в разговор Сережа, – в лесу нельзя. Не место тут человеку. Мы вон два года жили… Так уж лучше в тюрьме.

– А мы думали, ты спишь, – откликнулся Соболь, – так, говоришь, в лесу плохо?

– Нет, не плохо. Тут спокойно, просторно. Но не человеческий это покой. Не людской…

– А какой?

– В лесу, конечно, страшновато иногда бывает, – перебил Косой. – Особенно в таком, как этот. Здесь всякая нечисть водится.

– Какая еще нечисть?

– Лешие, лесовухи.

– Ну пошел: лешие! Бред все это!

– Не скажи, – Косой поковырял костер палкой, отчего в темное небо взвился сноп искр. – Лешие точно есть. Батянька нам часто рассказывал разные истории про леших. Вроде даже сам видел его, проклятого. Вот, помню, говорил, как его крестная пошла вместе с другими бабами на болото за ягодой. Вот, значит, они набрали полные туеса и вроде домой засобирались. Вдруг смотрят, какая-то женщина поодаль идет, вся в черном, и платок тоже черный, прямо на глаза надвинут. Они дивятся: кто, мол, такая? А та прямо в болото и идет по нему, не тонет. Те сразу поняли – лесовуха. Заманивает их, значит.

– А дальше что? – спросил Соболь.

– Да ничего. Ушла она своей дорогой.

– Так чего же не заманила?

– А вот еще был случай, – продолжил Косой, не обращая внимания на реплики Соболя, – только это давно, еще до революции случилось. Одну девчонку крестили, и тут мимо проходил какой-то старик. Позвали его за крестного. Он и говорит родителям: пускай, как моей крестнице шестнадцать лет будет, приходит ко мне в избу, я ей подарок сделаю. А это леший был. Вот девчонка растет. Подросла до положенного срока, тут ей и рассказали. Делать нечего, отправилась в лес, нашла избушку. Видит, в сенях бочка, полная крови стоит, смотрит на печку – там подвешены головы и руки человеческие, заглядывает в голбец – там кишки лежат, сунулась в печку, а там жарятся титьки женские.

Вошел крестный. Девка с ним поздоровалась, говорит, я тут без тебя осмотрелась.

– Ну и ладно, – тот отвечает.

– А что это у тебя голова и рука на печке?

– Говядина вялится.

– А кишки в голбце?

– Солонина к лету.

– А кровь в бочке?

– Это квасок.

– А титьки в печке зачем?

– Это жаркое мне на обед. Не хочешь ли со мной поесть?

Она согласилась. Вынули титьки из печки. Она осторожно ест, а он с жадностью. Съел, а потом за крестницу принялся…

– Сожрал, что ли? – захохотал Соболь.

– Ну!

– А как же узнали, что он ее сожрал? Ведь свидетелей не было – он что же, пошел к ее родителям и рассказал?

– Что ты все привязываешься, – разозлился Сморчок, – что да как? Тебе какое дело? Рассказывай дальше, Васька.

– Стойте, пацаны, – шепотом сказал Косой, – глядите! Видите, кто-то стоит… – он кивнул куда-то за костер.

– Где стоит? – испуганно спросил Сморчок.

– Да вон он, вроде уходит.

– Ага, вижу, – севшим голосом пробормотал Сморчок. – Точно кто-то там есть.

– Где же этот? – насмешливо спросил Соболь у Косого.

– Вроде был!

– Вроде! Сами себя пугаете своими дурацкими сказками. Давайте спать. Вон Дикий уже давно дрыхнет, так вы договоритесь, что мальчики кровавые в глазах появятся.

Он завернулся в одеяло и затих, а Васька и Сморчок еще долго лежали без сна, таращась во тьму.

3

Утро выдалось ясное и свежее. Вчерашних туч словно и не бывало. Ребята поднялись, раздули костер, позавтракали и двинулись вперед.

На этот раз лес, по которому они шли, был совсем сухой. Осинник вовсе исчез, а березы попадались только старые и очень большие. Но в основном лес состоял из огромных, высоченных сосен. Был он светел и гулок, словно храм. Под ногами глянцевито поблескивали заросли брусники с сохранившимися кое-где прошлогодними ягодами. Ребята весело перекликались, стучали палками по стволам сосен, сгоняя дятлов. Даже скептик Соболь заметно повеселел и насвистывал какую-то песенку. Один Сережа, словно автомат, двигался вперед и не замечал окрестных красот.

Болото, настоящее болото началось неожиданно. Только что шли по ровной сухой земле, и вдруг перед глазами предстало оно, чуть подернутое рябью. Болото поросло невысокой осокой, остролистом и еще какими-то неведомыми водными растениями.

– Что же дальше? – спросил Соболь. – Похоже, пришли?

– Дальше через болото, – ответил Сергей.

– Но это невозможно.

– Попробуем. Помните, что я вам говорил. Только идти строго за мной. След в след. Не забывайте о слегах. В случае чего опирайтесь на них.

– Но как же по воде? – недоумевал Сморчок.

Не отвечая, Сережа разделся, связал вещи и закинул их за спину. Вещевой мешок он перевесил на грудь. Остальные неуверенно последовали его примеру.

– А нельзя обойти? – задал вопрос Соболь.

– Нельзя, – ответил Сережа. – Болота тянутся на сотни километров.

– Вот попали, – Соболь явно сомневался в успехе, – может, вернемся? На кой черт нам это золото. Тут сгинуть можно, причем очень запросто.

Сережа равнодушно пожал плечами.

– Дело ваше. Я насильно никого за собой не тяну. К тому же предупреждал, что дорога будет нелегкой. – Не вступая больше в дискуссию, он пошел вдоль берега, отыскивая начало пути. Он даже не оглядывался, уверенный, что остальные следуют за ним. Да и куда им было деваться!

Примерно через километр на краю болота он увидел торчащую из воды черную, наполовину сгнившую жердь. Чуть поодаль еще одна, за ней еще… Похоже, кто-то давным-давно отметил таким образом безопасный путь.

Сережа уверенно шагнул в воду. Здесь было неглубоко, всего лишь по щиколотку. Нога слегка увязла, но в целом дно было довольно твердое. Он осторожно двинулся вперед, ощупывая путь перед собой. По плеску позади он понял, что мальчики идут за ним. Так от жерди к жерди они медленно продвигались вперед. Идти было на удивление легко. Он обернулся. Товарищи тоже, видимо, почувствовали облегчение. Казалось, опасность, о которой он их предупреждал, была мнимой.

Чем дальше они шли, тем дно постепенно опускалось, становилось все более вязким. Вода была очень теплой.

– Долго еще? – спросил Соболь. – Уже часа два идем, а конца не видно.

Сережа промолчал, продолжая шагать размеренно и неторопливо.

Внезапно позади раздался истошный крик.

Он резко обернулся и увидел, что Сморчок, сбившись с тропы, провалился в топь. Про палку он, конечно, забыл и теперь барахтался, дико вопя и бессмысленно колотя руками по взбаламученной болотной жиже.

– Успокойся! – крикнул Сережа и осторожно стал продвигаться к тонущему. Остальные в испуге застыли на месте, не пытаясь даже помочь.

Сережа медленно приблизился к мальчику и вдруг почувствовал, что еще один шаг, и он сам угодит в трясину.

– Держи! – крикнул он и протянул Сморчку конец слеги. Однако тот никак не мог дотянуться. Его заметно затягивало все глубже. – Идите ко мне, – приказал Сережа стоящим сзади ребятам. Те неуверенно приблизились.

– Держите меня за ноги, – скомандовал он и лег на воду, полуползком, полувплавь приближаясь к тонущему Сморчку. Тот судорожно ухватился за конец палки.

– Теперь тащите! – крикнул Сережа. Они дружно потянули, но Сморчок увяз основательно.

– Перебирай руками! – посоветовал Сережа, чуть не потеряв палку, настолько был силен рывок тонущего.

– Тащите же!!! – заорал Сережа.

Последовал мощный рывок, и утопающий вроде чуть-чуть освободился из объятий трясины. Сережа смог встать на твердый грунт. Теперь они тянули втроем. Грязь зачмокала, захлюпала, и мальчик понемногу стал выбираться. Наконец он освободился полностью и теперь стоял перепачканный с ног до головы. Его трясло.

– Вперед, – приказал Сережа, не прибавив больше ничего, считая, что теперь они и так будут идти с предельной осторожностью.

Шли еще часа три и наконец увидели впереди полоску леса. Последний бросок – и они на твердой земле. Мальчики без сил рухнули прямо на берегу. Полчаса они без движения лежали на мягкой зеленой траве. Наконец Косой подал голос:

– Сейчас бы чайку.

Но оказалось, что, барахтаясь в трясине, Сморчок утопил чайник. Немного перекусили сухарями и двинулись дальше. Все молчали, даже Соболь перестал спрашивать, сколько еще идти. Если он и сожалел о затеянном, то не подавал вида. Прошли еще километров пять, и наконец Сережа увидел вдали берег знакомого озера. До заимки оставалось не более часа пути.

– Скоро будем на месте, – сообщил он.

Никакой реакции не последовало. Либо товарищи настолько устали, либо просто не верили, что когда-нибудь придут. Однако они все же дошли. Вдали показались крыши заимки, и в душе Сережи словно что-то оборвалось. Не обращая внимания на крики сзади, он бросился бежать к родным стенам.

Дверь в дом была приотворена, и когда Сережа растворил ее, под ноги ему бросился какой-то маленький зверек. Внутри пахло тленом, царило запустение. Он растерянно побродил по комнате, поднял с пола объеденную мышами книжку. Это был «Робинзон Крузо». Сережа печально усмехнулся… отбросил книжку прочь, вышел на воздух. Подошли остальные. Они, несмотря на усталость, с любопытством осматривались, удивленно цокали языками.

– Здесь, значит, вы и жили, – констатировал Соболь, – неплохое местечко…

Немного отдохнув, Сережа отправился на озеро, наловил рыбы, нашел в доме сковородку, чайник, приготовил отличный обед. Наевшись, мальчики разлеглись в тени, а Сморчок отправился на озеро мыться и стирать одежду. Только Сережа не находил себе места. Он никак не мог забыть падающего в снег отца.

Скелет он нашел почти сразу. Побелевшие кости лежали в высокой траве, рядом валялось ржавое ружье. Сережа хмыкнул: хотел с двустволкой против солдат. Он некоторое время постоял над останками отца, потом пошел в дом, нашел лопату и стал рыть могилу.

– Чего это ты? – спросил подошедший Косой.

Сережа молча кивнул в сторону скелета.

– Ой! – в испуге воскликнул мальчик. – Это кто еще?

– Отец, – односложно ответил Сергей.

– Отец? – переспросил оказавшийся рядом Соболь. – Как это?

– Убили его здесь, – опершись на лопату, объяснил Сергей, – чекисты… Зимой… Два года назад. Он хотел отстреливаться…

Косой поднял с земли ржавое ружье.

– Этой, что ли, пукалкой?

– Ружье!!! – заорал пришедший с озера Сморчок. – Сейчас постреляем…

– Тише ты, – одернул его Косой и показал на скелет.

Сморчок примолк и только водил круглыми глазами по лицам товарищей. Веселье как-то само собой прошло. Вырыли могилу, похоронили останки, постояли немного перед невысоким холмиком.

– Крест надо бы поставить, – неуверенно предложил Косой.

– Давайте лучше камень, – сказал Сережа, – камень не сгниет, не порушится. Всегда стоять будет.

Приволокли здоровенную глыбу красного гранита и увенчали ею могильный холм.

Вечером разожгли костер, улеглись возле него, молча смотрели на заходящее за кромку леса красное солнце.

– Расскажи, как вы тут жили, – неожиданно попросил Соболь.

Сережа неторопливо стал рассказывать. Мальчики не перебивая слушали, иногда вздыхали каким-то своим думам.

– А я бы здесь остался, – сказал Косой.

– Ты же слышал, невесело здесь, – заметил Соболь.

– А мне было бы весело. Главное, чтобы ружье имелось, припасы, собака. Мне людей не надо.

– А как же лешие? – насмешливо спросил Соболь.

– Да уж постарался бы ужиться с ними, – серьезно ответил Косой.

– А где золотишко? – напомнил Сморчок.

– Не здесь, на болотах…

– Опять по болотам идти надо? – подозрительно спросил Соболь.

– Надо. Но там путь более безопасный.

– Знаем мы эти безопасные пути!

– Не хочешь, не ходи. Я сам принесу.

– Нет уж, – пробормотал Соболь, подумав минутку, – все пойдем…

– Да куда спешить? – Косому явно было наплевать на золото. – Побудем тут, рыбку половим, осмотримся. Ты говоришь, есть и порох, и дробь? – обратился он к Сереже.

– Были где-то. Еще одно ружье имелось, найти только надо.

– Отлично! Поживем недельку-другую…

– Мы сюда не за этим пришли, – возразил Соболь.

– За этим, не за этим…. Куда ты все спешишь?!

– Живи, тебе никто не запрещает. А мы золото заберем – и будь здоров!

– Вот ты, Соболь, говорил, что уедешь из страны нашей, – вдруг ни с того ни с сего вспомнил Сморчок, – а ведь все равно поймают.

– Не поймают.

– Люди в таких дебрях жили, и то нашли, – не сдавался Сморчок. – Специально прилетели на аэроплане.

– Заложил кто-нибудь. Дикий же говорил, что отец в город ходил. Там и заложили. А сидел бы на одном месте, наверняка и сейчас жив был. За границу надо было бежать.

– Чего ж твой батька не сбежал?

– Мой… Мой не ждал, что его арестуют, даже и предположить не мог.

– А эти, значит, ждали.

– Чего ты привязался?! Каждый по-своему живет, своей головой думает.

– За нас один человек думает, – сказал Косой.

– Кто это еще?

– Товарищ Сталин.

Все замолчали, обмозговывая это сообщение.

– Оно, конечно, так, – осторожно произнес Сморчок, – только как же он за всех думать может? Какой бы гениальный ни был…

– А так. Каждый гражданин в нашей стране должен жить по его усмотрению. И нигде не скроешься. Хоть на Северный полюс заберись. А везде он найдет. Не сам он, конечно. А по-своему жить не моги. Не выйдет. У нас только медведи могут жить по-своему.

– И лешие, – ехидно произнес Соболь.

– Ага, и лешие. Есть у тебя золото, нет ли, роли не играет. Вот маршалы эти: Тухачевский, Блюхер, на что уж великие люди, в учебниках портреты нарисованы, а оказались врагами народа. Никому в нашей державе нет покоя. Одному ему. Усатому. Да и он, наверное, всех боится. Оттого и лютует.

– Смотри-ка, какой ты политически грамотный, – удивленно произнес Соболь, – не ожидал. Но ведь и сам подтверждаешь мою мысль: бежать надо отсюда, бежать…

– Да куда тут убежишь? Некуда.

4

Два дня прожили ребята на заимке. Погода стояла отличная, они купались, ловили рыбу, но нет-нет да и заговаривали о золоте. Сережа отмалчивался, с каждым днем он все отчетливее осознавал: если они пойдут на остров, произойдет что-то еще более ужасное, чем в первый раз. Но что именно? Он не знал. Но нечто как бы подталкивало его в спину. Неведомое, чрезвычайно могучее, властное и неумолимое. Это неведомое заставляло сбежать из детдома, оно остановило машину в нужном месте, оно провело сквозь топь. Но зачем? Что ему нужно?

Этим вечером они снова пристали к Сергею. Уже не просили – требовали. Молчал только Косой. Чувствовалось, что его вполне устраивает жизнь на заимке и никакого золота ему не нужно.

– Хорошо, – сказал Сергей в ответ на бесконечное нытье, – завтра с утра идем. Только учтите, что путь дальний, дойдем туда к вечеру, и скорее всего придется на острове заночевать.

– Можно, я не пойду? – попросил Косой.

– Пойдешь! – властно заявил Соболь. – Все так все!

Косой поморщился, но промолчал.

Следующим утром тронулись. Взяли с собой продуктов и зашагали вслед за Сергеем. На этот раз дорога была ему хорошо знакома, и его спутники, видимо, чувствовали это, потому что двигались, как на прогулке, сначала с шутками и смехом, веселясь, как малые дети. Был полдень, когда они дошли до начала гати.

– Снова через болото? – недовольно спросил Соболь.

– А ты как хотел?! – неожиданно разозлился Сережа. – Тебе бы все «вынь да положь». Не выйдет, дорогой товарищ! Впрочем, ты можешь оставаться здесь и ждать нашего возвращения.

– Ладно, не обижайся, это я так.

– Я пойду, как всегда, впереди, – сказал Сережа, – а вы следом. Только сохраняйте дистанцию. Бревна довольно гнилые, и скучиваться нам не стоит. – И они зашагали.

Доски гати слегка покачивались в мутной жиже, рождая безотчетную тревогу, но Сережа старался не думать о том, что им предстоит впереди. Погода была ясной и солнечной, но стоило им прошагать приблизительно половину пути, как небо затянуло тучами и подул холодный ветер… Наконец показался первый остров.

– Этот, что ли? – нетерпеливо спросил Соболь.

– Нет, следующий. Идти еще довольно далеко.

– Интересно, что за люди дорогу в болоте проложили? – поинтересовался Сморчок.

– А кто его знает? – Сережа был не склонен вступать в беседу.

– Ведь это же какая работа, – не унимался Сморчок, – не на одну неделю.

– Не на один месяц, – поправил его Соболь… – Послушай, если на остров проложена такая основательная тропа, значит, люди там бывали довольно часто? А?

– Наверное, – неопределенно сказал Сережа.

– А ты нам плел, что золотую жилу вы с отцом открыли.

– Почему плел? Мы и открыли.

– Сомнительно что-то, – подозрительно произнес Соболь, – народ здесь шастает, можно сказать, как на центральной улице города, и никто ничего не замечает?

– За последние два года мы скорее всего первые.

– Так это сейчас, а раньше?

– Насчет раньше я не знаю, не присутствовал. Может, они сюда вовсе не за золотом ходили?

– А за чем?

– Увидишь…

Соболь почему-то замолчал и покорно двинулся дальше.

Остров показался так же неожиданно, как и в первый раз. Казалось, он возник из мутных вод по чьему-то нелепому желанию. Едва ступили на берег, как спутники Сергея, обгоняя друг друга, бросились вперед, словно были уверены, что золото лежит прямо на поверхности. Сережа остался внизу, а они вскарабкались на крутой обрыв и исчезли среди сосен. Через полчаса вернулись и недоуменно смотрели на лежащего на теплом песке мальчика.

– Ты чего же не идешь? – крикнул сверху Соболь.

Сережа лениво приподнялся на локте.

– Куда спешить, вон уже темнеет.

– Показывай, где золото!

Сережа встал и неторопливо вскарабкался по откосу.

– Ну чего тебе так не терпится? – насмешливо спросил он у Соболя. – Или думаешь прямо отсюда в Турцию убежать?

– Ты мне зубы не заговаривай. Я давно подозреваю.

– Что ты подозреваешь?

– А то! Ты сам хочешь золото забрать, а нас здесь кинуть.

– Глупости, – рассмеялся Сережа. – Если бы я хотел забрать золото сам, то зачем же тащил вас с собой?

– Не знаю. Может быть, на всякий случай. Мало ли что в тайге произойти может… А теперь закроить хочешь.

– Так или иначе, но наступает вечер. Мы устали. Не проще ли дождаться утра, а уж тогда приняться за дело? Золото спрятано довольно основательно.

– Слышали уже. Веди нас к месту, где оно спрятано.

– Да пожалуйста… Идемте.

Они двинулись вслед за Сережей и довольно скоро вышли к глубокой впадине, где находился дольмен.

– Там, – кивнул Сережа на дно ямы.

Ребята, срываясь и падая, рванулись вперед.

– Тут какая-то могила, – закричал Сморчок, добравшись первым.

Ребята сгрудились возле дольмена.

Сережа безучастно стоял на краю впадины.

– Где же твое золото?! – заорал снизу Соболь.

Сережа стал медленно и осторожно спускаться.

– Где золото?!

– Внутри этого сооружения.

– Сооружения!!! – передразнил Соболь. – Врешь ты, похоже. Это, могила или что-то там еще, стоит тут давным-давно. Вон, все мхом заросло. Двум людям ее не построить.

– А я и не говорю, что ее построили мы.

– Так где же золото?

– Там, внутри.

Соболь явно разозлился:

– Ничего не понимаю, говори толком.

– Вот видишь, дыра в стенке, – Сережа нагнулся и освободил отверстие от зарослей папоротника. – Туда мы и спрятали бутыль с золотом.

– Отлично, – закричал Соболь, – сейчас мы его достанем.

Он просунул руку в глубь дольмена и стал шарить на ощупь.

– Ничего нет, – растерянно сообщил он, – да там внутри так холодно, словно в леднике. А почему так? Ты смотри на мою руку, она даже заиндевела. Но это пускай. А где золото?

– Чтобы достать бутыль, нужно снять верхнюю плиту, – невозмутимо сообщил Сергей.

– Ты что, издеваешься?! Как же снять? Ее десять человек не сдвинут. В ней тонны две будет. Ну-ка, ребята, попробуем. – Он навалился на плиту. Сморчок и Косой нерешительно последовали его примеру. Плита, конечно же, не поддалась.

– Короче, туфта! – нервно произнес Соболь и сплюнул. – Ты нас за придурков считаешь. Однако тебе это даром не пройдет!

– Странный ты парень, – насмешливо сказал Сережа. – Ты, наверное, думаешь, что все кругом совсем дураки. В том числе и мы с отцом. Так любой сюда придет, сдвинет плиту и заберет золото. Так, что ли? Конечно, запросто плиту не сдвинешь. Нужно срубить лесины и как рычагом подвинуть плиту. Так мы планировали. Завтра мы этим и займемся. Сейчас уже темнеет. Заночуем, а утро вечера мудренее.

– Ты нам зубы не заговаривай. Пословицами он сыплет. Давай топор, я пойду вырубать эти самые лесины.

– Да успокойся ты, Соболь, – подал голос Сморчок, – успеешь, вырубишь… Сейчас костер разожжем, поедим. Устали же как черти…

– Все ты со своей жратвой. Я ему и раньше не очень верил, а теперь и подавно. Водит он нас за нос…

– Зачем это ему?

– Не знаю, но чую – на понт берет.

– Завтра разберемся, – неожиданно поддержал Сморчка немногословный Косой, – а пока давайте к ночлегу готовиться.

Соболь в сердцах плюнул.

– Тоже мне кладоискатели! С вами каши не сваришь! И все равно дело тут нечистое.

Сережа молчал, не пытаясь ничего объяснить. Странное равнодушие овладело им. Разговоры о золоте, столь нелепые в этот час, когда, возможно, решается вся их дальнейшая жизнь.

Внезапно начало как-то неестественно быстро темнеть, будто день ни с того ни с сего проглотила ночь. Рождалось ли это ощущение от того, что они находились в глубокой ложбине или тому были какие-то иные причины? А может быть, это только казалось одному Сереже? Причем ощущение складывалось такое, будто мгла наползает, словно туман, медленно, но неотвратимо. Костер запылал ярче и сверкал, словно огненный глаз неведомого чудовища. Мальчики молча лежали вокруг него.

– Одного я не понимаю, – нарушил молчание Соболь, – почему внутри там так холодно.

– Вечная мерзлота, – авторитетно заявил Сморчок.

– Какая еще мерзлота? Выдумал тоже!

– Тогда почему?

– Я же сказал, не понимаю. Наверное, потому, что за зиму туда через дырку намело снег. Он там до сих пор не растаял…

– Скажешь, как это он не растаял? Вон какая теплынь стоит.

– А может, там какая нечисть живет, – задумчиво произнес Косой. – Там, где нечисть обитает, всегда холодно. В пещерах, ямах разных…

– Ясное дело, нечисть. Леший! – Соболь захохотал.

– Зря смеешься, – спокойно сказал Косой. – Именно в таких вот местах он и гнездится. В старых могилах…

– Да разве это могила?

– А что же? Ясно, могила.

– Хватит тебе, – вмешался Сморчок, – и так здесь жутковато… Давайте лучше поговорим о том, что мы будем делать после того, как золото отыщем.

Тяжелый вздох вдруг раздался где-то совсем рядом. Не будь он таким громким, можно было бы подумать, что вздохнул очень больной человек.

– Что это?! – в испуге вскричал Сморчок.

– То самое, – сказал Соболь, – леший. – Голос его, однако, слегка дрожал.

– Болото это, – пояснил Косой. – Вздыхает… Болота часто вздыхают. Особенно в такую вот жару. А кто говорит, что это утопленники стонут.

– Опять он, опять… – Сморчок почти плакал, – жути нагоняет.

Вздох повторился.

– Правду, что ли, он говорит? А, Сергей? – Соболь старался говорить спокойно.

– Может, и правду, – равнодушно сказал Сережа. – Поставьте лучше чайник на огонь.

– Души покойников мучаются в болоте без покаяния, без успокоения, вот они и стонут, – монотонно произнес Косой.

– Тварь косая! – заорал Сморчок. – Заткнешься ты или нет?!!

– А в лунные ночи они поднимаются из болота и рыщут по округе. Рыщут и рыщут… А кого поймают – с собой утаскивают.

– Нет!!! Я больше не могу!!! – завизжал Сморчок. – Пойдемте назад.

– Ты что?! С ума сошел?! Ночью мы не дойдем. Да и вообще. Не знал, что ты такой бздливый, – насмешливо сказал Соболь.

Неожиданно что-то сильно и пронзительно засвистело в верхушках сосен. Звук был тоскливый и нежный одновременно, словно гигантская флейта пела на одной ноте. Снова что-то или кто-то гулко и тяжело вздохнул.

– Нечистое место, – со спокойствием обреченного сказал Косой, – и он нечистый, – мальчик кивнул на Сережу. – Я давно догадался… Заманил нас сюда.

– Да ветер это… – неуверенно предположил Соболь.

Прямо над их головами, точно ее кто-то вытолкнул из черной прорвы ночи, появилась полная луна. Серебристые ее лучи пронзили мрак и заставили все вокруг светиться призрачным волшебным сиянием. Свет, казалось, шел не с небес, а из-под земли, рельефно выделяя узорчатые листья папоротников. Костер сам собой потух, лишь рдяно тлели угли.

Сережа издал сдавленный стон.

– Ты что?! – испуганно спросил Соболь.

Но он не отвечал, только продолжал глухо стонать, и звуки эти больше были похожи на звериное ворчание.

– Это демон, – шепотом произнес Косой, – нужно бежать. – Но он так и остался сидеть на земле.

В ложбине было светло как днем, и мальчики хорошо видели, как их странный товарищ шагнул к каменному сооружению, навалился на его верхнюю часть и неожиданно довольно легко сдвинул плиту в сторону.

Ребята онемели.

Земля чуть заметно дрогнула, и легкий шелест пронесся среди папоротников.

– Идите сюда, – приказал он.

Ребята как автоматы приблизились к гробнице.

– Смотрите!

Внутри каменного сооружения лежал громадный скелет. На первый взгляд он походил на человеческий, но кости принадлежали не человеку, а огромному медведю.

– Консыг-Ойка, – произнес Сережа непонятное слово.

Скелет был когда-то обложен многочисленными шкурами, но теперь от них остались только гнилые лоскутки. Кое-где среди гнили поблескивали кружочки металла, видимо, монеты. Всюду мерцали рассыпанные крупинки бисера.

Черные глазницы черепа, казалось, неотступно следили за незваными пришельцами. От скелета поднимался чуть заметный парок.

– Он должен воскреснуть. Должен! Но нужна жертва! – Некоторое время он обводил глазами своих спутников, наконец взгляд остановился на Косом.

– Ты!

Косой покорно поплелся к гробнице.

– Положи голову на край!

Косой исполнил приказание и, словно во сне, опустил голову с густой кудрявой шевелюрой на край гробницы.

В руке того, кого они еще недавно называли Сергеем, появился топор… Он резко, коротко и страшно рубанул по шее Косого. Раздался хруст. Фонтан крови хлынул на содержимое гробницы, на кости, гнилой мех, тусклые монеты. Но голова не полностью отделилась от тела и повисла, словно на ниточке, на коже и сухожилиях. Казалось, Косой кланяется неведомому богу.

Тот, кто стоял возле трупа, подставил ладони под слабеющую струю крови.

– Идите ко мне, – произнес он каким-то каркающим голосом.

Соболь и Сморчок приблизились. Похоже, они находились в трансе. Мучнистая бледность покрывала их лица, глаза почти вылезли из орбит.

– Смотрите!

Скелет медведя на глазах обретал плоть. Появились мышцы, сухожилия, наконец кроваво-красное мясо укрыл густой бурый мех. Медведь поднялся на лапах и вдруг, взревев, выпрыгнул из каменного мешка.

– Смотрите же!!!

Медведь встал на задние лапы и пошел на того, кто принес жертву. Остановившись всего в нескольких шагах, он опустился на четвереньки и ударил лапой по земле, словно пытался отбросить что-то невидимое. Он глухо ворчал и не отрываясь смотрел на того, кто принес жертву. Но и тот, кто принес жертву, неотрывно смотрел на медведя.

– Ко мне!!! – заорал он. – Ко мне!!!

Он мазнул окровавленными ладонями Соболя и Сморчка и с силой пригнул их головы к земле. Громадная медвежья башка нависла над мальчиками, и страшные удары лап повергли их наземь. В последнюю минуту они успели заметить, что Сережи рядом нет. Он исчез, словно растворился.

Соболь и Сморчок лежали рядом, ожидая неизбежного конца. Однако смерть не наступала. Медведь тоже куда-то пропал, лишь огромное облако, состоящее, казалось, из абсолютной тьмы, клубилось в лунном свете прямо над мальчиками, источая невероятный холод. Ледяные иголки покалывали головы, мороз проникал внутрь, сковывал все существо, заполнял тела. Они замерзали в самое теплое время года. Но замерзали ли? Время растеклось, словно капля ртути. Их никто не убивал, но с ними самими происходили странные, непонятные изменения. Их прежнее сознание словно высасывали прочь, а его место заполнялось холодом и мраком, мраком и холодом…

– Теперь вас трое, – прозвучал в остатках разума чей-то неведомый голос. – Трое! Вы – части одного целого, но первый – главный. Главный… Главный… Главный… А вы его руки. Руки… Руки… Руки…

Черное облако обволакивало, замораживало, убаюкивало в ледяных объятиях. Томная слабость разлилась по всем клеточкам тела, затопила его, заполнив, казалось, даже самый крохотный волосок. Они пребывали в ледяной неге. Стало так хорошо, как не бывало никогда в жизни. Холод и мрак, оказывается, тоже бывают теплыми и приятными. Рядом будто звенели неведомые серебряные колокольчики, были слышны неясные, но нежные голоса, нашептывающие ласковое и успокоительное. А ослепительный лунный свет ярче солнечного бил в глаза, словно на дно глубоких черных колодцев. Бездонных колодцев зла.


Содержание:
 0  Черное дело : Алексей Атеев  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Атеев
 2  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев  3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев
 4  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев  5  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев
 6  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев  7  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев
 8  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев  9  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев
 10  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев  11  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 12  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Алексей Атеев  13  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев
 14  вы читаете: ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев  15  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев
 16  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев  17  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев
 18  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев  19  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев
 20  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев  21  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев
 22  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  23  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 24  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  25  Девять месяцев спустя : Алексей Атеев
 26  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Атеев  27  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Атеев
 28  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Атеев  29  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Атеев
 30  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Атеев  31  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Алексей Атеев
 32  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Алексей Атеев  33  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Алексей Атеев
 34  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Алексей Атеев  35  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Алексей Атеев
 36  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  37  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев
 38  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Алексей Атеев  39  Девять месяцев спустя : Алексей Атеев



 




sitemap